КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [июнь 1954] Не хвались, собравшись идти, а хвались на обратном пути.


[июнь 1954] Не хвались, собравшись идти, а хвались на обратном пути.

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Время: июнь, ориентировочно 1954 года.

Место: леса Канады, район Гудзонова залива, провинция Манитоба.

Действующие лица: Регинлейв, Трандуил.

Описание ситуации:
Будто спутанные в чьей-то небрежности, возвышающиеся над темной зеленью крон деревьев, облака все тянулись куда-то в даль, оставляя позади лес и уступая место солнцу, что несмело поглядывало на землю. Лето нынче начиналось плавно и прохладно, не неся с собой особой радости и буйства красок. Где-то всполохом поднялась шумная стайка птиц, а под ногами петляет заповедная эльфийская тропа.
"Эй, осторожнее, Трандуил! Встреча, что уготована тебе судьбой и уже вышита Богиней на дивном покрывале жизни, случится совсем скоро."

Дополнительно:
— В лесу всегда можно найти хавчик и продержаться так пару дней, пока не поймаю... не найдут!
— Виктор Сергеевич, а откуда вы это знаете?
— Заблудился как-то, слава Богу нашли.
©

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Трандуил (11.07.2015 14:16:10)

+2

2

- В этом лесу есть что-нибудь съедобное?
- Да. Мы. ©

Будь Регинлейв постарше (и поумнее), то сидючи сейчас на камушке горючем, могла бы сказать, что заблудилась она из-за тяги к прекрасному.
День у юной эльфийки начался не очень весело - любимый братец сразу после завтрака сбежал в мастерскую, походя пообещав поиграть с ней вечером. Но она уже знала, что вечером он придет уставший и задремлет на шкуре перед очагом, как раз на середине особо интересной истории. Дорогой батюшка исчез из дома еще до завтрака, пока девочка спала. Оставалась надежда на матушку, но та затеяла какую-то очень сложную выпечку и отмыв с Регинлейв случайно опрокинутую начинку, выставила ее за дверь, настрого заказав в одиночку со двора не ходить. И она не собиралась. Честно не собиралась. Просто погналась за дивной бабочкой и очнулась уже на опушке, когда зловредное чешуекрылое скрылось среди кленовых верхушек. Подавив разочарованный вздох, девчонка собралась было повернуть к дому, но тут ей дорогу перебежала восхитительная в своей юркости ящерица. Лес заманивал юную дочь Дану, подбрасывая на ее пути одну диковинку за другой. Обычная игра, только вот Регинлейв еще не научилась слышать голоса деревьев и находить тайные тропы. Осознав, что не узнает окруживший ее стеной лес, она попыталась вернуться, однако еще больше запуталась. И устала. Она вообще почему-то быстро уставала. И, глядя сквозь тонкие пальцы на выглянувшее из-за туч солнце, вспомнила, как прошлой зимой знахарка, думая, что девочка спит, говорила родителям, что они зря тратят время, год за годом возвращая дочь с последнего порога. Что это за порог такой, Регинлейв не поняла, ведь с того, что вел на улицу, ее особо никто не возвращал. Вздохнув, она села на камень на краю поляны и разгладила платье на тощих коленках. Опят оно в травяном и ягодном соке. И жучок какой-то ползет. Аккуратно ссадив насекомое на травинку, девочка первый раз всхлипнула - до нее потихоньку начало доходить, что никто не знает, куда она делась и где ее искать. Если бы кто-то заметил - ее уже остановили, взрослые эльфы обязательно ловили непоседливого ребенка и возвращали на место. Страшно хотелось пореветь в голос, но мама всегда ужасно расстраивалась и Регинлейв научилась плакать тихо, чтобы не мешать и не огорчать. Минут десять спустя, когда основной поток схлынул и судорожные всхлипы стали затихать, девчонка подняла голову от колен и встретилась взглядом с желтыми глазами. Зверь дернул ухом с кисточкой и утробно зарычал, подбираясь для прыжка. Неожиданно тонко взвизгнув, эльфийка скатилась за камень, на котором сидела, зажмурясь, сжимаясь комочком и закрывая ладошками уши. Нет, такого быть не может, звери же не должны нападать на детей Дану! Верно правы старики, говорящие, что люди отравляют лес, заражая его своей дикостью. Вжаться в землю - убегать бесполезно, кошка, даже такая небольшая, все быстрее и сильнее мелкого эльфенка. Одна надежда - может родная земля все же укроет. Но это вряд ли, силы для призыва помощи у Регинлейв еще нет. "Мама расстроится. И брат будет искать..." Ужас растянул мгновения до вечности, зубы стучат сами собой.

+2

3

Он выслеживал это животное с самого утра. Отчего? Не от нечего делать, разумеется. Скорее Трандуилу в очередной раз желалось доказать собратьям, что и в охоте он не так плох, как рассказывают в народе. Для того, чтоб ненадолго назойливый говор за спиной, преследовавший его не первый год, унялся. Чтоб не дать воли гневу, что так часто обжигающим пламенем вырывался на тех, кто тыкал пальцем в него. Чтоб не думать, чтоб отвлечься. И особенная тишина леса, когда нет поблизости других эльфов, способствовала этому как нельзя лучше. Да, и к тому же, чудесная шкура рыси станет неплохим трофеем, что уж скрывать.
Остроухий прикрыл глаза, касаясь ладонью дерева, вслушиваясь в то, что говорит ему лес. Он потерял след животного, когда кошка вдруг решила изменить траекторию движения, будто привлеченная чем-то посторонним, но теперь снова знал куда двигаться. Перехватил поудобнее лук и резко сорвался с места. Ведь было бы весьма досадно потерять полдня на рысь и упустить ее. Не из-за шкуры даже, а просто потому, что поражение в такой глупости стало бы ошибкой непростительной саму себе. Пусть даже и знал бы об этом промахе один лишь Трандуил, а в общине думали, что он в очередной раз бездельничал или придавался самолюбованию. Но не время сейчас думать о том, что будет "если", ибо взгляд эльфа весьма отчетливо цепляется за движение. За деревьями не разглядеть, она ли это, и он сбавляет шаг, снова отдаваясь инстинктам и позволяя магии леса вести его. Короткий выдох и он уже на том расстоянии, когда можно не волноваться о промахе. Укрываясь чарами деревьев, остроухий натянул тугую тетиву лука, но тут внимание его привлекло постороннее движение. Взгляд в сторону и он раздосадованно вздохнул.
Ну конечно, отчего бы в лесу не появиться маленькой девочке.
На какое-то мгновение эльф даже задумался, а стоит ли убивать животное, когда то всего в одном прыжке находится от, скорей всего вредного и несносного, дитя.
Однако, совесть, все же, взяла свое и Трандуил выпустил стрелу, метким выстрелом обрывая жизнь дикой кошки, как раз в прыжке. Подарив на прощание слуху еще один рык, неуклюже, ныне лишенное грации, животное рухнуло на землю, а сам эльф вышел из укрытия.
- Живая там, - без особого энтузиазма в голосе, и не глядя в сторону эльфийки, почти даже вопросил он, направляясь к телу рыси, - Крупная какая, - потрогав ногой кошку и опускаясь к земле рядом, задумчиво проговорил Трандуил, - Повезло тебе, девочка.
Он, хмуря брови, мельком через плечо глянул в сторону девчонки, которую из-за камня по-прежнему видно-то было едва ли. Дружелюбием похвастаться и в обычной жизни этот эльф не мог, а тут чей-то ребенок чуть ему охоту не испортил - пусть, вообще, дите спасибо скажет, что он тут рядом оказался и не позволил животному напасть на нее - поэтому Трандуилом было принято решение скорее уйти отсюда. Скорее, да. И закинув трофей на плечо, остроухий направился прочь. Почти. Несколько спешных и размашистых шагов оставалось ему до того, чтоб скрыться за деревьями, но снова совесть кольнула где-то внутри и эльф остановился, в очередной раз раздосадованно вздыхая.
- Клянусь морем и звездами, выльется мне это еще в неприятности, - на выдохе, едва ли слышно, проговорил он обращаясь к самому себе и обернулся. Бросил тушку дикой кошки снова на землю и сделал несколько уверенных шагов в сторону девчонки, однако говорить, обращаясь к маленькой эльфийке, не спешил. Дану одной известно, что у той в голове. Трандуилу вообще общение дается не легко, а тут, тем более ребенок, от которго, наверно, все-таки следовало уходить. Но теперь, ведь уже поздно отступать.

Отредактировано Трандуил (12.07.2015 18:28:26)

+3

4

Он с рождения был необыкновенным, одаренным ребенком, которого никто не понимал.
Но и подросши, он оставался непонятым, и ему во всех отношениях было так тяжело, так тяжело.©

Растянувшиеся каучуком мгновения шли, а зверь все не впивался когтями и зубами в сжавшуюся комочком Регинлейв. А потом в нос ударило запахом крови и чей-то голос рядом прозвучал рогом Хеймдалля. Страх отнял последние силы и ответить на вопрос спасителя девчонка смогла не сразу. Как и выползти из-за камня. Не реветь - старших это раздражает. Сами они правда плачут порой по совсем непонятным поводам - от радости, например, что казалось Регинлейв страшной глупостью - от радости смеяться надо. Правда сейчас ей смеяться не хотелось.
- Живая, - еле слышно прошелестела она, пытаясь встать. К этому моменту спаситель уже уходил, в несколько невероятно длинных шагов оказавшись на другом конце поляны. Нет, для мелкой эльфки почти все старшие казались великанами, но этот эльф явно превзошел тех, кого она знала. Только рост, да струящееся по спине серебро волос - вот и все, что ей доведется увидеть. Спаситель торопился уйти, верно не считая нужным возиться с чужим ребенком. Слезы опять навернулись на глаза - хищник, жаждавший подкрепиться непоседливым эльфенком убит, но как попасть домой - по-прежнему непонятно. Размазав непрошеную влагу по щекам, девчонка сопнула носом и вскинула взгляд на почему-то решившего вернутся охотника и наконец-то смогла его рассмотреть. В мыслях пронеслось восхищенное "Ух ты", глаза зажглись неподдельным ликованием.
- Солнечный витязь, - восторженный шепот сорвался с губ. Ну конечно, кто еще может повстречаться в глухом лесу, вдали от поселения. Только витязь из сказок, что по вечерам рассказывает братец. Мелкие детали, не очень вписывающиеся в светлый образ решительно отметены. Ну недоволен, так у него сколько дел, а ему приходится отвлекаться на спасение мелких непосед. Несколько робких шагов к ожившей легенде и рука, нерешительно протянутая в сторону спасителя и тут же отдернутая - она же вся в мусоре, стыд какой! Смущенно опущенные глаза натыкаются на брошенную тушку рыси и в девочке мигом просыпается дочь старого охотника. Взгляд опять на старшего эльфа, на этот раз немного строгий.
- А почему Вы ее не свежуете? Закостенеет же, - нет, ну правда же безобразие, кто так делает? Еще чуть-чуть - и добыча только на выброс сгодится. Может солнечные витязи к земным реалиям непривычные? Тогда это много объясняет. Даже жалко немного стало его и собственные беды отступили куда-то на задний план.
- Может Вам помочь? Мне папа показывал, как это делается, я знаю. - Правда о том, что самой ей пока нож в ручки не давали, Регинлейв решила умолчать. Это же незначительные детали. Что там сложного, она все видела. Нет, ну как же он под солнышком сияет. Опять захотелось потрогать, но руки бы сперва помыть. Да и тыкать пальцами в окружающих невежливо, это она помнила. Судорожный вздох и выжидающий взгляд в сапфировые глаза.

Отредактировано Регинлейв (13.07.2015 14:26:05)

+2

5

Вот такого Трандуил определенно не ожидал. Да и что уж там, вообще ничего он не думал на счет маленькой эльфийки. Ну, разумеется, кроме того, что все маленькие девочки (да и не девочки тоже) несут всякую ерундовину. Вот и эта, встречная случайно в глухой чаще леса, едва ли чем-то отличалась от большинства детей, что приходилось видеть эльфу. Тоже вот глупости какие-то говорит, про витязей к тому же.
Молодой эльф переступил с ноги на ногу, не то озадаченно, не то и вовсе растерянно глядя на дитя. Шутка ли, но он действительно не представлял, что делать дальше, зато весьма отчетливо понимал, что ему хочется схватить тушу рыси и скрыться, даже не попрощавшись с девчонкой. Но. Это было бы как-то невежливо, а посему Трандуил решил все же узнать у маленькой чумазой девочки, что судя по виду ее, еще и плакала к тому же, не нужна ли той помощь. Однако, не успел он произнести и слова, как эльфийка сама заговорила. И строго к тому же. Будто отчитывая его за небрежность в отношении трофея.
Маленькие девочки так не делают - это все, что знал Трандуил, продолжая рассеянно пялиться на чумазое дитя.
- А-а-а, я ее это... потом... дома... - от напора ребенка слова сложились в какое-то чудовищно корявое предложение, а лицо эльфа и вовсе стало мрачнее тучи. Ведь, он всегда так делал. Выпускал кровь у мертвого животного, а снимал шкуру уже погодя. Он знал, сколько идти до дома и что за это время с тушей животного ничего не случится. А тут, мелкая такая, а все туда же - учить его вздумала. Будто у Трандуила на лице написано, что все и каждый всегда знают больше, чем он. Даже дети. Он с тоской глянул в сторону трупа дикой кошки, а потом в лес, мысленно уже почти ругая себя, что не послушал зова разума своего и не ушел, бросив девчонку одну.
- Нос не дорос учить старших, - фыркнув, он произнес это почти обиженно, снова глядя на ребенка, и понимая, что от взглядов этих в его сторону, мысли рассыпаются подобно горячим песчинкам, которые нещадно перекидывают спустя какое-то время в песочных часах, - И чего ревела тогда, если умная такая, мм? - эльф небрежно махнул рукой, указывая на разводы грязи на лице девочки. Любезничать с той он не собирался, но, тем, не менее, вытащил из поясной сумки платок и протянул его эльфийке. И... на этом все, снова слова, действия, да и вообще какие-либо идеи иссякли. Еще один беглый взгляд в сторону туши животного и где-то на задворках сознания, встрепенулась мысль, что и правда, если ждать еще и не идти домой, то трофей закоченеет и тогда только выкидывать. Да, и в конце концов, забавно это было бы - поглядеть, как ребенок возится с белованием.
Эльф снял с пояса охотничий нож и неуверенно протянул его ребенку.
- Обескровливать-то добычу умеешь, умная девочка? - не без сарказма в голосе произнес Трандуил, все же, не спеша отдавать нож и пытливо разглядывая мелкую.

Отредактировано Трандуил (13.07.2015 16:03:43)

+3

6

Скосив глаза к переносице, Регинлейв попыталась разглядеть свой нос, потом посмотрела на лицо витязя. Ну да, у нее совсем крошечный, тут крыть нечем. Правда какая связь между учением и размерами носов, она все равно не поняла и вздохнула.
- Я плакала, а не ревела, - разница была существенная, как вот эти дылды не понимают таких вещей, для эльфенка всегда было загадкой. Ревут просто так, а плачут - всегда по серьезному поводу. Девчонка никогда просто так слез не лила, но объяснять это окружающим уже устала. Почему все, кто цепляет ушами потолочную балку, такие бестолковые, а? Даже солнечные витязи не избегли этого поветрия. В очередной раз разочаровавшись в окружающих, девочка все же смилостивилась и приняла протянутый ей витязем платок. Лен приятно холодил кожу и мигом собрал на себя всю грязь с мордашки и лапок. Оглядев результаты, девочка опять вскинула взгляд на охотника.
- Я его постираю, а потом верну, хорошо? - в глубине души очень хотелось оставить этот платок себе насовсем, но просить о таком наверно не стоило.  А жаль. Спрятав бесценный кусок ткани за пазуху, девочка уставилась на протянутый старшим эльфом нож. Большой и совсем настоящий. Значит сам он действительно не умеет, бедный. Ну да, витязям полагаются оруженосцы и толпы слуг, которые разбираются с тушами убитых чудовищ и добытыми сокровищами. Он так спешил ее спасти, что оставил всю свиту дома? Взгляд опять загорелся восторгом. А может, если она справится, ее возьмут в оруженосцы? Было бы здорово. И все обзавидуются. Решительно откинув косичку за спину и ухватившись за рукоятку, Регинлейв покосилась на тушку рыси и опять шмыгнув носом посмотрела на спасителя.
- Она большая, я не подниму. Вы подержите? Ее подвесить надо, - уж это он должен суметь, верно? Тут ничего сложного нет. И поднимал эту тушу витязь одной рукой, а она вон какая большая. Посмотреть бы, как герой расправляется с каким-нибудь морским змеем. Но нельзя получить все сразу, это юная эльфка к своим неполным восьми годам усвоила твердо и даже почти смирилась с такой несправедливостью мироустройства. Вздохнув и ухватившись для надежности и второй рукой за рукоятку так и не выпущенного охотником ножа, она пояснила: - Подвесить, чтобы кровь стекала. Вы сможете? А дальше я сама, - самоуверенности в голосе юной дочери Дану было столько, что хоть ложкой ешь. Отец и брат справлялись легко, чем она хуже. Испуг потерявшегося ребенка отошел на задний план - перед ней поставлена конкретная и вроде не очень сложная задача. К тому же такая интересная. И когда еще папа ей так вот ножик даст - неизвестно. Нет уж, упускать такой случай было просто непростительно. Вопросительный взгляд в лицо спасителя - она опять что-то не так сделала?..

Отредактировано Регинлейв (13.07.2015 19:37:19)

+2

7

Ага, вернет она платок, как же. Обычно, такие вещи, как платки или мужские сердца, женщины назад не возвращали, предпочитая оставлять при себе. Или и вовсе забывать о том, что взяли чужое. Так и эта мелкая особа эльфийских кровей, сполна воспользовавшись чистотой ткани, уже прятала ее за пазуху, а Трандуил лишь угрюмо проследил за действиями малышки. И хотелось бы сказать ей, чтоб не беспокоилась и оставила платок его себе, но он промолчал и просто согласно кивнул, по-прежнему не выпуская из рук нож. Все же, что-то в душе всколыхнулось - вдруг она поранится, а ему потом перед ее родителями отвечать за это. Нехорошо. Эльф вздохнул. Энтузиазм, с которым девочка схватилась за нож уже обеими руками настораживал и одновременно с этим будил любопытство. Вдруг, и правда эта мелкая умеет разделывать туши убиенных животных. Поглядеть бы, да если она только хвалится умениями поставить на место. Не дело это - маленьким эльфийкам возиться с белованием. Вышивку бы лучше у матери попросила, или помогла по дому как-то.
- Надо - подвесим, - пожал плечами Трандуил и, наконец, оставив малышке нож, отошел к тушке животного. Беглым взглядом осмотрел ближайшие деревья, выбирая наиболее удобное и, взяв за лапу рысь, потащил ее туда. Отвечать на поучения мелкой не хотелось. Получится какая-нибудь грубость - обидится еще, разревется, и что же тогда? А тогда лишится Трандуил нежданного развлечения, что состояло из наблюдения за тем, как совсем еще дитя возится с совсем не детской работой, - Тебя как звать-то? - почти обыденно вопросил эльф, веревкой закрепляя добычу в том положении, чтоб и ребенку было дотянуться, и изредка поглядывая на девчонку, - Небось у такой милой девочки и имя подходящее. Петунья, Жемчужинка, мм? - он вопросительно глянул на решительную малышку. Отчего-то всегда ему так и казалось, что девочек называют подобным образом. Во всяком случае, он именно так и сделает. Когда-нибудь. Потом. Но назовет свою дочь чудным именем Гвилвилет*. Трандуил по этому поводу даже задумался, перестав обращать внимание на ребенка, но также быстро, как нырнув в мечты,  скоро и опомнился. Не престало ему думать о всяких глупостях. И в конце концов, зверь был, как и просила юная охотница, подвешен и закреплен.
- Нож должен войти во-о-от сюда, - Трандуил указал на грудную клетку зверя, как раз в том месте, где еще недавно у рыси билось сердце, - Сможешь? - он задавал вопрос совершенно серьезно. Да, пусть не с такой уверенностью, как разговаривают взрослые друг с другом, но ведь, перед ним стоял совсем еще ребенок. Полный энтузиазма, но ребенок. Есть ведь о чем беспокоиться, правда?


*Gwilwileth (синдарин) - бабочка.

Отредактировано Трандуил (14.07.2015 12:44:29)

+2

8

Тяжкий вздох помимо воли сорвался с губ - ну конечно, платок ей не оставят. Слегка удивленно поглядев на ножик в руках, девочка обернулась, следя за тем, как витязь разбирается с тушкой. О, он вспомнил, про имена. Но вот как обычно бывает с верзилами, сам представится не соизволил. Может считает, что его и так все должны знать? Но уверенности в том, который из солнечных витязей снизошел до нее, у девчонки не было, их описания похожи, и в воображении они предстают эдакой сверкающей толпой.  А ошибешься - еще обидится. Ой, ее назвали милой. Девочка просияла и гордо сообщила:
- Нет, не Петунья. Регинлейв! - и чуть смущенно добавила: - Правда брат говорит, что до целой девы-лебедя я пока не доросла и называет Перышком, - а за ним и родители. Да что там, вся община. Бороться с этим мелкая эльфийка уже устала, тем более братец на любое возражение подхватывает на руки и подбрасывает в воздух - мол, легкая же, как перышко.
Меж тем зверь оказался подвешен и девочка подошла поближе, внимательно разглядывая кошку, что едва не закусила сегодня непоседливым эльфенком. Решив, что ножик можно держать и одной рукой, осторожно погладила летнюю шубку, что конечно не так пушиста, как зимняя, но тоже красива. Стало немножко стыдно - она вон как нехорошо про спасителя думала, а он все же знает, как свежевать. На вопрос лишь кивнула. Конечно она сможет, что тут сложного-то! Первый раз она ткнула в указанную точку не очень сильно, осторожно можно сказать, разумеется с нулевым результатом. Лишь тонкий разрез появился на шкурке. Насупясь и закусив нижнюю губу, ткнула решительнее и сильнее. Наверно слишком сильно или прицелилась неточно, неизвестно, но нож попал на кость, сорвался и порезал совсем не ту шкурку, которую должен был. Тихо охнув, Регинлейв отдернула левую руку, которой придерживала тушку. Красный лепесток распускался на тыльной стороне ладошки. Стало жутко стыдно. Даже не из-за того, что не справилась, а за этот порез и невольно навернувшиеся слезы. Ну больно же и страшно опять. Старательно загоняя слезы обратно, откуда они там лезут, девчонка вернула витязю нож и опустила глазки.
- И... извините, она большая очень... - оглядевшись нашла глазами ранее виденный ручеек на краю полянки и привычно срывая по пути тысячелистник - единственную травку, что откликалась за зов бестолкового эльфенка - прошагала к ручейку. Ранку всегда надо промывать, а то там кто-то страшный может поселится, знахарка любила пугать юную бестолочь. Имя у этого было настолько жуткое, что все время вылетало из головы. Жутче всяких монстров, которых сражали герои легенд. Почему они вот эту дрянь никак не победят, было неясно, они ж витязи, почему бы одним махом не избавить всех непоседливых детей от такой жути? Вода в ручье ледяная и пальцы почти сразу задубели. Раскатав в ладошке пушистые листики, Регинлейв приложила их к порезу и хмуро уставилась на свое отражение в водной глади. Сейчас над ней опять посмеются, над ней часто смеются. И не быть ей оруженосцем. И вообще жизнь кончена, все до крайности плохо. Но плакать нельзя, она же валькирия, а они не плачут. Наверно. Со вздохом пришла к выводу, что либо плачут, либо никакая она не валькирия.

+1

9

Значит, не какой-нибудь цветочек, а Регинлейв. Какое имя-то суровое, что подходит больше деве-воительнице, нежели маленькой девочке, которая проживает всего свой первый десяток в этом мире. Нет, определенно, будет у него дочь и Трандуил не станет так мучить малышку, а назовет как-то нежно и прекрасно, что даже придумывать дополнительно о перышках всяких не нужно будет.
А тем временем, решительная эльфийка все же надумала сделать то, с чем хотела помочь своему спасителю, и дабы не мешать, нависая над девчонкой тенью, эльф отошел на шаг назад. Наблюдать определенно было за чем. Как и предполагал Трандуил, его новая знакомая всего лишь храбрилась, говоря, что знает, как свежевать животное.
"Еще чуть-чуть и кошка оживет от такой щекотки" - подумалось Трандуилу, но вслух этого говорить он не стал. Остроухому вспомнилось его детство и то, как важно когда-то было делать все самому. Учиться справляться с какой бы то ни было работой, и как же порой, когда что-то выходило не так, злили его замечания и комментарии отца, к которому зачастую присоединялся и старший брат. Но вот, именно сейчас, помощь маленькой эльфийке, словом или делом, точно не помешала бы, ибо пока Трандуил был занят своими мыслями, у девочки что-то пошло не так, и та поранилась. На мгновение эльфу показалось, что ему стало страшно. Что новая его знакомая вообще полруки себе оттяпала ножичком, который, кстати, был весьма острым. И время будто замерло, а из звуков на поляне остался только стук его собственного сердца.
Конечно, не каждый день приходится возвращать родителям дитя без руки.
Однако, все обошлось и когда эльфийка вернула ему нож, стойко пряча при этом свои слезы, Трандуил облегченно выдохнул. Кивнул лишь на непонятные слова извинений и почти на автомате вернулся к подвешенной туше. Отчего-то ему показалось, что в этот момент, лучше не замечать, что юная охотница с трудом сдерживает слезы. Лучше сделать то, что та не смогла, ибо по собственному опыту эльф помнил, что после даже незначительного ранения, держать в руках нож ребенку, некоторое время уж точно, не захочется. И вот, когда на землю, теперь по-настоящему, полилась кровь животного, Трандуил снова обратил свое внимание на девочку, которая оказалась очень сообразительной.
Остроухий улыбнулся, подходя к маленькой валькирии и глядя на ту в отражение в воде.
- Почти справилась же, чего снова слезы льешь? - он присел рядом, с важным видом рассматривая порез. Правда ведь, ничего серьезного ускоренная регенерация их расы сделает свое дело и через пару часов на руке не останется и следа, а травка лечебная ускорит процесс заживления, - У-у-у, - задумчиво протянул эльф, беря девочку за руку, - Ничего, до свадьбы заживет.
Трандуил снова улыбался. Даже доброжелательно и открыто, что случалось не часто, оттого, что более всего он старался быть серьезен. Оттого, что чаще всего учился закрываться от окружающих, да и общение в целом ему давалось не так просто, не то, что целые улыбки в адрес мало знакомых девочек. Кстати, о знакомствах! Эльф встрепенулся, вспоминая, что сам-то не представился. Не хорошо знать имя собеседника и не сообщить ему своего. Даже если собеседник этот еще совсем мал.
- А меня Трандуилом зовут, - спешно исправился эльф, приветственно и мягко кивая девочке, но тут же снова нахмурился, теряя в лице прежнюю доброжелательность. Обычно, после того, как он называется кому-то, за этим следует какая-нибудь реплика о значении его имени. И пусть сам он любил и весну, и тем более цветущую весну, вернее, научился со временем любить, но замечания эти, как правило, оказывались не столь приятны.

+1

10

Горестные размышления о нелегкой судьбе и тяжкой доле были прерваны подошедшим спасителем. Оторвав взгляд от отражений, девчонка робко улыбнулась и коротко глянула на останки бедной кошки. Это она ее так? Нет, почти же.  Витязь сам справился, а Регинлейв он утешает. Лапка на его ладони видится совсем крошечной.
- До свадьбы да, она завтра. А сегодня мама все равно заметит, - слегка разочарованный вздох. Из-за этой свадьбы все вообще с ума посходили, все в делах и никто уж которой день с мелкой эльфкой не играет. Три дня назад Иминиэ  едва истерику не закатила, потому что доставленное из дальней общины покрывало паучьего шелка не того оттенка и чуть короче, чем ей бы хотелось. А позавчера папа с братом ходили общаться с женихом и вернулись странно молчаливые, медленные и сонные. И пахло от них медом и кленовым соком, только какими-то забродившими. Оба потрепали Регинлейв по голове и легли спать. И спали, вредные такие, почти до обеда. А проснувшись - сразу ушли. Маленькая эльфийка злилась и уже придумала, что она им за такое поведение устроит.
Слезы ушли и сбросив сандалики и спустив в холодную воду ножки, девочка просияла в ответ на улыбку спасителя. А вот имя его оказалось незнакомо, что-то среди перечисляемых братом таких не  было и потому эльфенок нахмурился следом за Трандуилом, пытаясь понять, может она что-то упустила. Впрочем хмурилась она недолго и радостно блеснув глазами ухватила старшего эльфа за палец.
- О-о-о, это же Вы колдуна Зиму побили, да? - ну конечно, это не просто какой-то там победитель змеев и мантикор, это сам Весна. Холод изгоняющий, цветы и птиц приносящий. Самый могучий из всех рыцарей времен года. Ленивое Лето потом только присматривает, ему особо сражаться не с кем. А Осень вообще старый и Зима его съедает одним укусом. - А птички у Вас в рукавах живут? - расхрабрившись, девчонка даже заглянула в рукав, ничего там, кроме руки эльфа не нашла и разочарованно выдохнула. Ну конечно, они все разлетелись еще когда, чего им сейчас-то прятаться, какая она глупая в самом деле. И теперь понятно, почему он смог явится ей на помощь - свои дела он закончил и отдыхал в Светлых чертогах. Глазки все светятся неприкрытым счастьем, а вот почему помрачнел вдруг витязь - непонятно. Может уже думает о том, что колдун опять вернется и надолго заледенит землю? Только бы не навсегда. Подергав Трандуила за палец, девочка заглянула ему в глаза.
- Не грустите, Вы же всегда побед... побеждаете.

+1

11

Глупость несусветная. Что несет это дитя? Сначала о витязях каких-то говорила, а ныне заладила про победы над какими-то колдунами. И приписывала она это не кому-то, не героям из сказок, а Трандуилу. Эльф неловко повел плечом в сторону, не спеша вытягивать свою руку у малышки и опять (в который раз-то?) улыбаясь ребенку. Но на этот раз, лицо его и взгляд выражали непонимание, поскольку угнаться за тем, что имеет в виду девочка было весьма сложно.
- Птички? - Трандуил окончательно запутался, заглядывая в собственный рукав следом за маленькой эльфийкой и усаживаясь на траву рядом с той. Все же, ничего он не понимает не только в старших эльфах, но и в детях. Да и куда уж ему, если обычно и те и другие сторонятся его, считая, что общаться с таким, равно с сумасшедшим водиться. Эльф снова вздохнул, в ответ на слова новой знакомой. Хотелось бы, чтоб, то что говорит девочка, оказывалось правдой и Трандуилу правда удавалось побеждать. Но даже не всех, а хоть кого-нибудь, да и занять уже, наконец, в этой жизни достойное место. Чтоб отец гордился им, чтоб красавица Иримэ поняла, что ошибку совершила выбрав не его, а старшего брата. И чтоб можно было вернуться уже в родную общину. Мысль о том, сколь долго он не виделся уже с семьей и своим несносным братом, печалью отразилась во взоре. А все гордыня и непримиримость, что вот уже не первый десяток лет не дает покоя и Трандуилу, и Фрэвардину. Но ничего, эльфы ведь существа долгоживущие, и пусть не завтра, а когда-нибудь через лет сто, но все наладится.
И как-то так, с мыслями о своей семье, остроухому вдруг подумалось и о семье малышки. Кто они, где, отчего отпустили столь малое дитя в лес одну. Безответственные, наверняка, и молодые к тому же, эльфы. Внезапная грусть прошла, вновь уступая место любопытству, подкрепленному чувством ответственности невесть откуда взявшимся.
- Где живет маленькая валькирия? - поинтересовался остроухий, - Далеко ли отсюда? Дома-то поди потеряли тебя, - ничего не поделаешь, придется провожать маленькую эльфийку. Но прежде, надо еще разобраться с подвешенной тушкой рыси. Короткий взгляд через плечо, а потом снова на девочку и Трандуил встал, подавая руку своей новой знакомой, - Помогать еще будешь, Перышко?

+1

12

Регинлейв уже совсем забыла о своих бедах, включая самую главную - то, что она потеряла дорогу к дому. Так что вопрос витязя вернул ее на грешную землю.
- А... В большом доме, - девочка неопределенно махнула лапкой, охватывая этим жестом добрую половину леса. - Далеко наверно. Я заблудилась, - горестный вздох и глазки опять на водную гладь. - И ничего они не потеряли, они все заняты, дела какие-то, никто со мной не играет, - пробубнила скорее себе под нос, чем Трандуилу. Может если назвать имена родителей, витязь сможет найти ее дом? И даже отнесет туда так же, как сюда прибыл. На крылатом коне, было бы здорово! Старательно выговаривая каждую букву и внимательно глядя на спасителя назвала: - Папа - Фрэ-вар-дин. А мама - И-ри-мэ. Может Вы знаете, где наш дом? - надежда на это была слаба, но почему бы не попробовать.  Оставаться жить в лесу не хотелось, тут вон всякие хищные звери. А может попроситься к жить к витязю? Вдруг он согласится. Она будет очень хорошо себя вести, правда-правда. И постарается не доставлять лишние хлопоты. Очень постарается. Проследив взглядом за тем, куда посмотрел старший эльф, девчонка кивнула.
- Конечно буду,  - натянула сандалики и поднялась, ухватившись за протянутую руку. - Теперь надо шкуру снимать, да? - забыв опять о постигших ее бедах, девочка отпустила ладонь Трандуила, пробежала к дереву и уставилась на собравшихся  у его подножия на нежданный пир красных муравьев. Потом поглядела на бедную кошку и еще разок погладила мягкий мех. Нож ей теперь не дадут и чем она будет помогать - не очень ясно. Ну может подержит что. Папа ей снимать шкурки пока не доверял, но как, куда и что там прилегает и что надо надрезать - она видела. Надо же было так глупо порезаться! Недовольный взгляд на уже начавшую подживать ранку.
- Что мне надо делать? - маленькая эльфийка обернулась к спасителю, внимательно посмотрела на него и всем своим видом выразила полную готовность следовать любым указаниям.

+1

13

Ну, вот. Знакомые имена, произнесенные детским голосом, едва ли не громом среди ясного неба ударили, оглушая на мгновение эльфа, что встал, как вкопанный, не зная сном ли сейчас обернулась реальность. Стопы его, правда в мгновение потяжелели вместе с мыслями и даже, казалось, взглядом. Двинуться в сторону будто сложнее всего было, и Трандуилу даже показалось, что он понимает, что чувствуют деревья. Вековые исполины, что наблюдают за сменяющимися временами года и чужими жизнями, пролетающими мимо и не оставляющими в памяти ничего, кроме внешних образов.
Сколько лет уж минуло с того дня, когда Трандуил, не в силах побороть свою гордыню, решил покинуть родную общину? Он и не думал. Просто жил. Стараясь отвлекаться от гнетущих душу чувств, что порой подобно темному непроницаемому покрывалу накрывали его с головой, не давая опомниться, и оставляя на поверхности лишь гнев. На всех без исключения.
- Я думал, у Фрэвардина только сын, - рассеянно обронил эльф и самому ему послышалось, что голос его потерялся, и гонимый случайным ветерком унесся прочь, - Я думал... - повторил он, не желая глядеть в сторону малышки, что снова была преисполнена энтузиазма и жаждала помогать. Дочь его дорогого ненавистного брата хотела помогать. И все в миг словно на места свои встало. Этот тон ее сначала поучительный, имя, которым мог назвать свою дочь только Фрэвардин, и даже внезапное чувство ответственности за чужое дитя, вдруг, обрело объяснения. Ведь, абсолютно оборвать связь с семьей невозможно. Родная кровь всегда будет звать обернуться, как бы далеко от дома ты не забрел. Вот и сейчас, встреча с этой девочкой могла не быть случайностью, а тем, что предрешено Богиней.
- Я... - он снова осекся, наконец поднимая взгляд на маленькую эльфийку, что была не виновата в том, что всегда происходило в отношениях у Трандуила со старшим братом. Но, отсутствие вины дитя в чем-либо не могло поменять чувств, что сейчас и сию минуту испытывал эльф. Как тяжело ему давалось каждое слово. , - ...Провожу тебя домой. Я знаю, где ты живешь.
Остроухий подошел к девочке, старательно избегая встречаться с ней взглядом. В глазах маленькой эльфийки ныне виделся ему звездный свет, что всегда сопровождал светлый образ ее матушки и, само собой, при рождении часть которого передалась дочери.
Глупый, как же раньше он не заметил этого. Ведь, это очевидно. Мимолетный взгляд на привязанную тушу кошки и на нож, что немногим ранее он воткнул в землю, после того, как вспорол им сердце животного, желая обескровить. Что же делать теперь, когда от ребенка хочется избавиться скорее, чтоб не иметь возможности смотреть в глаза своему прошлому?
Трандуил наклонился, вытаскивая из земли нож.
Ответ прост - сделать все самому и быстро, не привлекая к помощи племянницу.

+2

14

Регинлейв не могла понять, что вдруг расстроило старшего эльфа.  Улыбался, звал помогать, а теперь не смотрит на нее и говорит словно через силу. Девчонка наморщила лоб, пытаясь сообразить, что же такого она могла сказать или сделать, что витязь так переменился. Ой, он папу знает, здорово как. А может они вместе на подвиги ходят? То-то папа мало рассказывает о своих походах. Вон оно что. Нет, она точно папе устроит что-нибудь. Знаком с солнечным витязем и молчит! А если еще и братец в этом замешан... Ух, они пожалеют.
- А Вы давно папу знаете? Он ничего про Вас не рассказывал... Это Вы запретили, потому что тайна? - подумав немножко и придя к выводу, что у витязей и правда много врагов и их визиты лучше держать в секрете она прижала палец к губам и пару раз кивнула. - Я тоже буду молчать, если так надо.
Отступив на пару шагов от дерева с подвешенной тушкой, чтобы не мешать, но все видеть, мелкая эльфка спрятала руки за спину и внимательно уставилась на то, как орудует ножом все еще хмурый Транудил. Однако долго молчать она пока не умела.
- А за большой белой шкурой, что у нас дома висит, Вы с ним ходили? Он говорил, что давным-давно добыл ее, когда меня еще не было, - девочка на минуту отвлеклась от созерцания, вытряхивая закатившийся в сандалик камушек. Для нее все, что случилось до ее рождения, виделось какой-то древностью, почти сказкой. Для нее и раньше скупые охотничьи рассказы отца были волшебнее многих легенд и баллад о богах да героях. А теперь рядом с ним рисовался витязь из Хрустальных чертогов и все представало вовсе в неземном свете. Мелкой вдруг стало немножко стыдно, что она подозревала в старшем эльфе неумеху. Вон, шкурка уже почти снята. Виновато сопнув носом,  Регнилейв вздохнула и ковырнула корочку на подживающей уже ранке.
- Это... Будет очень благородно с Вашей стороны, Светлый господин, если проводите, - надо ей вспомнить, как правильно с витязями разговаривать, а то она все время забывает. Может он на неподобающее обращение обиделся. Некоторые Мудрые вон тоже обижаются, если им недостаточно низко кланяются и неверно титулуют. Правда старая Нерданэль этим не страдала, но она и на собрания Мудрых не очень охотно ходила.
- Может мне сплести Вам венок?.. - что-то такое спасенные девы должны были делать. Плели и дарили. Или вышивали? Вышивка у мелкой эльфийки не очень получалась и она опять вздохнула.

+3

15

- Угу, - буркнул эльф, увлеченно надрезая шкуру рыси вдоль брюха, - Достаточно давно, чтоб знать, какой он, - он замолчал, задумываясь над тем, какой и вправду его брат. Каким эльфом был Фрэвардин, когда его знал Трандуил, и каким он стал для своей семьи, для молодой жены, для детишек, которых уже двое оказывается. Все менялось с течением времени, все становилось иным по воли Богини, и его старший брат менялся, как менялся и сам Трандуил. И конечно же, рассказы о Фрэвардине доходили до него. О том, что тот мудр не по годам, как умен, силен, как чтит традиции и как гордятся, наверно, им родители. Но ведь, и Трандуил был таким. Почти. Разве что, мудрость пока обходила его стороной, но и за это эльф не переживал, считая, что все еще впереди. Зато, искренне недоумевал, отчего все достается брату, в то время, как ему, младшему сыну, остается довольствоваться лишь материнским вниманием, которое ни в коем случае не сравнится с тем, что способен дать отец. Чему, в конце концов, может научить отец.
И вот тут Трандуилу стало интересно. Каким отцом стал его брат?
Эльф обернулся к малышке, отвлекаясь ненадолго от снятия шкуры с мертвого животного. Та спрашивала про белого волка. Того самого белого волка, которого когда-то они вместе с братом убили. В то время не было еще между ними женщины, как не было и таких ярких разногласий, как ныне. Тогда, в те позабытые времена, Трандуил глядел на своего брата с восхищением и стремлением стать хотя бы чуточку похожим на сильного и отважного охотника Фрэвардина. И тогда же, впервые почувствовал горечь разочарования в близких.
- Ходили, - совсем уж бесцветно отозвался эльф, опуская взгляд на почти разделанную тушу дикой кошки и вспоминая ту охоту. Охоту, когда его брать едва ли не лишился жизни в схватке с свирепым хищником, и только присутствие Трандуила спасло его. Да, сделал он не так много, всего лишь кровью своей отвлек внимание волка на себя, но и этого хватило, чтоб Фрэвардин выжил. Однако, по пришествии в общину, никто не узнал об этом. И старший из двух братьев остался охотником, сильным и умелым, в то время, как младшего старались и вовсе не замечать, - Но Фрэвардин убил животное сам.
Трандуил умолк.
"Убил, пока я стоял в стороне и трясся от страха."
Короткая усмешка, отражающая ярость, копившуюся в душе годами, исказила губы эльфа, и он крепче сжал в руке рукоять ножа. Ему уж давно казалось, что он позабыл об этой истории, а с братом не ладится из-за женщины. Однако, воспоминания коварны и способны возвращаться совсем нежданно. К примеру, со словами маленькой глупой девочки.
- Благородно, - он хмыкнул, - Спроси своего отца или любого другого старшего эльфа в общине обо мне. И они расскажут тебе, что благородством великая Богиня-Мать обделила своего Сына, - Трандуил неотрывно глядел на маленькую эльфийку, говоря с ней не как с дитя, а скорее, как с равной себе, будто бы вызов бросая и ожидая в ответ услышать, что племянница и правда пойдет и поинтересуется  у кого-нибудь о нем, - А потом уж и решай, плести мне венки, или нет, юная дева-лебедь.

+2

16

- И какой он? - глазки блестят любопытством, всегда же интересно узнать, что сияющие витязи думают про твоего замечательного папу. Однако особых подробностей Регинлейв не получила. Старший эльф становился все мрачнее, хотя и подтвердил их с папой совместный поход за той чудной шкурой. В том, что папа убил зверюгу сам, она и не сомневалась, но почему-то показалось, что Трандуил умолчал о чем-то. Эти верзилы всегда половину утаивают, сиди, гадай тут. Может он одолжил папе свое волшебное копье? Но не расскажут же оба. Как будто девчонка не умеет хранить тайны и собирается всем разболтать! Мелкая эльфка даже подумала, не обидеться ли, но решила, что это будет сейчас лишним. Обижаться она потом отцу будет и брату, за их фокусы.
- А Вы убили эту рысь, - наморщив лоб, девочка пыталась подобрать слова, чтобы объяснить, что для нее лично это гораздо важнее победы над каким-то никогда не виденным ею волком. Это было другое, но как сказать, что волк, хоть и могуч и велик был, но не пытался подзакусить ею лично, а потому его гибель была лишь частью старой истории, что рассказываются у уютного очага, в то время как на этой поляне ее спасли от небывалого ужаса.
Спаситель меж тем сердился все сильнее, явно позабыв про недоснятую шкуру. Какого сына обделила Богиня благородством она уже толком не поняла. Ну не Транудила же, это просто смешно. Что же ему такого папа и прочие наговорили? То, что папа порой бывает суров, девочка знала. Нет, ну умудрится рассорится с Солнечным витязем! Это только ее папа мог, точно. Как они с братом недавно разругались, мама их еле помирила. И ведь из-за ерунды какой-то, мелкая вообще не поняла, что это за повод для ссоры. И вот, пожалуйста, еще и спасителя ее обидел. Совсем распустился. Насупившись, девчонка тоже уставилась в синие глаза и дождавшись окончания странных речей тихо фыркнула и подошла к старшему эльфу ближе.
- Мне не нужно спрашивать, я сама могу увидеть, - самоуверенность вновь вернулась, прочно заняв свое место в душе Регинлейв. - Вы пришли сюда чтобы меня спасти и обещали вывести к дому. Зачем мне слова этих... глупых верзил?
Юной эльфийке случалось делать что-либо не подумав, почему и зачем. Просто появлялось такое ощущение, что так будет правильно. Случавшиеся ошибки ее не смущали нисколько. Вот и теперь подойдя к спасителю совсем близко она обняла его ноги. Хотелось бы наверно за шею и еще по голове погладить, но уж куда дотянулась, все же он очень высокий вырос. Прижавшись щечкой к теплой штанине девчонка вздохнула и тихо спросила:
- Они Вас сильно обидели? - и помолчав пару минут, подняла мордашку вверх, пытаясь опять разглядеть лицо Трандуила. - Я сплету Вам венок, если пообещаете его сразу же не выбрасывать.
Краем глаза оглядев поляну, она чуть разочарованно вздохнула - тут росли совсем простые цветы, не очень подходящие для сиятельных витязей. Вот не везет ей все же!

+1

17

Глупые верзилы?
Эльф удивленно вскинул брови, внимательно слушая девочку. Ну, разумеется. Только ребенок мог подобным образом отозваться о старших. И когда-то сам Трандуил тоже был таким. Пухлощеким любопытным эльфенком, которому все в мире виделось совсем уж сказочным, совсем уж не таким, как было на самом деле. Ныне все иначе, ныне нет места сказкам о светлых витязях - героях убивающих чудовищ. Когда-нибудь и эта маленькая эльфийка все поймет. Разочарования станут ее спутником на путанных дорогах жизни, а воспоминания о сказках сотрутся из памяти, оставив после себя лишь след едва ли уловимый, что горечью пепла несбывшихся надежд осядет на губах.
Он вновь погружался в раздумия, с головой ныряя в них, как в липкий омут, и даже не заметил, как юная эльфийка оказалась слишком близко. Так близко, как подходить к нему не принято уже давно. И словно бы что-то сломалось. Трандуилу всего лишь показалось, как он слышит хруст ломающейся ветки, обычно гибкой и хлесткой. Внутри. Столь непривычно, что он не знает, что делать с этим дальше. Ведь следом за теплом, исходившим от крохотных ручек девочки, пришло и спокойствие. Гнев утих, даря минуты тишины, и в душе более не ощущалось этой ледяной поземки, гонимой зимним ветром.
Трандуил опустил ладонь на голову маленькой валькирии.
- Обидели... - эльф будто бы рассеянно повторил слова племянницы и сам присел к земле, - Разве может кто-то обидеть меня? - серьезный взгляд в светлые глаза дитя, что также, очень похоже, не шутила в этот момент, - Просто, они не знают, кто я. Живут и не знают. И ты не говори им, ладно? Это будет нашим маленьким секретом, коль уж ты, дева-лебедь, догадалась обо всем.
Остроухий приблизился к девочке и подмигнул, как бывалый заговорщик. Ведь, пусть когда-нибудь, спустя много лет, сказка в душе этой маленькой девочки и умрет, сейчас этому еще не время. Да, и в конце концов, разве дети отвечают за поступки своих родителей, чтоб Трандуил прямо здесь и сейчас выплескивал свои обиды на племянницу, которая даже и не знает, что она его племянница.
- Я не буду выкидывать венок. Обещаю, - на последнем слове эльф даже прикрыл глаза для пущей убедительности и положил правую руку на сердце, изображая подобие поклона.

+1

18

Восторг плещется в глазах и большого труда стоит не дать ему волю в радостном вопле. У нее теперь есть свой собственный секрет, да какой! Куда там бестолковому братцу. И соседские мальчишки обзавидывались бы! Но тайна на то и тайна, что рассказывать ее никому нельзя, это Регинлейв помнила твердо. Ничего, ей достаточно того, что она сама знает.
- Никому-никому не скажу, честное-пречестное слово, - Палец опять прижат к губам, к радости от обладания секретом примешивается и гордость за то, что она сама все угадала. От избытка чувств девчонка опять кинулась обнимать спасителя, на этот раз за шею. И в щеку чмокнуть, пока опять не встал, возвышаясь над ней столетним ясенем.
- Я быстро сплету, Вы не успеете шкурку снять! - отпустив старшего эльфа, Регинлейв бодренько потопала в сторону высмотренных цветов, которым сегодня суждено было пасть жертвой ее благодарности. Нет, тут конечно не найти той красоты, что растет у матушки в саду, но если постараться... И не забывать уговаривать каждый стебелек, чтобы не обидеть и не оскорбить нежные цветы, что один за другим ложились в может не слишком изящный, зато довольно прочный венок. За привычным занятием снова пришли мысли о том, как бы напроситься к витязю оруженосцем. Нет, такую хилую ее не возьмут. Значит надо сперва дожать Нерданэль, чтобы та взяла ее к себе в ученицы. Старуха была сварлива и упряма, но и юная эльфка в упрямстве многих превзошла. Она обязательно добьется своего и научится драться. И тогда уже попробует уговорить солнечного витязя взять ее к себе. Он же добрый и храбрый, может и не откажет. За мыслями и плетением девчонка не заметила, как ушла довольно далеко от Трандуила, так что возвращаться пришлось через всю полянку.
- Готово! - вся сияя она протянула старшему эльфу готовое изделие, торопливо стряхнула незамеченного ранее жучка и робко поинтересовалась - Вам нравится?
Папе не нравилось, он говорил, что это глупости. Брат смеялся. Что вот витязь скажет, интересно. Эльфка вздохнула и почесала нос, на который перебрался наглый жучок.

+1

19

На сей раз объятья были вполне себе ожидаемы и Трандуил даже не стал отстраняться. Да, некомфортно несколько, когда дитя висит у тебя на шее в попытке задушить, но на то она и ребенок, мелкий и неразумный еще совсем. Вон, как обрадовалась секрету. Будто в жизни ей тайн еще хранить не доводилось. А и верно оно. Эльф снова вспомнил свое детство, когда ему было столь важно иметь общую тайну со взрослыми, но эти верзилы, как обозвала их девочка, никогда не пускают детей в круг доверия, в котором делятся друг с другом всякими секретами.
Он закивал счастливой эльфийке, когда та оповестила его про быстроту, с которой она справится с плетением венка.
"Ну конечно, куда уж мне, в скорости с тобой соревноваться" - эльф проследил взглядом за девочкой, удостоверившись, что та далеко слишком не уйдет - все же, братова дочь, племянница, и если Трандуил потеряет ее на таком крошечном пяточке, как эта поляна, будет очень, и очень скверно - и вернулся к недостянутой шкурке. Работы оставалось совсем немного, но Трандуил нарочно медлил, то и дело оглядываясь, где же там в цветочках занята мелкая родственница. Особого интереса в ее адрес не было, зато вдруг, он почувствовал, как его переполняет гордость за самого себя и то, что найти контакт с ребенком он все же смог. Довольно даже легко, что само по себе было странно. И в чем тут дело, в девочке, в ситуации, или же в том, что впервые он сам проявил дружелюбие, эльф не знал. Да, и не столь важно было это на фоне результата. И с этими мыслями, солнечный витязь, увлекся работой, отчего не сразу заметил, что племянница куда-то делась. Совсем.
Паника, как таковая, случиться не успела, потому что юная валькирия появилась в пределах видимости, бодро шагающая к Трандуилу, что даже облегченно выдохнул.
- Ну, на-а-адо же, - эльф озадаченно смотрел на венок из полевых цветочков. Весьма симпатичный даже венок для такой крохи, было видно, что девочка старалась. Вот только, руки у него были грязными в этот момент, поэтому Трандуил долго не думая опустился подле племянницы на одно колено, - Сама примерь, мм?
Остроухий открыто улыбнулся маленькой эльфийке, опуская голову, но в это же мгновение будто замер, прислушиваясь к тому, как напряженно, казалось, зашумели над головой деревья и земля под ногами загудела. Кто-то мчался сюда, гонимый страхом. Еще несколько секунд ожидания, упущенные впустую, и уже совсем отчетливо послышался треск веток, гулкие удары копыт о землю, шелест и вот, на поляне у самой кромки ручейка, под, расступившимися шорохом, молодыми деревьями показался олень. Увидев эльфов животное замерло, тяжело дыша и глядя на них глазами, поглощенными ужасом. Но чувство страха, вмиг охватившее сердце Трандуила, не могло бы вызвать появление оленя. Даже если бы разум его оставил. Что-то опасное, чужое напугало этого благородного зверя. Что-то, что гнало его по лесу и заставившее выбежать на поляну.
И еще несколько секунд промедления, в которых слышались удары сердца эльфа и, казалось, оленя. Всего несколько секунд растянулись в целую вечность, из которой Трандуилу удалось извлечь образы, преследовавшие животное. Будто темного и липкого мрака касался эльф, глядя в полные страха глаза зверя, в которых читал картинки произошедшего совсем недавно.
- Охотники. Люди... - молвил он, чувствуя, как во рту все сохнет, - У них оружие и собаки, - и не успел эльф произнести это, как послышался собачий лай, а олень тряхнув головой с мощными рогами, задевающими ветви деревьев, агрессивно напряг шею и угрожающе двинулся в их с девочкой сторону.

+1

20

Восторженно пискнув, девочка привстала на цыпочки и нацепила свое изделие старшему эльфу на голову. Однако поправить уже не успела, ибо непонятный шум за спиной заставил обернуться и испугано присесть. Что ж сегодня за день такой странный, то рыси на маленьких эльфят прыгают, то вот олени из кустов выбегают и свирепо сопят. Стра-а-ашно. Но витязь теперь рядом, он обязательно разберется со всем. Это же просто олень, они не страшные. Девочка еще раз взглянула на тяжело отдышивающуюся животину и сочла за лучшее подняться и перебраться старшему эльфу за спину.
- Люди? Соба-а-аки? - А вот теперь стало страшно, эти неведомые люди с их гремячим оружием внушали почти ужас. И кто знает, справится ли с ними воин солнца или ему придется отступить? В сказках о таких битвах ничего не рассказывалось. Преданный взгляд на Трандуила - он же сейчас всем покажет. Надо только не очень у него под ногами путаться. Может убегать начать подальше? Если бы она еще знала, куда бежать надо! Донесшийся отзвук собачьего лая ясно дал понять, куда бежать не надо. Эх, умела бы она и знала побольше о лесе.  Нашла бы тропинку, успокоила бы зверя... И не встретила бы витязя. Нда, ради такого события можно немного потерпеть всякие неудачи и провалы. Чуть испуганно косясь на двинувшегося в их сторону оленя, Регинлейв робко тронула руку спасителя.
- А... Вы с ними драться будете? Ну с людьми. Как в былинах, да? - в том, что старший эльф разберется с оленем одной левой - она даже не сомневалась, а вот не виденные никогда люди внушали страх. По рассказам люди - дикие, тупые и очень ядовитые твари, от одного приближения которых вянут цветы и листья, гниют ручьи и реки и дохнут комары и мухи. А потому в ней сейчас боролись два желания - с одной стороны очень хотелось поглядеть на настоящую битву светлого витязя с жалким злом, а с другой - сбежать от этого зла подальше, чтобы не заразиться какой-нибудь гадостью.
- Может я помочь чем-то могу? - горький вздох. - Ну или уйти куда, чтобы не мешать...  - наверно скорее второе, чем она тут поможет. Тушу, которая с хрустом ломает молодые деревца, она точно не остановит. Но и удирать без позволения не стоило.

+2

21

Неслышный плавный шаг и эльф, одной рукой отодвигая девочку за спину себе вторую выставил вперед, но не в угрожающем жесте, а скорее примирительно. Даже напуганное животное должно понять дитя леса, такого же, как и олень, и не причинить вреда. Трандуил хмурился, стараясь снова при помощи осанвэ прикоснуться к сознанию зверя, чтоб хоть немного успокоить. Но шум надвигающийся мешал, не давая сосредоточиться на нужном и в конце концов, когда олень еще раз мотнув головой, устремился в их с Регинлейв сторону, эльф отступил вбок, утягивая за собой ребенка и пропуская животное скрыться. А дальше, все будто липким туманом страха заволокло и слушая инстинкты, навязчиво шептавшие ему уходить, Трандуил принял решение. С людьми, не зная что это за люди, встречаться не стоит. Он метнулся к ручью ополаскивая руки в воде, чтоб смыть с них запах крови, а потом к своим колчану и луку, оставленным в стороне от поляны у дерева.
- Скорее, уходим, - мимолетный взгляд в сторону, развешенной на ветвях, недавно снятой шкуре рыси, и Трандуил ощутил весьма чувствительный укол сожаления - не принести теперь ее домой, острый запах крови и мяса будет привлекать собак.
Несколько шагов к девочке, зацепить ту за руку, и всего-то, на что хватает времени, теряясь в тишине, скрыться за деревьями, прежде, чем на поляне окажется пара гончих псов.
- Тише только. Мы в засаде, - едва ли слышно выдохнул эльф, приседая к земле, прячась за кустарником, и потянув за собой племянницу. Видно здесь их не должно быть, но вот запах... и оставалось надеяться на везение и отсутствие любопытства у собак. Однако, Трандуил видно прогадал, потому, что псы явно заинтересованные освежеванной рысью, не погнались дальше за оленем, а остались на поляне, крутясь у подвешенной туши, с которой все еще капала кровь, пропитывая землю. Разочарование в самом себе и невнимательности, охватило остроухого, отчего он все больше хмурился. Глупо и очень неосмотрительно, и совсем не похоже на него, так вот столкнуться с людьми, а теперь, позорно прячась в кустах, сидеть и выжидать, чтоб в этот раз пронесло. Все мысли обращены к Богине с просьбами укрыть их и хранить от взора охотников тем временем высыпавших на поляну.
Что же, их как и собак всего двое, люди, но при них, разумеется, ружья. Напряженный вдох, выдох не более расслабленный и взгляд, сквозь листву прикован к парочке, а слух ловит каждый звук.
- Да ну, да ладно?! Так и сказала? Во баба у тебя, а.
- Да дура она... Стой, эти бездельники оленя гнали. Так чего здесь остановились.
Свист, команда, по которой псы подбежали к хозяину, а сам человек также, как и ранее собаки, направился к туше и снятой с нее шкуре.
- Видал такое? Только освежеванная... и снята как... - человек огляделся, - Кто б работу свою бросил...
- Ха! - коротко гоготнул второй, - Йети, наверно. Или эти, фейри. Один парень слышал от другого, которому рассказывал друг, которому его бабка, что в этих лесах живет скрытый народ, чудной... не, дивной, прикинь, красоты, ага.
- Фей не бывает, Джо. Как и йети, - первый охотник сплюнул на землю, потрепав собаку за ухо, и направился в ту сторону, куда недавно ушел олень, - Идем. Наверно, еще кто охотился. И вернется, а нет если - дурак.
- Дурак, что бросил, - добавил второй, - а я - не дурак, я заберу, - с этими словами, он собрал шикарнейшую шкуру рыси и также скрылся из виду. Вот только, не собаки. Один из псов, весело мотнув хвостом, резво и вприпрыжку кинулся в сторону кустарника, за которым укрывались эльфы. Трандуил успел дотянуться до ножа, сжимая рукоять и в торой рукой, цепляясь за плечо девочки, призывая этим жестом, по прежнему молчать. Но гончая, сверкнув карими пуговками глаз и сунув морду в кусты, всего-то лизнула в нос малышку, после чего звонко тявкнув, умчалась вслед за хозяином...

Отредактировано Трандуил (13.08.2015 20:36:07)

+2

22

Большой рогатый зверь пробежал мимо, проламывая кустарник с другой стороны поляны и девочка облегченно выдохнула, осознав, что ее едва не растоптали только тогда, когда олень скрылся в лесу. Она осторожно потрогала пальцем намятую витязем ладошку и внимательно проследила за его торопливыми действиями. Как-то не походило все это на подготовку к бою. Лапку опять сдавили сильные пальцы и вопрос сорвался помимо воли:
- Куда уходим? - а как же бой. Или витязь слишком добрый, чтобы убивать людей просто за то, что посмели прийти в лес детей Дану? Вздохнув слегка разочарованно - опять ей не везет, не поглядеть на настоящее сражение, она протащилась за Трандуилом до кустарника, присела с ним рядом и молча кивнула. Тихо, так тихо, засада, так засада. Она даже пригнула к себе лист побольше, уверенная, что спрячется за ним целиком. И даже прижмурилась было, скрываясь и вовсе ото всех, но при первых же звуках грубых голосов, произносящих какие-то странные, незнакомые слова, осторожно приоткрыла один глаз и с любопытством оглядела собак и людей, едва удержавшись от тихого смешка. Ну и странные же существа, эти люди. Движутся неуклюже, шумно и неосторожно, один вон за камень запнулся, это ж надо было постараться! Одеты чудно и неопрятно. А собаки интересные, таких она видела один раз. Почему-то вот сейчас опять захотелось себе такую, несмотря на то, что когда-то отец подробно разъяснил, почему приличному и уважающему себя охотнику собаки не нужны. Все равно хотелось опять подержать в руках мягкий комочек с сонными, еще голубыми глазками. Вздохнув тяжко, но бесшумно, девочка опять обратила внимание на людей и с трудом удержалась от гневного вопля - один из неуклюжих бездельников решил украсть добытую витязем шкуру! Это что такое вообще?! Взгляд обратился к застывшему в неподвижности спасителю и снова метнулся в сторону уже почти скрывшихся людей. Вот так вот отдать добычу? Благородно конечно... Видимо витязь понял, что удачи этим странным созданиям в охоте не будет, вот и пожалел, у него небось полный замок шкур получше. За этими мыслями Регинлейв не заметила, как один из псов вернулся, и обнаружила его морду только тогда, когда она оказалась в непосредственной близости от ее лица. Испугаться она не успела, лишь тихо и удивленно чихнула, когда пес тяфкнул и скрылся следом за своими хозяевами. Утерла облизанный нос и вопросительно взглянула на Трандуила, мол, сколько мы еще в засаде сидеть будем? Приказа отмереть не было, может сюда приближается еще какой зверь и она его спугнет неосторожно. Венок съехал спасителю на ухо и  руки так и тянулись поправить, но для этого пришлось бы встать и показаться из-за листа. Так что девчонка осталась сидеть на месте, не смея нарушать секретность.

Отредактировано Регинлейв (24.08.2015 21:25:50)

+1

23

Земля перестала дрожать под тяжелыми шагами людей, а лес, что возвышался над головой и вовсе, как казалось Трандуилу, затих. Ушли охотники. Ушли и забрали с собой его добычу. Досадно и жаль, конечно, но эльф для себя решил иначе. Такова была плата Богине за то, что люди не заметили находящегося совсем уж рядом остроухого.
Он выдохнул облегченно, но все еще прислушиваясь и стараясь разобрать звук лая ли, или же поступь человеческую, но все было тихо и вновь приветливо. Поэтому Трандуил более не задержался прятаться в кустах и вышел, машинально абсолютно потянув ребенка за руку с собой.
- Тебе домой надо. Одного приключения с меня сегодня хватит, - эльф вновь был насторожен и до крайности серьезен. Хмурился, сурово сдвигая темные брови к переносице и более не смотрел на девчонку, встреча с которой несла за собой неприятности. Люди вот, шкуры прекрасной из-за нее лишился. Нет, пора прекращать. Странные знакомства ни к чему хорошему не приводят. Даже бабушка так говорила когда-то и Трандуил, кажется, только сейчас это понял. Поэтому задерживаться на поляне он более не стал и, вознамерившись как можно скорее вернуть ребенка родителям, потащил девочку за руку тропой ведшей в сторону ее общины...

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [июнь 1954] Не хвались, собравшись идти, а хвались на обратном пути.