КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [23.10.2066] Чайный терцет №13


[23.10.2066] Чайный терцет №13

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: 23.10.2066, время разное

Место: Театр "Опера Популер", в реальности не существующий

Действующие лица: Рейгинлейв, сопрано; Адриана Цепеш, меццо-сопрано; Лина "Серафин" Геспер, контральто.

Описание ситуации: Зал замер в полной тишине, когда появившийся из тени дирижёр, важно объявил: "B. Martinů. Чайный терцет №13!" Мелодия околдовала всех. Мелодия, которой никогда не было и не могло быть, как не могли быть знакомы в реальности её исполнительницы... Или всё же могли?

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

+3

2

5 лунные сутки. Символ - единорог.Пятые лунные сутки — один из судьбоносных дней месяца. Именно сегодня нам является то, что называется судьбой, роком, предопределением. Часто в эти ночи снятся вещие сны, нужно только понять, что они вещают...

Огромный театральный зал, легендарный "Опера Популер", снова принимал в себе высокочтимых гостей, собираясь порадовать их очередной диковиной жемчужиной искусства. Все места на представление были проданы в первые же три дня, но это и не удивительно - предстоящее было у всех на устах, и многие были убеждены, что в случае успеха, это будет венцом театрального сезона.

Мужчины во фраках, женщины в шикарных вечерних нарядах с драгоценностями, о цене которых и подумать страшно, люди и нелюди, вхожие в высший свет наполнили зал, и издали напоминали рой блестящих от украшений и собственной важности, монотонно гудящих пчёл. Многие держат брошюры выступления, изучают их, в пол-голоса совещаются, тут и там слышаться предположения о выступлении, пополам со сплетнями, интригами и смехом.

Лина смотрит на людское моря со сцены, выглядывая в щёлочку из боковой кулисы, и вздыхает. Скорее, печально, чем взволнованно - выступления она не боится, совсем. А вот то, что в зале очень много зрителей, на неё влияет - окружающий воздух кажется тяжёлым, переполненным, пресыщенным... Совсем как люди, там за тонким бархатным пологом... Нетерпение, любопытство, безразличие, азарт, жадность, желание, и сотни, тысячи, затаившихся между ними ощущений! Все они накрывали Лину, отделяя её от самой себя, погружая в мир вокруг, как в ледяной прорубь - разом, с головой, с холодом не отличимым от жара, без надежды выбраться...

Ещё один вздох исполнительницы оказывается не замечен в общей закулисной суете. Лина медленно открывает глаза (когда только успела закрыть?), и, проверяя, очнулась ли она, проводит по инструменту рукой. Кончики когтей плавно ведут по материалу, через электронные импульсы посылая в мозг ощущение тепла и отточенной, чистой до скрипа, гладкости. Такой до дрожи знакомой, и непривычной до сих пор, нереальной. Девушка оглядывается по сторонам, сама не зная, что ищет. Вон, чуть в стороне и глубине, у  натянутых канатов и тросов, беседует её соисполнительница, Адрианна со своим старшим братом, Игорем. Будто учуяв её взгляд, мужчина не прерывая разговоров с волнующейся ( это видно даже Лине, мало понимающей в делах общения...очень мало) сестрой быстро смотрит на седовласую и приветственно кивает. С Наследником знаменитой семьи Цепеш Лина знакома давно, хотя отношения между ними... необычные. Иного определения сам мужчина дать не мог, а Лина их просто не знала и не понимала.

Чуть ближе к сцене, в уголке, нашлась третья, но не последняя, часть их трио - Регинлейв. Эльфийка, в попытках настоится на нужный лад, постоянно прикладывалась к чашке с чаем, при этом почти не делая глотков. Необходимость в этом была скорее психологическая, чем физиологическая. Рядом с ней, на одном из предметов реквизита, то ли поваленном золотом колесе, то ли латунной тумбе, (не утащенным в подсобку после предыдущего спектакля) развалился поражающий своими размерами и стоимостью шикарный букет - явно очередной подарок любимого дядюшки для любимой племянницы. Подобными ему цветочными монстрами была забита вся их гримёрная, и, порой, романтическое словосочетание "розы под ногами" имело чисто бытовой смысл.

В общем, всё было... обыкновенно. Так, как и должно было быть. Так, как и было ранее.

Лина снова прикрыла глаза, вспоминая о том, как же всё это начиналось...

Отредактировано Серафин (24.09.2015 22:01:42)

+3

3

Выступление в самом лучшем театре мира – мечта любого талантливого музыканта, а Адрианна без лишней скромности считала себя именно талантливой, и сейчас находясь за кулисами, вампирша жутко нервничала. Не спасало даже присутствие старшего брата, который пытался внушить брюнетке, что она Цепеш, а Цепеши не должны переживать из-за таких пустяков, как выступление перед публикой. Девушка была благодарна Игорю за поддержку, хотя если честно она не ожидала подобного. Нет, старший брат никогда не отказывал в помощи, но Адри искренне считала, что он делает это только потому что у него не было выбора. Улыбнувшись Игорю, девушка подошла к одной из соисполнительниц, поправив концертный костюм и макияж.

- Вы тоже волнуетесь? - поинтересовалась юная Цепеш, посмотрев сначала на Лину, а затем на Регинлейв. - Если честно я никогда так не переживала. Не могу поверить, что мне выпала честь выступать в Опера Популер вместе с вами, - смутилась Адрианна, но потом вспомнила о присутствии Игоря и быстро взяла себя в руки и снова посмотрела на Лину которая почему-то закрыла глаза. - Мисс Геспер, с вами все в порядке? - брюнетка осторожно положила руку на плечо седовласой. - Может принести вам водички?

Девушка заволновалась еще сильнее, рассматривая немного бледное лицо женщины.

- Лина... - позвала Адри, прикусив губу.

Отредактировано Адрианна Цепеш (25.09.2015 13:37:38)

+2

4

Мы созданы из вещества того же,
Что наши сны. И сном окружена
Вся наша маленькая жизнь.©

Душный аромат цветов бил по вискам и не давал сосредоточиться на главном - на репетиции. А ведь до выступления совсем немного. Несколько шагов в сторону от почти пугающего своей огромностью букета, влажную ладонь вытереть о наряд, да так, чтобы окружающие не заметили. И чего она нервничает, не первое же выступление. Ну хорошо, на такой сцене - первое. Но нет большой разницы, сколько народу собирается - десять человек или же несколько сотен нелюдей. Все равно смотреть надо на кого-то одного и играть для него. Только вот будет ли подходящее лицо в зале, Регинлейв не знала, а потому нервничала все сильнее. Вздохнуть и отвлечься, вот ей что сейчас нужно...

День в целом начался неплохо - на завтрак засахаренные фиалки и жасмин, потом пробежка. Долгий-долгий выбор подходящего к случаю наряда - эльфийка остановилась на покрытом тончайшей вышивкой, изображающей лосят, прям таких, как тот, что прислал ей когда-то давно-давно, в другой жизни, малыш Лайрэ. Она сама рукодельничала над ним, не надеясь правда, что появится достаточно торжественный случай. Обувь в тон. Лимузин подали вовремя, хоть и ужасно безвкусный - золотой весь, аж до слепящих бликов. Но домчали быстро, так что это можно было пережить. Споткнувшись в гримерке о расставленные повсюду корзины и едва не порвав подол, Регинлейв привела себя в приличный вид - волосы слегка растрепаны, как со сна. О гриме не может быть и речи - так она ассистентке и сказала - ибо эльфы прекрасны от природы и точка. Инструмент... А где ее бесценный инструмент, интересно знать? Как нет?! Искать, искать немедленно, иначе все придется отменять. Нет, другой не годиться. И новый такой же - тоже. Как они не понимают - в ее инструменте все уже отлажено, они с ним, можно сказать, срослись. Хорошо хоть чай заварили какой надо...

Еще раз осторожно попробовав зеленовато-голубую жидкость в чашке, охотница решила, что теперь точно все в прядке и решила поинтересоваться у остальных исполнительниц, как все протекает у них. Несколько шагов по закулисью в сторону среброволосой Лины и немного встревоженной Адрианны. Мягкая улыбка на губах и кивок.
- Волнуюсь, но это на пользу, - из кармана спешно извлечен флакон с нюхательной солью и подсунут под нос полукровке. Не хватало им только обмороков тут, самое время, разумеется. До выступления считанные минуты. Зал уже почти заполнен, сейчас начнут играть вступление. На всякий случай тоже понюхав соли, эльфийка молчаливо предложила флакончик и леди Цепеш.

Отредактировано Регинлейв (27.09.2015 22:23:11)

+2

5

Смешанный запах морской и английской соли, пополам с древесными нотами взбудоражили сознание, выводя из размышлений. То ли фыркнув, то ли чихнув, Лина моргнула, и только после этого заметила флакончик с нюхательной солью прямо перед своим носом. Мягко отодвинув атрибут любой уважающей себя благородной барышни, седовласая поглядела на своих соисполнительниц. Растревоженное обоняние тут же напомнило о себе, заполняя всё вокруг запахом ночной фиалки с машинным маслом и кровью, и кленового сока пополам с чем-то неуловимо воздушным и живым, птичьим, как солнечный луч заплутавший в перышке с соколиного крыла.  Адриана и Регинлейв. Вампир и эльф. Удивительно, как столь непохожим леди удалось найти общий язык, впрочем...

Лина улыбнулась, делая ещё один вывод. Нет ничего удивительно в принятии противоположности. В том, что вампир и эльф, точнее, вампиресса и эльфийка способны к обоюдовыгодному и приятному взаимодействию. Ведь и она сама - вампир и эльф. Одновременно. Полукровка. Почти-невозможная, но случившаяся данность...

По дуге обогнув начавших непринуждённый разговор леди, "огненная" снова приблизилась к пологу и отогнула ткань, бросая взгляд в зал. Последние мгновения были тихими, неестественно тихими, особенно для театра, а значит...

Предчувствия не обманули. Вот, медленно, осознавая своё величие и значимость, пройдя сквозь ряды музыкантов в оркестровой яме,  приближается к стойке дирижёр. Вот, он занимает своё место, готовясь начать священнодействие и...

Повернувшись к девушкам, Лина сделала глубокий вдох, одновременно расслабляясь, и как можно чётче, произнесла:

- Пойтьемтье. Скольо фсё нашчьетьсья. Ньяам порьа.

+2

6

От нюхательной соли Адрианна вежливо отказалась, покачав головой. Пусть она и волновалась перед концертом, но упасть в обморок перед своими соисполнительцами и старшим братом, который, впрочем, уже ушел в зал, это уж слишком. Она младшая дочь патриарха одного из самых влиятельных родов. Пусть отец и относился к ней весьма прохладно, но он все же дал ей свою фамилию. Интересно, а что было бы, если бы ее отношения с Домиником были нормальными? Юная Цепеш с легкой улыбкой вспомнила, что совсем недавно они с отцом вполне мирно поговорили, и Адри даже удалось справиться со своим страхом перед его силой. Но увы история не терпит сослагательных наклонений.

Девушка встряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли, снова поправила свой костюм и обратила внимание на Лину, которая что-то невнятно пробормотала, и вампирше с трудом, но удалось понять "пора". Несколько раз вздохнув для того чтобы сосредоточиться, брюнетка вышла на сцену, заняв свое место за роялем. Пальцы привычно легли на клавиши и все волнение испарилось, словно его и не было, уступая место уверенности в своих силах.

Дирижер взмахнул палочкой и... Мелодия дикой, осторожной кошкой кралась по залу, то приближаясь, то словно отскакивая от своей жертвы. Забавляясь, играя. То вихрилась как буря. Заставляла сердце замирать, и пропускать удар, а то и два. а после вновь заставляла сердца слушателей биться, то быстро, то вновь замедляясь.
А вот все поменялось вдруг. Воображение будит переливы мелодии. В шорохе ветра, в дыханье пустыни, в запахе пряном восточных базаров, чудятся сказки, живые поныне, непревзойденной в веках Шахразады. Мед речи, и мудрость бездонна, ночи волшебные в тысячу сложишь. Месяц внимает тебе с небосклона, и равнодушным остаться не может...

+2

7

Инструмент, некогда отринутый совиноокой искусницей, ложиться в пальцы привычно и нежно. Флакон с солью обронен и забыт. Тревога уходит в самый миг выхода, оставаясь за кулисами. Короткая ласковая улыбка двум соисполнительницам и взгляд устремляется на дирижера. Инструмент у самых губ - ее он не обезобразит, в этом эльфийка уверена накрепко. Первые нежные аккорды. Глаза невольно скользят по лицам в зале, но не находят там искомого. Что ж, она ветер, играющий на водосточных трубах, ветру ли запоминать лица тех, чих волос он касается. Светлые пряди скользят в пальцах в свете луны и сердце на миг сжимается странной тоской о чем-то потерянном.
  Но рука не утрачивает твердости и звук льется все так же мягко, постепенно набираясь гнева. Теперь уже не легкий бриз, но вихрь свирепый, средь поющих скал ее прародины. Тонкие и звонкие, похожие на призраков, они издревле пугали людей и манили Детей Дану своей дивной тайной. А кто-то говорил, что это сама Богиня так развлеклась, от скуки создав себе инструмент по сердцу. Цел ли он, не разбили ли его краткоживущие в своем вечном стремлении уничтожить все неясное, или же он сохранился только в памяти ее народа, да в музыке, кто знает...
  Ураган поднимается над морем и ловит в свои объятия скорлупки кораблей и все равно ему, из дерева или металла их делали самонадеянные смертные создания, посмевшие в дерзновении своем мыслить, что способны они покорить древний океан и бессмертный ветер. Мелодия становится грозно-насмешлива на краткий миг - стихия может на время затаится, прячась за иллюзией покорности, но придет час - и покажет она свои лики, один лживее другого...
  И вновь тихий вечерний бриз, волны нежно выносят на берег обломки отгремевшей бури, словно извиняясь за дурное поведение и причиненный вред. Но и сожаление это ложно и в кротости прячутся хлесткие пощечины. Но обман удается и дети погибших рыбаков приходят искать вынесенные на песок раковины...
  Мелодия стихает и инструмент отнят от губ. С глаз уходит туман и улыбка посылается залу - сыграна лишь одна композиция, краткая, как вздох влюбленного.

+1

8

Тепло дерева пола ощутимо даже сквозь обувь, как и вибрация, вызванная их движением и общей напряжённостью. Воздух сух, совсем немного пылен и чересчур насыщенный на вкус. Это нужно запомнить, обязательно запомнить и учесть, чтобы ничто не могло помешать.

Мелочей не существует. Всего одна аминокислота способна кардинально изменить свойства белка, так что же говорить о чём-то большем? Из малости складывается великое, из деталей - общное и общее. Существующее. Даже то, что Лина находится здесь и сейчас, тоже состоит из мелочей - одного поливного дождя, одной сломанной машины, двух насквозь промокших индивидов, одного чаепития и нескольких почти случайно взятых нот.

- От твоей музыки, как и от тебя, мурашки по коже. - Он прикрывает серые, как косые дождевые струи за стеклом, глаза, передёргивая плечами, делает ещё один глоток кофе, а после взгляд его становится ещё более тяжёлым, цепким, звериным. - Однако, может это и к лучшему...

Конечно, всё получилось не только из-за этого, были и другие детали, которые повлияли - утончённая и выверенная подпись, рядом с её, неловкой, будто детской, тёмными с отливом в вишнёвый, как венозная кровь, цветом на бумаге контракта; мраморные театральные колоны, тёплые от напитавшего их энергией солнечного света, и алый бархат кулис. Да, было, было всё это было, и всё важно... Но важно и другое.

Запах зелёного, не до конца созревшего, но сочного до неимоверности яблока. Аквамариновые глаза сверкающие под лаковой тёмной чёлкой и недоумённо глядящие на вынутую из проколотой шины мотоцикла острую заколку в виде ветки рябины. Серебристая искорка серёжки, способная соперничать по блеску только с её улыбкой и полная ехидства, совсем как живая, драконья морда. И имя, достаточно звучное и вместе с тем - плавное, напевное - Адриана Цепеш.

Или другое, более строгое и краткое к себе и к другим. Три кусочка неба в светлой оправе - два в виде глаз, полных древней, изначальной, мудрости в обрамлении длинных ресниц, а третий - каменным листком у сердца. Яркие капли ягодного сока на губах и запах удушающе-спелой малины. Ноты-чайки на пожелтевшем листке и удивлённо прошептанное мужскими губами слово, имя, совсем не знакомое, но такое болезненно-дорогое, никогда не ведомое... Регинлейв.

Странно. Точнее, она странная, Лина. Да и они... Все странные. Состоят из мелочей, как та же музыка из малюток-нот, а всё равно - полные, живые, цельные. И такие уже привычные для самой огненной. Необходимые. Как кровь... Ну, может даже больше...

Лина улыбается. Мелочи важны, именно по ним можно многое узнать и спрогнозировать. Например то, что сегодня у них всё получится. Обязательно. Все факторы регистрируют это, можно сказать, успех предопределён...

Огненная занимает своё место на сцене и прикрывает глаза, прислушиваясь к первым нотам, ожидая наступления своей партии. Другие уже начали играть и она не должна их подвести. Ни за что!

Воздух сух, немного пылен и чересчур насыщенный на вкус. Анализ действий по ослаблению эффекта внешней среды происходит рефлекторно и независимо от сознания. Лине остаётся только сделать глубокий вдох и...

...продолжить начатую игру.

+2

9

Вот завела я песенку,
А спеть ее нет сил. ©

    Взмах палочкой и Регинлейв уже готова начать новую мелодию, но вместо флейты в руках у нее кружка с отбитой ручкой. Огни рампы вдруг становятся нестерпимо яркими и зал, полный зрителей, рассыпается разноцветными лоскутами калейдоскопа. Делается страшно смотреть в сторону соисполнительниц, ибо чудится, что и с ними происходят жуткие метаморфозы. И от душного аромата цветов голову ломит нестерпимо...
    ...Осторожно отлепив щеку от пластмассовой поверхности крошечного столика, эльфийка чуть очумело оглядывает маленькую палатку, что выделили ей накануне, дабы она своим присутствием не обременяла свежеиспеченного Владыку. Заботы нынешнего дня сливаются в мешанину лиц, образов и разговоров. Да, вроде бы она зашла сюда дать себе недолгий отдых и выпить чего-нибудь горячего. Взгляд падает на металлическую кружку, валяющуюся на столе на боку. Видимо за чаем охотницу и сморило. И снилось ей что-то совершенно невероятное. Потерев виски, эльфийка поставила кружку вертикально и встала со стула. Нынешнее утро принесло мало радости - братья пропали и дядя, глядя в сторону, сообщил ей, что их увезли на лечение. Травмы, транквилизаторы, потрясения от пережитого. А она поверила, потому что ничего другого ей и не оставалось. Потому что не хотелось допускать и мысли, что Трандуил ей снова солгал. Потому что не хотелось рушить то хрупкое равновесие, что меж ними установилось. И потому, что такая вера давала смутную надежду - жизненно необходимую сейчас. Ибо впереди еще много трудностей, много забот по обустройству только-только нарождающегося королевства. Нужен каждый эльф, способный перевести собратьям, что же происходит и каковы условия подаренной им свободы.
    Куртка сдергивается со спинки стула и Регинлейв покидает палатку. У нее еще будет время подумать обо всем подробно, а сейчас гудящую голову следует занять насущными проблемами. Сон испаряется из памяти каплей на раскаленном камне...

0


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [23.10.2066] Чайный терцет №13