КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [26.10.2066] Волков бояться - в КБ не ходить.


[26.10.2066] Волков бояться - в КБ не ходить.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: 26 октября 2066 года, утро.

Место: Здание Корпорации «Глобальный Банк».

Действующие лица: Доминик Цепеш, Николя Хет.

Описание ситуации:  Трепещущий Николя является в логово самого патриарха волков. Что-то ему тут было очень нужно.  Ах да, пропуска...

Дополнительно:
...А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:

Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.©

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Николя Хет (11.09.2015 20:58:38)

+2

2

Утро у Николя началось чрезвычайно рано и совершенно неожиданно - его задолго до зари разбудил приставленный к нему охранник-дампир и обрадовал известием, что побудка сия по его, Николя, приказу и теперь ему нужно срочно собираться, а то исполнительный охранник потащит его до места назначения прямо в пижаме. Ужаснувшись  таких перспектив, стеснительный Хет ринулся одеваться, позабыв спросить, а куда он собственно приказал себя везти. Сам он совершенно не помнил никаких распоряжений, и ему даже пришло в голову , что это такая изощренная месть за недавний побег. Однако мысль таковая была отброшена почти сразу - он же извинился, так зачем кому-то теперь мстить? Совершеннейшая нелепость. Значит все же сам распорядился, а теперь забыл спросонья. Вообще весь вчерашний день помнился вампиру весьма смутно. Куда-то они ездили с Цукуё-сан и там... Там было страшно. Или это на него опять сон накатил среди бела дня? Сон, полный странных лиц и видений. А потом он проснулся уже в отеле. Махнув рукой на эти странности, Николя засунул себя в костюм и осеннее пальто. Шарф повязывался уже на бегу. И только в машине он рискнул спросить у сидящего за рулем дампира, а куда его собственно говоря, везут.
Ответ вверг его в долгий ступор. Он хотел встретится с Домиником Цепешем, оказывается. Вот его и везут к зданию, в котором прячется офис... Точно, это же патриарх. Ой-ей... Николя наконец-то вспомнил, из-за чего, а точнее - из-за кого ему вчера было так страшно и плохо. И вот к нему... Опять?! Зловредная память подкинула еще подробностей вчерашнего вечера и Хет едва не взвыл - если в том месте, куда его везут, на него опять будут так же пялится в несколько лиц и давить, он точно сбежит. В парк. К медведю. И плевать, что тот уже давным-давно должен был вернуться домой. Все равно там тихо, гравийные дорожки, уютные лавочки и деревья, вполне себе похожие на живые, если сильно не приглядываться. Вздохнув, вампир с сожалением отбросил эту заманчивую идею. Надо напрячься и  вспомнить, зачем же он хотел встретится с Цепешем.  Но память помалкивала.

Выгрузив Хета у входа в огромное здание, подлый охранник укатил, вроде как машину ставить. Бросил, одного, да вот в этом жутком месте! Потоптавшись немножко у дверей и извинившись несколько раз перед налетевшими на него в спешке людьми и нелюдями, Николя осознал, что войти все же надо, как бы ни хотелось оттянуть сей пугающий момент. Стекло-стекло-металл-стекло-пластик-пластик и опять металл. Неловко переступив с ноги на ногу, Николя набрался храбрости и поинтересовался у сверкающей зубами девицы за стойкой, на месте ли господин Доминик Цепеш. Получив дежурный ответ, что господин патриарх сейчас занят и не принимает, вампир вздохнул почти с облегчением и отошел к огромному горшку с каким-то иноземным растением. Николя даже знал когда-то, как оно называется, но вот сейчас забыл напрочь. Что делать дальше, он решительно не представлял - кто их знает, этих патриархов, сколько у них занятость может продолжаться. И позовут ли Николя, когда грозный Цепеш освободиться? Беспокоить девицу еще раз Хет постеснялся и не решаясь отходить от куста с неведомым именем, принялся чуть растеряно разглядывать всех мимоидущих, попутно нервно выщипывая бахрому из шарфа.

+4

3

26 октября. Двадцать шестое. Это как тринадцать и тринадцать. Цепеш не был суеверным и вообще мало обращал внимания на всякие там глупые числа. Всё подчиняется силе и мощи его самого и его союзников, а не каким-то там приметам народов мира. Но всё-таки сегодня было двадцать шестое.
После вчерашнего Доминику было совершенно не до шуток. После Совета Теней Цепеш разочаровался во всём. Даже в Лабиене. Нет, в нём-то он как раз-таки разочаровался ранее, ещё в Канаде, но это было в Канаде, а теперь пришло время разочароваться и на Алмазном Берегу. Кандидат от Цепешей ему, видите ли, не понравился. Вот чего он? Хет, чистокровный, живой даже! И нос воротит. Беннет, Беннет, сдался ему этот сумасшедший учёный. Теперь терять время просто так было нельзя. Доминик обосновался в офисе Комитета Безопасности с самого утра. Надо было собрать больше данных на этого нового любимчика Лабиена, и на всех Джонсонов: сбежавших, не добежавших и оставшихся. Всех, до единого, взять под контроль, иначе Паук сплетёт свою паутину, быстрее, чем Волк успеет сделать своё дело. Уничтожать надо эту падаль, до корня, и корень тоже – уничтожить. Тогда, возможно, Цепеш почувствует себя немного лучше. Пару дней будет ходить довольным и спокойным, а на третий начнёт искать себе новых врагов. Имаму, Окумуры, Накадзимы, д’Эстены, Лабиены. Кто будет следующим?
Но сегодня у Доминика было ещё много дел. Тут уж не до размышлений о светлом будущем и мести врагам. Несколько совещаний с самого утра, надо было ещё подписать ряд бумаг. В нескольких допросах Цепеш решил поучаствовать сам, хоть его отговаривали, но он остался при своём мнении. Именно ради этих допросов, Доминик покинул свой кабинет и собирался направиться в камеры содержания, но проходя по коридорам Комитета Безопасности, Цепеш неосознанно вновь вспомнил, что сегодня именно двадцать шестое. Доминик никогда не смотрел по сторонам, кому надо – тот сам подойдёт и спросит, негоже патриарху за всеми бегать. Но эту рожу возле какого-то фикуса Волк не перепутал бы ни с чем. Тот самый Хет. Козырный туз Цепеша, который, в прочем, не сыграл. И это бесило! Лабиен или испугался, или обиделся, но он свернул Совет до того момента, как был избран вампир на пост новой Тени Корпорации. Полез в свою нору обдумывать. Придумает теперь новые планы, и опять Цепешу придётся принять всё, как решили за него. Но это же был его козырный туз!
- Этот чего тут делает?
Доминик остановился около стойки, кивнув в сторону интересуемого объекта. И каково было его удивление, когда ему сообщили, что Хет ожидает его. вот так вот, без приглашений, без охраны. Пришёл и ожидает, мать его, Патриарха Волков! Сколько он собирался ожидать-то? Пару недель?
«Может, его пока запереть где-нибудь подальше, пока не понадобится? А если не понадобится – тут и сгниёт, никто же его не хватится. Без охраны, без провожатого. Добрался как? точно не на общественном транспорте, так что найти его тачку с водителем – раз плюнуть. И тоже закрыть, лет на десять».
Так бы Цепеш и поступил. Если бы этот Хет не был тем самым козырным тузом Доминика. Который, кстати, совсем не сыграл. За это и убить не грех.
Волк направился к фикусу сам. Можно было сказать, чтоб пригласили Хета в кабинет, но будет уже не та атмосфера. В кабинет они пойдут потом. И только от направления разговора будет зависеть, в какой именно.
- Ты чего, мне обед привёз или опять, только по делу?
Решительно шагая к  фикусу, мимоходом поинтересовался патриарх. Решил, что ответ точно запаздывает и этот вампир рапортовать точно не умеет, Цепеш разочарованно вздохнул, смерил взглядом растение, и продолжил:
- Надо чего? Говори. Работы много.

+5

4

Патриарх волков появился перед Николя быстро и совершенно неожиданно. Вампир как раз смотрел совершенно в другую сторону, даже задумался о чем-то, так что первая реплика грозного патриарха заставила его вздрогнуть и вырвать приличный пучок бахромы из несчастного шарфа. Нервно запихивая трофей в карман пальто, Хет пытался сообразить - вопрос про обед ему задан, или растению, название которого все никак не желало всплывать в памяти. Или может тут так принято разговаривать? Как в одной восточной стране, где важные беседы ведут сидя рядышком и глядя на... что-нибудь. Сад камней или этот, как же его... бонсай, вот. Решив, что садится на пол он все же не будет, Николя честно уставился на глянцевый лист и попытался сообразить, как ему выкрутиться с обедом. В кармане нащупывалась шоколадка, последняя, между прочим! Но дело, суть которого он наконец-то вспомнил, было важным, так что ради него можно было пожертвовать и такой ценностью. Аккуратно пристроив сей дар на казавшемся прочным листе - вдруг про обед все же спрашивали куст и сейчас бедное растение изведает всю мощь патриаршьего гнева - Николя наконец-то разродился ответом.
- Здравствуйте. Мне пропуск нужен. В Центральный Институт Экспериментальной Медицины, - вампир был страшно горд, что сумел выговорить это название без запинки. С тревогой покосившись на все так же сверлящего взглядом фикус - наконец-то он вспомнил название! - Цепеша, Хет робко добавил: - Такой, чтобы впускали и выпускали везде... У меня там родня, оказывается, - вампир тихо вздохнул. У него совершенно неожиданно оказалась целая куча разношерстной и страшно ученой родни, с которой обязательно нужно было встретиться и прояснить ряд чрезвычайно важных моментов, суть которых все время выскакивала из его многострадальной головушки. А у Цукуё была масса своих дел, так что возиться с ним она не могла, да и Николя не хотел слишком беспокоить свою покровительницу, и так у нее из-за него одни проблемы.
- Мне нужно им объяснить, что теперь я буду у них патриархом, - Хет чуть застенчиво улыбнулся фикусу. - А потом вернуться к Накадзиме-сан, а то она рассердится, - о да, как сердится Накадзима-сан, Николя уже посчастливилось наблюдать и второй раз совершенно не хотелось. Он непроизвольно поежился, отгоняя воспоминания. - Поэтому мне нужен пропуск. Вот, - вампир на несколько мгновений перевел взгляд на сурового Доминика и опять сосредоточил внимание на растении в кадке, снова нервно теребя изрядно прореженную бахрому шарфика. Он был твердо уверен, что ничего не напутал - ЦИЭМ окольцевали... Нет, оцепили и оккупировали подчиненные именно Цепеша. Так что явился он по адресу. Но плохо, если патриарх все же пришел поговорить с растением, а Николя без спросу влез в их беседу. Разозлит вот патриарха, извиняться придется перед ним. И перед фикусом заодно. Нет, странный город, безумный до невозможности.

Отредактировано Николя Хет (12.09.2015 22:28:42)

+4

5

За странными манипуляциями с шоколадкой Цепеш наблюдал снисходительно. Этот вампир или решил покормить растение батончиком, или таким образом решил проблему с требуемым от него обедом патриарха.
- Я люблю мясо. И кровь.
Уточнил Цепеш, очень строго кивнув на шоколадку, хотя страшно хотелось рассмеяться. Николя Хет, очень забавный типчик, с сюрпризом.
- Пропуск в ЦИЭМ? Тебе? Нужен пропуск… в ЦИЭМ?
Волк злорадно скалился. Джонсон сам пришёл в Комитет Безопасности, чтобы потребовать (какая наглость!) у самого патриарха Цепешей пропуск?!
- Все ко мне приходят только для того, чтоб я им что-то сделал. Доминик то, Доминик это. И все ко мне. Представляешь? Вот тебе бы понравилось, если б к тебе так все ходили? А ведь будут! Как только станешь патриархом.
Вынес свой приговор Волк, не теряя привычной серьёзности и строгости. Ну Накадзима выдала – этого в патриархи толкнёт? Серьёзно? А получится ли? Кому он нужен, тряпка. Хотя Лабиен так не считал, именно он-то и узрел первым тот самый невидимый сюрприз. О больном сыне Хета ходило множество слухов, чаще их считали пустыми, ведь Николя считался погибшим. Нарисовавшийся нынче вампир вполне мог быть простым самозванцем. В каком-то веке они уже сталкивались с чем-то подобным. Но в этот раз, кажется, о самозванце речи не шло. Всё указывало на подлинность наследника. Главное – его память была не ложной. И Цепеша это устраивало.
- Если собираешься стать патриархом, то зачем тебе Накадзима?
Очень интересный вопрос для этого свалившегося на голову сюрприза. Хет был интересен Цепешу только, как и Тень и патриарх своего рода. Но то, что заметил Лабиен, настораживало. У этого парня раздвоение личности. Если отбросить всякую болтовню Макса о нарушенной целостности сознания, это называлось именно так. Сумасшедшие Доминику вообще без надобности, особенно на таких должностях. С другой стороны, лучше уж этот идиот, чем кто-то ещё. Надо просто первым разобраться в этих сюрпризах, и всё.
- Она тебе и потом будет говорить, чего делать, а чего нет. Но ты же патриарх! Будешь тогда. Если вдруг она говорить-то будет неправильно, как ты поймёшь это, если будешь постоянно её слушаться во всём?!
И главное – зачем это Цепешу? Если уж и иметь марионетку, то свою собственную, не делясь с Накадзимой, с неё и Курил хватит, если их ей кто-то собирается отдавать, конечно. Доминик совсем не собирался.
- Я недолюбливаю тех, кто не принимает своих собственных решений.
Решительно, грубо отрезал патриарх, грозно нависая над Николя.
«Эти Вороны все, что ли, чокнутые? Один хуже другого. И не одного нормального. А я говорил, говорил, что их надо всех уничтожить! Вырождаться вон когда уже начали, шестьсот лет назад, а ещё учёные. Только и могут всякие титьки-письки наращивать всем подряд. Гадость!»
- Зачем тебе пропуска?
По-военному отчеканил Цепеш, сердито глянув на Хета. Безапелляционный вопрос, на который Доминик всё равно добьётся ответа. В камере ли допросов, или прямо здесь – конечной цели не меняло совершенно.

+4

6

На известие о том, что Цепеш любит мясо с кровью, Николя только бровью дернул. Ну, он тоже это ест, вроде обычная для них, вампиров, диета. Но с собой запасец не таскает, так уж жизнь сложилась. Стакан крови с молоком на завтрак, куда еще-то? Шоколадку теперь страшно хотелось забрать обратно, но вампир постеснялся, вроде как предложил уже, невежливо получится. С легким вздохом отведя взгляд от яркой упаковки, Николя честно рассмотрел демонстрируемый ему оскал. Ну, проблем с прикусом у патриарха Цепешей точно нет. А вот то, что все это великолепие находится довольно близко от Николя, несколько нервировало, вызывало несвойственное миролюбивому вампиру желание тоже по-скалится в ответ и удрать куда подальше одновременно. Причем второе -предпочтительнее и проще. Но у него дело, нельзя бросать его в самом начале. На вопрос про пропуск Хет только кивнул - в горле почему-то пересохло и слова не шли с языка. Вопросы вдруг посыпались на него, а ответы на них приходить не желали категорически. Спрятаться бы за стойку, или еще куда забиться...

Николас лишь едва заметно улыбнулся патриарху Цепешей уголками губ - его оскал был обычно последним, а не первым, что его противник... нет, жертва, видел в своей жизни. Волки, дикие создания, что с них возьмешь. Аккуратно заправив истерзанный придурком шарфик за отворот пальто, Николас обратил невинный взгляд в глаза нависшего над ним Доминика. Все закрыто от постороннего вмешательства, только мысли напуганного и спрятавшегося идиота плещутся на периферии, так что для этого ковопивца он все еще дурачок Николя - так будет удобнее. Пока.
- Если так надоело, что к Вам все ходят, почему бы Вам не передать дела сыну? Мой папочка так сделал, правда передавал он Морригану, что безусловно оказалось не лучшим выбором, но я был тогда еще слишком молод, - Николас тяжко вздохнул. Это точно, был слишком молод и не мог еще разобраться с Махретом как надо. - А Накадзима-сан мне ничего не указывает, просто поднимет охрану на уши, если я к вечеру не вернусь, а то город большой, в прошлый раз я заблудился, - Николас виновато опустил глаза и поправил замявшийся рукав пальто. Нет, Николя определенно неряха, за такой короткий промежуток времени принять столь помятый вид - это надо уметь. Стряхнув одному ему видимую пушинку с темного сукна, вампир снова взглянул на Цепеша и невозмутимо пожал плечами.
- Я сам решил сюда придти, Цукуё... сан об этом не знает, это мое дело, - игра в Николя быстро надоедает, но надо бы продержаться еще  немного. Безмятежная улыбка наивного придурка лежит на лице маской.
- А пропуск мне нужен в основном затем, чтобы тв.. Ваши гаврики, простите, подчиненные, не путались у меня под ногами, пытаясь не пустить туда, где мне быть положено, - Николас моргнул, не отводя взгляда от Доминикового лица. Эти все проволочки его изрядно раздражали. Да его все раздражало. И попытка Накадзымы его использовать и то, что в его голове покопались. Но триста лет взаперти даже его научили терпению и сдержанности. Всему свое время. Махрет тоже казался одно время непоколебимой и вечной глыбой.

+3

7

«Мне одному кажется, что Беннету меньше лет, чем этому, который был молод и неопытен? Серьёзно, сколько этой дитятке лет?!»
Цепеш недоверчиво глянул на то, что стояло перед ним. Странно, он теперь чувствовал силу вампира, не сказать, что это впечатлило Волка, скорее сейчас он ощутил себя, как обычно. Рядом с патриархом всегда было много сильных личностей. Порой, очень сильных, одарённых, с развитыми способностями и поражающей силой воли. Сам Доминик тоже считался достаточно сильным вампиром, способным использовать свой дар тогда, когда необходимо, и даже в более сложных, тяжелых ситуациях.
- Ну, передал твой папочка дела. И что теперь с твоим родом стало?
Замечание пришлось кстати, Цепеш окончательно уверовал в свою правоту.
- Заблудился?
Участливо переспросил Доминик, склонил голову на бок, оценивая Хета.
- Куда тебя не пускают, там тебе быть и не положено.
Важно объяснил Цепеш. Вообще, вот вроде взрослый вампир, а дурак. Хотя перемены, хоть и незначительные, в тоне голоса, в подборе слов, в движениях, не остались незамеченными для глаза патриарха.
- Много хочешь – в зубы прилетит.
По-отечески предупредил Доминик то, что стояло перед ним. Нет, с фикусом беседа пошла бы куда продуктивнее и была бы не так банальна и скучна.
ЦИЭМ, ох уж этот камень внезапного преткновения. Этот объект всегда интересовал Цепешей, ещё с момента его проекта, но в последние месяцы интерес к нему возрос в разы, достигнув своего пика. Однако больше всего Волков интересовали Вороны. Эти твари считали себя всезнающими. И не понимали, что всезнающими быть недостаточно. Нужно стать всесильными. Как Цепеши, например. И всегда всю малину портили Лабиены. Не зря их вечно ненавидели Волки. Дёрнуло же Доминика связаться с этим гадом Максимилианом. Патриарх признавал и даже не собирался отрицать, что идя бок о бок с Пауками, Волки пришли к невиданному доселе могуществу. Они получили земли, о которых пару веков назад совсем не мечтали их предки. Ладно, Лабиены им не мешали, разве только иногда, но это возможно было терпеть. Чего не скажешь о Джонсонах. Как можно терпеть тех, кто мог отобрать у тебя лидирующее положение? Они не шли бок о бок с Цепешами, как Лабиены, они запирались в своих лабораториях и сидели там годами, веками! Никто не мог предположить, что выползет оттуда в этот раз и на сколько будет оно опасно для всех и для Волков – особенно. И теперь Доминику представилась такая возможность – своими руками вскрыть то, что было вечно сокрыто от его взора. Стать обладателем тех знаний и умений, которые неведомы были его роду. Кто-то мог помешать ему в этом? Нет. Кто-то мог его удержать? Нет. И Лабиен нынче не пойдёт против Волков, не посмеет, даже если захочет. Никто не остановит Цепешей.
- Значит, это ты собрался быть новым патриархом этих недостойных?
Доминик спрашивал просто и честно, не пытаясь запутывать допрашиваемого. А, да, пока что – просто собеседника. Без наручников, оков и игл под ногтевыми пластинами этот Джонсон выглядел непривычно.
- Ведь поддержки у тебя нет. Совет не выберет того, кого поддерживают только японцы. Накадзима тебе говорила, какое положение занимает сама? И чем ей приходится довольствоваться, чтоб хоть как-то оставаться на плаву.
Конечно она не говорила, не дура же. Зато Цепеш всё знает сам.
«Будет использовать тебя, и не видать тебе ни ЦИЭМа, ни патриаршего престола. До одного не допустит Лабиен, а на счёт патриарха позабочусь я».

+3

8

На замечание о передаче дел папочкой Николас только плечами пожал - он же только что сказал, что выбор был крайне неудачен, что тут еще можно добавить? А про род - можно бы заметить, что он подобен нынешнему кандидату в патриархи - все уверены, что он мертв. Были уверены. Одно поражение, пусть даже столь серьезное, как вся эта история с главным папашиным проектом - еще не проигранная война. Впрочем если кому-то нравится так думать - пусть думает.
- Заблудился, да. Город такой большой, народу тьма, - легкий вздох и наивный взгляд. - Но потом я выбрался, вспомнил дорогу, да-а, -  не положено, значит. Спрашивать, кем, что и на кого положено, видимо не стоит. Уже явная угроза легкомысленно пропущена мимо ушей - Николя никогда никто не бил, так что и фразочки про прилеты он просто не понимает, о чем вы в самом деле? Улыбка на губах вновь безмятежна - все же Николяшиной истерикой Николаса слегка зацепило, но теперь все утихло, придурок вроде дремлет и ему гораздо легче. Избавится бы от этого слюнтяя совсем. И почему старому огрызку не пришло в голову попытаться задавить именно эту, явно бесполезную и лишнюю личность, а?
Кивок и одновременно отрицательное мотание лохматой головой - это дибил даже причесаться забыл! - нет, с тем, что его милейшие родственнички совсем не достойны такого счастья, как он, Николас был абсолютно согласен, но не Цепешам так говорить о его родне. Щучить этих умников он сам будет. И строить и на цырлы ставить и все такое прочее. Ишь, правда вообразили, что Хет так просто может потонуть в какой-то там речке. С сестрицей бы еще встретится да поговорить. Но это все потом.
- Я собираюсь быть патриархом Джонсонов, - голос ровный и взгляд прямой. Стоит ли раскрывать все карты сразу? - Накадзима не говорила мне о своем положении. Она лишь сказала, что отец поручил меня ее заботам в случае своей кончины, - не все, но часть приоткрыть наверно можно. В конце-концов именно волчий патриарх выдвинул его, Николаса (ну, пусть Николя) на пост Тени. Но вот в том, что Доминику нужна просто марионетка - Николас уверился уже почти на сто процентов. Как кукла на веревочках была нужна и Цукуё. Впрочем ей он уже все объяснил достаточно доступно и есть надежда, что японка даже поняла. Хотя эти азиаты всегда уверены, что умнее всех и обставят любого. Что ж, тем интереснее игра.
- У меня есть поддержка представителей семей Джонсонов, не связанных с ЦИЭМом. Они прибыли сюда после известия о гибели Уила. И встретились со мной вчера, - Николас качнулся с пятки на носок и обратно. Нет, понятно, почему такой шум. Но непонятно, почему заперев несколько чистокровных и толпу дампиров из вороньего рода, некоторые (не будем показывать пальцами) уверились, что на этом род закончен? Да, вбухано в этого монстра немало. Но даже старый хрыч, который так горел за него всею душой (если она у него была), и тот не складывал все яйца в одну корзину. Впрочем не здесь и не сейчас говорить о других папашиных проектах, никак не связанных с Алмазным берегом и его обитателями.  -  Около двух третей уже сейчас готовы поддержать мою кандидатуру на пост патриарха, - Николас готов был поставить... ну, зубами он не рискует... да хоть вот пуговицу от пальто, на то, что почти все поддержавшие хотят сделать из него козла отпущения. Но что бы ими не двигало - главное - это вылезти, а там он посмотрит, кто кого и куда опускать будет. - Треть - пока воздерживаются и думают, - Николас на миг опустил глаза и хмыкнул. Эта треть по большому счету ждала, что он их будет покупать. Семьи победнее, по-злее или же те, у кого есть великие прожекты, которые требуют финансирования. Последних он собирался рассмотреть по-подробнее, ибо в том, что батюшка зачастую выдвигал и опекал отнюдь не тех, кто одарен, а тех, кто ему чем-то приглянулся просто так, Николас уже успел убедиться.
- А теперь я хотел встретиться с теми, что заперты в ЦИЭМе и узнать у них, согласны ли они видеть сына Родри своим патриархом. И мне почему-то казалось, - он послал Доминику улыбку уж вовсе нежную, - Что Вам, как тому, кто выдвинул меня на пост Тени, будет интересно, если я все же добьюсь патриаршества до дня второго Совета. Увеличу шансы на нашу победу, так сказать, - Николас вновь опустил глаза, смущенно потупясь. Но вот обрывать пуговки и выщипывать шарф в подражание Николя он не будет, хоть режьте.
Доминик был почвой зыбкой, но прощупать его надо сейчас, в самом начале, потом будет поздно. Или поздно уже сейчас? Ну, скоро он все сам узнает. Прям щаз, если быть точным.

+3

9

- Собирайся. Твой папаша собирался меня прирезать, кажется, несколько веков назад. Сам видишь – как-то у него совсем не получилось.
Цепешу не нравились речи вампира. Он говорил открыто. И всё больше казалось Доминику, что это совсем не от того, что тот полный идиот, каким казался всем и всегда. Идиот бы не заинтересовал Цукуё. Идиота она бы не притащила на Алмазный Берег, поручившись за возможного кандидата.
- Поддержка Джонсонов, замечательно. Джонсоны не допущены на Совет Теней, значит, их голоса там не будет. Считаешь, что сможешь стать патриархом, не став Тенью? Ты так уверовал в то, что говорит тебе Цукуё.
Оно и понятно, такая баба кого хочешь уломает, тем более этого вот. Японцам не куда было деваться. Накадзима прекрасно знала, что для её рода нет места в Тенях, с ними выгодно лишь сотрудничество. Экономическое, даже политическое и военное. В Совете им делать нечего. Поэтому этот Николя Хет, выкопанный неизвестно откуда вообще, находится теперь на Алмазном Берегу и пытается претендовать не просто на титул патриарха, но и место в Совете Теней – представителей сильнейших родов вампиров.
- И лишь для этого ты пришёл в Комитет Безопасности? Пропуск нужен тебе. «Так же, как и титул патриарха».
Свою мысль Цепеш предпочёл закончить не вслух. Это же был просто очередной план Лабиена. Кто-нибудь вообще помнит, когда Максимилиан играл в то, что и говорил? Ах да, этот-то точно знать не мог, его же прятали.
- Что ж, если тебе нужен простой пропуск, то можешь выписать его у моего секретаря. Такой пропуск даст тебе возможность войти в ЦИЭМ без препятствий со стороны рода Цепеш и Комитета Безопасности.
«Если ты действительно туп, как пробка, то ты меня послушаешь. Возьмёшь то, что дали, и уберёшься из этого страшного места как можно быстрее».
Цепеш коротко осмотрел вампира. Потом так же внимательно – фикус.
- В прочем, есть и другой вариант. Ты же знаешь, что есть всегда два выхода из любой ситуации? И у тебя они тоже есть, хочешь посмотреть на второй?
Доминик постарался улыбнуться открыто и совершенно честно. Перестал скалиться, чтоб не сломать образ хорошего и приличного вампира. Он так давно не старался казаться хорошим и добрым. Даже с мелкой эльфийкой по имени Лайли Цепеш не притворялся. Но теперь перед Домиником стояла не безродная эльфийка, а потомок Родри Хета, последнего носителя власти Воронов. Да, после него правил ещё Уильям, но разве это правитель? Нет! Цепеш нисколько не уважал предыдущего патриарха Джонсонов, возможно именно поэтому сейчас так рвался уничтожить этот ЦИЭМ – больше ради того, чтоб сломить оставшихся Воронов, показать им их бессилие и свою возросшую в разы мощь. Не подохни Родри, и навряд ли Доминик стал так рьяно и открыто ненавидеть всех представителей этого рода. Ведь достойным соперником он считал лишь того, кто уже подох. Но оставался один очень важный и совершенно неоткрытый вопрос – кто же отнял жизнь одного из сильнейших вампиров этого тысячелетия? Кто смог поднять на Хета руку. Цепеш хотел его уничтожить очень давно, и вот, совсем недавно, у него это почти получилось. Но раненная птаха всё-таки смогла ускользнуть из цепких лап волка. И вот теперь, на Алмазный Берег заявляется его погибший столько столетий назад отпрыск, сопровождаемый этой чёртовой японкой. А Родри уже нет. Демоны страны восходящего солнца решились на очень опасный манёвр, но суть была в том, что Цепешу это очень нравилось.
- Ну, пойдёшь, или забоишься? Как и предыдущий патриарх.
Глаза древнего вампира чуть потемнели, окрасившись в бардовый цвет. Когда-то давно, Уильям Джонсон сделал один очень неверный шаг…

+3

10

Папаша  собирался прирезать Доминика? Как интересно. Действительно не получилось, или же старикан почему-то передумал, теперь и не спросишь. Эх, может и правда стоило подержать Махрета на последнем издыхании подольше, а то столько всего занимательного открывается. Нет, опасно и слишком много было вероятностей, в которых старый козел удирал и портил Николасу жизнь. Сдох и сдох, прах и пепел с ним.
Отвлекшись от мыслей о старикане, Николас поднял глаза на Цепеша. Ну допустим, голоса в совете Теней у Джонсонов пока нет, но это ж не значит, что они должны еще на... когда там следующий Совет? Через четыре дня? Так вот еще на столько дней оставлять воронов без власти - это уже безобразие. У них и так местами разброд и шатание, давно надо было брать их в кулак, но никого желающего и могущего одновременно как-то не нашлось. А вот Цукуё Николас вообще не верил, если так подумать. Это Николя ей поверил и пошел, как бычок на веревочке. Ну, польза от японки определенно была - без нее вряд ли Николас успел бы попасть на Алмазный берег ко дню Совета. Это если забыть, что и патриарху волков его подсунула тоже японка. Нет, Хет и сам бы со всем справился, рано или поздно, но азиатка сэкономила ему время, за что он когда-нибудь скажет ей спасибо. Может быть. Пока - хватит с нее и того, что он ее не пришиб за фортели. А мог же.
- Ну, другого источника подробной информации у меня пока не было, только Накадзима, - легкое пожатие плечами. Да, Накадзима, которая все равно гнет свою линию и о многом умалчивает. Сеть, в которой на девяносто девять процентов мусора и один процент эха реальности. Да то, что осталось ему в наследство от Махрета и о чем Николасу еще предстояло подумать. Серьезно и взвешено. Потому что много было неясного, так что пока эти сведения в расчет не принимались. О, пропуск ему дают, как мило. Простой он и сам себе выписать мог, без этих разговоров. Однако Доминик продолжил речи и Николас опустил веки, пряча блеснувшие на миг глаза. Ловушка? А пусть и она. Западня, сеть, что бы там ни было - он посмотрит. И в паучью сеть иногда залетает шершень. Беспечная улыбка вновь ложиться на губы.
- Что за варианты?
Не заметить, что волк подобрался, невозможно. И багровые отсветы в его глазах и нарочитая вежливость - слишком ясно, что наследнику Родри Хета готовят какую-то подлянку. Да еще и на слабо взять пытаются, как мило-то. Ладно, он поведется. Спеси добавить, но совсем чуть-чуть, не перебарщивая.
- Не забоюсь, Хеты - не Морриганы. Показывай второй вариант.

+3

11

Хет всё держался за свою япошку мёртвой хваткой. И не понимал что ли, что она, когда он сядет на патриарший престол (если сядет), возьмёт его в оборот и тогда Джонсонами будет править далеко не этот Николя, а Цукуё? Зато Цепеш понимал, и это ему было на руку только отчасти. В остальном он хотел бы играть по другому сценарию – подмять под себя Воронов и сесть во главе и этого рода. Точнее – посадить своего сына на место патриарха Джонсонов. Поэтому свадьба с Адой Морриган Цепешу симпатизировала куда больше, чем этот Николя на пару с Накадзимой у власти рода.
- И не будет другого источника. Откуда ему взяться, если вокруг тебя всегда ошивается Накадзима? Она-то никого не подпустит, кто думает иначе, не как она. Таких много. Цепеши в их числе. Сотрудничество с японцами – выгодные контракты, но не больше того. Остальное – безразлично нам.
Вообще, Демонов Волки считали чуть ли не врагами и не доверяли им куда больше, чем тем же Воронам. Пауки тоже были не в восторге от японцев, и это всегда грело душу Доминику. В один прекрасный момент он-то расправится с ускоглазыми мразями, тем более, если его в этом поддержат.
- Так что, слушайся Накадзиму-сан, целее будешь. И проблем меньше.
Когда-то давно, Уильям Джонсон сделал один очень неверный шаг… став патриархом рода Воронов. Он сам и его род расплатился за это решение дорого. И вот теперь перед Домиником стоял некто ещё, что метил тоже на место патриарха Воронов. Какое интересное стечение обстоятельств, не так ли? Хет не Морриган, но он всё-таки ворон. Что ж, игры всегда удавались Лабиенам, а не Цепешам, но сейчас Доминика так и подначивало сыграть.
- Идём, раз такой бесстрашный.
Спокойно отозвался Цепеш, показательно зло ухмыльнулся, и, оглядевшись по сторонам, позволил Подавлению воли работать чуть выше среднего. Его всё-таки смущал тот факт, что вначале знакомства с Хетом он не только не чувствовал его силы, но чувствовал и слабость. Но теперь этого не было. Вампир казался обычным древним, имевшим силу и умевшим ей управлять.
- В прочем, быть просто бесстрашным – глупо и нерезонно.
Волк оскалился, специально, даже не ради выуживания информации, а только лишь чтоб проникнуть в мозг, принялся выуживать мысли из головы Хета. Ему не нужна была информация сейчас, но нужно увидеть силу.
Этот дибил не выглядел теперь тем самым дибилом, с которым Цепеш имел возможность разговаривать вначале. Этот пропустил мимо ушей очень интересный вариант с простым пропуском. Ведь это же ему было нужно вначале – получить необходимое и быстро убраться отсюда. Доминик знал это, он это чувствовал – страх и неуверенность, и он не ошибался тогда.
- Долго тебя ждать что ли? Идём.
Подавление воли более не действовало, так же, как и в мозгах этого субъекта Цепеш перестал копаться несколько секунд назад. Как ни в чём небывало Волк направился к себе в кабинет. А уж дальше – выбор Хета. Куда ему идти и за кем следовать. Накадзима приведёт его к патриаршему престолу, возможно. Цепеш же мог привести его на место Тени. Или прямо на тот свет.

+4

12

На  него решили подавить. Прощупывая, проверяя. Николас только хмыкнул про себя - сколько еще таких проверок ему предстоит пройти, сколько раз будут давить - а шут его знает. То что многажды - факт. Махрет тоже жал регулярно, надеясь подавить, подчинить, или же и вовсе выселить пугающую его сущность из тела Николя. Но до конца это довести ни разу не удалось, а с годами Николас научился уходить от этого и защищаться. Вот Николя прожать было можно, но такое давление от старого Родри приводило только к тому, что Николас получал волю. И тут случилось то же самое, забавно.
На замечания о японке Николас только хмыкнул - не собирался он ее слушать. И не факт, что с ней у него будет меньше проблем, чем без нее. Но пока идеи по использованию связей Цукуё у него были, так что кидать японку Хет не собирался.
- Идем, - он повернулся следом за Домиником, оставляя за спиной одинокий фикус с шоколадкой на листе. Однако опасения, что гордынюшка затянет его в безвыходную ситуацию все же жили в душе. Впрочем резерв у него полнехонек, так что атакующего ждет сюрприз. Как получил этот сюрприз старый козел. Ну и рожа у него была. Вампир мельком глянул на свою ладонь - не дрожит ли? - и сунул в карман. Не дорожит. Потоки идут ровно. И дыхание не прерывается, и сердце бьется спокойно. И среди вероятностей, что неясными тенями маячат, нет уж совсем смертельной.  В крайнем случае ему придется удирать, бежать так далеко, как выйдет и скрываться  в одном из отцовских схронов, подобно Махрету переживая трудное время в убежище. Только вот Николасу такое было не по вкусу, ибо он был рожден не для мирного времени. Жаль, пропустил он все кровавые битвы прошлого, просидел без дела. Теперь ему придется вести те, что на словах. Но он попробует.
Шагая по длинному коридору за патриархом волков, Хет попутно изучал обстановку и мимопроходящих служащих. Где-то на периферии просчитывались пути отступления, оценивались возможности охраны. Западня безусловно прочная. Он вновь уставился в спину Доминика Цепеша, пытаясь угадать, что же такое тот ему подготовил. От густеющего опасностью воздуха глаза сами наливались  пурпуром и клыки не желали помещаться во рту. Но вороны славятся своей сдержанностью и скрытностью, так что и этот приступ стал кратким и, Николас очень на это надеялся, незаметным.
Зайдя следом за Домиником в кабинет, он картинно стал посередине, обвел обстановочку насмешливым взглядом и присвистнул.
- Хорошо устроился! - и переведя посерьезневший взгляд на Цепеша уже ровнее спросил, весь подобравшись и на всякий случай снова проверяя себя на готовность: - Так что за вариант? Которого забоялся Уилл.

+5

13

Догадки лишь подтвердились. Кем бы ни был этот субъект на самом деле, он оставался древним и довольно сильным. Не умел скрывать себя, или делал это так, что для Доминика это оказывалось очевидным. Что ж, японка приволокла это на Алмазный Берег, значит, хоть о чём-то она думала. А, может, и не знала совсем, что она тащит в империю вампиров. И ладно.
- Ты явно отстал от жизни.
Мимоходом заметил Цепеш, отвечая на слова Хета. Логово патриарха Волков, именуемое в народе Комитет Безопасности, было крайне старомодно. Пережитки советского патриотизма были явно на лицо. Патриарх не страдал любовью к СССР, но ему казалось, что КБ должен выглядеть так, как выглядит теперь. Особое внимание было уделено лишь холлу при центральном входе – здесь наведён нужный лоск, который придаёт зданию вид современного помещения. Дальше местный колорит сходит на нет, а обшарпанные стены допросных и вовсе нагоняют мысли о безысходности и отвратном вкусе владельцев и работников сего учреждения.
- Я даже не уверен, что ты жил. Лучше сказать – существовал, верно?
Цукуё потратила уйму времени Цепеша, доказывая Доминику подлинность потомка Хета. Волк делал вид, что верил, но продолжал не доверять. У каждого были скелеты в шкафу, особенно у патриархов родов, но чтоб живые дети и наследники… Это, надо сказать, совершенно неожиданно. Правда.
- Вариант очень простой – ты отказываешься от престола патриарха Воронов в пользу Ады Морриган-Джонсон. А я тебя вывожу в Тени Корпорации.
Ведь тоже не согласится, как же. Джонсоны любили власть даже больше, чем Волки – войну. За Аду на Совете Теней не проголосует никто, кроме Цепеша. Значит, идти против остальных смысла нет. Тем более, ссориться с Лабиенами. А вот привести Аду к власти в роду лишним точно не будет.
- Будешь девочке помогать властвовать, пошлёшь Цукуё куда подальше, сам же получишь власть в Совете, сможешь решить многие проблемы.
Конечно, Хет мог и не клюнуть – ещё одна проверка на его безрассудство. Цепеш не прочь был бы выяснить интересы самого Николя, может, ему надо чего? Сладости, покой, наркотики… Доминик не так уж и редко сталкивался с умалишёнными. Некоторые за свои просто гениальные изобретения требовали ничтожно малую цену. Почему бы не попробовать и с этим такой фокус? Надежды мало, но не одним же Лабиенам писать свои правила игр?
- Может, чего ещё хочешь?
Доминик глянул на Хета, садясь в своё кресло, и решил всё же уточнить:
- Чай, кофе… шоколадку. Коньяк, виски, водку. Наркотики… употребляешь?
Цепеш взялся за бумаги, что-то усердно выписывая размашистым подчерком, потом достал печать, пристроив её на ближний к себе край стола.
- Когда, говоришь, ты был рождён? Какого числа, года. Где рождён. Без данных пропуск тебе никто не выпишет. Да кроме меня его тебе и так никто не выпишет, Николя Хет. Отца-то как убил? Или он сам подох. От старости?
Внимательный взгляд и минимум давления. Цепешу было интересно наблюдать за происходящим. Он сделал ещё несколько пометок на каком-то бланке, убрав тот в стол, достал ещё один, немного другой с виду.
- Попытайся вспомнить… Был пожар, верно? Горело всё, чем ты так дорожил или… Это было красиво? Понравилось?
Ещё один участливый взгляд серых глаз, затянувшийся дольше обычного…

+5

14

Николас качнул головой. Мода меняется постоянно и забивать себе голову всеми тонкостями он не считал нужным. К тому же эта мода движется по спирали, постоянно вытаскивая что-то из прошлого и чуть подкроив-навешав финтифлюшек выдавая за новое. Вампир вновь безмятежно улыбнулся Цепешу.
- Нет, так сказать не лучше. Я жил тогда. Теперь живу немного иначе, - перстень на среднем пальце снова развернут печаткой внутрь и ладонь на миг сжимается в кулак, словно требуется лишний раз физически ощутить то, что все изменилось окончательно.
От мыслей о переменах его отвлекло наконец-то озвученное предложение старого волка. Он серьезно? Николас с трудом удержался от того, чтобы расхохотаться в голос. Отказаться от всего, н-да? От того, к чему он, пусть и незримо для окружающих, шел несколько сотен лет. И в пользу кого? Дочурки Уилла, соплячки, чья задница не сходит со страниц желтой прессы годами. Девчонки, что если еще не стала супругой наследника Доминика, то станет со дня на день. Пустят Хета ей "помогать", как же. Он так похож на идиота?.. Нет, ну временами конечно похож, но не настолько же! Взгляд светлых глаз наивно-прозрачен, таков же и вопрос:
- Это ты про прелестную Аду-Викторию Цепеш? - бровь выразительно дернулась, дополнять фразу вопросом, какого морского дьявола Джонсанам сажать над собою уже фактически отрезанный ломоть и чужую марионетку, Николас не стал, не настолько же Доминик не понимает ситуации. Или настолько? Игра становилась все интереснее и занимательнее.
Стулья тут жесткие и неудобные - видимо посетитель-допрашиваемый сразу должен прочувствовать на своем теле всю суровость системы. Развернув одного из монстров спинкой к столу, Николас уселся верхом и подпер подбородок кулаком. Раз уж его тут за дикаря средневекового держат, будет соответствовать. Как говаривали наемники во дни его молодости - так между любезным собеседником и твоим брюхом оказывается с дюйм-другой твердой деревяшки. Да и зажать тебя столом становится неизмеримо труднее. На все предложения вампир покачал головой. Хочет он много чего, но не настолько кретин, чтобы озвучивать свои хотелки здесь и сейчас. Дослушав список, он опять невинно хлопнул ресницами.
- Благодарю, не стоит беспокоится. Я сыт и у меня специальная диета, в нее котики не входят, - хулиганство конечно, но Николя и правда о наркоте не слышал, такие ужасы не для нежного мальчика.
Та-ак, опять проверки пошли. Впрочем они и не прекращаются. Допросец во всей красе, чего еще ждать в этих стенах. Его тычут шилом и иглами в разные точки и ждут реакции, надо полагать. Интересно, что и сколько патриархи смогли о нем выудить вчера? Впрочем это не важно.
- Тридцать первого октября я родился, по нынешнему летоисчислению, в тысяча четыреста пятьдесят первом году. На Альбионе, в одном из родовых поместий Хетов, в Йоркшире, - голос сбивается и ясные очи едва-едва слезами не заволакивает. Как о Николасе, то есть о Николя можно было даже помыслить такое?! Голос дрожит, но не слишком, все же горе напоказ Хет не выставляет. - Батюшка был очень древним... Годы взяли свое... - да уж, взяли, как же. Интересно, если бы старый козел сумел запрятаться, на сколько бы еще он превысил обычный вампирский срок? Полтора раза уже было, следующая цель - два, надо полагать. Ну этим Николас сам займется. Взгляд на миг холодеет - провокация уже неприкрытая пошла. Горело как горело, не был Николас пироманом, уж в своих фобиях и маниях он покопался преизрядно, благо материала хватало, Махрет постарался. Понравился ему процесс совсем по другой причине, но не Цепешу же об этом рассказывать.
- Отец завещал сжечь его вместе с домом, слугами и трудами. Как древних вождей, которых жгли в домине или на корабле вместе с оружием, конем, рабами и драгоценностями. Я завещание выполнил, - не дорожил он там ничем, это было то самое сжигание мостов. Или, скорее, жилища, в котором умер больной страшной заразой, что сжигается дабы не ползла эпидемия по миру. Так и тут - кое-что следовало похоронить навсегда и Николас похоронил, доверившись одному из древнейших богов. В глазах спокойствие и немой интерес - будут еще вопросы с подковыркой, или с ним начнут говорить нормально. Надежда слабая, но всяко может случится.

+4

15

- Да, Аду Викторию Морриган-Джонсон, которая Цепеш. В будущем. Во всяком случае – она на это рассчитывает.
Ответил Доминик совсем просто, не акцентируя внимания ни на каком из своих слов. Последующие ответы Волк воспринял внимательно, будто с них был какой-то ему одному лишь ведомый толк. Нахмурился, продолжая что-то усердно записывать, даже пару раз глянул на этого Николя, но от писанины не оторвался и на минуту, важно выводя по бумаге ручкой.
- Значит, говоришь, от старости.
Ещё несколько росчерков по листу, и Цепеш отложил документ в сторону.
- Откуда тогда на его теле ножевые ранения? И их много, но не достаточно… чтобы твой отец, Николя, Родри Хет, уважаемый вампир, просто сдох.
Доминик теперь не отвлекался. Говорил крайне серьёзно, как на допросе.
- Комитет Безопасности осматривал его труп. И я лично заметил несколько… неточностей в твоём повествовании. Ты говоришь сейчас, что сжег его вместе с домом. И всем, что принадлежало древнему вампиру, в том числе и слугами. Только вот незадача – слуги говорят иначе, и они живы и здоровы. Накадзима-сан сообщала мне о твоём… недуге. Не только она, между прочим, знала о нём. У древних вампиров всегда много секретов.
Голос ровный, спокойный, но достаточно громок, чтоб его мог услышать тот, кому это слышать и было нужно. На Совете Лабиен упоминал про «две личности», Цепеш не любил чувствовать себя глупее Паука, поэтому решил проверить. Блеф, конечно, но в Комитете Безопасности порой находились такие странные вещи, что один лишний труп и парочка каких-то там слуг – почему бы и нет? Сгорели они, видите ли. Подумаешь! И такое бывает.
- Но это всё не важно. Ты не бери в голову, мы сделаем всё в лучшем виде. Конечно же, будет расследование, как и всегда. Но сына погибшего
Цепеш специально выделил это слово, акцентировав на нём внимание.
- Разумеется, мы оставим вне подозрений. У тебя же алиби. Поэтому…
Пара исписанных бланков аккуратно легло на край стола начальника.
- Вот твои пропуска в ЦИЭМ. Открывают доступ с сегодняшнего дня.
Ещё одна пауза, мимолётный взгляд на собеседника, и едва уловимая улыбка.
- Только на сегодня. Будут ещё нужны – придёшь ко мне, я выпишу.
Подняв трубку телефона, Цепеш заговорил с секретарём по-русски, сообщив той о своей дальнейшей поездке по делам, которую он недавно отложил. Задерживаться дальше в КБ не имело смысла, держать возле себя это чудо с раздвоением личности – тоже. Доминик убедился во всём, чём только хотел.
- Ты сюда на чём добрался? Личный транспорт? Или подогнать машину?
По-отечески заботливо осведомился патриарх, возвратив трубку на место.
- Домой поедешь? Адрес помнишь? Или сразу в ЦИЭМ? На опыты.
Рассмеялся вампир, мягко и приветливо – ведь он на самом деле лишь шутил. Пока что шутил. Но в каждой шутке есть только доля шутки. Лабиен уже начал свою игру, Цепешу тоже придётся в ней участвовать не совсем по своим правилам. Но это Волка не расстраивало совершенно. Он сделает то, что от него будет требоваться, и получит взамен куда больше, если бы неосторожно и самовольно действовал сам, в одиночку. ЦИЭМ будет взорван – Доминик ни на минуту не отступится от своих принципов и привычек, особенно когда они полностью совпадают с правилами общей игры К«ГБ».

+3

16

Хмыкнув, Николас промолчал. Насколько ему было известно, Ада-Виктория была последней во всей этой истории, кто рассчитывал на  брак. Зачем-то он был нужен покойному Уиллу, но у того теперь не спросить. Игорю Цепешу он был нужен ради наследника, которого у младшего волка до сих пор не было. А вот сама невеста была настроена и против всей этой затеи с браком в частности и против обзаведения детьми вообще. Но не спорить же сейчас, верно?
   А вот дальнейшие речи Хет слушал с растущим интересом. Тело они осматривали, оказывается. И слуг допросили, как интересно. А чего только двух, нашли бы уж сразу десяток-другой. И когда ж все успели-то, если по наблюдениям со спутника, в те края никто и не наведывался, кроме местного пожарного инспектора - все же полыхало заметно. Пожарный и сообщил в местное отделение полиции, что "Парочка нелюдимов, обитавших в особняке уж который десяток лет, сгорела вместе с домом, судя по признакам - пожар случился в результате самовозгорания сажи в старинных каминах. Здание высокое, тяга сумасшедшая, судя по останкам, а точнее почти по полному их отсутствию - температура была примерно три тысячи градусов по Цельсию."  Группа  местных полицейских поковырялась в саже, нашла горстку зубов и дело было закрыто, ко всеобщему удовольствию. Подконтрольная Джонсонам вообще и Хетам в частности Финляндия - чудное местечко в этом плане, и у старого Родри все было поставлено на уровне, наблюдение в том числе.
   Надо полагать, что все эти речи призваны его запугать. Или же сбить с толку. А может и дать понять, что если кое-кому из служащих КБ будет нужно - они смогут состряпать любое дело и найти что угодно? Ну, понял-понял. Оставалась еще вероятность, что кто-то намеренно ввел патриарха Цепешей в заблуждение. Или кто-то спутал пожары - один там, в Финляндии и второй здесь, в особняке Морриганов, во взрыве и огне которого погиб Уильям Морриган-Джонсон.  Ну бывает. В таком раскладе даже интересно становится, что это за тело с ножевыми ранами. Может и правда еще какой родственник. Впрочем с этим пусть другие разбираются, покойники Николя не очень интересны в данный момент (вряд ли кто его к ним пустит для интимного общения), а мнимые слуги... Что ж, если будет очная ставка, поглядит, да послушает он этих соловушек. Фраза же про алиби откровенно повеселила - неужто тут все так загнило, что наследников вампирских родов теперь преследуют за то, что они укокошивают зажившиегося на свете папеньку? Ужасный век, ужасные нравы. Но он учтет и запомнит.
Мягкое движение, шаг к столу. Короткий взгляд на заполненные бланки и они исчезают во внутреннем кармане - лишними никакие документы не бывают.
- Спасибо, обязательно еще загляну, - едва заметное движение бровью - зачем патриарх перешел на язык государства, в состав которого некоторое время входила Хетова вторая родина  - вампир не очень понял. Ну дела у Цепеша, понятное дело, личность важная. Николас и не вникал в эти речи, у него самого тоже дела есть, а он тут топчется и все ждет, что может с ним начнут говорить всерьез. Следующие вопросы вызвали легкую улыбку.
- Я доберусь, не стоит беспокоится. Слухи о моем недуге, как и о смерти, несколько преувеличены, - несколько шагов до двери. Остановят ли его? Это вряд ли. Цепеш не видел, или не желал видеть в нем союзника. Как Накадзима совсем недавно. Каждый тут ведет свою партию, даже в его роду некоторые продолжали грызться и тянуть одеяло на себя, вместо того чтобы объединиться наконец. Впереди его ждет ЦИЭМ и тамошние чокнутые обитатели. Что ж, он на них поглядит. Его игра началась давно и идет своим чередом, хотя не все в ней сразу складывается так, как хотелось бы. Но он умеет ждать.
- Хорошего дня и удачи в делах, - лучезарная улыбка от самой двери и шаг в коридор. Путь до выхода он помнит детально и покуда видимых изменений тут не наблюдается. Но до холла еще несколько поворотов, а потому расслабляться не стоит. Волки так просто свою добычу не отпускают. Но и ворона так легко не изловишь. Особенно такого, которому нравится этот неуловимый аромат опасности и проблем, требующих решения. Вот оно, то, для чего Николас был рожден, чтобы там покойный папочка себе не думал. Звон клинков сменился шуршанием бумаг, но в остальном - мало что меняется в этом мире и он еще займет в нем то место, которое считает своим.

Отредактировано Николя Хет (14.10.2015 01:48:43)

+4


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [26.10.2066] Волков бояться - в КБ не ходить.