КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [20.10.2066] Возвращение блудного эльфа.


[20.10.2066] Возвращение блудного эльфа.

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: 20 октября текущего года, утро.

Место: Канада, совмещённый штаб войск Лабиенов и д‘Эстенов, район Гудзонова залива, Онтарио.

Действующие лица: Максимилиан Лабиен, Доминик Цепеш, Трандуил, возможно участие Регинлейв, НПС.

Описание ситуации: Агент разведки Паука, проваливший задание и вляпавшийся в неприятности по самые свои острые уши прибывает в лагерь командира, дабы предстать пред светлые очи и узнать о назначенной ему участи. Однако сперва попадает Волку в зубы.

Дополнительно: Он старался сохранить величественный вид, но хозяин захохотал громче. Он набрался еще больше величия, а хозяин все хохотал и хохотал. (с)


Эпизод проходит в рамках квеста Хроники падения детей Дану.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Трандуил (26.06.2015 13:19:23)

+1

2

Но ведь, кроме этой последней, ничтожной, исчезающей,
почти несуществующей надежды, у вас ничего нет (с)
- Франц Кафка. Замок.

И еще одно утро нового дня, за рассветом которого нет ничего кроме снедающего душу ожидания. А смерти ли, или чего иного - не столь важно.
Трандуил перестал уже было изводить себя бессмысленными думами и предположениями что будет с ним, но новый день, окрашенный холодными лучами осеннего солнца, напомнил, что именно сегодня он должен прибыть в лагерь вампиров и предстать перед своим покровителем. Вина за ошибку уже почти не давала о себе знать, но на ее месте ныне была зияющая дыра неизвестности, которая тяготила и на дне которой, казалось, слышались чьи-то голоса, что непрестанно звали его. И пусть провести день будучи "свободным" среди собратьев заточенных в сырые и грязные камеры, подобно диким зверям, оказалось не так тяжело, зато просыпаться сегодня не легко. Если эту череду кошмаров, состоящих из образов прошлого и будущего, из которых было не ясно что есть что, можно назвать сном. Одно радовало - эльфу удалось хоть сколько-то отдохнуть, прежде, чем утром ранним в сопровождении работорговца и еще некоторых эльфов, он все же отправился туда, где, как ему казалось, Трандуила ждали.
Неприглядного вида одежда придавала его образу какой-то жалкости. Щедро выданный самолично рыжим работорговцем растянутый свитер оказался короток в рукавах. Однако, и на этом спасибо, ибо эта ночь эта была холоднее предыдущей и в одной порванной, зато своей, рубашке, Трандуилу было бы совсем уж тяжко.

Несколько шагов по штабу, где некогда было так спокойно душе и безопасно, и ноги уже как будто каменеют тяжестью, а сердце и вовсе беспокойной птицей начало биться о клетку ребер внутри. И эльф остановился, всего на мгновение, чтоб сделать глубокий вдох и взгляд его снова стал чист и прозрачен подобно горному ручью. Он готов был к любому исходу накануне. Сейчас мало что менялось. Следовало сохранять самообладание, достоинство. Нельзя было допускать и тени страха, ведь тогда что останется от него самого?
Встречные солдаты, что принадлежали к армии Лабиена были в курсе всего, что нужно было и совсем скоро Трандуил уже стоял у шатра, что служил местом для собраний патриархов.
Выше голову, меньше сомнений в сердце и пара размашистых уверенных шагов туда, где вот-вот решится его участь. Но, к великому сюрпризу, палатка оказалась пуста, а разум эльфа вновь заняли мысли, среди которых ярче всех тянулось переплетение надежды и порядком опостылевшего нежелание ждать...

Отредактировано Трандуил (26.06.2015 13:01:30)

+3

3

Рана, полученная в бою, уже почти не беспокоила Цепеша. Как и прежде, она затянулась быстро, благодаря регенерации. Тревожило Доминика совсем другое. Поутру в лагерь Лабиена должны были привести того эльфа, из-за которого Цепешу пришлось делать внушительный крюк по непролазным лесам. Остроухий был найден и обезврежен. Точнее – спасён из плена по приказу Паука. А потом, спустя каких-то несколько часов, Цепеш попал в засаду и был ранен старым эльфом. Доминик знал, что так будет, знал ещё тогда, выдвигаясь из своего штаба. И всё же проигрыш был делом очень неприятным, а, значит, надо было кого-нибудь в этом обвинить. Трандуил удобнее всех подворачивался под это дело. Злиться на Лабиена не получалось, потому что Цепеш привык не ставить его действия под сомнения. Значит, оставался эльф. Он знал и говорил об этом Знающем. И где гарантии, что были они с древним друидом не заодно? Спланировали всё, заставили Цепеша сделать неосторожный шаг, и ещё поставили под сомнение здравомыслие Лабиена. Это уж совсем ни в какие рамки не вписывается! Доминик был готов считать свои действия не особо правильными, но Паук ошибаться не мог! Значит, виноваты эльфы. Логика.
В то время, пока Макс пытался отыскать сбежавшего из госпиталя Доминика, тот был уже на пути к общему шатру, где и должны были пройти встречи патриархов. Цепеш хотел пересечься с Лабиеном до того, как тот примет решение по эльфам. Надо истреблять эту ушастую мразь, а не сотрудничать с ней! Всех истреблять, чтобы не осталось этой мерзости в Канаде. Только так можно достичь мира – выиграть эту войну. Но на пороге шатра Доминик встретил совсем не Паука, а того самого Трандуила, спасённого им ранее.
- Какого хрена ты тут делаешь?
Эта тварь пришла прямиком к Лабиену, чтобы убить его. Цепеш знал, всё знал, что так и случится! Грязная, эльфийская падаль. Неблагодарная тварь.
- Твоё место – среди пригнанных рабов, эльф. Или среди трупов. Но никак не в штабе. Вначале тебе придётся убить меня, а это у тебя плохо получилось.
Новый ворох подозрений. Цепеш не собирался мириться с подобной ситуацией. И если Лабиен намеревается продолжать доверять эльфу, то Доминик не будет этого делать. Должен же хоть кто-то трезво оценивать ситуацию. Может быть, у Макса просто контузия ещё не прошла совсем…
- Пошли. Идём, эльф, туда, где тебе место. Где место таким же, как ты.
Трандуил слишком много думал, опять, как и при первой их встрече. Надеялся на что-то, хоть сам признавал, что эта надежда столь призрачна, такая несущественная, ничтожная. И Доминик отберёт у него даже это.
- Я обещал Лабиену доставить тебя живым к нему. Но я ничего не говорил о том, что ты окажешься свободным. Ты ответишь за проваленное задание. За то, что мне пришлось искать твою грязную задницу. И за моё ранение.
Цепеш злился, не понимая, как может Лабиен оставаться таким беспечным. В прочем, вести диалог с Трандуилом Доминик не был намерен. Грубо ухватил эльфа за шкирку, заставляя нагнуться того ниже. Дёрнул к себе сильнее, и потащил таким образом к месту прибытия Игоря и Дикона с остроухими.
- Пшёл, вон! Место, тварь.
Толкнул сильнее эльфа Доминик, как только они дошли до места назначения. Как назло, Дикон куда-то свинтил, поэтому приведённых «подарочных» эльфов сторожила пара воинов Цепеша и порядка десятка солдат Лабиена.
- И свитер снимай, не твоё, дрянь. Снимай, сказал, иначе сам сниму, тварь.
«Было бы забавно, если бы он начал сопротивляться. Убить бы его».
Волк продолжал сердиться на всех подряд, но особо выделял в своей злости Трандуила. А просто так. Не нравился он ему вот совсем. Зачем он только сдался Лабиену?! Доминик подошёл ближе к белобрысому, как бы невзначай хорошенько пнув попавшегося на пути незнакомого эльфа, которого задарил патриарху Дикон, видимо. И схватил Трандуила за волосы, дёргая к себе.
- Господин Лабиен приказал не задерживать этого эльфа.
Встрял в конструктивный диалог Цепеша кто-то из не особо знакомых ему офицеров. Вот в маленьком чине – так молчи, куда прёшь-то на патриарха?
- У него есть право свободно перемещаться по штабу объединённой армии.
Ещё один. Откуда такое уважение к эльфам среди воинов Паука? Неужели, этот чёртов Трандуил успел найти себе сподвижников и среди солдат?
- Господин Лабиен контужен. Он не ведает, что творит. Командую здесь я.
Начал было возражать Доминик, наблюдая, как пара его солдат схватились за оружие, но как-то слишком нерешительно поглядывали на патриарха.
- Господин Цепеш, на счёт смены командования приказа не было.
Вот упорные. Сразу видно, что из Лабиеновских. И выправка соответствующая, нет, ничего подобного, это не рядовые воины, хоть и лычки на погонах говорили об обратном. Кто-то из личной охраны, или приближённые. Доминик едва сдерживался, чтобы не разорвать наглецов на части. Вместе с этим эльфом. Свободным себя почувствовал. Как же!
- Мои подчинённые доставили сюда эльфа, он не был передан Лабиену, и до момента передачи он находится под стражей моих войск. Я не намерен передавать его вам, только непосредственно Максимилиану. И мне плевать на указания Паука, мои войска ещё не входят в объединённую армию, и если вы из-за этого эльфа намерены развязать войну между родами, то можете продолжать в том же духе. Я не подчиняюсь приказам Лабиена.
Грозная речь патриарха всё-таки возымела нужное действие, и воины предпочли заткнуться, хотя и не отошли и на шаг. Цепеш довольно фыркнул и от радости дёрнул эльфа за его лохмы ещё раз, радостно скалясь.

+3

4

Ощущение, что надвигается что-то нехорошее эльф ощущал едва ли не затылком, поэтому, когда на пороге шатра оказался Доминик Цепеш, ни чуть не удивился. Вот оно, "нехорошее", что предчувствовал Трандуил. То, от чего не спрячешься, не укроешься с помощью эльфийской магии и вновь придется выслушивать поток негатива.
- По приказу Лабиена меня проводили сюда, - эльф было начал говорить, однако, объяснения патриарху были не нужны. Он, как и в прошлую их встречу, все знал сам. Или нет, а просто не желает терять этой уверенности в себе? Все общение с этим кровопийцей походило на игру в русскую рулетку, когда ты не знаешь, что произойдет в следующий момент - пронесет ли, или же мозги твои будут размазаны по ближайшей стенке. Цепеш снова говорил странные вещи. Что-то об убийстве, о проваленном задании, к которому совсем никакого отношения не имел, о ранении. Да еще и снова руки распускал. Противиться древней силе Трандуил по-прежнему не мог, однако при этом не собирался послушной собачонкой тащиться так, как это угодно кровопийце. Дернулся в сторону, но вырваться из цепкого захвата патриарха не удалось.
"Место - командовать вы будете своим псам. Не мне." - как же хотелось сказать это вслух, но в случае с тем, кто умеет проникать в мысли, достаточно ведь и подумать. Все равно услышит. И все равно же, расценит все по-своему, так, как угодно ему одному, а не есть на самом деле. Секундная волна гнева, сменилась весьма специфичным чувством отрешенности. Трандуил уже не первый час чувствовал себя смертником, но терять гордость и вести себя как раб не собирался. Медлил с исполнением очередного нелепейшего приказа. Все возражения застыли ледяным песком на губах, не желая тревожить голосом древнюю и опасную силу вампира. - "А ведь мы уже проходили подобное. Там, в фургоне." - Трандуил не скрывая во взгляде ненависти и злости глянул прямо в глаза патриарху, когда тот дернул его за волосы, и отшатнулся назад. Разница с той ситуацией была лишь в том, что тогда эльф был в своей одежде, а сейчас на нем был этот старый застиранный кусок тряпки, от которого остроухий и поспешил избавиться. Снял свитер, небрежно швырнув его под ноги Цепешу, занятому разборками с солдатами Лабиена. Гордо поднял голову и расправил плечи, глядя свысока на патриарха. Вдруг вспомнилась информация, что читал эльф о Цепеше. Волк. До сего момента, Трандуил и не придавал значения тому, сколько общего у этого кровопийцы с животным, которое также начинает скалиться, когда ранен и ему больно. В мгновение высокомерие сменилось снисхождением - а сам патриарх понимает сколь сильно он похож на зверя? Ответ просился один - вряд ли. Однако, при всем при этом, тогда в фургоне, эльфу всерьез казалось, что они поняли друг друга. Весьма наивно и совсем не свойственно недоверчивому Трандуилу, но все же, патриарх тогда перестал злиться, а сейчас вновь вернулся к тому, с чего они начали свое знакомство. Во истину, сказки о непредсказуемости Цепеша всего лишь сказки, когда в реальности все оказывается во много раз хуже.

+4

5

- Надо было привязать его, вот серьёзно ж.
Вздохнул Лабиен, когда узнал о побеге Цепеша прямо из-под носа врачей. Ругаться смысла не было, если Доминик решил откуда-то слинять, то тут не помогут ни цепи, ни решётки. Упрямый баран. Вот вроде волк, а толку-то. Проблем будто мало у Лабиена. Хватает и без Цепеша. Война не окончена, виновные не захвачены, Клод злой, Доминик, как обычно, болен больше умственно, чем физически, а Королевство всё не построено. Как прикажете работать в таких условиях? Вот как?! Забить бы на это всё и уехать на какой-нибудь райский островок на пару с жинкой… Это было бы куда чудеснее, чем заниматься всей этой хуйнёй, которой, собственно говоря, и занимался Лабиен. Ладно, надо просто расставить приоритеты. Найти Цепеша, успокоить Клода, проиграть войну, построить королевство. И уехать, нахуй, на райский остров с жинкой! Как-нибудь потом. Позже… Максимилиан ненавидел откладывать всё на неопределённый срок, но делал это часто.
Сообщение о доставке эльфа не оказалось сюрпризом. Что нельзя было сказать о том, как сбежавший Цепеш умудрился добраться к передовой какими-то окольными путями так скоро и как раз, по совсем несчастливой случайности, встретился с Трандуилом. Пришлось спешно возвращаться назад. Медлить вообще в этой ситуации не стоило, особенно после того, как Максу доложили о недовольстве буйного патриарха Цепешей.
«Как он вообще ухитрился дойти из госпиталя к передовой таким образом, что его ни одна постовая служба не увидела? Лишь только на подходах заметили его приближение. Пошёл через леса? Один? Да он серьёзно контуженный. Если бы заблудился, как его искать-то? Или эльфы попались».
Представшая взору патриарха картина происходящего даже порадовала. Доминик передвигался самостоятельно и выглядел вполне живо. Значит, раны оказались не такими серьёзными, он уже практически оправился от них.
- Цепеш, может, хватит уже? Все давно поняли, что ты суров, силён и совершенно невменяем. Отпусти эльфа, он тебе ничего не сделал.
Абсолютно невозмутимо произнёс Лабиен, обратившись к Доминику. Медленно подошел к Цепешу, устало глядя перед собой. В таких ситуациях от него требовалось полное спокойствие. Шагнул он ещё ближе, чтоб оказаться по левую руку от Волка. В случае чего, того можно будет скрутить, но пока лучше лишних движений не делать. Цепеша раздражать – себе дороже. Бросится ещё, Волк-то. Доминик был таким всегда. И это бесило слишком многих, но Макс, в отличие от всех тех самых многих, совершенно не бесился. Наоборот, всегда использовал по назначению. Агрессия Волка была своеобразной, и если научиться ею управлять, то вполне можно неплохой куш сорвать. Лабиен любил выигрывать и делал это всегда.
- Никто и не отдавал приказов, чтоб ты им подчинялся, Доминик. Но эльфа отпусти. Он беззащитен. Не имеет ни оружия, ни силы, которая могла бы навредить хоть кому-то здесь. Ты же не шакал, чтобы нападать на незащищённое существо, ведь так? Эльф даже ответить тебе не сможет.
Переубедить Цепеша точно совершенно не возможно, но договориться с ним можно и попробовать. Волк умел слушать, когда сам этого хотел.
- Смысл того, что ты сейчас убьёшь эльфа? Доминик, ты прошёл через леса, чтобы найти его и привести ко мне. И что теперь? Убить эльфа, даже не узнав, на кой он мне сдался? Его ждёт участь пострашнее, чем какое-то убийство. Но сейчас не об этом.
Короткая пауза. Максимилиан бросил небрежный взгляд в сторону эльфа и продолжил говорить с Домиником, будто эльфа тут совсем и не было.
- Цепеш, ты как себя чувствуешь после ранения? Я места себе не находил, как только узнал, что ты покинул лазарет. Так сложно было отлежаться?
Доминик всегда был непредсказуем, но ещё чаще он становился просто невменяемым. Когда он не добивался того, что запланировал, когда что-то шло не по его лично задуманному плану, когда он ревновал, в конце-то концов. Сейчас это будто наслоилось одно на другое, и Лабиен неосознанно чувствовал беспокойство Волка, его нерешительность и от этого – агрессию.
- Если бы с тобой что-то случилось? Даже думать об этом не хочу. Не надо так. Ты нужен Корпорации, своему роду, своей семье и детям. Подумай сам.
О Трандуиле Макс решил больше не говорить. Эльф-то никуда не денется, а вот если вывести из себя Цепеша, то тот может вдруг удумать действовать самостоятельно и все планы Лабиена потерпят полное фиаско.
- Тебя искал твой сын, Игорь. Он сам привёл в мой лагерь эльфов и отправился навестить тебя в госпиталь, как узнал, что тебя там нет.
Максимилиан замолчал, прикидывая, стоит ли говорить дальше, и всё же решил продолжить. Всё-таки, Доминик должен знать и видеть всё.
- Ты бы сходил, поговорил с ним. Он беспокоится о тебе. И переживает из-за приказа. Я понял твой замысел, там, в лесу. Но если бы я не подоспел вовремя, то ты мог погибнуть. Игорь не хотел никому зла, сообщив мне о твоём перемещении сквозь леса. Это не навредило общему плану, Доминик.
Двух волков Лабиен не понимал. Хоть у него с собственным сыном тоже были не особо приятные отношения, но Макс не сомневался в действиях Тейлора постоянно. Тей был ещё молод и ему были свойственны ошибки. Так же, как они свойственны Игорю в его годы. Только от оплошностей последнего зависит куда больше, чем от собственных решений молодого наследника рода Лабиен. Паук едва не проиграл войну и чуть не потерял одного из лучших друзей. К этому Игорь тоже приложил руку, неосознанно, разумеется. Но Цепеш пытался спасти отца, не думая об остальном. И это тоже было правильным решением. Тем более что вражда в верхних эшелонах власти рода Цепешей Максимилиану была просто совершенно не на руку.

+3

6

Ночь сменилась бледным и холодным рассветом. Регинлейв разглядывала полог палатки полевого госпиталя и пыталась понять, что же вырвало ее из краткого забытья, пришедшего к ней под утро. Слезы, затекшие в уши. И видения, их вызвавшие - руки, что никогда уже не защитят, навеки умолкший серебристый смех. Хрупкая улыбка и песня из раннего детства. Поднеся к лицу ладонь, эльфийка вгляделась в подрагивающие пальцы. Она жива. Ее не пожрало проклятие, огнем выжигавшее нутро и чертовы ягоды, от которых ее рвало сперва желчью, а потом, когда кто-то из персонала госпиталя - она не помнила лиц - дал ей какое-то снадобье, то и кровью. Да, точно. Ее перевязали, а потом отнесли в этот закуток умирать. Хорошо хоть воды оставили.
- Безнадежна. Я не знаю, что эта остроухая сожрала, что ее так крючит. Выкинуть бы, чтобы место не занимала.
- Живучие они, вылезет. Да и на ней форма Цепеша была, он же псих, выкинешь - еще неуважением сочтет. Пусть тут подыхает.

Сесть, нужно сесть, нельзя дальше лежать, а то и правда в утиль спишут. Но сперва дотянуться до кувшина. Воды - едва-едва на донышке. И перед глазами все плывет от слабости. И все же ее малая сила справилась с проклятием гневных духов, даже странно.
- Безнадежно. Нет, лет через двести что-то может и откроется, но не раньше. Зря возитесь, Мудрая, поищите себе учеников среди одаренных. Волки Богини не ошибаются.
- Я тоже. А вот Вы - ошибались четырежды. Прощайте, Мудрый.

С пятой попытки сесть все же удалось. Справившись с головокружением, эльфийка огляделась. Отгороженный ширмой угол палатки. На складном стуле рядом с ее лежанкой - приведенная в относительный порядок форма - дань уважения тому, к чьим войскам она относится. Поежившись, охотница сперва дотянулась до стоящей на земляном полу бутылки и пила долго, маленькими глотками, приникнув к воде как к самой жизни, что сегодня ночью едва не покинула ее искалеченное тело. Бедро под повязкой тягуче ноет, но это боль хорошая. Одежда в осеннем лесу отсырела и противно липнет к коже, но не голой же ходить. Справившись с последней застежкой эльфийка снова опустилась на лежанку, пытаясь отдышаться, но долго отдыхать ей не дали.
- О, оклемалась. Твой хозяин ушел, топай на передовую, Цепеши там.
- Куда?.. - отвратительное ощущение, от слабости она перестала чувствовать лес. Верно все силы ушли на борьбу с проклятием и теперь она надолго почти слепая.
- Твою мать. Вставай и шевелись, у меня нет времени с тобой долго возиться.
Весь путь до передовой запомнился весьма смутно, главной задачей было - не упасть. Сопровождающий куда-то исчез, что-то буркнув про то, что от патриарших разборок лучше держаться подальше и оставшиеся метры до странной группы Регинлейв преодолела одна. Так, господин Доминик живой и вполне бодрый, судя по тому, что опять ярится на дядюшку. Который вон тоже живой. Пока. О, и господин Лабиен тут. Интересно, они сейчас на пару будут с Трандуилом разбираться? Еще один короткий взгляд на дядю. Живой и вроде целый. Только замерзший, в октябре да в одной рубахе по лесу ходить - это конечно они здорово придумали.
Голос эльфийка решила пока не подавать, а то еще сильнее разозлятся. Все, она тут, ну зеленая немножко, но стоять же может, так что есть надежда, что ее не спишут. Взгляд скользит по присутствующим, понять бы, что тут происходило и происходит сейчас. И не упасть, вот это точно лишне.

+3

7

Могло ли скорое появление Лабиена принести облегчение? Вряд ли. Но тем не менее, спокойнее как-то на душе у эльфа стало. В конце концов, не неуравновешенный Цепеш будет распоряжаться его жизнью и свободой - это уже хорошо. А вот, что будет далее - по-прежнему неизвестно. Вину свою перед старым гадом  за невыполненное задание Трандуил чувствовал. Он подвел, значит, должно быть наказание. Вот только, как его судить станут, как вольного воина, состоящего на службе или же как раба - все еще было загадкой. В прочем, как и невнимание вампира-покровителя в адрес своего подчиненного. Отчего Максимилиан ведет себя так, а не иначе, эльф также не знал. Но готов был при этом дождаться объяснений. Пройти через любые испытания, но все же дождаться и, если это будет нужно, потребовать, ибо он был достоин.
"Был. Тогда был, а сейчас?" - мысль-воспоминание вернула его в тот день, еще не забытый совсем, когда по вине кучки работорговцев все пошло не так. Когда все надежды исчезли, взамен себя оставив прозрачные пластиковые стяжки на руках и запах сырости смешанный с рыбой. На мгновение Трандуил прикрыл веки. Он снова и снова прокручивал в памяти эти воспоминания, желая понять, где допустил ошибку и что же теперь говорить Лабиену, которого подвел. Но ничего. Все было тщетно, ведь предусматривать такие обстоятельства, как шайка жадных до наживы людей, в его обязанности не входило. И вина, что испытывал сейчас эльф, была вызвана тем, сколь много неприятностей он доставил вампирам, что сами же не озаботились непредвиденными обстоятельствами, а сейчас и вовсе игнорировали его, как что-то ненужное.
Впрочем, уж лучше спокойное ожидание, чем бесконечные нападки патриарха Цепешей. Трандуил бросил короткий взгляд в сторону, делая несколько коротких и острожных шагов назад. Волк более не держал его, Паук не глядел на него, а присутствие слишком близко могло провоцировать буйного патриарха. Так к чему искушать судьбу, что и так не слишком благосклонна к Трандуилу. Всего два шага, несколько вдохов, что и сам эльф не слышал, и он остановился, упираясь взглядом в племянницу. Жива ли в самом деле, или же от волнения и давления силы двух древних вампиров, воображение начало играть с сознанием? Он смотрел на девушку неотрывно, внимательно, будто ожидая какого-то подвоха, что она вот-вот исчезнет, но родственница похоже была реальна, как и сам Трандуил. Да еще и выглядела не самым лучшим образом. Серая, будто болезнь за руку с ней шла. Цвет лица ее был сравним с цветом коры деревьев, с тем лишь отличием, что жизни в деревьях больше, чем сейчас чувствовалось в Регинлейв.
"Глупая девчонка! Нездоровится - так лежи себе, чего таскаться по лагерю..." - жар злости пришел на смену липкому холоду ожидания, запутавшемуся в неизвестности. Трандуил переступил с одной ноги на другую, борясь с желанием выгнать родственницу прочь и стараясь разобраться, что сейчас для него важнее - чтоб Регинлейв не видела его возможно следующего наказания и унижения, или же чтоб не мучила себя, будучи еще слишком слабой.

Отредактировано Трандуил (06.07.2015 05:43:32)

+3

8

- Да ты мерзкая, гнусная тварь! Я уничтожу тебя ещё до прихода Лабиена.
Прошипел Волк, оборачиваясь к Трандуилу. Кидаться тут ещё вздумал!
- Шавка ты безмозглая, остроухая падаль! Ещё раз выкинешь нечто подобное – прирежу без сожаления. Надо было приказать вести тебя голым через леса.
Под конец фразы голос плавно перешёл в утробное рычание, а Доминик резко шагнул к Трандуилу, хищно клацнув зубами тому над ухом, дёрнув перед этим, в очередной раз, эльфа за его белобрысые лохмы. Злости ещё бы хватило на пару выпадов в сторону Лабиеновского уродца, а потом ещё штук на пять – на других рабов. Но Цепешу пришлось остановить себя, потому что всего в нескольких метрах от него прозвучал голос того, кого Доминик меньше всего сейчас хотел бы видеть здесь. Паук, как всегда – вовремя, и как всегда не к месту. Волк быстро запутался – рад ли он появлению старого друга, или тому тоже хочет открутить голову. С одной стороны, Макс заставил лезть его сквозь леса с неудобной позиции, чтоб найти дурацкого эльфа, с другой – Паук оказался рядом тогда, когда жизнь Цепеша была в опасности. Но этот его идиотский план чуть было не стоил жизни Волку.
- И ничего не хватит. Ты сам меня в это втянул, так что – заткнись лучше!
С появлением Лабиена злость быстро прошла, а на её место пришла обида. Макс говорил только о своём эльфе. Не осведомился о здоровье самого Доминика, и даже о том, какие стратегические манёвры своей армии намерен предпринять Цепеш. А ведь он намерен! Намерен стереть с лица земли всю остроухую падаль, начав с этого высокомерного Трандуила – эльфа Макса.
- Вот именно – не отдавал мне никто приказов, потому что никто не способен это сделать. Даже ты, Лабиен. Я отпущу твоего эльфа, так и быть.
Сделал одолжение Доминик, разжимая пальцы на лохмах остроухого, и грубо оттолкнул того в сторону, ближе к Пауку. Всё-таки, это его зверушка.
- Я не шакал, а твой эльф умеет открывать рот, когда не следует. За что и поплатится однажды. Я вырежу его чёртов язык из пасти и брошу собакам!
Не унимался вампир. Ему не нравилось ничего из плана Лабиена, хотя он не знал всего до конца. Только про то, что Макс вдруг решил отпустить эльфов прогуляться по мирному городу Канады. Зачем ему это понадобилось? Рассказал бы лучше, поведал бы тайну, а не выгораживал своего эльфа!
«Скажи мне то, что я хочу услышать! Скажи, что мы уничтожим остроухих!»
Но Лабиен предпочёл и в этот раз не утруждать себя рассказами, а поинтересовался о самочувствии Цепеша. Вот какого хрена?! Спросить бы!
- Я в полном порядке! И хватит об этом. Ты знаешь, что всё в порядке, зачем тогда спрашивать?! Некогда отлёживаться. Эльфы ещё не все уничтожены.
Вдох выдох. Надо успокоиться, но как тут успокоишься, когда твой товарищ защищает эльфов, а тебя жаждет упрятать подальше с передовой, в лазарет?!
«Сын. Игорь. Чего он сюда притащился? Остался бы в лагере, но нет, чёрт».
Цепеш бросил пару гневных взглядов на статного эльфа, потом наткнулся случайно на эльфийку, осмотрев её с головы до ног. Она была живой, та, что привела помощь, та, что вернулась. Доминик разозлился ещё больше на всех.
- Поговорю я, поговорю, ну! Сейчас дело не в моём сыне, и он может подождать. Я хочу всё знать. И ты мне расскажешь, Паук, расскажешь всё!
Несколько шагов, ближе к Лабиену. Цепеш внимательно заглянул тому в глаза, но не ответа искал там Доминик, а простой поддержки. Но не находил.
- Накажи эльфа. Они заодно, все заодно. Он знал о Знающем, о том, кто ранил меня. Он говорил о нём тогда, раньше, в моём лагере. Убей его.
Подойдя ещё ближе к Максу, Волк говорил спокойно, но настойчиво.
- Нужно избавиться от всех остроухих. Иначе они перережут нам глотки. Придут ночью и вырежут всех, как то произошло с Рейли и… Эмилией.
Сейчас Цепешу казалось, что это самое важное – наказать виновных, уничтожив всех, причастных к той трагедии. Остроухие вновь покушались на жизнь патриарха, на его жизнь, вожака Волков. Это нельзя было оставлять так просто. Но и наказывать невиновных было нельзя. Только вот, был ли таким уж невиновным эльф Максимилиана?.. Полностью невиновных не существует в природе. Есть плохие допросные службы – это все знали не понаслышке. В застенках Комитета Безопасности сознавались и не такие.

Отредактировано Доминик Цепеш (07.07.2015 00:49:28)

+1

9

Лабиен лишь ухмыльнулся на слова Цепеша. Кто вообще сказал Волку, что он тут главный? Кто разрешил ему распоряжаться тем, кто принадлежит Пауку? Максимилиан не любил делиться собственными вещами, особенно такими нужными, как Трандуил. Хотя Доминик пока не знал, для чего он так сильно необходим не только Лабиену, но и им всем.
- Если потребуется – я предоставлю тебе такую возможность. Но пока…
Макс шагнул ещё ближе к Цепешу, глядя ему прямо в глаза.
- Держи свои руки при себе.
Просто совет. Пока что это просто совет. Наверняка не только сам Доминик знал, что Лабиен был абсолютным собственником. Даже малейшие поползновения на что-то или кого-то, что принадлежало ему, были чреваты нехорошими последствиями. Лишь напоминание, Волк должен понять это.
- Я расскажу тебе всё, как только Клод вернётся из города. Возможно, он приведёт языка – нам нынче очень нужна любая информация.
Открывать сейчас все свои карты Макс не был намерен. Как ему казалось, Цепеш ещё не совсем оправился от тяжелой раны, от которой, по идее, он мог и умереть. Но не умер – регенерация, плюс целительские способности, в совокупности с непрошибаемой цепешевской упорностью творят чудеса.
- Наказать его. За что? За то, что эльф знал о том, кто может тебя убить и сказал тебе об этом? За то, что ты не послушал ни его, ни меня, а решил всё сам, пострадав в итоге? За это мне следует наказать Трандуила, Цепеш?
Настойчивость Доминика впечатляла. Он верил в то, что придумал сам. И не желал слышать хоть что-то другое. Не видел Волк в эльфе проку, и считал, что так должен был делать каждый, и Лабиен тоже. Разве верно это?
- Если бы мы избавлялись от всех, кто способен перерезать нам глотки, то мы с тобой сейчас не стояли бы тут и не общались бы так... мирно.
Их рода всегда враждовали друг с другом. Слишком давно, чтоб поверить в перемирие, в совместные дела, в сотрудничество. Но теперь они были друзьями, соратниками. Вели войска бок о бок, не выбирая вожака в стае. Цепеши и Лабиены воевали уже несколько столетий по одну сторону баррикад. И, кажется, совершенно не жалели об этом. Если только иногда.
- Ловушка с эльфами захлопнулась. Тот, кто ранил тебя, либо уже мёртв, либо пойман. Ты знаешь, что невозможно всё сделать сразу. Мне нужно просто время. Ещё немного, и ты получишь ответы на все вопросы. От меня, и от них, эльфов. Всех. Кто был причастен к нападению на особняк Рейли. Но и  от тех, кто выступил против своих собратьев, присягнув на верность нам, вампирам. Мы тоже сражаемся против своих же, это случается часто. Те же Имаму. Они такие же вампиры, но выступаем мы против них. Так и эльфы – они далеко не одинаковы, и сражаются за различные идеалы и идеи.
Максу хотелось, чтобы Цепеш понял его, хотя надеяться на такое не особо приходилось: разъярённый, раненный волк это совсем не шутки.
- Поэтому я прошу всего лишь дать мне время. Ты знаешь, что я не подводил тебя, ты можешь просто довериться мне в очередной раз, Цепеш?
Хотелось услышать положительный ответ от Волка. Всё-таки в этот раз Лабиен имел и план действий, и даже перспективы его развития.
- Поговори со своим сыном. Он так хотел встретиться с тобой. Удели ему время, и мне хватит этого, для того, чтоб объяснить тебе всё.
Лабиен не лгал, но Доминик не мог увидеть всю картину происходящего, пока пазл не сложится. А он не сложен сейчас. Ведь не вернулся ещё Кот, ведь не всё знал и сам Макс. Поэтому время теперь играло на его стороне.
- Да, не забудь про Регинлейв. Она спасла тебе жизнь. Я бы не добрался до тебя так быстро, если бы не она.
Выглядела теперь лесная дива просто отвратительно. Но хоть выжила, и то хорошо. И всё же – зачем её притащили сюда, на передовую? Не знали, что делать с цепешевским прихвостнем, и распорядились обо всём сами. Нет бы, уведомить Макса, он бы отдал иной приказ. Но сейчас менять что-либо было бессмысленно. Эльф принадлежал Цепешу и был в его форме. Значит, ему распоряжаться жизнью остроухой девушки.

+3

10

Регинлейв чувствовала себя  здесь лишней. С каждой минутой все острее. Перед глазами все расплывалось и на ногах ее держали только гордость с упрямством. Пробившийся в мысли гнев дяди заставил вздрогнуть. Да, все и правда хуже, чем она надеялась, раз даже долгие годы державшаяся защита исчезла. Когда она начала закрываться от всех и каждого, а от Трандуила - в особенности? Давно, очень давно. Действительно глупая девчонка, надо было что-то придумать, что-то сделать, чтобы не показываться в таком состоянии дяде на глаза. Но она же не знала, что он тут будет, ее к Цепешу вели. Тот лишь мельком глянул на эльфийку, не дав  ни приказа остаться, ни отмашки уходить. Вот что ей делать прикажете? Разговор идет явно из тех, при котором чем меньше свидетелей, тем лучше. Свернуться бы под тем кустиком и спать-спать-спать, пока раны окончательно не затянутся, пока не утихнет головокружение. И пока не восстановится защита, ведь силы вернуться к ней, просто обязаны, не может же она на всю жизнь остаться слепой и беззащитной, не может же, правда? Пока вампиры заняты, еще один короткий взгляд на дядю. "Можно подумать у меня был выбор, идти или нет. Тоже рада видеть Вас, милый родственник." Отвести глаза и спрятать мысли. Спрятать от всех и от себя самой - в первую очередь.
От слов патриарха Лабиенов о себе охотница опять еле заметно вздрогнула. А если это напоминание разозлит Цепеша еще больше и он ее пристукнет, раз дядю прибить ему не дают? Такие обычно не любят быть у кого-то в долгу. Хотя тут о таком и речи нет - эльфийка лишь отдавала свой собственный долг. И напоминать об этом не собиралась. Но кто знает, как и что вывернется у древнего вампира в голове, если предупреждение в духе "не ходи туда, там Древний, который хочет тебя убить" воспринимаются им как часть ловушки и заговора. Точно, дядя сговорился с Хагардом, ага. Она наверно тоже с ним в сговоре, потому и смогла проскочить. А что, логично же. Эльфийка на миг зажмурилась, надеясь, что плывущая картинка мира после этого хоть чуток стабилизируется. Надежда оправдалась лишь отчасти. Но дольше стоять молча сил уже не было.
- Мне сказали, Господин Патриарх, что всех из войска Цепешей собирают здесь и велели присоединится, - кончиками пальцев подцепила и продемонстрировала эмблему на выданной форме. - Куда прикажете переместиться? - в фразе было явно что-то не то, но сейчас в измученном ночью сплошной боли разуме ничего толкового не рождалось.

+3

11

"Эльфы придут и ночью перережут глотки вампирам" - Трандуил лишь хмыкнул на эти слова Цепеша. Он был тогда у особняка Рейли? Он знал, что там было и как эльфы резали кровопийц? Да ничего он не знал. Оттого и ярился ныне, выплескивая свой гнев на всех. Нет, на него одного только. Сколько эльфов привели в лагерь от работорговца в дар великому завоевателю Доминику Цепешу, но ярость его касалась только одного Трандуила, о его лишь смерти вампир просил старого гада, а остальных он будто и не видел вовсе, не замечал. Снова давил нещадно на волю эльфа, отчего становилось невыносимо тяжело находиться рядом. Рядом с двумя древними кровопийцами. И пусть Максимилиан не использовал свою силу сейчас в полной мере, но вкупе с силой Цепеша, и этого было довольно, чтоб вновь чувствовать себя бесполезным и жалким рядом с ними.
Эльф мотнул головой, на какое-то время смыкая веки. Ощущение потерянности и безвольности снова захватывало и противостоять этому, казалось, невероятно сложно. Однако, Трандуил все еще стоял на своих двоих и не ползал тряпкой подле кровопийц - это уже кое-что, это даже хорошо. Вот только, откуда это нарастающее чувство будто он прямо сейчас, сию минуту теряет что-то важное. Будто зеркало мельчайшими околками от удара разлетается в разные стороны. Короткий взгляд в сторону племянницы и голос ее звенящим эхом раздается в мыслях. Сначала тихо, но с каждым сказанным ей словом, все громче, все яснее и вот он уже отчетливо слышит конец фразы, которую девушка даже не говорила.
В глубине его синих глаз холодом плещется океан несказанных вопросов, среди которых можно ярче всего разглядеть несколько. Также мысленно он задает их родственнице:
"За что? Отчего ты? Среди всех эльфов, что находятся сейчас здесь, отчего я слышу именно тебя?"
И тут же, Трандуил отвел взгляд в сторону, туда, где патриархи все еще беседовали. Мощнейшая древняя сила все еще давила, не давая опомниться и начать дышать свободно, и это в какой-то мере было уже почти привычно. Этому нельзя было полноценно противостоять или смириться, но и сломаться по-прежнему не представлялось возможным, но когда же подавление воли кровопийц разрушило тот барьер, что против собратьев Трандуил выстраивал едва ли не всю жизнь - эльф не знал. Не понимал, однако хотел выяснить. И выяснит, если Богиня смилостивится над ним и решит теперь тоже не убивать его руками старого гада. А пока, снова безмолвное ожидание, когда вампиры договорятся и решится его участь.

+3

12

- Время – штука дорогая. Смотри, чтоб тебе хватило заплатить по счетам.
Цепеш не собирался церемониться с этим напыщенным ублюдком. Да, он уважал Лабиена и доверял ему полностью, но кто сказал, что ему запрещено ненавидеть вампира? Ага, прям разбежался Цепеш отчитываться за все свои мысли и чувства. Сейчас Доминик знал точно одно – он ненавидит эльфов, и Лабиен ответит на все его вопросы. Чуть позже? Ладно, Цепеш не гордый, он и подождать может, главное – услышать то, что ему необходимо было знать.
- С сыном? Поговорю. А ты – накажи эльфа. Мне по хуй, за что. Накажи.
«Руки, говоришь, при себе держать? Может, наручники ещё оденешь?»
Доминик злобно глянул на Макса, понимая, что ничего он с эльфом делать не будет. И это бесило! Выгораживает ещё эту остроухую падаль, а на Волка-то ему плевать. И вот этому гаду Цепеш доверял свою жизнь? Да, именно ему, и не жалел об этом никогда. Даже теперь, когда, казалось, доверять нельзя.
- Ты ошибаешься, Лабиен. Никто не спасал меня, никто! Я могу позаботиться о себе сам. Ни ты, ни эта эльфийка. Сидел бы ты в своём штабе лучше!
Огрызнулся Доминик, с вызовом вглядываясь в глаза Лабиена. Почему-то очень хотелось быстрее уйти, чтоб не видеть ни Макса, ни его этих эльфов.
- Я тебе вроде говорил, чтобы ты думал меньше, крыса ты ушастая!
«Я уничтожу его! Я уничтожу всех тут! Уничтожу… Нет, нельзя. Как же…»
Всего пара шагов, отделяющих его от эльфа. Новый прилив злости сдерживать ещё труднее, Цепешу казалось, что если он сейчас не сделает хоть что-то – то непременно убьёт тут всех. Всех подряд, пока сам не подохнет. Не было сил переступать через себя и свою сущность. Не было сил и… желания. Как тогда, в сражении с древним эльфом. Просто отпустить зверя и будь, что будет. Глубокий вдох, который помогает настолько мало и ничтожно, что Цепеша бесит даже сам этот факт. Что если он утратил свою силу? Что если его зверь больше не подчиняется ему? Это катастрофа, но другого объяснения своим чувствам Доминик не находил. Давно он не сталкивался со злостью, что могла поглотить его сознание. Слишком давно.
«Мне надо уйти отсюда. Как можно дальше отсюда. Иначе я могу убить».
Как же сложно двинуться с места. Заставить себя делать то, что нужно, а не то, что желает внутренний зверь. Самоконтроль и самообладание. Цепеш всегда отличался скверным характером и взрывной натурой, но ведь не мешало ему это. Он всегда знал, когда стоит остановиться, и редко срывался. Но теперь… О, боги, как же хочется вцепиться клыками в глотку эльфа, и рвать до тех пор, пока кровь не перестанет течь горячими струйками, ссыхаясь на губах, на руках и ране. Доминик облизнул пересохшие губы. Нет, всё в порядке, он просто ранен, он устал, он давно ничего не ел.
«Мне надо уйти. Откуда этот голод? Я же ел не так давно… силы ушли на лечение раны, а потом я уже не ел ничего. Но почему сейчас? Мне не нужна кровь… Кровь. Я хочу. Убить эльфа. Потому что я. Так хочу. Хочу!»
Эльфы, подаренные ему Диконом, казались такими жалкими, что Цепешу стало противно от этого. Ничтожные твари, жавшиеся друг к другу на земле. Доминик прикрыл глаза, отрываясь от созерцания своих новых рабов.  Когда только они начали его интересовать? Зачем смотреть на тех, кто противен тебе? Цепеш отрешённо глянул на эльфийку, и тут же отвёл взгляд. Лабиен просил распорядиться на её счёт, не забыть о ней. Спасла, вернулась. Но Доминику не нужно было ничего из этого. И сама эльфийка не была нужна.
- Делай, что хочешь с девчонкой и этими рабами, чёрт бы их подрал всех. Мне не нужны остроухие. И никто не нужен. Убей, или выгони. Или чего там тебе надо от них. Лишь бы от меня подальше держи этих тварей. Всё понял?
На девушку смотреть не хотелось. Цепеш понимал, что он поступает совершенно неправильно. Ведь эльфийка вернулась, не сбежала. И, вполне возможно, даже спасла. Но сейчас, когда вампир не мог контролировать себя, лучше убрать все раздражители как можно дальше, спрятать надёжнее. А у кого может быть надёжнее, чем у Лабиена? Не найти такого места, уж точно.
- Я буду ждать от тебя известий. Как будешь готов дать ответы – дай знать.
Наткнувшись взглядом на эльфа Макса, Цепеш едва сдержал рвущийся наружу звериный рык. Ещё сложнее было не кинуться на того, порешив окончательно. Доминик даже начал думать, что, может, он и правда проклят. И теперь каждый остроухий будет вызывать у него лишь одно желание – уотобрать его жалкую жизнь. Интересное проклятье. Наверное, что-то пошло не так у того друида. Может, тот хотел, чтобы Цепеш уничтожал всех вампиров и дампиров, а вышло так, что смерти он жаждет только для встречных эльфов. Интересно получилось. Но это раздражало сильно.
- Да когда же тебе надоест таскаться с этими выродками?! Убей их всех.
Сердясь на самого себя, и на всех остальных разом, Доминик никак не мог просто уйти. Теперь ему казалось, что Лабиен от него что-то ждёт: то ли действия какого, то ли решения. Но кроме злости и ненависти на эльфов больше Волка ничто не заботило. Как было бы хорошо, если б всё кончилось.
- На, вот, казни его прилюдно. Ведь он не нужен тебе. Ни к чему эльф!
Доминик навряд ли мог вспомнить, в какой из моментов ухватил Трандуила за руку, но держал теперь крепко, упрямился, и отпускать не собирался.
- Ты думаешь, он особенный? Ты так правда считаешь, Лабиен?!
Негодовал Волк, всеми силами пытаясь добиться странной справедливости.
- Раздень его и выдери при всех. Кинь обратно, к его же сородичам – и они будут обходить его стороной, хоть он ничем не будет отличаться от них. Это же стадо. Стадо, Макс, понимаешь? И каждому стаду нужен пастух. Не хочешь им быть – тогда лучше уничтожь их всех, чтоб не мучились.
Толкнув эльфа ближе к Лабиену, Цепеш наконец-то отпустил его руку. И ему показалось, что его спонтанная злость вдруг утихла на какое-то время. Стало неприятно от происходящего, ведь Волк правда не мог понять – с чего взъелся на остроухого. Но отступать не собирался. Да и куда, отступать-то?..
«Сделай так, как… как посчитаешь нужным».
Мельком глянув на девчонку и остальных эльфов, Цепеш махнул на них рукой, и молча направился к автомобилю, что его ждал уже некоторое время. Теперь нужно отдохнуть, поесть и найти сына. Да, с ним стоит поговорить.

+3

13

Заплатить по счетам? Это Доминик сейчас Лабиену предложил, да? Вампир лишь ухмыльнулся, не прокомментировав подобное заявление. Кому из них придётся ещё по счетам-то платить.
«Надо будет как-нибудь подсчитать должки Цепеша, на всякий случай».
Решил Макс, стараясь всё-таки не улыбаться, хотя хотелось, надо признаться.
«Накажи, да накажи. Чего прицепился?!»
Эти мысли вампир предпочёл оставить не скрытыми. Он не мог понять, с чего бы это Цепешу, которому всегда на всё похуй, цепляться к эльфу? Нет, здесь было что-то не то. Вот что – Лабиен понять не мог, но очень старался.
- Да что ты прицепился! К…
Договорить Макс не успел, и грозный его взгляд, которым он секунду назад рассматривал Цепеша, дабы прикусил б тот себе язык, сменился удивлением.
«К эльфу. Уничтожит? Эльфа? Нельзя. Это он кому? Что за каша в его мыслях. Не могу понять. Такого раньше… не было. Да, совсем не было».
Эти мысли остались сокрытыми даже для Доминика. Лабиен нахмурился, задумавшись, потом вновь глянул на вампира, не переставая хмуриться. Что-то было совсем не так. Не привычно. Цепеш противился не Максу, он не делал ему назло, потому что это делал некто другой. Кто? Волк.
«Это не голод, Цепеш. Твой зверь. Я слышу его мысли, в обход твоих. Что с твоим волком? Почему не слушает тебя, почему думает за тебя, Доминик?»
Очень хотелось, чтобы вампир услышал это. Вампир, не его зверь. И откуда вообще у Цепеша взялись проблемы со второй личностью? Не было ж раньше так. Подменили будто Доминика, после того сражения…
«Точно! То копьё. И тот, кто чуть не убил Волка. Мог ли он сделать что-то?».
Мог. Так считал Лабиен. А, значит, стоит приглядывать за Цепешем. Но помочь-то Макс всё равно не сможет. Паук не умел перевоплощаться в животное, он не знал даже половины того, что знал о волке Доминик. Поэтому стоило надеяться на твёрдый рассудок Цепеша. Он должен понять, что происходит с ним. И не наделать глупостей. Происходило ли с ним подобное раньше? Лабиен не знал этого. За всё время сотрудничества с Домиником, такие проблемы не всплывали. Волк всегда лез на рожон. Рисковал жизнями своих воинов, и своей собственной. Но что станет, если Цепеш вправду потеряет контроль над зверем? Это точно уж будет неприятно, мерзко и, по любому, страшно. Доминик и с подавленным волком такое иногда творит, что волосы дыбом встают у Паука, не только на голове.
Теперь стоило не сделать ошибки. Любое неправильное действие, любое не то слово – волк выйдет из-под контроля, Цепеш не в силах сдержать его.
Доминик шагнул ближе к эльфу, и на какой-то миг Лабиену показалось, что Трандуилу уже не жить. Он чувствовал растущую силу Волка, он ощущал его голод и желание насытиться кровью своих обидчиков. Но ничего не предпринимал старый Лабиен, выжидая. Лишь с тревогой взглянул на эльфа.
«Не предпринимай ничего, Трандуил. Не смей!»
Закрыть мысли ещё одного существа от вмешательства Цепеша оказалось трудной задачей, но Максимилиан справился. От эльфа зависело тоже многое. Любое лишнее слово, любое неверное действие со стороны остроухого – и Волк вцепится в его глотку. Хищник не отпустит добычу.
- Я всё понял и всё сделаю.
Спокойно отозвался Макс, не собираясь спорить. Было очевидно – эльфов стоит убрать подальше, пока Цепеш не придёт в норму. И он всё устроит. Лабиену оставалось лишь надеяться, что юная эльфийка не испортит всё, ведь её мысли закрыть от Доминика он уже не успевал. Он не контролировал девчонку, и предприми она любую попытку заговорить или возразить – агрессия Волка выльется на неё, расплата будет не долгой, но кровавой. Не зря ж Цепеш думает про кровь. Ещё и жрать хочет, вот дибил-то.
- Я понял тебя, Доминик. Всё сделаю.
Спорить – бесполезно. Лабиен очень надеялся, что сами Цепеши в курсе, что делать с такими вот проблемами, как у патриарха. Не все ж они рождаются с полным контролем над зверем? Нет, не должны. Доминик был особенным, кто умел держать волка в клетке с юных лет и использовать его лишь себе во благо. Но даже с великими иногда происходят конфузы и им нужна помощь. Цепеш уезжал прочь, на своей машине, со своими приближенными. Всё вышло как нельзя лучше. И лишь теперь, когда Волк был уже далеко, Макс осознал, как сильно тот давил. Запоздало вспомнил о своём эльфе, которого толкнул Волк к нему ближе, и которого Лабиен зачем-то крепко уцепил за руку, не отпустив до сих пор. Может, хотел защитить? С чего-то остроухий показался будто неживым, и вампир, отпустив его, машинально шагнул ещё ближе, придерживая Трандуила за плечо. Как он вообще выстоял?
- Ты слышишь меня?
Просевшим голосом спросил Лабиен, убирая ладонь с плеча эльфа как-то осторожно, будто боялся, что тот случайно возьмёт и упадёт. Или убежит. Ну а что?!
- Трандуил?
Вновь позвал вампир, прокашлялся, и осмотрел эльфа с ног до головы. Остался недоволен, и вдруг разозлился сам. На Цепеша за его проблемы со зверем, за то, что тот сбежал из госпиталя, не послушал Лабиена. На Трандуила за невыполненное задание, на эльфийку и остальных эльфов, которые зачем-то оказались здесь без приказа Макса. И на себя самого. Потому что он ничего не мог поделать с происходящим. Трандуил, в окровавленной, драной рубахе выглядел жалко, и это тоже с чего-то злило.
- Раздевайся. Сейчас же.
Грубо приказал Лабиен, зло глядя на эльфа. Что сейчас октябрь месяц, дубак на улице и сам вампир в тёплой куртке – Макс забыл вспомнить. Рассердился на его медлительность, дёрнув к себе, не позволяя отойти даже на шаг.
- Раздевайся, я сказал!
Всё же Цепеш был слишком сильным вампиром, и Макс не мог совсем не поддаваться на его внушение, противостоя ему. Теперь злился по инерции.

Отредактировано Максимилиан Лабиен (21.07.2015 00:26:46)

+5

14

- В порядке, - промаргиваясь будто от забытия, едва ли не автомате ответил Трандуил на вопрос старого кровопийцы. Ответил и умолк, вспоминая, что было минутами ранее и отчего вдруг стало дышать легче и словно посветлело. Беглый осмотр вокруг себя дал весьма неопределенные результаты - эльф не мог понять, кого не хватает, кто был только что рядом, а сейчас нет. И пошатнулся в сторону от Лабиена, что снова задавал вопрос, остроухий непонимающе уставился на вампира.
Словно ощущение реальности ускользало от него. Что было до этого? Что происходит сейчас? Ах да, теперь нет Цепеша, чье присутствие в этот раз давило сильнее, чем до этого. Сильнее, чем тогда в лагере у работорговцев. Сильнее, чем когда-либо эльфу вообще приходилось испытывать на себе Подавление Воли кровопийц. И тело ощущается чужим, и движения не кажутся ныне плавными, как прежде, и мыслей не собрать воедино. Все будто бы рассыпается и раскалывается на миллионы острейших зеркальных осколков. Нет, если еще раз эльфу придется испытать на себе подобное, уверенности, что он не свихнется, у Трандуила не было. И сейчас, сию минуту, когда он повторно кивал Максимилиану в ответ на вопрос, остроухий, наконец, понял отчего старейшины его племени столь сильно страшились вампиров. Ведь, не так страшна смерть, как отсутствие разума и неспособность думать.
Трандуил еще раз мотнул головой, на сей раз, казалось, окончательно приходя в себя и вспоминая то, что было ранее. Как отчетливо пахло опасностью и смертью от патриарха Доминика Цепеша. Как тот схватил его за руку и настаивал на публичной казни. Как в следующее мгновение Лабиен согласился с этим. Как махнув рукой на всех присутствующих эльфов, Волк ушел, оставляя решать их участь Пауку, и как в этот момент, абсолютно неосознанно, Трандуил облегченно выдохнул, позабыв едва ли не все на свете.
И теперь, старый гад приказывал эльфу раздеваться.
"Будет пороть? Убьет? При всех, как и обещался союзнику... Разумеется." - эти мысли текли слишком неспешно и плавно, позволяя различать себя в том зеркальном калейдоскопе, который после давления Цепеша царил в голове эльфа. Взгляд спокойный и безмятежный скользнул по рукам кровопийцы, отмечая, что орудия для пыток нет. Но ведь, это и необязательно. Вампиры весьма изобретательны, Максимилиан - тем более. А Трандуилу, тем не менее, не страшно. Он ошибся и готов понести наказание. Готов был не каждое мгновение с тех пор, как провалил задание и не оправдал надежды старого кровопийцы, однако сейчас более чем. Уж лучше смерть, чем терпеть еще раз это насилие над сознанием, что происходит всякий раз, когда рядом Цепеш.
Гордо вскинув голову и, как и прежде, не опускаясь до пресмыкательства и раболепия, эльф снял с себя рубаху, отводя взгляд от темных глаз кровопийцы, что пристально следил за ним и, кажется, какая редкость, был в гневе. Трандуил смотрел в сторону племянницы, про которую, кажется, и вовсе все позабыли. Отчего-то ему не хотелось, чтоб девушка видела его кончину, но ничего не попишешь теперь. Она здесь и смотрит, так пусть же не отводит взгляда и когда голова его полетит с плеч.
"На все воля Дану, Ледяная дева. И предатель получает по заслугам."

Отредактировано Трандуил (21.07.2015 15:43:42)

+2

15

Регинлейв невольно отшатнулась подальше от дяди и его гневного вопроса. Будто не он первый пролез ей в голову, будто не на его высказывание она ответила. Обида, замешенная на боли и усталости едва не выплеснулась наружу слезами, но сдержав их, охотница только отвернулась от дяди. Конечно, кто бы сомневался, она последний эльф, которого Трандуил хотел бы услышать. Он ей это уже который раз демонстрирует. И в фургоне сбежал от ее в общем-то дружеского прикосновения. И теперь вот явно разозлился. Везде она лишняя. Впрочем от этих невеселых мыслей отвлекла новая вспышка ярости древнего Цепеша, который раз за разом требовал то наказать, то и вовсе казнить Трандуила. От давящей и хлещущей силы старых вампиров сознание все норовило ускользнуть и удерживать его становилось все труднее. Хотелось поддаться этой слабости и оставить за гранью все проблемы, но нужно было узнать, что решат о ней. И полученный ответ не сильно удивил даже. Ее передали и разрешили убить. Стиснув кулаки и глядя в землю она уже краем уха слушала дальнейшие Цепешевские реплики, которые по-сути повторяли все то, что он говорил до этого. Хватал, дергал дядю, пихал его к Лабиену - в общем неадекватность шла по нарастающей и выглядела подозрительно. Может его контузило магией друида?.. Похоже на то. Но теперь, если она все верно поняла, это уже не ее проблемы. А ее проблема - это Максимилиан Лабиен. Если Цепеш хоть и был яростен и непредсказуем, но все же являлся воином, с какими-то устоями, то спокойствие Лабиена пугало тем, что за ним могло скрываться. Он виделся железным кулаком, до времени запрятанным в тонкую лайковую перчатку.
Патриарх Цепешей наконец-то соизволил их покинуть и стало чуть легче, но, похоже, ненадолго. Приказ старого кровопийце дяде раздеваться больно ударил по ушам и заставил снова поднять взгляд на эту группу. Правда будут пороть? Или и вовсе убьют, как дядя и предполагал?.. "Не надо, Богиня, пожалуйста, не надо..." Мысли путаются, паника норовит захлестнуть сознание. Щека изнутри прокушена до крови, взгляд скользит по белому до нежной голубизны дядиному торсу. Нет, нет-нет-нет, судьба не может быть так жестока - почему она должна видеть, как гибнут ее близкие и не мочь хоть что-то предпринять?! Мысли Трандиуила вновь проникли в сознание, заставляя содрогнуться. И внезапной ясностью пришло решение: он может отталкивать ее живую, но запретить последовать за собой за грань - не сумеет. Нет таких сил, что могли бы удержать ее. Душа сама с радостью покинет измученное тело, за которое цеплялась лишь одним упрямством. Полубезумная улыбка тронула губы, короткий взгляд в дядины глаза.
"Да будет воля Ее. Вы тут не единственный предатель, любимый дядюшка."

+3

16

Прийти в себя. Срочно. Лабиен ухмыльнулся, проведя ладонью по лицу. Нет, Цепеш всё-таки точно был совершенно не в порядке. К сыну ещё пошёл, не прибьёт случайно наследника-то своего? Но Макс надеялся, что Игорь в курсе, что делать с подобным отклонением от нормы своего отца. Всё-таки, он тоже Цепеш, и довольно древний, чтоб знать достаточно для помощи.
«Надо будет наведаться к ним, немного погодя. Узнать всё самолично».
Вампир отвлёкся от своих мысленных рассуждений и дум, непонимающе уставившись на эльфа. Тот раздевался, да, по приказу самого Лабиена.
«Да холодно ж, ещё подохнет от простуды, где мне нового-то искать?!»
Успокоиться получилось само собой. Всё же и Макс был достаточно силён, чтоб противостоять Цепешу. Или Доминик просто не собирался навредить?
- Трандуил, завязывай со стриптизом – замёрзнешь.
Незлобно рассмеялся Лабиен, глянул на эльфа, ловя себя на мысли, что тот и в правду готовился к чему-то очень нехорошему. Нет, разумеется, остроухий был виновен в срыве операции, относительно. Но тогда и Клод виноват, да и сам Лабиен. Кто мешал ему самостоятельно прочесать ту местность? Послать войско? Но он этого не сделал. Значит, и виновных нет, раз все виноваты.
- У тебя, кстати, ничего так получается. Если не получится с королевством – иди в стриптизёры, вот точно ж без денег не останешься, правду говорю!
Максимилиан снял с себя тёплую куртку, набрасывая её на плечи эльфу.
- А наказание я тебе придумал. Очень изощрённое, ни за что вот не догадаешься! Четвертование и колесование даже не рассматривай, эт мелочи.
Кутая эльфа в куртку, радостно объяснял Лабиен, довольный собой, что Трандуил точно не додумается до придумки Макса с королевством эльфов.
- На Цепеша ты внимания не обращай, не в себе он. Не знаю уж, что с ним: то ли просто голод после серьёзных травм не даёт покоя, то ли что-то более серьёзное. Из госпиталя он ещё смотался, вот чего не лежалось ему там?
Вампиры не всесильны. Правда, дибила Цепеша, видимо, забыли об этом предупредить. Страдать-то приходится окружающим, а не только Доминику.
Как ни странно, но Лабиен даже помнил об эльфах, которых вручил ему Волк. Девчонку было даже жалко. Ведь она действительно многое сделала для Цепеша, но даже её он не взял с собой. Может, просто боялся навредить?
- С эльфами этими чего делать? Доминик от них отказался. Мне они тоже ни к чему. А ты что скажешь? Твой народ ж. Тебе и решать, Трандуил.
Привычка не договаривать важные вещи у Лабиена была развита отменно. Мучить своим молчанием или неопределёнными фразами окружающих Макс просто обожал. Приятно наблюдать за растерянностью на их лицах.
- Власть.
Пояснил Лабиен, ухмыльнувшись, и внимательно глянул на своего эльфа.
- Власть – самое страшное наказание. Ещё страшнее, когда твой народ находится под гнётом твоих же союзников.
Пора было вводить Трандуила в курс дела, но как это лучше сделать? Когда-то Максимилиан сказал своему сыну, что после смерти патриарха, именно Тейлор займёт эту должность. Станет новым правителем. Тогда младший из Лабиенов ничего не ответил, а после – сбежал. В то время ему было всего десять лет. Наверное, Макс поторопился с объяснениями. Трандуил был не настолько молод, и Лабиен хотел верить, что он поймёт всё и не отступит.
- Ты хочешь королевство, Трандуил?
Вопрос прозвучал серьёзно, а вампир остановился, так и не дойдя до своего шатра. Он мог обмануться в этот раз. Он не был уверен, что эльф согласится.
- Даже если оно бедное, земля – бесплодная, а народ его – беден.
У Лабиена были грандиозные планы на этого эльфа. Многие нюансы уже улажены. Но что если Трандуилу не нужна власть, а нужен просто покой?
- Тебе придётся отказаться слишком от многого, чтоб получить ещё больше.
В любом случае – королевству быть. Если суждено встать во главе государства другому правителю – быть ему простой марионеткой. Но если этот эльф не испугается того, что может свалиться на его плечи – королевство останется на плаву, он найдёт способы, как это сделать. Лабиен не сомневался в этом ни минуты.

+1

17

И вновь слова племянницы, что эхом раздались в сознании, обожгли больнее раскаленного металла. Уж лучше бы Регинлейв по-прежнему злилась, лучше бы дралась и гневно взирала на него своими светлыми глазами, чем в очередной раз готовилась к смерти. Ведь не время еще, не ее уж точно. А Трандуил не готов делиться славой этого момента с неразумной девчонкой. Впрочем, и запрещать ей он не мог, поэтому лишь улыбнулся едва ли заметно, отводя взгляд снова на вампира, намереваясь продолжить раздеваться перед долгой и позорной, как ему самому казалось, казнью. Однако, не продолжил. Слова старого кровопийцы оборвали всякий смысл, сказанного им же ранее, и эльф широко распахнув глаза изумленно уставился на Лабиена.
Воздух, что ворвался в этот момент с вдохом в легкие, оказался совсем уж колючим и словно бы песком царапающим все внутри. Трандуил неловко переступил с одной ноги на другую, желая в этот момент отшатнуться назад от Максимилиана и его теплой вещи, щедро брошенной Пауком ему на плечи. Как же так? Ведь он сам, слышал своими ушами слова Лабиена, приказывающие раздеваться, а теперь это все оборачивается не более, чем просто шуткой. Очередным эксцентричным вывертом сознания древнего вампира, воли которого противиться остроухий даже не старался. А ведь мог. И, наверно, должен был. Или, все-таки, нет и в этот момент от него ждали покорности?
- Ты меня до могилы подобными шутками доведешь, - совсем уж мрачно ответил Трандуил, не желая произносить подобного вслух. Однако, не смог, все же сдержаться, слушая, о чем толкует Патриарх, и на вопрос того о присутствующих эльфах, лишь удивленно приподнял брови, всматриваясь в темные глаза Паука. На сей раз эльф старался определить серьезность слов Максимилиана, подозревая очередную несерьезность, и пытаясь сообразить, что же и правда следует делать с эльфами. Однако, Трандуил считал, что подобные вопросы в одно мгновение не решаются. Или решаются, все же. Неуравновешенными Патриархами, вроде Цепеша.
Остроухий было открыл рот, желая сказать, что думает на сей счет, но тут прозвучала следующая реплика старого гада, от которой по спине прокатилось подобие холодка, а на лице эльфа заиграла улыбка. В чем-то даже глуповатая. И он остановился, пройдя всего несколько шагов следом за Лабиеном. В мгновение снова помрачнел, ибо считал, что жизни эльфов стоят слишком дорого, чтоб шутить такими вещами.
- Какого ответа ты ждешь, задавая подобные вопросы, Макс? - его голос прозвучал ровно, холодно, серьезно, и совсем не так, как следовало говорить тому, кто всего мгновение назад прощался с собственной жизнью, - Власть - это сила, сила есть ответственность, не наказание. Сам-то ты, считаешь, что наказан в этой жизни?
Трандуил на мгновение сомкнул веки, прислушиваясь к собственным ощущениям и все еще не веря, что подобное может происходить наяву. Лишь сном может оказаться происходящее и в следующий миг очнется он снова в лагере работорговцев.
Однако, вопреки ожиданию, сон не заканчивался, а сказать еще что-то требовалось.
- Я не понимаю, о чем эти речи, - он снова посмотрел в темные глаза кровопийцы, после чего обернулся к жавшимся в стороне эльфам и оставленной, без дальнейших указаний, позади племяннице, - Однако, я понимаю, что эльфам нужна свобода, а не рабские цепи на руках... - и он умолк, резко обрывая звук голоса, вспоминая свои цели и желания, что вели его обратно в родные земли, что заставили его встать на сторону извечных врагов остроухих. Сколь скоро все поменялось в его желаниях. Всего лишь за две ночи, проведенные в плену рядом с собратьями.
- Максимилиан, - обратился эльф к старому гаду, не двигаясь с места, - Если ты перестанешь говорить загадками - я пойму, ты же знаешь, - во всяком случае, сам Трандуил знал, что стоит Лабиену хоть немного понятнее начать выражаться, как весь смысл сказанных им слов перестанет теряться и тогда общение будет полноценным. Как это было ранее, когда эльф прибывал в гостях в доме кровопийцы.

+2

18

- Ну прости, Трандуил. Цепеш, падла, силён, так истерит, что я его даже поддержал. Немного совсем.
Объяснился Лабиен, по-дурацки улыбаясь.
- Тем более, это рваньё тебе вот совершенно не идёт! И эт не шутка была.
Серьёзно закончил Максимилиан. И Трандуилу надо лучше порадоваться, что Паук не восприимчив на цепешевские штучки с подавлением воли и манипулированием. Если б был Макс младше лет на сто, двести – ещё б неизвестно, чем б вся эта ситуация закончилась. Может, и эльфа убил бы.
- Правдивого. Правдивого ответа жду от тебя, Трандуил.
Вампир остановился, но так и не обернулся к эльфу. Вообще-то, он ждал хоть какого-то ответа. Реакция в стиле: «А-а-а мы все умрём!» Тоже б устроила. Тогда можно было бы пустить пулю в лоб остроухому и начать пересмотр своих планов. Но Трандуил был не идиотом, он задавал правильные вопросы.
- Был наказан.
Коротко отозвался Лабиен, поворачиваясь лицом к эльфу. Всё-таки, Трандуил был достаточно сильной личностью, чтоб позволять себе действовать как-то иначе, не так, как ожидал от него Лабиен.
- Старая карга, бывшая матриарх Пауков, находясь на последнем издыхании, отдала мне бразды правления родом Лабиен. Дала мне власть, о которой мечтали все вампиры нашей семьи. Все, Трандуил, не я.
Зло глядя эльфу прямо в глаза, ровно произнёс вампир.
- Я не был старшим. Или сильнейшим. Я хотел просто жить со своей любимой, помогать семье и зарабатывать самостоятельно на жизнь. Но вместо этого, мне пришлось встать во главе рода. Тогда я считал власть своим самым страшным наказанием. Лучше бы матриарх убила бы меня тогда, как обещалась. Но она сказала, что смерть – это лишь окончание жизни. А власть… власть – это сила, которую способны удержать единицы. Чаще – власть оказывается сильнее своего владельца и тогда она захлестнёт его, поглотит, подавит собой. И в итоге будет тоже смерть, только страшнее.
Зачем древний рассказывал сейчас это всё эльфу? Теперь-то всё иначе. Лабиен – уважаемый и сильнейший род, с которым считаются те же Волки.
- Но я стал старшим, и сильнейшим. И теперь власть – это моя сила, мощь моего государства, надежда моего народа. Но так было не всегда.
Говорил Макс об этом для того, чтобы понял Трандуил, что дело совершенно не в назначении на высокую должность, дело в том, чтобы не сорваться оттуда, с огромной высоты, куда дают тебе возможность взойти.
- Власть – это не цель. Власть это возможность. Возможность дойти до цели.
Как бы ни хотелось там кому-то, королевство эльфов получится не сильным, и не богатым. Просто земля, которую будут использовать вампиры в своих целях, взамен даруя свободу остроухому народу. Если кто-то выступит против – то тут же лишится её, так же, как его семья, его родные и близкие. Это плата за ту самую волю, шаткий мир, который придётся удерживать как вампирам, так и эльфам. И главное – их королю. А это задача не из лёгких.
- Ты не сможешь дать своему народу свободу. Лишь надежду. Достаточно ли будет ему этого? Пойдут ли за тобой эльфы, захотят ли видеть тебя, стоящим во главе их? Если не захотят, то выход будет одним – продолжение войны.
Объяснить весь свой план и прям сразу, Макс не мог. Слишком рано, ведь три патриарха, Тени Корпорации, ещё не принимали совместного решения.
- Нечего понимать. Когда-то давно, не на этих землях, у эльфов было королевство. Богатые земли, достойные правители. Этого уже давно нет, не мне тебе рассказывать об этом. Гонения на остроухих продолжатся, и эта война не будет окончена. В других землях, по всему миру, эльфы, не имеющие покровительств, будут преследоваться. Но здесь, на землях возле Гудзонова залива, эльфы смогут жить свободно, по нашим законам. По твоим законам, король лесов Средиземья. Я сделаю из этих мест офшорную зону, Клод – зелёный таможенный коридор для себя, Цепеш – обеспечит охрану зоны от людских территорий. А ты – решишь дальнейшую судьбу всех эльфов. Или они принимают законы этого места и живут по ним. Без войн и вторжений. Или не остаются – за пределами этой территории на них будет открыта легальная охота. Это не коснётся только тех, кто уже состоит в союзах с вампирами или ведёт свой легализованный бизнес. Ты много говорил о государстве. Ты многое знаешь. Пожалуй, больше, чем остальные эльфы. И ты единственный, кому я доверяю.
Можно было рассказать о прекрасном мире для эльфов, о великом государстве. Но ведь это всё являлось бы неправдой. Лабиен не хотел врать теперь. Если Трандуил не отступит, то ему надо видеть реальную картину происходящего – с ней будет куда проще работать, чем с иллюзиями.
- Так что – решай сам на счёт остроухих, от которых отказался Цепеш. Хоть отпускай. Я приму любое твоё решение, Трандуил. Это твой народ. И тебе решать их судьбу. Да, и костюмчик сменить надо, а то выглядишь, как бомж.
Максимилиан ухмыльнулся, взглянув на эльфа. Если бы он мог сказать, как он боялся потерять эльфа. Хотя нет, не мог он такое сказать, он ж вампир.

+2

19

Все вроде бы снова вставало на свои места, возвращая Трандуила к прежнему положению. Вновь никакого давления, нет ограничений грязной камеры и угрозы смерти. Он стоит посреди вампирской ставки, вольный эльф, пользующийся покровительством сильнейшего существа в этом мире, спокойно беседует с ним о будущем. О будущем своем и чужом. Власть всегда привлекательна своими возможностями и будь Трандуил моложе, и не так хорошо владел собой, как ныне, он непременно бы уже дал все ответы старому гаду, а сам предавался мечтаниям о том. как он будет править. Как за ним последует целый народ. Но. Все не так. Слишком много сложностей может быть при согласии, которого, судя по всему, ждет Лабиен. Или же он не ждет ничего от него и в очередной раз проверяет? Остроухий не знал, поэтому внимательно слушал все, что говорил ему Патриарх. Запоминал, стараясь анализировать едва ли не каждое слово, что складывались в предложения полные надежды для расы эльфов. Прямо сейчас, ни кому-то, а ему, кто всю свою жизнь являлся посмешищем для собратьев, предлагали решить их судьбу, их будущее.
"Заманчиво, но так ли все на самом деле? Еще вчера, я думал, что умру, а сейчас мне в руки ложится такой выбор. Дану, да ты и впрямь шутница."
Трандуил снова посмотрел на эльфов, а потом на Лабиена, все еще медля, все еще не говоря ничего важного о своем решении. Обдумать стоило слишком многое и Максимилиан, наверняка, понимал, что остроухий, от природы слишком осторожный и привыкший держать внутри очень многое, не даст ему ответа прямо сейчас.
- О моих отношениях с собратьями в пору легенды складывать, как люто они меня ненавидят, - безучастность и холодность сквозила в голосе Трандуила в то время, как сам он улыбался, - Мало кто из них пойдет за мной и примет правителем. Далекие времена былого величия эльфов слишком далеки, чтоб хотя бы старейшины помнили об этом. Для нас все не более, чем сказка. Эриу была домом, но потом этого дома и мудрых правителей мы лишились, и гонимые вашими предками, были вынуждены прозябать, прячась в лесах. Получая сейчас того, кто встанет во главе, в сущности ничего не изменится, - он пожал плечами, складывая руки на груди и делая несколько плавных, текучих шагов в сторону Патриарха. Вампир говорил все слишком гладко, даже упоминая о том, что свободы как таковой у эльфов не будет. Однако, народу, измученному постоянными страхам перед рабством и разразившейся войной, достаточно будет и надежды. Отчего-то эльф был уверен, что если предоставить остроухим выбор, они примут условия, примут мир.
Трандуил задумался на мгновение, понимая, что и мира ведь не будет также, как нет его сейчас. Другие государства и народы, они ведь лишь поддерживают иллюзию мира на земле и теплых якобы дружеских отношений. Те же кровопийцы. Разве они не находятся в постоянном ожидании предательства или подвоха о стороны своих союзников. Оружие всегда наготове. И эльф тихо хмыкнул своим мыслям, снова обращая безмятежный взор синих глаз в сторону Патриарха Максимилиана.
- Ты прав, мне следует привести себя в порядок. А еще обдумать все, сказанное тобой, - он мягко склонил голову набок, на мгновение смыкая веки, и собираясь уже, с позволения старого гада разумеется, покинуть это место, но будто опомнился, - Ты говоришь, офшор, зеленый коридор, охрана этих земель, а что об этом думают остальные командиры? - Трандуил усмехнулся, - Не очень похоже, что господин Цепеш был в восторге от эльфов и собирался дарить им даже мнимую свободу.
Не сказать, чтоб остроухого это интересовало сейчас, но все же, поведение контуженого Патриарха Доминика заставляло напрягаться и переживать не столько за будущее всей расы, а прежде за свою собственную жизнь. Но и это после, а прямо сейчас оставалось еще дело и решение, которое ждал от Трандуила Лабиен, и которое эльф готов был озвучить.
- Да, эльфов поместить под стражу, как и пойманых ранее в лесах. Это молодняк, не знающий языка и слишком запуганный, чтоб понимать что-либо, а вот девушка... - Трандуил нахмурился, оборачиваясь к племяннице и жестом приглашая подойти. С Регинлейв все было на много сложнее в решениях. Как объяснить кому-то и понять самому, что ты не желаешь видеть эту девчонку, однако и отпускать от себя слишком далеко не хочешь, эльф не знал, - Регинлейв служила Цепешу по клятве в благодарность за спасение, - в сущности не нужная совсем информация, но что сказать сейчас еще, Трандуил раздумывал, пока родственница шла, - Максимилиан, возможно ли, чтоб она осталась не в качестве рабыни? Под мою ответственность, разумеется...

Отредактировано Трандуил (24.07.2015 19:09:50)

+3

20

Демоновы кровососы с их демоновыми шуточками! И дядя не сильно удивился. А может он все прекрасно знал и она опять попалась на его игру? Переносицу сжало раскаленными клещами и Регинлейв ее осторожно потерла. Слова, которыми обменивались грозный патриарх и Трандуил доносятся как сквозь слой пакли. Дяде решать, что делать с пленными эльфами? И с ней. Старый вампир и дядя отходили все дальше, в сторону шатра и слышать их разговор становилось все труднее. Да и не было желания. Эльфийка вдруг поняла, что не хочется ей знать, что там у них за дела. И вообще ей уже ничего не хотелось. Данное слово она сдержала и даже сумела расплатиться, хотя свирепый Цепеш в жизни этого не признает. Да ей это и не нужно, главное - от клятвы она теперь свободна. А еще она опять проиграла. Наверно она проиграла еще тогда, когда решила лезть на заброшенный завод. Короткий взгляд на жмущихся друг к другу пленников. Ее место теперь среди них? Случайно встретившись глазами с одной из юных эльфиек, охотница невольно отшатнулась. Столько ненависти и презрения она не ожидала там прочесть. Легкая досада тронула душу. Этих же никто особо не трогал пока, несколько кровоподтеков сойдут быстро. Ну да, она в форме вампиров. Предательница. Еле стоящая на ногах горе-воительница. Сесть бы. Но не на по-осеннему холодную землю же. Так будет только хуже. Хотя в ее положении что хуже - еще вопрос. Остаться жить для позора или сдаться и оборвать последнюю нить, что еще держит ее в этом мире, где для нее не осталось ни капли радости?
Сколько она так простояла, Регинлейв не смогла бы сказать. В который раз потирая леденеющие пальцы, она подняла взгляд на все еще не скрывшегося в шатре дядю и с удивлением поняла, что он, похоже, зовет ее. Значит что-то решили про нее. Замерзшие руки прячутся в карманы. Может сделать вид, что не поняла? Да и просто могла же смотреть в другую сторону. Так хотелось оттянуть этот момент... Пальцы натыкаются на крошечный кусок дерева, чудом уцелевший во всех передрягах последних двух суток. Черное от времени дерево с резной белой птичьей лапкой на ладони, губы кривятся в усмешке. Ну конечно, как она забыла об этом. Время пришло? Взгляд опять в сторону дяди, несколько неверных шагов к шатру. Значит он? Значит так? Как плохо, что у нее так мало сил осталось и с каждым шагом они истаивают. Кровь шумит в ушах, переносицу, щеки и губы опять стянуло странной болью, перед глазами загораются нездешние звезды, ноги не чувствуются, разве что в бедре еще что-то подергивает. Ой, а почему земля так близко? Она опять падает и сознание теряет? Ну Богиня, сколько можно-то! За всю жизнь столько не падала, сколько за последние двое суток. Одна надежда - это падение - последние. Может и хорошо, что она ничего не увидит, так легче. Белые луга, Хрустальные чертоги... Может ее даже туда пустят,  с родней повидаться. Хотя бы с мамой, они толком не помирились тогда. Но вместо Белых лугов опять пришла беспросветная тьма. Не заслужила она даже краткого свидания.

+3

21

Трандуил ожидаемо медлил, и это к лучшему. Вампир ухмыльнулся, глядя, как задумался остроухий, не особо осознавая, как выглядит он со стороны. Эльф взвешивал слова Лабиена, будто проверяя, насколько они потянут, сколько стоит только что сказанное, и возможно ли будет это использовать.
- Клод согласен. Цепеш не в курсе, но не в этом проблема
Эту мысль Максимилиан не продолжил, оборвав свою речь. Эльфу не стоило знать, что Доминик очень давно зарился на Аляску, и переброс части армий в Канаду ему был очень удобен и интересен. Не пойдёт Цепеш служить эльфам. Но кто сказал, что он откажется от нового расположения войск? Хотя Трандуила не интересовал Волк так, как интересовала та эльфийка.
- Под стражу, я распоряжусь. Ты прав, отпускать их на волю сейчас – опасно.
Вампир был бы удовлетворён таким решением эльфа, но он продолжил говорить, и сказанное им уже не нравилось Максимилиану. Трандуил торопил события в то время, когда нужно было вести себя сдержано.
- Хм, интересный вопрос. Нет, не возможно. На данный момент времени, эльф может считаться свободным, лишь пользуясь покровительством, или содержать собственный бизнес, являясь гражданином Алмазного Берега. Или, как ты, числиться в высшем звене Корпорации. Кстати, с назначением.
Как бы невзначай оповестил патриарх Трандуила о том, что он официально возведён в статус не только свободного гражданина, но и государственного служащего самой Корпорации. Стоит отметить, впервые за всю историю К«ГБ», эльф оказывался в рядах высшего звена. Что Цепеш отдал ему все необходимые документы, Лабиен не сомневался. Но, видимо, Трандуил их не рассматривал. Может, посчитал, что не в его это компетенции? Это верно.
- Но она может стать твоей рабыней. Разумеется, под твою ответственность и лишь на бумаге. А там – решай сам: нужен ли ей ошейник и право на слово, или ты её будешь использовать в каких-то иных целях. Контроль за владельцами живой собственности не осуществляется. Так что – руки у тебя развязаны во всех смыслах. На содержание раба ты имеешь право, так что – забирай себе девчонку. Иного предложить сейчас не могу, Трандуил.
Макс перевёл настороженный взгляд на эльфийку, что подходила ближе.
- Позже, когда ты официально встанешь во главе Средиземья, ты сможешь даровать свободу любому из эльфов на своё усмотрение. И ей – тоже. Так же, как казнить и миловать. Лучше тебе не спорить. Недолго осталось ждать. Тогда отпустишь её, а сейчас, ради тебя одного, я законы менять не намерен.
Безапелляционно отрезал Лабиен, больше и больше отвлекаясь на девчонку, что не только подходила всё ближе и ближе, но шагала неуверенно, да и не совсем уже к ним – куда-то в сторону. Макс помнил о её ранении и о том, что произошло позже, в лесу, с Цепешем. Зачем вообще она была здесь?!
- Это согласования требует, официальные же ж документы-то, ты знаешь. А Доминику на сегодня хватит потрясений. Он и так не оправился ещё.
Вампир устало выдохнул прикрывая глаза. Он ещё успел увидеть, как Регинлейв, покачнувшись в очередной раз, повалилась на землю. Макс же распорядился доставить её в лазарет, почему она была здесь? Она же не успела оправиться от ран, но её привели. Потому что в то время принадлежала она ещё Цепешу, и он распоряжался на её счёт.
« А ну стоять, эльф. Стой на месте, я не отпускал».
Лабиен зло ухмыльнулся, внимательно глянув на Трандуила. Ему показалось, или он тоже был немного обеспокоен положением эльфийской девчонки?
- В общем, тебе выделено собственное место для отдыха. Недалеко от моей стоянки. Там ты сможешь отдохнуть, привести себя в порядок, переодеться.
Спокойно продолжил объяснять вампир, изредка посматривая на эльфа, будто тот ему стал вдруг совершенно не интересен и вовсе безразличен.
- Да, на счёт одежды. Эльфийскому королю не престало ходить в форме чьей-то из армий, поэтому я распорядился подготовить для тебя другое одеяние.
Лабиен даже на стилиста потратился, правда, эльфу он это умолчал.
- В три часа назначено собрание по вопросам организации новой закрытой зоны под названием Средиземье. Тебе необходимо явиться. И не опаздывай.
Всё так же ровно, безмятежно сообщил Лабиен эльфу нужную информацию. После чего довольно ухмыльнулся, заглянув Трандуилу прямо в глаза.
- За документами на Регинлейв придёшь позже, возможно, их оформление и не потребуется, если ты не оплошаешь на совещании. Можешь идти.
У самого Макса тоже были ещё дела. Стоило проведать Цепеша и как-то сообщить ему об организации новой закрытой эльфийской территории, поэтому задерживаться возле остроухих Лабиен не стал, отправившись к себе в штаб.

+2

22

Все решилось само собой и Максимилиан высказал вслух то, что сам эльф произнести не решался. Так и правда будет лучше, правильнее и безопаснее, в первую очередь для Регинлейв, ведь будучи рабыней она будет подконтрольна ему и должна будет слушаться. Впрочем, на послушание остроухий не очень-то рассчитывал, поэтому планировал потом объяснить все родственнице, надеясь на понимание с ее стороны, а пока, снова не перебивая вампира, он слушал информацию, что была, как казалось эльфу, полезна. Слишком уж круто все менялось для него, чтоб упускать что-то из виду.
- Я понимаю. Это справедливо, - коротко ответил Трандуил на объяснения кровопийцы. А вот новости о назначении, сказанные Максимилианом будто вскользь, удивили, однако внешне по-прежнему эльф оставался спокоен. Пусть и считал всегда, что достоин лучшего, но и когда получил это лучшее, настороженность продолжала тенью лежать на душе, не желая отпускать его. Не время все же было для необдуманных действий и преждевременной радости. К тому же, какая уж тут радость, когда на твоих глазах творится подобное. Слабость раненого организма все же взяла свое и Регинлейв, не дойдя до них пару шагов, упала. Он более не слышал ее и не чувствовал, как это было ранее, зато чувствовал и слышал себя. Гнетущее беспокойство, что холодной волной будто накрыло его, а окружающий мир вдруг замер в ожидании его действий. Но прежде, чем сорваться с места, Трандуил успел перехватить красноречивый взгляд Лабиена, приказывающий оставаться на месте.
И он остался, ледяной статуей продолжая стоять и слушать дальнейшие распоряжения старого гада. Да, душа его была не на месте и звала с собой, помочь болезной девушке, но внешне это не проявлялось никак. Лишь только взгляд его, мог выдать волнение, в то время, как лицо укрывала привычная маска безразличия.
- В три, собрание, - повторил он, едва ли заметно улыбаясь в ответ на взгляд и ухмылку Максимилиана, - Это, когда на часах маленькая стрелка смотрит направо, а большая вверх? - пошутил эльф и улыбнулся уже более открыто, - Спасибо. Я не опоздаю.
Пожалуй один из самых странных, но оттого не менее важный, разговор закончилось, и эльф смог выдохнуть спокойно. Патриарх удалялся, а он теперь мог уделить внимание племяннице, которая по прежнему была без сознания, зато за это время, к ней успел подойти кто-то из солдат, вероятно тоже желая помочь.
- Я сам, ступай, - эльф отмахнулся от рядового, как от назойливой мухи, поднимая девушку на руки. Бережно, аккуратно, будто боясь причинить ей вред своими действиями, но вместе с тем решительно. Холод, что исходил от Регинлейв, он ощущал даже через одежду, прижимая охотницу к себе. И это в какой-то мере пугало его. Вдруг, родственница ранена слишком серьезно, что будет тогда? Поэтому, Трандуилом было решено доставить эльфийку в лазарет. Уж там-то точно должны знать, что за болезнь сидит в ней и как с этим бороться.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [20.10.2066] Возвращение блудного эльфа.