КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Незавершенные эпизоды » [20.10.2066] Мне все равно, что говорят другие


[20.10.2066] Мне все равно, что говорят другие

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Время: 20 октября 2066 года.
Место: одна из дорог на территории Латвии. Потом - дешевый мотель.
Действующие лица: Блэйк Чантал, Сайрус Кассагрен
Описание ситуации: на номер лидера поступил вызов от угонщика его банды. Тот должен был пребывать в отъезде полгода. Должен был угнать несколько автомобилей из Германии. Но сейчас потребовал встречу и явно раньше срока. Все признаки налицо: что-то пошло не так.
Дополнительно:
Погодные условия: - 2, ветрено, идёт снег.

Отредактировано Сайрус Кассагрен (11.10.2015 15:39:49)

+2

2

Сейчас Блэйк ненавидел ветер, который порывами налетал с разных сторон и бросал в лицо редкие и крупные хлопья снега, падающие прямо с неба, словно куски облаков, которые нависли серой пеленой над городом и его окрестностями. Блэйк ненавидел холод, нещадно пронзающий тело и заставляющий кровь стынуть. Она и так еле текла по венам, с трудом подчиняясь ритму сердца. Какая-то пустота царила кругом, нарушаемая лишь ветром и снегопадом. Агера находился на обочине пустынной трассы, недалеко от города, который беспомощно раскинулся где-то внизу, под холмом, терзаемый холодным ветром. Дампир уже оставил попытки поджечь сигарету, которая хоть немного, но могла согреть его остывающее тело. Он замерзал. Медленно и бесповоротно. Казалось, что больше никогда не окажется в тепле, не придёт в себя, не сможет выжить. Наверное, что-то похожее чувствуют те, кто остается один на один с мощью природы, без надежды на счастливый исход. Блэйк прикрыл глаза, медленно вдыхая колючий воздух и чувствуя, как новая порция холода разносится кровью по телу. Перед глазами пролетели картинки недавних событий. Как все-таки глупо получилось. А ведь Алви обо всем догадывался, знал, куда отправляет его. Как матерый волк чует засаду, так же Акула чувствовал подвох. Знал, черт возьми, и отправил. И пусть Блэйк был осторожен, но все равно попался. Кто-то мастерски обставил его и вывел на чистую воду, загнал в ловушку, из которой Агера чудом спасся. Его сильно ранили в плечо, долго гнали, и лишь через три часа он смог скрыться, после чего дрожащими от пережитого страха и потери крови руками набрал номер лидера. Он не стал ничего объяснять, лишь коротко сказал: "Жду тебя в условленном месте", после чего полетел практически через всю Европу на своем двухколесном друге. Почему-то именно этот путь показался самым долгим в жизни. Дампиру все время казалось, что "охотники" все еще преследуют его и могут в любую минуту настигнуть и поймать. А вот о том, что будет дальше, думать почему-то не хотелось. От этих мыслей кровь застывала в жилах, а страх заставлял прибавлять скорости. Хотелось оказаться как можно дальше от этого жуткого места. Теперь же, когда минутная стрелка сделала много оборотов и мили остались позади, Блэйк оказался на нужном ему холме. Он стоял здесь уже полчаса, окончательно замерзая и теряя кровь. Она текла из раны по телу под кожаной курткой, и бинт давно уже не останавливал ее. Блэйк закрыл глаза и откинул голову назад. Ветер грубо рванул за волосы и скользнул холодными потоками по открытой шее, заставляя глубже вдохнуть. Приятное ощущение подчинения природе. Когда-то Блэйк любил только его и свою свободу. Но потом все изменилось. Одни ценности сменились другими, и дампир смог познать, что такое настоящая поддержка и дружба. Раньше он никогда не звонил бы в надежде получить помощь, а сейчас.. Сейчас он надеется, что его не оставят одного, приедут к нему. Почему-то стало больно где-то под ребрами, когда Агера вспомнил своего лидера. Вспомнил его силу, его уверенность, его мнимое спокойствие. Этот сильный вожак только его и сейчас больше всего на свете Блэйк хотел увидеть его глаза. Понять, что тот беспокоился за него, что хотел увидеть его, что  скучал по нему. Понять, что Акула раздерет пасть тем, кто ранил его, обманул и сделал больно. На такое способен только его вожак. Только Акула. Алви.. Мысли сменил бред и Блэйк понял, что теряет сознание. Он положил руки на руль, пытаясь сконцентрироваться на одной мысли, и все еще надеялся услышать сквозь вой ветра знакомый рокот мотора.

Отредактировано Блэйк Чантал (10.10.2015 20:27:04)

+2

3

Кажется, лидер посмел промахнуться. И не просто, а подставить под удар одного из своих людей. До последнего надеялся, что Чантал справится, что сможет обыграть, и всё-таки промахнулся. Незамедлительным подтверждением послужил звонок от Блэйка. Но Сайрус не опасался этого звонка, он его по сути ждал. Если позвонил, значит, живой, значит, у него в любом случае ещё есть силы. Прикинул в уме: от Германии до «условленного места» аж десятка часов езды. И Блэйк явно будет топить по дорогам на полный газ. Значит, приедет быстрее, чем через десять. Да и самому Сайрусу надо было туда ещё доехать - находился он не близко. Сразу бросить дела, увы, не смог. Потому что приходилось разгребать проблемы нерадивых кадров из его же банды. Вот убил бы, честно. Спустя несколько часов всё-таки освободился и помчал на своём байке по скользким дорогам от не перестающего снега. Мотоцикл с рыком отматывал назад километры пути, разъяренно дрожа под сиденьем и свирепея. Как всегда просил положиться на него, и байкер положился: позволил байку забрать выше сотки. До места нужно было добраться как можно быстрее, он же и так задержался. Непозволительно задержался, и теперь переживал, что заставит Блэйка ждать.
     И черт возьми, заставил. Ещё подъезжая заметил силуэт мотоцикла на обочине дороги. Увидел Блэйка. Выматерился, ругая себя. Но сейчас не время упрекать себя, не время. Сбросил обороты на подъезде, снял подошву обуви с подножки байка, чувствуя под сапогом мокрый асфальт.
     - Блэйк, черт возьми, - глухо прорычал, остановился рядом. Мотоцикл, амортизируя, податливо затих и замер. Но обороты не заглушил, на улице ж сейчас холодно. Байк может замерзнуть, и как следствие не завестись в нужный момент. Поставил его, накренив на бок и поворачивая руль. Покинул сиденье, перенеся ногу над задним колесом. Тут же оказался рядом с Чанталом. Запах крови ударил в нос. «Чёрт, чёрт. Чёрт! Он ранен. Какой же я идиот» Кажется, Блэйк был в почти бессознательном состоянии. Сайрус взял его за плечи, посадил, встряхнув. Взял за нижнюю челюсть, заставляя смотреть себе в глаза.
     - Копы? Тебя подставили? - «Не время задавать такие вопросы» - тут же одёрнул на себя. Но вожак же должен знать, от кого скрывался человек из его банды? Да, должен. Но позже. Сейчас надо привести Чантала в чувство и уехать отсюда. А потом поговорить, в более безопасном месте. - Да очнись ты, придурок! - зло обозвал.
     Взял за плечо, зажимая пулевую рану и чувствуя, как по руке быстро течет чужая кровь и неосознанно дурманит разум. «Задеты вены» - констатировал факт. Это плохо. Но было бы хуже, если артерии. Притянул к себе, грубо и надежно прижал к плечу. «Черти, ты ещё и замерз» Чужая внутренняя дрожь при столь близком контакте не осталась незамеченной. Кассагрен был готов убить себя за столь наплевательское отношение. Внутри что-то нещадно терзало его хладнокровную и выверенную до последнего миллиметра душу.
      - Я перевяжу тебе рану, а потом поедем в город, - уверенный и спокойной тон. Из них двоих паниковать позволено только Блэйку. Надо было где-то остановиться, и Сайрус уже прикинул где. Байкеру было плевать, слышит его Чантал или нет. Он достанет его из з*дницы в любом случае. И какой бы поганой ситуация не оказалось. Но сейчас она была, прямо сказать, не отличная.
     Достав бинты, перевязал рану поверх куртки, затягивая и останавливая кровь. Доберутся до гостиницы - перевяжет лучше.
     - Будешь ехать за мной, - вернулся к своему байку, сдавив коленями, вернул его в вертикальное положение. Не удержавшись, слизал с руки оставшуюся чужую кровь. Тут же спохватился и выплюнул её на снег. Не сейчас. Тронул мотоцикл с места, выруливая на дорогу и наращивая скорость.

Отредактировано Сайрус Кассагрен (16.10.2015 08:09:55)

+2

4

Знакомый рев мотоцикла, который долетел издалека, казался чем-то странным. Каким-то звуком из параллельной реальности. Блэйк не видел, как железный конь затормозил рядом, не слышал, как притих мотор, лишь почувствовал, как сильные руки сжали его плечи, и через секунду почувствовал железную хватку на нижней челюсти. Этот жест заставил подчиниться, верить, безоговорочно отдаваться. Знакомый до боли запах кожаной одежды, машинного масла, алкоголя и сигарет заставляет голову кружиться, а где-то глубоко в душе разгорается огонь, который  сначала, Агера знает, будет согревать, а потом сжигать все на своем пути. Блэйк приоткрыл глаза, подчиняясь требованию вожака и посмотрел в карие глаза. Так близко, невозможно близко. Чуть нахмурился, чувствуя, как вокруг все плывет, и, приподняв руку, крепко взял Сайруса за воротник, будто не хотел отпускать. Прижался к сильному телу, чувствуя, как чужое тепло перетекает в него. Он чувствовал, как Алви обнимает его, и внутренне чуть усмехнулся. "Какой же ты уязвимый, когда со мной что-то не так. Ты теряешь от гнева и ярости голову. Интересно, ты сам осознаешь это? Если нет, то мне придется об этом сказать. И тебе это явно окажется не по душе," — мысли медленно ползали в голове подобием призраков. Дампир чувствовал, как Сайрус забинтовывает ему раненое плечо и мог поклясться, что лидер внутренне ругает себя. Казалось, что прошли часы, прежде чем Алви отпустил его и оставил один на один с мотоциклом. Но перед этим Блэйк позволил себе на несколько секунд уткнуться в сильное плечо вампира. Пусть он думает, что хочет, но сейчас Агера хотел, чтобы Сайрус закрыл его от всех проблем. И этот жест, которому часто не придают значения, именно об этом свидетельствовал.
Агера заставил себя сосредоточиться на предстоящем пути до ближайшей гостиницы. Он завел мотоцикл не с первого раза и тронулся только тогда, когда Акула был уже достаточно далеко. Сейчас он полностью положился на своего вожака, следуя за ним. Ведь Алви знает, куда ехать, укажет верный путь и не обманет, не заманит ловушку. От этой мысли хотелось верить лидеру еще больше, хотелось быть его рабом, слугой, быть любым только для него. Блэйк понимал, что, если бы не рана, то он прямо сейчас набросился бы на Сайруса. Он чуть оскалился, понимая, что хотел бы быть последним для Алви. Последним во всех смыслах, потому что Агера не позволит никому занять место рядом с ним.
Редкие деревья пролетали мимо, и скоро Агера поравнялся с Акулой. Бросил взгляд в его сторону и чуть усмехнулся.
— Такое ощущение, что ты собираешься спустить шкуру с тех, кто сделал мне больно, — Агера чуть повернул руль в сторону мотоцикла Акулы и, резко прибавив газу, пролетел мимо, чуть ли не задевая байк лидера. Чуть обернулся и, отсалютовав рукой, продолжил гнать вперед. Пусть лидер не чувствует себя королем дороги. На повороте заднее колесо мотоцикла Блэйка занесло, и дампир, сдавив коленями железного коня, прибавил скорости, выравнивая байк и продолжая путь.

Отредактировано Блэйк Чантал (11.10.2015 17:54:10)

+1

5

Ещё совсем недавно Блэйк прижимался к нему доверчиво и тесно. До жара в венах. А сейчас они уже разрезали на своих мощных байках снежную завесу над дорогой, оставляя километры позади. И Сайрус подумывал над тем, что же на самом деле произошло? Там, в Германии. Насколько ситуация непоправима? Хотя плевать, какая она, выход он всё равно найдёт. И Блэйк ему всё расскажет, когда они доедут.
      Железный конь Чантала оказался сбоку, нагоняя и удерживая заданную лидером скорость. «Ты ещё и заговорить вздумал в такую погодку» - мысленно огрызнулся Кассагрен. И он не ошибся.
      - Я не собираюсь спустить, а спущу. Но сначала разберусь, что же на самом деле произошло, - коротко усмехнулся. Бешенства не было, была холодная решимость: выследить и отомстить «охотникам», посмевшим ранить волка из его стаи.
      На манёвр Блэйка Сайрус никак не отреагировал, привык не отвечать на провокации. С молодежью это полезный навык. У Чантала горячая кровь - это факт. У Кассагрена, в общем-то, тоже, но в плане взрывоопасного характера.
      Чужой байк со злым рыком пролетел вперед, давая лидеру полюбоваться на его вид сзади. Ну и поглотать пузыри, конечно. На что Кассагрен только недовольно выругался.
       - Говорил же ехать за мной, придурок, - приедут на место, получит по заслугам. Ведь ранен же, а ещё испытывает и себя, и свой байк на везение на заснеженных дорогах. Ну и терпение Кассагрена на прочность, естественно. «И ещё ты без понятия, в какой мотель я планирую приехать. Точно из нас двоих идиот ты» Всё-таки пришлось повернуть ручку и поддать газа, чтобы догнать Чантала.
      «Не положено обгонять лидера. Пора уже выучить это» Раздражение легкомысленным поведением Блэйка давало о себе знать. Случись это перед бандой, точно остановил бы и навалял. По полной, чтобы в следующий раз неповадно было. Поровнявшись с байком Чантала, притеснил к краю дороги.
      - Или ты остановишься, или поедешь за мной. Нахрен шутки и заигрывания, - выплюнул с отчетливой толикой бешенства. С вожаком лучше не шутить - общеизвестный факт. Даже тем, кому очень многое позволено. А Блэйк относился именно к таким.
      Разорвав расстояние между своим байком и железным зверем угонщика, Сайрус выехал вперёд. Сбросив скорость на повороте, припарковался около дешевой гостиницы. Здесь были свои люди, поэтому можно спать спокойно. Хотя Кассагрен на самом деле очень мало кому доверял. «Доверяй, да проверяй» как говориться. Так и на это раз: расслабляться, попав вместе с Чанталом в относительно ухоженный холл, не стал. Да и потом не будет. Тут же рядом с байкерами реализовался хозяин гостиницы, дал ключи от номера и, получив свою долю денег, скрылся с глаз долой. Сайрус и не собирался задерживать его дольше. Даже угрожать не стал: угрожаешь, значит, чего-то боишься. А Кассагрен ничего не боялся, ну, делал вид, что не боялся.
     Глянув на Блэйка дольше обычного, кивнул ему, мол, пошли. Поднялся на второй этаж, толкнул легко поддавшуюся дверь номера. Обстановка здесь была в «лучших традициях»: дешевая мебель, железная кровать с протертым и продавленным матрасом, укрытым сверху одеялом. Что ж, хватит и этого. Главное, чтобы не было холодно. Да здесь и не было холодно, для Сайруса, конечно же, а вот для Блэйка - это уже другой вопрос. Кассагрен вообще на холод плевал: запросто мог ездить на байке даже зимой, не говоря уже про осень и весну. Да и холодно на улице - максимум -10 градусов.
      Бросил ключи на прикроватную тумбочку, достал бинты, которые всегда были с собой.
      - Раздевайся, перебинтую нормально, - давно пора было это сделать. Ведь лидеру не нужны лишние проблемы. - Так что же всё-таки произошло? - завёл разговор на давно мучающую тему, подходя к Блэйку и жадно вдохнув запах живой крови.

Гостиничный номер кровать железная

http://s3.uploads.ru/t/vK4Co.jpg

Отредактировано Сайрус Кассагрен (11.10.2015 19:49:34)

+1

6

Агера знал, что лидер будет недоволен его поведением, но он не привык себе в чем-либо отказывать. Так и сейчас не упустил шанс подразнить Акулу, с удовольствием замечая, что это не осталось не замеченным. Когда железный конь Алви слишком резко оказался рядом и притеснил Блэйка к обочине, дампир лишь усмехнулся, бросая в сторону Сайруса пронзающий взгляд.
— Ты не один тут на дороге. И мне надоело за тобой пыль глотать, — крикнул Агера в сторону уже отъезжающего байка, движением головы откинул волосы с лица и, прибавив газу, полетел за лидером, — Какой же ты упрямый.
Полчаса пути, и Блэйк затормозил вслед за Акулой рядом с каким-то дешевым отелем. "Мда, не умеешь ты гостиницы выбирать," — подумал дампир, слезая с мотоцикла. Чуть зашипел, когда боль с новой силой пронзила плечо, но без лишних слов направился за лидером. Он немного отстал от Сайруса и подошел, когда тот уже разговаривал с хозяином гостиницы, который всеми способами пытался угодить. Блэйк остановился чуть позади и, бросив взгляд на этого человека, немного сдвинул челюсть на бок. Видимо этого человечка не учили не пресмыкаться перед такими, как Сайрус. А зря. Когда краткий разговор был окончен, Блэйк проследовал в номер, предназначенный лишь для одного человека.
— А получше места не нашлось? — Блэйк был, мягко говоря, не доволен, — Здесь дико холодно. Я и так замерз на улице. Ты просто издеваешься! — он зло скалился, выплевывая эти фразы, и не смотрел на Сайруса. Видимо, тот посчитал, что можно не отвечать, — Сайрус! — дампир окликнул его, желая привлечь внимание к своим словам, тут же на автомате взвешивая только что сказанное Акулой, — Прости, что? — Агера приподнял бровь, — Ты меня и так неплохо перебинтовал, — сказал, но не стал перечить воле лидера. Он снял кожаную куртку с плеч, потом с запястий каждой руки по очереди, заведя руки за спину и чуть морщась от боли в плече. Бросил одежду на тумбочку. Снял майку, и она отправилась следом за курткой. Сделал шаг на встречу Алви и опустил глаза, останавливаясь перед ним.
— Много чего случилось, — тихий шепот, — Ты уверен, что хочешь это услышать именно сейчас? — Агера немного помолчал, словно прислушиваясь к внутреннему состоянию лидера. Сказать, что Акула был злой — это ничего не сказать. Агера не хотел бы оказаться на месте тех, кто ранил его самого. Не хотел, потому что знал, что гнев Сайруса страшен, так же страшен, как и его месть. И Алви церемониться точно не станет.
— Я люблю, когда ты такой агрессивный, — татуированная рука скользнула вниз по груди лидера вдоль воротника расстегнутой куртки. Блэйк поднял глаза на Сайруса, встречаясь взглядом с карими глазами. Закусил губу, чувствуя привкус собственной помады, и немного наклонил голову на бок, — Ты.. прекрасен, — он выдохнул эти слова, понимая, что теряет контроль над собой. Пустая комната. Приглушенный свет. Холод. И шикарный мужчина напротив. Это сводило с ума, заставляло реже и глубже дышать, а все страхи и сомнения отступать на второй план, а то и вовсе покидать голову.

Отредактировано Блэйк Чантал (11.10.2015 20:59:53)

+2

7

Обманчивая беззащитность Блэйка, бешеная поездка на мотоциклах, недовольство со стороны угонщика - всего этого Сайрус не ожидал и был неприятно удивлен. «С какого...?» - бесилось сознание. И он был на самом деле не доволен Чанталом. Нет, ну а что? Тот вместо того, чтобы хотя бы для приличия притвориться больным и загнанным, опять играет чёртовы роли. И вовсе не выглядит испуганным и потерявшим много крови. Хотя... может, просто держится? Конечно. Как он сразу не догадался? Достаточно ж немного внимательнее присмотреться, и угловато-напряженные движения Блэйка тут же выдают его с головой. Да даже то, что не подошёл, когда Сайрус говорил с хозяином.
    На замечание относительно номера Кассагрен опасно прищурился.
    - Хочешь в люкс? Валяй отсюда, - фыркнул. - Но там тебя сразу возьмут за одно место, - усмехнулся, прикуривая сигарету и затягиваясь. Окрик со стороны Чантала неприятно резанул слух.
    - Чего? Раздевайся, сказал! - Нет, это кто ещё из них двоих издевается? Он ему хочет помочь, а тот ещё капризничает. Бесило, откровенно. Кассагрен недовольно нахмурился и взял сигарету в другой угол рта, выдыхая сизый дым и смотря, как Блэйк снимает с себя куртку. Мальчишка раздевался, прямо сказать, эффектно, что тут же ударило жаром по венам. «Может, сначала перебинтуешь его?» - усмехнулся сам над собой. Конечно, не того угонщик сорта, чтобы его тупо нагибать. Он стоит большего. В этом Сайрус уже убедился и не раз.
    - Да, я хочу знать, что случилось, - опыт подсказывал, что о проблеме лучше узнавать за несколько часов после того, как она возникла. Потом бывает поздновато. А вот Чантал явно медлил. Да и заставлять его Сайрус не в силах, захочет - скажет. Всякое бывает, может, пока просто не может об этом рассказать?
    Чувствуя резкий, до боли знакомый запах крови Кассагрен хотел убивать. Да-да, самыми страшными способами, так, чтобы утопить в боли, отчаянье и крови. Но он сомневался, что у тех, кто подставил угонщика, есть кровь. «Чтобы пролить кровь, её ещё нужно иметь». Поэтому у них вряд ли именно она в жилах.
    И Сайрус не сразу въехал, о чём именно сказал Блэйк. Чужая ладонь обожгла грудь, но Кассагрен не отстранился, не подал виду.
    - Ты не обкололся случаем? - грубо оборвал, пересиливая желание завалить Чантала на кровать и прижать собой. «Нашёл время. Делать нам больше нечего» Внутренне усмехнулся. Нет, ну они, конечно, найдут место и время. Но сначала стоит перебинтовать раненое плечо. Бинт благо был из плотной ткани, так что Сайрус без труда остановил кровь, туго перетягивая рану. Естественно, в меру туго.
    На руках осталась чужая кровь. По-хорошему её надо смыть водой. От дурманящего железного запаха сдерживать себя всё сложнее и сложнее - факт. Кассагрен едва заметно оскалился, чувствуя, как удлиняются клыки. «Я тебя не за этим сюда вёз, чтобы искусать и напиться крови» - попытался одернуть себя. Затянувшись последний раз, достал сигарету изо рта и затушил её, ломая в пепельнице.
    - Так тебе холодно, говоришь? - вздернул бровь. Не хочет говорить, что случилось на задании, значит, скажет потом. Всё равно сюда копы не сунутся. А искать будут только Блэйка - им нужен только он. Остальная информация, Сайрус был уверен, не получила утечки.
    Запустив пальцы в чужие, жёсткие волосы, грубо сжал их, резко притягивая Чантала к себе, заставляя откинуть голову. Провёл носом по его шее собственническим жестом, вдыхая знакомый запах. И запах крови. «Что б тебя черти побрали» - мысленно прошипел, чувствуя, что почти не может держать себя. Не отпуская длинные пряди, впился жадным поцелуем в опьяняюще желанные губы, не давая возможности перехватить первенство. Свободной рукой скользнул по чужой шее к ключицам, сжимая беззащитное горло, но давая дышать.

Отредактировано Сайрус Кассагрен (14.10.2015 09:43:23)

+2

8

Агера смотрел в глаза своего вожака, когда тот стал бинтовать ему плечо. Лишь когда боль стала совсем нестерпимой, прикрыл глаза, чуть откидывая голову назад и тихо шипя. Он знал, что Акула не церемонится, поэтому приходится терпеть. Когда тугие бинты стянули плечо, Блэйк облегченно вздохнул, потом на несколько секунд задержал дыхание и потом вдохнул полной грудью. Дыхание сразу же выровнялось, и кровь, повинуясь спокойному ритму сердца, быстро разносила драгоценный кислород по телу.
Блэйк опустил глаза на окровавленные руки Акулы и чуть усмехнулся.
— Держи себя в руках, Алви. Думаешь, я не знаю, чего ты хочешь сейчас? — дампир чувствовал, как между ними разгорается пожар, который практически невозможно остановить. Удары сердца стали редкими и тяжелыми, и через несколько ровных вздохов стали учащаться. Казалось, что кровь начинает гореть, а воздух в комнате становится тяжелым и сгущается до такой степени, что почти невозможно дышать. Агера больше не мог смотреть в глаза напротив, прожигающие насквозь, и отвел взгляд.
— Холодно, — эхом повторил за Акулой, почти сразу же чувствуя, как сильные руки властно сжимают волосы, и он, повинуясь движению лидера, откинул голову назад, открывая шею и слегка приоткрывая рот. Чужие губы, страстные и жаждущие, коснулись ждущих поцелуя губ. Агера тихо застонал, отвечая на поцелуй. Он не ждал ласки и нежности, наоборот, хотел почувствовать грубую силу и власть над собой, хотел увидеть, насколько нужен Акуле. Пусть только сейчас, пусть только на одну ночь. Рамки дозволенного оставались далеко позади, и хрупкое равновесие между двумя в этой комнате ломалось, разлетаясь миллионами осколков, сгорающих от страсти, рождающийся где-то в глубине.
Блэйк чувствовал, как рука вожака скользнула по открытой шее и сдавила горло. Стопроцентное подчинение. Сломаны стены, строящиеся годами, закрывающие душу, не пускающие никого к ней. Дампир становится податливым и словно тает в чужих руках. Сейчас он полностью расслабленный хищник. Судорожно пытаясь вздохнуть, он скользнул руками по сильным плечам, крепко и надежно обнимая за шею. Он никому не отдаст своего вожака. Никому.
Он не дал Сайрусу полностью перехватить инициативу, превращая поцелуй в страстную борьбу противоположностей, бесподобных в своей притягательности. Губы, слитые в едином поцелуе, разжигали пожар еще больше, срывая стоп-краны и заставляя сердце биться еще сильнее, разгоняя по телу густеющую от желания кровь. Агера прижимался к сильному телу, скользя руками по плечам. Мысли, похожие на бред, сменяли одна другую и исчезали, не оставляя следов. Блэйк судорожно взял одной рукой Акулу за нижнюю челюсть, разрывая поцелуй и встречаясь взглядом с глазами напротив. Чуть прищурился, и прикусил зубами его нижнюю губу, причиняя боль, скользнул по ней зубами, прокусывая до крови и сразу же слизывая алые капли. При этом не прерывал зрительного контакта. Немного откинул голову назад и, глубоко вдохнув, ткнулся носом в шею вампира, смотря прямо перед собой. Прикрыл глаза, пытаясь выровнять дыхание и привести свои мысли и чувства в порядок. Страсть тяжело билась о ребра, словно пыталась выломать их и оказаться на свободе.
— Есть такие вещи, которых делать нельзя, — хриплый от желания шепот.

Отредактировано Блэйк Чантал (12.10.2015 12:13:13)

+2

9

- Я держу себя в руках, Блэйк, ты же знаешь, - кивнул, смотря голодным взглядом. - Но ты же хочешь обратного? - «Хочешь, чтобы я укусил тебя в горло, чтобы перекусил его и выпил твою кровь. Но у тебя её и так немного. Всегда» Ответил Чанталу вопросом на вопрос - что ж, теперь они квиты. «Не отводи взгляд - покажешь слабость» Но Блэйк отвёл. «Из нас двоих слабый только ты» А иначе и быть не может.
      Податливость мальчишки сводила с ума, заставляя хотеть его горячее и гибкое тело всё больше и больше. Оба они уже не смогут остановиться, да этого и не нужно. Они хозяева своей жизни, в которой можно всё.
      Сайрус чувствовал его подчинение, его расслабленную мягкость опасного хищника. И рисковал бы, если б сам не был хищником. Намного более опасным хищником. Хрупкие руки обнимают за шею - доверчиво, крепко и податливо, Чантал прижимается к нему своим гибким телом, жар которого Сайрус ощущает даже через ткань своей одежды. И опять противостояние - в поцелуе. Желание Блэйка перехватить первенство разжигает в Кассагрене первобытное стремление подавить, показать, кто здесь поистине главный, доказать это физическим превосходством и грубой силой.
     Чужие руки скользнули по плечам, заставляя глухо выдохнуть. Его, чёрт возьми, заводил этот мальчишка - не на шутку заводил. Почти с пол оборота, хотя вампиру было уже далеко не мало лет. Но как можно не хотеть такое совершенное тело, Сайрус не представлял, хотя всегда был исключительно по девушкам. Видать, система натолкнулась на исключение.
     Жадный и требовательный поцелуй перешёл в подобие укуса, с опьяняющим вкусом крови. Собственной крови. Взгляд - глаза в глаза. Клыки удлиняются сами собой, свидетельствуя о выпущенной сущности вампира. Сильнее сжав чужое горло около самых ключиц, грубо притеснил Блэйка к стене, зажимая между собой и этой самой стеной. Рвано, на выдохе, глухо зарычал, чувствуя его хрупкое тело совсем рядом со своим. Контраст силы и превосходства. Почти стопроцентное чужое подчинение и осознание собственной власти в противовес.
     Чужой, хриплый, сбитый дыханием шепот служил лучшим подтверждением того, что Кассагрен на правильном пути. Что они оба на правильном пути.
     - Плевал я на это, - выдохнув, укусил Блэйка между шеей и плечом, не до крови, но чувствуя под клыками напряжение чужих мышц. - Ты же хочешь? А то доиграешься, просить заставлю, - шепот в область шеи и жесткая усмешка. Опасный прищур глаз. Ладони сами скользнули по чужому притягательному телу наверх к плечам, очерчивая сводящий с ума изгиб и чувствуя обманчивую хрупкость ребер. Продолжая прижимать собой к стене, расстегнул пряжку чужого пояса, снимая брюки и притягивая Блэйка к себе. Требовательно и грубо впился кровавым поцелуем в чужие губы, холодящие пирсином и от этого отдающие железом. Разрезая удлинившимися клыками чужие губы, десны, царапая по зубам и чувствуя вкус чужой, дурманящей крови. По-животному жестоко, дико и бескопромиссно.
     Собственническим жестом провёл по бедрам, взяв сзади колен, легко оторвал от пола. С силой прижал спиной к стене своим телом, позволяя сжать себя коленями.
     - Ведь хочешь же? - усмехнулся в ответ. Конечно, он не против взять его здесь же, но зачем тогда рядом кровать? Да нет, не взять, а переспать на тесной кровати, в холодной комнате, в темноте с редкими отблесками огней улицы. На пределе чувств, эмоций и ощущений. Запустив пальцы в чужие волосы, сжал их в кулаке и бросил Блэйка на кровать, опираясь около его головы на локоть и тут же возобновляя поцелуй на более глубокий и по-дикому жадный. Заведя запястья за спину, сорвал с себя кожаную куртку, перекрестив руки, снял майку через голову, обнажая сильное тело с литыми мышцами под кожей. Скользнул ладонью по телу Блэйка, нависая над ним и чувствуя чужое напряжение.

Отредактировано Сайрус Кассагрен (13.10.2015 20:47:14)

+2

10

Агера пытался хоть как-то удержать ясность сознания, чтобы полностью не отдаться во власть вампира. Несмотря на то, что хотел эту власть, хотел полностью, но рожденный свободным, он внутреннее бунтовал. Протест рождал глухую неосознанную ярость, которая, смешиваясь со страстью, давала совершенно дикий коктейль, ломающий сознание и силу воли. Казалось, еще немного, и дампир сорвется в пропасть без права вернуться. Почти не по своей воле, но отдаваясь тому, кого больше всех на свете хотел. Последние сомнения медленно сгорали, осыпаясь пеплом, еще больше разжигая вспыхнувший пожар.
Холодная стена оказалась за спиной, и Блэйк приоткрыл рот, словно задыхаясь. Он зажат между нею и сильным телом вожака. Достаточно посмотреть в глаза Акулы, чтобы понять, насколько он хочет его. Всего. Полностью. Прямо сейчас. Блэйк задыхается, ловя ртом воздух не от того, что чужая рука сжимает горло, а от осознания того, что они вдвоем заходят слишком далеко. Они уже давно переступили черту, после которой возврата нет. И пойдут дальше.
Не то поцелуй, не то укус вырывает из груди глухой стон. Хриплый голос сводит с ума, и ответом на слова Алви звучит лишь тихое шипение. Тело не подчиняется Блэйку, а лишь первобытным инстинктам, подстегнутым сильнейшими чувствами, разрывающими душу. Почему-то больно. Агера взял двумя руками голову вампира, смотря прямо в глаза.
— Могу и просить. Ты только скажи, — Агера чувствует, как чужие руки скользят по телу, добираясь до пояса. Тихий звон расстегнутой пряжки и движение, освобождающее дампира от лишней сейчас одежды. Поцелуй сводит с ума, заставляет тело содрогаться от предвкушения ровно до того момента, пока чужие зубы не разрезают податливую плоть. Блэйк стонет, как раненое животное, и опирается руками в плечи Акулы, непроизвольно пытаясь отстраниться и глотая собственную кровь. Клыки скользят по костям под деснами и по зубам, а кровь льется тяжелыми каплями вниз, на тело дампира. Голова начинает кружиться, а во рту слишком горячо. Он не только не может разорвать жестокий поцелуй, но и не хочет. Сильные руки скользят по бедрам, и Блэйк слишком поздно понимает, что собирается сделать вампир. Повинуясь его движению, он сжимает тело Алви ногами, на время оказываясь выше Акулы и чувствуя каждый глубокий вдох и рваный выдох. Он немного откидывает голову назад, чувствуя затылком холодную стену и смотрит вверх, на потолок. "Запомни это момент. Это время, когда все только начиналось," — беззвучно шепчут губы. Кровь стекает по подбородку, по шее и телу вниз. Агера вдыхает чуть глубже, одновременно с Сайрусом, чувствуя, как биение двух сердец совпадает, разгоняя кровь по артериям.
— Хочу, да, — еле слышно выдыхает, — Черт возьми, Алви, не останавливайся, — словно в подтверждение этих слов Акула бросает его на кровать. Холодные простыни касаются разгоряченного тела, и Агера прикрывает глаза. Рука непроизвольно сжимает ткань. Язык скользит по окровавленным губам, собирая кровь, которая быстро стекла сбоку по щеке, обжигая дампира и пятная белую простынь. Он чувствует своего вожака сверху и не открывает глаз, подставляя губы для поцелуя. И, чувствуя его пьянящий вкус, жестоко кусает Алви на губу, прорезая кровавыми зубами. Сайрус отстраняется, и Блэйк открывает глаза. Не без восхищения смотрит, как Акула снимает с себя куртку, обнажая совершенное тело. Агера проводит рукой по обнаженной груди, потом вниз, чувствуя под ладонью сильные мышцы и ток горячей крови. Не отказывает себе в удовольствии глубоко расцарапать ногтями вдоль ребер вниз, к поясу. Дампир выгибается, прижимаясь к сильному телу и, закинув ноги на пояс Акулы, сжимает коленями его сильное тело. Такое желанное и все же недоступное. Понимает, что ему мало, бесконечно мало этого вампира. Он хочет его полностью. Хочет, чтобы он принадлежал ему. Наверное, навсегда.
Руки дампира скользят по сильным плечам, а губы снова сливаются в едином поцелуе, на этот раз медленном, словно эти двое хотят почувствовать друг друга еще лучше, глубже, словно хотят выпить друг друга до дна, до последней капли. В легких не хватает воздуха, и Агера, отстранившись, тяжело дышит. Сегодня правила зачеркнуты и забыты.

Отредактировано Блэйк Чантал (14.10.2015 19:12:42)

+2

11

Чужая реакция сводит с ума, планомерно отправляет к чертям всякую выдержку и сталь нервов. Теперь нервы горят, как раскаленное железо,  заливая жаром нутро, а в венах пульсирует адовое сочетание адреналина, резкого недостатка кислорода и безумного, голодного желания.
    Блэйк просит не останавливаться, да Сайрус и при всём желании не смог бы. Он хочет продолжать, так, чтобы Чантал под ним страдал от удовольствия, чтобы умолял о большем и задыхался от ощущений. Чтобы они провели эту ночь так, словно она последняя в их жизни.
    Чужая рука скользит по груди, спускаясь по телу ниже и царапая ногтями. Обжигает болью. Прикосновение вырывает из лёгких глухой, низкий и отчетливый рык. К запаху крови Блэйка неминуемо добавляется запах собственной - это холодит нервы мнимой опасностью. Расстояние между ними сводится к минимуму, когда Чантал прижимается к вожаку доверчиво и податливо. Чужие колени с силой сжимают талию под ребрами, заставляя задохнуться от ощущений. В эмоциях рождается неизбежная агрессия: желание заставить глотать собственную кровь и стоны, желание утопить в удовольствии - жестоком удовольствии.
    Изящные руки касаются плеч, обещая подарить обманчивые объятья этой ночи. Это не ласковые и безоговорочно-мягкие объятья, это объятья чертовски голодного и по-своему опасного хищника. Они доверяют друг другу, но здесь нет места давно распределенному подчинению. И это факт.
    Сайрус отстраняется от Блэйка, разрывая поцелуй, давая отдышаться и чувствуя оставшийся привкус чужих губ, горячей крови и помады. Природа вампира тяжело ударяется о прутья самоконтроля, норовя вырваться, и Кассагрену становится всё тяжелее и тяжелее держать себя. «Я не хочу пить твоей крови... Я не должен... Я.. не... должен, черт возьми» - почти безуспешно убеждает себя, но разум неуклонно срывает со стропил. По венам разливается раскаленная ртуть, захлёстывая сознание. Вампир притягивает Блэйка к себе, расстегнув пояс своих кожаных брюк. Чувствует в руках его гибкое тело, изгибы которого лишают самообладания, относя его ко всем чертям. Грубо сокращает расстояние до минимума, зажимает Блэйку рот, сдерживая ответную реакцию, не давая толком вскрикнуть или застонать. Отпускает, проводит по чужим губам, смотря в лицо и жадно выпивая крепкий хмель чужих эмоций. Почти не позволяет ему отдышаться, задаёт темп: грубо, несдержанно, придавливая собой к кровати. Сжимает в руке чужие волосы, заставляя откинуть голову назад. Вид беззащитной шеи с напряжением пульса в артериях срывает запреты. В сознании что-то переворачивается, а во рту почему-то чувствуется вкус крови Блэйка. Она медленно заливает рот, а Сайрус ощущает клыки глубоко в чужой шее. Он всё-таки укусил его, чёрт возьми. «Но ты тоже этого хотел, ведь так?» Жадно глотает горячую кровь, но пересиливает себя, отстраняясь. Отплёвывает красную жидкость на простыни.
    - Прости, - хрипло выдыхает. Руки скользят по гибкому, татуированному телу - он знает его почти наизусть. Каждый изгиб, каждый шрам. Помнит каждый вздох, каждое судорожное движение, поэтому сейчас заставляет задохнуться стонами. Находит в темноте изящную ладонь Блэйка, переплетает пальцы, прижимая чужую руку за головой. Плен чужих коленей лишает контроля, сильные объятья бедер на талии сводят с ума. Каждое собственное движение вырывает из груди глухой рык, отзывается болью в разрезанном ногтями теле. Сайрус сжимает чужую руку в своей, касается другой ладонью открытого горла. Свет фар с улицы скользит по кровати, очерчивает лицо Блэйка, вырывает из темноты чернильные рисунки на его теле. Это больше, чем прекрасно, это больше, чем просто по-животному дико. Эта ночь - как последняя ночь в этой жизни. Кассагрен наклоняется к нему, впивается в губы, грубо и нетерпеливо затыкает поцелуем. «Да.. да, кричи, извивайся подо мной, умоляй, но сейчас ты принадлежишь только мне». И это не обсуждается.

Отредактировано Сайрус Кассагрен (15.10.2015 10:01:12)

+2

12

Блэйк слишком податлив и открыт. Слишком верит Сайрусу, чувствуя его силу и превосходство. Медленно сходит с ума, окончательно теряя контроль. Его вожаку нет равных, нет похожих на него. Он идол, фетиш, личное проклятье и безумие. Сильный одиночка, подпустивший к себе. Его воин, защитник и мститель. Он один из тех, кому лучше быть приятелем или другом, и не переходить дорогу. Рядом с ним хочется быть вечно, несмотря ни на что, разделяя боль и потери на двоих. Ради такого мужчины хочется жить и переступать границы дозволенного. Ради такого..
Агера тяжело выдыхает, когда Сайрус отстраняется. Смотрит на него затуманенными от страсти глазами, меняющими цвет с зелёного на красный. Чувствует, как сильные руки обнимают за талию, приподнимая. Он медленно закусывает губу и откидывает голову назад, прикрывая глаза. Каждое движение дается с трудом, словно тело, некогда послушное, наливается свинцом. Кровь словно перестает течь по жилам, все также согревая тело.
Сайрус берет его резко и грубо, заставляя тяжело застонать и выгнуться на кровати до боли в травмированном позвоночнике. Чужая рука с силой зажимает рот, придавливая к постели, и Блэйк непроизвольно проводит языком по холодным тяжелым перстням, которые сейчас заливает его собственная кровь. Он перекрещивает ноги в лодыжках, сильнее сжимая коленями тело вожака, пытается нормально вдохнуть, чувствуя, как его рот отпускают и чужие пальцы скользят по губам. Он не открывает глаз, кусая губы и ощущая, как наслаждение разливается по телу, пульсируя в артериях, заставляя кровь гореть. Слишком нереальное и невозможно сильное. По щекам изо рта течет кровь, пятная белую, смятую ткань под ним. Блэйк откидывает голову назад, открывая шею, и почти сразу чувствует, как длинные клыки и крепкие зубы Акулы разрывают кожу, мышцы, артерии и вены, глубоко впиваясь. Из горла вырывается приглушенный стон, больше похожий на рык, и Агера судорожно обнимает вожака за шею, прижимаясь к нему и отдаваясь без остатка. Сайрус отстраняется, выпуская из объятий, и опирается локтем о кровать. На его руках напрягаются мышцы и вздуваются вены. Свет скользит по постели, спотыкаясь о смятую простынь и разрывая темноту, выхватывая разгоряченные тела и сверкая в глазах отблеском сильнейшей страсти.
Блэйк задыхается, в легких мучительно не хватает воздуха, отчего они горят огнем. Кажется, еще немного, и он умрет, но выносливое тело чётко контролируется подсознанием, которое сейчас принимает решения за него. Агера стонет, не контролируя и не сдерживая себя. Судорожно цеплялся пальцами за холодную простынь. Возбуждение и удовольствие накатывают волна за волной, выбивая из головы абсолютно всё. Мыслей нет, только бесконечный поток страсти и желания, слившихся в единый порыв и пьянящий экстаз. Глухой рык Сайруса вперемежку с криками и стонами Блэйка разрывают тишину, не сдерживаемые ни стенами комнаты, ни моральными нормами, ни правилами приличия. Агера почти срывает голос, кусает губы до крови и в уже немом крике хватает ртом воздух. Он чувствует, как Акула сжимает его ладонь и переплетает их пальцы. Чувствует, как Сайрус целует его, жадно и медленно, упиваясь поцелуем и вкусом губ, слизывая с них стоны. Блэйк не в силах ответить, лишь прикусывает желанные губы и глухо рычит. Он сжимает коленями сильное тело, отстраняясь и откидываясь назад. Отдаленно понимает, что его голова немного свешивается с кровати, отчего изображение переворачивается вверх ногами. Он бессмысленно смотрит перед собой, прикрывая глаза от каждого движения, подаваясь навстречу, и старается ровно дышать, часто облизывая собственные губы. Страсть перемешивается с бесконечным наслаждением, которому Агера полностью отдается. Горло сжимает чужая рука, заставляя принять власть, что Агера и делает, беззвучно умоляя о большем.

Отредактировано Блэйк Чантал (15.10.2015 18:40:07)

+2

13

Тело терзал жар удовольствия, разгоняя кровь по венам и стискивая легкие недостатком кислорода. Рваный вдох и медленный выдох. Слишком жарко, слишком невыносимо, чертовски, до одури хорошо. Окружающее пространство сжалось до границ этой тесной кровати, этого нереального, гибкого и податливого тела под собой, до чужих стонов и криков с сорванными связками. Кассагрен отвечает довольным, тихим рыком на выдохе, прижимает Блэйка за руки к кровати, неуклончиво взвинчивает темп, двигаясь глубоко и грубо. Чужая реакция служит лучшим подтверждением действий, неизбежно поднимает градус температуры крови, разжигает и так присутствующую грубость до животной жестокости. Страстный поцелуй по инициативе Сайруса вновь переходит в кровавый: клыки разрезают чужие, неповторимые на вкус губы. Но он вовремя одергивает себя, забивая желание вампира подальше в сознание, и отстраняется, горячо выдыхая в чужие губы. Но ему остро не хватает крови, до потери сознания не хватает, хотя её терпкий запах давно кружит голову и убивает своей недоступностью.
    Блэйк под ним судорожно выгибается, поражая гибкостью своего тела, невыносимо хрипло стонет и задыхается от удовольствия. Кассагрен довольно скалится, кусает свои губы до крови, прижимает Чантала за горло к постели, жадно вдыхает запах чужого тела. Каждое сильное движение отзывается в теле поднимающейся слабостью и судорогой горячего удовольствия. На чужие стоны он отвечает отчётливым рыком, наклонившись, впивается поцелуем в шею, прокусывает зубами - оставляет их следы. Никто не посмеет посягнуть на Блэйка. На его Блэйка.
    Воздух становится слишком горячим и тяжелым, еле оказывается в легких, и с каждым выдохом уровень кислорода понижается. Голову кружит от осознания стопроцентной власти, полного контроля, стопроцентного чужого подчинения и сводящих с ума чужих эмоций. Блэйк невыносимо, до судороги горячий и отзывчивый на грубые движения. Его узкое, изящное тело заставляет задыхаться при взгляде на совершенные изгибы и окончательно вырывает из груди оставшийся воздух. Чужие стоны вкупе с вскриками, сбитыми прерывистым дыханием, взвинчивают планку самооценки до предела. Именно чужое невыносимое удовольствие ему нужно, именно от него слетают к чертям все стоп-краны, именно от него на свободу вырывается звериный голод и жажда овладеть до конца.
     Кассагрен хрипло выдыхает, чувствуя обжигающие укусы резкой боли в теле, чувствует, как по собственному телу стекает кровь из глубоких порезов. Ум заходит за разум от бешеного, дикого наслаждения, такого, как будто у вампира столетиями никого не было в постели. В тело впивается резкое удовольствие, сводит нервы и мышцы судорогой. Сайрус отвечает почти звериным рыком. Судорожно, горячо выдыхает, наклоняется к Чанталу, отдавая ему медленный, глубокий и страстный поцелуй, такой, от которого запросто можно потерять голову, и отстраняется, пытаясь отдышаться. Ложиться рядом, чувствуя, как сознание сдавливает тисками, как тяжесть наваливается на тело и мысли останавливаются, словно отлитые из меди. Ему никто и ничего не нужно, кроме Блэйка. Только он. А он и принадлежит ему - не иначе. Медленно вздохнув, достает зубами из оказавшейся под руками пачки сигарету, прикуривает, выдыхая дым и смотря в потолок. «Может, всё-таки расскажешь, что случилось?» - мысль так и не доходит до Блэйка, утонув в личных соображениях. Не сейчас. Кассагрен закрывает глаза, чувствуя, как очередная затяжка обжигает своей горечью. Медленно выдыхает сигаретный дым вверх, вновь смотря на потолок и следя, как свет с улицы замирает в сизой завесе. Сегодня он не будет спать.

Отредактировано Сайрус Кассагрен (20.10.2015 13:40:06)

+2

14

Боль в раненом плече и позвоночнике обжигает, волнами растекается по венам с каждым движением, разбавляя поток безудержных эмоций и неконтролируемого, почти животного желания. С каждой тягучей минутой Блэйку нужно все больше и больше, и Сайрус ему это дает. Дампир задыхается, пытаясь хоть как-то подстроиться под заданный темп, но его каждый раз накрывают с головой волны удовольствия, выбивая из легких воздух и замирая на уровне подсознания. Взгляд не фокусируется практически ни на чем, а свет с улицы тонет в расширенных зрачках. Он пытается запомнить своего вожака таким, какой он сейчас, но мозг отказывается подчиняться. Блэйк вымученно стонет, полностью отдаваясь Сайрусу. Его сердце качает кровь по суженым артериям в бешеном ритме, и горячая кровь вытекает из разорванных вен на шее и плече. Она заливает край кровати и капает на пол, разлетаясь тёмными брызгами. Они тускло блестят и вспыхивают в медленно скользящем свете фар. Агера чувствует, как Кассагрен целует его в губы, кусая и разрезая их клыками в неистовом порыве жестокости. Боль смешивается с неземным удовольствием, и на этот раз Блэйк не пытается отстраниться, лишь углубляет поцелуй, глотая собственную кровь. Он пьянеет от собственной страсти и от чужого желания обладать. Сайрус резко разрывает поцелуй, а по окровавленным губам дампира скользит горячее дыхание. Тяжелый вздох. Он чувствует Акулу над собой. Чужая власть, стальная хватка на горле без права на свободу, собственное подчинение, шум крови в голове и хриплые стоны с рыком — все это смешивается воедино, впечатываясь в мозг фейерверками воспоминаний и ощущений. Агера судорожно обнимает своего вожака за шею, чтобы после нескольких движений снова отпустить, откидываясь назад и задыхаясь. Блэйк мечется под ним, выгибается и до крови закусывает собственную руку, пытаясь подавить крики и стоны где-то на уровне горла. В итоге — глухо стонет и рычит, растворяясь в ощущениях. Он резко доходит до пика наслаждения, и тело прошивает судорогой нереального удовольствия. Блэйк выгибается до хруста в позвоночнике, царапая тело Акулы ногтями и, окончательно срывая голос, лишь хрипло стонет, захлебываясь кровью. Он чувствует сильные объятья, и губы жадно ловят тягучий и неторопливый поцелуй, отдающий вкусом крови и догорающей страсти. Голова моментально становится тяжелой, и слабость, быстро разливающаяся по телу, заставляет измученно закрыть глаза. Он медленно и глубоко вздыхает, впервые за это время полностью наполняя легкие драгоценным кислородом, что тут же отзывается сильным головокружением. Только сейчас дампир постепенно начинает ощущать боль от ран, со всей жестокостью нанесенных совсем недавно. Кровь течет по обнаженному телу, перечеркивая чернильный рисунок, временно смазывая его, убирая естественность очертаний. Блэйк не сдерживает тихий стон, прижимаясь к вожаку, словно пытаясь согреться об него. Короткий щелчок зажигалки. По комнате начинает расползаться дым дорогих сигарет. Блэйк вдыхает его и чувствует, как проваливается в темноту сна. Отдаленно он еще ощущает Сайруса рядом, слышит его тяжелое дыхание и замедляющееся биение сердца. Чувствует, что не в силах противится тяжелому давлению сна, поэтому позволяет сновидениям заполнить разум своими неправдоподобными изображениями. Организм пытается справится с кровопотерей и восстановить силы, но при данном раскладе это практически невозможно. Внутренний пожар догорает, уступая место беспощадному холоду, рождающемуся от потери крови. Блэйк уже не воспринимает окружающий мир, уплывая слишком далеко, растворяясь в тяжелом, мучительном сне.

+2

15

В темноте комнаты Блэйк прижимается к нему: доверчиво, податливо и тесно, словно пытаясь согреться. «Неужели здесь может быть холодно?» - тяжело возникают мысли. Кажется, Чантал говорил, когда они только пришли сюда, что в номере чертовски холодно. Кассагрен выпускает дым из легких углом рта, перегнувшись через Блэйка, накрывает одеялом и его, и себя. Всё-таки замерзнуть ещё не хватало, а так будет теплее им обоим. Взяв сигарету в зубы, сжимает её фильтр, пропуская дым на вдохе, обнимает Чантала за шею и плечи одной рукой, притягивая к себе. Взгляд безучастно скользит по потолку: ему не за что зацепиться, разве что за трещины и ржавые подтёки. Сознание медленно погружается в мучительные мысли.
    «Ты так и не сказал, что случилось, ты даже, черт возьми, не намекнул!» - в груди поселяется глухое раздражение. Догоревшая сигарета кусает пальцы ожогом. Выматерившись, Сайрус зло душит её в пепельнице. В пачке остался десяток - мало для целой ночи, слишком мало, а спать он точно не собирается. Кассагрен прикуривает снова, выпускает дым кольцами. Покоя не даёт тяжелый запах крови, в сознание вцепляется подобие совести. «Он и так был ранен, а я? Я ранил его ещё серьёзнее. Что б меня черти побрали» - Сайрус опасно прищуривается, скалится, задерживая во рту горький дым. Но раскаяния он не чувствует - что случилось, то случилось. А уж причины у него были.
   В этом номере явно и не думали топить: не чувствовалось привкуса нагретого воздуха. Сайрус поморщился, вновь затягиваясь. Его кровь уже перестала быть невыносимо горячей, сердце планомерно замедлило свой ход и теперь лениво перекачивало кровь, но холодно Кассагрену не было. Ему было даже странно, что Блэйк говорил о холоде здесь. И он надеялся, что Чантал не замерзнет. Тело по ребрам обжигал огонь царапин, недавно нанесенных чужими ногтями. Это несомненно льстило, и Сайрус довольно усмехался, вспоминая этот безумный, дикий секс. Ему было совершенно плевать, что сказали соседи по номерам, главное, что с детьми здесь точно не останавливались. На остальное - точно плевать.
    Он давно оставил попытки заснуть: с беспощадно терзаемым мыслями мозгом это непосильная задача. Только, как карты, перетасовывал разные ситуации, подгоняя их друг под друга. Что-то не сходилось, что-то не было похоже на правду, что-то звучало абсурдно - не хватало фактов. Ему определенно нужно всё выяснять у Блэйка, но это будет утром, а сейчас надо постараться заснуть. Сайрус тихо выругался, зажимая очередную сигарету в зубах и глубоко затягиваясь. Он даже не мог понять, насколько серьёзна вся эта ситуация, а ещё пытается что-то решить. Раздражение метнулось в душу, отчего байкер глухо зарычал. Какой из него босс, если он даже элементарной задачи решить не может? Или эта задача не насколько элементарна? Всякое может быть. Стряхнул с сигареты нагоревший пепел, поднёс её к губам, затянулся. Горький дым вновь обжег горло. По нервам прошелся привкус мнимого спокойствия. Но Кассагрен всё равно чувствовал себя натянутым, как пружина спускового крючка: малейший порыв, неосторожное движение и прогремит выстрел - принесёт кровь и боль.
    Выкурил последнюю сигарету, затянувшись последний раз, затушил её в пепельнице. Задержал дыхание, чувствуя, как отравленный никотином воздух жжёт лёгкие. Медленно выдохнул дым вверх, закидывая руку за голову. В мозг впивался звон ночной тишины, телом против воли завладела ожидаемая усталость, на сознание навалился тяжелый сон, и Сайруса всё-таки отрубило, уже под утро, когда на улице неуклонно начало светать.

+2

16

Мутный утренний свет мягко скользил через стекла, мимо штор, очерчивая скромные предметы интерьера, и заполнял пространство комнаты, отчего тень пряталась по углам и под железной кроватью, на которой лежали двое. Одеяло было смято, подушки и одежда на полу, оружие брошено на прикроватной тумбочке, а рядом с ним — окровавленные бинты, перчатки, пачка таблеток и полупустой стакан.
Блэйк с трудом очнулся от тяжелого сна. Он почти не помнил, что было ночью, после того, как он отрубился. Смутно помнил боль, помнил, как под утро, часа в три, вставал за обезболивающим. Тогда уже начинало светать, и Алви спал. Помнил, как отключился снова. Сейчас же сил, даже на то, чтобы открыть глаза, не было, поэтому какое-то время Агера просто лежал без движения, чувствуя, как по телу разливается слабость, отдаваясь головокружением. Через зубы текла кровь, отдавая металлическим привкусом на языке. От этого голова кружилась еще сильнее и создавалось впечатление, что комната медленно покачивается из стороны в сторону. Блэйк не чувствовал свое тело так, как всегда, лишь отдаленно понимал, что лежит на правом, раненом, плече, прижавшись щекой к кровати, а руки под ним, прижатые к телу — одна под грудью, другая под ребрами. В голове не было никаких мыслей, лишь пустота, мрак и отголоски воспоминаний: опасность, близость смерти, спасение, скорость, ночь в объятиях Алви. Воспоминание о вожаке отдалось жаром в венах, прокатившимся по телу одинокой волной, и сознание стало медленно возвращаться. Агера приоткрыл глаза, пытаясь сфокусировать взгляд. Прямо перед ним — шкаф. Настолько высокий, что кажется, он намного выше потолка, достает прямо до неба. Отсутствие сил не позволило рассмотреть его полностью, и Агера прикрыл глаза, снова погружаясь в сон. Однако холод не дал заснуть до конца и заставил очнуться. Блэйк чуть привстал на локоть, чувствуя, как боль тут же пронзила плечо и отдалась в шее. Голова закружилась сильнее, и дампира повело в сторону. Он зажал рукой рану, чувствуя, как между пальцев по руке потекла горячая кровь.
— Мне плохо.. Алви, — Блэйк стащил с себя одеяло, — Алви, — тихо повторил, кое-как садясь на кровать, — Очень плохо..
Он зашипел, увидев, что под одеялом вся кровать залита кровью. Темные и более светлые красные пятна. Вдоль позвоночника скользнул неприятный холод, и Блэйку стало еще хуже от осознания. Казалось, что столько крови не бывает, это не его кровь. Не его. Но тогда чья же? Раненое плечо и шея упрямо болели, уничтожая всякие сомнения. Очертания предметов постепенно расплывались и комната начинала уплывать в сторону. Блэйк сжал рукой край кровати и встал, почти сразу же судорожно хватаясь за шкаф, пытаясь удержаться от неизбежного падения. Какой-то внутренний ужас гнал его прочь, тишина выворачивала нервы и ввинчивалась в мозг тихим, едва уловимым звоном. Холод сковывал со всех сторон, и Блэйку начинало казаться, что он никогда не сможет согреться. Ноги почти не держали, будто дампиру подрезали сухожилия и связки, отчего сейчас он в мучительный попытках пытался контролировать тело. Блэйк чувствовал, как окровавленные руки скользнули по поверхности мебели, лишая возможности удержаться. Он сделал несколько шагов вперед и почувствовал, как с размаху налетел на косяк двери. Рефлекторно смягчил удар рукой, и еще через несколько шагов дверь в ванную оказалась перед ним. Блэйк коснулся дверной ручки, как чего-то сверхъестесвенного и нереального. Первая цель была достигнута.
Агера открыл кран в ванной, чтобы она наполнилась водой. В раковине смыл с лица кровь, косметику — нет. Все равно бесполезно: она водостойкая. Хлебнул воды, засунул голову под кран. Сплюнул, тряхнул волосами, забрызгав зеркало. Бросил взгляд на себя через зеркало. Вид оставлял желать лучшего. Даже не хотелось думать, на кого он похож сейчас. Мда. Уж точно не на байкера. Он прикрыл глаза, тяжело вздыхая.  "Ну, и ночка у меня выдалась," — прошептал, проведя руками по лицу, и сплюнул в раковину кровь. Внутренний холод продолжал мучить, поэтому Блэйк залез в ванную с горячей водой. Раны заболели сильнее, но удовольствие от тепла было нереальным. Агера вздохнул, закрывая глаза и откидывая голову назад. Сверху, из крана, лилась вода, смывая с тела кровь и согревая. Он поднял руку наверх и повернул кран, переключая воду на более прохладную. Он так и не открыл глаза и лишь выругался, вспомнив, что забыл сигареты в куртке, которая сейчас была за пределами досягаемости. Пришлось смириться, и Агера снова погрузился в подобие сна. Спать в ванной плохо — да, но разве кого-то это беспокоит?

+2

17

Ночь наваливалась тяжелым сном, с удушающим запахом крови, и следствием стали кровавые, жестокие сны с бесконечными убийствами и горами трупов. С бесконечными перестрелками и выпущенным нутром - прям всё как в реальности. Вампиру явно не хватало чужой крови, он давно её не пил. Кажется, больше недели, и это давало о себе знать. Ночь казалась бесконечной, а утро всё никак не наступало. Но оно всё-таки настало: из объятий сна Кассагрена вырвало резко и неожиданно, как будто кто-то настойчиво разбудил. Ещё толком не сфокусировавшийся взгляд уперся в низкий потолок дешёвого отельного номера. Сайрус медленно выдохнул, пытаясь понять, на каком он свете и привести мысли в порядок, машинально положил руку рядом, рассчитывая почувствовать Блэйка у себя под боком, но там оказалась пустота и уже остывшие простыни. Кассагрен тихо и недовольно зарычал: кажется, он слышал, как Чантал вставал ещё рано утром, а сам, засранец, продолжил спать. Отбросив одеяло в сторону, встал с кровати, поднял с пола свои куртку, брюки и майку, отмечая, что одежда Блэйка здесь же, значит, никуда не ушел, что уже радовало. Одевшись, взял с тумбочки пачку сигарет с оставшимися двумя-тремя штуками. Хотел уже выйти из комнаты, как взгляд натолкнулся на пятна крови: на дверцах шкафа, на косяке и на полу. «Что за н*хрен? Где его чёртова регенерация?» - в по душе прополз липкий ужас: он мало того, причинил вред Блэйку, так ещё и не смог толком помочь ему. В голову лезли только матерные определения в свой адрес. Это ж надо так отличиться - в груди от этого сжимало раздражение и глухое бешенство на самого себя.
    В ванной шумела включенная вода - Чантал явно был там. Дверь оказалась не заперта, поэтому Кассагрен без труда перешагнул через порог. Раскуривая сигарету, подошёл к ванне. Опустился рядом на корточки, зная, что Блэйк слышит его, окинул взглядом. Вода была красной и резко отдавала железным запахом крови. Сайрус выпустил дым углом рта, зажимая фильтр в зубах.
    - Хреново, да? - байкер едва заметно прищурился, смотря на пропитанные кровью бинты. Ему не нравилось, как Блэйк выглядел, хотя вид такого количества крови несомненно заводил. Чантал выглядел слишком измученным, слишком обессиленным, слишком бледным, что говорило об одном: Сайрус не смог его толком защитить. Да, он дал ему прекрасную ночь, но не защитил, и от этого было больно где-то под ребрами. Глухо и безнадежно. Раздражение на себя только усилилось. Кассагрен оскалился, как будто ему по правде было больно, и, достав сигарету изо рта, дал её фильтром Блэйку, держа на манер папиросы.
    - Вот держи, - оставшийся в лёгких дым выдохнул через нос и рот, безуспешно пытаясь заглушить никотиновой горечью запах крови. Стоит признать, Блэйк выглядел слишком сексуальным даже в таком состоянии: раны и вид крови на изящном, татуированном теле разогревали кровь похлеще любого алкоголя. Подавив в себе глухое желание, Сайрус не отказал себе опустить руку в горячую воду и коснуться идеального изгиба тела. Ладонь скользнула дальше - по бедру к колену. Другую руку запустил в чужие чёрные волосы, притягивая к себе и целуя в губы. Блэйк был явно измучен холодом - это хорошо чувствовалось.
    - Давай я тебя перебинтую, - нет, не спросил, не предложил, а констатировал факт. - И что с твоей регенерацией? Н**уй свалила? - коротко  и невесело усмехнулся, поднялся с корточек. Выходя из ванной комнаты, непроизвольно бросил взгляд на своё отражение в зеркале. «Выглядишь неважно, старик» - отрицательно покачал головой. Образ жизни давал о себе знать, хотя Сайрусу на это плевать: на самом деле сказывалось отсутствие употребления крови. Захватив одежду Блэйка, вернулся в ванную и бросил вещи на край раковины.
    - Одевайся, а то опять замерзнешь, - прикурил последнюю сигарету из пачки, смотря на Чантала через сизую завесу дыма.

Отредактировано Сайрус Кассагрен (25.10.2015 14:13:25)

+2

18

Тепло медленно вытесняло из измученного тела холод, и кровь ускоряла свой бег по расширяющимся артериям. От этого крови вытекало намного больше, что сильно ослабляло и заставляло голову кружиться. Блэйк чуть оскалился, с трудом пытаясь поменять положение в ванне, но боль впилась в плечо раскаленными когтями, заставляя замереть и не двигаться. Тепло забирало силы и желание сопротивляться сну. Не хотелось ни двигаться, ни бороться за себя и за свою жизнь. Поэтому Блэйк просто отдался теплу, ласково обнимающему со всех сторон. Мысли растворялись в голове, и тихо звенела тишина, пока, прорезав её, не щёлкнул дверной замок. Блэйк услышал шаги своего вожака. Он узнал бы эту походку их тысячи, из миллиона других, поэтому никаких сомнений, что это может быть не Алви, даже не возникло. Блэйк не только не хотел, но и не мог открыть глаза, лишь слушал голос Алви, отмечая про себя, что слишком соскучился по нему. Вроде бы несколько часов назад Сайрус был с ним, но кто сказал, что чувства подчиняются времени?
Агера чувствовал на себе взгляд Сайруса, пронзительный и цепкий, слышал его вопрос, и лишь тихо вздохнул, понимая, что подтверждение не требуется.
— Алви, — слова давались с трудом, и язык плохо подчинялся, — Это не твоя вина, — стоит ли говорить, что сейчас эти слова были совершенно бесполезны? Но Блэйк не мог их не сказать. Сайрус слышит, что ему говорят, да, слышит, но почти никогда не показывает виду, что принял сказанное к сведению, — Спасибо, — Агера благодарно улыбнулся уголками губ, с удовольствием вдыхая дым сигареты, наполняя им легкие и чувствуя себя даже после одной затяжки намного лучше. Он не достал руки из воды, выдыхая дым через зубы, сжимая ими фильтр сигареты. Приоткрыл глаза и сфокусировал взгляд на том, кто был напротив. Сайрус.. Алви.. Где-то глубоко внутри стало слишком тепло, почти жарко, и горло словно сдавило от переизбытка чувств. Краем глаза Блэйк видел, как рука Акулы погрузилась в красную от крови воду, и сердце дампира резко замедлило свой бег от предвкушения, а вдох стал более глубоким и плавным, сменяемый таким же выдохом. Через доли секунды от прикосновения по телу дампира пробежали разряды тока. Агера непроизвольно подался навстречу руке, чувствуя, как она скользит по боку вниз, вырывая из груди тихий, но отчетливый стон. Вторая рука вожака властно сжала липкие от крови волосы дампира, и по разрезанным губам скользнуло горячее дыхание, выдающее хорошо сдерживаемое желание вожака. Поцелуй был смазанным, но с отчетливым привкусом не остывающей страсти и желания, всегда делившегося на двоих.
— Потом перебинтуешь, Алви, — почему-то сейчас хотелось называть лидера именно этим именем, которое являлось сущностью вожака и символом его настоящего. Такого, каким он был только для Блэйка.
Агера слегка непонимающе посмотрел на встающего вампира, потом чуть нахмурился, смотря, как он выходит из комнаты. Тихо выругался, увидев, что сигарета, которую дал ему Сайрус валяется на полу, забытая из-за поцелуя.
— Чтоб тебя побрало. Мне вылезать что ли, я не понял? — почти крикнул Блэйк, чувствуя раздражение и надеясь, что Акула услышит его. Ответа не последовало, — Всё ясно. Оставил меня снова одного, — Агера зарычал, вылезая из ванной и чуть не влетел в заходящего обратно вампира, — Ну и где тебя носило? — взгляд споткнулся о собственную одежду, которая упала на раковину, — А, ясно.. Спасибо. Ты так и будешь здесь стоять? Хотя, ладно, мне не в первой при ком-то одеваться. Ну и раздеваться перед кем-то тоже, — усмехнулся, понимая, что Сайрус будет ревновать. Что ж, иногда это идет на пользу.
Блэйк не спеша стер полотенцем с себя кровь и воду, бросая в сторону Акулы недвусмысленные взгляды и чуть усмехаясь, — Ну и выдержка и тебя, Алви, — хмыкнул, зная, что, если бы захотел, заставил бы Акулу снова переступить черту. Уже через несколько минут Блэйк покинул ванную, ничуть не смущаясь размазанной по лицу косметики.
— Я тебе нравлюсь таким, да? — Чуть окинул голову назад, словно провоцируя Сайруса, — Будешь отрицать? — Блэйк так и не надел куртку, чтобы Акула мог его перебинтовать, — Я пока прилягу, а ты, будь другом, сходи за косметикой, которая у меня в багажнике под сиденьем мотоцикла, — Агера стоял перед Сайрусом, смотря прямо ему в глаза и отмечая про себя, насколько прекрасен его вожак.

Отредактировано Блэйк Чантал (25.10.2015 15:28:57)

+1

19

Сигаретный дым привычно обжигал легкие, заставляя кровь замедлить свой бег по венам и артериям. Это стало привычкой, увы, наверное. На вопрос Блэйка Сайрус только неопределенно усмехнулся. Нет, ну у угонщика, конечно, интересные взгляды: если Кассагрен остался здесь, логично, что он не выйдет из ванной, так нет же, надо ещё спросить об этом. Но подтвердить свои действия Сайрус всё же посчитал нужным, а то мало ли, что этот мальчишка придумает себе?
    - Да, буду здесь, - и хотел было уже затянуться, как следующие слова Чантала буквально ударили в поддых. Сигарета замерла в руке по пути ко рту, Сайрус подавил животный рык и с усилием заставил себя безразлично оскалиться полуулыбкой. - Шл*ха тебе к лицу, придурок, - фыркнул, отворачиваясь, и посчитал нужным проигнорировать недвусмысленные взгляды в свою сторону. Глухая ревность всё ещё давала о себе знать, подогревая злость и раздражение. Если этот мальчишка посмеет лечь под кого-то другого, Сайрус не задумываясь убьёт обоих, и вряд ли пожалеет, - байкер это знал. Измен он не прощает. Нет, он не считал Блэйка своей собственностью, он считал его своим, а в такие моменты особенно.
    Не дожидаясь, когда Чантал до конца оденется, Кассагрен вышел из ванной, в несколько затягов докуривая сигарету, и затушил её в пепельнице. Выдыхая дым углом рта, развернулся к Блэйку, окинул взглядом с ног до головы, прищурился.
    - Нравишься, - отрицать было бессмысленно. А Чантал как специально откинул голову назад, словно предлагая или дразня, черт возьми. Вид чужого, беззащитного горла заставил медленно выдохнуть. «Черт тебя дери, не провоцируй, идиот. Я не хочу пустить тебе кровь горлом, не хочу тебя съесть» - видимо, Сайрус слишком долго не пил крови, что было немыслимо и это надо исправить. Но только не теми методами, которые были в досягаемости. Кассагрен поморщился. «Да у меня выдержка, Блэйк, ты прав. Иначе я бы съел всю свою банду, и тебя в том числе» - в голову пришли именно эти мысли, хотя Сайрус прекрасно понял, что Чантал имел в виду на самом деле.
   - Сначала я тебя перебинтую, - жестко ответил. - И может прекратишь краситься? Как баба, вот серьёзно, - беззлобно усмехнулся. Конечно, они оба знают, что Сайрус на самом деле не против. Подойдя, снял бинты с раненого плеча Блэйка, достал другие, чистые, забинтовал заново, пережимая вены и не давая крови покидать рану. И почему-то только сейчас понял, насколько его выдержка сильна: быть вампиром, голодным вампиром, и не терять разум при виде большого количества крови - это надо уметь. Но его этому научила жизнь с постоянным риском, с постоянными травмами и убийствами.
   - Ключи от своего байка сначала дал бы, - недовольно поморщился и, достав их из чужой куртки, вышел из номера, оставив Блэйка одного. «Ну и сигареты надо будет купить, конечно же». Достав из кармана потрепанные бумажки, расправил их, пересчитал. Должно хватить. Убрал обратно и спустился вниз, на первый этаж по лестнице - было влом ждать лифт. Оказавшись на улице, подошёл к мотоциклу Блэйка, при этом бросив взгляд на своего стального коня, желая убедиться, что с ним всё в порядке. «Косметику ему принеси» - недовольно подумал, открывая бардачок под сиденьем. Необходимые вещи нашлись сразу же, потому что Блэйк здесь ничего больше не хранил. Ну за исключением запасных патронов. Запихнув коробку с косметикой в карман куртки, направился к первому попавшемуся ларьку с сигаретами. Отсчитав деньги, расплатился и, забрав пачку с собой, пошёл обратно, на ходу прикуривая. Отравленный никотином дым привычно обжег горло, Кассагрен довольно прищурился, выдыхая сизые клубы через нос. Через две-три глубокие затяжки придушил сигарету в пепельнице рядом с мотелем и зашел в здание.
    Поднявшись на нужный этаж, толкнул дверь номера, прошёл внутрь, находя взглядом Блэйка. Как всегда в кровати, хотя он мог его понять и понимал.
    - Вот, держи, - бросил коробку с принесенной косметикой на тумбочку. - Как насчет дури? - усмехнулся, доставая наркотики из магазина пистолета и кладя его рядом с собой. Плевать, если Блэйк откажется, сам он будет колоться точно.

+1

20

Раны быстро наполнялись кровью, которая потом стекала вниз по телу Блэйка, ясно выделяясь красными полосами на бледной коже. Агера не отводил взгляда от глаз вампира, стоящего напротив, и лишь поморщился, когда Акула разбинтовал раненое плечо. Боль медленно разлилась по телу с новой силой, пульсируя в сонный артериях и отдавая в голову и руку. Блэйк тихо зашипел, пытаясь взять себя в руки, и перестать реагировать на боль. Вскоре чистые бинты крепко стянули плечо, останавливая кровь, и дампир наконец-то смог вздохнуть с облегчением.
— Спасибо, Сайрус, — дампир сел на кровать, бросив куртку на тумбочку рядом, — Тебе нужны ключи, ты и бери, — пожал плечами, типа ни при чем, и откинулся на подушки. Он проводил взглядом своего лидера, и прикрыл глаза, услышав, как захлопнулась входная дверь. "Ну, вот. Теперь минут двадцать в моем полном распоряжении," — Агера усмехнулся этим мыслям, залезая под одеяло и отодвинувшись поближе к стене, так как там кровать не была залита кровью. Плечо пронзало ноющей болью при каждом вздохе, но дампир предпочел не обращать на это внимания. Хотя он мог бы выпить обезболивающее, но вставать и лишний раз тратить силы абсолютно не хотелось. Блэйк прикрыл глаза, проваливаясь в сон. Мысли вытесняли одна другую, сливаясь в едином потоке сменяющихся картинок. Среди них были воспоминания, мысли о будущем, образы и лица. Время пролетало незаметно, утекая, как вода, сквозь пальцы. Безвозвратно унося прочь секунды, минуты, превращаясь в вечность.
Дверь номера слишком громко хлопнула, что тут же вырвало Блэйка из сна.
— Алви, а потише нельзя было? — недовольство слишком ясно чувствовалось в этих словах, — Я и так плохо спал ночью. У тебя совесть есть? — Агера стянул одеяло с плеч, повернувшись лицом к Сайрусу, и убрал одну руку за голову.
— О, спасибо. Теперь я хоть на себя похож буду, — усмехнулся, доставая из коробки необходимые принадлежности. Вставать не хотелось, поэтому Блэйк стал краситься прямо в кровати, для удобства заняв сидячее положение. Сначала пришлось убрать с лица размазанный макияж, и только потом приступить к нанесению нового.
— Я не против дури, ты же знаешь, — подводя глаза темно-фиолетовым, сказал дампир, — Только подожди, я не так быстро закончу.
Агера не без удовольствия наносил поверх подводки тушь, тщательно растушевывая границы перехода от одного оттенка к другому, потом загзагообразными движениями от корней ресниц до кончиков нанес тушь для ресниц.
— Могу поспорить, что если бы я был без макияжа, ты бы ко мне и близко не подошел, — Блэйк бросил взгляд на Сайруса через небольшое зеркало, которое держал перед собой, и усмехнулся, — Ты же в курсе, что без него я совсем не красавец.
В последнюю очередь Блэйк аккуратно накрасил губы темной помадой, стараясь не задеть порезы от зубов, которые ему оставил Сайрус. Потом все убрал обратно в коробку и бросил ее на тумбочку. Достал из пачки сигарету зубами, и не с первого раза поджег, глубоко затягиваясь.
— Можешь мне вколоть дурь, а то я не особо в этом хорош, — усмехнулся, выдыхая дым через приоткрытый рот, сжимая фильтр зубами.

Отредактировано Блэйк Чантал (23.02.2016 11:47:53)

+1

21

Чужое недовольство стало слишком привычным, чтобы обращать на него внимание, поэтому Сайрус только неопределенно усмехнулся в ответ на несдержанные реплики в свой адрес.
    - Спать надо ночью, а если не смог, то до следующей ночи, - бескомпромиссно ответил, словно отрезая. Нянчиться с Блэйком он точно не собирался, как из-за него же потише заходить в номер и тому подобное. Кажется, это называют заботой, так вот, понятие заботы для Кассагрена заканчивалось на уровне перевязать раны, остановить кровь, дать обезболивающее, ну и никуда не уходить, пока «объект обожания» в отключке. - Ты и так похож на себя, пользованного себя, но и так сойдёт, - оскалился в полуулыбке, окидывая взглядом Блэйка. Нет, ну он, конечно, отменно выглядел после этой ночи, ничего не скажешь. Хотя Сайрусу было плевать, как Чантал выглядит: с косметикой или без неё. Настоящее лицо не закроешь ничем, и это факт. А Кассагрену нравилось лицо Блэйка без косметики.
    - Скорее опять будешь напяливать одну из своих раскрашенных масок, - невесело усмехнулся, отодвинув свой пистолет и садясь рядом с Блэйком на кровать. Пока тот красился, приготовил кокаин, набрал его в шприц, прикурил сигарету, выдыхая дым и выпуская из шприца лишний воздух. - Нет, без мейка ты мне тоже нравишься, - усмехнулся, закусывая сигарету в другом угле рта.
    - Ты хорош в этом, тебе просто влом. Дай сюда руку, - перетянул плечо Блэйка жгутом выше логтя, крепко взяв за запястье, проколол иглой наполненную кровью вену, чувствуя, как тонкая сталь попала в кровоток. Ослабил жгут, развязав его, и медленно ввел наркотик в чужую кровь. Достав иглу из вены, в тот же шприц набрал разведенный в воде снег* повторно. Тем же жгутом перетянул руку уже себе под самым плечом, пережимая вены. Игла податливо впилась в подкожную вену руки над локтем. Привычным движением распустил жрут, ослабив его, и вводимый наркотик, казалось, почти сразу же ударил по организму.
   - Теперь рассказывай, что же с тобой случилось, - шприц отправился на кровать рядом с пистолетом. Кассагрен запустил руку в чужие волосы, резко притягивая Блэйка к себе, достав сигарету изо рта, выдохнул часть дыма из легких ему в губы, медленно поцеловал, давая вдохнуть оставшийся дым своих сигарет. Привкус чужого никотина, вкус смазанной помады, ровные ряды чужих зубов - всё это, отразившись через призму действия наркотиков, казалось ударило прямо в голову на уровне ощущений. Сайрус только медленно выдохнул, нехотя разрывая долгий и глубокий поцелуй и смотря Блэйку в глаза. Коротко усмехнувшись, снова закусил фильтр сигареты в зубах, затягиваясь отравленным дымом.
  - Это были копы? Или тебя кинула какая-то определенная задница? - по венам проползло расчетливое бешенство, затронув нервы раздражением. Кассагрен, кажется, был на пределе, понятное дело, что его туда запросто закинул кокаин внутривенно. - Давай, расскажи мне...
  Сигарета тихо зашипела, затушенная в пепельнице. Сайрус выдохнул оставшийся после неё дым в лёгких углом рта, откинулся на кровать, закинув одну руку за голову и смотря в потолок, которого сейчас в общем-то не видел. Мысли ползали где-то далеко, раскрашенные яркими красками кокаина, а всё сознание неуклонно требовало повторить состояние того же кайфа, какой был от первой дозы в его жизни. От этого подсознательно хотелось вколоть ещё и ещё дури, чтобы, наконец-то, получить желаемый результат, но Кассагрен прекрасно знал - этого достичь невозможно, поэтому без труда задушил эти желания в сознании. И он точно знал, что сказанное Блэйком не забудет, как забывают люди, выйдя из-под кайфа. Он же не-человек, как и Чантал.

*снег - кокаин

Отредактировано Сайрус Кассагрен (26.10.2015 22:55:12)

+1

22

— Почему тебе обязательно надо спорить со мной? — Блэйк приподнял бровь, — Или пытаешься научить меня, как правильно мыслить? Оценивать поступки и свои возможности? Ты же прекрасно знаешь, что мы смотрим на многие вещи по-разному, — чуть усмехнулся, смотря на Сайруса. А все-таки не каждому Акула позволит вот так с собой разговаривать. Почему-то в голове сразу всплыли воспоминания трехлетней давности. Тогда, еще только познакомившись с этим прирожденным лидером, Блэйк вел себя слишком вызывающе, как и всегда. Акула принял его таким, пусть и не сразу, пусть и не позволил переходить абсолютно все границы. А ведь мог сломать его. Мог, но не стал, просто потому, что умеет контролировать неподчинение.
Блэйк, подчиняясь словам Акулы, дал ему руку. Слишком задумавшись, не увидел, как игра вошла в вену, лишь почувствовал, как боль коротко укусила, тут же разливаясь по руке и будто пульсируя в вене. Агера чуть прикрыл глаза, словно прислушиваясь к себе. Мозг безотказно зафиксировал сказанное Сайрусом. Казалось, секунды стали вечностью лишь до того момента, когда дампир почувствовал на своих губах властный поцелуй лидера. Медленно вдохнул сигаретный дым, который только что был в легких Акулы, закрыл глаза, лениво и медленно отвечая. Потом тихо и недовольно зарычал, упираясь обеими руками в грудь Сайруса, пытаясь отстранить.
— Алви, ты мне всю помаду снова смазал, — в голосе проскользнули ноты обиды, — Какой же ты все-таки. Только о себе и думаешь, — настроение испортилось, но скоро, подстегнутое действием наркотика, стало улучшаться. Блэйк смотрел на Акулу слегка затуманенным взглядом, словно просчитывая в уме, с какой стороны лучше подойти. Потом бросил взгляд в окно, обдумывая ответ. Воспоминания вчерашнего происшествия за все прошедшее время отошли на второй план и сейчас было крайне сложно вспомнить то, что случилось. Казалось, что это был просто страшный сон, это случилось не с Блэйком, ему просто об этом рассказали. Настолько подробно, что он воспринимает это за свои воспоминания.
— У меня такое впечатление, что это были не копы, — медленно проговорил Блэйк, будто взвешивая и подбирая нужные слова, которые в полной мере охарактеризуют ситуацию, — Я же по наводке действовал. Отчего-то чувствовал, что за мной следят. Но решил испытать судьбу. Уже сел в машину, и меня тут же прижали. Почему-то не стал на краденой убираться. Интуиция. Не знаю. Ну я из неё и когти драть. А они за мной. В плечо и засадили. Только я тогда не почувствовал, так и бежал от них, не сбавляя скорости, а они подумали, что промахнулись. Стреляли еще. Не попали. Я когда до мотоцикла своего добрался, а я далеко его оставил, то только тогда понял, что меня зацепили. Взялся за руль, а одна рука не слушается. Смотрю, а все плечо в крови. Думал, что артерию задели, но голова не кружилась. Тебе позвонить не смог: меня погнали дальше. Не помню, не знаю, как убрался. Действовал только, следуя интуиции, будто не я сам решал, — Агера замолчал, кусая губу. Теперь он всё вспомнил. Всё. Подробно. Каждую деталь. Тот же страх вернулся. Это был почти животный ужас, и он бы снова занял бы всё естество дампира, если б рядом с Блэйком не было Сайруса. Рядом с вожаком было спокойно и надежно.
Агера бросил взгляд на лежащего рядом с ним лидера. Он почему-то пропустил тот момент, когда Акула сменил свое положение в пространстве. В затуманенную голову дампира полезли различные мысли, сбивая с намеченного курса, и Агера без всякого зазрения совести сел на Сайруса сверху, сжимая сильное тело коленями и наклоняясь к вампиру. Руки скользнули по шее Алви, потом по плечам.
— Ты идеален, — в зеленых глазах было неподдельное восхищение. Не порожденное действием наркотика, а восхищение, получившее возможность выхода. Агера всегда восхищался своим вожаком, но не слепо. Он восхищался его силой, его уверенностью. Стоит ли говорить, что для Блэйка Алви значил очень многое, почти всё?

Отредактировано Блэйк Чантал (29.10.2015 10:11:35)

+1

23

Наркотик впивается в мозг неизбежной эйфорией, заставляя забыться в чересчур ярких красках восприятия. Сайрус с трудом понимает, в каком положении он сейчас находится, хотя что-то подсказывает, что он лежит на кровати. Голос Блэйка кажется раздраженным и агрессивным, за это хочется хорошенько огрести его. Ну что б хотя бы потише был.
   - Нет, я не спорю с тобой и учить не собираюсь, не нянька же я тебе в конце концов? - прищурившись, огрызается, но в памяти это тут же забывается, заменённое и прерванное рассказом Чантала. История кажется какой-то неправдоподобной, но так только кажется - Блэйк не мог забыть того, что случилось совсем недавно. Чужие слова словно проваливаются в пустоту, но Кассагрен их помнит, даже слишком отчетливо помнит. Это всё чертово действие наркотика - нет чтоб им обоим нормально поговорить, так обязательно надо обколоться. Как будто после дури разговор станет более осмысленным. Сайрус неопределенно усмехнулся. Все произнесенные Блэйком проблемы казались решаемыми на счет раз, какими-то несерьезными и вообще - это была та же стычка, только с участием копов. Или не копов? Да без разницы.
   Чужой страх ударил по восприятию слишком отчетливо. Кассагрен протянул руку к Чанталу, запустил пальцы в его крашенные волосы, притянул к себе. Его движение совпало с чужим - Блэйк оказался над ним, оседлав бедра. Чужие, теплые ладони легли на плечи, словно приручая. Кассагрен только медленно выдохнул, подавляя глухой рык и поддаваясь. Только Блэйку он мог это позволить - оказаться сверху, пусть и только в таком плане. Да и не последнюю роль играла уверенность в себе: слишком уверен, чтобы не позволить.
   - Да ну прям уж идеален, - беззлобно фыркнул, пряча улыбку за усмешкой. - Ты лучше скажи, с чего взял, что это были не копы? Вот с чего? - хотя тем лучше, что это не копы - не придётся связываться с законом, а со всем остальным он точно разберется, это Кассагрен знал точно. - Хорошо, я понял тебя. Разберемся.
   Ладони легли на чужие бедра, стянутые лаковыми брюками, прикосновение ткани приятно холодило. Кассагрен провёл вверх, скользнув выше и перебравшись на талию. Блэйк оказался без верхней одежды. Ладони коснулись идеальной на ощупь кожи, расчерченной татуировками. Гибкость чужого тела снова не могла оставить его равнодушным, на что Сайрус ответил тихим рыком. Блэйк казался каким-то нереальным, словно пришёл с другого мира, просто потому что таких здесь, в этом мире, не может быть: слишком идеален, слишком отзывчив, в меру податлив, в меру дерзок, и всё это вкупе с эксцентричной внешностью. Прям под стекло и в музей - в музей истории банды Гончих, мол, был вот такой угонщик. Мысль почему-то казалась правильной, пожалуй, слишком правильной.
   Не отпуская пряди чёрных волос, Сайрус притянул Чантала к себе, коснулся чужой, открытой шеи удлинившимися клыками, чувствуя пульс в сонных артериях. Выдохнул, обжигая дыханием, но не укусил. Отстранил от себя, держа за горло. Зелёные глаза казались такими же неземными, как и их обладатель, в них запросто можно было потеряться, что Кассагрен и сделал: позволил унести свой разум на вершины наркотического опьянения.
   Действительность, черты, лица, воспоминания, - всё разрывало сознание своей отстранённостью, как будто этого на самом деле никогда не было. Сайрус был свободен: за всё это время убийства, смерти людей от паленой впаренной им дури, кладбища, чужие истерики, скандалы и кровища от перестрелок, разбитые мотоциклы, смерти байкеров его банды - всё это не относилось к нему, это было не про него. Он вообще не причём, просто когда-то и почему-то стал свидетелем. Сознание было свободно: от всех предрассудков и давящих сомнений.
   - Они тебе что-нибудь говорили? - неожиданно даже для себя выдал Кассагрен. Нет, всё-таки одна проблема его мучает: это благополучие Блэйка и его безопасность. Но как бы ни легли карты, Сайрус всегда отыграется - это он знал.

Отредактировано Сайрус Кассагрен (29.10.2015 22:28:34)

+1

24

— С чего я это взял? — понижая голос, переспросил Блэйк. Он чуть прищурил глаза, смотря сквозь лежащего под ним вампира. Чувствовал коленями каждый вздох, чувствовал силу своего вожака, его уверенность. Снова. И если бы не было так мало сил, то он, наверное, отдался бы ему снова. И навряд ли пожалел бы.
— Они вели себя не как копы, — растягивая слова, сказал Агера, перенося свой вес на руку, которой опирался о плечо Акулы. Сейчас всё, кроме лидера, казалось не важным. Лишним. Не нужным, — Алви, — в голосе дампира появились капризные ноты, которые могли измениться в любом направлении, — Убей их всех. Ты же можешь. Убей, — упрямо повторил Блэйк. Несмотря на действие наркотика, взгляд оставался предельно ясным, так же как и разум, хотя последний все же порывался уплыть куда-то в сторону. Агера усмехнулся. Что-то неправильно, что-то не так, но какая разница, если сейчас ему так хорошо с этим.. Мда.. Не-человеком. От неприятных воспоминаний вчерашнего дня удовольствие было напрочь испорчено и потеряло свой приятный, едва уловимый, но такой нужный привкус.
Чужие руки уверенным и медленным движением скользнули по бедрам, чуть сжимая через ткань, даря ни с чем не сравнимые эмоции. Казалось, что из-за наркотика всё ощущалось гораздо сильнее и ярче. Прикосновение обожгло, и тело податливо отозвалось волной удовольствия и желания. Дампир прикусил губу, рвано дыша, пытаясь взять себя в руки. С какого он вдруг так реагирует на прикосновение? Его что, первый раз в жизни кто-то коснулся? Хотя.. Наверное, именно так себя с ним вел только Сайрус и больше никто. Взамен на границы, установленные лидером, Агера установил свои правила.
Агера чувствовал, как чужая рука сжала волосы, в который раз за последнее время, и Блэйк, повинуясь лидеру, наклонился к нему, открывая шею. Страха не было. Вообще никакого. Наркотик выбил его окончательно. Сейчас Агера, пожалуй, даже хотел почувствовать в своей плоти крепкие зубы и длинные клыки вожака. Так он кусает только его. Так Блэйк принимает власть только своего вожака, и между ними скользит несказанное ни разу и настолько понятное обоим - "мой". Сильная рука сжимается на горле. Жест подчинения? Пускай. Агера не против этой власти. Но никогда не примет другую власть, не-его вожака.
Дампир закрыл глаза, слушая голос Сайруса. С закрытыми глазами все воспринималось несколько иначе. В мозг настойчиво впивался каждый звук, отдаваясь эхом, словно был уверен в своей важности и значимости. И разум запоминал всё, до последнего, чтобы потом отбросить ненужное.
— Почему ты об этом спрашиваешь? — глаза дампира сверкнули и стали менять цвет на белый с черным ободком вокруг радужки. Это выдавало только одно — слишком резкую смену чувств. Блэйк пытался взять себя в руки, понимая, что Сайрус сейчас поймет, что что-то не так. А ведь врать совсем не хотелось. Да и как он будет говорить неправду, смотря в эти карие глаза? Глаза, в которых совсем недавно был пожар, называемый страстью?
— Боюсь, Сайрус, тебе не понравится то, что я сейчас скажу. Но рано или поздно ты должен был об этом узнать. Я спал с одним мужчиной тридцать лет. И вчера меня пытался поймать именно он, — ошибки быть не могло. Слишком хорошо за время, проведенное в тюрьме, Блэйк изучил своего бывшего. Слишком хорошо. И дампир никогда не считал того своим любовником. Он просто плюнул на то, что было,  и забыл, зачеркнул, словно это было не с ним. А сейчас это прошлое решило напомнить о себе. Жаль только, что бывший не знал, с кем связывается. Если бы знал, то не полез бы точно. Хотя дураков в этом мире не так-то и мало.

+1

25

«Надо было колоться спидболом - это точно лучше» - запоздалое понимание, если бы Сайрусу не было плевать, он бы, наверное, сожалел. Но именно сейчас ему плевать. В данные минуты нет ничего лучше, чем действие снега внутривенно.
   - Да, - Кассагрен медленно кивает. - С чего ты взял, - подтверждает. Сознание, кажется, рвётся наружу, норовя оказаться дальше и дальше от этого всего окружения. И оно вырывается, его больше не сдерживают никакие рамки - сейчас можно всё, и чтобы это ни оказалось, это будет правильно.
   Чужой вес наваливается на плечо, а Сайрус честно пытается вникнуть в сказанные Блэйком слова. «Вели себя не как копы. А как кто же? Как мирные жители что ль?» Усмехается, прищуриваясь от света в комнате. Просьба Чантала отзывается в сознании расчетливым бешенством по отношению к тем, кто посмел подстрелить Блэйка, в венах закипает кровь от ярости, и Сайрус уже был готов убивать направо и налево, всех тех, на кого укажет Блэйк. Ну чисто манипулятор - хотя сам Чантал вряд ли дает себе в этом отчет. Не будь Кассагрен под действием дури, он бы просто огреб за подобные просьбы, потому что только президент вправе решать за себя сам, кого ему грохнуть, а кого нет, и никто не должен ему указывать. Но сейчас вожак слишком расслаблен под ударом наркоты по организму. Всё кажется ничтожным и не значимым кроме Блэйка, который ощутимо прижимает своим весом к кровати. Чужое ставшее хриплым дыхание от прикосновения к бедрам не скрылось от Кассагрена, он только самодовольно усмехается в ответ. Ему нравится реакция Блэйка.
   От его взгляда также не укрылся резко изменившийся цвет глаз Чантала. Он знал, что это значит, слова были излишни, но главное, чтобы Блэйк не подумал соврать. Даже в таком состоянии Сайрус не стал бы прощать этого. Скользнув по чужой пояснице, вдоль позвоночника, прижимает гибкое тело Блэйка к себе, это всегда сводит с ума - Кассагрен давно признал этот факт.
   - Спрашиваю потому что от сказанного, если они говорили, может многое поменяться, - выдыхает куда-то в шею Чанталу. Руки скользят, перебираясь ниже поясницы. Слишком дерзко? Но только не про Кассагрена. - Почему мне это должно не понравится? - вопросительно вскидывает бровь, а под ребрами начинает сворачиваться глухое бешенство. Ещё без причины, но уже готовое ударить по венам и сознанию. Однако этого не происходит - произнесённый Блэйком факт Кассагрен воспринимает как-то слишком спокойно. Это удивляет даже его самого. С полминуты он просто молчит, а потом в сознание штормом захлёстывает вся мерзость ситуации. Блэйк, его чертов Блэйк и на протяжении почти трети века ложился под какого-то мужика! Наверняка, как последняя пользованная шлюха подставлялся, когда тому нужно было расслабиться. Это не вызывает ничего, кроме крайней степени бешенства. Даже под наркотическим опьянением тело реагирует слишком четко и отмерено, - и плевать, что Сайрус толком не разобрался в ситуации - это уже ничего не изменит, - рука крепко сжимает чужое горло, пережимая трахею и тем самым душа. Потом короткий удар по крашенному лицу другой рукой и в воздухе снова пахнет кровью. Кассагрен сбрасывает чертового фрика с себя, но не на пол, а на кровать рядом. Сам поднимается с постели.
   - Ты трахался с ним, кинул его, а мне теперь отстреливать твоего бывшего?! Мне разбираться в дерьме твоего прошлого, а? Много хочешь. У тебя есть патроны, есть пушка - иди и разбирайся сам, не баба же в конце концов, - удар сапогом приходиться в низ кровати, прямо под ногами Блэйка. Мебель отзывается треском. Плевать, поломает - заплатит. - Не можешь сам грохнуть его, значит, жри это дерьмо. Заслужил, - рычит Сайрус, вообще не разбираясь, что ругается и что говорит. Только бешенство, только ярость и ревность сжигают ему вены. Он готов убить - и Блэйка, и того мужика.
   Пару раз пройдя по номеру, садиться на край кровати, поправляет волосы рукой назад.
   - Не трогай, - глухо рычит, предупреждая Блэйка, мол, даже не подходи. Потому что может ударить ещё раз. А что тот будет строить из себя обиженного его ни коим боком не волнует. Умом Сайрус понимает, что надо успокоиться и самому разобраться в этом, потому что Чантал не разберется, но сейчас просто не в состоянии спокойной вести себя.

+1

26

Крашеные ногти скользнули по шее, царапая кожу. Стрелка ползла по циферблату, оставляя позади секунды, минуты и часы, складывающиеся в вечность. Мысли покидали голову, улетая далеко, уплывая в какую-то параллельную реальность, теряя связь с этим миром. Дампир чувствовал, как вены горели огнем. Скоро ему нужна будет следующая доза, которая окончательно отнесет голову. Сайчас действие наркотика слабело, хоть и так было не особо сильным. Реальность могла стать бредом, и наоборот, но в этот раз Блэйку не было суждено испытать это. Чувства и эмоции стали яркими и резкими, но больше ничего. Мысли так и не покинули голову до конца, отчего разум оставался ясным, хоть и был сейчас не такой, как обычно.
Больше всего Блэйк боялся, что Сайрус промолчит на его слова. Говоря о том, что было, Блэйк ожидал любую реакцию, зная взрывной темперамент босса, заранее был готов к боли. Но лидер ничего не сказал и не сделал. Полминуты молчания стали для дампира настоящей пыткой. Он боялся смотреть на вожака, тем более ему в глаза и сейчас прятал свой взгляд за полуопущенными ресницами. Краем глаза уловил быстрое движение в свою сторону, но не успел уклониться. Даже при наличии незатуманенного наркотиком мозга и при желании, не смог бы. Рука вожака неумолимо сжимала горло все сильнее и сильнее, и казалось, еще немного, и хрящи трахеи сломаются, лишая возможности дышать. Этот жест заставлял подчиняться, против своей воли принимать власть, и у Блэйка нет иного выбора. Он подчиняется. Но в этот раз Сайрус жестоко подавляет его. Блэйк поднимает глаза но Акулу перед тем, как получить удар прямо в челюсть. От него в голове все перевернулось и реальность резко отдалилась. Агера не сразу понял, почему он лежит на кровати, а Сайруса нет рядом. Почему он еще живой? Ведь Акула вполне мог вырвать глотку вместе с хрящами. Во всяком случая в глаза своего вожака Агера пару секунд назад прочитал именно это желание.
Сайрус в ярости. Это понятно по его тону, по словам, которые он выплевывал не думая. Об этом говорили его движения, его тело, напряженное, как перед прыжком. Злой, растрепанный, рычащий и сдерживающий себя из последних сил. Настоящий хищник. Сейчас его никто и ничто не остановит, лишь сила воли и личные соображения. Блэйк прикрыл глаза. Откровенно говоря, таким он его и заводил, и пугал одновременно. Не известно, что он сделает в следующую секунду. Не известно, что у него в голове, но мысли явно терзали его. Агера сел на кровати, не приближаясь к Сайрусу, лишь смотрел на него. Что-либо отрицать не имело смысла. Зачем, если все так и было? А врать сам себе Агера не любил, тем более, когда от этого зависела его судьба.
— Ты же даже ничего не знаешь, — тихо сказал Агера, словно намекая, что лучше все-таки сначала разобраться. Вспышка гнева была объяснима, поэтому Блэйк даже не пытался что-либо сделать. Единственное, что он знал, Сайрус не будет принимать какие-либо меры, не зная, что произошло. И сейчас именно это было необходимо дампиру. Слова, сказанные вожаком, больно прошлись по душе, открывая зажившие раны, и они снова начали кровоточить. Стало нестерпимо больно и обидно за себя. Но что сейчас это изменит? У него все равно не было никакого выбора. А знал ли он тогда, что встретит такого, как Сайрус? Тогда он просто хотел выжить и выйти из тюрьмы в более менее нормальном состоянии. Тогда это был единственный выход для него, который не хотел становиться шлюхой для всех сидящих в камере вместе с ним.
— Хорошо, Алви, я разберусь сам, — медленно и равнодушно сказал Блэйк, поджигая сигарету и стирая с лица кровь. Посмотрел на окровавленные пальцы, — И мне теперь опять что ли заново краситься? Ты подумал вообще?! — Агера срывается на крик. Его внутренне равновесие, которое до этого с трудом удерживалось, было выведено из строя тем, что не имело никакого отношения к разговору. Маленького толчка хватило, чтобы Блэйк из холодного и расчетливого превратился в истерично кричащего на Сайруса.
— Ты! Б***ь, Сайрус! Какого ты так со мной обращаешься? Я что, заслужил? Или теперь, узнав о моем прошлом, ты сразу сбегаешь? Да?! Ты хоть разобрался? Или я тебе нужен был без прошлого? Ты думаешь, ты у меня первый? Да?!

Отредактировано Блэйк Чантал (11.11.2015 12:04:50)

+1

27

В сознании, кажется, планомерно взрывалась атомная бомба. В мозгах отчётливо билось единственное желание - убивать. Всех, кто каким-либо боком причастен ко всему этому, и Блэйк в этом списке тоже значился. Как зачинщик, как причина. И его следовало убить первым. Но это мимолетное опрометчивое желание было порождено не более чем бешенством и ревностью. И ревностью, скорее, как собственническим чувством. Сайрус это знал, но справиться с собой не пытался. Его мальчишка этого заслужил, хотя стоило бы хорошенько избить Блэйка, так, чтобы запомнил на будущее, как поступать не стоит. Но из всего хаоса опять, как и всегда, вылезли вплавленные принципы морали. Собственно, поэтому Кассагрен и не тронул Чантала, когда тот продолжил разговор.
   А потом Блэйк сорвался. Его истерика ударила по границам сознания вампира так, что Сайрусу казалось, что внутри него всё опрокидывают и переворачивают. Вот же истеричка. Бесило. Хотелось заткнуть его раз и навсегда, дав облизать дуло заряженного пистолета с взведенными курками, а потом нажать на спусковой крючок. И заглянуть в пустующие, раскрытые глаза и поцеловать окровавленные губы. Но этого не будет.
   - Не знаю, и знать не хочу, - теперь уже зло сорвался Сайрус, огрызаясь на слова Чантала. На счет «раз», собственно, опрокинул всякие попытки мирных переговоров. Ясно - теперь они будут ссориться и ругаться. В лучшем случае из них никто не пострадает, но это слишком маловероятно. На рельсах бешенства с многокилометровым путём торможения, Кассагрен, конечно же, снёс к чертям всякие понятия об ответственности - собственной ответственности. Почему-то так некстати забыл, что Блэйк-то из его банды, и из-за этого стоит сначала разбираться, а потом уже всыпать ему ума.
   «Разберешься сам? Что ж, так держать» - равнодушие? Не исключено. Сайрус сам-то толком не знал, как реагировать. Точнее, его тело и сознание реагировали почти что отдельно от мозгов. Вот, захотел ударить и ударил, а ведь даже не подумал, что Блэйк и так еле держится на ногах. А здравый рассудок всё не приходил - Кассагрен словно погряз в этом наркотическом опьянении и вылезать оттуда не собирался.
   Слова Чантала должны бы резать напополам упрёком. Упрёком, что он, Сайрус, главарь банды Гончих, и бежит от ответственности. А Кассагрен должен быть ответить на это в лучших своих традициях - огрести по башке, потому что это не так и никогда так не будет. Но вместо этого байкера опять с головой накрывает тотальное спокойствие.
   - Заслужил, - коротко выдаёт на вопрос Чантала. Ему плевать, как это звучит. По его меркам Блэйк заслужил и не это, раз у него нашлись причины ложиться под встречного-поперечного. Очередную истерику Блэйка он, однако ж, пропускает мимо. Не отвечает, потому что, если ответит, то ответом будет применение физической силы. Это точно. Чантал всегда, постоянно в подобных разборках шёл по краю, по сути играл с огнем, даже не пытаясь облагоразумиться и попытаться приручить разозленного волка, коим Сайрус, в общем-то и являлся. И очень часто получал по полной программе. И этот раз не мог стать исключением.
   Но Кассагрен медлил, слова Блэйка, опрометчиво брошенные в его адрес, впились в мозг стальными крюками. Полу минутное молчание Сайрус прерывает отчетливым рыком.
   - Ты, сучёныш, слушай сюда, - байкер резко сократил разделяющее их расстояние и, поймав Чантала за горло, содрал с кровати, на которой тот разлегся, и приложил спиной об стену, вжимая в неё также за горло. - Я ни-ку-да не сбегаю, усёк? А уж от твоего прошлого тем более, понял? Ты, уродец, - Сайрус зло усмехнулся, опасно прищуриваясь. Бешенство всё же получило выход, хотя этого оказалось слишком мало, чтобы унять весь тот ураган хаоса, который бушевал в сознании Кассагрена. Фраза Блэйка о том, что Сайрус у него не первый, ударили похлеще всего остального. Отправили почти что в нокаут и заставили задохнуться от бешенства. Сайрус не ревновал, нет, он был слишком уверен в себе для тупой ревности. Его рассудок затапливало чувство собственничества, и от этого хотелось разложить Чантала прямо здесь же, чтобы он и думать забыл, что у него когда-то кто-то мог быть, чтобы он, наконец, вспомнил, что у него может быть только один и этот самый один уже есть. Не был, а есть. Сейчас. А до этого у Блэйка никого не было. Никого. Никому Чантал не был настолько нужен, как Сайрусу. Все они, эти подонки, которые бьют в спину, которые нападают после стольких лет, которые идут на любые подлости - все они даже мужиками называться не могут. Так, жалкое недоразумение, которое вдруг решило, что его физиология говорит о том, что оно - мужик, больше, чем поступки и мораль. Но сам Блэйк считал иначе, на что Кассагрен только глухо и тихо зарычал, чувствуя, как от бешенства непроизвольно удлиняются клыки. Да и жажда крови уже давно дала о себе знать так, что, мальчишка, осторожнее, осторожнее.

Отредактировано Сайрус Кассагрен (26.11.2015 09:17:15)

+1

28

Блэйк кричит на своего лидера, зло ругается, жестоко обвиняет его во всех своих проблемах. Он боится, слишком боится остаться с этим один на один. Он долго пытался смириться со своей судьбой тогда, в тюрьме, но до конца все-таки не смог. Просто отгородился от этой грязи, стал тем, кем его хотели видеть, но его душа и самолюбие были ранены, жестоко и безобразно испорчены. Сейчас он другой. Совсем иначе видит мир, у него совсем другие ценности — так он теперь считает, хочет, чтобы так было. Но где-то глубоко внутри осталась та его часть, нетронутая, неиспорченная, но она так мала и слаба, что никогда не сможет вернуть его прежнего. Она уязвима, но её трудно достать. Чтобы это сделать, надо знать, куда ударить.
Чантал закрыл глаза. По лицу стекала кровь, размазывая косметику. На несколько секунд Блэйку стало все равно, но слова Сайруса заставили зарычать от гнева. Агера знал, что ничего не сделает вожаку, если тот действительно захочет этого. Сейчас Акула стал жертвой своих чувств, Блэйк это понял, но не стал этим пользоваться. Ему надо быть аккуратнее, осторожно пройти по краю, не задев ничего, не вызвать новую вспышку гнева. Но слова и действия Блэйка сейчас не нужны. Он уже запустил механизм, разрушающий все, что попадется на пути. И это не радовало. Скоро Агера сам перестанет контролировать себя, отдаваясь смеси чувств. Последствия обещали быть не лучшими.
— Я заслужил? Чем же? — почти отчаяние захлестывает душу. Что же он сделал не так, чтобы с ним так жестоко обращался тот, кто дороже жизни? Блэйк прокусил губу, но не почувствовал боли, — Ну чего ты злишься? Этим не поможешь ни мне, ни себе, — последние слова Агера выплевывает, будучи прижатым к стене сильным телом Сайруса. По позвоночнику расползается боль, такая привычная за последние несколько дней. Боль поднимается к затылку. Кажется, что она сейчас реализуется в голове сотней визжащих на все лады голосов, но почему-то превращается в звон, отчетливый и тихий. Он кажется лишним, не нужным, каким-то неправильным. Блэйк слышит слова, сказанные лидером, словно через вату, они запутываясь в пелене мутнеющего сознания, с трудом добираются до мозга. Агера медленно кладет руку на плечо Сайруса, сжимая ткань.
— Тише, вожак, — тихо шипит, чуть откидывая голову назад и скалясь, — Я никуда не уйду, — переходит на шепот, мягкий и осторожный, убирающий напряжение, восстанавливающий равновесие между двумя не-людьми.
Блэйк смотрит на лидера слегка затуманенным взглядом, прищуривая глаза. Он знает себя, знает, что еще секунда, и сорвется в пропасть, откуда не вернуться. Сайрус ведь тоже, если не знает, то догадывается об этом. "Это будет твоей ошибкой, самым жутким промахом" — тихо чеканит разум. "Это не ошибка. Это выбор, твое решение. Разве ты никогда не переступал границы дозволенного?" — вкрадчиво шепчет сердце. А ведь он переступал, и не раз. Ведь это он сдержал дикий норов вожака, ведь это ему лидер позволил быть рядом. Из всей толпы, окружавшей его, вожак выбрал именно Блэйка. "Это не ошибка. Это выбор" — мысленно повторяет Агера и с силой бьет Сайруса по лицу.
— Отвали, Сайрус, — выплевывает эти слова, с следующую секунду жестоко сжимая волосы вожака на затылке и кусая его в плечо. Второй перехватывает запястье руки, сжимающей его собственное горло. Агера с силой отпихивает Сайруса от себя, увеличивая расстояние. Слизывает с губ чужую кровь, — Ты думал, что только ты все решать можешь?

Отредактировано Блэйк Чантал (22.12.2015 11:52:06)

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Незавершенные эпизоды » [20.10.2066] Мне все равно, что говорят другие