КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [15.10.2066] Game over


[15.10.2066] Game over

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Время: 15 октября 2066 года, ночь, ранее утро 16-го.

Место: КГБ.

Действующие лица: Алиша Лабиен, Максимилиан Лабиен, Томас, Виктор.

Описание ситуации: Документы на рабов, выбравших своеобразный способ побега через администраторский кабинет, аннулируются. С этого момента они числятся погибшими, и более не существуют в качестве невольников Клуба. Но всё же жизни их пока что сохраняются. Ведь у свиты приближённых к патриархам есть свои планы на официальных покойников.
Эпизод после [15.10.2066] Казнить нельзя помиловать

Дополнительно:

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Томас (14.08.2015 23:05:54)

+2

2

Их куда-то вели, долго. Томас старался не выбиваться из строя: шагал размеренно, оставив мысли о побеге. Всё равно это было бесполезно. О том, что будет дальше, Томас старался не думать, отрешенно смотрел вниз, под ноги, и толком не заметил, когда шикарные коридоры сменились обшарпанными стенами. Ловушка захлопнулась.
- Не дергайся.
Его заставили наклонить голову вперед. Дампир что-то делал с ошейником. Эльф внутренне сжался, бледные губы сами зашептали слова древней, как сам мир, молитвы-обращения к Дану. «Так быстро! Неужели сейчас?..» Что-то негромко загудело, чувствовалось, как нагревается металл на шее: «Это конец.» Мысль была хлесткой, как пощечина. Отрезвляющей.
Серое помещение в один момент наполнилось красками и запахами – яркими, острыми. Ошейник сменился другим, тяжелым, неудобным, натирающим и царапающим кожу. Мальчишка судорожно вздохнул: он всё еще был жив. Вот только едва ли мог самостоятельно стоять на ногах. Колени всё норовили подогнуться, и, когда эльф наконец очутился в отдельной камере и за ним закрыли дверь, не смог сделать несколько шагов до лежанки и осел на пол, приваливаясь к решетке.
Что происходило в соседних камерах, Томас не слышал. Дрожащими пальцами ощупывал новое украшение, подарившее еще какое-то время в мире живых. Мыслей не было, никаких, как будто инстинкт самосохранения выключил мозг: «Не смей думать. Не смей.»

Взгляд Виктора эльф почувствовал, даже не видя самого ликана: резко обернулся, цепляясь за решетку, и словно наткнулся на ледяную стену. Глаза зверя были холодными и колючими. Почти не останавливаясь, Виктор шел дальше по коридору вдоль камер, а Томас, вжавшись щекой в металлические прутья, безотрывно смотрел в широкую спину, и не решался окликнуть зверолюда. В горле было настолько сухо, что мальчишке казалось, открой он рот и попробуй что-то сказать, выйдет только беззвучный сухой скрип.
«Он хотел помочь. Пытался. Он хотел…» - Виктор уходил, оставляя свою случайную игрушку. Томас часто заморгал, стискивая прутья все сильнее, даже не пытаясь справиться с противоречивыми эмоциями. Хотелось кричать и плакать. Забиться в угол в полной тишине и, закрыв глаза, молча там сдохнуть. Крушить все, что попадется под руку. Подобно дикому зверю вцепиться зубами в глотку следующему охраннику, который рискнет зайти внутрь. Сжимать зубы до тех пор, пока ему не переломают все кости в попытках оттащить обезумевшего невольника.
Томас продолжал стискивать металлические прутья и беззвучно плакал, пока эмоции, подобно морскому отливу, отступали, оставляя только мертвенное равнодушие: «Я - надоевшая бесполезная игрушка, которую приказали выкинуть и не вспоминать о ней больше. Сньольв.»
Он так много хотел сказать брату, но не мог. Слишком далеко. Слишком мал был Томас, чтобы уметь пользоваться осанвэ и достучаться до Снежного Волка. Сильно зажмурившись, мальчишка стиснул зубы, вспоминая, чему его учил Сньольв. Для начала, нужно было расслабиться, но бессильная, пустая злость никак не отпускала. Мальчишка сжался, забиваясь в угол между решеткой и лежаком.
А потом Томас устал злиться, у него ничего не получалось и он просто думал о брате, подтянув колени к груди и свернувшись на холодном полу. Вспоминал, остро сожалея о том, что не успеет ему многое сказать. Томас хотел хотя бы дотянуться до него, узнать, что брат жив и с ним все в порядке. 
- Сньольв… - Сквозь обрывки светлого прошлого проступало другое лицо. Упрямое, с равнодушным злым взглядом. Лицо Виктора, который ушел в другую жизнь, где Томасу не было места. «Где он сейчас? Наверное, в баре. Отмечает… Или выбирает себе раба на вечер. Он же свободный… свободный. Он наверняка уже забыл чертового эльфа с уродскими огромными ушами…»

Ощущение чужого присутствия было мягким и успокаивающим – Томас наконец почувствовал брата, осознавая, что тот жив, пусть и находится где-то далеко. Большего молодой эльф сделать не мог: ни сказать, ни предупредить. Брат будет его искать, и никогда не найдет. Нужно было сказать ему… Между бровей легла глубокая складка. Отчаянное желание в последний раз дотронуться до Сньольва нашло выход: Томасу казалось, что у него получилось и он крепко, хоть и мысленно, сжал руку брата, миновав расстояние, оковы и решетки.

Снова шаги мимо камеры. Томас устал бояться и ждать смерти, дергаться на любой звук и шорох. Невозможность что-то изменить  выматывала сильнее, чем физический дискомфорт, и молодой эльф сам не заметил, как стал проваливаться в черный сон без сновидений.
«…интересно, в следующий раз он возьмет себе эльфа? Кого он выберет из рабов?..» - Томас задрожал, чувствуя, как холод, с которым он почти смирился, неожиданно снова пробирает до костей. Сил на то, чтобы злиться, уже не было. Мальчишка вспоминал яичницу, как Виктор нес его на руках до комнаты Хозяйки Теней, как пытался защищать в кабинете администратора. От этого не становилось теплее, но Томас все равно улыбался, проваливаясь в темноту.

Отредактировано Томас (15.08.2015 12:12:15)

+6

3

На этот раз Алише не пришлось заморачиваться на поиски любимого папеньки. Патриарх сам нашёл её, и даже поделился своими планами на ближайшее будущее. Вообще-то, Алиша на что-то подобное и рассчитывала. Приятным бонусом оказалась информация о том смешном эльфёнке, про которого Лабиен поведала отцу ранее. Раб оказался полезен патриарху, хотя и не сам. Максимилиан говорил о каком-то брате, но так поверхностно, что Али не особо въехала в суть дела. Да ей и не надо было, своих дел хватает.
В общем, получив необходимую информацию и даже живых списанных рабов в своё полное распоряжение, Алиша решила начать с самого интересного. Лабиен направилась вниз, к камерам содержания невольников. Из них придётся ещё выбрать тех, кто сможет выполнить одно отвратительное заданьице, но этим Алиша планировала заняться чуть позже.

- Эй, эльф, сдох что ли? Подъём, говорю!
Лабиен была удивлена, обнаружив Томаса в отвратительном состоянии. Нет, на нём не было теперь ни страшных ран, ни даже небольших ссадин. Но выглядел он хуже, чем в прошлую их встречу, когда притащил эльфёнка Виктор, бросив без объяснений в комнате Мастера клуба дохлого раба.
- А ну встал сейчас же, кому сказано!
Громко приказала Алиша, быстро открывая решётку камеры заключения.
- Разлёгся он тут. Кого только подсунули – падаль.
Фыркнула девчонка, скривив недовольную физиономию, когда возле решётки нарисовалась парочка охранников. Навряд ли они должны были знать, для чего Али нужны невольники. Для них – это списанный товар, не больше того. Вот и надо поддерживать эту сказку, придуманную патриархами. Лабиен ещё о чём-то возмутилась, брезгливо пристегнула к тяжелому, железному ошейнику невольника цепь, дёрнув пару раз, проверяя надёжность, и потащила того в коридор, пояснив охране, что справится сама, девочка она большая и совершенно самостоятельная, пшли нахрен все!
На протяжении всего пути Алиша не обмолвилась ни словом с эльфом, только если когда подгоняла его или возмущалась о его нерасторопности. Почти каждую секунду вампир ловила себя на мысли, что ребёнок еле идёт, и виной тому отнюдь не физические повреждения, а другое. Он потерял что-то важное. Надежду на будущее, наверное. Или ещё что-то более существенное.
- Ты будешь идти нормально или мне тебя выпороть прям здесь?
Ещё одна остановка в неподходящем для этого месте. Оставалось не так много идти, им всего-то следовало миновать несколько этажей, но в связи со случившимся ночью, половина лифтов – главного средства перемещения по огромному зданию Клуба Глобальных Бесчинств – была отключена для безопасности клиентов. Пришлось тащить эльфа пешком, через несколько постов охраны, которые не остались равнодушными к происходящему и упорно предлагали помочь известному Мастеру в её нелёгком труде.
«Да засуньте вы в жопу свою помощь!»
Мысленно возмущалась Алиша, уже мечтая о том, чтоб оказаться как можно дальше от, некогда считавшихся ею спасительными, постов охраны. Теперь они только мешали, да и Томас едва волочился и, кажется, пару раз подумывал об обмороке, за что однажды и получил по своей милой заднице от Мастера. Объяснять сейчас ему всё, что было необходимо – нельзя. Если кто-то не тот услышит, ведь проблем не оберёшься! И ещё то дельце с убийством патриарха… Ей никак нельзя было оступиться на такой глупости! На вип-этаже оказалось довольно людно: некоторые начинали расходиться после бурных ночек, другие спешили на завтраки в ресторанчики Клуба.
- Вот невольники пошли, никакого толку с этого хлама!
Нервно рассмеялась Лабиен, когда из предательски дрогнувших пальцев выскользнули металлические ключи, полетев на пол. Нервное напряжение нарастало, и Алиша поймала себя на мысли, что ей отчего-то очень даже хреновенько. После общения сразу с двумя патриархами – сильнейшими вампирами, голова не только гудела, но и намеревалась расколоться.
«Чёртов папенька со своими дурацкими привычками! Кто мешал поставить нормальные, обычные электронные замки на дверь номера?»
Ах, да. В ныне действующем номере патриарха Лабиена уже была карточная система входа, а этот, старенький, папочка презентовал мелкому ублюдку. Алише всё же удалось открыть номер, после чего невольник, всё время ошивавшийся рядом без дела, был нещадно втолкнут в комнату взашей.
- Неужели, пришли! Сколько сейчас времени… много уже. Черти!
Девушка устало выдохнула, запирая дверь, и уселась на стульчик возле входа. Надо бы отдохнуть, но кто на это время-то выделит сейчас?!
- А ты чего такой замученный, Томас? Обидел кто?
Уже более ровно и мягко спросила Лабиен, уставившись на раба с интересом.
- Ты молодец, всё-таки заинтересовал патриарха. А я-то думала ты растяпа!
Похвалила девушка, поднимаясь со своего места, хотя вставать не хотелось.
- Ладно, раздевайся. Чего смотришь-то? Раздевайся, говорю.
В ровном и спокойном тоне слышались именно команды, Алиша устала, и ей не особо хотелось возиться с невольником. Но перепоручить свои дела было некому, да и опасно, если сказать совсем уж честно. Клубную одёжку следовало сдать куда надо, до того момента, как эльф выйдет отсюда уже с другими документами, являясь отныне собственностью своего хозяина, а не КГБ. Пока что остроухий считается списанным, но не ликвидированным, так что задача Алиши – ликвидировать его. Точнее сказать, по приказу патриарха рода Лабиен, просто создать видимость ликвидации и оставить невольника вне досягаемости посторонних глаз и ушей. А где лучше всего спрятать что-то нелегальное? Верно, в апартаментах самих Лабиенов. Сюда точно никто не сунется, даже уборщицы: у них нет ключей от двери. Безопасность превыше всего. Ещё главное, чтоб невольник сам не собрался сбежать…

+7

4

Стоя у закрытой двери, Томас осторожно оглядел номер – богатый, в таких он бывал редко, всего один раз, если совсем честно. «Зачем я здесь?» - взгляд плавно качнулся к ногам вампирши. Мальчишка помнил, что некоторые клиенты приказывали невольнику снять с них обувь, но Хозяйка Теней вряд ли притащила его сюда для таких игр. «Списали…» - На несколько секунд неудобный ошейник с цепью стал слово бы тяжелее, и его захотелось сорвать с себя вместе с цепью.

Общину уничтожили. Брат был далеко, но хотя бы живой. Виктор ушел, не обернувшись. Мастер Теней почти не разговаривала с ним, пока вела по коридорам и лестницам, только раздраженно понукала, когда Томас был нерасторопным. «Для чего она меня привела сюда?..» - Почти все время после того, как его вывели из камеры, мальчишка смотрел в пол. Любопытства не было, оно куда-то ушло вместе с другими эмоциями.

Отвечать на вопросы вампирши не хотелось… нет, не так. Не хотелось вообще говорить, реагировать, думать: «Почему она спрашивает?..» - Мальчишка удивленно моргнул, поднимая взгляд на Хозяйку Теней, но после странных вопросов все снова стало правильным. Тон, приказ – это было знакомым, естественным и единственно верным в стенах этого Клуба.
- Я… Да, сейчас. – Пробормотал Томас, опуская взгляд, и принялся неуклюже расстегивать пуговицу и молнию на джинсах. Руки не дрожали, но пальцы были какими-то деревянными.
Мальчишка шумно сглотнул, выпутываясь из джинсов. Больше одежды на нем не было. Зябко передернув плечами, Томас аккуратно свернул штаны, укладывая их на стул у входа и подавив желание прикрыться. Сейчас он чувствовал такое же неожиданно сильное смущение, как тогда, в первый раз у клубного мастера на обучении. Может, это было и верным, возвращение к началу перед тем, как Томаса вынесут из этого номера в пластиковом мешке.

«Зачем она спросила?..» - Эльф неуверенно шагнул следом за вампиршей, но потом остановился, и, поколебавшись, все-таки заговорил, отвечая на заданный у входа вопросы. Хозяйка Теней вылечила его совсем недавно, теперь похвалила, и угрюмое молчание будет не самой лучшей благодарностью. Он должен ответить, чтобы не случилось дальше. Поговорить. Потом не будет никаких разговоров.

- Н-никто не обидел. – С запинкой ответил Томас. – И я… нет, не заинтересовал, наверное. Там не было бумажной карты. Только ком-пью-тер. Я не умею пользоваться таким. И… не все города, только часть сказал. Он потом не стал слушать, про остальные ваши поселения.
Томас строил фразы на чужом языке так же неуклюже, как до этого расстегивал джинсы. Звякнула цепь: мальчишка обхватил себя руками, пытаясь то ли унять дрожь, то ли согреться.
- Списал. – Подумав, закончил Томас. Теперь дрожали даже губы, с трудом выговаривая слова чужого языка, который неожиданно становился таким же ненавистным, как и все вокруг. – Я не помог? Тем, кто остался в Канаде?.. Там, наверное, брат остался, о котором я рассказывал. Он живой. Я почти дотянулся до него сегодня.

«Вип-номер!» - Вспомнил нужное слово Томас. Озноб становился сильнее. Мальчишка помнил, что рассказывали про такие номера другие невольники – в них могли убить и убивали, даже обычных рабов, не списанных, как Томас. Убивали страшно и кроваво, пытали, пока не надоест жестокая забава или раб не перестанет кричать: «Значит, все случится именно так?..» Хозяйка Теней была доброй к нему, но не переставала быть Мастером, а значит она просто делает свою работу. В конце концов, кто такой для нее Томас, если даже Виктору остроухий раб был больше не нужен? Просто очередной невольник, которого она забудет, как только выйдет из комнаты.

- И… Виктор потом ушел… - Прошептал Томас, опуская глаза и чувствуя влагу на щеках и соленый привкус на дрожащих губах. Пол, в который мальчишка упирался взглядом, начал расплываться, сколько бы эльф не смаргивал слезы. Но хуже всего было то, что мальчишка начал негромко икать. – Мне страшно... очень… Я не… не хочу, чтобы… было больно. И… Извини…
Томас робко шагнул назад, шваркнул носом, хмурясь непривычно упрямо и тяжело – поднял голову, с силой сжимая челюсти, и рванул в сторону. Не к выходу, там наверняка будет охрана, а значит его поймают, вернут обратно и тогда будет еще хуже и больнее. Пока страшная решимость не рассыпалась пеплом, пока не было страха, мальчишка, легко преодолев расстояние в несколько шагов, дернул дверцу шкафа с девайсами и уверенно схватился за нож. Если ударить быстро и точно между ребер, то Томас почти ничего не почувствует.

Отредактировано Томас (16.08.2015 13:25:55)

+6

5

- Неправда.
Обиженно отозвалась Алиша, скривив губки.
- Неправда.
Более жестко и даже требовательно повторила она.
- Если бы не заинтересовал, тогда бы ты не был бы… здесь.
Эльф боялся, и Али чувствовала этот его страх, не особо понимая, с чего бы ему так бояться её. А её ли?..
«Замёрз он что ли?»
Отстранённо подумала вампиресса, и так же отстранённо, будто сквозь толстое, непробиваемое стекло, наблюдая за происходящим. Точно не с ней всё это, и не здесь она, а далеко. Простой наблюдатель, что смотрит на метания подопытного, лишь для того, чтоб только смотреть.
Теперь до девчонки дошло, что чувствовал бедный невольник, слышавший всё то, что говорили вампиры (а они наверняка говорили многое!) в кабинете.
Ситуацию стоило срочно поправлять, но Лабиен даже и не ожидала таких действий от этого маленького остроухого существа. Говорят, дети Дану часто преподносят сюрпризы. Многие владельцы эльфов отмечали, что порой и не думали, на что способна их собственность. Чаще покорные,  рассудительные дети Дану организовывали самые масштабные побеги рабов, иногда сами же и не участвовали в них или погибали сразу же, в первые минуты восстания невольников. Ждали чего-то, надеялись, что что-то изменится. Глупые! Ничего тут не могло измениться, разве не понимали они этого? Всё же просто: рабы нужны купившему их для определённой цели. Не будет никто понимать невольника, пытаться говорить с ним и выяснять, при каких обстоятельствах тот попал в рабство. Так не принято. Странные, загадочные существа, которых и не собирался никто разгадывать, стараясь просто забить сразу. Унизить. Указать на их место и не позволять даже думать о чём-то другом. И этот малыш, не проживший и двадцати лет, пытался действовать так, как не ожидала от него Мастер Клуба, видевшая многое и многих.
- Тебе не нужно бояться.
Ровно произнесла Алиша, не двинувшись с места, не сделав и малейшего движения в сторону ребёнка. Лабиен аккуратно уселась на кровать, сложила ручки на коленках, и внимательно уставилась на эльфа, улыбнувшись тому.
- Когда ты на самом деле мог умереть, ты не был так сильно напуган.
Продолжила говорить Алиша. У себя в комнате она могла и не спасти эльфа. А, может, даже и не спасать совсем. Подумаешь, Виктор принёс. Ха, он ей не указ совсем. Тогда-то невольник был куда ближе к смерти, чем сейчас к свободе. Но мальчишка теперь оставался таким напуганным и беззащитным.
- Порой мы делаем или говорим то, что нужно, а не то, что хотелось бы.
Безразлично хмыкнув, объяснила Лабиен. Нет, этот эльф был слишком юным и ничегошеньки не понимал. Глупый. Поэтому Алиша не любила мелких. И брата она тоже недолюбливала. Потому что глупые они все, эти мелкие.
- Положи нож на место, или я тебя и правда сильно выпорю, Томас.
Девчонке не хотелось ничего делать. Ей было лень, она и так устала! Тени по углам красноречиво шевельнулись, и Али довольно улыбнулась – при её силе необязательно делать лишних, сложных и совершенно ненужных движений.
- Или ты считаешь, что пока ты себе чего-нибудь будешь пилить этим туповатым ножичком, я не успею тебе ничего сделать что ли? Глупый!
Лабиен рассмеялась, правда совсем не зло, а как-то искренне.
- Навряд ли твой брат в Канаде, если жив. Может быть, он ближе, чем думаешь ты. Совсем рядом, а ты тут ножом махаешь, и не стыдно?!
Зачем-то сказала Алиша, хотя не собиралась говорить об этом. Ей было вообще-то обидно. Спасай тут всяких, время своё трать, а они за ножи хватаются при первой же возможности!
- Ты помог. Потому что ты сейчас жив. И здесь, а не в подвале, как другие.
Алиша задумалась, прикидывая, как бы лучше всё объяснить Томасу, но так и не придя хоть к какому-то варианту, девушка продемонстрировала небольшой ключ невольнику, поднялась с кровати и направилась к нему.
- Думаешь, это ошейник даёт право на жизнь? Но у меня его нет, как видишь.
Коснувшись своей шеи, Лабиен улыбнулась доверительнее. Подойдя к невольнику ближе, она аккуратно обняла того за плечи, чуть прижав к себе.
- Право на жизнь дают документы. Сейчас у тебя их нет. Те, что были в Клубе, теперь недействительны. По ним ты считаешься мёртвым.
Тише заговорила Алиша, не сильно надавливая на затылок мальчишки, вынуждая того опустить голову. Ключ в замке тихо щёлкнул и провернулся – ошейники смертников снимались обычными ключами, не как клубные, для которых требовалось некое приспособление. Тяжелый железный ошейник, соскользнув с хрупкой шейки остроухого, громко свалился на пол.
- Свободу навряд ли кто-то даст тебе сразу, она стоит слишком дорого, и потеряв её однажды – сложно приобрести снова. Но вот возможность выйти из Клуба ты получишь, если будешь себя хорошо вести. Понял?
Спокойно и как-то очень заботливо, объяснила вампир, ухмыльнувшись.
- Так что иди, вымойся, чёртов ты малолетний придурок, а то выпорю так, что сидеть месяц не сможешь! И халат одень, одежды другой всё равно нет.
Уже спокойнее и тише закончила говорить Лабиен. Нет, всё-таки своих детей Алише иметь пока что точно рано – она же их убьёт нечаянно!

+6

6

…и все равно было страшно, хоть и не до трясучки. Томас понимал не всё, о чем говорила вампирша, но успокаивался, выполняя то, что он него требовали. Все равно решимости ударить ножом между ребер у мальчишки не хватило, а значит, он не сможет и после. От понимания собственной слабовольности и ничтожности хотелось умереть. Лечи и умереть прямо здесь – чтобы не краснеть за свое малодушие и недоверие перед Мастером Теней.
И за то, что он совсем голый.
И теперь даже без уродливого ошейника… Мягкое прикосновение пальцев к шее заставило замереть, послушно наклоняя голову вперед. Испугался мальчишка запоздало: подумал о том, что его сейчас съедят, и тогда уже не будет молодого раба-эльфа ни по документам, ни в этом мире. Смотрел на валяющийся кусок железа на полу, и все еще не мог поверить, что его так просто отпустили.
- Я буду хорошо себя вести! – Выпалил мальчишка, встрепенулся, глядя на Хозяйку Теней с жадной надеждой. Нож, который остроухий уронил ранее, лег на свое место в шкафу с девайсами. Мальчишка прикрывал створки с тщательной аккуратностью. – Я понял! Я постраюсь…
Томас неловко потер шею, смутился окончательно, захлопал ресницами и поспешил в душ, пробормотав невнятное «и-извините…». Испугался, что и впрямь вампирша его выпорет за нерасторопность. И за его неверие.

Оставшись в одиночестве, мальчишка мылся неторопливо, рассеянно шоркаясь едва намыленной губкой и пытаясь разобраться в том, что произошло. С него сняли ошейник, с ним говорили про свободу. Что Хозяйка Теней имела ввиду? Что Томаса собираются отпустить? Но куда он пойдет и где искать брата? И что будет есть? Откуда будет брать деньги, которые, вроде как, зарабатывают в этом мире. Где Томас будет их зарабатывать?! Как?! Даже если он будет вести себя хорошо, что он будет делать, когда его выставят на улицу из Клуба?..
Радость эльфа угасала: собственное будущее снова казалось пугающе неопределенным. «Документы еще…» - Подумал мальчишка, выбираясь из душа. Пощупал полотенце, осторожно потянул с крючка.  Вздохнул: «И Виктор…» - Пожалуй, это было непонятнее всего. И обиднее. Ушел, бросил, ненужного ему больше остроухого. Что Томас сделал не так, раз ликан так поступил, и даже не обернулся?.. Эльф снова поскучнел, шваркая носом.

Натягивая на себя мягкий халат, Томас довольно зажмурился: теперь было не так холодно и даже как-то… уютно. Прислушался к происходящему за дверью, и только после этого вышел, осторожно поглядывая по сторонам в поисках Хозяйки Теней. Вампирша нравилась рабу своей уверенностью, пусть он и не всегда понимал, о чем она говорит: «Может… заберет меня? Она?..»
Раньше, в общине, он думал, что все вампиры одинаковые: кровожадные, злобные, с красными глазами и кровавой слюной, стекающей с мертвенно-бледных губ. Именно такие страшилки совсем молодые эльфы рассказывали друг другу в отсутствие старших.
- Я, м-м… Всё. – Протянул Томас, виновато сморщив нос. Ему показалось, что он провозился долго и теперь Мастер будет ругаться. И у него было миллион вопросов, которые он боялся задать. И все-таки было два самый важных для него – не спросить мальчишка просто не мог.
- Почему ближе? Мой брат? Что мне нужно делать? И почему Виктор… - Томас прикусил язык, замолкая. Последнее спрашивать не стоило. Он только сильнее расстраивался, когда вспоминал про ликана. Сейчас было ни к чему думать об этом – его брат наверняка сказал бы именно так. Он умел брать себя в руки, в отличие от Томаса, и всегда все делал правильно. А что умеет делать сам Томас? Только ныть и жалеть себя.
«Нет уж! – Насупился мальчишка. – Я сделаю все, чтобы выйти отсюда, найти брата. Найти Виктора… Когда-нибудь… Да…» Глаза снова покраснели от подступивших слез, и Томас прерывисто вздохнул прежде, чем робко и тихо предложить:
- Я… смешать могу… Водку с соком. И льдом. Для... Вас. – Это был единственный коктейль, который он научился делать в КГБ.

+5

7

Мальчишка, кажется, обрадовался, правда Алиша не поняла – чему именно. Тому, что его отпустят, или тому, что просто сняли ошейник. А, может, тому, что не убили здесь же. Кто их разберёт, этих странных остроухих.
Томас всё-таки послушался и потопал в ванную, Алиша же улеглась на кровать, предполагая, что мальчишку ждать придётся довольно долго.
Забавно, когда у нас есть время, оно нам совершенно не нужно. Но только мы нуждаемся в нём – и его стразу же не хватает…
«Надеюсь, ему не взбредёт в голову порезать себе вены каким-нибудь лезвием. Мелкий ублюдок, запачкает ванную – убью. Вначале – спасу, чтоб потом убивать долго и мучительно эту остроухую тварь. Бесит».
Эльф оказался даже шустрее, чем хотела бы предположить вампир. И достаточно умным, чтоб не псягать на свою жизнь и здоровье, которые ему, кстати, совсем не принадлежали даже. Остроухий выполз из ванной быстро, Алиша даже не успела отдохнуть от него. Начал задавать кучу вопросов, хотя Лабиен не должна была ему на них отвечать.
У этого маленького эльфёнка теперь не было ничего, даже этого тяжелого ошейника смертника, что сковывал его тоненькую шейку. У него не было свободы. У него не было того, кто мог бы её подарить… И всё-таки он опять говорил про Виктора, и про своего брата, которого, возможно, вообще нет в живых. Надежда – вот, что отнять слишком сложно, но и её теряют в стенах этого Клуба. Но малыш Томас пока что с ней расставаться не спешил.
- Твой брат не в Канаде. Там бы он уже погиб. Может, он где-то живёт, может, он тоже раб – это скорее всего. Если не в Клубе, то на рабском рынке, или у кого-то в собственности. И это не так уж и здорово, как думается.
Алиша замолчала, подумав, что КГБ не такое уж и плохое место для послушных рабов. Здесь не принято было калечить покорную и востребованную собственность Клуба. Здесь невольников кормили, мыли и оказывали медицинскую помощь. И пусть условия проживания напоминали больше спартанские – возможность заболеть у раба была достаточно небольшой, и далеко не каждый клиент мог сильно покалечить собственность Клуба. О тех же, кто попал к своим владельцам, Алиша не могла сказать наверняка, ведь хозяева были разными. И для разного им были нужны рабы. Одни заботились о своей собственности даже лучше, чем это делал Клуб. Другие покупали лишь для того, чтоб пользоваться невольником до того момента, как тот не надоест или не сломается совсем. Тогда рабов просто выкидывают. Отработанный материал никому не нужен. Так же, как и Клубу. С одним только различием – в КГБ изначально берегут хорошеньких рабов, не кидают их к первому же непроверенному клиенту, или к  садистам, которые приходят сюда только калечить или убивать. К ним попадают неудобные рабы, но Томас не был таким. Послушный, покорный, красивый и молодой – все шансы выжить, прожить дольше других и приспособиться.
- Что?
Алиша удивлённо посмотрела на эльфа. Нет, серьёзно, этот народец слишком уж странный. То дрожит, как лист осиновый, то водкой её поить собрался.
- Мартини. Мне больше нравится мартини. С соком и льдом. Сделаешь?
Решила продолжить тему Лабиен, ей пора было уже уходить – её ожидают другие списанные рабы, из которых она выберет тех, кто проживёт немного дольше остальных. Но эльфёнок оставался интересным для неё, и сложись ситуация иначе, кто знает, не оказался бы Томас в её личной собственности.
- Для того чтобы ты смог выйти отсюда – тебе понадобятся документы. Лабиен обещал не затягивать с этим.
Алиша замолчала, посмотрела на часы и нахмурилась. У неё было не так много времени, но оставить эльфа одного она почему-то пока не решилась.
- И Виктор ещё где-то шляется. Я чего, сиделкой нанималась что ли?!
Пробубнила себе под нос вампиресса, неохотно сползая с кровати.

+5

8

Слово «мартини» было знакомым смутно, но Томас на всякий случай кивнул, чтобы Мастер не подумала, что он не может сделать то, что она просит. По субъективному ощущению мальчишки, в Клубе он был достаточно долго, чтобы считаться рабом-ветераном, и пусть с клиентами он был не часто, но он еще ни разу не косячил настолько, чтобы его сильно наказали.
- Мар-ти-ни… - Вслух повторил Томас, запоминая новое слово. Пошкрябал пальцами в затылке, проговорив название напитка мысленно еще пару раз. И отправился на поиски. «Ла-би-ен…» - Снова повторил за Мастером эльф. Он слышал это имя, или фамилию, но подробностей не знал. Может, кто-то из менеджеров или новый администратор?.. Раз так, то у него будут эти самые документы и он будет свободным. Вот только, при чем здесь Виктор?

- Документы – это значит, я буду свободным? Меня брат не… научил, как это. Он жил в ваших городах. Меня брал. Ненадолго… Небольшой город… Клуб больше…
Томас прикусил язык, подходя к бару, и растерянно заводил пальцем по этикеткам бутылок, шевеля губами и негромко читая названия. «Разболтался… ей неинтересно же… - И тут же обругал себя. – Размечтался о свободе! Распереживался заранее! Как будто отпустит кто-то…» Но не мечтать об этом было нельзя. И пусть Томас не знал, что делать с этой самой свободой, но…
«Хватит мечтать!» - Снова одернул себя мальчишка, понимая, что делает напиток слишком долго и нерасторопно. У него опять было очень много вопросов, но если он начнет их задавать все, то Хозяйка Теней не дождется своего коктейля. И это будет плохо. Она ведь помогла ему, а он – сам предложил и сам же не может сделать то, что предложил.
Нехорошо.

Руки снова задрожали и Томас чуть не выронил все, что держал. Может ведь и не быть никакой свободы, и ничего дальше этого номера. Еще и ликан…
- А… Почему Виктор? Он разве придет сюда?
Сердце застучало чаще, но спрашивать Томас старался так, мимоходом и запоздало, мол, его это вообще не очень-то и интересует. Тем более, у него нарисовалась еще одна проблема: лёд обнаружился быстро, сок тоже, но в каких пропорциях все это смешивать с этим самым «мар-ти-ни»? Хозяйка Теней итак уже сердится: «Как она сказала-то?.. Что такое си-дел-ка…» Закусив нижнюю губу, мальчишка озадаченно крутил в руках бутылку и стакан.

- Как мне смешать это так, чтобы тебе понравилось? – Вконец смутился Томас, но тянуть больше было нельзя. Еще и фраза получилась не такой красивой и изящной, как его учила другая невольница. «Подумает теперь, что я говорю плохо…» - Эльф не хотел, чтобы о нем так думали. Он хотел, чтобы Хозяйка Теней думала о нем хорошо.

Отредактировано Томас (06.09.2015 22:11:11)

+5

9

- Документы бывают разными. Одни дают свободу, другие – отбирают.
Лабиен задумалась, отстранённо наблюдая за тем, как эльф направился к бару. Понимал ли он хоть что-то из происходящего? Навряд ли…
- Не сразу можно получить всё. Ты уже потерял вою свободу однажды. И вначале тебе нужно хотя бы выйти из Клуба, для этого у тебя будут документы. Куда тебя брал брат? Он часто… уходил в города к людям?
Алиша всё-таки решила перевести тему. Объяснять мелкому юридические аспекты гражданства и его получения она совершенно не горела желанием.
- Виктор? Придёт, конечно, куда он денется, если ему прикажут.
Фыркнула Алиша. Вообще ей не хотелось возиться с новой собственностью Виктора, ему вот надо – пусть всё сам и делает! Он-то точно бы свалил, если б Али вдруг попросила бы его посидеть с её личной собственностью.
- А ты всё-таки не умеешь делать коктейли.
Улыбнулась девушка, встала со своего места и направилась к Томасу. Надо было бы его научить, или сразу наказать за то, что он ничего не умеет. Возможно, со своей личной собственностью она так бы и поступила, но этот эльф не принадлежал ей. Поэтому девушка ограничилась только подзатыльником, и вполне сурово посмотрела на эльфа.
- Если не умеешь – так и говори. Или ты думал, что вдруг научишься?
Глядя на эльфа в упор, и не отводя взгляда, Алиша подошла ещё ближе. Нет, всё-таки он был очень юным. Таких теперь в Клубе много, и не каждый доживает до выкупа. Этому повезло больше. неизвестно – благодаря чему, но повезло. И пусть Виктор тот ещё «хороший» хозяин, но будет какое-то время только единственным. Под одного рабу будет проще подстроиться, хоть норов ликана и будет мешать первое время. Привыкнет ребёнок, так же, как и сейчас, смириться со своим положением дел и, возможно, даже будет относительно счастлив. Но Алишу, разумеется, волновал другой эльф.
- Получается, твой брат не попал в Клуб, раз ты его не видел здесь. Тогда где он может быть? Не знаешь? Может, где-то слышал чего…
Вот где и чего мог слышать мелкий эльф-раб, Али как-то не подумала. Желание знать всегда больше других было сильнее здравого смысла.
- Если его искать, то надо хотя бы что-то знать, понимаешь?
Алиша сама взяла бутылку с водкой, задумалась, и принялась наливать спиртное в стакан, взяла так же сок, в пачке, поморщившись – свежевыжатый был бы уместнее, но делать его было долго и откровенно лень.
- С мартини делают много коктейлей, самое простое: смешать в коктейльном бокале – вон в том, что будто треугольный в профиль, на длинной ножке, давай его сюда – мартини, сок и лёд. Хотя тебе это не пригодится, Виктор любит пиво или водку, он не понимает вкуса дорогих коктейлей, вот так.
Пожав плечами, девушка наполнила стакан наполовину, прям из бутылки, не пользуясь всякими там шейкерами и прочей хернёй, которую она, кстати, люто ненавидела, мартини, предварительно бросив туда же лёд, и аккуратно залила прохладным соком сверху. Тот ещё коктейль, конечно, но Алише нравилось. Быстро, вкусно и можно совершенно не париться. Ведь коктейли пьют, чтоб расслабиться, и они не всегда должны изготовляться долго.
- А эльфы, что, не пьют совсем?
Кивнула она эльфёнку, и поставила перед ним один такой же пустой стакан.
- Давай, повтори сам.
Алиша едва сдержала улыбку, оставаясь даже вполне серьёзной, и уставилась на эльфа. Сложного-то ничего нет, она же не заставила остроухого творить Бьянко санрайз, или Тея, которые требуют долгой возни и умения.
- И выпей. Я не люблю пить в одиночестве, даже коктейли.

+4

10

Ну вот: «Почему сразу не умею?!.» -Чуть не возмутился Томас, получив звучный подзатыльник. Все-таки он попался на том, что юлил и не сказал всей правды. Теперь вампирша будет думать про него нехорошо.
- Не думал я! – Расстроенно буркнул мальчишка. – И я умею!.. Делать… Но один только… Водку с соком…

Закусив нижнюю губу, эльф замолчал, сначала настороженно, а потом с возрастающим интересом наблюдая за действиями Мастера и поворачивая голову так, чтобы четко слышать, что она говорит. В одном ухе все еще стояла ватная тишина, но Томас не придавал этому значения. Хозяйка Теней что-то спрашивала, пока делала этот коктейль: «Где искать брата… Виктор… Почему не пригодится?..» Как она там сказала – прикажут, придет. Не сам. Сердце забилось чаще, но потом Томас снова скис и разозлился. Не будет он радоваться, даже если зверь придет – вот не будет, и все. Шумно сглотнув подступающие слезы, эльф сосредоточился на вампирше и ее словах.

- П-пьют! – Смутился Томас, захлопав ресницами. Взялся за этот самый коктейльный бокал, повторяя действия вампирши. Конечно, мальчишка опять юлил – пить ему доводилось не так часто. В общине так и вовсе… Томас шваркнул носом, сосредоточенно заливая мартини со льдом соком. Интересно, это будет на вкус так же, как водка с соком? Эльф осторожно пригубил напиток, решив не принюхиваться. Это выглядело бы подозрительно, да и, наверное, не очень красиво. Как недоверие. К тому, что говорит Хозяйка Теней.
- Вкусно-о-о! – Удивленно протянул Томас, распробовав коктейль, сделал более смелый и большой глоток, облизывая губы и довольно щурясь. Все-таки, человеческая еда была гораздо интереснее. Не удержался, и пригубил бокал еще раз. Несмотря на все, что сделала для него вампирша, мальчишка медлил прежде, чем продолжить говорить. Мудрые общины говорили, что это древнее знание их народа, о котором не должны знать посторонние. Свобода, которую не отнять, сакральное знание, недоступное другим.
- Меня брат… учил. – Негромко и робко произнес Томас. - Только мне еще недостаточно лет, чтобы я умел это делать, как старшие.
Мальчишка внимательно посмотрел на вампиршу и почему-то струхнул, резко меняя планы. Она была из другого мира, не поверит, обсмеет.
- Он да, не попал в Клуб. Я искал его здесь. Как мог. Я… во сне его видел. – Насупился Томас. – Он ко мне приходил. Я знаю, что он жив. Точно знаю. Я спросить его могу…

Ну вот и все. Правильно говорила вампирша – если не умеешь так и говори. Как теперь ей доказать, что брат жив? Не просто же так она спросила. Если помогла Томасу, может, сможет спасти и его?..
- Мы, эльфы, можем говорить друг с другом на расстоянии! – Горячо выпалил мальчишка после паузы. – У старших лучше получается! Мой брат умеет, а я… нет… не умею. Он приходил ко мне во сне! Значит, он жив! Это точно! Только спросить у него где он, я не могу. Я попробую в следующий раз, когда он придет!
«Если придет…» - Думать о том, что вот сейчас, в этот момент, его брат может делать последний выдох, не хотелось.
- Даже если он умрет. Он придет ко мне, в последний раз. – Упрямо прошептал Томас, не заметив, как допил странный коктейль.

+4

11

Алиша не сдержала смех, рассмеявшись громко и звонко. Нет, она не хотела обидеть эльфа, но уж слишком смешным он ей казался. Такой маленький, доверчивый. Смеялась Лабиен не долго – Томас попробовал напиток ещё и ещё, делая успехи в освоении алкоголя, пусть и не крепкого. Но потом, как почему-то и ожидала вампиресса, хотя и не поила ребёнка специально, язык у паренька развязался. Заговорил юный эльф об очень интересных, диковинных штуках. Но не договорил. Испугался ли чего-то, или вспомнил страшные наставления своих старших братьев и этих, мудрых из общин – неизвестно. Но Лабиен не стала его допрашивать, всё наблюдая за тем, как уменьшается коктейль в бокале. Мелкий доверял ей, и в этот раз, как ни странно, это было правильным решением. Алиша часто использовала то, что ей говорили, лишь в своих собственных целях. Особенно рабы. Выудить информацию у бедного, забитого невольника – раз плюнуть. А потом её можно применять так, как хозяйке Теней вздумается. Отследить неисполнение правил Клуба, связи извне, планы побега и бунта. Не только одна Лабиен занималась такими расследованиями, но и она оказывалась не последней в списке тех, кто делал это регулярно. Погладь по головке раба, что избила охрана, поговори с ним по-хорошему, накорми. И он откроет тебе все свои секреты. Томас уже не был рабом КГБ. Он не принадлежал ещё и хозяину – личному, единственному, кто будет заботиться о нём, воспитывать под себя и содержать. Но Клубу-то он уже не принадлежал. Поэтому Алиша воспринимала то, что говорил эльфёнок лишь с одной целью – узнать подробности и передать их своему отцу, а так же – Виктору. Мало ли, возможно, у него тоже какое-то задание, связанное с этим рабом. Лабиен не могла знать всегда и всё – это не входило в её обязанности. Вот отец – всегда видел полную картину игры, ведь он и создавал эту самую игру. Кто-то в ней исполнял роль пешки, кто-то – слона, Али совершенно устраивала её собственная роль, поэтому и не беспокоилась она о других. Но от обладания информацией, которая идёт прямо в руки, она отказаться просто не могла.
- Значит, эльфы могут говорить на расстоянии.
Уточнила Лабиен, обняв эльфёнка за плечи и прижимая того к себе.
- А ты, значит – не можешь. Не эльф что ли?
В голосе прорезалось нескрываемое сомнение и недоверие. Остроухий был притянут сильнее и даже грубо.
- Вот как тебе после этого верить!
Алиша театрально вздохнула. Вселенская обида плескалась в голубых глазах вампирессы. Она по-детски надула губки, обидевшись окончательно, так сильно, что даже сама бы начала верить в эту дурацкую обиду, не будь у неё такого обширного опыта обижаний на всех и вся, и мировую несправедливость.
- Но если ты мне всё расскажешь подробнее…
Пауза и вздох, символизирующий хорошее расположение духа леди.
- Про брата, про сны, и про эту вашу странную магию… возможно, я поверю тебе, эльф.
Алише нужна была информация, которая, возможно, окажется известна лишь ей одной. И она её добудет. Даже если придётся пытать этого Томаса калёным железом! Лабиен никогда не любила отступать, теперь – тем более.

+4

12

«Рас-сер-дил! » - Обомлел Томас нахмуренным бровям Мастера. Перепугался, сжимаясь, и боясь двинуться лишний раз, но чем больше говорила Хозяйка, тем сильнее становилось другое чувство. Эльфу было совестно, что он засомневался в ней. Где были все эти Мудрые и старшие? Почему допустили, чтобы с ним и его сородичами обращались теперь… так? Почему допустили эту войну?
Крамольные мысли о том, что старшие эльфы могли быть неправы, хоть в чем-то, неохотно закрадывалась в голову мальчишке. Раньше подобные размышления были похожи на подростковый бунт, спонтанный и неосознанный, угасающий так же быстро, как и начинался.
Теперь Томас не мог перестать об этом думать и хмурился все сильнее, насупленно глядя в свой стакан. Она ему помогла больше, чем всякие там Мудрые! Вылечила и спасла. А он ей не хочет рассказать небольшой секрет.

- М… Ну… - Замялся Томас, все еще неуверенный, что поступает правильно.
«…и тогда брат с родителями тоже были бы живы! И все, кто умер там, в общине!» - Злость была нехарактерной для молодого эльфа. Он сурово сдвинул брови, пытаясь отдышаться после малознакомого чувства, и с удивлением поднял глаза на Мастера.

- Я расскажу. – Доверчиво улыбнулся Томас, и затараторил взахлеб: – И-извини, что сразу не рассказал. Нам говорили, что это нельзя рассказывать посторонним.
Мальчишка закусил губу, осознавая, как это прозвучало. На родном языке он бы лучше подобрал слова! Но сейчас, пользуясь чужим, не всегда мог сказать так, что бы не обидеть.
- Извини! – Виновато и расстроенно выдохнул эльф. – Ты не посторонняя. Ты меня спасла. Я плохо знаю ваш язык, и… ваши слова, которые я подбираю, что бы сказать так, как хотел бы на родном. Они не всегда верные. Ты меня спасла. Ты не чужая. Не посторонняя.
Прозрачный бокал был уже весь в отпечатках пальцев, пока Томас, нервничая, крутил его в руках. Нахмурился едва заметно, шваркнув носом и чуть поворачивая голову, что бы лучше слышать, если Мастеру что-то скажет.

- Мы, эльфы, можем говорить друг с другом на расстоянии. Старшие эльфы. Этому учатся. Мне немного лет, поэтому я почти не умею так… Приходить к другим во сны, прикоснуться, не находясь рядом, показать где и с кем я нахожусь, поговорить, если далеко. Старшие умеют. Мой… брат умел, он меня учил. Хотя я еще слишком мал для такого. Родители не знали. Они тоже… умели.
Томас сглотнул, с тревогой глядя на Мастера. Ее стакан был почти пустой, а ему сильно понравился вкусный напиток: «Предложить еще раз сделать коктейль или разозлится?..» От него в голове становилось легко и немного шумело. И если бы он делал глоток через предложение, то паузы, пока он подбирает слова, смотрелись бы естественно.
- Наши…. Легенды гласят, что раньше эльфы умели делать такое от рождения... Но потом почему-то перестали уметь. – Расстроенно протянул Томас, покусал губы и пояснил совсем другое. - Надо, чтобы тот, к кому ты тянешься осанвэ, был дорогим, близким. Брат говорил, что разговаривал так не только с эльфами.

Мальчишка уже совсем не знал куда деть руки и слишком торопливо поднялся.
- Сделать еще… м-м… кок-тейль с мартини? – Смутился, краснея, и добавил. – Вку-у-усный… И… мне тоже… можно будет?..
«Вот бы мне тоже разрешила!» - Подумал мальчишка, несмело глядя на Мастера, и вздохнул. На щеках обозначился робкий румянец.

Отредактировано Томас (10.11.2015 13:38:33)

+6

13

И откуда только берутся такие вот, доверчивые? Алиша внимательно посмотрела на Томаса. Он был не первым, кто верил в её слова. Она редко говорила лишь правду, добиваясь поставленных целей. В правде силы нет, если она не на твоей стороне, а поэтому не следует тратиться на неё, чтобы выведать информацию у своего противника, или просто – случайного свидетеля. Правде верят куда меньше, ведь она настоящая, обычная, понятная. Чаще ложь, приукрашенная изобилием обещаний и надежд, намного эффективнее глупой правды. Доверчивое создание… вот зачем, зачем на пути таких злобных, страшных существ, как Алиша, порой встречаются чистые, невинные души?.. Так ли ужасен кровожадный, пугающий интерес хозяйки Теней, или же её холодное безразличие куда страшнее для попавших в западню жертв? И всё же, так ли не повезло юному остроухому встретить Алишу в этот раз? Попадись он кому-то другому, возможно, лишился бы давно жизни эльфёнок. Но повстречайся он Алише в другой, отличный от этого день, и тоже бы Томас не прожил долго. Бесконечная связь причин, составляющая неизбежность. Кто-то скажет, что важнее всего сила, кто-то – что ум. Говорят, политика правит миром и политики есть те сильнейшие существа, что возвышаются над всеми. Но это не так. Балом правят лишь причины и их следствия. Двое могущественных правителей могут постоянно воевать, выясняя, кто же из них сильнее, но даже не иметь и мысли о мире. Потому что так сложились обстоятельства. А если представить, что те же самые правители вдруг однажды решились на сотрудничество, то увидели бы все в них лучших соратников, и никому бы в голову не пришло думать о том, что могли они хоть когда-то враждовать. Нет таких обстоятельств, которые заставили бы их выступить друг против друга – говорили бы все. И были бы правы. Так же правы, как если бы говорили про враждующих, что нет им примирения и никогда они не поведут свои войска бок о бок, потому что злостные враги они друг другу. Причины сильны и непобедимы, а правители лишь использовали их так или иначе, приведя обстоятельства к тому или иному следствию. Не более того. И не менее.
Эльфёнок извинялся перед Алишей за то, что смел не доверять ей, даже не подозревая о том, что сама хозяйка Теней ему и не пыталась довериться или хотя бы просто верить. Она использует информацию, раскрытую Томасом в своих целях. Доложит отцу. Возможно, сказанное эльфом будет полезно. Навряд ли Трандуил говорил Лабиену о том, что остроухие способны читать и передавать мысли не только представителям своей расы, но и другим существам. И эта причина повлияет на дальнейший ход событий войны в Канаде. Максимилиан перестанет доверять своему эльфу. Или наоборот, окажется так, что Трандуил давно говорил об этом Лабиену, и информация, принесённая дочерью патриарха, лишь подтвердит слова взрослого эльфа, а Максимилиан начнёт ему верить куда больше, поддержит вновь. И не будет причин не доверять Трандуилу у Лабиена. В любом случае – каждая информация может оказаться ценной, поэтому Алиша не брезговала её собирать любыми доступными, и, порой, запрещёнными способами.
- Ты молодец, что рассказал это мне. Это может помочь… всем.
«Или только моему отцу, а не другим эльфам. Или даже навредить им».
Алиша улыбнулась остроухому доверительно и ласково, потрепала того по волосам, ухмыльнувшись на его слова о новом коктейле. Кажется, ему понравилось спиртное, но не ей приучать эльфёнка к выпивке. У него появится свой хозяин, который будет воспитывать по своему усмотрению.
- Ты очень храбрый эльф, Томас!
Похвалила хозяйка Теней, прогладила Томаса по голове, и направилась к выходу из номера. Передать отцу полученные данные, ещё раз уточнить масштабы учинённого беспорядка в Клубе, вызвать группу зачистки и ликвидации, связаться с Комитетом Безопасности, свалить отсюда незаметно.
- Останешься здесь. Отдохни пока. Виктор придёт, когда у него будет время. А ты должен вести себя очень хорошо. Вон, кровать есть – поспи лучше.
Очередная спокойная улыбка на губах. Её работа здесь завершена.
- Прощай, маленький, храбрый эльф.
Алиша не отличалась сентиментальностью, но в этот раз она была бы совсем не против, если эльфёнок останется в живых. Виктор, конечно, тот ещё хозяин, но иногда уж лучше такой, чем совсем без него. Лабиен вышла в коридор тихо, закрыв за собой дверь на ключ – свидетели не должны иметь права на побег, даже такие безобидные и доверчивые, как этот малыш Томас.

+6

14

Томас испытал странную смесь быстро сменяющих друг друга чувств. Хозяйка Теней похвалила его, назвала храбрым и даже погладила – и эльф смущенно потер кончик носа, чувствуя гордость за то, что сделал все… правильно? Но почему тогда она так резко решила уйти? Зачем? Куда?
Мальчишка встрепенулся, и почему-то шел следом за вампиршей до самой двери.
- Хорошо! Я буду хорошо себя вести! – Горячо пообещал Томас и часто-часто заморгал, думая о том, почему его оставляют здесь и одного. Смотрел, как закрывается дверь. Слушал, как поворачивается ключ в замке. Насупился, обиженно теребя край халата, а потом резко развернулся, и решительно двинулся вглубь комнаты, пока еще толком не зная, что будет делать.
Не надо было ему никакого Виктора, и спать он тоже не хотел, ни чуточки! Мелькнула подлая мысль о ноже, который был в номере, но Томас отмел ее, так же, как мысли о побеге. Осторожно присел на край кровати, шваркая носом. Потер ладонью ухо, в котором до сих пор стояла ватная тишина.

Что он будет делать здесь совсем один? Мальчишка огорченно вздохнул – вот дурак! Он знал, что многим рабам из Клуба нравилось оставаться одним в таких вот роскошных номерах. А он, малолетний балбес, почти ревет, и не может избавиться от мыслей, что все его бросили и он теперь совсем никому ненужный.
«Виктор придет… Когда он придет?» - Намечающуюся радость Томас быстро задавил обидой. Все равно ведь скучал и хотел бы увидеть зверя. Нет, не нужен был ему этот Виктор: он опять будет кричать, ругаться и бить его, делать то, что обычно делают здесь с рабами, то же самое, что он делал тогда в комнате. Вот зачем ему нужен глупый эльф с уродскими ушами, а вовсе не для того, что бы забрать, как и обещал.

Никто ему не нужен… Томас решительно шваркнул носом. Только брат! Но брата здесь не было. И никого не было. Мальчишка вытер влажные глаза ладонью и нашел взглядом бокал на высокой ножке. Раз его оставили здесь одного, то он мог сделать себе еще этот кок-тейль. Чуточку. Полбокала. Совсем немного...

Мальчишка сосредоточенно смешивал вкусный и необычный напиток, от которого мир становился радужнее. Пригубил, пробуя, и зажмурился от удовольствия. К середине бокала Томас чуть снова не разревелся от несправедливости и обиды, но успокоился быстро. После этого допил свой кок-тейль, смешал еще один, и устроился в кресле. Томас решил, что он не будет спать, но после второй дозы сморило как-то совсем незаметно и быстро. Вот мальчишка сонно моргает, вот начинает зевать, вот забирается в кресло с ногами, и уже через несколько минут, забыв о недопитом кок-тейле, проваливается в спокойный и размеренный сон без сновидений, быстро забывая обо всем, что произошло за длинный и сложный день, больше похожий на целую неделю жизни.

+4

15

Операция прошла успешно. Кто бы вообще сомневался – ведь её готовила Алиша, а исполняли даже сами патриархи, как не странно. Ситуация была сложной, потребовалось вмешательство и Глав Корпорации, но это казалось Лабиену приятным разнообразием, а не напряженным и ненужным действом. Тем более, оставалось ещё одно дело: молодой эльф из Канады и его брат. Поэтому Макс, вместо того, чтобы уехать домой, шел сейчас по коридору в комнату, в которой, по донесениям дочери, она оставила остроухого раба. Дверь открылась легко, Лабиен прошёл в номер по-хозяйски, но войдя в комнату резко остановился, нахмурившись. Эльф спал, это было нормальным делом, но что-то вампира напрягло. Он прошёл ближе, склонившись над молодым рабом, и потянул воздух носом, после чего – негромко рассмеялся.
- А ну, подъём, юный алкоголик!
Скомандовал Лабиен, хотя мягко, не принуждая к быстрым действиям. Вначале он и не хотел будить ребёнка, но мимо такой комичной ситуации Макс пройти просто не смог. Алиша что ли надоумила Томаса пить алкоголь? Она могла, дочь вся в отца, любит издеваться над окружающими.
- Да сиди ты, сиди. Я по делу, и совсем не к тебе.
Жизнерадостно заверил Лабиен, довольно скалясь в сторону эльфёнка.
- Ты б лучше закусывал, эльф! Но если первый раб Виктора помрёт от алкоголизма, я точно буду смеяться очень долго. И не только я, кажется.
Предупредил вампир, пройдясь к столу. Туда он пристроил пакет с документами – ликану и его новому приобретению ещё из Клуба выходить.
- Ты ел что-нибудь, Томас? На голодный желудок пить вредно.
Серьёзно предупредил вампир, не выдержал, и глухо рассмеялся вновь. Хорошее, однако, завершение успешного дела. Жаль только, что брата эльфа не смогли отыскать в Клубе. Хотя для кого как – был бы тут знающий брат, то навряд ли Максимилиан решил вдруг сохранить жизнь маленькому эльфу.
- На столе – ваши с Виктором документы. Напомнишь ему, чтоб не забыл взять. Без них вас не выпустят, задержат на выходе и не отпустят. Понял?
Лабиен не стал договаривать, что он и так не хотел оставлять раба в живых, не то, чтобы дарить его росомахе. Но подумал, что эльф может пригодиться. Точнее не он сам, а его брат. И если брата возможно будет отыскать, то только с помощью Томаса и никак иначе. Остроухие, большинство, будто на одно лицо! Максимилиан их не особо различал. Поэтому, даже получив от мелкого детальное описание брата, найти его было бы очень сложно.
- Виктор тоже нажрался в баре, пока уговаривал меня сохранить тебе жизнь. Так дело не пойдёт – из вас хоть кто-то обязан быть трезвым и вменяемым.
Всё-таки пришлось поспособствовать мальчишке. Лабиен дошёл до холодильника, нахмурился, разглядывая содержимое. В вип-номерах всегда была предусмотрена еда, правда, ограничивалась она какими-нибудь запечатанными йогуртами и прочим дерьмом, которое Макс сам не ел. Пришлось выбирать наугад, и вампир вернулся к ребёнку с баночкой современной фруктовой простокваши, или как оно там звалось правильно. Лабиен глянул только срок годности и вручил йогурт Томасу, даже с ложкой.
- Вот, ешь. И больше чтоб не пил на голодный желудок!
Поругался Максимилиан, хотя больше для порядку, а не со злости.

+4

16

От звука чужого голоса Томас всполошился, подскакивая, сонно моргая и не совсем понимая, что от него хотят. Почему-то стало страшно, что сейчас накажут. Заснул, ну надо же… Эльф сопел, виновато моргая, слушал, что говорит незнакомец – хотя, стоп, какой незнакомец? Это был тот самый вампир, который был в кабинете администратора. Хозяин Виктора. Кто-то очень важный как для ликана, так и для остальных.
И теперь он застал Томаса спящим.
Ужас какой! Подумает еще, что невольник засоня или слишком ленивый. Эльф смутился, переступая на месте и поправляя халат. По полу звякнул, покатившись, злополучный бокал, и мальчишка запоздало покраснел - и вот как себя теперь вести-то?!.
Он недоверчиво наблюдал и слушал, хотя чувствовал себя непривычно и отвратительно помятым. В голове шумело. Вообще, было как-то странно и плохо после этого кок-тей-ля, как будто эльф никак не мог проснуться.
- Да, документы. Понял. Я не забуду. Я скажу! - Закивал Томас. Нахмурился, хотя сердце радостно екнуло.  Вампир сказал, что их не выпустят без этих документов, значит с документами… выпустят? Мальчишка смотрел на хозяина Виктора расширенными глазами. Странный был этот вампир, как Хозяйка Теней: почти не ругался и не кричал, и не сделал пока ничегошеньки страшного или плохого. И даже зубы у него были не до подбородка, глаза – не красными, и руки, без когтей, с которых капала кровища. Как обычный человек, только… не-обычный.

Трезвым и вменяемым… Томас нахмурился, вспоминая значение обоих слов, вспомнил только первое и переполошился, вскидывая голову. Это что это получается, он не-трезвый, то есть, пья-ный? Эльф часто и растерянно заморгал, принимая из рук вампира йогурт и ложку.
- Спа… спасибо… - Едва вышептал мальчишка. Что делать с этим йогуртом, он не знал. Закусил нижнюю губу, вспоминая. Одна из клиенток Клуба, с кем он был, ела что-то похожее. Надо как-то надорвать упаковку, с краю, снять металлическую тонкую и блестящую, с красивым рисунком сверху.  Томас нахмурился, вспоминая, ел ли подобное раньше и каким оно будет на вкус. Осторожно попробовал первую ложку: еда, как и любая другая человеческая, оказалась вкусной и необычной. Мальчишка в очередной раз задумался о том, что понимает своего брата, почему тот уходил к людям, что ему так нравилось в их мире.
- Я… не буду больше, пить, на голодный желудок! – Сбивчиво пообещал Томас, делая шаг ближе к вампиру. Насупился, решив, что будет следовать за ним неотступно, пока тот находится в номере. А то уйдет, как и все до этого, и будет эльф снова сидеть один.
- А вы… не уйдете же сейчас, да? Тоже? – Осторожно спросил мальчишка, переступил босыми ногами и неловко поправил халат. У него было миллион вопросов. Короткие реплики вампира только разжигали интерес, и пришлось заняться этим йо-гур-том, что бы не начать задавать их все разом. Томас поймал себя на том, что до сих пор не знает, как зовут хозяина Виктора: в кабинете тот не ответил, а спрашивать еще раз было боязно.
Но ведь если он хозяин ликана, то они еще встретятся, ведь так? Или сам Зверь скажет.
- Я правда все запомнил. – Еще раз сказал эльф, крепко сжимая ложку и не зная, куда деть ни пустую упаковку из-под йо-гур-та, ни злополучные бокалы. Подозрительно глянул на вампира, не уйдет ли куда, и поспешил подобрать пустые «кружки» с пола. – Когда придет Виктор?
Томас и сам не знал, хочет ли, чтобы зверь быстрее оказался в номере, или нет.

- Будете кок-тейль? Меня Хозяйка Теней научила делать. Вкусный.
Предложение само сорвалось с языка, а окончательно смутившийся эльф, подхватив пустые бокалы, поспешил в сторону кухни. Помыть посуду и выкинуть пустую упаковку. Наверняка где-то там должно было быть место для мусора.

Отредактировано Томас (15.12.2015 19:07:19)

+5

17

- Уйду, конечно. А ты что же, один боишься оставаться, м, маленький эльф?
У Лабиена было довольно много дел, да и о своевременном отдыхе пора бы подумать. Оставаться он и не собирался, но молоденький эльфёнок казался беззащитным. Может, не стоило того отдавать неуравновешенному Виктору?
- Молодец, что запомнил. А Виктор придёт, очень скоро, как протрезвеет.
Два алкоголика в подчинённых это слишком. Мелкий как научится пить водку у ликана, и всё, сопьются оба. Один по незнанию, второй от лени.
- Будешь жить у Виктора, Томас. У него квартира, правда, не особо большая, но вам-то двоим хватит. Только вот, не хозяйственный он у меня. Будешь готовить сам, а то оба с голода помрёте, обидно будет, я ж старался, спасал.
Макс не умел должным образом общаться с детьми, природа одарила его потрясающими аналитическими талантами, да и многими другими, не менее важными, навыками, но вот в воспитании мелких он не понимал ровным счётом ничего. И ведь у самого был сын, примерно такого же возраста, как этот эльф, но делу этот факт не помогал. Тейлор выглядел взрослее, более того, он думал о сложных и важных вещах, о которых сам Лабиен и не подозревал в его возрасте. Остроухий же был сущим ребёнком, даже жаль, что на его долю выпало столько неприятностей. Но пока что Максимилиан не сожалел ни о чём, ведь война в Канаде набирает обороты и он останавливать Клода не намерен. Долго ещё придётся страдать эльфам. Пусть даже план Лабиена понравится остальным главам Корпорации, пусть Королевство будет построено, но это будет лишь началом – беды эльфов не кончатся по щелчку пальцев. Им придётся самим строить новый мир и выживать в нём.
- Так вот кто тебя спаивать-то начал. Алиша!
Рассмеялся вампир. Конечно же, дочка мимо удобной возможности научить кого-нибудь чему-нибудь плохому просто не умеет проходить. Алиша вся в отца – Лабиен тоже любил порой устраивать интересные представления без согласия на то его участников. Хотя научить остроухого готовить напитки идея не плохая. Пусть Виктор пил исключительно то, что наливали, но, может, приучится к хорошему алкоголю и перестанет фыркать в сторону Лабиена, обвиняя того, что тратит он на всякое пойло слишком много денег.
- Ну, и какой коктейль тебя делать научили? Давай, демонстрируй.
Важно приказал вампир, усаживаясь в кресло. Да, дел у него было много, но отдых-то никто не отменял. Тем более, операция прошла успешно, волноваться не о чем. И дочь здесь, где-то рядом – сами справятся, без него.
- Виктора-то ты откуда, Томас, знаешь? Он вроде с эльфами не водился раньше. А здесь так бодро за тебя заступался. Я даже подумал, не обкурился ли он случайно, но вроде нет. Вменяем мой росомаха. Как познакомились?
Не было важности в этой информации, скорее Лабиен спрашивал просто так. Он тоже устал, а кресло оказалось таким мягким и притягательным. Тем более, это же его старый номер, ностальгия, она такая, иногда бывает…
- Да и дочь мою, Алишу, которая хозяйка Теней, ты знал до попадания в эту комнату. Сколько у тебя знакомых, Томас. Ты такой общительный?
Снисходительно уточнил Максимилиан. Если эльф проворен и умён, у него не возникнет проблем с поиском брата. Всё случится в кротчайшие сроки. Иначе – проще избавиться от нерасторопных рабов, как это и делал Макс.

+5

18

«Как только протрезвеет…» - Томас поежился, хмуясь. Он помнил, каким был Виктор после того, как выпил пиво в комнате, как же он себя поведет, если выпьет чего-то покрепче и побольше? Впервые мальчишка в полной мере начал осознавать, что его действительно заберет ликан. Вампир говорил об этом так уверенно, как о том, что небо синее, а листва на деревьях зеленая. Заберет… Томас разулыбался, чувствуя, как нечаянная радость затмевает последние остатки обиды и злости на зверя.
«Я, готовить? Ой мама…» - Готовить мальчишка толком не умел. Когда он жил в общине, этим занималась мать, а приготовленная на костре дичь явно не еда этих мест и тех, кто живет здесь. Теперь нужно будет учиться это делать, но кто его научит? Не сам же Виктор, который тоже не умеет готовить.

- Не спаивать… Только коктейль делать…. Научила…. - Робко возразил Томас, часто заморгав. Закусил нижнюю губу и со всей возможной старательностью принялся делать кок-тейль для важного хозяина Виктора. Может, тот забудет, что эльф попытался с ним спорить и не будет жаловаться менеджеру… Ах нет, теперь ведь не менеджер Клуба будет решать, насколько провинился Томас и провинился ли вообще.
Мальчишка долил еще сока, насупился, вспоминая, не забыл ли чего и все ли сделал правильно. Тяжело вздохнул: ему тоже хотелось этого кок-тейля, но спрашивать разрешения было боязно.
- Вот. – Эльф протянул вампиру бокал на высокой ножке, держа его обеими руками за конусообразный верх. – Это мар-ти-ни с соком. Апельсиновым. И льдом.
Томас снова часто заморгал, не совсем понимая, как вести себя дальше. Вампир общался просто и не требовал вставать перед ним на колени или какого-то конкретного обращения. Это сбивало с толку.
- Я не боюсь оставаться один, просто, м-м… Мне не хотелось бы быть одному сейчас. И темноты я тоже не боюсь. И всяких приборов… И электричества.
Эльф зябко поежился, кутаясь в халат. Переступил ногами, не решаясь ни сесть, ни двинуться с места, поджал губы, размышляя, а потом все-таки опустился на колени рядом с креслом. Важный хозяин Виктора задавал ему вопросы, и вряд ли ему будет удобно запрокидывать голову во время разговора.

- Виктор был… в Клубе, в… - Томас споткнулся, подбирая слова. Ему вдруг показалось, что вампир ему не поверит. – Мы жили в одной комнате. Он, я и Маттия. День и ночь. Он был… вроде как рабом, но вел себя неправильно, не как раб. А потом утром его забрала охрана, когда он сделал что-то не то. И после этого он нашел меня в коридоре.
Мальчишка насупился, продолжая после паузы.
- Если бы не нашел, то я уже мертвым был бы, наверное. Меня за безумного гостя охрана побила. За то, что я его по голове ударил, этим, м-м… пистолетом, когда тот напал на охранников. Которые вели рабыню куда-то. А меня менеджер послал на кухню с поручением, потому что связь барахлила. И камеры еще… не работали. Но меня все равно потом нашли и побили. А Виктор забрал меня, когда увидел в коридоре и отнес к Хозяйке Теней, а та вылечила все. Поставила какой-то укол. Потом пришел Виктор, и мы пошли в тот кабинет… где вы… были…

Слова никак не хотели связываться во внятные предложения. Томас обычно говорил недлинными фразами, так было проще, но присутствие рядом вампира, пусть даже тот пока не сделал ничего плохого мальчишке, словно заставляло забывать половину слов чужого языка. Мальчишка смутился и замолчал: «Какой-то короткий и неинтересный рассказ получился…» - Расстроился эльф, вздохнув. 
- Как вас зовут? – И тише добавил, склоняя голову набок, чтобы лучше слышать ответ: – Мне же надо как-то к вам обращаться… И я могу еще кок-тейль сделать, если хотите…

+3

19

Лабиен улыбался эльфёнку доверительно, как старому знакомому, а не как невольнику. В собственности семьи Максимилиана находился не один десяток всевозможных слуг и рабов, и сразу же указывать на место даже бесправному эльфу из Клуба вампир не собирался. У каждого есть свои обязанности или своё предназначение. Томас нужен Лабиену только для того, чтоб тот нашёл брата. Что случится потом с юным остроухим рабом – Макса волновать совершенно не будет. Возможно, Виктор решит его убить или подарить кому-нибудь, продать, сдать в аренду, целиком или по частям, какая разница? Это уже дело ликана, вот пусть сами и разбираются.
- Мартини с соком? Ну что ж, сойдёт.
Оценил Лабиен, взял вначале стакан из рук эльфа, внимательно глянул на того, потом притянул ближе и эльфёнка, усадив к себе на колени. А ведь в Клубе были и помоложе… Эльфийские дети пользовались спросом куда больше, чем уже взрослые, сформировавшиеся ушастые твари.
- Вкусный, коктейль-то ты сделал.
Похвалил вампир, глотнув из стакана. Заботливо потрепал эльфа по волосам, прижав к себе грубовато, по-хозяйски. Документы, лежащие теперь на тумбочке, свидетельствовали о том, что Томас является собственностью ликана, тот имеет на него права и обязан нести ответственность за действия своего нового приобретения. В общем, стандартный документ. Ранее Виктор не имел в собственности живой товар, пользовался услугами Клуба, и сам Лабиен не раз и не два обязывал росомаху отдохнуть «как следует»: разорвать парочку-другую невольников на части или придумать что-то поинтереснее. Теперь Томас нужен был живым, пока что живым. И придётся ликану себя уметь сдерживать, не портя необходимую вещь до поры до времени. Максимилиан надеялся на то, что Виктору всё-таки не взбредёт в голову убивать молодого эльфа до того момента, пока тот не найдёт брата.
- Вёл себя не как раб?
Рассмеялся вампир словам эльфа. Виктора Макс приобрёл себе очень давно и в качестве невольника. Правда, из ликана раб был просто отвратительный. Мало того, что вспыльчивый, ещё и язык за зубами держать не умеет. Зато воин хороший. Пришлось приноравливаться к такому неординарному поведению, и приспосабливать под себя нового воина. Бить таких, как Виктор, было занятием абсолютно бесполезным, они только агрессивнее становились. Поэтому Лабиен нашёл для себя идеальную систему дрессировки – он просто вёл себя по-свойски с росомахой, позволяя ему больше, чем многим другим. В какой-то момент Виктор начал уважать своего хозяина и выполнял приказы преданно и правильно до сих пор. К каждому свой подход нужен. Эльфёнок был маленьким и боялся куда больше, чем непробиваемый и туповатый ликан. Такому только пригрози – и будет, как шёлковый. Толку только с таких совсем мало.
- Правильно, Виктор не раб. Он свободный гражданин Алмазного Берега. А теперь ещё и твой хозяин, Томас. Относись к нему уважительно.
Это была даже не ложь: ликан имел полный пакет документов гражданина, если бы захотел удрать – то удрал бы, даже Лабиену проблематично остановить того, кто пересекает границу, как свободный член общества.
- И чтоб хорошо себя вёл у Виктора.
Сурово глянув на эльфёнка, приказал Лабиен. Не хватало ещё, чтоб ликан его грохнул сразу же по какой-нибудь глупейшей причине. Росомахе много не надо было, он злился по каждому поводу и без повода, всегда он злился.
- Про остальное же – лучше забудь. И про того гостя, и тем более про то, что ты его ударил. Иначе придётся тебя сурово наказать за это. Ты ведь не хочешь быть наказанным? Тебя наказывали здесь, в Клубе, когда-либо?
Здесь принято было дрессировать рабов, но Томас не был тем, с кем несколько раз работал Мастер. Скорее всего, тихий и спокойный эльф оказался не нужным местным работникам. Жил раб и жил, не мешал. Но рядом с Виктором эльфу потребуется вести себя правильно и не ошибаться.
- Ты не знаешь моего имени и кто я вообще такой? Виктор не говорил тебе?
Лабиен разулыбался. Чаще всего, его всегда, везде все знали. Как известного политика, по крайней мере. Или хотя бы как состоятельного человека. Но откуда знать о Главе Корпорации молодому эльфу-рабу? Поэтому он и вёл себя так спокойно в обществе Максимилиана, не предполагая даже, что именно этот самый вампир является основоположником всех бед Томаса. Ведь Клуб основал Лабиен, и не будь КГБ, то может и эльф оказался на свободе. Нет, навряд ли. Не построил бы Клуб Макс, его построил бы кто-то иной. В этом мире никогда не пустуют прибыльные и выгодные места.
- Максимилиан моё имя. А обращайся, как захочешь. Знаешь, мне не принципиально. Или у Виктора потом спроси – ты принадлежишь ему, и он будет решать, как тебе себя вести, что делать, как говорить и с кем.
Да, это будет катастрофа, если эльф не сможет ужиться с росомахой. Не видать Лабиену брата Томаса, который знает многое о мире. Но планы Паука не должны ломаться лишь по прихоти его личных игрушек.

+3

20

Хозяин Виктора был странным. Зачем только притянул к себе и посадил на колени? Виктору такое бы точно не понравилось… Эльф прижал уши, слушая, что говорит кровосос.  Говорил он радостные, хоть и странные вещи. Все. Еще. Что ушедший Виктор будет его, Томаса, хо-зя-и-ном. Впору зажмуриться от удовольствия и примерять новенький ошейник вип-раба. Какой он, интересно, будет?.. Мальчишка разулыбался и только потом ссобразил, что вне Клуба, Виктор, наверное, оденет на него другой ошейник.
Другой…
Какой, интересно, он будет?..
О Дану! Кто бы мог подумать, что один из эльфов будет мечтать о несвободе. Об ошейнике, который будет ее символизировать и о хозяине… Единственном. Хозяине.
Томас кивал словам вампира, но думал о другом. Спохватившись, помотал головой, мол, нет, не хочет он быть наказанным, и стеснительно добавил:
- Нет, не наказывали. Не за что было. Я… кроме гостя… - Мальчишка часто заморгал, смутившись своей глупости. Ему же сказали, что лучше забыть, а он опять за свое!
- Меня гости не всегда замечали. – Наконец закончил Томас. И снова помотал головой. Виктор не называл имени своего хозяина, которое оказалось не столько мудреным, сколько непривычным для эльфа, привыкшего к более мягкому звучанию.
- Максими… ли… ан… - Нужно было запомнить. Томас еще раз вышептал имя губами и поджал их, решительно кивая своим мыслям. – Я буду обращаться к тебе господин Макси…ли… ан. Блин…
Мальчишка напрягся, чувствуя свою оплошность. Кашлянул, пряча неловкость. Сидеть на коленях не было непривычным, но казалось неправильным.
- А Виктор, он не рассердится, потом, что я так, ну… Он не рассказывал. Не говорил почти, кто его… его… стоящий-над-его-судьбой…
Последнее эльфийское слово, которое было слишком сложно для мальчишки пересобрать на местный язык, звучало в стенах Клуба как-то противоестественно. Неправильно. И никак не хотело переводиться правильно. Томас с тревогой посмотрел на древнего вампира, боясь, что тот рассердится из-за непонятного ему слова на эльфийском, ведь Виктор на такое злился. А потом улыбнулся, хотя это стоило усилий.
- Я не могу это перевести на ваш язык, господин Макс-имилиан.
В третий раз получилось хорошо. И даже почти без запинки.

+4

21

Наверно, у каждого в жизни случаются такие дни, в которых события изменяются так быстро, что теряешься в них, и уже не помнишь, куда надо идти быстрее и за чем должно следовать какое-то определённое ранее действие. За долгую жизнь росомахи, такое происходило довольно часто. Он никогда не успевал за полётом мысли своего хозяина и чаще злился на это, чем старался всё-таки поспеть и понять действия Лабиена. Так получилось и теперь: старый гад вначале не хотел сохранять жизнь Томасу, а потом, наверняка придумав какую-то очередную сомнительную авантюру, вдруг согласился, и даже лично взялся сделать документы на раба-эльфа. Виктор громко поставил на барную стойку очередную опустевшую бутылку пива и воззрился на Лабиена угрюмо и недоверчиво. Потом заказал себе ещё одну, и ещё, надеясь, что тревожащие душу вопросы наконец-то сами сформируются в нужные слова. Но бутылки лишь сменялись новыми, ликан молчал и всё продолжал недоверчиво созерцать надоевшую рожу хозяина, пока тот в какой-то момент не ушёл, сказав, что по делам, мол, надо. И правильно, что свалил: ещё пара бутылок, и росомахе надоело бы созерцать эту мину, и он непременно бы по ней врезал, так и не подобрав нужных слов для вопросов.
Оставшись в одиночестве, Виктор обиделся на Лабиена, насупился сильнее и упрямо потребовал себе ещё пива. Хозяин, прежде чем смыться, обязал ликана явиться в его старый номер, но Виктор идти туда не торопился, ведь там теперь находился его эльф. Росомаха не чувствовал себя рабовладельцем, и когда-то, совсем недавно тут, спорил с какой-то сомнительной личностью, в не менее сомнительном заведении, о том, что следует давно уже уничтожить этих гнусных владельцев живой собственности. Теперь-то о таком не поспоришь, себя-то жалко уничтожать, ещё бы, такое чудо.
За выпитое пиво ликан расплачиваться не стал, ведь хозяин уже оставил денег, и вообще, он ещё Виктору должен остался! Ладно, хоть жизнь эльфу сохранил, уже хорошо, пусть живёт пока Лабиен. В указанный номер идти не хотелось. Придётся говорить с Томасом, а вот о чём – росомаха не знал. Ведь он не объяснил ему, что происходит, безропотно отдал того охране, позволил напялить этот дурацкий, огромный и неудобный ошейник, смотрящийся на тонкой и хрупкой шейке эльфёнка, как какая-то металлическая заплатка. Если бы не приказ хозяина, ликан бы в номер так и не пошёл. Но приказ есть приказ, Виктор был приучен их исполнять. Дойдя до нужной комнаты и слегка пошатываясь, росомаха по-хозяйски распахнул дверь, ввалившись внутрь. Обнаружил там Лабиена, тут же разозлившись на этот факт. Потом осмотрелся, прошёл в комнату и разозлился ещё раз, глухо рыкнув на Макса.
- Отпусти его, ты, старый, блядь, извращенец!
Прорычал Виктор, быстро подошёл к сидящему на коленях у хозяина эльфу, и тут же рывком дёрнул остроухого к себе, грубо схватив того за руку.
- Сам сказал, что теперь моё. Не трогай, вот, моё.
Сбивчиво объяснил ликан.
- Я же не трогаю то, что твоё…
Росомаха запнулся, гневно глянул на эльфа и сильно тряхнул того, обидевшись на тот факт, что сам-то он часто пользовался вещами своего хозяина. А ещё он жил в его доме и жрал то, что хотел, выбирая из холодильника что повкуснее и не обращая никакого внимания на замечания прислуги о том, что это хозяйское и трогать строго возбраняется.
- Без разрешения, то есть. В смысле, не так часто… Да плевать!
Виктор важно кашлянул, шагнув чуть в сторону и убирая эльфа себе за спину, пряча. Теперь это то, что принадлежало ему, и хозяину придётся с этим смириться, потому что делить собственного остроухого ликан не будет.
- Чего ты тут ещё забыл, гад старый? В смысле, не очень старый… но гад!
Забыв, что хотел спросить, росомаха почесал в затылке, вздохнул, и ещё раз, на всякий случай, гневно глянул на собственного хозяина, мол – что надо-то?

+3

22

- И это хорошо, что тебя не замечали здесь, в Клубе.
Лабиен тут же замолчал. Этого ребёнка он отдаст Виктору, который не отличается ни терпимостью, ни желанием понимать окружающих. Эльфёнок казался открытой книгой, которую можно было почитать, или закрыть, отправив пылиться на полку. Можно было выкинуть её или отдать кому-то другому, который, возможно, найдёт время и на прочтение. Лабиен же отдавал эльфа в лапы зверю, которому нет дела до подарка. Или Макс ошибался? Теперь неприятно осознавать, что не ошибается никогда вампир.
- Виктор всегда сердится. На всё подряд. Его жизнь не отличалась уютом и роскошью, он не был окружен заботой и вниманием, поэтому он стал таким, какой есть сейчас. Он – зверь. Страшный, грозный, опасный. Но не суди его, ведь ты не знаешь, какова была его жизнь, вначале узнай, как он жил. Это поможет тебе понять всё, понять то, что он так трепетно прячет за агрессией.
И это придётся осознать эльфу, самому, ведь рядом с ним окромя ликана никого не будет, некому подсказывать и советовать молодому, несмышлёному остроухому ребёнку, которого запирал Лабиен в клетке со страшным зверем. Максимилиан горько ухмыльнулся на слова Томаса.
- Он и не расскажет. Я не тот, кто мог бы называть себя этим словом. И некоторые слова не стоит переводить на наш язык. Ведь ни в нашем языке, ни в нашей жизни таких слов и понятий не существует. Виктор просто тот, кто работает на меня, а я просто тот, кто за это ему платит. И не более этого.
Конечно, Лабиен говорил неправду. Но иногда ложь полезнее истины.
- Ну неужели пришёл. Заблудился он, что ли, по дороге?!
Как только дверь в номер открылась, изрёк Лабиен, тихо радуясь, что дальнейшие объяснения с эльфёнком можно смело теперь сворачивать.
- И ничего я не старый.
Устало заметил Максимилиан, оскорбившись. Он в самом расцвете сил! Что там Виктор сказал? Не трогает его вещи? Да он живёт за счёт хозяина, жрёт за счёт хозяина и даже трахается! Всё за счёт Лабиена, а теперь что ты – подарили новую игрушку. Вампир снисходительно глянул на возмутителя спокойствия, без эмоций проследил за эльфом, которого нагло уволокли прям с территории Лабиена, обречённо вздохнул, и встал со своего места. Пока было выгодно, чтоб Виктор воспринимал эльфёнка своим. Так куда больше вероятности, что он ему шею не свернёт в первые часы их совместной жизни. Максу же нужен был только брат эльфа и не более того.
- Тебя ждал, дурень ты непроходимый.
С заботой в голосе отозвался Лабиен, полностью игнорируя и неверные обращения к нему, и отвратительное поведение ликана. Росомаха устал, так же, как и все здесь, но почему-то именно он всё пытался доказать свою правоту. Будь теперь иные обстоятельства, Максимилиан непременно бы указал Виктору на его действительное место в этом мире. Но на его счастье ситуация оказалась другой. Пусть бесится зверёныш, отстаивая свои права, лишь бы об обязанностях не забывал. А они у него есть, очень серьёзные.
- Эльфа только не убей мне раньше времени. За заданием придёшь завтра. И только попробуй опоздать – выдеру, блядь, как последнюю суку. Или Цепешу отдам, пусть развлекается.
Спокойно отозвался Лабиен, и всё же ухмыльнулся, наблюдая за Виктором. Хоть тот и считал себя свободным, только вот, принадлежал он всё же Максу целиком, полностью и совершенно бесповоротно. Забывал только иногда об этом, но вампиру не сложно, он напомнит и разъяснит, когда придёт время.
- Пойду я, пожалуй.
Поднявшись с места, Максимилиан неторопливо направился к выходу, остановившись лишь возле Виктора, доверительно улыбнулся ему и прогладил того по волосам.
- Молодец, молодец. Ошейник не забудь одеть и дверь закрыть.
Мимоходом распорядился Лабиен, отдавая приказы не спеша, растягивая время. Росомахе придётся учиться контролировать себя и свою силу, иначе эльфу не прожить и пары дней под одной с ним крышей.
- Томас, про документы не забудь, а то Виктор уже забыл, точно тебе говорю.
Ухмыльнувшись, Лабиен с силой шлёпнул ликана ладонью по заднице, чтоб не расслаблялся раньше времени, и так же совершенно спокойно и медленно прошествовал до двери, даже не рассмеявшись, хотя очень хотелось, кстати.
- Виктор, завтра жду у себя.
Уже из коридора важно напомнил Максимилиан, скрываясь за дверью, прикрыв ту за собой, ведь Виктор так и не соизволил закрыть её при входе.

У Лабиена на эти сутки запланировано множество дел. Через пару дней ехать в Канаду, но это потом. Сейчас главное – отдохнуть. Хорошенько отдохнуть, чтоб не вспоминать по этот день и восстание, ближайшие пару десятков лет.

Отредактировано Максимилиан Лабиен (19.01.2016 17:33:40)

+2

23

Томас кивал на слова вампира – смотрел, затаив дыхание и почти не мигая, огромными голубыми глазами-блюдцами и кивал, соглашаясь. Ведь все, что говорил господин Макси-ми-лиан было правдой. Виктор был огромным, злым и страшным зверем, страшно ругался и мог ударить так, что наверняка сломал бы любую кость. Но он почему-то забрал Томаса из коридора, где мальчишку бросили умирать. Эльф помотал головой, отгоняя внезапное предчувствие понимания. Нет, не мог Виктор спасти его просто так, иначе зачем бы потом бросил?..
«Но он же вернется и заберет меня…» - Томас шумно сглотнул, вспомнив про бумаги. Теперь он принадлежит Виктору. Принадлежит. Виктору…
- Я понял… Я постараюсь. – Негромко, но твердо произнес эльф и вздрогнул, оборачиваясь, на звук открывающейся двери. Виктор. Мальчишка смотрел на зверя во все глаза, неосознанно прижимаясь ближе к вампиру. «Сейчас он начнет кричать… Сейчас он меня ударит…» - Томас крепко зажмурился, увидев, как ликан потянулся к нему рукой. Что при этом говорил зверь, эльф не различал: в ушах глухо отдавался каждый удар сердца.

Может быть, именно потому, что Томас до смерти испугался, он не смог издать не звука. Только клацнули зубы, когда Виктор его тряхнул. Мальчишка снова зажмурился, чувствуя, как ноги становятся совсем ватными. Сопротивляться чудовищной силе ликана он не мог даже когда не так сильно его боялся.
«Он меня убьет! – эльф осторожно выглянул из-за спины Виктора, провожая взглядом вампира. Сказанные им слова ни чуточки не обнадеживали, скорее, наоборот, заставляли сердце стучать еще чаще и тревожнее. - Так ждать его и теперь… бояться… Но он сказал зверю не убивать меня…»
- Д-досвидания… господин Макси… - Едва слышно пролепетал Томас и замолк, натыкаясь на взгляд Виктора. Хлопнула дверь, оставляя его наедине со зверем. И эльф понимал, что чем дольше в комнате висит пронзительная, жуткая тишина, тем меньше остается в его сердце радости от встречи с Виктором.

Тот был страшен.
От него пахло алкоголем и глаза у него были совсем недобрыми. Скорее интуитивно угадывая, чем чувствуя, что захват на руке почему-то ослаб, Томас выскользнул, отступая от зверя, пока не уперся спиной в стенку. Губы задрожали. Эльф часто заморгал, закусывая нижнюю и боясь отвести взгляд от Виктора. Все слова, которые он мог бы сказать, казались глупыми.

- Н-не надо меня… - Томас в очередной раз с трудом проглотил ком, стоящий в горле. – Не надо бить!
Эльфа учили себя вести с клиентами, обычными клиентами Клуба. Но зверь таковым никогда не был и теперь, конечно же, был чем-то совсем другим. Чем-то большим, чем гость, которому почему-то приглянулся остроухий мальчишка. Как вести себя с этим новым Виктором, который вроде как с виду оставался прежним, эльф не знал.

- Я коктейль могу сделать! – Выпалил Томас первое, что пришло в голову, холодея от странного молчания Виктора. Ах да, он же такое не любит, Хозяйка Теней говорила об этом!.. Он такое не пьет. А что он пьет? Почти все клиенты, которые были у Томаса, начинали свои игры с пары бокалов спиртного. Некоторые от этого становились добрее и разговорчивее. Может, получится и сейчас, с Виктором?..
- Или могу водки налить… Там еда есть, в холодильнике, йо-гурт. Я принесу! – Голос становился все тише, но в то же время интонации повышались, выдавая нарастающую панику. – Я всё, что хочешь сделаю, только не бей!..

Отредактировано Томас (27.01.2016 22:41:59)

+2

24

- И ничего я не непроходимый… дурень.
Пробубнил себе под нос Виктор и оскорбился, как и его хозяин чуть раньше. Просто он перенервничал! Вот и напутал чего. Со всеми бывает ведь.
- Не убью я, чего ты. Я не собирался вообще.
Стало стыдно перед Лабиеном. Он-то, хозяин, с эльфом помог, а Виктор на него с порога накинулся. И Томасу ничего не делал. Просто на колени к себе посадил. Подумаешь. А мелкий ведь сел. Дрянь ушастая! Ничего, с ним ликан позже разберётся. Разъяснит, что к чему, ухи-то поотрывает!
- Приду я. Завтра, за заданием твоим. Не опоздаю. Не надо Цепешу. И того… тоже не надо, этого вот.
Почему-то показалось, что Лабиен не шутит. Старого Цепеша Виктор тоже побаивался, даже сильнее, чем Макса. От того волком несло, зверем. Страшным, сильным. Связываться с таким себе дороже. Лабиен-то владелец, он-то гад жадный, своё просто так портить не станет, а вот Доминик…
- Хорошего дня, хозяин. Вам.
Зверь кашлянул, растерянно глянув в спину Лабиену. Тот уходил спокойно, оставляя росомаху наедине с его размышлениями и… с его эльфом.
- Я приду. Завтра. Да. К тебе. Вовремя.
Твёрдо ответил ликан, сжав кулаки, уже после того, как Лабиен пропал где-то в прихожей. Он точно решил больше не опаздывать в ближайшие пару месяцев. А то вдруг вспомнит ещё Лабиен-то про свои предупреждения. Цепеша-то ему не надо, нахрен вообще этого Цепеша, страшный он.
- Чего?
Виктор ошарашено глянул на Томаса, пожалуй, так сильно погрузившись в свои размышления, что даже забыл про мелкого эльфёнка, который теперь принадлежал ему, как и сказал хозяин. С ним тоже надо было что-то делать.
- Я? Я того, не собирался бить-то. Тебя. В общем-то.
Устало вздохнул ликан. Страх эльфа раздражал. Вот чего с ним делать-то, с таким напуганным, беззащитным, хрупким и совсем маленьким ребёнком?
- Водки?
Удивился Виктор. Откровенно так удивился, даже не заметил, как челюсть отвисла. Томас казался таким беззащитным. Его хотелось обнять крепко, огородить от всех бед и никому, никогда не отдавать. Но ликан видел в своих думах только малодушие. Он же хищник, какие ещё обнимашки, чёрт бы их всех подрал?! Или, всё-таки, попробовать? Росомаха переступил с ноги на ногу, неуверенно шагнул к эльфу, остановился и насупился. Нет. Как-то неправильно всё. Он – хозяин. И надо вести себя как следует. Только Виктор не знал, как надо-то. Он-то хозяином никогда не был. И не учил его никто, как и чего они там делают правильно, хозяины-то. Про Лабиена ничего не вспоминалось. Он вроде и заботился, и строгим был, но как-то всё это проходило рядом с ликаном, он к этому привык давно и не вдавался в подробности, воспринимая вампира с его чувствами привычно. Ругается, значит, где-то Виктор накосячил. Хвалит – значит, Виктор всё сделал как надо, правильно, в общем. Выходит, чтоб как-то реагировать на действия Томаса, вначале надо ему что-то поручить. И тогда, по результатам выполненного, уж и разбираться.
- А пиво есть? Холодное чтоб.
Нашёлся, чего спросить Виктор, обрадовался и оскалился так широко и так радостно, в сторону Томаса, что теперь казался настоящим хищником.
- Водку не надо, нам ещё через проходную… то есть, на выход топать.
Спохватившись, объяснил росомаха, и заулыбался эльфёнку ещё шире.

+2

25

Затаив дыхание, Томас ждал, что ответит ему Виктор. Крепко зажмурился, но ничего страшного пока не происходило. Пока. Эльфёнок шваркнул носом и рискнул приоткрыть один глаза, сразу натыкаясь взглядом на Виктора.
Большой. Пугающий. Вспыльчивый. Сильный настолько, что, наверное, если захочет – проломит стену кулаком. Страшно…
Томас сглотнул, открывая второй глаз и заморгал, растерянно и беспомощно, наклоняя голову набок. За судорожным стуком сердца, отдающимся в ушах, одно из которого до сих пор не слышало, он совсем не расслышал, что его просил сделать Виктор, и теперь пытался угадать, перебирая варианты.
- А? Холодное?.. Да, холодное! Тут есть холо… холодильник! – Обрадовался мальчишка, срываясь с места на кухню. Оскал зверя придал ускорения, хотя тот и сказал, что им нужно будет пройти на выход, и поэтому водку ему нельзя.

«Холодное…» - Думал Томас, присев на корточки перед открытой дверцей. С такого ракурса холодильник казался ог-ро-мен-ным, забитым всякой всячиной. Чего здесь только не было, на самом-то деле… И какие-то тарелки с аккуратными нарезками, и вкусные йогурты, и какие-то странные упаковки, и бутылки…
«Холодное! - Мальчишка неуверенно взялся за горлышко одной из них. Пальцы тут же захолодило. – А если он просил какой-то кок-тейль?.. Холодный… со льдом…» Томас недовольно засопел. Он умел делать всего несколько этих коктейлей – вдруг Виктору ни один из них не понравится?!. – а потом успокоился. Хозяйка Теней сказала, что зверь предпочитает водку. Но от водки Виктор отказался… Томас закусил губу и с силой растер неслышащее мерзкое заостренное ухо, в котором стояла ватная тишина.

Может, переспросить?..
Нет, нельзя. Виктор не будет забирать с собой ненужного ему Томаса, если выяснится, что тот еще и бра-ко-ван-ный. Бракованных списывали на утилизацию. Бракованный – значит нездоровый, никому ненужный и неинтересный. Томас не хотел быть таким для Виктора. Он хотел быть другим. Он помнил, как зверь нес его куда-то по коридору, как спрятал в комнате у Хозяйки Теней. Тогда Виктор тоже был большим, но совсем не пугающим и страшным, а теплым, и рядом с ним было безопаснее, чем дома, в далекой общине…
Находясь в растрепанных чувствах, вспомнив еще до кучи ко всем неприятностям свой дом, мальчишка едва не разревелся. Насупился, резко шоркнув ладонью по лицу, схватил первую попавшуюся бутылку, похожую на те, в которых в Клубе обычно хранили алкоголь, и тарелку с нарезкой.
Будь что будет.

Томас с силой закусил губу, закрывая дверцу холодильника. Он и без того провозился слишком долго. Виктор будет недоволен. А если окажется, что Томас принес не то – то и пусть. Над остроухими смеялись в Клубе, говорили, мол, дикари, не знают самых простых и понятных вещей.
Пусть Виктор думает, что Томас не знает ни как выглядит то, что попросил его новый хозяин, или не знает даже названного им напитка,  потому что не очень понимает чужую речь.
- Вот. Я нашел. – Томас смутился и покраснел, протягивая бутылку ликану и продолжая держать тарелку в руках. Ему было неуютно и совестно за небольшую ложь: «Нужно было спросить…» - и поэтому эльф спешно отвел взгляд в сторону, чувствуя, как румянец заливает щеки и уши.

- Я наверное… не то принес… - Выдавил из себя мальчишка. – Я… слова такого не знаю. Как ты сказал…
Последние слова слились в невнятное бормотание, а потом, читая написанное на этикетке бутылки, отданной ликану, большими буквами, Томас с ужасом вспомнил, что раньше, там, в комнате рабов, Виктор уже пил пиво. И он сам, эльф, рассказывал Маттии, как тайком купить нужное зверю в баре. Мальчишка моргнул и испуганно посмотрел в лицо зверя. Нет, не стоило ему врать. Никогда вообще не стоит врать. Раб, которого поймали на лжи или воровстве, хуже, чем глупый и бестолковый раб. Так говорил Мастер, который обучал Томаса.
Не склонный и ранее ко лжи, теперь мальчишка боязливо щурился, часто моргая, чувствуя, что краснеет все сильнее. Нужно было признаться в содеянном, но Томас словно бы окаменел, не в силах ни двинуться, ни выдавить из себя ни единого слова.

Отредактировано Томас (04.04.2016 22:42:31)

+4

26

В роли хозяина росомаха чувствовал себя очень некомфортно. Когда Томас ушёл выполнять поручение, Виктор, было, выдохнул с облегчением. Ведь сработало! Эльф удалился делать то, что ему приказал его хозяин, то есть – ликан. Зверь напряженно прошёлся по комнате, пока ждал Томаса. Потом подумал, выдохнул, расправил плечи, и прошёлся уже более расслабленно. Нечего хозяину чувствовать себя неправильным. Хозяин должен быть всегда собранным, вальяжно расхаживать по ресторанам и иногда заботиться о своей собственности, кажется. Остановился возле окна, усмехнулся, и пошёл дальше, нарезав по комнате пару кругов. Вроде бы, хозяином быть совсем не трудно, ликану казалось, что он даже справляется. Загляни, вот сейчас кто-нибудь в номер – точно же можно сказать, что увидят они тут не какого-то там головореза Лабиена, а настоящего хозяина, который имеет свою живую собственность и распоряжается ей, как и полагается важным господам. Но собственность Виктора куда-то запропастилась, и ликан опять начал переживать, что не справляется с приказом гада Лабиена. А потом ещё вспомнил, что, вроде как, господам не свойственно исполнять приказы своих хозяев, да и вообще, у господ-то и хозяев не должно быть вроде. Виктор нахмурился. Одно с другим не складывалось никак, и он успел запутаться – кто же он теперь: всё-таки хозяин Томаса или раб Лабиена. И могут ли вообще чьи-то рабы иметь своих рабов, и тогда-то они уже совсем не рабы, а рабовладельцы, но хозяева-то у них есть, значит и рабы. Ужасы какие! К такому жизнь ликана не готовила. Старый гад Лабиен, как всегда – запутал и смылся! Росомаха опять начал его тихо ненавидеть, а вместе с ним и эльфа.
- А я уж думал, что тебя холодильник проглотил!
Недовольно пробурчал Виктор, когда эльф наконец-то вернулся из кухни. Хотел даже поругаться на него, но вспомнил, что хозяева вроде должны быть иногда милостивы и не замечать незначительных промашек их рабов.
- Молодец, что нашёл.
Очень сдержанно попытался похвалить ликан, не глядя взял бутылку из рук эльфа, откупорил и влил в себя. В горле пересохло ужасно, пока Виктор ходил тут по комнате и размышлял о том, кто такие рабы, имеющие своих рабов в собственности. Это было очень сложным вопросом для зверя.
- Оно чего, безалкогольное что ли?! Нахера ты мне эти помои припёр!
Удивился  ликан, тут же насупился и сжал бутылку крепче, грубо дёрнув к себе эльфа, но подумал вдруг о том, что ему пить-то лучше и не надо на самом деле. Ведь через проходную… тфу ты! Из Клуба им ещё выходить.
- Ну, это правильно. Правильно, оно, говорю. Не надо мне пока пить.
Ликан быстро согласился, обнял Томаса, прижимая того к себе.
- Слова не знаешь? Это бывает.
Добродушно заверил Виктор. Он сам тоже много чего не знал, а ещё чаще – просто забывал, поэтому проникся проблемой эльфёнка, поняв его.
- То есть, подожди. Как не знаешь?!
Отцепив от себя Томаса, росомаха внимательно того оглядел.
- Ты же понимал, чего мне надо, тогда, в номере. Когда я говорил про пиво. Ты ещё Маттии говорил, где его можно взять, чтоб охранка не узнала! Ты этого не помнишь, Томас? Не помнишь, да? Тебя же били в коридоре. И по голове били. Значит… у тебя сотрясение и поэтому ты ничего не помнишь!
Выпалил Виктор, опасливо осматривая раба с ног до головы. То, что эльф отлично помнил самого ликана, росомаху как-то не смутило. Его-то забыть нелегко, вот он, какой здоровый! А маленькую, хрупкую Матти и пиво – это запросто забыть. Но и про девчонку в коридоре Томас ещё помнил, кажется.
«Наверное, это со временем ухудшается! Он так вообще всё забудет!»
Мысленно поставил диагноз Томасу ликан, и обречённо уставился на эльфа, аккуратно так наглаживая того по голове. Росомаха расстроился из-за болезни Томаса, и теперь не знал, как же сказать пареньку об этом.
- А меня ты хоть помнишь, маленький?
Опасливо уточнил Виктор, продолжая наглаживать эльфёнка по волосам.

+4

27

Виктор сильно напугал Томаса: «Напутал все-таки!» -эльф чуть не шарахнулся в сторону, но ликан держал крепко. Мальчишка засопел, слабо упираясь. От страха дрожали коленки, и он никак не мог решить, толи впасть в ступор, толи разреветься. Может, Виктор разжалобиться, отпустит и не будет бить?..
- Не надо… - Томас выдохнул с явным облегчением, глядя на Виктора расширенными глазами. Отпустило – даже сердце, пропустившее несколько ударов, снова забилось, а эльф шумно вздохнул. Передышка оказалась недолгой: Томас мотнул головой и зажмурился. Сбывались самые страшные его опасения. Виктор помнил про пиво. «Отлупит!» - с ужасом подумал остроухий, шумно сглатывая, и снова приготовился реветь.
Не успел.
Все снова менялось слишком быстро.

- Сотрясение?.. – Часто заморгал Томас и неуверенно протянул. - Да-а… Наверное. Со-тря-се-ни-е. Сильно побили.
Томас расклеился, вспомнив недавние события, и крепче прижался к ликану. Ему снова стало страшно. Что, если Виктор тоже однажды рассердится и побьет его так же сильно? Или даже сильнее.
- Помню! – Возмутился эльф и насупился: – Я только слышу плохо. Одним ухом после того, как побили.
«Рассердится и выкинет… Ой мама! Зачем сказал?.. Подумает теперь, что я плохой раб и мороки много со мной!..» - Томас отодвинулся, глядя в лицо ликана.

Сейчас зверь казался еще выше и больше, чем был на самом деле. Мальчишка не знал, каким тот будет хозяином. Что вообще будет, когда они покинут эту комнату. Куда они поедут? Какой будет новый дом?
Эльф замолчал на несколько секунд, занятый вопросами, которые боялся себе задавать. По сравнению с теми, которые он задавал себе за этот нескончаемый день, это были приятные вопросы, но Томасу почему-то стало совестно, что он снова замечтался. Даже рот приоткрыл, и раскраснелся, как во время ночи с клиентом…
О чем он вообще думает?! Может, Виктор и вовсе теперь его выкинет! 

Мальчишка вспыхнул, и торопливо затараторил: 
- А вторым я хорошо слышу! Я не калека! Не надо меня выбрасывать! Может, заживет потом! И я снова целый буду, а не… не увечный!.. – Томас обнял ликана, а потом снова отстранился, так же порывисто, как и прижался до этого. – Я ведь много всего умею… Умел. Там, в общине… Не здесь…
- Я научу-у-усь! – Протянул Томас. - И готовить. И… и в Клубе меня научили, что хотят клиенты!.. Тебе понравилось же тогда… в комнате…
Эльф густо покраснел, часто моргая и уткнулся взглядом в пол. Все верно. Если он ничегошеньки не умеет в этом новом мире, кроме как…

Томас не смог себя заставить произнести нужное слово. В эльфийском языке не было подобного, обозначающего то, чем занимались в этом Клубе. Были другие слова. И все их приходилось переводить на язык людей не меньше, чем предложением. Даже «заниматься любовью» было немного другого оттенка по своему значению.
Но не скажешь же Виктору – я научу тебя заниматься любовью по-эьфийски! – Томас покраснел окончательно, до самых кончиков ушей.
- Жарко что-то тут… - Буркнул мальчишка. – Конди… дици… сломался, наверное! Я льда принесу!
И рванул за льдом к барной стойке, проклиная свою неловкость.

+2

28

Неизвестно, кто из этих двоих волновался больше в такой ситуации.
- Ухо совсем не слышит??
Оборотень распереживался сам, ещё больше, чем эльфёнок. Чего в таких случаях надо делать или, хотя бы, говорить, Виктор не знал. Если с ним случались какие-то ранения, Лабиен отвозил его в больничку. Там вкусно кормили и хорошо заботились о ликане. Но, наверное, это были дорогие больницы, а у Виктора сейчас катастрофически не было денег. Как же лечить Томаса? Может, само заживёт? Вдруг – нет? И помрёт мелкий вот так вот…
- Хоть вторым слышишь, уже что-то. Значит, приказы выполнять сможешь!
Как-то не так следовало поддерживать эльфёнка. Виктор мерил всё по-своему, он не мог учитывать возраст Томаса, его происхождение. Он ничего не знал о детях вообще, тем более, о детях эльфийских. Совсем недавно росомаха их считал мусором, от которого стоило избавлять планету. Виктор вообще всегда считал так, как говорил его хозяин. Гад Лабиен говорил много и часто, поэтому у ликана потребности самостоятельно думать не возникало.
- Всё ты умеешь. И всему научишься. Мой хозяин вообще говорит всегда: не умеешь – научим, не хочешь – заставим и тоже научим!
Виктор улыбнулся, уставился на эльфа, тут же нахмурился и опустил взгляд в пол. Нет, как-то не так следовало поддерживать ребёнка. Чего им говорят-то вообще? Может, конфетку тому предложить? Или шоколад? Томас его, наверно, не любил. В кабинете администратора есть не стал то, что дал Лабиен. Хотя стоило. Если старый гад что-то давал, то не просто так, потому что стал вдруг таким заботливым. Этому всегда была причина, и не одна. Какая же причина крылась в том поступке, ликан не знал. Но что она там крылась – знал однозначно и точно. Потому что это сделал сам Лабиен.
- Нет. Не надо льда.
Росомаха поймал маленького эльфёнка на ходу, поднимая на руки. Какой же он был лёгкий и хрупкий! Виктор бережно поправил тому волосы на голове, прижал аккуратно к себе и поцеловал в макушку. О таких маленьких должны мамки заботиться, а не идиоты-ликаны. Зверь вздохнул, вспоминая, что и у него самого мамки-то давно не было. И ведь как-то сам вырос, с Лабиеном.
- Ничего не надо. Мы сейчас пойдём домой, ко мне. Это теперь будет и твой дом. Ты будешь там жить. Там всё есть. Ну, пожалуй, кроме еды… Но мы купим в супермаркете продуктов и поедим. Или в кафе… Нет, в кафе дорого, а у меня осталось мало денег. Но ты не переживай, я что-нибудь придумаю.
Виктор рассеяно смотрел перед собой. И что он придумает? Грабанёт кого-нибудь в переулке тёмном что ли? Или пойдёт в порт, корабли с вагонами разгружать? А, может, занять у Лабиена? Который всё равно ничего не даст, да ещё и наорёт и обзываться станет. Жизнь боль и сплошная безысходность. Теперь ликан не один, а с мелким эльфёнком на руках! Может быть, ему родительский капитал положен? Как отцу-одиночке? Кажется, в России нечто подобное выдавалось её гражданам. Надо съездить, разузнать, может, стоит переехать туда? Документы выправить не проблема. Только что скажет старый гад Лабиен? Хотя эльфу тогда точно придётся уши обрезать. Ведь с такими его лопухами никто не поверит, что они с Виктором родственники!
- В общем, давай вначале домой. А там посмотрим, чем тебя кормить.
Ответил на свои мысленные терзания ликан и понёс эльфёнка на выход.
Из этих двоих никто, пожалуй, не предполагал, как им жить дальше. Но одно Виктор знал точно: он никогда не бросит своего маленького эльфёнка.

0


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [15.10.2066] Game over