КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [24.10.2066] Мою вы пьете кровь... (с)


[24.10.2066] Мою вы пьете кровь... (с)

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Время: 24 октября 2066 года.

Место: Кофейня "Бегемот".

Действующие лица:
Беннет Морриган-Джонсон, Максимилиан Лабиен, Люциан Моро

Описание ситуации:
"Если нет риска проиграть, нет и надежды на выигрыш", - говорила героиня романа предыдущих веков. Слишком часто Джонсоны проигрывали. Только сейчас - не 17 и даже не 19 век. На этот раз сидеть и ждать у моря погоды род не намерен. И пока еще не все потеряно, надо пытаться сохранить то, что имеется. А для начало хотя бы встретиться с Главой корпорацией.

Дополнительно:

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (06.06.2015 09:03:03)

0

2

Совет Теней приближался, а вместе с тем нарастало напряжение, царящее в роду. Усугублялось все то, что вопрос, кто займет место Уила, интересовал не только Джонсонов. На вакантное местечко всегда найдутся желающие — и тут к гадалке ходить не надо. Но если для других родов это возможность продвинуться, но для Воронов — реальный шанс все потерять.  И предчувствие грозы над родом витало везде: между старыми вампирами, между сотрудниками ЦИЭМА, которым и без того было не сладко работать под пристальным вниманием Безопасников. И даже молодежь попадала в эту магнитную бурю, о чем свидетельствовали участившиеся стычки между молодыми вампирами.
Надо было действовать. Вот только 6 дней, что прошли со дня смерти Уилла, - это слишком мало, чтобы Беннет смог быстро войти в курс дел. Но ведь никто ждать не будет. А значит, надо было принять решение и выдвинуть своего кандидата. Это только наивные думают, что каждому воздается по заслугам. Ты можешь иметь семь пядей во лбу, но о тебе никто не вспомнит, если у тебя нет «менеджера» или «агента». В разных сферах это называется по-разному. Но сейчас эту роль надо было принять Бену. Проблема была в том, что он сам еще не знал, кого же из рода выдвигать. Сегодня, накануне начала Ежегодной Закрытой дегустации, устраиваемой их родом, он встретился со многими. Талантливые, но агрессивные, слишком мягкие и непоследовательные, были представители мелких ветвей, полные скрытых надежд, что им удастся свою ветвь подтащить поближе к власти. Каждый в чем-то был уникален и каждый имел право занять место Уилла в составе Теней. И Беннет сделал бы выбор, если бы данный выбор зависел от него. Но выдвинуть кандидата — это лишь часть дел. Надо еще, чтобы его поддержали другие тени. А это сложнее, учитывая напряженные отношение Цепешей с Джонсонами (особенно с мужской частью данного рода), а так же недоверие Д'Эстенов после августовских событий к ученым мужьям. Следовательно, встречаться  с ними обоими было бессмысленно. Оставался патриарх Лабиенов — первый глава Корпорации.

К Ежегодной Закрытой Дегустации готовились долго. И решено было не переносить ее даже в виду смерти Патриарха и одного из организаторов данного вечера — Эвана Хета. Новые «кровавые приправы», демонстрируемые на человеческих блюдах, пищевые пилюли, способные заменить людскую пищу, кровь с дополнительными приятными качествами и интересными ароматами. Отдельно представлены новинки для тех, кто верит, будто специальная кровь способная увеличить продолжительность жизни и скрыть первые признаки приближающейся старости. Спрос рождает предложение. И пока будут те, кому это надо, Джонсоны не станут упускать свой шанс увеличить капитал.
Чета Лабиенов не посещала такие мероприятия, но на этот раз Беннет велел выслать им приглашение, обозначив в нем, что среди дегустационных вариантов крови будет представлена кровь с ароматом вишни. О любви патриарха к этой ягоде ходили легенды.
Приглашение на двоих помещено в конверт, доставлено курьером рода и вручено в руки самого Максимилиана. И лишь двумя вещами отличался этот конверт от сотни других: на лицевой части стояла подпись Беннета, а в конверте лежала его визитка. Вот только  ответит ли на приглашение Макс, только вчера вернувшейся из Канады?
Морриган из кабинета, принадлежавшего когда-то Эвану, спустился вниз, в кафе. Кивком ответил на приветствия, выискивая среди присутствующих Патриарха.
Сам он не любил подобные мероприятия и всегда чувствовал себя на них неуютно, хотя искусно прятался за выражением сосредоточенности, будто пытался понять, что хорошего в этом сборище, и уловить позитив толпы.  Выходило, скажем честно, хреново. А между тем время шло, официальная часть должна была вот-вот начаться, а Макса все еще не было. И это заставляло нервничать.

+1

3

- Значит, род д’Эстенов не уничтожен.
- Более того – Лабиены теперь сотрудничают с ними, как никогда до этого.
- На этот раз – Джонсоны. Их уничтожат Пауки? Нет, скорее – Волки.
- Цепешам не выгоден этот род. Цепешам, не Лабиенам.
- Пауки в этот век слишком милосердны. Не к добру это.
- Держат у власти всё тех же, не желают пускать новых. Несправедливо.
- Ещё один акт милосердия или всё же придётся попрощаться с Джонсонами?
- Как знать… как знать.

Обрывки нескольких разговоров. За спиной Максимилиана теперь шептались чуть громче обычного. Все ждали. Ждали решения Теней. Но Макс продолжал молчать, и его окружению приходилось лишь гадать – каков ход в исполнении патриарха будет следующим. А ходов было множество. В пору – потеряться в своих действиях и желаниях, но это было не в стиле Лабиена.
Гибель Уильяма не стала сюрпризом, да и не пытался Макс сделать вид, что удивлён. Этот вампир стал неудобен Корпорации, ибо в бездействии его таилась большая беда. Цепеши уже давно нагло шныряли по всему ЦИЭМу, но Джонсоны не пытались с этим бороться. Волки чувствовали себя хозяевами положения, а Лабиена это совершенно не устраивало. Впервые за пятьдесят лет, мир вновь стал неустойчивым. Построенная система рушилась, противовесные силы поглощали одна другую. Цепеши, подобно голодному зверю, готовы были уничтожить Джонсонов полностью, забрать всю власть себе и не делиться ею вовсе. Это было очень неудобно. Это грозило гибелью всей империи, что трепетно строил Лабиен столько лет.
Приглашение от Беннета не стало новостью. Лабиен понимал, что Воронам необходимо заручиться хоть какой-то поддержкой. Так же, как и понимал, что поддержку они могут ждать только от Пауков. Но в этот раз Максу нечего было им предложить. Кроме одного, очень неудобного варианта.
Приглашение на двоих на какое-то сомнительное мероприятие, которое не заинтересовало бы Лабиена ранее. И сейчас не интересовало. Но пора уже было расставить все точки над «i». Или всё же обойтись лишь запятыми?... Отвратительное положение дел. Для всех разом, но разве кто-то кроме Макса это понимал? Доминик, преисполненный гордости и какого-то дурного патриотизма, готов был сравнять ЦИЭМ с землёй, и то же самое проделать со всем родом Воронов. Кот считал себя победителем в Канаде и, кажется, гордился собой. Японцы, озабоченные перспективами открытой вакансии в Тенях, вовсе сходили с ума по этому поводу, сердечно желая хотя бы подобраться поближе к власти. Лезли, как назойливые мухи. Пострадавшие Имаму, истреблённые почти наполовину, считали успехом закрепление на территории Конго, Замбии и Анголы, тем самым отрезая ненасытным Волкам путь на север Африки, который, если сказать честно, Цепешам даром был не нужен. Этот всеобщий ажиотаж войн и завоеваний казался Лабиену до боли смешным. Отхватили территорий, что дальше? Если пошатнётся империя вампиров, то никто из захватчиков не удержит свои земли. И что потом? Опять прятаться в тени людей? Нет уж, хватит. Вначале стоило укрепить власть. Потом и в делёжке территорий Макс успеет поучаствовать.
Появиться по приглашению Лабиен постарался как можно тише, хотя пристальные взгляды некоторых всё же были обращены на его персону. Его знали здесь, и это было не слишком на руку. Идти одному прямиком в логово Воронов было затеей глупой, но Макс всегда так делал. Если бы об этом прознал Цепеш, то непременно бы заметил, что Лабиена точно хотят грохнуть, отомстив за смерть Уильяма Джонсона. Глупости, Паук не был причастен к этой смерти, в ней был повинен только сам патриарх Воронов.
Идти с супругой не имело смысла. Лабиен шёл сюда для одной только цели – выслушать то, что ему скажут, если скажут. Поэтому жена была оставлена дома под каким-то сомнительным предлогом, Макс отправился один.
«Что же тебе от меня нужно? И устроит ли меня то, что нужно тебе?»
Вампир не стал искать того, чья визитка как бы невзначай оказалась в конверте. С Беннетом можно было бы обсудить многое, но Лабиен понимал, что ни за что не убедит Цепеша проголосовать за его кандидатуру. Так же, как не убедит и д’Эстена. Многие полагали, что Коты теперь подчиняются исключительно Паукам и плясать будут под их дудку, но это было не так.
Устроившись за одним понравившимся Максу столиком в углу, Лабиен предпочёл попросить у подошедшего официанта лишь стакан воды, ограничив на этом свой заказ. Его нисколько не интересовали представленное тут же многообразие блюд и напитков. В конце концов, вампир пришёл сюда по делу, а не ради еды и развлечений. Хотя, надо отметить, что кровь с ароматом вишни Макса бы привлекла, будь на мировой арене политических игрищ хоть немного спокойнее.

Отредактировано Максимилиан Лабиен (20.05.2015 00:23:40)

+3

4

Народа становилось все больше. Подобные мероприятия ежегодно собирали не только тех, кто имеет отношение к Джонсонам, но и представителей других родов. Владельцы ресторанов, салонов красоты, частные коллекционеры  и другие заинтересованные лица — таких всегда было много. Руководители компаний, представители зарубежных сообществ — это не просто дегустационный вечер. Здесь заключали выгодные контракты. Правда, сейчас последнее было под вопросом: с родом, который в любой момент могут уничтожить, не каждый решит заключить договор. Однако это не повод отказываться от знакомства с новинками. «Прощальный вечер» - как называли его злые языки.
Беннета отвлекли от созерцания зала очередными словами соболезнования в адрес погибших членов семьи. Так что о приходе Макса Морриган узнал от официанта, который так же сообщил, что Патриарх Лабиенов не стал занимать столик в вип-зоне, предназначенный для него, а предпочел место в глубине зала, заказав лишь воду.
И все-таки он пришел - значит, настроен на диалог. В этой сфере мелочей не бывает. Каждое действие имеет свою подоплеку. И даже занятое Максом место имело свое значение. Он отказался от того, что мог бы занять по праву. Хочет подчеркнуть, что здесь он не как Тень и даже не как Патр, а как обычный гость?
Пришел без жены — следовательно, Патру не до развлечений и он так же, как и Вороны, хочет решить все вопросы. И касались они не только рода Джонсонов. Слишком повязаны были все в одно целое, чтобы выпадение одного звена в лице Воронов прошло бесследно для всех. И лишь недальновидные этого не понимают.
Вне зависимости от того, в роли кого хочет сейчас выступить Макс — в роли обеспокоенного представителя другого рода или в роли просто друга (хотя отношения между этими вампирами были далеко от дружеских), он все равно оставался Патром одного из могущественных родов и Главой Корпорации. Поэтому  Беннет колебался. Сейчас казалось, что в науке, да и в медицине все предельно ясно. Количество участников того или иного действа ограничено, что позволяет максимально точно делать прогнозы. Политика — дама со многими неизвестными. Можно просчитать на несколько ходов вперед, но всегда есть вероятность, что то, что ты принимал за константу, окажется переменной; что логика разобьется о пресловутый человеческий фактор, которому, как оказалось, вампиры не менее подвержены, чем люди.
Поэтому и чувствовал себя Беннет как мальчишка. И это он, вампир, который смог наладить сеть лабораторий по всему миру, заставил работать исправно сотни клиник, разместив их не только на подвластной Джонсонам территории. Смешно!
Было бы смешно, если бы не было так грустно.
- Макс!  - он подошел к столу, как раз в тот момент, когда ведущие объявили об открытии вечера. Протянул руку. - Рад тебя видеть!
И это была чистая правда. Вне зависимости от хода их разговора открытый визит Лабиена  на одну десятую увеличивал шансы Джонсонов. Значит, судьба их рода еще не решена.
Ментальная защита отбила нападение. Пришлось на секунду разорвать зрительных контакт с Лиабиеном, чтобы посмотреть в сторону наглеца. И ведь это только начало. Бен подозревал, что вампиры будут неоднократно пытаться совершать подобные действия. Особенно если речь идет о молодых кровососах, которые еще не в курсе, что встретившиеся здесь вампиры способны отбить атаки.
- Хочешь остаться здесь или пройдем туда, где нам никто не помешает … смотреть представление? - последнее добавил после небольшой паузы.
Не будем скрывать, Бен бы предпочел удалиться от посторонних глаз, но прекрасно понимал, как это будет расценено другими. Скорее всего о том, что Макс находится здесь, Цепешам уже известно.  В 21 веке все так же используются услуги шпионов, как и несколько веков назад. Остаться внизу под пристальным вниманием посетителей - подчеркнуть неофициальное значение данной встречи.
Чтобы ни выбрал Патриарх, Бену лишь придется принять его пожелание. Все-таки гость здесь - Макс, и не в положении Джонсонов диктовать свои условия.

+1

5

Лабиен молча кивнул подошедшему, поднимаясь с места, и пожал протянутую руку, после чего возвратился на свой стул. Беннет, кажется, чувствовал себя не вполне уверенно. Макс бы и не обратил внимания, но на автомате проследил за взглядом Морригана, отметив для себя, что многим из этого окружения очень интересна причина появления здесь самого Лабиена.
- У тебя здесь все такие «одарённые»?
Невзначай поинтересовался патриарх, ухмыльнувшись. Самоуверенные молокососы, не позорились бы лучше что ли. Но когда предоставлялся кому-то шанс прыгнуть чуть выше прежнего, то его не оставляли на потом.
- Садись. Мне и здесь никто не помешает. А если уж попытаются убить, то их и вип зал навряд ли остановит. Так что – ближе к делу. Я ненадолго.
Лабиен пожизненно был занят везде и постоянно. Корпорация, политика, внутриродовые проблемы. Сейчас ещё эта неразбериха с составом Теней. Клода никто не лишал полномочий, но если вдруг д’Эстены решат избрать в патриархи кого-то другого, надо заметить, это будет сюрпризом. Даже Макс такого поворота не предвидел. Но сейчас речь шла о другой семье.
- И как, патриарха уже определили? Или кандидатов на пост патриарха. Или хотя бы – кандидатов в кандидаты на пост патриарха… м?
Разрозненный род Джонсонов. Сколько они там семей-то насчитывали? С десяток? Если бы… Уильям запустил род. Позволял многим отдаляться, не поддерживать связи с главенствующей ветвью семьи, отпускал на вольные хлеба, не контролируя свободных от рода вампиров совершенно. Так было нельзя. Ушел один – уйдут и другие. На Джонсонов, по сути дела, Лабиену было немного плевать, но на свой-то род – нет! Если один из сильнейших даёт слабину, то и в других начинают сомневаться. А это невыгодно. Слабаков принято списывать со счетов различными способами. Убийство – самый распространённый из них. Если вампиру надоело лично контролировать свою безопасность, значит, ему надоело жить. Всё логично.
- Как ЦИЭМ? Цепеш его ещё на кирпичи не разобрал, а то он собирался…
Помимо стакана воды, к которому Макс даже не притронулся, Лабиен больше ничего заказывать не стал, а подошедший во второй раз официант получил единственное распоряжение на ближайший час – не беспокоить.
- Раз ты меня вытащил на эту милую гулянку, значит, есть, что сказать мне?
Давно уже стоило переходить к делу. Если вампиру есть, что обговорить с патриархом, значит, Максимилиан выслушает его. Если нет… то что понапрасну терять время? Есть и другие дела. Вон, Трандуилу точно помощь нужна, у него там королевство строится, как не возникнуть проблемам? Или Клод. Не так-то просто убедить власти Канады в правильности отчуждения зараженных земель под юрисдикцию Корпорации. Про Цепеша стоило вообще молчать, ибо волчара метался по всей Африке как ненормальный и вообще считал, что пора бы ему официально передать все права на весь материк. Ещё и ЦИЭМ. Угрозы Доминика подорвать всё к чертям собачьим Лабиен уже начал воспринимать всерьёз, и строго настрого запретил Волку действовать в этом вопросе самолично, но разве такие запреты Цепеша когда-то останавливали? И всё же, сейчас речь должна пойти о Воронах.

+4

6

- Таких одаренных хватает везде, - злость поглотила сомнения и неуверенность. Осталось лишь справиться с гневом, направленным на «молодых да ранних».
- Позволишь? - все-таки взял в себя руки и, получив приглашение, сел напротив Макса спиной к залу.
- Согласен. Нынешние террористы действуют с размахом!
Поэтому и пришлось усилить охрану данного места, используя, правда, собственные возможности и игнорируя услуги официальных безопасников Алмазного берега. Не доверяли Вороны Волкам. Да и последние не скрывали истинных намерений относительно конкурентов.
Родри и Уил упустили момент, когда можно было взяться за расследование августовских событий, чтобы найти виновных. Самим Цепешам поиск невыгоден: удобнее свалить все на Джонсонов. Убийство Макса на территории Воронов — это было бы фееричный конец рода. Без главы Корпорации никто не сможет остановить Волков, у которых от последних военных действий кровь кипела. Не стоило хищников кормить плотью — от этого они становятся агрессивнее. Но это было лишь личное мнение Бена.
- Надеюсь, у них сегодня выходной, - продолжил Морриган мысль о террористах. Кем бы ни были убийцы Уила, вряд ли роду позволят узнать правду. Да и в нынешней ситуации она становится не так важна. Были задачи и поважнее — не отправить вслед за Уильямом к праотцам весь род.
- Кандидаты есть. Но выборы будут после Совета Теней, - Бен отпил из своего стакана, чуть пожав плечами. - Думаю, если мы пролетим, кандидатов на пост Патриарха будет меньше.
Таким тоном можно говорить о чем-то несущественном: о солнечном затмении, после которого солнце все равно явит миру свой свет, о размножении кузнечиков в неволе, а не о судьбе целого рода.
О том, что в роду Воронов разворачивается битва за власть между отдельными ветками, уже шептались. Если же род будет выкинут из состава Теней, то многие будут думать о том, как спасать свою шкуру, а не о власти. Инстинкт самосохранения на фоне естественного отбора.
- Ты уже решил, кого будешь выдвигать на Совете на место Уила?
Бен все еще прощупывал почву, не сводя глаз с Макса, изучая его движения, мимику, чтобы понять: надо ли играть эту партию, или все карты давно уже розданы и колода крапленая.
- ЦИЭМ пока стоит. Но даже в таких условиях продолжает работать в штатном режиме, - сколько усилий это стоило Бену — лучше умолчать. Иногда не важны методы, важнее становится результат.
- Разобрать на кирпичи, - Морриган усмехнулся. Научное учреждение тоже не дураки строили. - Что ж, видимо, только это им и остается.
Сейчас Служба безопасности под предлогом расследования августовских событий шныряло по учреждению. Но что они могли найти? Только то, что Джонсоны готовы показать: безобидные исследования, ряд административных нарушений. Ну, может до двойной бухгалтерии доберутся. Все относительно безобидно. Кроме информации о вырвавшемся из лабораторий вирусе RE-013, которую в свете последних событий сокрыть не получилось. Не так много, но и этого достаточно, чтобы у рода начались проблемы.
В лучшем случае деятельность ЦИЭМа на время приостановят. Но вряд ли это удовлетворит Цепешей. Скорее всего речь пойдет о полном закрытии. И  тогда банкротство с последующей продажей имущества будет единственной возможностью оплатить неустойки по договорам, срок действия которых истекает.
И это при том, что существует десятки способов заставить Джонсонов выплачивать неустойки из собственного кармана. Потеря  родовой земельной собственности, рабство — вот что ждет род.  И это если рассматривать ЦИЭМ с финансовой точки зрения. Но это учреждение было не только источником дохода рода и отдельных его представителей.
- Да, мне есть, что тебе сказать. И есть, что предложить, Макс.
Без второго первое будет лишь словами. И Бен не тешил особых иллюзий на этот счет. Но обо всем по порядку.
- У нас есть претендент на место Уильяма Джонсона в Составе Теней. Претендент, у которого, как я думаю, есть шанс получить поддержку как у Доминика, так и у... Клода Д'Эстена.
Конечно, Бен не мог знать наверняка, кто занял место Эмилии.  Но вряд ли Цепеши и Лабиены сорвались бы с места просто так и отправились самолично в Канаду решать проблемы с эльфами. Значит, их выбор был сделан. И ставка сыграла. Операции в Канаде, судя по последним данным, прошли успешно. А Д'Эстены получили место в составе Теней.
- Поэтому мы бы, - да кого Бен обманывает? Выступая от лица рода он все-таки преследовал и свои личные цели. - Я бы хотел, - поправился вампир, переходя на более доверительный тон. - Чтобы ты выдвинул нашу кандидатуру на Совете Теней.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (22.05.2015 14:36:45)

+1

7

- Ты прав. Таких везде хватает. Но иногда стоит их истреблять. А то, знаешь ли, так и до революции недалеко. Соберутся вместе, сплотятся. Думай потом, как это дерьмо разгребать. Не вам, не нам оно не надо, это я точно говорю.
Одной из ошибок Уила, хоть и не главных, была именно эта: молодые вампиры, возомнившие себя творцами истории, не гнушались и против старших идти. До добра такое не доведёт, Макс был в этом абсолютно уверен. Один выступит против, вздумав скалить свои клычки в сторону древних, и присоединятся к нему ещё, и ещё. Сойдёт с рук одному, другим тоже захочется попробовать. Всю жизнь вампиры держались за свой род, сохраняли семью. В этот век были послабления молодым, и их было достаточно этих послаблений. Но самоуверенные Джонсоны пошли дальше.
- Террористы. Не факт, что это не кто-то из молодых вампиров. Тех, кого не устраивало нынешнее положение дел. Может быть, и из вашего рода, такие же вот одарённые, как эти. Или – они же. Как думаешь?
Готов ли Беннет говорить то и так, как хочет слышать это Макс? Лабиен проверял, в очередной раз просто разведывая обстановку. Если кто-то из Джонсонов займёт место патриарха, готов ли этот кто-то жить по правилам Корпорации. Захочет ли диктовать в своём роду жесткую политику объединения или опять спустит всё на тормозах, позволяя своим многое?
- Выходные у террористов? Соц. пакет, отпуск каждые полгода, путёвки?
Ухмыльнулся древний. В этот век можно было вполне легально работать киллером или ликвидатором, так же, как быть юристом или разнорабочим.
- Ну вот видишь, у вас даже кандидаты есть, в патриархи-то, значит, заинтересованы семьи в главенствующем роде. Это уже что-то.
Все понимали, что каждый тут заинтересован был по-своему, и каждый – лично для себя. Многие малочисленные семьи желали бы занять лидирующее положение. Считали себя готовыми нести бремя управления. Глупцы же.
- Не решил. Рано решать. Д’Эстены тоже потеряли матриарха, и пока Клод официально не избран новым главой рода, мне он в Тенях не нужен.
Спокойно отозвался Макс на слова Бена, и так же внимательно глянул тому в глаза. Лабиен не собирался тратить время на чтение мыслей. Что бы там не задумал Беннет, это не будет иметь смысла, если Джонсоны расстанутся с должностью Тени в Корпорации. Или он сам метит на место Тени?
- В штатном режиме, говоришь, работает? Это хорошо.
Доминик всё-таки пока что не нарушал договорённостей с Лабиеном. Все его желания уничтожить ЦИЭМ никак не пересекались с желаниями Макса оставить власть Корпорации такой же монолитной и неизменной. После канадской эпидемии США нестабильно, как государство. Джонсоны потеряли патриарха, который тянул род на дно, в болото. Этих проблем хватало, но это не означало, что Максимилиан станет жертвовать целостностью системы лишь из-за этого. Если в стаде завелась паршивая овца, то не стоит резать всё стадо, достаточно убрать одну овцу.
- Если есть – то говори, предлагай. Я пришёл сюда, как видишь, не похавать на халяву. Мне даже интересно, что ты такого сможешь предложить мне. Кто пойдёт от вас кандидатом? Кто может быть так интересен Лабиенам?
Простой вопрос, и непростой ответ для разрозненного рода Джонсон.
Когда весь политический олимп собирается сыграть партию в карты, Лабиен привычно готовится играть во что-то другое, более захватывающее.

+2

8

На губах лишь появилась улыбка. Конечно, Бен понимал Макса. Видимо, таким же подходом руководствовался род нынешнего Главы Корпорации, когда несколько веков назад разразилась очередная война между Лабиенами и Джонсонами. Морриган не надеялся, что Максимилиан изменился, тем более сложно ждать любви к мирным решениям от того, кто только что вернулся с войны. Агрессия заразна. А Волки эту заразу распространяют с завидным упорством.
Но не стоило врачу говорить об истреблении, которое, по мнению Джонсона, является бессмысленным переводом живого материала.
- Есть и другие способы воздействия путем промывания мозгов, - у этого способа были, конечно, свои недостатки и свои побочные эффекты. Но за глупость надо уметь отвечать, а смерть —слишком простой исход.  —Да и в лабораториях всегда нехватка чистокровных, - и это действительно было проблемой, так как то, что работало на дампирах, не всегда работало на чистокровных вампирах. И в этом случае у ученых были связаны руки. Без согласия кровососа на нем ничего нельзя было испытать.
- Все может быть, - неопределенно пожал плечами на вопрос Макса о виновных. - Этим вопросом занимается Служба Безопасности. И если расследование покажет, что они виновны, — род выдаст их.
Такова была официальная позиция Воронов. Достаточно опасная, так как перст «правосудия», за которым стояли Волки, может указать на любого. Это был риск, но на него приходилось идти.
-... пока Клод официально не избран новым главой рода, мне он в Тенях не нужен.
Оговорка? Скорее реальное положение дел. Хоть Волки и пытаются завладеть все большей властью — и уничтожение Джонсонов позволит им приблизиться к цели — пока именно Макс является Главой Корпорации.
Пятьдесят лет Патриах и Тень были одним лицом. И в рамках становления Корпорации это считалось правильным. Но что, если они ошиблись, и сосредоточение всего в одних руках не является идеальной системой управления. Так получилось, что с другой стороной медали пришлось столкнуться Джонсонам. Смерть одного вампира — и все полетело в тартарары: теряется не только место в Тенях, но и лопаются последние связующие швы. Если у власти поставить одного, то жертв не избежать. Любой выбор вызовет перевес сил в сторону одной ветви. Для рода, разрываемого внутренними противоречиями, это было опасно. И тогда фейерверк, что произошел в доме Уила, может повториться.
Беннет же хотел жертв избежать. Сейчас надо было не только пробиться в Тени, но и на время заглушить голос недовольных. А когда они поймут, что их обманули — будет поздно: ничего изменить нельзя будет и любая их контратака потеряет смысл.
- И все-таки позволь предложить тебе выпить, - позвал официанта и сделал заказ. - Создателям этого напитка важно твое мнение.
И лишь тогда, когда кровь, благоухающая вишней, была поставлена в бокалах перед вампирами, Бен начал.
- Пойти в кандидаты может любой. Например я, - он сделал паузу, воспользовавшись ею, чтобы сделать глоток, а заодно посмотреть реакцию вампира на свои слова.
- Но с таким же успехом я мог предложить любого другого мужчину из нашего рода, - продолжил Морриган. -  Бизнесменов, политиков, ученых у нас хватает. Вот только, боюсь, что шансы, что за кого-то из нас проголосуют, будут равны нулю. Так что зачем предлагать заведомо проигрышный вариант?  - он поставил бокал на стол и откинулся на спинку кресла. - Но даже если случится чудо и кто-то из предложенных мужчин окажется в Тенях, то рано или поздно у вас разразится конфликт — я не думаю, что это пойдет на пользу Корпорации.
Цепеши не будут голосовать ни за кого из нынешних известных представителей рода. Доминик не скрывал своего желания уничтожить их всех — вряд ли за это время что-то изменилось. Остается Клод. Он зол на род за августовские события, в которые оказался вовлечен. Он потерял там руку. Хотя, по мнению Беннета, Д'Эстен там больше нашел, чем потерял. Но это тот самый случай, когда злополучный человеческий фактор сыграет свою роль. А быть может не сыграет и кандидатура пройдет, тогда в тенях окажутся четверо мужчин, двое из которых будут в вечной борьбе. И тогда вновь кого-то придется убирать, чтобы сохранить Корпорацию. Очередной условный временный мир Морригана не устраивал.
Беннет не рвался к власти. Ему не нужны были не все эти регалии, ни деньги для личных нужд, зато он видел, как рвались к ней другие. И последующий расчет дальнейших событий ему был не по нутру.
- Соотношение 3 к 1 неплохо работало в течение пятидесяти лет. Почему бы не продолжить традиции?
Двое мужчин и одна женщина — это конкуренция, четверо к одной — это конфронтация. Но на данный момент в тенях — всего 4 места. И с точки зрения психологии одна женщина в союзе с тремя мужчинами способна одним своим присутствием подавить многие конфликты. Не все, конечно, —иначе это было бы слишком хорошо — но многие.
Но ставку Беннет делал не на пол своего кандидата, а на выгоды — точнее на мнимые выгоды, которые может извлечь из него каждый: и Тени, и другие претенденты на роль Патриарха Джонсонов, и даже та самая молодежь, о которой в начале разговора зашла речь. Роду нужно было время, чтобы подкрутить шестеренки и сделать так, чтобы потом ни одна цепь не смогла выпасть из связки.
- Я бы выдвинул на роль Тени от нашего рода дочь Уила, свою племянницу, невестку Доминика и будущую жену его старшего сына — Аду Викторию Морриган.

+1

9

Пути воздействия. Разумеется, Лабиен знал множество путей, мало того – применял их на практике завидное число раз. На слова Беннета Макс лишь кивнул, оборвав на этом тему идущего разговора. Это не относилось к основной проблеме. Максимилиан пришёл сюда не для того, чтоб обсуждать меры и пути воздействия на кого-либо. Он пришёл сюда с другой целью.
- Это хорошо, что ваш род собирается сотрудничать с расследованием. Это правильно – выдать следствию тех, кто виновен в произошедшем.
Морриган говорил верно. Но не факт, что думал он то же, что говорил. Лабиен не видел смысла читать в мыслях то, что Беннет не высказывал. Сейчас Максимилиан не искал лучшую позицию, её приходилось искать другим. Сам Паук сидел на своём месте слишком прочно, чтобы давать хоть повод окружающим усомниться в себе, своих действиях и своих решениях. Волкам и Котам приходилось мириться с этим, но Лабиен знал, что они в ближайшие сто лет точно не объединятся против него, значит, можно спать спокойно и решать вопросы не так спешно. Ведь не его это проблемы.
На принесённый заказ вампир никак не отреагировал. Лабиен не любил, когда ему что-то навязывали. Не важно, что это – свою политику, видение мира, позицию в обществе или просто стакан крови. Джонсон пытался сделать всё и сразу. И Максу не нравился такой подход. Беннет должен был это знать. Значит, не учёл? Или делает специально. Но Лабиен предпочёл промолчать в этот раз, притронувшись к принесённому официантом стакану лишь для того, чтоб отодвинуть его чуть дальше от себя. Его мнение всегда важно, во многих вопросах. Но не стоит забывать о том, что стоило оно слишком дорого. По карману ли было оно Джонсонам? Нет, конечно же.
- У вас все варианты проигрышные. Поэтому я здесь. Чтоб предложил ты мне то, от чего я точно не откажусь. Тогда я смогу гарантировать, что представитель Джонсонов останется в Тенях. Это единственный выход.
Видел ли Морриган всю ситуацию, или не видел так же, как это делал покойный Уил? Нет, точно – не видел. Откуда бы видеть-то ему?
- Конфликты среди Теней – это норма. Без них Корпорация не имеет развития. Если условия будут тепличными, мы перестанем развиваться и начнём обкладываться золотом, да драгоценностями, каждый – в своём родовом гнезде. Вернёмся к средневековому обществу. Так же, как и тогда – придётся скрываться от людей. Но такие богатства сложно сокрыть от взора. Особенно, если их жаждут увидеть. Корпорация создавалась не для этого.
Лабиену было забавно слышать подобные речи Беннета. Если бы были у них сильные политики, то не находился бы их род в полной заднице, как сейчас.
- Все пятьдесят лет никто из Теней не был в союзных отношениях. И все пятьдесят лет шла постоянная борьба между родами, утвердившая нас на вершине мира. Каждому из нас нужен был мир. Желательно – весь. Четыре рода захватили этот мир, встали во главе его, лишь с помощью Корпорации.
И теперь Морриган предлагал ему какой-то там мир?! Говорил о каких-то конфликтах, даже не подозревая, что конфликты не прекращались ни на минуту внутри Корпорации. Просто вампиры научились извлекать из них выгоду, вот и всё. Кстати, это даже тайной-то не было. Зачем прятать то, что невозможно укрыть? Зачем утаивать то, что выгодней показать всем, всему Миру. Лабиен даже было развеселился, хоть виду и не показывал. Но озвученный Беннетом кандидат всё-таки заставил рассмеяться вслух.
- Ты мне, патриарху Лабиенов, предложил только что посадить на место Тени супругу сына Цепешей? Ты вот сейчас прикалывался или серьёзно?!
Потребовалось несколько секунд, чтоб перестать по-дурацки лыбиться.
- То есть, ты хочешь, чтоб я выдвинул кандидатуру ещё одного Цепеша?
Уже более серьёзно поинтересовался Максимилиан, скептически созерцая рожу Морригана. Тот не видел, что делает, но продолжал делать. Ну что ж.
«Мало мне одного ебанутого садиста под боком, так ты мне ещё его сына советуешь посадить рядышком? Можешь начинать прощаться с ЦИЭМом при таком раскладе. Если Цепеши погнали добычу, то вдвоём они точно её прикончат. Волки не отпускают раненную жертву. Особенно в паре».
- Какова мне от этого польза? Что я буду иметь за то, что выдвину Аду?
Игра есть игра. Если правила игры твоих конкурентов для тебя выгодны, то почему их не принять-то? И всё же Лабиен не был готов доверять Беннету.

+5

10

Было ли у Джонсонов то, что предложить Корпорации и Максу лично? Предложить можно было все, что угодно. Собственную жизнь и знания - слишком мелко. Земли — слишком опасно: потеря даже маленькой территории сейчас в будущем могла обернуться крупной проблемой. Что еще? Вечную молодость, отсрочку смерти на тысячелетия — все это надо предлагать тому, кто уже ногой стоит в могиле. А у Макса как минимум 200 лет еще есть. Да и не был он похож на того, кто будет цепляться за эту жизнь, нарушая ее естественный ход.
Разница в мировоззрении сказывалась и здесь. Паук видел в конфликтах преимущества. Но так ли это было на самом деле? Все-таки конфликт — это не спор, в котором рождается истина. Затяжной конфликт рано или поздно находит выход, неся вокруг смерть. И если в этот конфликт затянуты оказываются сильнейшие рода, то не поздоровится многим. Бен хотел мира, как бы утопично ни звучало данное желание.
Но тут и крылась главная причина того, почему Корпорации нужны такие конфликтные отношения: они позволяли Лабиену держать рода на коротком поводке. Джонсоны зависят от Паука, так как одно его невмешательство в дела двух родов могло закончиться тем, что Волки уничтожат Воронов. Цепеши без Макса тоже лишились бы многого. Он стоял между двумя родами и, когда нужно, дергал за веревочки. И как бы противно это не звучало, но сейчас Бен вынужден был сделать все возможное, чтобы кукловод не сбросил кукол в мусорный бак.
В таком состоянии мир сможет просуществовать еще несколько сот лет, после чего полный раздел территории будет завершен. Но окончатся ли на этом войны? Нет. Родовые конфликты перерастут в территориальные. И участвовать в тех битвах придется не Максу и даже не Бену, а их внукам и правнукам.
Так стоит ли винить Морригана в том, что он хочет предупредить развитие такого сценария? Лучше попытаться, чем кусать себе потом призрачные локти призрачными зубами.
«Захватить мир»... Сколько таких попыток было в течение жизни людей на этой земле. Сколько войн вели вампиры, чтобы получить желаемое. И что? Жизнь вносила свои коррективы, низвергая тех, кто стремился к миру через войны. Как ученый и врач он не понимал таких стремлений. Жизнь людей — быстротечна. Жизнь вампира рано или поздно заканчивается и никакая власть от этого не спасет.
Однако ни о чем подобном он не сказал ни слова. Просто сидел и слушал. Не в том он положении, чтобы делиться своими желаниями и уж тем более навязывать свое мировоззрение.
Так что вступил в разговор лишь тогда, когда Макс упомянул про Аду. Лабиену было весело и не просто весело, он отреагировал на кандидатуру не представителя рода Джонсона, а на «еще одного Цепеша».
- А почему бы и нет? - невинный вопрос, вот только в глазах полное осознание того, что он делает. - Если уж ты принимаешь леди Морриган за представителя рода Цепешей до ее свадьбы, то Доминик, думаю, будет рассуждать так же и не упустит своей возможности.
И в этом случае даже мнение Клода будет неважным: 2 голоса против его одного — и Ада в Тенях.
Преимущество Бена было в том, что он знал Аду. Возможно даже знал лучше, чем ее знал собственный отец.
Вампиры старой закалки, к которой принадлежал Доминик, Макс и даже Уильям, считали, что женщина, попавшая в семью мужа, попадает в ее полное распоряжение. Но не такая современная молодежь. Жены живут своей жизнью. Если что-то не нравится — они уходят, а более умные учатся управлять мужем, а через него — и всем его родом. Ада была своевольной девчонкой, но дурой она не была. Да и Игорь был не дурак. Он собственник — это у него не отнять. И он готов свою невесту спрятать от всего мира. И из упрямства ведь спрячет. Для любительницы всеобщего внимания это будет смерти подобно. Но Игорь может спрятать жену, но не сможет спрятать Тень. Возможно первые несколько лет их семья будет представлять собой битву между двумя родами в миниатюре. Но они смогут договориться, потому что у них слишком много общего. И тогда лучшего защитника для Ады не найдешь.
- Она Морриган, Макс. Морриган, которая выходит замуж не по своей воле. Ни Доминик, ни Игорь не смогут оказать на нее влияние, благодаря ее способности, а так же благодаря характеру. Она не переносит грубого давления. А именно им зачастую грешит Патр Волков.
Бен осознавал, что девушке придется тяжело, особенно в первое время. И если Доминик не будет ставить Аду ни во что, то с мнением Макса Цепешу придется считаться.
- Макс, она умеет слушать и умеет учиться, - Бен чуть наклонился вперед. - Она не станет марионеткой, но может стать верным и надежным союзником и партнером. Вопрос в том, кто окажется рядом с ней и кто позволит ей избежать тирании семьи мужа.
Возможно, это было не по-мужски, заставлять дочь платить за просчеты отца и взваливать на ее плечи обязанности по вызволению рода из задницы. Да и фигуральное «подкладывание» девчонки под Патриарха Лабиенов тоже не тянуло на джентльменское поведение. Но Ада позволила бы сделать политику Корпорации по отношению к родам более гибкой. Она могла быть как балластом, удерживающим два враждующих рода в относительно стабильном положении,  троянским конем, оправленным в стан Волков, или даже посланцем мира. Чистый лист, на котором можно писать свою историю.
- Кроме того, она молода. Так же молода, как и Клод. И однажды настанет время, когда им придется поддерживать того, кто придет на твое место, чтобы он не сбился с пути.
200 лет осталось Максу до того, чтобы отметить свое тысячелетие. Кто придет на его место? Сын, который уже сейчас пытается быть самостоятельным и ищет свой путь? Или какой-то другой амбициозный вампир. Но сможет ли он стать достойной Главой Корпорации? Не узнаешь, пока он не окажется на этом месте.
Молодые — более гибкие. Они умеют впитывать чужие идеи, превращая их в свои собственные и отдавая свою жизнь на их реализацию. Остается только учитывать их особенности, их желания и стремления, чтобы направлять их в нужное русло. С более взрослым вампиром такое не сработает. Даже Клод уже достаточно пожил, чтобы иметь стержень из непоколебимых принципов, упертых взглядов. С таким материалом работать сложнее, и все же еще можно. Заставить прогнуться того, кому за 300 — дохлый номер. Это вулкан замедленного действия, который только будет ждать возможности свергнуть тирана и  показать свое я.
Была еще одна причина, почему Морриган выдвигал Аду. Конкуренция между Цепешами и Джонсонами позволяла достичь многого, но можно было бы достичь еще большего, если бы эти рода сотрудничали.
Сколько осталось Доминику? 300 лет. Достаточно приличный срок, в течение которого могут появиться другие рода, обладающие своей уникальной силой, которая могла бы работать на благо Корпорации.
Кто займет место Доминика? Вряд ли Игорь. Другие тени не позволят этого, иначе бы половина голосов была бы сосредоточена в руках одной семьи. В худшем случае теней останется 3. В лучшем — в их состав войдет новый род. И тогда в лице Ады будет представлено 2 рода. А это не только больше власти. Власть как самоцель никогда не интересовала Беннета. Это еще и мир между сильнейшими в своих знаниях родами без очередной угрозы войны и уничтожения. Быть может воины и развиваются на поле боя, но для ученых военный конфликт — это существенный тормоз.
- Какова мне от этого польза? Что я буду иметь за то, что выдвину Аду?
- Я предлагаю тебе то, чем пренебрегали и Уильям, и Родри. Нашу родовую способность в услужение.
То, что собирался предложить Бен, было слишком тонко.  Быть может старое доброе оружие все так же действует, но не всегда оно эффективно. Сила побуждает использовать силу. А там и до ядерной войны недалеко. Вороны могли же оперировать более тонкой материей.
-  Джонсоны прикладывают руку к разным областям, от нас зависит, в какой стране, какое новшество будет введено. Наша продукция используется везде, а это значит, что нам не надо нарушать границ, чтобы, например, возродить народы, находящиеся на грани исчезновения или, наоборот, устроить такой демографический взрыв, что страна окажется на пороге очередного кризиса. Отбросить кого-то на несколько тысячелетий назад, заставив копать землю лопатой, в то время как у других на полях будут работать роботы. Все это реально. Пока кто-то будет жрать раковый ГМО, другие получат полноценный аналог натуральной пищи при нулевых ресурсах. Возможностей — масса, главное, их правильно использовать.
Бен не был уверен, что смог донести до собеседника особенности использования данной власти. Но заниматься конкретизацией, закидывая Макса информацией научного толка не хотелось.
- Родри подписывал договора, опираясь лишь на цену контракта и игнорируя подобные возможности. Надеюсь, новое руководство не допустит такой глупости.
Но был во всем этом пара нюансов. Прежде всего, после исчезновение Хета, ЦИЭМ остался без руководителя. Да и сам руководитель порой стеснен рамками желаний собственников учреждения.
К тому же весь этот план был хорош лишь в том случае, если Волки не разберут ЦИЭМ на кирпичи.
- У Корпорации уже есть часть акций Родри. Я мог бы передать и свои, но это, согласись, капля в море, - и пусть в денежном эквиваленте  данные акции позволяли получить приличных доход, но это — всего лишь деньги, в то время как можно получить намного больше. -  Поэтому я предлагаю полный перевод ЦИЭМА в собственность Корпорации путем обращения к Закону о национализации.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (06.06.2015 09:37:06)

+1

11

- А почему – да? Если кто-то из Волков вцепился в добычу – он её съест.
Лабиену не нравился такой поворот событий. Разумеется, Цепешу будет выгоден такой расклад, а его сынок доведёт дело до конца. И если девица не будет подчиняться, то Волк найдёт на неё управу иначе. Отравить – самое простое и самое безобидное из всего того, что могут сделать Цепеши.
- Мне без разницы, как будет рассуждать Доминик. Но двое Волков в Тенях мне ни к чему. Мне это совершенно не выгодно. И тебе – тоже.
Аду Лабиен не знал, от слова – совсем. Зато он отлично знал Игоря, и видел, что из него растит его отец. Сильная фигура на шахматной доске. Такой фигуры не было у самого Максимилиана. Его сыну, в отличие от сына Цепеша, было всего шестнадцать. И через пару веков ему будет лишь двести, когда Игорь наберёт абсолютное могущество. И тогда никто не способен будет удержать силу волков в узде. Некому будет взять всё под контроль.
- Они найдут способ. Если Доминику изредка удаётся пробивать мою защиту, то он продавит и девчонку. Она неопытна в знаниях своей силы. А Цепеши знают об этом куда больше. И их двое, не забывай об этом. Тандем отца и сына имеет куда большую силу, чем они по одиночке. Волки славятся своим единством и подчинением. Они – стая. Кто против кого-то из них, тот автоматически выступает против всех. Сможет ли Ада выдержать такое? Нет.
Лабиену предлагали поставить на тёмную лошадку, и он бы поставил. Но было одно весомое «но», которое беспокоило Максимилиана. Темная лошадка могла сыграть против него самого, против выстроенной Системы. Пауку не могло это нравиться, это было слишком накладно и рискованно.
- Мне ни к чему способности вашего рода. Мне нужен ЦИЭМ в полное подчинение, вместе с теми, кто там работает. Но вырвать его из пасти Волка я уже не смогу. Всё зашло слишком далеко, Беннет. Назад пути, увы, не существует в природе. Но его можно создать искусственным путём. Я могу сказать, как это возможно сделать. Или, может, ты озвучишь это сам?
«Или подохнешь в застенках Комитета Безопасности, как обещал Доминик».
- У тебя не велик выбор, Беннет. Или Цепеши разворотят ЦИЭМ со всем, что там есть, в том числе и с сотрудниками. Начнут рыскать по миру, выискивая сбежавших предателей. И любая страна выдаст Корпорации того, кого она попросит. Ты же понимаешь, что власть Джонсонов намного слабее власти Системы даже на территориях, исконно закреплённых за Воронами. Любая конфронтация внутри стран Евросоюза тут же будет погашена их властями, лишь бы избежать очередного экономического кризиса, они боятся его. Или Вороны смогут найти тех, кто способен будет удержать волков на привязи.
Это понимали все, в том числе и Джонсоны. Вороны были взяты в Корпорацию как учёные, и не обязаны были обеспечивать себя всем необходимым для работы. Это должны были делать другие роды. Но времена переменились, и то, на что договаривались Тени вначале двадцать первого века, в его середине исполнялось совершенно иначе. Джонсоны не могли выдавать без задержек свои изобретения. Это не автоматы с танками штамповать. Но разве понимали их Цепеши? Нет. И д’Эстенам не было до этого дела. Им самим нужны были средства на развитие в их областях, поэтому спихнуть на кого-то свои же огрехи казалось делом правильным и благородным. Уильям не мог противостоять ни Цепешам, ни даже д’Эстенам, пуская всё на самотёк. Предпочитая просто смотреть со стороны, как рушится его род, как прижимают их к обрыву. И молча кивать, соглашаясь со всеми. Поэтому сейчас военная промышленность лишь набирала обороты, приходилось позволять Волкам воевать где-нибудь, лишь бы подальше от Алмазного Берега. Переделка территорий шла полным ходом. И когда земли будут поделены, то вернутся Тени к делёжке власти. Это не входило в планы Лабиена. Система обязана остаться целостной или её проще разрушить.
«Да он и так будет отчуждён в пользу Корпорации, наивный. В прочем, мне на руку, что ты так думаешь. Лишняя ставка, почему бы и не сыграть, если предлагают».
- Зачем ЦИЭМ Корпорации, если он нужен мне? Ваш род может многое. Достижения науки, техники. Но без связей и денег это просто теория, малоинтересная мировому сообществу. Тем же Цепешам, д’Эстенам. Никому не интересно то, что происходит за стенами ЦИЭМ, но все хотят ликвидировать этот объект, считая опасным. Это ваша проблема.
В тоже время, Лабиен отлично видел ситуацию, и понимал, что эта проблема принадлежит не только Воронам. Они часть Корпорации, и без них её просто не будет. Система придёт в движение. И что дальше? Война. Но и она в итоге не сильно тревожила бы Максимилиана, если бы не его привычка брать сполна выгодны из любой сложившейся ситуации. Поэтому ему нужен был ЦИЭМ и Беннет. Живым, и здоровым, ну, пока что, на первое время. Ада являлась неудобной тёмной лошадкой, и навряд ли могла выстрелить туда, куда нужно и когда нужно. Зато был лишний повод притянуть к себе волков ближе, заставив их опять играть по общим правилам. Вполне богатый выбор.

+3

12

-Если кто-то из Волков вцепился в добычу – он её съест.
- Даже рискнув выступить против твоей протеже?
Это было уже интересно. Бен допускал, что на убийство Уила добро дали все тени. Но готов ли Цепеш бросить прямой вызов Лабиену?
Морриган не был согласен с Максом. Способность у девчонки была достаточно сильной, да и Джонсоны не дремали — увеличить возможности, данные от природы, для повышения силы сопротивления — не так уж и сложно.  И у Бена было все наготове для совершения подобной процедуры.
О том, что Макс отбивает атаки не с помощью способности, а с применением других технологий, многие знали. Вот только проведенные Беном исследования в данной области позволяли заключить, что все методики, в которых участвует магия, иногда работают нестабильно. Но если костяк уже имеется, то печати и магические заклинания, амулеты и иные магические артефакты увеличат его настолько, что даже древнему вампиру с развитой способностью не пробить такую защиту.
- Она сейчас содержится как пленница в доме Игоря. Тебе не составит труда вытащить ее оттуда. Дай нам пару дней — и никакие Цепеши не смогут оказать на нее воздействие, - он сделал паузу, прекрасно понимая, что опять указывает Максу, что надо делать.  Не слишком хороший расклад, но есть ли другой выход, если Лабиен совершенно не знает Аду?
- Она женщина, Макс. А женщине нужна опора — тебе ли не знать. Цепеши для нее враги. Подставь плечо — и лепи из нее все, что захочешь. Вряд ли кто-то еще из новых претендентов на должность Тени сможет быть столь послушен и лоялен. А за нее я могу поставить голову. В конце концов я в этом тоже заинтересован.
В данном случае скрывать особо было нечего. Все честно и открыто.
Бен не спускал глаз с Максимилиана, вновь регистрируя его микровыражения, движения и даже то, как лежали руки у патра Лабиенов, говорило о многом.
Слишком сильно Макс делал упор на «двоих волков». Действительно, Доминик увеличивает свою силу, расширяет власть. И это было само по себе опасно. Это прямая угроза для вампиров. И для корпорации, и для Лабиенов. И никто от результатов этой битвы не выиграет. Вряд ли только Доминик, увлеченный  открывшимися возможностями, это учитывает.
А Игорь? Он идет за отцом, готов перегрызть глотку за свой род, но разделяет ли он взгляды патра? Трудно сказать. Как только случились августовские события, Доминик отреагировал мгновенно: начав расследование и наводнив ЦИЭМ своими псами. Но стоило ему покинуть АБ, как снизилось количество допросов, а обыск стал точечным и слишком предсказуемым, что позволяло Джонсонам спрятать то, что надо было спрятать.
Доминик не доверял Игорю. Как и не доверял никому. Он таскал его с с собой, как будто  проверял, соответствует ли отпрыск его чаяниям, доходя порой до паранойи. Создавалось впечатление, что вопрос доверия для него стоит более остро, чем безопасность АБ. Иначе какого черта он вызвал сына в Канаду, когда Алмазный берег официально находится под прицелом террористических группировок (да, тех самых, которые якобы убили Уильяма), да и ЦИЭМ как угроза безопасности так же не локализован.
Но главное было то, что Игорь делал все, чтобы соответствовать чаяниям отца. Потому что ход в сторону чреват был для него большими проблемами. А жить хочет каждый. И лучше жить в особняке, обладая властью, чем владеть лишь  блохами на своей облезлой шкуре.
И все-таки почему Игорь выбрал в жены члена семьи Джонсон, почему полиция не нашла ничего, компрометирующего клан за все время проведения расследования? Просто потому, что Игорь не дурак, понимающий, что орудием сыт не будешь! Просто некого будет есть — коль уж на то пошло.
Парадокс заключался в том, что  Лабиен, хоть и боялся Цепешей, но все же нуждался в их силе.
В противном случае что мешало разыграть партию иначе: дать Аде занять место, убрать Доминика так, как это было сделано с Уильямом, и впустить в корпорацию новые силы в лице японских кланов. Или не впускать, а разделить пирог между тремя.
- Мне ни к чему способности вашего рода. Мне нужен ЦИЭМ в полное подчинение, вместе с теми, кто там работает.
«Можно подумать, что Корпорация не находится в твоем полном подчинении».
Если Доминик убеждал всех силой и способностью, то Макс работал словом. Изворотливый, гад.
Бен прекрасно осознавал, что ЦИЭМ сейчас в руках Корпорации, точнее в руках Цепешей, которые только ждут сигнала Доминика, чтобы все тут разрушить, мстя за то, что ничего не было найдено, и выполняя давнюю мечту патра Волков.  В любом случае все, что ждало ЦИЭМ — это закрытие. И хорошо, если удастся оформить процедуру банкротства. В противном случае есть тысячи способов заставить род платить по счетам в качестве компенсации по договорам. А эти выплаты готовы Воронов загнать в крупные долги. И вряд ли Волки упустят такую возможность.
Избежать этого можно лишь сменой собственника. Вот только вряд ли национализация выгодна Цепешам: им нужны дополнительные средства от Корпорации на развитие своей отрасли. И делиться они не намерены. А ЦИЭМ - достойный повод, чтобы  если не сократить, то хотя бы оставить на прежнем уровне финансирование военной промышленности.
Но обращение корпорации к национализации чревато обвалом цен на рынке недвижимости. Не самая приятная перспектива.
- Так в чем проблема, Макс? Реорганизацию провести не так сложно. В угоду общественности — и другим членам корпорации — откроем лаборатории, сделаем их прозрачными и безвредными. Можем даже провести показательные казни мнимых виновников августовских событий (благо клонов и подопытных, которым можно придать любую физиономию — у нас достаточно), чтобы удовлетворить жажду крови Цепешей. А ученых — тех самых, на которых держится заведение, перебросим в другие лаборатории.
Глупо было считать, что все свои «таланты» Джонсоны реализовывали лишь на АБ. Средства, полученные от ЦИЭМа, позволяли строить и другие лаборатории на подвластных территориях. Вот только без связей данные лаборатории все так же будут работаться в личных целях, не принося дохода. А без источника финансирования они скоро вынуждены будут закрыться. ЦИЭМ помогал осуществить многое, но само по себе он — всего лишь здание. Связи Макса и способности Джонсонов — и  любая лаборатория в короткие сроки дорастет до размеров ЦИЭМа.
- ...где у тебя будет контрольный пакет акций, - продолжил свою речь Беннет.
- Как тебе Германия, например? Или Дания?
В последней находилась одна из крупнейших подпольных лабораторий рода. Окруженная со всех сторон странами, подвластными Джонсонами, она была недостижимой для Цепешей.
- А еще позволь показать тебе это — быть может оно поможет поставить волков на время на место.
Он вытащил из кармана сложенный лист. И Протянул его Максу.
- Здесь то, что они так ищут, и что никогда не найдут. Будем считать, что это приданное нашей Ады.
Цепеши слишком опьянены кровью и запахом ближайшей победы. Однако ни в Африке, ни В Канаде они не смогла обойтись без Лабиена. И данная информация в руках Макса — еще одно доказательство того, что волк хоть и умеет кусаться, но до матерого хищника ему далеко.
На листе  - краткая информация о ряде закрытых исследованиях, проводящихся в научном учреждении, которые для апробации были выпущены на «свободу» до официального закрытия проекта. Причем сделано это было все под носом охраны, осуществляемой Цепешами. Подробности всех этих проектов — на флешке, которую Бен достал из кармана пиджака и положил рядом с собой.
Эти данные относились к разряду секретных, так же как и информация о закрытых лабораториях рода. О них знали лишь наиболее влиятельные ветви рода, но Родри, а потом уже и Беннет сделали все возможное, чтобы эти данные не стали достоянием общественности. Но сейчас Морриган был вынужден пожертвовать малым, чтобы спасти большее. А главное, на этот раз пришлось  поставить на кон собственную голову и собственную репутацию. Хотя к чему говорить о таких мелочах?
- СМИ быстро проглотят эту информацию. А там — общественность всеми руками будет за национализацию. Рынок недвижимости покачнется, но быстро оправится. Корпорация ничего не потеряет, а у тебя в руках будет оружие воздействия на Цепешей.
Бен не исключал, что вариант национализации ЦИЭМа уже рассматривался Тенями, но сейчас был шанс воспользоваться ситуацией и доказать свою верность Корпорации и лично Лабиену.

+1

13

- С чего бы это она моя протеже? Тем более, моё покровительство над кем-либо Волков никогда не останавливало. Наоборот, разжигало интерес.
Беннет ожидаемо ставил совершенно не на то. Максу нужен был ЦИЭМ, а не какая-то девчонка под боком. К тому же, Ада была далеко не единственной представительницей разрозненного рода. Если Бен так ставил на неё, значит, хочет видеть девчонку на должности не только Тени, но и матриарха. Если Тенью станет кто-то другой, то согласится ли род поставить его так же на место своего патриарха? Разумеется, нет. Начнутся споры, трения. Может даже и внутриродовые войны. Род ослабится ещё сильнее. И переманить тех, немногих заинтересованных лично в науке, станет намного проще, чем ныне.
- Серьёзно? Пленница в доме Игоря? То есть, по-твоему, я должен притащиться в логово волка и забрать оттуда твою эту, кстати, кто она тебе?
«Цепеши, говоришь, не смогут воздействовать? Значит, я и подавно не смогу. Что-то твоя лошадка всё темнее и темнее становится, Беннет. Не выгодно».
Лабиен лишь ухмыльнулся. К тому же, жизнь, кажется, некоторых совершенно не учит. Указывать Максу, что ему делать. Какой странный приём. Надо сказать, не прокатывало оно и шесть сот лет назад. Неужели кто-то ставил на то, что прокатит сейчас? Лабиен не на столько стар, пока.
- Женщина женщине рознь. Кому-то нужна опора, а кому-то ремня по голой заднице. Не все так мудры, как моя Калиса. Я-то уж точно это знаю.
«Да, и не знаю твою Аду. То, что ты мне говоришь тут – мне не нравится».
В общем-то, предположения Лабиена подтвердились: Джонсоны осведомлены на столько, на сколько их и осведомляли. Не знали ничего лишнего. Всё шло по общему плану, без неожиданностей. Цепеш уже числа с двадцатого сего месяца вёл себя совершенно спокойно. Не доставал ни Макса, не своё окружение. Значит, план, вместе с кандидатом, у него уже был. Про Аду Макс не слышал и от него. Только про женитьбу его Игоря на дочери покойного патриарха Воронов. Выходит, свадьба своего сына с представительницей рода Джонсон ему нужна для чего-то совершенно другого. Лабиен отметил про себя, что стоит уже разобраться – для чего же, хоть он и догадывался о возможных вариантах. Клод тоже сидел ровно и не рыпался, хотя однозначно будет заявлять собственного кандидата. Ну что ж, это его право. У самого Максимилиана был единственный кандидат в Тени – Беннет. Абсолютно проигрышный вариант. Но кто сказал, что в этот раз Паук собирался именно выигрывать? Нет, у него были совсем иные планы.
«С чего он взял, что я сыграю против Волков? Ещё один наивный глупец».
- Твоя голова ничего не стоит уже несколько дней. Так что – сомнительная ставка, Беннет. Давай что-то покрупнее, а то как-то не серьёзно всё тут.
Тем более, видимо, Морриган и правда схавал Канаду так, как её преподали. И даже Африку. Просто потрясающе. Они там все такие странные или не?
- Тебе нужно сохранение ЦИЭМа в рабочем состоянии и на Алмазном Берегу? Я прекрасно понимаю, что ЦИЭМ если и разбирать, то только по кирпичикам. Цепеши только этого и ждут. И отец и сын. Но не я. Если Вороны хотели что-то сокрыть внутри – они это делали. Вот мне и нужен целый ЦИЭМ, с целыми учёными и тем, что вы успели спрятать. Разумеется, в этом случае я постараюсь не подпустить Волков слишком близко к разработкам. Они же тупые, отдай им какую-то часть, брось, как кость собаке – и они отстанут. Основное, как обычно, я оставлю себе. И поделюсь с тобой.
Беннет говорил интересные вещи, мимо которых Лабиен пройти просто не смог. Ну если он так хотел играть в это, то что ж, Макс ответит крайней заинтересованностью и сделает всё так, как выгодно будет ему самому.
- Нет, Беннет. ЦИЭМ останется здесь, на Алмазном Берегу. Иначе до него Волки доберутся в другом месте. Проще оставить всё на виду. И самим остаться на виду. А так… найдут они всё. И там уже я не смогу быстро оказать помощь. Любое промедление может стать фатальным. Так нельзя.
Озаботился вампир. Разумеется, ему не было дела ни до самого Беннета, ни конкретно до ЦИЭМа. Но, как говорится, надо такое дело лучше оставить возле себя, чем потом где-то наводить справки, куда оно уехало и что там делает. Тем более, не стоит забывать о волках: убери у них из-под носа добычу, и сам рискуешь стать для них серьёзным врагом. Это Максу не надо. Тем более, подпольные дела были у всех родов, Джонсоны не исключение. И теперь Макс обладает такими интересными сведениями. Значит, не зря Волк уже который год неровно дышит на Данию. Жопой чует, что ли, что что-то не так и, главное – без него. Надо будет такой радостной вестью поделиться. Предложенный лист бумаги Максимилиан очень внимательно осмотрел, отмечая для себя, что стоит это дело запомнить и проверить хорошенько, в случае того, если Беннет не станет сотрудничать. Возможно, здесь и не вся правда, но копнуть чуть дальше будет очень интересным ходом. Разумеется, в исполнении Цепешей. Лабиены руки так сильно никогда не пачкают. Лабиены только думают. А Волки – делают. Этот союз всегда приносил интересные плоды. Вампир хищно ухмыльнулся, чуть глянув на выложенную флешку. Но вот сотрудничество со СМИ его совершенно не привлекало. Древний понимал, куда ведёт Бен и для чего делает это всё. Вскрыть свои карты, для него было выходом. И всё же, так сильно открываться самому Лабиену? Было как-то странно видеть подобное. Не блефовал ли?
«Оружие воздействия на Цепешей. Эт он мне что ли? Ну, ну, сделаю вид, что я удивлён и даже рад. Нет, ну а что? Не портить же всю малину Беннету!?»
- Конечно, это было бы весьма кстати. Волки давно зарвались. Пора бы на место им указать. А ты, я погляжу, за род сильно радеешь. Это хорошо.
Прозвучало совершенно натурально. Да Макс, по идее, и не врал совсем.
- Вот тебя самого и выдвину в Тени. Зачем мне твоя малолетка. Мало ли, что у неё на уме. Тем более – баба. С Цепешами споётся как, чего делать-то потом будем? А ты – вот сразу видно, что хочешь всё верно сделать, не ошибиться. Так мы что, с ЦИЭМом как порешим? Полную безопасность целому комплексу гарантировать не смогу уж точно, там же Цепешей фиг выгонишь. А вот частично – запросто. Что скажешь? И эт, тут кофе есть, м?
Совсем озаботился Лабиен. Разумеется, пока что только напитком.

Отредактировано Максимилиан Лабиен (11.06.2015 21:42:24)

+3

14

Все это было как-то странно. Его до сегодняшнего дня никуда не брали, а тут на тебе, Беннет сказал брать скрипку и отправляться за ним. Люц конечно не стал спорить, хозяину-вампиру наверняка виднее, как лучше. Да и тигру было все равно, где играть. На берегу, подальше от этого доктора, который при первой же встрече сказал, что не настроен, слушать его музыку. Или же на публике, для которой его игра будет просто фоном, на котором будут звучать какие-то более важные разговоры. И до этих разговоров Моро тоже не было никакого дела. Он ничего не знал, и потому подслушивать и пытаться во что-то вникнуть было бы бесполезной тратой времени. Да и ему не нужны были проблемы. Он просто хотел выжить, и возможно по каким-то путям выбраться из рабства.
«Лезть на рожон неверная стратегия в этом случае…»
Повторял он сам себе, готовясь к выступлению, хотя не понимал, для чего его вывели, так сказать, в свет.
Впрочем, все просто, выйди, и играй.… И он просто взял свою скрипку, и, выйдя из тени, на небольшую сцену, просто стал играть. Он не промолвил ни слова, он не стал объявлять о себе, не просил это сделать кого-то другого. О нем все скажет его музыка. Кто пожелает услышать, тот услышит.
Одна мелодия плавно перетекала в другую. Люц закрыв глаза, просто отдавал всего себя музыке, забыв о том, где он, и кто он. Границы фантазии и реальности для него сейчас были размыты. Он был музыкой, был ее проводником. Звуки, извлекаемые из скрипки жили, рассказывали свою историю, и, заканчиваясь истории, оставались в памяти слушающих, быть может навсегда. И все потому, что играл тигр душой, не претендуя на величие.
[audio]http://pleer.com/tracks/66585807wUy[/audio][audio]http://pleer.com/tracks/7129064F8kA[/audio][audio]http://pleer.com/tracks/3204855TOP7[/audio]

Отредактировано Люциан Моро (12.06.2015 18:18:25)

+2

15

Макс уворачивался, отвергая любую попытку Бена «представить» Аду. Достаточно показательное поведение.
Итак, что же мы имеем.
Лабиен пришел сюда не для того, чтобы услышать, кого род хочет видеть в составе Теней. Свой претендент у него скорее всего уже есть.  И вряд ли это кто-то из тех, кто приходил к Беннету накануне. Иначе зачем им нужна была поддержка и.о. патриарха, когда уже есть поддержка самого главы Корпорации? Так что вряд ли в этом плане что-то светит Джонсонам. Либо вперед выйдет новый род, либо  - что уж тут скрывать — кто-то из тех, кого успели обработать Цепеши.
- То есть, по-твоему, я должен притащиться в логово волка и забрать оттуда твою эту, кстати, кто она тебе?
- Племянница. Дочь Уила — моего единокровного брата, - даже бровью не повел, будто не замечая, на что намекает Макс. Но вот следующая фраза расставила все по местам. Максу не нужен «чистый лист». Процесс «воспитания» слишком сложен и длительный. Значит, судьба рода уже решена. И партия будет скоро разыграна. Так что все, на что стоит рассчитывать  и к чему стремиться— оттянуть время или хотя бы понять, куда дует ветер и что попадет в воздушный поток.  Без этих знаний не удастся вовремя среагировать и защитить то, что еще можно защитить.
Эгоистическое чувство  кольнуло душу. Политика и наука. Нельзя заниматься и тем, и другим одновременно. В свое время Бен сделал выбор, но по всему выходило, что сейчас у него и выбора-то не было. Жизнь перевернула все так, что вместо того, чтобы сидеть в лаборатории или, в крайнем случаи, подписывать договора о научных сотрудничествах, он сидит напротив того, кто был виновен в смертях многих Джонсонов и от кого вновь зависела судьба их рода. Когда это было? 3 — 4 века назад...
Войны проходят, память стирается, но как ни крути, а история циклична. И пусть как таковая голова Бена, как и многих других представителей рода, не стоит много. Ценней то, что эти головы содержат.  Поэтому род, несмотря на все военные столкновения, в которые его пытались вовлечь, все еще жив. И не просто жив. Он вновь и вновь собирался: из разрозненных и заброшенных на край света ученых, он, слово магнит, вновь притягивал к себе эти кусочки магнитной мозаики.
История циклична. И опыт предыдущих веков всегда можно повторить, адаптируя их к современным реалиям. Но на этот раз у рода было, что терять, а еще род вкусил власть. Оба эти аспекты сами по себе опасны. Так что к чему приведет новое столкновение «интересов» - неизвестно.
ЦИЭМ был не только главным источником дохода рода, это было еще и учреждение, где удалось реализовать и дать продолжение накопленным веками знаниям. Надо ли говорить, что род и сам Бен терять его не собирались.
Морриган в ответ на слова Макса  о научном учреждении нарисовал на лице заинтересованное выражение.
«Бинго!»
Другие лаборатории? Не все так просто, как кажется. О Германии и Дании было сказано не случайно. Бен уверен, что информация упала на благодатную почву и рано или поздно принесет свои плоды.
Говоря про открытие лабораторий в ЦИЭМе Морриган намеренно не упомянул про подземные этажи.  Он и без того уже достаточно много на сегодня диктовал Лабиену.  Так что в этом плане было просто необходимо, чтобы он сам озвучил идею. Что и случилось. Теперь осталось лишь согласиться, демонстративно восхищаясь мудрой мыслью собеседника. Хотя все-таки Бен решил, что последнюю эмоцию не стоит рисовать на лице. Его и без того от всей этой ситуации воротило: он столько надежд возлагал на Корпорацию, но на деле оказывалось, что ничего не изменилось. Все те же войны. Только если раньше битву вели оружием, то теперь...
- Основное, как обычно, я оставлю себе. И поделюсь с тобой.
- Я всего лишь исполняю обязанности руководителя, Макс, - развел руками.
- Провернуть эту схему сейчас — не составит проблем. Но рано или поздно руководитель будет назначен — корпорацией ли, родом — не суть важно. И тогда я уже ничего не смогу сделать.
Было лишь 2 простых выхода в случае национализации: посадить на верхушку либо Бена, который бы смог обеспечить и открытость лабораторий, которые окажутся под прицелом Цепешей, и работу подземных секций. Либо посадить марионетку, которая не будет лесть туда, куда не надо, а будет лишь раздавать свои автографы там, где они нужны.
Самый простой — первый вариант. Но если ЦИЭМ перейдет в собственность Корпорации, дадут ли на это согласие Цепеши?
Макс говорил правильно: волкам нужна кость. Но хороша та кость, которая добыта самостоятельно. Так что то, что представил Ворон  Лабиену — всего лишь аперитив для хвостатых.  Обеспечение безопасности Алмазного Берега — это большая ответственность.  По положению они не должны проигнорировать данную информацию.  Бог в помощь, как говорится. Пока одни заняты выполнением служебных обязанностей, Джонсоны найдут, чем заняться.
- Вот тебя самого и выдвину в Тени.
«Бинго». Второй раз за этот вечер. Правда, на этот раз радости по поводу того, что Бен оказался прав относительно наличия у Макса кандидата, особой не было.
Что там Лабиен говорил: «Моё покровительство над кем-либо Волков никогда не останавливало. Наоборот, разжигало интерес.»
То, что данная ставка не сыграет, было ясно.  Значит, были у Паука свои планы, раз делает такой ход.
О том, что придется принять огонь на себя — тоже стало понятно. И отвечать за произошедшее тоже придется Бену. Более 600 лет  у власти стоял союз двух семей Хетов и Морриганов. Проигрывая битвы, они выигрывали в знаниях. Ученые, отправленные в чужеземные края, получали достаточно пищи для размышления. И в период мира эти две семьи вновь и вновь объединяли ветви, давая возможность развиваться. Но сейчас Хеты отошли от дел. Если убрать еще и Морриганов, то род распадется. Или превратится во что-то новое.
- Она не малолетка, - нахмурился. Так называть ее могли лишь он и ее родители. Как бы это ни было противно, но он должен был признать, что сейчас от Ады зависело очень многое. Их союз с Игорем открывал большие возможности. И тут даже было уже не важно, станет ли она Тенью или нет. - И она предпочитает петь соло. Главное, чтобы партия была хорошо прописана.
Небольшое отступление от темы разговора. Хотя отступление ли? Бен имел влияние на Аду. Имел давно, до всех этих откровений, которые случились на днях. Только пользовался он этим редко и осторожно. Не случайно говорится, что лучшая разведка — это разведка из женщин.
-Частичная безопасность — это лучше, чем ничего, - глубокомысленно произнес он, подзывая официанта, - но кроме будущего руководителя ЦИЭМа, есть еще небольшая проблемка.
Лучше сейчас все выяснить, чтобы потом не возникло недоразумений.
- Все те ученые, которые тебе нужны, в большинстве своем принадлежат нашему роду. А значит, вынуждены подчиняться приказам Патриарха, который имеет право знать обо всем, в чем задействованы его вампиры. В случае, если предложенная тобой на роль Тени кандидатура будет отвергнута, род окажется перед сложным выбором.
Он сделал паузу, позволяя официанту поставить перед Максом принесенный кофе.
- Позволь узнать: кого поддержишь ты в этом случае? Кто из нашего рода тебе более импонирует и кому придется прикрывать нашу двойную игру?
Как бы по-детски все это не звучало, но Уилу действительно приходилось часто прикрывать зад Родри, хотя бы по той причине, что сам патриарх Цепешей, видимо, не жаловал данное учреждение, по крайней мере не считал нужным его посещать. Так что убежать Волка в чистой работе ЦИЭМа приходилось патриарху. Конечно, Джонсон не вникал во все подпольные дела рода, но без его подписи обойтись было нельзя. Даже если ЦИЭМ перейдет корпорации, новый патр имеет право у своих «подчиненных» узнать многие нюансы их деятельности. И в данном случае печать «секретности» не играла никакой роли. Следовательно, должен место Патра занять тот, кто не будет лесть в эти дела или тот, кто полностью поддержит такую политику. Для рода, лишенного места в тенях, поддержка Макса одного из претендентов на звание Патриарха, могло сыграть решающую роль.
Хотя от Лабиенов можно было всего ожидать. Так что никто не списывал со счетов и третьего варианта.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (12.06.2015 18:06:38)

+1

16

«Дочь Уила. Племянница. Одни родственники кругом, объявились все».
Подумалось Лабиену, на что он только неоднозначно хмыкнул, подпирая подбородок рукой, и зачем-то принялся внимательно разглядывать своего собеседника. Морриган. Беннет Морриган-Джонсон. После смерти патриарха теперь было модно носить двойные фамилии и не забывать упомянуть про некую причастность к правящей семье. Уильям был повержен. И никто не знал, захочет ли Корпорация видеть в своём составе его потомков.
- Верно, сейчас – труда не составит. Позже – это будет нереально. Руководитель будет назначен Корпорацией, скорее всего.
Лабиен продолжал молчать на счёт национализации ЦИЭМа. Что с ним что-то будут делать, было очевидно для всех. Но как будут делать – неизвестно. Точнее – известно лишь слишком узкому кругу лиц. Максимилиан входил в этот самый круг, поэтому ещё более трепетно оберегал важную информацию.
- Вот я и хочу, чтобы ты руководил лабораториями. У вас же там не всё на виду, я ж правильно понимаю? На виду-то оно не интересно совсем.
Макс довольно улыбнулся вампиру, и будто отвлёкся окончательно, пропуская мимо ушей остальные слова Беннета. Вообще, Лабиену просто не выгодно было слышать то, что говорил Морриган. Не малолетка. Это с обеих сторон пока что плохо. Её никто не знал, о ней ничего не знали. Значит, голосовать не будут и за неё. Так же, как и не будут голосовать за Беннета. Менять шило на мыло. Никакой выгоды. А, возможно, ещё и раздор. Нет, не стоит овчинка выделки. Не в этот раз. Сложно. Всё было очень сложно. Джонсоны, по мнению Лабиена, должны быть представлены в Тенях. Иначе полезут япошки. А это уже откровенный пиздец. И всё же, он пока не знал, кого собираются заявить Доминик и Клод. Неужели Накадзимы самолично полезут в Совет? Посмеют ли? Нет. Лабиен это почему-то знал. Выходит, тут что-то другое и как-то иначе. Но по-прежнему – непонятно.
- Подобный выбор всегда сложен, Беннет. Тебе ли это не знать.
И этот сложный выбор был тоже на руку Лабиену. И Цепешу, что уж тут таить. Раздор внутри рода. Как заманчиво звучит-то…
- О, благодарствую!
От чистого сердца поблагодарил Макс официанта, принесшего горячий, ароматный кофе, и тут же приложился к чашке, выпивая почти половину. В прочем, и про это вампир скоро забыл, возвращаясь к разговору с Беном.
- Ты, разумеется.
Разулыбался вампир, вернувшись к своему кофе. Но теперь пил медленно и отчего-то крайне внимательно, изучая содержимое напитка.
- Нет, ну сам подумай: зачем мне кто-то другой? Молодые, это, конечно, хорошо. Но! Их никто не знает. И я не знаю. Да и узнавать особо не хочу. Тем более, она ж почти Цепеш! Мне-то это точно не надо. И если бы Доминик так жаждал увидеть её в роли Тени, то я бы уже знал об этом!
Но Лабиен ничего не знал. Волк тоже играл в какую-то свою игру, и Макс не собирался раньше времени соваться в эту странную, не свою, партию.
- А кто это тут так хорошо тренькает-то у тебя, на скрипке? Подари, а? Вместе с Данией. Нет, ну а чего? Я ж по-дружески прошу, не за бесплатно ж я сюда притащился-то. У меня дела, работа, сам понимаешь.
Как-то слишком серьёзно пошутил вампир, и вновь довольно разулыбался, допив свой кофе. Говорили с Беннетом они про разное. Ну, разумеется, как же иначе-то? Морригану нужно было место среди Теней. Но этого Макс гарантировать ему не мог. Так же, как и его этой Аде. Всё, что мог сейчас Паук – гарантировать частичную безопасность учёным рода Джонсон. Ему это было выгодно, не менее выгодно, чем самим Воронам.

+3

17

По сути Бену было плевать, что о нем думают. И уж тем более плевать, что думают о взаимоотношениях его и Ады. Период, когда пресса пыталась из этой истории что-то раздуть, давно прошли. И сейчас, когда отношения между дядюшкой и племянницей стали ближе, поднимать эту тему не хотелось.
Бен и не надеялся, что Макс будет открыто делиться планами Корпорации на счет ЦИЭМа. Но главное было ясно: лаборатории закрыты не будут. А это именно то, что надо было не только лично Морригану, но и всему роду.
- Конечно, не все, - к чему скрывать то, что и без того ясно. В учреждении, где часть охраны обеспечивал конкурирующий род, хранить на виду опасные материалы было безрассудно. А опасного здесь было много: и это не только результаты неудачных экспериментов, которые не были уничтожены в надежде, что они помогут в дальнейшей работе. Это еще иные разработки, которые в руках вампира, мечтающего о мировом господстве, могло стать страшным оружием.
- Что ж, польщен.
Оставалось лишь решить, сможет ли он вести эту тройную игру. В голове уже прокручивалась схема, как защитить то, что ни в коем случае не должно попасться в поле зрения Макса. Хотя последний не был наивным младенцем и скорее всего подозревал, что Джонсоны вряд ли выложат все. Слишком большие ставки. Длительность игры «я делаю вид, что не знаю, чем вы занимаетесь за моей спиной» будет продолжаться ровно столько, пока это выгодно тому, кто диктует условия. К сожалению, этим «кто-то» был не Ворон.
- А Волки всегда оповещают тебя о своих желаниях? - невинно поинтересовался Бен, отпивая из бокала с кровью. - Уже сказали, кого выдвинут?
Конечно, вопрос этот волновал. Но Морриган прекрасно понимал, что особо рассчитывать на ответ не стоит. Поэтому вновь вернулся к основной теме разговора.
- Что ж, если твои желания сбудутся и я стану патриархом, то вопрос слаженной работы подземных лабораторий будет решен.
К сожалению, обеспечить последнее при невыполнении данного условия было невозможно в полной мере. Если о заговоре узнает новый патр, а там и до Цепешей недалеко, которые не преминут использовать ситуацию, чтобы поставить Джонсонов на место, забывая, что не стоит осиный улей тревожить палкой. Осы ведь могут и укусить. Но Вороны — не осы. И кусают они лишь тогда, когда выхода другого нет. Укушенный не сразу поймет, что в его организме находится яд, а когда поймет — будет поздно. Месть свершится.
Этого нельзя было допустить. Пока Волки пытаются разработать мощное совершенное оружие,  в секциях ЦИЭМа хранится то, что было создано случайно, но по своему боевому действию намного превосходит то, о чем мечтают вояки.
На этот раз уже Бен не говорил о Тенях. С ними все было понятно.
Его просили занять должность и.п., и он не спрашивал, почему. Просто принял это как само собой разумеющееся. Он не хотел быть патром, но по всему выходило, что это единственный вариант сохранить род и дать надежду при потери места в Тенях на то, что войны не будет.
- Выступишь в поддержку моей предвыборной кампании?
Всего лишь поинтересовался. Всегда интересно, готов ли Лабиен в открытую афишировать свое расположение к тому или иному представителю Джонсонов.
- Почти что Цепеш, - эхом повторил вампир. - Судя по всему, у молодежи начался брачный период, межродовые игры: Цепешеский волчонок сходится с дамой из рода Д'Эстенов. Наша Ада — за Игоря. Отстаешь, Лабиен! У тебя же, вроде , дочка не пристроена. Не хочешь отдать ее за наших? - полушутя, полусерьезно спросил Бен.
- Скрипача — бери. А Данию — ну если только в качестве свадебного подарка, при условии, что и за Алишей будет хорошее приданое. И то, этот вопрос будет решать новый патриарх рода!
Развел руками, демонстрируя, что на данный момент его полномочия по раздариваю земель ограничены.

+3

18

- Конечно, всегда. На то они и волки. Цепеш же не умеет ничего планировать и доводить до ума. Поэтому и говорит мне всё подряд: важное, и не очень.
Откровенно врал Лабиен, хотя выглядело вполне себе правдиво. Об их военном тандеме давно уже ходили разные слухи. И не секретом было для общественности, что важные решения всегда принимал только Лабиен, когда Доминик выступал лишь исполнителем. Разумеется, это чистейший бред, Макс никогда не игнорировал Цепеша. Так же, как и никогда не принимал решений без него. Совет был всегда, и патриархам двух родов постоянно удавалось договориться. Каким-то странным образом, надо оговориться.
- Сказали. Безусловно. Но только я не обязан говорить это ещё кому-то. Да.
Ухмыльнулся Лабиен. Странный этот Беннет. Точнее – совсем не странный. Предсказуемый, как и сотни других, подобных ему. Совсем неинтересно.
- Вот и старайся, становись патриархом. Всё зависит от тебя!
Прям как обычный лозунг в предвыборной кампании. Макс поморщился.
- Конешн выступлю! Если хорошо заплатишь. Почему бы и нет?! Мне нужна Дания. Тебе – патриарший престол, очень неплохое сотрудничество может получиться, как думаешь? Я бы поддержал выгодную партию.
Вопрос оставался открытым – Лабиен не знал, какая партия выгодна для него лично, для его рода и для общего благополучия. Кандидат Цепеша не был известен. И ставить на него – шаг опрометчивый. Скорее всего – очередной юнец. Спокоен слишком Доминик. Задумал он что-то. Почему-то уверен, что Лабиен не пойдёт против. Он таким спокойным не был со времён битвы при Сталинграде, ещё во времена второй мировой. Тогда Макс тоже не делал свою ставку, тогда Волк решил всё сам, хотя Лабиен был против. И выиграл не только битву, но и войну в итоге. Непродуманный ход, непроработанный. И всё же, козырь в рукаве Доминика сыграл лучше. Теперь ситуация повторялась. Но Макс знал точно: он не доверится кандидату, если он будет слишком молод или слишком стар. Так же, как если он будет слишком дальних кровей от рода Джонсон. Лабиен не прочь бы был видеть на месте Тени Родри Хета. Но он чего-то испугался, перестал доверять и в довершении всего – пропал без вести даже для таких, как Лабиен.
«Будто и правда помер-то, старикашка. Куда он мог деться?!»
Проверять лично у Макса не было времени. А посылать кого-то на враждебную территорию патриарх не хотел. Мало ли, как это расценят.
- И не говори, что-то Цепеши нынче выглядят не такими консервативными, как в предыдущие столетия. Странно, я был уверен, что Доминик что-то да запретит. А он чего-то одобрил обе свадьбы. Стареет, наверное, наш Волк!
Ухмыльнулся вампир. Он-то знал все мотивы Доминика, но распространяться о них не имел никакого желания. Тайна она на то и тайна, чтоб оставаться за закрытыми дверьми важных переговоров и личных попоек, за ними следующих. Молчать Лабиен любил, поэтому делал это всегда от всей его широкой души, проще сказать – не говорил ничего ровным счётом. И никому. Странный союз с Цепешем, длившийся уже не первую сотню лет, должен был загнуться в первые полгода. С упрямством-то Доминика и его вечным недоверием. Но он существовал и поныне. Лабиен умел удерживать союзы и пострашнее их с Цепешем. Не впервой.
- Для Алиши уже давно уготована выгодная партия, так что повода для беспокойства, ровно как и для суеты с твоей стороны, точно нет.
Разумеется, Лабиен уже давно всё распланировал. А подождать ещё несколько лет – это же такая глупость для тех, кто живёт так долго.
- Ну вот, на фига мне раб без Дании-то? Тоже мне. Ладно, давай, вдруг, пригодится. Говорят, скрипачи – вещь-то хорошая, практичная, да. Ну, показывай подарок-то. Хрен с тобой, Данию сам как-нибудь отберу.
Ухмыльнулся старый вампир, согласившись.

+4

19

Лабиен открыто издевался. И приходилось держать себя в руках, чтобы не высказать в лицо все, что он думает об этом зазнавшемся ублюдке. Морриган был за честную игру, но должен был признать, что здесь придется идти в обход. К сожалению, рыцарские поединки давно ушли в прошлое.
Но у всех есть своя ахиллесова пята. Макс в этом плане не был исключением. А уж Бен умел ждать.
- Да им и говорить ничего не надо, - поддержал игру Морриган. - У них все на морде написано.
- А вообще, - вновь сделал глоток, откинулся на кресло. - Если бы кто спросил моего мнения, то я бы сказал, что все эти межродовые браки — единственный вариант для их рода. Без притока новой крови через несколько столетий Цепеши могут оказаться на грани вымирания.
Уже сейчас многие представители этого рода имеют проблемы с регенерацией. И это лишь те, кто обратился в клинику. Подозрения Бена, возникшие еще во время исследования Кайла, подтвердились: волчья кровь внесла свои коррективы в особенность организма вампиров. Они способны восстанавливаться после разных тяжелый ранений в процессе трансформации, но в этом и заключалась опасность. Восстанавливая ткани, организм заключал в плен разные вещества, которые легко адаптировались к новым условиям или просто накапливались, медленно ведя свою разрушительную работу. А дальше — все индивидуально. У кого-то проблемы возникали к концу первого столетия, как это случилось с Уорреном, у кого-то позже, как это было с Марго и другими представителями этого рода.  Вообще Бен считал, что надо было обязательной медосмотр ввести и для вампиров. Тогда много чего можно было избежать. Но где уж там! Мы же почти что бессмертные! Нам не страшны болезни.
Да, людские болезни их не берут.. Но этот мир не ограничивается данной сферой. И события августа это доказали.  Один представитель мира вампиров покинул ЦИЭМ, неся в организме один из штаммов вируса, правда, он помог ему в нужный момент не отправиться в мир мертвых, но еще неизвестно, что попало в организм других участников данных событий, в числе которых была и жена Патриарха Лабиенов. А между тем инкубационный период вируса подходил к концу. Но все это лирика. Главное было одно — противоядие создано. А пригодится оно или нет — покажет время.
- Сказали. Безусловно. Но только я не обязан говорить это ещё кому-то. Да.
- Что ж, сделаем вид, что поверим, - еле слышно произнес Ворон, вновь посылая в адрес Паука улыбку одними уголками губ. - Иначе очень интересное кино получается, Макс.
Что ж, период «знакомства» и выяснения, что и кому надо, закончился. Морриган узнал то, что хотел.
Дания. Эта страна, принадлежащая Джонсонам, была лакомым кусочком для многих. И просто так ее сдавать Бен не собирался. По мере того, как Макс шутил, Бен, наоборот, был слишком серьезен.
- Дания за звание патриарха рода, который выйдет из состава теней из-за проигрышной кандидатуры? Какой-то не равноценный обмен, не находишь? Мне должность Патра нужна лишь для того, чтобы можно было успешно скрывать от Цепешей работу секций. Если они тебе действительно интересны.
Джонсонам нужно время. Не так много, но оно необходимо, чтобы завершить проекты. ЦИЭм действительно использовал связи Лабиенов, чтобы заключать договора на начальном этапе существования учреждения. Но подземные секции существовали не только для того, чтобы скрыть опасные исследования, но и те работы, которые велись в обход связям Корпорации, которую многие боялись. Но иногда страх вынуждает людей на многое. Возможно, кто-то после всех этих событий и откажется от продолжения сотрудничества. Но найдутся те, кто согласится, если их имена останутся неизвестными Корпорации.
Лишь изогнул в удивлении бровь. Суета по поводу Алиши?  На самом деле он всего лишь поддерживал разговор о молодежи. Не более. Иметь в женах ТАКОЕ — упаси бог. Ни за какие сокровища мира. Хотя, надо сказать, фантазия у девчонки работает не плохо.
- Не хочешь — не бери, - осталось лишь пожать плечами. Музыкант все дни проводил один, лишь несколько раз Бен организовывал с ним тренировки. Но этого было слишком мало, чтобы он успел привязаться к парню. А у Макса все-таки жена. Уж она-то найдет применение пацаненку. Да и под раздачу не попадет, если что.. Вон в доме Уила сколько народу погибло.
- Ну попробуй.
Нет, он не угрожал. Просто отвечал на реплику. И было действительно интересно, какой из способов «отбирания» земель на этот раз решит использовать Лабиен. Самим же Джонсонам
сейчас нужно было время. Как минимум неделя, чтобы быть готовыми отразить любую атаку, начиная с экономической блокады, заканчивая военными действиями, вне зависимости от того, против какой страны они направлены. Быть может у них нет связей, как у Лабиенов, и нет военной техники, как у Цепешей, но у них есть то, что нет ни у тех, ни у других — знания о природе вещей и об этом мире, который не так прост, как кажется политикам и военным.
- Вот если бы Ада стала Тенью, а я — Патриархом, возможно, мы бы и вернулись к этому разговору, - шутливым тоном произнес Бен, подзывая официанта и прося того пригласить к столику скрипача.
-  А пока могу предложить тебе этот продукт наших французских земель. Скрипач Люциан Моро.

+2

20

Люциан, конечно же, не мог слышать никаких разговоров, и не знал, что сейчас, его подарили, как какую-то вещь. А почему и зачем? Этого он тем более не мог знать. Чужая душа потемки, и мысли кстати тоже.
Моро продолжал играть мелодию за мелодией, совсем потеряв счет времени. Вот зазвучала восточная мелодии, которой его когда-то обучала бабушка. Мелодия нежна и тягуча. Обволакивает и завораживает. И сердце бьется ровно в такт.
Очнулся тигр только тогда, когда к нему подошел официант и, тронув за плечо, сказал, что его ждут у столика, и указал на столик где сидел Беннет и незнакомый скрипачу человек. Что ж, раз велено подойти, он перехватил скрипку и смычок в одну руку и прошел к двум вампирам. Ловко петляя между столиков. Как раз подоспел, чтобы услышать, как его представили незнакомцу.
«Я кто? Продукт?»
Люц не стал акцентировать внимание на насторожившем его слове и улыбнулся, кивнул:
- Добрый вечер.
Он озадачено посмотрел на Джонсона, не понимая зачем его позвали. Неужели он умудрился сделать что-то не так, или сыграть что-то не то?
- Доктор Беннет, а кто этот человек?
Он кивнул на незнакомца. Да-да, любопытство все же взяло верх над терпением. Не смог дождаться пока вампир сам не назовется, или же его не представит Беннет.

+3

21

Кажется, Беннет напрягался всё сильнее и сильнее. Интересно, он всегда такой предсказуемый или просто разволновался сегодня случайно?!
- Не сказал бы. Если уж кто первый и вымрет, так это Джонсоны. Без притока новой крови, или с притоком – какая разница? Вырежут Волки, как стадо ягнят-то. Кто защищать будет? Или ты всё думаешь, что наука победит вооружение? Ядерные бомбы никто не отменял. А ебанутым Цепешам вполне может прийти в голову такая отменная идейка. И ведь воплотят в реальность. Никого не послушают. Они могут. Ты знаешь, знаешь это.
Лабиен тяжело вздохнул, внимательно рассматривая Морригана. Полное истребление их рода, так же, как и ядерная война с её последствиями не нужны были ни Джонсонам, ни Лабиенам. Да вообще – никому.
- Эт политика. Поинтереснее всякой кины-то будет.
Безразлично отозвался патриарх. Убить бы этого Беннета, повесить все обвинения по случаю зомби. И убить. Законно бы всё вышло. Но это могут сделать и Цепеши. У Лабиена были совершенно иные, далеко идущие планы.
- Да. Именно за это и всего лишь – Дания! За другое я что покрупнее требовал бы. Но у тебя этого покрупнее ни фига нет. И Дании нет. Так что, Беннет – или Дания, или я просто буду ждать, куда выведет эта партия. Скоро всем придётся вскрыть карты. Джонсоны – не исключение.
Проигрышная ситуация была только у Воронов. Остальные пострадают меньше. Убитая Эмилия позаботилась обо всём заранее, ещё в 2013-м, усадив Клода на место Тени. От Кота теперь требовалось просто сесть на место сестры и заставить свой род признать его патриархом. Тогда он прочно закрепится на верхушке управления Корпорацией. У Джонсонов всё было иначе: Родри предпочёл удрать после гибели патриарха. Связи с ним не было, да ещё эти слухи про пожар в его имении. Правда, всего лишь слухи. Но у Хета было много недругов, мало ли, кто его там мог уничтожить. Остался бы. И тогда его голос мог быть решающим при выборе кандидата на роль Тени. Теперь Корпорация наконец-то подходит к тому балансу, которого невозможно было достичь в начале – четыре главенствующие семьи, четыре Тени. Тогда, при организации Корпорации, пришлось идти на уступки не доверяющим родам, точнее – всем. Верили только Цепеши. Поэтому и у Лабиенов не было больше представителей, лишь сам Макс. Коты и Вороны имели по два представителя от рода. В итоге одни чуть не лишились всех мест, а вторые – всё-таки да, лишились на данный момент.
- Так скрывай. Пока они там чего лишнего не нашли, в то время как ты тут сидишь. Может, я здесь по договорённости с Волками, тебя отвлекаю.
Рассмеялся вампир. Это только Цепеш мог до такого додуматься, но точно не Лабиен. Макс отозвался на приглашение ради обычного интереса. И одного дельца. Своего личного, не озвученного доселе. Древний всё раздумывал, а стоит ли. Ведь в итоге он так и так сможет добиться своего.
- Чего сразу не хочу-то?! Раба жалко стало что ли? Так я тебе его могу на выходные высылать! По частям.
Криво ухмыльнулся вампир. Забавная ситуация с этим Беннетом.
- Да обязательно. Попробую, ты не переживай только.
Пожал плечами Лабиен, вновь усмехнувшись. Зачем ему вообще Дания, когда под Корпорацией ходит весь Евросоюз? А пусть будет!
- Если бы, да кабы… А кроме скрипача и предложить-то нечего, да, Беннет? Или жадничаешь?
Разулыбался древний.
- Ах, да. Омоложение, быстрая регенерация, супер вирус, уничтожающий всех подряд или лишь выборочно. Смотри, Морриган.
Лабиен обвёл руками зал, где продолжалась дегустация и иные увеселительные мероприятия. У него были и другие сведения, но он молчал.
- В роду Джонсон много семей. Кто-то более влиятелен, кто-то – богаче остальных. Кто-то не имеет ни черта. А трон патриарха так заманчив… Или хотя бы свобода и стабильность. Знаешь, за своё благополучие некоторые тоже готовы платить любую цену и не только грязными деньгами.
Тише проговорил Лабиен, не забывая частенько сыто ухмыляться.
- Пытаются его купить многие. Меня не интересуют деньги. Так же, как и Цепеша. Тогда они предлагают нечто иное. То, чего нет у меня. То, чего не знает Корпорация… ЦИЭМ и то содержимое, до которого не дорыли Цепеши, приходит к нам самостоятельно. Кто-то покупает свободу себе и своей семье. Своим близким. Любовницам. Детям. Тебе-то останется хотя бы на то, чтоб откупиться от собственной позорной смерти? А-а, ты ж её не боишься… Это верно. Тогда подумай о своей Аде. Изведут её Цепеши. Откупаться поздно будет. Они ж придумают что-нибудь. Не смогут управлять и давить – так свяжут и голодом морить станут. Чувство юмора у патриарха Волков отсутствует напрочь, так что шутки у него странные, от них не только люди подыхают, но и нелюди всякие. Вампиры, к примеру.
Был ли это лишь блеф в исполнении Лабиена? Паук блефовал слишком редко, чтоб дать возможность своему окружению верить в такую наивную чушь, как блеф в своём исполнении. Джонсоны были разрознены, у них не было единства и не было того, кто объединил бы их, взяв бразды правления в свои руки. Максимилиан пришёл на эту встречу не только из-за Беннета и его приглашения. И неспроста остался в общем зале. Теперь, даже если предположить, что всё вышесказанное им было полнейшим враньём, оно станет реальностью. Зачем скрывать свои мысли от неопытных чтецов? Пусть услышат то, что выгодно Лабиену. Озаботятся и без того отвратным положением дел, и понесут всю известную им информацию в руки Пауку. Лишь бы избежать преследования, лишь бы избежать смерти. Стать ближе к народу – задача на сегодняшний вечер. Посмотрели на грозного патриарха, что может спасти им жизнь? Принесите то, что ему нужно, и он обеспечит защиту и покровительство. Расскажите то, что он ещё не знает – вот и жизнь.
- Здоровый хоть, скрипач-то? И имя у него есть. С каких времён вещам стало принято давать имена, Беннет?
Теряя всякий интерес к Морригану и разговору с ним, Макс крайне внимательно принялся разглядывать прибывшего раба. Молоденький совсем.
- Отчего же этот вечер добрый? Для кого именно он добрый. Для тебя, раб?
Зло глянул в сторону мальчишки вампир. Не дрессированный совсем.

+5

22

На какой-то миг показалось, что он говорит с сумасшедшим.
Неужели Макс действительно думает, что ядерной войной можно напугать Джонсонов? Не страшнее, чем любой другой взрыв с прямым попаданием. Но чтобы таким образом вырезать весь род — придется нанести удары не только по землям, принадлежащим роду. А что в результате? Вряд ли такой способ уничтожения рода можно было бы назвать победой.
Кровь существа, который болен раком, своеобразна на вкус. Ее можно пить для разнообразия, но питаться ей постоянно — невозможно.
Если и вырезать род, то только поодиночке. И то все равно останется тот, кто выживет: ляжет на дно на несколько веков, наблюдая за тем, как люди в своем стремлении облегчить жизнь вновь и вновь загоняют себя в гроб, как по неизвестной причине мрут оборотни и дампиры, а вампиры.... в очередной раз делают вид, что все в порядке, в очередной раз повторяя историю и считая себя сверхсуществами, не замечая, что сами же повторяют историю людей.
- Волки нас уже не первый век пытаются вырезать. Так же как и Лабиены. Вы же тоже то убить нас хотели, то поработить. Ничего нового, Макс.
Да, политика, чертова политика, в которой соглашения порой так и остаются лишь на бумаге, и каждый только ищет способ нарушить договоренности.
- Я пытаюсь лишь сохранить то, что у нас есть. Что у вас есть, — поправился Морриган. Даже со всеми их знаниями, со всеми умениями, специфика способностей Джонсонов в том, чтобы служить: клиентам, пациентам — кому угодно. Это было первично. Даже принимая на себя функции бога и решая вопрос кому жить, а кому нет, они всего лишь служили: за идею или за деньги, ставя на одну чашу веков свою жизнь и свои знания, в то время как на другой оставалась только чужая жизнь.  - Если вам услуги нашего рода не нужны, значит так тому и быть. А то, что ты называешь политикой, больше похоже на торговлю на базаре.
- Может, я здесь по договорённости с Волками, тебя отвлекаю.
- Тогда поблагодари его за столь приятный вечер.. А не то за все это время даже присесть времени не было, - и ведь говорил правду.
Бен не был из тех, кто считал многие начинания Макса безрассудными и опасными. То, что неизвестно было одним, было хорошо продумано и просчитано другими. И то, что сейчас Лабиен отвергал предложения Бена, означало лишь одно: он рассчитывает сыграть на другой партии что-то более выгодное для себя.
- Попробую, ты не переживай только.
- Не буду, - пообещал Бен. - В конце концов психолептиков хватит на всех.
Макс был слишком уверен в своей власти, но если ты обедаешь с народом, это еще не значит, что ты понимаешь его чаяния. А недовольных всегда было достаточно. В том числе и корпорацией, в том числе и тем, во что превратился Евросоюз. Многих держало лишь стадное чувство и страх.
Даже если вывести страны, подвластные Джонсонам, из Евросоюза, их потери будут не столь велики, как кажется. Просто есть в этих странах то, что нет в других. А это значит, что так же будут туда ехать заинтересованные за теми видами услуг, которые могут обеспечить лишь Джонсоны. Если хочешь жить, красиво жить: ничто тебя не напугает, даже повышение цен, даже санкции и запреты.
Макс говорил. И говорил, в общем, правильные вещи. Наверное, действительно стоило было испугаться, если бы не одно НО. Система безопасности и защиты работала так, что о конечном результате знали лишь единицы. И даже сейчас, когда процесс сокрытия шел активным ходом, сотрудники не все были в курсе того, что же именно прячется, что находится в контейнерах, где наравне с «пустышками» были и ценные материалы. Вот только на то, чтобы отделить зерна от плевел, потребуется много лет. Систем безопасности представляла собой союз науки и магии. Не за месяц, а годами такая схема разрабатывалась на закрытых советах Хетов-Морриганов. Уже тогда Джонсоны догадывались, что рано или поздно очередной топор нависнет над их головой.
Бен не боялся смерти, как правильно заметил Макс.
- Глупо бояться того, что рано или поздно всех нас ждет, - озвучил он свою позицию. - А Ада вполне уже взрослая женщина, чтобы самой о себе побеспокоиться.
Вот уж о судьбе своей племянницы Морриган беспокоился меньше всего. Девчонка была в надежных руках.  В Игоре действительно было много от отца, и главное качество — своего он не отпустит. А еще он был вампиром слова. И в этом плане Бен готов был довериться ему, как доверился тогда, несколько столетий назад, когда они бились спина к спине против оборотней.
- Ну если тебе действительно так важна информация шестерок, которая представляет собой лишь слухи без конкретных данных, то это твое право.  Значит я ошибся, решив, что тебе нужны данные из первых уст, - Бен коснулся флешки, которая все это время лежала на столе. -  А мне, кроме того, что знаю я, предложить действительно нечего.  Но я передам роду твои пожелания. Надеюсь, у вас достаточно будет ищеек, чтобы проверить достоверность и важность полученной таким образом информации.
Почему бы не сыграть в этот раз в открытую? Крысы быстро побегут с корабля, но за пустышки никто платить не будет. Тогда они либо исчезнут, либо вернутся: пристыженные и готовые на все, чтобы заслужить прощение рода.
Что ж, видимо, на этом разговор действительно стоит закончить. А пока не достигнуты соглашения, секции вскрываются, материал пересортировывается и переправляется в другие тайники.
- Не знаю. Он у меня всего 4 дня. Но если будут проблемы, то обращайся. Лечение бесплатное по гарантии в течение первой недели со дня использования.
Ворон с некоторым сожалением посмотрел на скрипача. Была бы у Бена совесть — возможно ее бы кольнуло. Но те ее ошметки, что остались, были не в состоянии заставить его переживать о судьбе молодого раба. Жалко было лишь, что тренировки пропадут. Но и к этому Морриган отнесся философски: никогда не знаешь, когда сыграют свою партию вложения.
- В нашем роду все вещи имеют или имена, или порядковый номер. Первое запоминается легче, чем второе. Но ты можешь себя этим не утруждать. Он — существо разумное, так что и на «эй» сможет откликаться.
Несмотря на шутливый тон, Бен не смеялся.
- Это твой новый хозяин. У него много рабов, которые быстро меняются. Так что скучать тебе не придется.
Если мальчик действительно такой сообразительный, каким он показался Беннету, то должен понять данную «шифровку».
- Скрипку берешь вместе с ним или оставишь ее мне как память о моем рабе?

+3

23

И вот опять это режущее душу слово «раб». Но Моро предпочел это не комментировать. Да, все верно, так целее будет. Он лишь еле уловимо улыбнулся незнакомцу.
- Просто вежливое приветствие-пожелание. А вечер наверняка для вас добрый. А для меня, это как знать…
Спокойно пояснил скрипач, чуть пожав плечами. Он точно не собирался нарываться на неприятности.
«Да и для меня вечер был добрым до этой минуты…»
Ему было достаточно того, что позволили играть на его скрипке. Музыка для него была свежим воздухом, которого в неволе так мало. Как не крути, а оборотни свободолюбивые существа. А тигры с их природой и подавно. Это гордый хищник. И хорошо вероятно то, что он еще совсем молод, будь он старше, было бы намного сложнее.
Злой взгляд? Люц не понимал, чем успел разозлить вампира, поэтому на этот счет не стал заморачиваться. Может он с утра не успел поесть, вот и злой. Кто же знает этих вечно занятых своими делами кровососов…
Но вот дальше больше, точнее, хуже. Новый хозяин? Почему? Зачем Беннет отдает его этому перцу, у которого и так рабов хоть соли? Хотел узнать, зачем Беннет так поступает, но отчего-то прикусил язык, решив не спрашивать. Почему-то подумал, что ему лучше не знать, ибо от знания этого лучше не станет точно.
Услышав, что разговор о скрипке пошел, прижал инструмент к груди, словно это как-то помогло бы, если вампиры решили бы отнять у него его «свежий воздух», память о доме, о матери и о бабушке, которая нянчилась с ним с рождения, пока мать работала...

Отредактировано Люциан Моро (22.06.2015 20:52:21)

+3

24

- Правда что ли? Прям так и вырезать? Ну не знаю, как Волки, но мы даже не старались!
Правдиво заверил Лабиен. Ему не нужна была гибель рода Воронов сейчас.
- Так политика от экономики-то не далеко. Собственно – вот тебе и базар.
Всё глобальное на деле всегда выглядело куда проще. Всякие странные рюшки типа законов, юридических стандартов и прочего навешивали специально, для общественности, ну и для Беннета, судя по сему.
- Вот если твоя Ада взрослая женщина и способна позаботиться о себе, то чего беспокоиться-то? Это ж ваши, внутриродовые проблемы, я тут при чём?
Пожал плечами Максимилиан, рассматривая стоящего рядом скрипача.
- С чего ты взял, что этот вечер для меня или для Беннета добрый? Ты даже не знаешь, о чём мы говорим, но делаешь свои собственные выводы, будто знаешь больше нас самих.
Надо сказать, что играл парень и, правда, ничего так, для своего возраста – вообще хорошо. Только вот, вампиру он не был нужен. Патриарх не особо ценил музыку, и пацанёнка забирал больше из странной вредности, что вдруг возникла в его создании, чем от необходимости в новом невольнике.
- Серьёзно? В течение первой недели? Да он у меня и пару дней не протянет.
Отмахнулся от слов Беннета Макс. И тут же, не делая должной паузы, продолжил говорить, обращаясь уже к молодому скрипачу:
- Чего со скрипкой обнялся? Я разрешаю рабам иметь собственные вещи, только если раб это заслужил. Ты, собственно говоря – не заслужил. Так что – клади на стол, не твоё. И знай своё место. Надеюсь, не надо напоминать, где оно у тебя?
Лабиен редко указывал невольникам на их положение. Чаще он доверял рабам больше, чем квалифицированным выпускникам институтов. На службе патриарха не являлось редкостью встретить бывшего раба, или даже беглого раба. Вампир вообще считал, что не бывает никаких невольников. Все они каким-то образом добились подобного положения и всегда могут его исправить, если захотят. Так же, как и родившись свободным, любой может потерять волю, став чьей-то вещью. От этого не защищён никто, даже он сам, его семья и ему подобные. К примеру, Беннет. Вот он, сидит здесь, кажется свободным и даже состоятельным. А завтра может примерить кандалы или не проснуться вовсе. И ведь правда – может!
- Скрипка – вещь дорогая, так что беру. Её и подарить кому-нибудь можно. На всех подарков не напасёшься, а тут такое, и бесплатно!
Замолчал вампир, продолжая по привычке натянуто улыбаться. Самое время встать и уйти. Но Макс продолжал сидеть молча. У него ещё было дело, но Лабиен продолжал сомневаться. После национализации ЦИЭМа, он перейдёт под юрисдикцию Комитета Безопасности, попадёт в лапы Цепеша. Доминику не выгодно благополучие ЦИЭМа, и ещё больше не выгодно наличие учёных в нём. Волк не скрывает своей точки зрения, значит, будет действовать активно и сразу. Цепешу нужна монополия на все разработки, не только военные, но и медицинские. Только вот, будет ли он их разрабатывать-то? Скорее – свернёт всё, не станет вкладывать деньги и тогда Корпорация окажется в не лучшем положении, потеряв возможность использовать новейшие разработки. Цепеш не видит дальше своего носа. Но Макс видел не только дальше, но и больше. Поэтому он повременил с уходом из кофейни.
- ЦИЭМ будет национализирован. И он перейдёт к Комитету Безопасности. Дальше у Цепеша будут развязаны руки. Задержать всех, кого он захочет – он будет иметь на это право. Лишать свободы любых подозреваемых. Убивать без суда и следствия. Пытать. Весь род Джонсонов так или иначе относится к ЦИЭМу. Разумеется, кому-то удастся сбежать, но сколько будет жертв. Ослабленный кровопролитием род может и не восстановиться. Так было со многими кланами, которые знали мы с тобой, но о которых не слышали наши потомки. Я слишком стар, чтобы допустит очередную войну ведущих родов вампиров. Но и полностью сдержать Цепешей ни у кого не получится, даже у меня. Всё, что я могу – обеспечить защиту лишь некоторым. Это навряд ли заинтересует тебя, ведь сейчас идёт борьба за власть, все рвутся в Тени, забывая, что власти без народа не существует. Я не предложу тебе место Тени или должность патриарха. Но от сотрудничества я не отказывался ранее, не откажусь и теперь, Беннет. Мне не нужны территории или деньги. Мне нужны учёные, которые не остановят свои разработки. Взамен я гарантирую лишь свободу. Но нынче и она дорогого стоит.

+4

25

-Ну не знаю, как Волки, но мы даже не старались!
Бен усмехнулся, пряча взгляд. Что ж, возможно Патриарх Лабиенов и не старался, возможно и не хотел вырезать род Воронов, однако это не мешало его подчиненным убивать не только тех, кто оказал сопротивление, но и женщин и детей. И сейчас события давно минувших веков готовы были повториться.
И все-таки, видимо, Лабиен не усмотрел в словах Бена оскорбления. Возможно он и считал себя «торгашом» или «торговкой». А почему бы и нет? Сменить дорогой костюм на бесформенное барахло, голос бы сделать более грудным и громким — и вот вам бабка на базаре, доказывающая, что ее тухлые помидоры чего-то стоят, а 200 грамм обвеса ничто иное — как косые глаза покупателя. И фраза о том, что скрипка не принадлежит рабу, и жадность, побуждающая его взять все и бесплатно, — лишь дополнили картину базарной торговки.
Бен хмыкнул, поднес к губам стакан, пытаясь скрыть улыбку — хоть какая-то разрядка за весь этот ужин.
По сути, точка была поставлена. Несмотря на кривлянья Макса, помощи от него ждать не приходилось. Нет, возможно он действительно выдвинет Беннета в тени, но кандидатура  не встретит поддержки. Ставить на то, что Клод проголосует за своего делового партнера, который занимался покупкой эльфов — слишком рискованно. Так что иллюзий на данный счет Морриган не питал. В общем, выходило, что родовые проблемы  Воронов — это их проблемы. Хреновый расклад, как ни крути.
Бен выжидательно посмотрел на Лабиена. Тот не спешил уходить. Что ж, его право. Вопросы «торговли» уже все решены, можно и отдохнуть за счет заведения. Вот только Макс и официанта звать не спешил.
Вампир не стал буравить взглядом Паука. Чуть развернулся, чтобы иметь возможность видеть то, что происходит в зале. Он не повернулся даже тогда, когда Макс продолжил разговор. Все это было предсказуемо. И все-таки Бен надеялся, что Лабиен сможет сдержать Волков, не позволяя им вершить самосуд и истреблять Воронов.
- Судя по всему, у тебя время девать некуда, раз ты предпочел столь длительные прелюдии, - Бен вновь повернулся к собеседнику.
К черту разговоры о Тенях и Патриархе. Все давно было решено. Макс прекрасно понимает, что грозит роду без посторонней поддержки. И все-таки в этой поддержке отказывает, отдавая ЦИЭМ Комитету Безопасности.
Видимо, надежды Бена на то, что Корпорация выступит за сохранения данного учреждения, не оправдаются.
Морриган не был любителем длительных разговоров. Минимум времени на беседы, максимум- на сами дела. Поэтому не мог понять подобный подход Макса. Хотел оценить собеседника до того, как перейти к главному? НО что оценивать в данной ситуации? Только идиот откажется от возможности (пусть и призрачной) спасти некоторых из своего рода. Здесь даже тест на IQ проводить не надо.
- Видимо, правду говорят: теряет Глава Корпорации прежнюю власть. У вас там перестановка не намечается? - полушутя спросил Бен.
Как глава Корпорации Макс мог ограничить Цепешей, обозначая ценность учреждения и его работников, проявляя заинтересованность в расследовании и ратуя за его открытость. Это бы позволило избежать ненужных жертв и погромов. НО у Лабиена были другие планы, которые он все-таки решил озвучить: развязать руки Цепешам, судить без суда и следствия, и защита — не всем, а лишь избранным.
«Кто ты, черт тебя побери?»
Патриарх, пытающийся удержать власть? Цепеши действительно стали сильны. Если Волки и Вороны объединятся, то противостоять этой грозной силе не сможет никто. И вряд ли Лабиен не понимает, чем грозит его роду подобная перспектива. И если Доминик одержим жаждой крови, то Игорь... Бен прекрасно понимал Игоря, у которого были планы более грандиозные, чем у его отца. И Ада — лишь первый шаг к достижению желаемого. Единственное, что не мог понять Мориган: как волчара убедил своего отца дать согласие на брак. Но в конце концов сын лучше знает своего отца, чтобы найти точки давления.
Но если сейчас, когда все идет к счастливому объединению, натравить два рода друг на друга, то ближайшие несколько сот лет Лабиенам бояться будет нечего. Старая кровь волков насытится адреналином, молодые вкусят запах смерти и страха поверженных. И несколько десятилетий, несколько столетий Цепеши будут вынюхивать и искать Джонсонов, чтобы утолить свою жажду. И все это время в сердцах Воронов будет разрастаться ненависть. При таком положении вещей два рода не объединятся и власть Пауков будет неоспорима.
Но нельзя было исключать и вероятности, что Макс, как опытный фокусник, всего лишь отвлекает внимание Цепешей, позволяя им расправиться с противниками, пока он за их спиной совершает какие-то иные дела.
Было еще несколько точек зрения на все происходящее, но во всех их фигурировали 2 вещи: Макс осознает растущую силу Цепеша и боится, что она будет направлена на него; отдуваться за всех придется Джонсонам.
- Забавно, ты гарантируешь то, чего в принципе при подобных условиях быть не может. Даже этот скрипач имеет как минимум свободу в выборе: как жить у тебя и когда сдохнуть. А при описанных тобой обстоятельствах, у нас и такого не будет.
Ученые — это не рядовые сотрудники. Смерть одного порой могла означать и смерть целого проекта. Все записи и отчеты лишь схематично показывают суть исследований. Да и для того, чтобы изучить все досконально, потребуется как минимум несколько месяцев. В условиях дедлайна — большая роскошь.
-Слушай, Лабиен. Мы и так потеряли много времени. Давай перестанем говорить этим абстрактными понятиями. Ты обещаешь свободу? НО что ты под этим словом понимаешь? Свобода — это, конечно хорошо. Можно идти, куда хочешь, покупать, что хочешь. Но дает ли эта свобода гарантии того, что пока ты СВОБОДНО разгуливаешь по городу, к тебе в дом не ворвутся волки и не перережут всю твою семью?
-  К тому же не забывай, что в ЦИЭМе работают не только Джонсоны, - Бен аккуратно провел пальцем по кромке стола. Внешне -вполне спокоен, будто и не о будущих смертях речь идет. - Среди научного персонала есть эльфы, оборотни, дампиры. Есть даже люди. Гении, преданные своему делу, собранные нами со всех уголков Земли. Что будет с ними?
А еще необходимо было определить рамки того, во что все-таки будет вмешиваться Корпорация в лице Лабиена, а с чем придется справляться самостоятельно.
- Я должен знать, с чем и в каких условиях нам придется работать. Сам же понимаешь, если Цепеши разрушат лаборатории, уничтожат весь материал, реагенты... с воздухом мы, конечно, можем работать, но вряд ли много из него получим.

+1

26

Честно говоря, сложно было сохранять спокойствие и не зарычать, в буквальном смысле этого слова, на этого вампира. Но Люц справился с этой задачей. Он миролюбиво улыбнулся, и ответил, на удивление спокойно:
- Я просто надеюсь, что вечер добрый, и желаю вам, чтобы он был таковым. Что в этом такого плохого?
Тигр и правда не понимал, почему, так называемый новый хозяин поднимает бучу из-за такой ерунды. Ладно бы он сказал что-то плохое. Так нет же, он всего-навсего пожелал добра.
- Не злитесь, пожалуйста, я ничего такого не имел ввиду…
Люц улыбнулся, правда вместо того чтобы положить скрипку как велено прижал ее к себе еще сильнее. Это все что осталось у него. Да, это просто скрипка, и стоит не так уж дорого. Но для скрипача она бесценна, ведь эта скрипка кусочек дома. А за это можно побороться. За это можно заплатить любую цену.
- Не забирайте у меня скрипку. Это мой кислород. Прощу.… А я буду делать для вас…
Он задумался. А что он может предложить? У него нет ничего кроме его самого. Но размышлял не долго, всего несколько секунд.
- Я сделаю все, что пожелаете.
Уверенно заявил Люциан, смотря на Лабиена. И нет, он не боялся.
«Страшна лишь смерть. А зачем вампиру убивать нового раба? Это ему ничего не даст ведь. И удовольствие тоже вряд ли принесет. А так молодой и сильный оборотень, да еще и не плохо играющий на скрипке. Глупо не опробовать его, прежде чем что-то решать…»
Так, во всяком случае, думалось Люцу. Прав или нет, он вскоре узнает. А пока, стоит побороться за одну личную вещь – за скрипку.
- Как мне заслужить право на эту скрипку?
Выпалил Моро. Сейчас его интересовало только это. Ведь потерять бабушкину скрипку было смерти подобно.

+2

27

- Если ты в этом так убеждён, то, может, проверим, для кого тут вечер добрый, м? На колени встал, раб. И не умничай тут, я тебе не Беннет.
Макс вроде даже и не злился, но почему-то продолжал сердиться на парня.
Попался тигр под горячую руку, и понимал же это вампир, но отступать не собирался. Глянул на невольника отстранённо, будто не интересовал оборотень его более. Говорил паренёк много и не по делу. Паук пришёл сюда совсем не для того, чтобы приобрести раба. Ставки были покрупнее.
- Так играй! Как, как заслужить. Будто ты ещё что-то умеешь, кроме как пиликать на этой своей грёбанной скрипке. Играй, сказал. И чтоб не мешался мне, а то до утра не доживёшь ни ты, ни твоя тренькалка. Всё понятно?
Стоило вернуться к основному разговору. Проверка на вшивость. Простая проверка. Прошёл ли её Беннет? Нет. Но Лабиен старался думать иначе. Мы ответственны за тех, кого приручили! Макс ухмыльнулся, понимая, что зря его сегодня ждут в Корпорации. Он уже не поедет туда. Зачем? Реальная история творится здесь и сейчас, и для этого не нужны ни офисы, ни кабинеты. Джонсонов можно было уже двигать. У Цепеша был разработанный план по ликвидации рода Воронов, и он бы получил добро на подготовку и его реализацию. Джонсоны не знали этого. Могли бы хотя бы сделать вид, что догадываются. Вампир внимательно глянул на Беннета. Да, достаточно было хотя бы вида, а то ведь Паук и уйти может. И что-то не верилось Максу, что Морриган, обратившись за поддержкой к любому другому роду, получит хотя бы возможность на встречу. Хотя у главы Корпорации никогда и не было власти. Это лишь лычка, просто красивая обёртка для удобства игры в мировую политику. Власть была у Тени.
- Намечается, конечно. На пенсию скоро, сына поставлю во главе Корпорации, и спать уйду. Хорошая привычка, говорят, Хет советовал.
Как глава Корпорации Макс мог ограничить Цепешей, обозначая ценность учреждения и его работников, но Паукам это выгодно не было, поэтому и преследовал нынче Макс свои собственные цели. Против него всё равно не попрёт ни Цепеш, ни Джонсоны. Значит – игра продолжается. Хотя, может быть, к чёрту всё? Подумаешь, падёт род Джонсонов, ЦИЭМ останется в руках Цепешей. Найдутся и те, кто будет согласен работать на Корпорацию. Из тех же Джонсонов. С тонущего корабля всегда сбегают крысы, и некоторые из них знают многое и готовы сотрудничать с новым капитаном и командой, успешно приспосабливаясь к месту и условиям.
- Выбор имеет каждый. Джонсоны уже сделали выбор. И он таков, что деваться им некуда. Покойный патриарх привёл свой народ к пропасти. Вот вам и выбор – послушно дойти к месту назначения или продолжить жить и бороться с тем положением, в котором оказался род Воронов.
Сам же Беннет не рвался в патриархи, но и не выдвигал кандидата от рода, которого поддержали бы все. В том числе, и Тени. Если патриарх и Тень будет не одним и тем же лицом, то Джонсонам придётся не сладко.
- Вот как раз такую свободу я не обещаю. Свободно гулять – это в прошлом. Ты знаешь, что за порядком на Алмазном Берегу отвечают Цепеши, и если они решат кому-то пустить пулю в лоб – они это сделают, и предлог соответствующий найдут. Так что прогулки и развлечения – полностью на вашей совести. А вот безопасность на работе – это запросто. Так же можно согласовать безопасность на определённой территории. Разумеется, будет проще, если твои люди будут жить компактно. Но опять же – выбор за ними. Могут не менять ничего, но и охрану, сам понимаешь, к каждой квартире и дому не поставишь. Цепеши же патрулируют весь Алмазный Берег.
В идеале – построить бы им гетто, но разве на такое согласятся Джонсоны, привыкшие к такой обычной свободе? Так что приходилось работать с тем, что имелось в наличии. Хотя бы в начале, потом Лабиен сам разберётся.
- Цепеши упрямо рвутся на подземные этажи ЦИЭМа, а вот верхние этажи их совершенно не интересуют. Там у вас, кажется, тоже сносные условия для работы. Дать единовременную возможность забрать с нижних этажей всё необходимое – это запросто. Я договорюсь с Домиником. Как уж вы там будете всё вывозить и переносить – проблемы только ваши. Безопасность внутри стен ЦИЭМа, на верхних этажах будет гарантирована мною. Расплачиваться будете новейшими разработками. Деньги мне не нужны. Но они нужны вам. Поэтому получать их будете после сдачи интересных проектов, имеющих возможность интеграции в современный мир. У вас контракты, некоторые – неисполненные. Сам понимаешь, не выполнив работу по ним, вы потеряете множество денег и лиц, заинтересованных в разработках. Так что заниматься ими я тоже позволю. В свободное от работы время. Успеешь везде-то, м? Успеешь, куда ты денешься-то.
Простейшие, понятные условия. Макс понимал, что сразу же не получит ничего из желаемого и придётся сильно вкладываться в ЦИЭМ, но он готов был ждать. Тем более, патриарх Джонсонов, если он всё-таки появится, доступа к национализированной собственности иметь не будет. Значит, сыграет только ставка на Беннета и его авторитет среди учёных.
- От этого же будет зависеть и численность работников. Будут идти разработки – работать будут все, кого ты посчитаешь нужным видеть в стенах ЦИЭМа. Нет – численность работников будем сокращать. Разумеется, потерявших покровительство я сдам Цепешу прямо в лапы.
Лабиен считал это абсолютно правильным. Зачем ему те, кто не хочет с ним сотрудничать, да ещё работать не станет? Проще отдать Волку, он рад будет.
- Так что – составь список тех, кто дорожит жизнью своей и своей семьи. Конечно, семьи работников тоже будут в безопасности.
Вёл себя Паук смело, и заявления его были слишком смелыми, но так же он знал, что выбора у Джонсонов особо не будет. Пусть не согласятся многие, но кто-то да согласится. Беннет мог тоже начать возмущаться, но разве в его это силах? Просто так сотрясать воздух – это пожалуйста, но Лабиен скорее просто уйдёт и забудет обо всём тут сказанном, чем будет выслушивать жалкие попытки возмущений. Морриган был далеко не дурак (либо дурак конченный, ибо с Максом другие-то не сотрудничали вообще), и должен был понять, куда ведёт Лабиен.

+2

28

В показательный процесс воспитания раба Бен не вмешивался. Лишь в очередной раз провел параллель между оборотнем и участью Джонсонов.
-Вот вам и выбор – послушно дойти к месту назначения или продолжить жить и бороться с тем положением, в котором оказался род Воронов.
- Ясно.
Все действительно было ясно. Причем давно. Вот только вампир, который несколько веков делал все, чтобы спасти чужие жизни, до конца не мог поверить в то, что вновь возвращаются прежние времена. Будто и не было этих 50 лет.
«Где же ты просчитался, Уил?»
Итак, все происходящее — с полного согласия Лабиена. Пуля в лоб вампиров не пугала. При таком подходе смертность среди кровососов не высока. Другое дело, что местные клиники остаются без главных специалистов. Но, видимо, никого это особо не волновало.
Лишь улыбнулся идее Лабиена, чтобы Джонсоны жили компактно.
- Как я понимаю, наша собственность тоже будет национализирована?
Хотя так ли важно, как это будет называться? Желающие не преминут воспользоваться ситуацией, чтобы облегчить многие дома от материальных ценностей. Древние манускрипты, произведения искусства — все это рискует пропасть.
В кармане задребезжал сотовый.
- Извини, - вытащил телефон.
Небольшое смс — всего одно слово. Но от этого слова зависело будущее рода. Это его надежда на то, что не все потеряно.
Итак, архив вывезен с Алмазного Берега, а вместе с ней вся информация про прошлые и нынешние разработки рода. Не все, конечно, кое-что оставили специально для Цепешей.
Покинули берег и те материалы, о существовании которых Корпорации знать не стоит. Их разработка продолжится в странах, принадлежащих Джонсонам. Правда, пришлось оставить те проекты, которые нельзя осуществить без соответствующего оборудования. К сожалению, такое оборудование имелось лишь в ЦИЭМе.
Многие секции уже пусты, полезные и нужные образцы так же успешно покинули стены заведения и доставлены до пунктов назначения. И все-таки ЦИЭМ еще был нужен. Не только Макс умеет делать фокусы. Бен тоже кое-что умел, но чтобы все удалось осуществить, ЦИЭМ должен продолжать работать, выигрывая время, выигрывая судьбы, выигрывая средства за законченные проекты.
- Не все можно перенести с нижних этажей, Макс. Некоторые секции нижних этажей имеют нужную систему фильтрации и выводов отходов. На верхних этажах такого нет. Эксплуатация оборудования в неподходящих условиях приведет к попаданию в атмосферу вредных веществ. Так что это уже будет не наша проблема, а общая.
Макс говорил складно. Для человека, далекого от этой отрасли, все кажется грамотно и правильно. Но Бен знаком был с подобным производством слишком хорошо, чтобы понимать, как много пробелов во всем этим «светлом будущем» и как их можно использовать, чтобы уничтожить род.
- Тогда пока 2 вопроса: кто будет определять, насколько полезен проект и кто будет его финансировать на этапе разработок? Нужны будут материалы и расходники, иногда новое оборудование, новые рабы, которым потребуется определенный набор продуктов питания. Или мы можем для этих целей пользоваться своими счетами?
В противном случае получится безвыходная ситуация. Без средств они ничего не смогут создать, а это значит, что придется терять вампиров.
То, что предлагал Макс, было умно. Согнать всех на одну территорию, якобы для обеспечения безопасности. Разве не то же самое было в 40-х годах прошлого года с евреями? Тех, кто находится в 8одном месте, проще контролировать и проще уничтожить, если возникнет такая необходимость. А главное, при определенном подходе, именно в таких условиях проще найти стукачей. Сосед будет следить за соседом- и все ради спасения своей семьи. Этого нельзя было допустить. Род должны объединить трудности, но не разобщить. А семьи — это самое слабое звено.
- При ЦИЭМе есть общежитие. Но оно не способно вместить семьи всех тех, кто нужен. Дай возможность вывести их родных за пределы АБ, в наши страны.
Там у Джонсонов была возможность не бояться смерти. Конечно, при желании и их оттуда можно вытащить. Теракты никто не отменял. Но и в роду не дураки были. Как прятаться — старики знали. И они могли научить этому молодежь. Другое дело, если Цепеши и Корпорация перейдут к активным действиям. Но от войны никто не застрахован. И объявить ее сразу нескольким европейскими странам вряд ли получится даже с теми связями, что имеют вампиры.
- У тебя и без того в заложниках останутся как минимум тысяча вампиров. Половина из которых — ученые. А они отличаются от других. Чем меньше отвлекающих моментов — тем продуктивнее работа. Ты думаешь, почему я до сих пор не обзавелся семьей?
Возможно, это было слишком смело — требовать что-то у Лабиена. Но Бен и не требовал. Просто описал ситуацию. В конце концов попробовать-то стоит.
- И правильно ли я понял, что тот, кто не принадлежит к нашему роду, гонениям подвергаться не будет?

+2

29

Стало еще более неуютно, от такого тона, да и слов вампира. Но Моро предпочел не спорить, молча, опустился на колени. Кивнул, давая понять, что все прекрасно понял, и повторять по сто раз ему не надо. Он молодой, но не тупой все же.
- Да, я вас понял…
Обидело, конечно, высказывание о том, что он ничего кроме пиликания не умеет. Это было не правдой. Миро еще не плохо готовил, и был как выяснилось недавно отличным партнером для спаррингов. Ведь бои у них с Беннетом были на хорошем уровне. Но и тут Люц промолчал, предпочел не лезть на рожон. Да и глупо было бы препираться. Это могло бы быть опасно для жизни, ибо кто знает, что может придти в голову незнакомому вампиру...
Люц перехватил скрипку, и стоя все так же на коленях заиграл. Музыка потекла по помещению, обволакивая всех присутствующих. Но в медленной мелодии слышалась печаль и боль. А все, потому что скрипач очень переживал из-за происходящего. И да, Моро боялся. Ибо не знал, что будет дальше.
Хотя надо отдать должное бурной фантазии тигра, она уже вовсю рисовала, как сердитый Лабиен заковывает его руки в цепи, и порет жесткой, кожаной плетью. Даже на миг показалось, что спина заныла. Но это все страх виноват, определенно.
Люц пытался отвлечься, слушая отрывки разговора, которые до него доносились, преодолев звуковой барьер из Дьявольской трели.
«Не надо паниковать.. Успокойся Люциан. Все будет хорошо, просто не делай глупостей, и все. Думай прежде чем делать… Ты выживешь! Должен!»
Мысленно читал он как мантру.

+3

30

- Откуда я знаю? Это ж ваша собственность. Не моя, пока что.
Разумеется – да! Цепеш непременно пойдёт до последнего и, надо сказать, Лабиен ему мешать не особо будет. У него другие проблемы, к примеру, как оставить ЦИЭМ в рабочем состоянии и с Волками внутри него?
- На счёт оплаты всё просто: мне нужны проекты уже разрабатываемые Джонсонами. Ты же понимаешь, что проекты, о которых знала Корпорация, меня не интересуют? Так вот, чем больше заинтересуют меня уже существующие разработки вашего рода, тем больше вероятность, что вы получите необходимое финансирование и возможность на собственные разработки. Так же, как на заключение своих контрактов.
Паук был далеко не дурак, чтобы понимать, что Джонсоны вывозят с Алмазного Берега свои разработки. Он бы тоже так делал, что?! Но сейчас-то Лабиену это было совсем не выгодно. И понятно, что всё и сразу назад они не завезут, но урвать кусок от того, что они посчитали своим собственным, будет точно не лишним. Со временем и ещё что-нибудь притащат. Или здесь сотворят. Площадка ЦИЭМа ведь великолепная. Разрабатывай, что хочешь. И фиг же повторишь нечто подобное – сколько сил и денег вложили сами Джонсоны и Корпорация в этот грандиозный проект? Одним словом – до фига. Вот пусть и используют! Теперь главное – контролировать.
- Так постройте и на верхних. Вы ж учёные – работайте! Так что, проблема эта всё же только ваша. За загрязнения тоже спрошу с тебя. Точно, спрошу.
Знал ли Лабиен, что в кротчайшие сроки невозможно приспособить к работе то, что к ней изначально приспособлено не было? Знал. Так же, как и то, что некоторые подземные секции ЦИЭМа настолько уникальны, что повторить их просто невозможно, даже если Джонсоны захотят это сделать. Но кто сказал, что Пауку нужны были именно те самые разработки?
- Я буду определять. И это плохо, потому что в твоей науке я ничего не понимаю, ну кроме красивой презентации разве что. В общем, удиви меня.
Лабиен знал куда больше, чем говорил вслух, наверное поэтому он так долго сидел на месте патриарха. Если озвучить сразу всё, чем ты располагаешь, то где гарантии, что это не применят против тебя же самого. Только вот некоторым всё-таки придётся говорить больше, чем они хотели бы сказать.
- Своими счетами вы можете пользоваться, я уверен, что у вас их куда больше, чем считают Цепеши. Так что еду для своих рабов готовьте сами.
Вампир мельком глянул на скрипача, который почему-то и не собирался сопротивляться. У Джонсонов даже рабы какие-то странные. Тихие такие.
«Понял он. Думаешь, это поможет тебе? Покорные все. Это правильно».
Отвлёкшись на несколько минут на музыку, что играл скрипач, Макс всё-таки вернулся к основному разговору с Морриганом.
- Ты что-то путаешь, Беннет, за границы у нас отвечает Корпорация и сам Цепеш, так что выпустить семьи тех, кто тут останется просто невозможно. И бежать я бы не советовал – поймают же ж. А не поймают – то потом найдут.
Кто вообще говорил, что Лабиен собирался делать себе хоть что-то в ущерб?
- Тем более, вы вывезли свои разработки, так почему я должен отпускать ещё и семьи? Будут где-то за пределами работать по данным, накопленным в стенах ЦИЭМа, мне оно не надо. Пусть сидят здесь. И тоже работают.
Надо бы как-нибудь обратиться к закону о национальном достоянии. Нигде же не было сказано, что научные труды, созданные на территории АБ можно так прям брать и вывозить. Это тоже достояние ж. Лишним не будет.
- Я не беру заложников. Здесь или Цепеши, или я. Мне не нужны невольники, работающие из-под палки. Мне нужны сотрудники, которые будут заняты новыми разработками в стенах ЦИЭМа. На счёт отвлекающих моментов… Беннет, ну я могу предложить сдать их семьи в тюрьмы. Нет, ну а что?! Охрана есть, кормить будут, и безопасность получше, чем у квартир на Алмазном Берегу! Навещать можно будет, договоримся.
Развёл руками Лабиен, строго глядя на Беннета.
- Или могут проживать компактно, где будет моя охрана и куда не сунутся Цепеши. С семьями, детьми, стариками. Никто не тронет. Я ж не заставляю. Не сгоняю всех в лагеря-то! Всё добровольно. Но безопасность я обеспечу лишь на определённой территории и далее – заботы самих работников.
Музыка, что играл скрипач, разливалась по помещению, но Лабиену почему-то казалось, что она больше мешает разговору, чем помогает.
- Ты можешь играть так, чтобы я не обращал на тебя никакого внимания?
Спокойно обратился Макс к тигру, наградив того недовольным взглядом.
- Или ты не только скрипку не получишь, но и ещё чего-нибудь очень важного лишишься. Головы, к примеру. Или лучше тебя будет кастрировать?
Чуть прищурился вампир, вглядываясь в глаза невольника. Что он там собирался увидеть, пожалуй, Макс не знал и сам. Но продолжал отчего-то пребывать в крайне дурном расположении духа. Ещё Беннет со своими вопросами. Вот бы ещё гарантии с Лабиена потребовал что ли ради смеха.
- Те, кто будет сотрудничать со мной, то есть – с Корпорацией, не будут подвергаться гонениям. Свободное перемещение по Алмазному Берегу, использование любых благ. Они будут свободными гражданами, и Цепеш их будет обязан охранять, как и многих других, а не расстреливать на месте. Открывать собственные клиники на территории АБ навряд ли будет возможно Джонсонам. А вот Лабиенам вроде не запрещено. Поэтому и здесь я могу помочь особо отличившимся. Моя фамилия – ваша работа.

+4


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [24.10.2066] Мою вы пьете кровь... (с)