КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Альтернативная игра » Везение - мое второе имя. А первое, кстати, Не


Везение - мое второе имя. А первое, кстати, Не

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

● Время: 13 февраля 2006 года.

● Место:  Кенневик, штат Вашингтон, клуб Old deer.

Привычная просьба заклятой подруги подменить ее на работе. Клуб средней руки и сомнительной репутации. Тихо ненавидимая униформа, тяжелый поднос, громкая музыка и целенаправленно набирающиеся посетители.
- Вам как обычно?
- Как обычно.
Охотничьи угодья наркодиллеров и девиц сомнительного поведения. Но не только их. У ночной жизни города есть еще более темная сторона, но Эрвинка о ней не знает. Пока.


Действующие лица:
Милая девочка и какой-то подозрительный упырь.

Отредактировано Трандуил (01.11.2015 15:36:25)

0

2

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/e6/9b/08/e69b0804408c56fd7767ca4d5f4de09a.gif

Эрвина Радек, (человек, 19 лет)
Студентка, спортсменка и просто красавица. Производит впечатление особы милой, болтливой и недалекой. Однако при всей своей любви поговорить тайны хранит почище швейцарского банка. Смекалиста и не лишена женской хитринки. Неисцелимая кокетка, свято уверенная в собственном очаровании. До пронзительного визга боится тараканов, но обожает мышей и пауков. 


Звонок от драгоценной подруженьки оторвал Эрвинку от увлекательнейшей отмывки. Рыдала и плакала согруппница так, что казалось - еще чуть-чуть и слезы напопалам с соплями польются прямо из телефона. Терпеливо выслушав десять минут жалоб Винка наконец узнала, что стряслось и что от нее требуется. Заболела подруженька, оказывается. Лежит-неможит, а ей хоть лоб разбей надо быть в "Олене" нынче. Если не выйдет сама, или не подыщет замену, то скитаться болезной в поисках нового места. На робкое "Да и ладно бы" Радек услышала восхитительнейший в своей бредовости и бестолковости план охмурения сыночки хозяина сего сомнительного заведения. Мысленно представив ту масляную рожу, которая запомнилась ей по новогодней подработке в пресловутом клубе, Эрвинка только вздохнула. Умела подруженька выбирать кавалеров, нечего сказать. Впрочем разубеждать тут было бесполезно, а потому, заверив подруженьку, что она все сделает в лучшем виде, Винка звонком предупредила соседушку, что комната до утра в ее полном распоряжении ("Только прибраться не забудь!") и свернув работу направилась в клуб.
"Старый Олень" встретил студентку калейдоскопом звуков, запахов и лиц. Винка вздохнула и побежала в раздевалку. Не любила она это место. Хозяина, что обожал хвастать своими охотничьими достижениями, просто не переносила. Дизайн этот, с рогами, якобы трофейными. Нет, Эрвинка конечно не была великим знатоком дикой природы, но и ей доводилось слышать, что рога олени да лоси сбрасывают. То ли по осени, то ли по весне, вот тут у нее уверенности не было. И знающие люди их собирают. А придурошный хозяин клуба выкупает и приказывает прибить на еще остающемся свободным месте. Да еще и униформа... Девушка с досадой оглядела себя в узком зеркале на дверце и попыталась одернуть юбочку пониже. Плюнула на бесполезное занятие, оправила рожки на свежеуложеных локонах (спасибо, что не кроличьи ушки!) и направилась на рабочее место. Народ постепенно прибывал, что за столиками, что на танцполе перед сценой. На той сегодня выступали какие-то гастролеры заезжие. Эрвинка прислушалась, пытаясь разобрать слова и вздрогнула невольно. Солист в очках, клетчатой рубахе и прозрачной бейсболке мучил гитару и буквально выплевывал слова в микрофон.

-...просто отпусти мою руку, отдай этот нож,
я хочу чтобы все стало предельно ясно -
сейчас я воткну этот нож в тебя и посмотрю в каждом сантиметре мяса,
где прячется нежная субстанция для предъявления в адовой кассе.
*

Радек скользит по клубу с груженым подносом, по пути уворачиваясь от излишне нахальных рук. Нет, этот клуб не носил звания "стриптиз", и танцовщицы местные, и официантки одевались на грани приличий. На очень зыбкой грани. И порой гости клуба ее не замечали.

- У меня в сердце только кровь,
а в мозгах - мясо,
никаких признаков нежной блестящей массы.
Пис сатана, Йоу Господь - куда вы засунули душу в мою плоть?!

Разгрузив поднос, девушка наконец обратила свое внимание на посетителя занявшего место в глубине зала, у самой стены. Это была не ее "территория", но столик перед гостем был пуст, что определенно являлось непорядком.

- Греши - нет души, грешинетдуши, грешинетдуши...

Только остановившись у самого столика Эрвинка поняла, насколько высок сидящий мужчина. Наверно если бы не форменные прозрачные платформы и высоченные каблуки, он оказался бы выше ее даже в таком положении. А еще красив он был как-то... необъяснимо. Несмотря на вид потрепанный и заросшую преизрядно физиономию. Красота его слепила холодным светом и подходила к той границе, за которой совершенство превращается в уродство. Мысленно дав себе пинка - в конце концов она тут не за тем, чтобы на посетителей пялится - Винка кашлянула деликатно, пытаясь отвлечь мужчину от созерцания зала. Высматриваете кого?.. Зацепила пальчиком крутой локон, холпнула глазками, сверкнула зубками, ничуть не сомневаясь в своей неотразимости, и перекрывая музыку обратилась к высокому:
- Привет. Что будешь заказывать? - и все же пугало в нем что-то... Иррационально, ибо - ну что он ей сделает, когда охрана рядом и вообще куча народа. А вот поди ж ты. Эрвинка уже пожалела, что подошла. В конце-концов - не ее работа, не ее участок... Скорей бы разделаться с этим и пойти спать.


*здесь и далее текст песни "Свидетелей Грендайзера".

Отредактировано Регинлейв (02.11.2015 16:10:24)

+3

3

http://s6.uploads.ru/NdwmR.jpg

Гаррет, просто Гаррет. Фамилия давно уж не вспоминается за ненадобностью.
(вомпер, 256 годочков)
Странствующий кровопивец, ужаснейший патриот и просто обаяшка. Родился в 1750 году в Америке, а обращен в тварь кровососущую был 30 годами позже, во время Американской революционной войны. Жесток, хладнокровен, самоуверен, дюже любопытен и жаден до знаний. Совсем не джентльмен, скорее негодяй с собственным весьма специфичным понятием о чести. Почти всегда небрит и неухожен, далеко не брутален, однако в зависимости от степени сытости и благодаря внешности в целом нетривиальной, может выглядеть как запойная рок-звезда или самый обычный бомж.


Ужасное время, отвратительные нравы и пристрастия. А музыка чего стоит. Этот грохот, оглушающий отсутствием какой-либо мелодичности, не просто расстраивал, он добавлял агрессии и без того не сахарному характеру упыря. И особи эти, обоих полов, иначе их не назвать, умудряются еще и танцевать под какофонию звуков, которую творят музыканты на сцене. Вернее, что уж там, это дерганье молодняка на танцполе более походит на то, что всех их разом поразила какая-то неизвестная человечеству хворь, действующая в первую очередь на движение.
Впрочем, наблюдать за этом всем было очень даже забавно.
Обычно Гаррет предпочитал менее шумные места, вроде уютных баров с камерной обстановкой, в которых так любят после долгого рабочего дня пропустить стаканчик-другой менеджеры низшего и среднего звена, от одиночества или же нежелания топать домой к растолстевшей за последние годы красавице жене. Черт его дернул завалиться в клуб. Да еще и в клуб с таким живописным названием "Старый Олень". Прямо как про него сказано. Хотя, не такой уж Гаррет и старый, есть кровососы во много раз больше развалины, чем он. И олени. Самые натуральные к тому же. Или то речь более о козлах? Американец задумался, вальяжно откидываясь на спинку кресла, но при этом стараясь контролировать себя, чтоб вместе с креслом не снести пол стены. Аккура-а-атно, ме-е-едленно, ленно, будто выглядит он не бомжом, которого не хотели пускать в это заведение, а есть самый настоящий князь Монако. Почесал небритый подбородок и достал из внутреннего кармана побитой временем кожанки коробок спичек с логотипом "Оленя". Вот откуда он узнал про этот клуб. Парнишка, которым Гаррет закусил на днях, обронил. На коробке, вернее на щербатой морде логотипа заведения, даже пятна крови того, дюже щуплого и с женственной стрижкой местного посетителя, остались. И вот тогда, американцу вспомнилось, что он нестерпимо хочет выпить. Да-да, именно выпить, а еще, возможно, закурить. Чертовы воспоминания о человеческой жизни все не давали покоя, время от времени посещая кровопийцу, вся нынешняя сущность которого противоречила подобным желаниям. Ведь, он не может. Запах, вкус, ощущения от маленьких радостей людей, таких, как алкоголь, сигареты, или же еда, вызывают омерзение, подкатывающее к горлу тошнотой, и которое усыпить может лишь вкус крови. Вампир хмыкнул, подкинув в руке коробок спичек. Печально хотеть чего-то очень сильно и не иметь возможности получить. Точнее, получить-то можно. Но лишь отчасти. Люди пьют алкогольные напитки, а ты потом пьешь их кровь, получая ненадолго, на какие-то пару десятков минут, желанный, но такой мизерный эффект. Гаррет смекнул это давно, но лишь в последнее время, когда в его не-жизни скука и какая-то своеобразная пустота начали преобладать над всем остальным, стал отдавать предпочтение нетрезвым гражданам. Которых, к слову, в подобных местечках ловить много раз проще, чем в тихих и уютных барах. Меньше внимания.
Или, все-таки, нет.
Кочевник лениво поднял взгляд, внимательно воззрившись на подошедшую девочку. Ловко перекинул между пальцами коробок, подаваясь вперед, оставляя тот на столике перед собой, и подпирая обоими руками подбородок. Любопытная особа. Мелкая такая, явно молоденькая, но оттого милая, а еще, глядите-ка, какая кокетка! Такие, как эта девочка, взрослеют рано и, осознав свою привлекательность, постоянно находятся в поиске чего-то. Принца ли, на белом внедорожнике, лучшей жизни став кинозвездой, или Мисс Вселенная, подробно расписывая все свои мечты в дневниках в розовой обложке, пока вынуждены коротать свое ожидание, подрабатывая официантками в дешевых заведениях. Интересно, а кем видит себя эта очаровашка?
- Свежевыжатой крови мне, - абсолютно без задней мысли пошутил, пытаясь переорать музыку, Гаррет. Но, видно зря, ибо как на зло, вдруг, какофония стихла, отчего голос его прозвучал громче, чем он планировал, а находящиеся неподалеку людишки подозрительно уставились на американца, - То есть, "Кровавую Мэри", конечно, - невозмутимо поправился вампир, обаятельнейше осклабившись в сторону девчонки, и потянулся пальцем поддеть подол ее юбочки, чтобы притянуть поближе, - Мэри-Сью, - задумчиво прочитал имя на табличке красовавшейся на груди официантки, - До которого часа работает ваше заведение?

Отредактировано Трандуил (07.11.2015 16:27:06)

+3

4

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/e6/9b/08/e69b0804408c56fd7767ca4d5f4de09a.gif

Эрвина Радек, (человек, 19 лет)
Студентка, спортсменка и просто красавица. Производит впечатление особы милой, болтливой и недалекой. Однако при всей своей любви поговорить тайны хранит почище швейцарского банка. Смекалиста и не лишена женской хитринки. Неисцелимая кокетка, свято уверенная в собственном очаровании. До пронзительного визга боится тараканов, но обожает мышей и пауков. 


Музыка стихла на короткое время  - краем глаза Эрвинка видела, как солист пьет минералку, а ударник с клавишником о чем-то переговариваются. И в этой тишине прозвучало заявление, больше подходящее мальчику помоложе. Какому-нибудь любителю черно-белого грима, кофе и песенок о суициде. Они вот любят таким образом "Кровавую Мэри" заказывать. А бармен Билли им на такие заявочки наливает томатный сок в чистом виде. Но Винка себе такое позволить не может, а потому вежливо улыбается, выслушивая поправку и внося ее в блокнотик. Следовало бы конечно поинтересоваться, есть ли у этого персонажа деньги на выпивку, но девушка вовремя вспомнила, что нынче, в честь праздничка, первый бокал бесплатно. Конечно предполагается, что одним никто не ограничится, но вот насчет этого типа сомнения были. Но это уж не ее дело. Ее дело - заказ доставить. Однако уйти ей не дали, самым бесцеремонным образом сцапав за юбку. Еще и улыбается, гад. Нет, хорош конечно, но Эрвинка давным-давно дала зарок на рабочем месте не знакомится. И на учебе. На улице - тоже нельзя. Куснув пухлую губку, нынче ярко-ярко розовую, временная официантка соизволила ответить на вопрос, заданный в общем-то и не ей. И угораздило подружкиных родителям дать своему чадушку таковое имечко. Жуть.
- Обычно - до трех. Но сегодня до половины пятого, - Винка улыбнулась, хлопнула ресничками и пояснила: - Праздник же. Всех влюбленных, - она искоса посмотрела на завсегдатаев и случайных гостей "Старого оленя". Вот на кого они не походили точно, так это на нежных влюбленных с дурацких розовых открыток. И этот... небритый, тоже не походил. На бандита с большой дороги - вполне.  Легонько шлепнув пустым подносом по руке, тянущейся совсем уж не туда, Эрвинка смягчила сию грубость еще одной лучезарной улыбкой и отправилась за заказом.
Музыканты на сцене вновь принялись мучить инструменты.

- В поту и грязи вернется ночью,
Локоть разбит отморожены почки.
- Где был? - кричит ему голос в халате.
- где хлеб сосиски газета с зарплатой.
примой затянется, кепку поправит,
скажет что завтра все исправит,
скажет что пил, что в другую влюблен,
но ей безопасней не знать что он:
- Капитан Люберцы, Капитан Люберцы.
Капитан Люберцы, Капитан Люберцы!
...Он хочет порой другую работу,
он хочет детей, собаку и школу... *

Возвращаться с готовым коктейлем не хотелось совершенно и если бы вышло перепоручить это кому-то еще, Винка непременно это сделала бы. Но все девушки были заняты, так что пришлось ей снова цокать каблуками в дальний угол.
- Пожалуйста, - хайбол на столе, стебель сельдерея задорно зеленеет в полутьме. Поднос прижат к животу, словно Винка инстинктивно пытается спрятаться за ним. Глупость какая, чего ей прятаться-то? Вспоминается совершенно забытая жвачка под языком и надувается пузырь -  розовый, в тон губкам. Не слишком большой, а то опять к носу прилипнет. Чпок.
- Еще что-то заказывать будешь? - девушка вежлива, хотя и осознает прекрасно, что вопрос скорее риторический. Сейчас этот потрепанный тип выпьет свою "Мэри" и уйдет. Взгляд цепляется за потрепанный коробок с логотипом клуба. Пятна какие-то. Из какой помойки его вынули? И как его охрана-то пропустила? Впрочем это не ее дело, пусть с ними потом хозяин разбирается. Вообще этому в другой бы клуб, где тусуются состоятельные дамочки в возрасте. Они любят подбирать таких мужчин, обогревать и все такое прочее. Но не лезть же к нему с советами, в самом деле.


*вновь песня "Свидетелей Грендайзера".

Отредактировано Регинлейв (02.11.2015 16:19:38)

+3

5

Ну, какая же кокетка. Милая, очаровательная и, как ни странно, совершенно естественная в движениях, жестах, взглядах и мимике. На мгновение кровопивец даже пожалел самого себя и то, кем ныне он является. Не-е-ет, разумеется, Гаррету вампирская жизнь невероятно по душе приходилась. Особенно, бесчинства, которые кочевник время от времени устраивал. Или же, еще война вот, в центре которой, на самом поле боя, американец чувствовал себя как нельзя лучше. Но глядя на эту миниатюрную блондиночку, отчего-то сожаление посетило его. А еще, небывалое любопытство, которое он ранее в адрес людей не испытывал. Отчего-то Мэри-Сью казалась ему загадкой. Маленькой такой, с виду совершенно обычной. Но мужчина никогда не забывал, что помимо вершины своей, любой айсберг на множество метров уходит под воду. Возможно, так и с этой официанткой. А быть может, и нет, и интуиция его подводит. Однако, как бы то ни было, проверить всегда стоит.
- Праздник, говоришь, - притворно, будто бы удар подносом оказался чувствительным, мужчина отдернул руку, и взглядом, заинтересованным и внимательным, провожая девушку, ловко снующую среди толпы. Снова откинулся на спинку кресла. Однако, увлеченный созерцанием походки блондиночки, он позабыл об осторожности, и кресло его все же чуть не вписалось в стену. Благо, этого никто не заметил, ибо посетители клуба были вновь увлечены непотребством в нынешний век называемым громким словом му-у-зыка. И к слову, ужас, исполняемый группой на сцене, более не раздражал вампира. Кочевник поднялся с места, возвращая кресло в исходное положение, ближе у стола и снова расслабленно расположился.
А девочка не заставила себя ждать, отчего кровопивец даже задумался над тем, не ее ли он высматривал этим вечером. Коктейль, насыщенного красного цвета, как считали некоторые романтики, походившего на цвет крови, занял свое место на столе, ароматом овощей, лимонного сока и специй, касаясь чуткого обоняния мужчины. Гаррет даже снова подался вперед, дабы отодвинуть стакан на другой край стола. Впрочем, ситуации это не исправило, отчего американец так невовремя вспомнил, что он, оказывается, голоден и в это паршивое заведение притащился в поисках еды. В горле засаднило, будто бы песком горячим и колючим оцарапало все внутри при дыхании, радужка глаз его на какое-то мгновение окрасилась в черный цвет, меняя привычный алый. Вампир напрягся, отводя взгляд от девчонки, что как раз в этот момент о чем-то вопрошала его. Кажется, про дополнительный заказ. Но мужчина игнорирует вопрос, резко поднимаясь с места.
- Ничего не надо, - глухо, едва ли не прорычал он это и наспех, не заботясь о том, что движения его могут взгляду смертной показаться подозрительно резкими, достает из внутреннего же кармана двадцатку и оставляет ее на столе. В конце концов, девушка старалась поди, а у него от прошлой жертвы нездорового вампирьего аппетита осталось несколько купюр, которые самому Гаррету точно без надобности. И дальше, все абсолютно на инстинктах - силясь сохранять нормальную для людей скорость, добраться до выхода из этого, слишком шумного и полного неприятнейших запахов, клуба. Потом, до ближайшей подворотни, чтоб, не разбирая особо кто перед ним, утолить голод. Быстро, не обращая внимание на аккуратность, которая бы возможно сохранила одежду относительно чистой, и свернув напоследок жертве шею. Для верности, разумеется, чтоб человек не выжил и не повторил его судьбы. И скинуть обмякший тряпичной куклой труп в мусорный контейнер так удачно оказавшийся рядом. Вот только, закончив трапезничать и "убирать" за собой, Гаррет обратил внимание на улицу, на которой он находился и звуки, что доносились из здания. Коротко хохотнув, кровопивец привалился спиной к стене. Черт бы побрал эти маленькие города. Кажется, поздний ужин свой он нашел со стороны черного хода того самого "Старого Оленя".

+3

6

Потрепанный клиент повел себя весьма странно. Отставил коктейль, а потом и вовсе сбежал, буркнув на прощание что-то маловнятное. Подобрав со стола небрежно брошенную бумажку, Винка с некоторым недоумением посмотрела вслед стремительно удаляющейся фигуре. И кто же это был, интересно? Философски рассудив, что лишняя двадцатка у бедной студентки никогда лишней не будет, девушка спрятала бумажку в кармашек и вернув бармену стакан (уж он найдет, кому его подсунуть, чего добру  пропадать-то?) нащупала вибрирующую "раскладушку". Звонила болезная подруженька и первые же ее слова, прорвавшиеся сквозь всхлип, ввели Эрвинку в секундный ступор:
- Вали оттудова, Винка. Крис с дружками едет.
Крисом звали того самого сыночка хозяина сего злачного места и потому слушая сквозь всхлипы и музыку объяснения, девушка почти бегом кинулась в раздевалку. История выходила не самая красивая. Подруженька (чтоб ей пусто было) вовсе не заболела, а побежала на свидание. Но что-то там пошло не так... "Лучше бы я заболела!" В связи с чем именно Винке надо валить из клуба, она решила выяснить у подружки при встрече, каковая состоится вот-вот, ибо подруженька обрадовала вестью о том, что уже почти подъехала и заберет Эрвинку от заднего входа. Дурной нрав бандюковатого папиного сыночка Радек знала не по наслышке, а потому в раздевалке ограничилась тем, что переобулась в свои родные сапожки, да завернулась в пальто. Остальные вещи были спешно засунуты в сумку и в таковом виде Винка и выскочила на заднее крыльцо. Почти мгновенно придя к выводу, что на освещенном пороге ее будет видно всякой бандитской роже, она спустилась и прислонилась к стеночке у входа, прячась в тенях.
И вот тут она и задалась вопросом, что ее сегодня преследует - везение, али невезение. Ибо стоило ей замереть, как в проулке показались две фигуры. Одна почудилась смутно знакомой, а второго было сложно не узнать, хотя бы и по росту. Все, что происходило дальше между этими двумя, в голову Эрвинке не укладывалось решительно. Вот долговязый прижимает парня к стене, а вот тот уже летит в мусорный контейнер изломанной куклой. Хруст костей заставил Винку зажать себе рот ладошкой. И не вовремя вспоминается, что же это за парень так замечательно упокоился - то ли Слизняк, то ли Сопля (прекрасное прозвище), который приторговывал в клубе дурью и которого уже не раз стращали, что серьезные ребята им займутся очень скоро. Занялись, надо понимать. Теперь понятно, чего этот... Бандит! Чего он сорвался так - "клиент" уходил. И высматривал он его, совершенно определенно. "Проклятье. Матка Бозка Ченстоховска, пусть он уже исчезнет, а?.. Пусть не заметит..." Мысль о том, что заметив ее в ненужное время и в ненужном месте, бандит и ею займется, пугала до нервной дрожи. Ну вот почему, почему она тоже больной не сказалась. Она даже зажмурилась, когда убийца оглядел проулок и хохотнул. Вдруг ее все же не заметят.
Однако драгоценная подруженька и тут все испоганила, подъехав с другой стороны и процокав ко входу.
- Винка, вылезай, нам валить пора.
Глядя снизу вверх на Мэри-Сью, Эрвинка всеми фибрами души желала заклятой подружке провалиться вот прямо здесь и сейчас. А лучше - чтобы она провалилась еще утром, ну или хотя бы вечером, до того, как она сдернула Винку сюда. Смотреть же в сторону высоченного бандита было просто невозможно. Ужас подступал холодным комком к горлу и смутная надежда билась в висках - может если туда не смотреть, то убивец просто исчезнет?..

+3

7

И весьма зря, кстати говоря, кочевник не потрудился озадачиться тем, чтоб искать пропитание дальше. Хотя бы пару кварталов прошел прежде, чем хвататься за первого встречного человека. Но голод не выбирает. Черт возьми, вообще никак не выбирает, отключая любые думательные процессы и до предела обостряя гребаный инстинкт хищника, который неусыпно работает до того момента, как хотя бы малость утихнет жажда. Однако, облажаться так, чтоб в момент трапезы его поздней рядом оказались свидетели, Гаррет точно не рассчитывал. И прямо сейчас, раздумывая, что бы делать с парой девчонок, параллельно последними словами, мысленно естественно, материл сам себя. Небывалая неосторожность. Будто бы не третью сотню лет живет кровопивец, а первый год, являясь желторотым чертовым новообращенным. Впрочем, что толку от внутренних диалогов с самим собой, когда надо что-то предпринимать, пока эта пара малолеток не сообщила копам, или еще лучше, о его проказах не дошли слухи до высокородной семейки, блюдящей весьма специфичные порядки.
Чертыхнувшись, американец наконец отлип от стены, у которой провел он, казалось, слишком долго. На деле же, времени не прошло и минуты. Рванул, почти на полной своей не-человеческой скорости, в сторону девчонок, останавливаясь около старенького битого пикапа, отвратительного зеленого цвета. Пнул покрышку, словно бы был знатоком в транспорте. Впрочем, то, что шина с одной стороны была немного спущена, было понятно даже ему, привыкшему передвигаться исключительно на своих двоих. А далее, нарочито медленно, мужчина обогнул автомобиль, заглядывая в кузов, мысленно отмечая для себя наличие лопат там, и наконец, обратил взгляд в сторону девушек. К слову, одна из которых оказалась той самой, маленькой и миленькой официанткой из клуба.
- Слыш, мужик, шел бы ты отсюдова, - проговорила вторая, незнакомая девчонка, приняв при этом позу довольно-таки вызывающую, выставив вперед свою хлипенькую ручку с оттопыренным указательным пальцем, и мотнув головой так, будто все происходит не в захолустном городке Вашингтона, а где-то в Южном районе Лос-Анжелеса.
Кочевник лишь снова хохотнул, подпирая плечом машину и не сводя взгляда с мелкой, как, для себя исключительно,  он обозначил официантку Мэри-Сью.
- Забавная куколка, - тихо и вкрадчиво прозвучал его голос. Американец не обращался ни к одной из девушек и не ожидал, что кто-то из них ответит. Шаг от автомобиля по направлению к Мэри-Сью и ее подруге. Впрочем, шаг это был привычный для упыря, резкий, почти неуловимый для взгляда смертных, и вот он уже стоит перед девчонками, пытливо, с высока своего роста, разглядывая их и очаровательнейше скалясь, - Так и куда собрались, девоньки? Быть может, подвезете дяденьку? - вопросил он, буквально нависая над ними на мгновение, но тут же отдаляясь и оглядывая себя. Вернее, рубашку свою, некогда светлую, что ныне была красочно изукрашена кровавыми пятнами. И в это мгновение, одна из девчонок решила поработать сиреной, взвизгнув так, что у Гаррета едва ли уши не заложило от этого неожиданного звука. Кстати говоря, недолгого, ибо вампир среагировал незамедлительно, инстинктивно ладонью зажимая рот девахе, той, что приехала на машине, и резко же поднимая ту за горло над землей. Несколько секунд, и вот, уже это тело, обескровленным падает к ногам вампира, что снова чертыхнулся, сетуя на моментальность реакции и обращая внимание свое на официантку. Побежит, маленькая? Кричать ли будет? Или же, что иное взбредет в ее светлую головку? Но Гаррету было дюже любопытно, поэтому убивать ту сию же секунду упырь не собирался.

+3

8

Язык прилип к небу, взгляд зачарованно следит за перемещениями высокого бандита. Как-то сразу понятно было Эрвинке, что их убьют обязательно, но долговязый зачем-то решил поиграть с жертвами. Нарочито медленно осмотрел машину (то еще сокровище, неужто решил на ней уехать?) и перевел взгляд в их сторону. Не успела Винка предупредить подружку. От страха ли онемела, опасалась ли, что убивец воспримет такое предупреждение как сигнал к действиям - кто знает. Жаль вот подруженька не онемела, что было весьма некстати сейчас. "Поприветствовала" бандита в своей обычной манере. А тот опять усмехался, да пялился вовсе даже на Эрвинку, словно подружки шумной тут и не было. Догадался верно, что она не только подошла и видела убийство того парня, что теперь занял то место, каковое ему отводили и при жизни - мусор, отброс. А скоро и Радек за ним последует. Каким образом убивец оказался рядом с ними, Винка не уловила. Вроде вот стоял у машины, а теперь нависает над ней, отчего девушке хочется вжаться в стену, да и вовсе в ней раствориться. И ведь глаз от жутенькой улыбки его не отвесть. И мурашки бегут вдоль позвоночника.  Почему-то кровушку на его рубашке она и не заметила. Впрочем, заметив, не удивилась бы. Вот подруженька драгоценная узрела, изумилась и  воплем оглушила. А в следующее мгновение Винка вспомнила свое пожелание подружке провалиться и в ужасе закусила пальцы. Нет, такого исполнения своего желания она определенно не ждала. Безумная мысль просочилась в разум, мечущийся от жуткого зрелища. Вдруг сейчас все ее желания начнут исполняться? Тогда она желает оказаться отсюда как можно дальше. Желательно на жарком солнечном пляже. И чтобы длинноволосый блондин рядом. А можно и одной, и в холодной Канаде, главное - подальше.
Тело Мэри-Сью падает на землю с каким-то неправильным звуком. Живые так не падают, откуда-то Эрвинка это знает точно. Она вообще почему-то всегда сразу видела, что человек... ушел. Как тогда с бабушкой. Ее все пытались реанимировать, но Эрвинка знала, что той тут больше нет. Так и сейчас.  До нее медленно, как-то нехотя доходило, каким именно образом этот гад высоченный прикончил своих жертв. С парнем еще можно было притвориться, что ей почудилось, а вот с подруженькиной смертушкой уже этот номер не пройдет. Винка нервно сглотнула пересохшим горлом и не отводя взгляда от убивца, нащупала крышку стоящего рядом бака. Нет, понятно, что сделать она ничего не успеет, скорости свои этот зубастый продемонстрировал весьма наглядно. Но и ждать смирно, пока ее сожрут, она просто физически не могла. Кричать бесполезно - шум клуба все перекроет, да и в его окрестностях девицы часто визжали, когда ухажеры щупали их уж слишком активно. Бежать - тем паче не стоит. Пока во всяком случае. Чего он ждет, интересно? Когда Эрвинка что-то такое сделает, начнет себя вести жертвой. Не дождется! Когда ты немногим выше сидячей собаки и у тебя два старших братца - быстро учишься стоять за себя с яростью землеройки. Да и вообще, нельзя ее так пугать, она...это... Поседеет, а ей это не пойдет, она пшеничная, а не платиновая блондинка, вот!
Неизвестно, на что Эрвинка решилась бы в эти секунды, что подарил ей кровожадный убийца, но тут дверь клуба распахнулась, являя ночному миру Криса Уорда. Семь на восемь, восемь на семь, рожа шире задницы, пьян или обдолбан - такие подробности Винка не разобрала. А ведь кто-то считает его милым. Винка тоже считала, но это было давно, целую вечность назад. Голос вкрадчив и обманчиво добр.
- Цыплятки мои, куда же вы подевались? Цып-цып.
Девушка лишь на миг скашивает на него взгляд. Позвать на помощь? Ну нет уж, лучше помереть, чем оказаться в долгу у Криса. Он своего не упустит, использует это на полную катушку. Взгляд бездонно-несчастный (Радек долго тренировала его, сперва перед зеркалом, потом перед подругой, а позже и в деле опробовала) на убийцу. Ресницы подрагивают, пухлые губки - тоже.
- Не ешь меня. Съешь лучше уродливую крысу, тьфу, Криса Уорда, а?

+3

9

Бу! Вампир шагнул ближе к девчонке, чье сердце колотилось с бешеной скоростью, подобно пташке, запертой в тесной клетке, на какие-то доли секунды смыкая веки и вслушиваясь в этот упоительный звук человеческого страха. Абсолютно зря некоторые считают, что ужас, испытываемый в определенные моменты возможно передать только голосом своим, срывающимся на крик. Нет, отнюдь. Гораздо приятнее, интереснее и забавнее звучит именно стук сердца, испуганного существа, от которого, кажется, слышно даже, как кровь, раскаленная страхом до предела, растекается по венам. О, это поистине лучшая музыка, которую может произвести разумное существо. Или же, все же, не очень разумное? Взгляд кочевника скользнул к изящной ручке блондинистой принцессы, которой та взялась за единственное доступное ей орудие самозащиты - крышку мусорного бака. И было бы крайне любопытно, хватит ли этой маленькой дрожащей девочке смелости ударить того, кто на ее глазах только что не просто лишил ее подругу жизни, а испил ту до суха практически. Однако, ожидание действий со стороны симпатичной официантки было прервано явлением еще одного человека. Здорового такого, плечистого, с явно наетым на родительских харчах пузом и сальной физиономией, на которой поблескивали крошечные глазки-пуговки. Прямо не вечер сегодня, а пир настоящий... И чего Гаррет раньше не часто наведывался в подобные места, просиживая штаны в тихих барах, изучая людишек в одинаковых костюмах, когда тут вон какая публика имеется. Каждый новый забавнее предыдущего. И каждого нового пришибить хочется так, что аж зубы сводит от желания. Особенно это существо, что выходя, едва ли не запнулся о мертвое тело и не обратив на это своего внимания, теперь еще руки свои, воняющие непонятной дрянью, потянул к его девочке. Как будто Гаррета здесь и нет вовсе, а рядом не валяется труп. Вот так нервы у нынешней молодежи! Однако, удивил в этот момент не новоприбывший, а официантка. Американец аж растерялся на короткое мгновение от такого предложения. Что же, занятно. Мужчина и ранее знал, что человек существо любящее предательство, но так, чтоб пытаться скормить чудовищу своего ближнего, пусть и не шибко приятного, такое происходило впервые. Ибо обычно человечинка отчаянно цеплялась друг за друга в своих тщетных попытках убежать. Впрочем, безжалостность блондинки вызвала симпатию и несвоевременные мысли о правоте его там, наверху в клубе, когда упырь счел девчонку весьма любопытным экземпляром. Не ошибся. Это даже в какой-то мере грело душу.
- Интересное предложение. А что мне за это будет? - ухмыльнулся вампир, делая короткий шаг назад и оглядывая детину, которого только что на съедение ему предложила девчонка, и которым, в виду сытости своей, закусывать кочевник не собирался. Да и воняло от того чем-то подозрительным, явно не подходящим под категорию алкоголя. Впрочем, коли дама просит, как он может отказать. Толчок, чтоб отпихнуть человека в сторону, в плечо, и рукой Гаррет хватает уродливую крысу... простите, Криса Уорда за затылок, лицом несколько раз впечатывая в стену. До кровавого месива, при котором любой, даже такой здоровяк, отрубается, но не подыхает. Аромат крови ненадолго снова отпускает с импровизированного поводка инстинкты хищника, отчего радужка глаз его, привычно алых, меняется на угольно-черный и клыки становятся более заметными. Впрочем, много раз проще взять себя в руки, когда к манящим, солоноватым, запахам крови примешивается что-то синтетическое, отдающее привкусом гнили на языке и отвращением в сознании. Взгляд в сторону кокетки Мэри-Сью, - Прости, милая. Но, я уже не голоден. Вернее, не на столько, чтоб жрать подобный хлам, - он отпустил человека, мысленно отмечая, что вечерочек выдается вполне себе насыщенный, и снова шагая к блондинке, невольно сравнивая себя с сытым котом, что поймав мышку, не ест ее, предпочитая замучить своей жестокой игрой. Но, в это же мгновение, внимание вампира привлекает шевеление под ногами, которое мешается с шепелявой руганью, в виду выбитой большей части зубов, разумеется. Эх, снова не судьба в полной мере уделить внимание Мэри-Сью, ибо уродливая крыса, оскорбляя Гаррета, так и просит, чтоб им занялись в первую очередь. Собственно, что кочевник и делает, с ноги, "ласково", добавляя удар тому под дых и, за руку хватая, оттаскивая в сторону авто подруги официантки...

+3

10

Нет, это все точно, абсолютно точно сон, кошмар... Она просто уснула над листом ватмана и скоро проснется с черной от туши правой щечкой. Потому что в обычной жизни бандитского вида люди не превращаются в жутких монстров, для которых убить человека - как муху прихлопнуть. А именно так себя вел этот... над ней нависший. Мысль о сне наконец-то оформилась и выкристаллизовалась в залитом паникой разуме. Ну конечно, тогда все объясняется. Ей и не такие жуткие видения порой посещали. И яркие, насыщенные событиями и персонажами. Это все ее подсознание, точно. Она же злилась на Мэри-Сью за ту утащенную и растянутую кофточку, верно? "Подруги должны всем делится" Ха! А то, что после подружки Винка в этой кофточке болталась, это ерунда конечно. Так, вот злилась и теперь ее подсознание породило такого вот... Симпатичного монстра. Страшно все равно было, но теперь откуда-то появилась уверенность в том, что если все зайдет слишком далеко, она проснется. Наверно. Крис оказался рядом и тут же прозвучал вопрос от монстра - называть это человеком язык не поворачивался.
- А... Что нужно? - Эрвинка нервно облизнула нижнюю губку. Убивец убрал от нее тушу Криса не дожидаясь обещаний. В ту сторону, откуда донесся хруст костей, девушка старалась не смотреть. Тело упало и к самым ногам Винки подкатилось что-то небольшое и блестящее в неоновом свете фонарей. Ключи, конечно. Главное не смотреть на них до последнего. Монстр шагнул к ней, снова плотоядно - мамочки! - ухмыляясь. Взгляд встречается с потемневшими глазами. И как она раньше не замечала, что они у этого существа совершенно нечеловеческие? Просто думала, что это такой оттенок. Мало ли какие бывают. А теперь там проглядывала черная бездна, норовящая затянуть Эрвинку. Страаашно. Но если он уже не голоден, то может ее есть не будет? "Сон, Матка Бозка, пусть это просто сон." Слова сами просились на язык - чем страшнее бывало Эрвинке, тем больше было шансов, что она начнет болтать неостановимо просто. Вот и теперь не удержалась.
- Ну, раз ты не голоден, то я пойду пожалуй, дружков Криса задержу, а то придут же.
Эти слова девушка произносила как раз тогда, когда убивец поволок слабо трепыхающегося Уорда к машине Мэри-Сью. Что он собирается делать с ним, видеть Винке совершенно не хотелось. А потому отлипнув наконец от стены и разжав обе руки, уронила на землю сразу и крышку от урны, и сумочку свою. Быстрее собственной мысли подхватила с земли ключи от Крисовой машины и рванула ко входу в клуб. Она была твердо уверена, что сейчас, вот сейчас ее схватят. Однако почему-то никто ее не поймал и очутившись внутри, она нервно заперла замок и побежала дальше. Дружкам Уорда она не притормаживая ни на секунду бросила:
- Крис с Мэри-Сью мирятся, не лезьте.
Машину этой жирной скотины она нашла сразу - да и сложно не заметить белый с золотом, пошлый до зубовной боли, кадиллак. Но не ей сейчас выбирать. Мотор завелся с полоборота и Эрвинка вырулила со стоянки, не особо заботясь об аккуратности. Поездка до здания общаги запомнилась смутно, но никто ее не остановил и патруль за ней не увязался - хорошо наверно. Представив себя, объясняющей всю эту историю копам, а потом - медработникам, Винка поняла, что молчать надо крепко. Влетев на третий этаж,ворвавшись в комнату и не обращая внимания на парочку на подружкиной кровати, она выдернула со шкафа дорожную сумку и принялась скидывать в нее вещи, впрочем, несмотря на скорость, стараясь выбирать действительно нужное. Недовольный голос если и отвлек ее, то не сильно.
- Эй, а чего это ты так рано?.. И собираешься куда?
- Я... У меня бабушка заболела, - так, куда же она в этот раз перепрятала заначку?
- Это та, что от рака умерла?
- Да. Нет. Другая.
- Та, что в Польше? - в голосе подружки прорезался нескрываемый интерес.
- Да, еду к ней. Проклятье! - Эрвинка вспомнила, куда сунула заначку и чертыхаясь полезла на стол к вентиляционному окну. Конечно забыв отвертку, которая пряталась в нижнем ящике шкафа. За всеми этими прыжками она не обратила никакого внимания на подружку, у которой телефон заиграл Винкиной мелодией. Она совершенно забыла, что ее собственный телефон, вместе с косметичкой, остался в оброненной у задней двери клуба сумке. А потому продолжила лихорадочные попытки вывинтить нежданно заевший винт, не прислушиваясь ни к разговору, ни к дальнейшим подругиным репликам в свой адрес. Не заметила она и как подруга ушла, прихватив своего приятеля и привычно оставив дверь незапертой.

+3

11

Ну, разумеется, Гаррет видел, как его милая новая знакомая на почти скорости света слиняла от него. Но отвлекаться от "отделки" невоспитанного мяса вампирюга не стал. Присвистывая он наградил тушу еще несколькими ударами по шепелявой роже. Впрочем не переусердствовал, ибо отчего-то желал, чтоб уродливая крыса жива была, когда отправится в свой последний путь. Собственно, для этого, упырь загрузил тело в машину, что принадлежала славной подружке сбежавшей официантки... пардоньте, два тела. Одно совсем бездыханное, которое ранее было, как оказалось, Мэри-Сью (водительские права, чтоб их, сообщили), а второе - еще слабо трепыхающегося Криса Уорда, которого пришлось надежно привязывать ремнем безопасности, чтоб детина, когда его обливали бензином, найденным в машине же, и поджигали ненароком не уполз в желании спасти свою жалкую жизнь.
- И если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь я зла, потому что... потому... - кочевник задумался, памятуя что же дальше там следует говорить и как вообще подобает провожать подобный мусор. Однако ж, не вспомнил, и почесав небритую рожу махнул на это дело рукой, просто наблюдая за тем, как красиво пылает автомобиль, и слушая предсмертные вопли горящего человека. Красота, что и говорить. Пожалуй, это американец запомнит надолго. А быть может и нет. Мужчина хмыкнул. В нынешнее время его, с такими-то пристрастиями к любованию подожженными телами, непременно определили бы как маньяка и составили бы психологический портрет, включающий в себя множество заумных медицинских терминов. А еще, объявили бы охоту, как на опасного преступника. Ну, да пусть. В этом крошечном городке пусть, ведь, наверняка, завтра он уже будет в другом месте. За сотни миль от Кенневика, делая поимку свою невозможной для копов. Впрочем, это все завтра, а сегодня, есть еще незаконченное дело. Вампир поправил на плече кокетливо висящую розовую сумочку, забытую официанткой. Пора бы двигать на поиски милой маленькой девочки. И вовсе не потому, что из клуба на вопли начал сбегаться народ, а чтоб вернуть потерянное симпатичной блондинке. К слову, в сумочке ее бардака, о котором так часто говорят, не было. Зато, оказалась весьма приятно пахнущая чем-то сладким кофточка, средства гигиены, документы, телефон, личный дневник (кто бы мог подумать, в розовой обложке!) и целое море ирисок. Пролистав записи юной официантки, которую звали иностранным именем Эрвина, вампир все же, как бы ему это не претило, взялся за то, что в нынешний век служило людям для связи друг с другом. Ну, а далее, все оказалось довольно-таки просто. В конце концов, пусть Гаррет и не любил телефоны и сотовую связь с прочими навороченными модными штуками, научиться этим всем пользоваться отказать себе не мог. Любопытство, черт бы его побрал. Кровопивец созвонился с контактом, что чаще всего встречался среди входящих и исходящих, вызнал у любезной девушки на том конце провода, что она является соседкой мисс Радек, которая вот в данный момент, явно напуганная чем-то, собирает вещи, и адрес. Но, вот уж никак кочевник не ожидал, что по приходу его в общежитие соседка благоразумно свалит куда-то, оставив свою подружку одну, и даже дверь не запрет. Как удобно-то!..
И вот он, стоит на пороге, снова поправляя ремешок женской сумки на плече и бесшумно отворяя дверь. Взгляд скользнул к хрупкой фигурке, стоящей спиной к нему, а затем внимательно осмотрел комнату, и после уж вампир шагнул вперед. Будто бы проверял комнату на наличие оружия какого на видных местах, или же, чушь-то какая, чеснока. Усмешка короткая на мгновение отразилась на его неухоженной физиономии, словно бы вампир на какие-то доли секунды поверил во все разом сказки и выдумки о расе бессмертных. Он не спешил давать о себе знать, ступая по помещению тихо и бесшумно, но вместе с тем стремительно в привычной для себя скорости, ненадолго останавливаясь позади занятой своими делами девушки. Чтоб вдохнуть запах, что исходил от ее волос, на котором ранее, ни в клубе, ни на улице, невозможно было остановить свое внимание в виду сотен других ароматов.
А она и правда оказалась сладкой. Должно быть, как те ириски в ее сумке, вкус которых никогда уж Гаррету не узнать и остается полагаться лишь на обоняние. И вот, что странно, в этот раз запах маленькой сладости, конфеты, не отталкивал его и не вызывал отвращения, как то обычно и всегда происходило с остальной человеческой едой. Мужчина улыбнулся, делая шаг назад. Очередная загадка на его пути. Только в этот раз загадка не чужая, а касается его самого напрямую, что делает ее более интересной для того, чтоб разгадать. Он отвернулся от девчонки, обращая свое внимание на книжную полку и внимательным взглядом выделяя, среди прочего учебного чтива по искусству, одну, весьма необычную для такой-то девочки. Еще одно движение, неуловимое для взгляда человека, и Гаррет подхватывает книгу, открывая ее, абсолютно не выбирая страницы.
- Кхм, - он наконец решил обратить на себя внимание блондинки, не заботясь о том, что может испугать ту - ...от нее исходила жизненная сила – от такой не отмахнешься. Я чувствовал, как между нами побежали вибрации. Некоторые – замороченные и нехорошие, но всё равно они были, - вампир прочитал это вслух, с чувством и расстановкой, цитируя слова Генри Чинаски об одной из своих женщин - Лидии, и также с чувством расхохотался, возвращая книгу на ее место, - Кто читает подобное? - откровенный такой вопрос, что заинтересовал кочевника, - Ты ли, милая мисс Радек?..

+3

12

Вся беда с невообразимыми ужасами состоит в том,
что их слишком легко вообразить©

    Лихорадочные сборы подходили к концу. Раздутая до неприличий дорожная сумка стояла на кровати и Эрвинка скептически разглядывала этого монстра задаваясь сразу двумя вопросами - сможет ли она засунуть туда еще хоть что-то из жизненно необходимого любой девушке набора и сможет ли сдвинуть это все с места. И на оба вопроса ответом было однозначное "нет". Придется видимо звать ребят из мальчукового общежития. От этих мыслей ее оторвал еле слышимый скрип двери. Сквозняк наверно, подруженька не заперла, как обычно. Хоть приятеля бы оставила - помочь с тяжелым багажом. Холодок, влекущий за собой меленькие мурашки прошелся от шеи к затылку. Нет, конечно ей почудилось, никого тут нет кроме нее. И совсем она не боится оборачиваться! Ни звука, ни шороха, так что и нервничать нечего. А то так можно себя до срыва довести и тюк... тьфу, тик заработать на оба глаза.
    Чуть нахмурясь и сосредоточенно высунув кончик языка, Винка все же смогла засунуть еще один бесценный флакончик в сумку и застегнуть молнию. И сразу после этого подпрыгнула и нервно икнула. Нет, ну так не честно! Она же почти смогла уйти. Голос, что ничуть не таясь звучал у нее за спиной она будет вспоминать и на смертном одре. Впрочем недолго до этого, одра осталось, раз убивец ее нашел. Все еще не оборачиваясь, она нервно соображала - если кинуть в этого... монстра сумкой, получится у нее сделать хоть пару шагов до двери? Ответ был однозначен - нет. Верно и у клуба ее отпустили чтобы поймать тут. Но как же жить-то хочется... Смех ударил почти пощечиной - он еще и над книжками ее смеется! Ну хорошо, эту не она писала... Она вообще ничего не писала, кроме дневника. А эту - еще и не прочла толком, все некогда было. И все равно, смех этот! Пришел убивать - убивай, а не зубоскаль тут. Эрвинка сердито фыркнула и нашла в себе достаточно храбрости чтобы наконец отмереть и обернуться к нахалу. И тут же растеряла ее, попятилась и села на свою несчастную сумку. Что-то там внутри хрустнуло, но Винка не заметила. При свете лампочки убивец предстал во всей красе - и пятна кровавые на рубашке, и рожа небритая, и... Черт-черт-черт и все дьяволы преисподней! Ее бесценная сумочка у этого гада на плече. Смотрелась она там жалко и печально. И как можно было забыть, а? Понятно теперь, каким образом ее так быстро нашли. Винка едва удержалась от жалобного поскуливания - ну как, как можно было быть такой дурой и потерять сумочку со своими координатами, а? Однако ее спросили и собрав остатки разума в кучку, девушка все же набралась храбрости и подала голос.
  - Я читаю, иногда, - она нервно облизнула губки и на миг отвела взгляд от кровопивца, мельком глянув на свои пальчики - не дрожат ли. Нет, до дрожи дело еще не дошло и наверно хорошо это. А еще ее назвали милой. К чему бы, интересно. Нет, в своем очаровании она ни на миг не сомневалась, но для того, кто есть людей живьем - такие вещи разве значение имеют? Безумие происходящего вновь захлестывало Эрвинку волной. Еще чуть-чуть и она тут тоже начнет хохотать, как этот маньяк. Хуже - только кокетничать с ним. Или лучше? Взгляд снова скользнул на убийцу. Нет, он конечно хорош. И глаза пиропами горят, и улыбка обаятельная. Если привести в порядок - местные девицы на части порвут, даром что сильномогучий монстр. Так, отбросить впечатавшуюся в память картинку, где в горло подруженьки впиваются этими самыми зубами и представить, что на рубашке не кровь, а этот... Рисунок дизайнерский. У нее вон тоже где-то на дне лежит маечка с брызгами. Правда черными, ну это уже детали. Улыбку поприветливее... Ладно, хотя бы не слишком жалкую. И голос без дрожи. Поиграть в гостеприимную хозяйку, пока не съели...
  - А ты что читаешь? - взмах ресничек, пальчики дергают локончик слишком энергично, чуть не выдирая его. - Байрона или Стокера? - вопрос сорвался раньше, чем Винка успела прикусить язычок. Прав был папа - болтливость бич, терзающий в первую очередь самих болтунов. И почему ей на ум пришли только авторы "Вампира" и "Дракулы", а?

+3


Вы здесь » КГБ [18+] » Альтернативная игра » Везение - мое второе имя. А первое, кстати, Не