КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [29.10.2066] Думая о главном, не забывай о мелочах.


[29.10.2066] Думая о главном, не забывай о мелочах.

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время: 28 октября 2066 года, утро
Место: Алмазный берег, центральный офис Корпорации.
Действующие лица: Беннет Морриган-Джонсон, Максимилиан Лабиен, Доминик Цепеш
Описание ситуации: Когда все достигнутые соглашения нарушены и конца смертям не видно, когда род, лишенный правителя, не может ни на что решиться, приходится брать все в свои руки и действовать.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (05.12.2015 13:19:55)

0

2

Вообще в корпорацию надо была наведаться раньше — после того веселенького вечера с плясками у костра и трупами у дома. Но веселье тогда закончилось слишком поздно, а Морриган не был уверен, что сможет застать Лабиена на рабочем месте. Все-таки Паук — не Ворон. Пауку отдых нужен.
Да и следующий день был забит под завязку. То неожиданные гости в ЦИЭме, то встреча с Клодом, о которой секретари договорились заранее. И хотя первая половина дня принесла разочарование, вторая порадовала. Достигнутые договоренности позволяли Воронам продолжать получать подопытных на выгодных условиях и в то же время открывали возможности по продаже усовершенствованных рабов. Экспериментальный образец девушки-флейты, созданный в ЦИЭМ и подаренной патриарху рода Джонсон, сыграл свою роль. Теперь искушенный потребитель хотел нечто большее, чем просто хорошо обученный раб. А Джонсоны могли это обеспечить. Система возврата неподходящих «товара», идущего с американского континента в ЦИЭМ, была налажена хорошо. Оставалось проверить, как все это будет работать в новых условиях. И если все пройдут так, как и задумано, то новые рабы не только принесут доход Котам и Воронам, но и еще и позволят провернуть ряд не менее важных «махинаций». И за это надо было сказать Клоду спасибо. Несмотря на достаточно шаткое положение его рода на данный момент, в помощи он не отказывал. Оставалось надеяться, что эта помощь не понадобится. Хотя надежды таяли. То, что учинили Цепеши накануне не шло ни в какие рамки. Поэтому и приходилось искать способы встретиться с главой корпорации.
Встреча была назначена на утро. Хотя для самого Бена утро началось задолго до того, как стрелки часов подползли к 8. Морриган успел заехать в клинику, где проходили реабилитацию те, кто сутки назад перенес операцию на конечности. К сожалению, спасти руки удалось не всем. Положительный момент во всем этом был в том, что протезы изготавливали здесь же, на АБ, так что с ними проблем не было. Зато были проблемы с моральным состоянием пострадавших. Что такое потеря конечности для врачей — рассказывать не надо. Морриган прекрасно понимал сородичей. Так же как и понимал их претензии к себе. К счастью, у ребят хватило ума вслух их не высказывать.
Звонок Кристиану Фрейцу — члену Совета, который остался на АБ, тоже не принес ничего хорошего. У Бена были крайней напряженные отношения с этим вампиром-сторонником радикальных мер. Однако именно через него приходилось держать связь с остальными. Итак, Совет так ничего и не решил. Каждый тянул одеяло на себя, никто не хотел уступать власть. И в этом плане то, что услышал Бен в лесу, становилось важно.
Еще несколько звонков от коллег, находящихся за пределами берега, ничего хорошего не принесли. Так что на встречу с Максом Ворон шел в почти что взвинченном состоянии.
В этом здании он давно уже не был. Но, кажется, за все эти годы ничего не изменилось. Пропускной пункт. Да, он отмечен в списках и его ждут. Но видимо ребята не доверяли незнакомым вампирам, пришедшим навестить главу корпорации, так что его хоть и пропустили, но вручили ему сопровождение. В общем, Беннет даже не стал на этот счет оскорбляться. Блуждать по незнакомому зданию он не хотел, а так была вероятность, что он попадет в кабинет Макса вовремя.
Он даже не стал ждать, пока секретарша доложит о его приходе. Доложил о себе сам, распахнув дверь в кабинет и вваливая свое тело в это пропихнувшее дорогим парфюмом и ароматом кожаной мебели, помещение.
Было желание решить все быстро и по-старинке. Но приходилось себя останавливать, напоминая, что сейчас не средневековье, хотя мировые политики до сих пор не чурались мордобоя, демонстрируя свои прокачанные в сытных обедах и ночных клубных бдениях мышцы. Ну что, зато все было честно. Вампиры действовали силой, люди перенимали их обычаи — и в результате мир опять был на грани краха. Что ж, слава Джонсонов не давала Цепешам покоя — и все это было слишком предсказуемо. Как и эти жертвы. Вот только это принимало лишь часть сознания Беннета. Другая часть сопротивлялась подобному раскладу.
Короткий путь от двери до стола Макса, где тот восседал с утра пораньше (хотя такое ли уж это утро, когда часы приближались к отметке 11?), позволил немного привести в порядок мысли и успокоиться, насколько последнее вообще было возможно в подобной ситуации.
- Доброе утро! - достаточно сдержанно поздоровался Морриган, протягивая руку для рукопожатия и усаживаясь в кресло посетителей.
Затянувшееся молчание, но не потому, что Беннет не знал, как начать разговор. С теми, кто пытался нарушить договоренности, ему разговаривать приходилось не раз. Другое дело, что все эти бывшие и нынешние партнеры не были главой корпорации — этаким новым видом нелюдей, с которыми Морриган не был еще достаточно хорошо знаком. Да и не уверен был ворон, что у него есть желание знакомиться со всеми этими политиканами. Несмотря на все старания Махрета приобщить его к этой сфере, он всегда находил способы убежать в лес/лабораторию или в другие менее доступные места, где бы ему не мешали заниматься чем, к чему он испытывал тягу. Но иногда обстоятельства бывают выше личных желаний.
- Надеюсь, я тебя не оторвал ни от чего важного.
Всего лишь формальность, потому что Бену на самом деле глубоко плевать: оторвал или нет. Тем более время встречи назначал не он. Так что можно было позволить себе несколько отстраненный тон, без каких-то извинительных ноток.
- Я тут тебе кое-что принес.
Достал папку, открыл ее и вытащил оттуда парочку фотографий, которых и протянул Максу. На карточках — КПП общежития с улыбающимися охранниками, одетыми в форму полиции АБ.  Ребята с удовольствием позировали, демонстрируя свою принадлежность к Волкам, а на заднем фоне,  притесненные и смущенные, стояли те, кто до этого выполнял функцию охраны общежития, принадлежащие может не по роду, но по духу к Воронам.
- Хотел поблагодарить тебя за таких душевных ребят, которые теперь охраняют наш покой. С ними так спокойно. Скажи, ты сам подбирал охрану?

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (14.11.2015 10:03:27)

+3

3

Лабиен без особого внимания глянул на открывшуюся дверь, потом – на посетителя, которому, вроде как, даже было назначено, иначе до его кабинета он бы точно не дошёл, живым и вполне целым, и расписался ещё в паре документов, пока что Морриган подходил ближе.
- И тебе здравствовать, Беннет.
Нейтрально отозвался Макс, не поднимаясь с кресла, но всё же пожал протянутую ему руку. Предлагать место за столом не стал – гость сам с этим разобрался, плюхнувшись в кресло. Лабиена это полностью утраивало. Он уважал самостоятельность, правда, до определённых, конкретных моментов. Морриган будто медлил, Паук его не торопил: сложил документы, разбросанные по столу в стопку, убрал в стол, запер ящик на ключ, и лишь потом поднял взгляд на своего гостя. Выглядел тот, кстати, как-то не очень.
- Нет, не оторвал. Что у тебя?
Спокойно поинтересовался Лабиен, не отводя взгляда от Джонсона. У него не было важных дел на сегодня, если не считать подписание накопившихся за несколько дней важных бумаг. На данный момент, Паук просто выжидал, предоставляя возможность действовать Цепешам и Д’Эстенам. Первым – в Африке и на территории ЦИЭМа, здесь, на Алмазном Берегу, вторым – в Канаде. Пока что Лабиена устраивало положение дел: уже отошедшие под его влияние Египет и Тунис готовились претендовать на вступление в Евросоюз. Канадские эльфы с их новыми землями просто отлично растягивали силы двух других родов: Котов и Волков, при чём, в этот раз Лабиен сделал ставку на последних, которые и будут охранять самих остроухих непосредственно. Вновь удобные позиции принадлежали Пауку, но он не забывал делиться с остальными. Правда, не всем всегда везло.
«Принёс? Что, опять коньяк? А, нет, бумажки. Вот ещё».
Лёгшие на стол снимки совершенно не заинтересовали, хоть Лабиен и честно взял их в руки, рассмотрел даже, ничего нового не увидел и вернул на стол.
- Нет, конечно. Не сам. Я не занимаюсь внутренней охраной Алмазного Берега. Распорядился выделить квалифицированный отряд военнослужащих. Судя по твоим фотографиям – ребят доставили, оружием снабдили. Что ещё?
Чего от него хотел Морриган? Настроен тот был точно не радушно, значит, пришёл жаловаться, это понятно. На кого? На Цепешей? Ну, это не новость.
- Полиция Алмазного Берега осуществляет охрану объектов на территории государства, в том числе, на специально выделенных объектах, коим с августа сего года является ЦИЭМ. Я обещал сохранность жизней тем, кто поселится в общежитии при ЦИЭМе, сведений об убитых и погибших ко мне не поступало. Так что, ребята справляются.
Объяснил Лабиен, ещё раз внимательно взглянул на Джонсона и взял с края стола новую стопку бумаг – менее важных и ценных, но и они ждали его подписи. Некоторые дела давно пора было передать в среднее звено, но Макс всё ждал чего-то, о чём не знали очень многие. Порой Паук брался за что-то несущественное, точнее – выглядевшее так ранее, но потом вдруг выяснялось, что дело-то важное, и перепоручи Лабиен это кому-то – навряд ли добился бы он такой выгоды, какой добился сам.
- Если ты о взрывах – мне уже докладывали.
Как бы невзначай заметил вампир, не отрываясь от дел. Если Беннету есть, что сказать – разрешение на это он уже получил. Остальное – не важно. Лабиен знал о многом. С Цепешем он всегда поддерживал постоянную связь, поэтому был в курсе дел и событий. В конце концов, Максимилиан не брался охранять Джонсонов, он обещал им лишь частичную защиту, и пока он держал своё слово. Остальное – лишь стечение обстоятельств. Кому-то повезло, кому-то повезло меньше,  кому-то не повезло совсем. Это жизнь.

+6

4

Приветствие от Лабиена вызвало лишь кривую усмешку. Морриган мог назвать десяток лиц, которые бы пожелали Ворону скорой смерти. Однако в отличие от своих близких родственников сам Бен покидать этот мир не спешил: здоровье не позволяло. Слишком крепким было, зараза. А Морриган — слишком везучим, чтобы дать смерти в руки все козыри относительно себя. Вот и приходилось балансировать в этом мире.
- Распорядился выделить квалифицированный отряд военнослужащих. Судя по твоим фотографиям – ребят доставили, оружием снабдили. Что ещё?
Последний вопрос проигнорировал. Потому что всему свое время. И конкретно сегодня Морриган никуда не спешил.
- Дай отгадаю, кому ты дал это распоряжение, - закинул ногу на ноги, прекрасно понимая, что означает эта поза, если бы ее решил оценить психолог. Откинулся на спинку кресла, положив руки на подлокотники. - Цепешам?
Вот уж горькая ирония. Только потерей памяти Беннет не страдал. И он прекрасно помнил то, что обещал ему Макс: «будет моя охрана» и про объект было вполне четко сказано: «куда не сунутся Цепеши».
На самом деле первый пункт был не столь важен. Пауки или Волки — чьи задницы будут светиться на КПП общежития и кто будет проверять документы входящих — вопрос второстепенный. Намного интереснее другое, какую установку получила эта охрана. Понятно, что если полиция Алмазного Берега предъявит кому-то из Воронов обвинение или придет с поставлением об аресте, то тут никакая защита от Лабиена не спасет. И тогда будет арест или задержание, и все те страшилки, рассказанные детям о подвалах КБ, станут реальностью. И Бен прекрасно понимал, что все это в любой момент может случиться с каждым и никто не сможет этому помешать: ни Паук, ни Вороны, которые официально объявили о своем сотрудничестве с полицией, дабы инцидент августа был полностью расследован.
Но то, что творили Волки, не шло ни в какие рамки. И иначе, как наглостью, это Бен не назвал бы. Над Воронами стали расправляться даже в том доме, охрану которого обещал Паук.
- Убитых и погибших, конечно же, нет, ты прав, - сдержанная улыбка и попытка понять: действительно ли Макс не в курсе того, что произошло?
- Если ты о взрывах – мне уже докладывали.
А вот тут Бен засмеялся. Попытался сдержать смешок, но вышло не очень.
- Да нет, что ты. Взрывы… Это было весело!
Что ж, Морриган оценил шутку Цепешей, как и оценили ее те, кто с подобными ситуациями сталкивался и не раз. В ЦИЭМе постоянно что-то взрывалось, постоянно кто-то пытался проникнуть туда, куда не надо. Как минимум раз в месяц нечто подобное всегда повторялось. Но к чему посвящать Макса в те проблемы, с которыми успешно Вороны на протяжении стольких лет боролись самостоятельно. Проблемы были внутренними, хотя и пытались зачастую их создать те, кто приходил «снаружи» (по крайней мере попытки хищения информации или каких-то образцов никто не отменял).
- К сожалению, все это шоу на время отвлекло ученых от работы, но мы наверстаем упущенное. Мы-то свою часть договоренности стараемся выполнить, - а вот тут уже было не место для смеха и шуток. Пауза, которую разбил лишь легкий стук ногтей, касающихся кожаной обивки кресла.
- Ты обещал обеспечить безопасность тем, кто вошел в список, который я тебе подал и который ты одобрил пару дней назад. Безопасность в общежитии. Говорил, что там их «никто не тронет». Извини, но вот это, - он вновь открыл папку и положил ряд фотографий перед Лабиеном, - немного не вяжется с тем, что ты обещал.
На фотографиях — то, что оставили после себя служители волков.
- Меня даже не интересует, каким образом охрана пропустила посторонних в общежитие, - в общем, здесь и не было ничего особенного, если у этих «посторонних», был пропуск, выписанный Цепешем, - меня интересует, почему охрана ничего не предприняла, когда первые пострадавшие сообщили о случившемся.
Если бы дело ограничилось лишь одной семьей. Избитые жены, дети — гнусные меры по добычи информации. А когда же данные были получены, волчьи ублюдки — иначе их не назовешь — забрали пропуска: пальцы, кисти рук. Хорошо хоть до глаз не дошли.
- Был бы признателен тебе, Макс, если бы ты просветил меня, какого черта тут творится?

+1

5

- На данный момент, охраной Алмазного Берега занимаются Цепеши. И только не говори мне, что ты об этом не знал, когда договаривался со мной.
Спокойно произнёс вампир, даже не собираясь разъяснять ничего по делу. Остальное оставил без комментариев – они там были не уместны.
- Безопасность я обеспечил.
Вновь нейтральным тоном отозвался Лабиен и всё-таки наконец-то отложил от себя листы каких-то важных бумаг, что он подписывал до этого.
- Жертв нет, Беннет. И тот факт, что кто-то у тебя там подрался и кого-то избил – меня не касается. Ты просил безопасности. Я её обеспечил. И если ты считаешь иначе, то просто подумай о том, что сотворили Волки с теми, кто остался там, вне списка, который ты мне вручил утром двадцать пятого.
Теперь Макс смотрел на Морригана открыто, прямо, отложив свои дела на потом. Если его смели обвинять – он не станет оправдываться. Но факты всё скажут сами и объяснят без его помощи. Вампир открыл сейф в одном из ящиков стола, и теперь уже другие фотографии легли поверх тех, что притащил недовольный доктор. На них были не менее интересные картинки. Откуда? С мест происшествий за последние несколько дней. Избитых и раненных там не было. Лишь погибшие. Практически все из них были Воронами, или относились их роду. Когда Лабиен говорил про открывшуюся охоту на вороньё, он не приукрашивал. Он говорил абсолютно серьёзно. Охота началась. И если здесь, в общежитии возле ЦИЭМа, на Алмазном Берегу резали только руки с пальцами, то в других местах дела обстояли куда интереснее. И отчего-то Макс был полностью уверен, что вот эти, с его фотографий, многое бы отдали, чтобы лишиться лишь пальца, и не видеть, как на твоих глазах вначале убивают твоих детей и жену, а после очередь доходить до тебя самого. Волки любили жестокость, и теперь, получив возможность действовать самостоятельно и не только на АБ – пользовались ею сполна, навёрстывали упущенное за последние шестьдесят лет. Вороны сами предоставили им и повод и возможности. Привлечь к ответственности можно любого. В стенах КБ нет запретов. Комитет Безопасности отличался интересной особенностью: если вдруг местные его обитатели случайно перестарались на допросе, то опасный для общества субъект просто утилизировался. Потом его, конечно, можно было бы попробовать поискать. Но результаты таких поисков, порой, заводили соискателей в те же самые двери камеры, где некогда отбросил коньки тот, кого они так разыскивали.
- И что же должна была предпринять охрана, по-твоему? Пойти и пришить им руки на место? Ты сам должен понимать – идея крайне отвратная.
Объяснил Лабиен, даже не пытаясь кого-то оправдывать. Если держать собаку на коротком поводке слишком долго, она вполне может укусить того, кто держит. В планы Максимилиана не входила вражда с Волками в этом веке, поэтому теперь поводка никакого не было. Лабиен просто находился рядом и пытался остановить Цепеша, убедить его не действовать. Затея, с первого взгляда, неблагодарная, но пока этот способ работал хорошо.
- Война тут творится, если ты ещё не понял этого. И даже находясь в убежище, под землёй, за слоем бетона и железа, есть вероятность погибнуть.
Почему Лабиену приходилось опускаться до подобных объяснений? Он обещал защиту, он выполнил своё обещание. А за то, что где-то рванула шальная пуля – Паук не в ответе. Это личные проблемы пули и тех, кто случайно оказался на её пути. Он не обязан предусматривать такие мелочи.
- И раз уж ты пришёл ко мне сам, будь добр, доложи об итогах работы ЦИЭМа за последний месяц. Двадцать девятое число. Два дня до отчётного периода. Надеюсь, у тебя есть что-то ещё, помимо фотографий, Беннет.
Максимилиан не продолжил фразу, решив умолчать о том, что он сделает с Морриганом и всем его этим благотворительным общежитием, если результатов не будет или они ему не понравятся. Зачем пугать раньше времени?

+4

6

Безопасность... Безопасность. Без_опасности. Вот на что рассчитывал Морриган, когда соглашался на эти условия. Представляли ли опасность действия шавок Цепеша в общежитии? Да, черт побери.
Он продолжал смотреть в глаза Максу, не отвлекаясь на фотографии. Лишь боковым зрением отмечал то, что так профессионально изобразил фотограф.
Макс думал, что Бен не в курсе того, что происходит за пределами лабораторий и общежития? Он ошибался. О каждой семье, чьи трупы были найдены, он знал. О каждом пропавшем — поставлен в известность. Но в этих условиях так ли плоха смерть?

Шел 17 век. Войска Лабиена готовились к нападениям на земли Воронов, а Вороны возвращались в родовое гнездо, чтобы отстоять его. Бену тогда еще и века не было. Он тоже вернулся и не одни, а вместе с семьей. Не мог не вернуться. И даже если бы опять был шанс все исправить, он бы все равно поступил именно так. А Малика не могла отпустить его одного. Истинные вороны, которые выбирают пару на всю жизнь, даже если эта жизнь слишком мала.
Несколько лет ожесточенных боев. И даже тогда, когда был дан приказ отступать, он все еще продолжал с отрядом сражаться, выигрывая время для тех, кто должен был уйти.
Но противник напал с тыла. Отступать было некуда. Наверное, Малика это прекрасно понимала, потому что не стремилась бежать, предпочитая умереть в родном доме — там, где она прожила 40 с лишним лет в ожидании Бена.
Он вернулся с поля сражений слишком поздно, чтобы что-то сделать. Но достаточно рано, чтобы увидеть, как еще живых родных пригибает воля более старшего вампира. И против этого давления даже он ничего не смог делать. Упал на колени, опуская саблю, которая вдруг неожиданно стала слишком тяжелой для него. Он услышал крик своего 4-хлетнего сына до того, как его голова скатилась с плеч. И слышал шепот жены до того, как та присоединилась к ребенку в мире мертвых.
До него до сих пор оставалась загадкой, почему ему тоже не отрубили голову. НО даже направленный в грудь клинок он воспринял с улыбкой, потому что хотел этой смерти. Когда ничего нельзя изменить, она кажется спасением. И первое время, когда он пришел в себя, он завидовал тем, кому смерть не отказала в приеме. Умереть не страшно. Страшнее было жить дальше.

-А еще были изнасилованные: ребята и девчата, возвращающиеся из университета домой, - относительно спокойно произнес он, хотя — бог свидетель, как же тяжело ему давалось это спокойствие.
Парадокс заключался в том, что даже на фоне всего этого кошмара, были те, кто все равно не сидел в общежитии, кто продолжал ходить на учебу, даже вопреки запретам родителей.
- И что же должна была предпринять охрана, по-твоему? Пойти и пришить им руки на место? Ты сам должен понимать – идея крайне отвратная.
- Что должна была сделать?
Бен вскочил, приближаясь в один шаг к столу Макса и кладя на поверхность, поверх фотографий, руки, сжатые в кулаках.
- Да выкинуть на улицу этих ублюдков, Макс. Пусть даже с теми, к кому они пришли.
Он взял в руки первую попавшуюся фотографию в бардовых тонах.
- Волки получили зеленый свет на то, чтобы мучить нас в подвалах КБ, чтобы убивать на улицах. Даже в лабораториях, выполняя свою работу, мы готовы к тому, что с нами там может случиться.
Цепеши не только чувствовали себя в ЦИЭМе, как дома. Они осели в кабинетах, зачастую используя их вместо допросной. К счастью, из этих допросных еще был шанс выйти. А так как рядом всегда был квалифицированный персонал, то помощь всегда оказывалась своевременно.
-Все, что я просил: чтобы общежитие было избавлено от этого произвола. Чтобы в этих стенах не лилась кровь Воронов. У стен — пожалуйста, но не внутри. Мне кажется, что это не так уж и много.
Пар выпущен, вот только легче от этого не стало. Бен прекрасно понимал, что это вряд ли можно назвать конструктивным диалогом, поэтому приходилось затолкать своего зверя глубоко вовнутрь.
- Сотрудники могут успешно работать лишь в том случае, если есть надежда, что семьи, оставленные ими дома, дождутся их. В свете последних событий такой уверенности ни у кого нет.

Можно было говорить о том, как тяжело теперь заставить сотрудников вкалывать по 20 часов в сутки. Вот только смысла в таких разговорах Бен не видел. Максу нужны результаты. Результаты нужны и воронам, так как от них зависело, найдутся ли средства для того, чтобы пережить зиму. Но есть ли смысл думать о будущем, когда каждый боится потерять настоящее?
- Знаешь, какой самый страшный кошмар для музыкантов и хирургов? - он сделал паузу, хотя и не ждал ответа от Лабиена. - Лишиться функциональности кисти рук. Лучше смерть, чем такое. Смерть была бы гуманней.
Проблема заключалась в том, что Цепеши ампутировали конечности не рядовым сотрудникам — те-то не имели доступа в нужные волкам отсеки.
Но можно ли быстро заменить специалистов? Как минимум двоих — нет. Их ценность — не только в их мозгах, но и в руках. А это значит, что двух ведущих специалистов можно списать со счетов. У их отделов есть 2 дня, чтобы наверстать упущенное за это время. Это нереально. Надеяться можно было лишь на чудо: что среди помощников найдутся те, кто сможет принять ответственность на себя и продолжить работу. Кто не испугается неправильным действием испортить результаты многолетнего труда. Или кто сможет правильным решением закончить работу. Гении встречаются, но не так часто, как хотелось бы. А значит по итогам отчета весь отдел может быть расформирован. И в глотку Цепешей попадут не 2 семьи, а намного больше. Безопасность по-лабиеновски. Так это называется?
Но такая же ситуация могла быть, если бы ученых поймали на улицах.
Ампутация в общежитии или на улице — кажется, что разницы, по сути, нет: результат один и тот же. И все-таки она была. Незаметная, но очень могущественная. В защищенных стенах жила надежда. Призрачная, но надежда, которая позволяла ученым держаться и отдаваться работе.

- Война тут творится, если ты ещё не понял этого. И даже находясь в убежище, под землёй, за слоем бетона и железа, есть вероятность погибнуть.
- Видит бог, не мы эту войну начали. Мы никогда не были захватчиками. Мы всегда лишь защищали свою территорию. Из века в век. Цепеши давно жаждали нашей крови. Им нужен был лишь повод. Не было бы повода, они бы сами его создали. Так было ни раз. И ты просто дал им эту возможность. Почему, Макс? Потому что стоял вопрос: мы или вы? Наука — это не та сфера, где ученых надо разбивать, вылавливая по одному. Здесь результат возможен, если работает команда специалистов.
Но к чему все эти объяснения. Ты можешь объяснять ребенку физические параметры его машинки, рассказывать про химические реакции, которые позволяют из имитации выхлопной трубы игрушечной машины идти дыму, но все, что его будет волновать: сможет ли он обогнать машинку соседского мальчишки и можно ли с нею играть в воде. Вне зависимости от твоего ответа, он поступит так, как считает нужным: утопит, скинет с горки. Потому что ребенок. Максималиан был таким же ребенком в науке. А всем детям так нравятся войнушки. Настолько, что некоторые, вырастая, перетаскивают ее и во взрослую жизнь.
«Для врача не так важна, из-за чего началась война. Для него важнее — от чего умирают люди. И пока политики занимаются демагогией и меряются пиписьками где-то там наверху, мы должны заниматься лечением», - так говорил его учитель, не вампир, а человек. Очень мудрый человек.
История повторяется, а вместе с ней повторяются и войны. Более взрослые вампиры помнят те времена. Это молодым сейчас тяжело испытывать боль и терять близких. Но и они привыкнут.
- Странная это война, когда противник не может взять в руки даже оружие. Скорее не война, а бойня. Помнишь, как  в былые времена, когда в битву первыми бросали новобранцев — живое мясо, снабжая их одним на двоих оружием или вообще давая в руки муляжи. А нам даже этого не дали.
Он вновь опустился в кресло. Как же Бен презирал всех этих политиканов. Власть, раздел территории, деньги. Мнимые ценности, которые люди и некоторые нелюди, возводят в ранг чего-то высокого.
- Мы четыре века с лишним, задолго до образования Константинопольского совета* прикрывали ваши чертовы задницы, пока вы делили территории и устанавливали свою власть на землях.
Импульсивность из речи исчезла. Бен просто устал. Чисто по-человечески устал.
Почему его род должен решать проблемы, которые скоро станут общими? Их выдергивают с привычного поля боя, кидая под машину смерти Цепешей. Но на двух фронтах сражаться невозможно. А значит проигрыш предрешен. И весь комизм ситуации заключался в том, что не только Вороны в этом случае проиграют.
- И раз уж ты пришёл ко мне сам, будь добр, доложи об итогах работы ЦИЭМа за последний месяц. Двадцать девятое число. Два дня до отчётного периода. Надеюсь, у тебя есть что-то ещё, помимо фотографий, Беннет.
- Ты получишь эти отчеты в обозначенное время, - сухо ответил.
Конечно, в отчетах не все проекты, которые должны были быть завершены, будут числиться в числе завершенных. Действия в общежития внесли свои коррективы. Но большинство работ будут готовы к представлению. Вот только нужно ли все это?
- А может тебе доложить о кое-чем другом? Например, о том, как Волки, так старательно вырезающие наш род на Алмазном берегу,растрачивающие свои силы на Канаду и Африку, не в состоянии проконтролировать свои территории. Тебе что-нибудь известно о том, что старый друг Цепешей, - слово "друг" Бен заключил в кавычки, обозначив его соответствующим жестом, -  готовит ряд террористическо-биологических актов, которые предположительно затронут Россию и часть европейских стран? Причем готовится все это аккурат под боком самих Волков.
Что ж, здесь Бен был полностью согласен с тем, что лучше самое ценное прятать под самым носом.
- И знаешь, если все, что я услышал, правда, то 9 ноября, аккурат в международный день против фашизма, я бы предпочел оказаться где-нибудь подальше от этих мест.  Но самое забавное в том, что тех, кто мог бы это предотвратить, вы связали по рукам и ногам, - горькая ирония. Отлаженный Воронами веками механизм погашения подобных инцидентов в том числе и на чужой территории на этот раз не может работать по причинам, не зависящим от Джонсонов.

* имеется в виду Константинопольский совет здравоохранения - первый межнациональный орган, проводящий противоэпидемические мероприятия по предупреждению распространения чумы и холеры. Образован был в 1839 году.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (18.11.2015 12:25:42)

+2

7

Лабиен всё продолжал смотреть на Морригана, и пытался понять – он правда ничего не понимает или так искусно притворяется, что Паук ему почти верит? Кажется, всё-таки первое. Смотрит он слишком узко, до безобразия.
- Прикажешь мне личную охрану каждому из вас обеспечивать, Беннет? К тому же, я оговаривал – что прогулки и прочие развлечения – на вашей совести, Вороны. Захотели до института прогуляться – прогуляйтесь. Изнасиловали? Убили? Так что меня по таким мелочам беспокоить-то?!
Кем вообще являлся этот Ворон, чтобы сметь говорить с Лабиеном в таком тоне? Макс был древним вампиром, но память его никогда не подводила. Он помнил всё, до мельчайших подробностей: историю, битвы и поражения других. Много поражений – порой таких жалких, что хотелось бы о них даже не вспоминать. Лабиен поднял взгляд на двинувшегося к нему Ворона, но ничего не предпринял, даже не напрягся. Ситуация играла на стороне Паука, и, как сотни раз до сего момента, ему было выгодно нападение оппонента. Если Беннет всё-таки посмел бы ударить – Максимилиан предпринял бы ответные действия. Нет, он не врезал бы в ответ, он просто сейчас же разрешил бы Цепешу ликвидировать всё общежитие Джонсонов. Всех до одного, жестоко, так, как и любили это делать Волки. Кажется, Морриган понимал это. А жаль ведь. Лабиену надоело с ним нянчиться, и он не прочь был бы перейти к более решительным действиям.
- Я сейчас тебя отсюда выкину. Сядь.
Приказал Лабиен, даже не пытаясь завуалировать приказной тон хоть чем-то более приемлемым в данных обстоятельствах. Он считал, что имеет право приказывать тому, кто ему не подчиняется. Будь он Вороном или Волком.
- Ты видел пропуска тех, кто входил в общежитие? Охрана видела. Ты ни разу не слышал о спец.отрядах? Они имеют право доступа туда, куда считают нужным пройти. В ЦИЭМ, в Корпорацию, ко мне в кабинет.
Продолжил спокойно объяснять Лабиен, говоря совершенно об очевидных фактах. Каждый гражданин АБ, если уж и не знал наверняка, то догадывался точно о существовании тех, кто имеет доступ за любые двери: будь то частная собственность или засекреченный объект. Как там говорилось? Незнание никогда не освобождает от ответственности. Джонсон многого не знал. Почему? Потому что он был далёк от политики и не вдавался в подробности устройства и функционирования государства. Это его ошибка. И всё, что он теперь трепал, стоя перед Лабиеном, Паук имел право рассмотреть как агрессию и ответить на неё, наказав жестоко и грубо.
- Общежитие избавлено от произвола. Ни одного убитого нет. Я обещал безопасность. Она у вас есть. Драки меня не интересуют. Кто кого избивает и где – тоже. Джонсоны получили безопасность и право на жизнь. Что ещё?
Верно – что ещё? Тогда, двадцать четвёртого, Морриган не требовал более и Лабиен согласился. Теперь же он пытается вновь устанавливать свои правила, но Макса это совершенно не устраивало. Нет у Джонсонов более свободы и прав. Они могут жить так, как им приказали или умереть.
- И ты ещё не расплатился со мной. Я бесплатно не работаю.
Грубо отозвался Лабиен. Он любил и умел добиваться своего всегда и везде.
- Если у них нет такой уверенности – пусть выметаются из общежития и ищут себе безопасное место. Обратной дороги не будет. Цепеш получит приказ лично от меня на отстрел всех, кто посмеет пробраться на территорию ЦИЭМа нелегально, без разрешений и пропусков, выписанных мною.
Ещё раз, спокойно, объяснил Лабиен. Пора бы уже понять Ворону то, что ему говорят, иначе Пауку могут и надоесть такие вот бессмысленные переговоры.
- Эту войну начали вы, допустив разлад внутри рода. Уильям это сделал.
Отрезал Паук, даже не пытаясь выслушать то, что ему скажут. Эта информация была лишней, ненужной, никчёмной. И то, что Беннет тратил бесценное время Лабиена понапрасну, было фактом непростительным.
- Обычная война. Ничем не лучше и не хуже остальных. Хотите оружие? Берите. Стреляйте. Но помните, что стрелять будут и в вас, ещё больше, чем теперь. Думаешь, погибнет при таком раскладе меньше? Нет, куда больше.
Объяснять банальные вещи Максимилиан не нанимался, вот совсем. Беннет наконец-то выполнил то, что от него требовалось. Лабиен глянул на того совершенно безразлично, потянулся в кресле, взял какую-то бумагу в руки.
- Может быть именно поэтому Вороны попали в Корпорацию, как думаешь?
Это он сейчас новость что ли сообщил вампиру? Как будто, Лабиен не занимался анализом при отборе потенциальных членов Корпорации задолго до её создания. Или Беннет наивно полагал, что их сюда за красивые глазки взяли? Каждый в этой структуре был нужен для чего-то. Каждый отвечал за свои действия. Каждый делал что-то для общего блага. Коты, Пауки, Волки и Вороны – каждый из них оберегал созданное, общее творение. До того момента, покуда не поехала крыша у Уильяма. Он сделал ряд ошибок, непростительных в данном времени. И он поплатился за это дорого, как и его род. Но суть в том, что род и продолжит платить кровью за ошибки, покуда не остановит их, не возьмётся и не исправит всё до последней мелочи. Поэтому-то Лабиен, в отличие от Волков, держал Воронов подле себя.
- Доложи.
Сухо скомандовал патриарх, и хищно ухмыльнулся.
- Ты же не знаешь, что именно сейчас, прямо здесь, в моём кабинете, подписываешь смертный приговор всему своему роду, правда, Беннет?
Лабиен смотрел открыто, даже доверительно. Как там было? Незнание закона не освобождает от ответственности – он уже вспоминал об этом сегодня.
- Меня никогда не касались ваши дела. Так же, как и мои – Воронов. Каждый род выполнял свою функцию, так было более пятидесяти лет подряд. Но в этом году случилось нечто, вышедшее из рамок. Покойный Уильям, бывший патриарх, не справлялся со своими обязанностями, и вместо того, чтобы исправлять допущенные ошибки, он предпочёл уйти. И ушёл. На тот свет.
Лабиен говорил совершенно серьёзно. Перед ним сидел тот, кто исполнял обязанности главы рода Джонсонов, и кто совершенно не понимал, чем он обязан заниматься. Он не знал своих функций, но выставлял требования Пауку. Это было непростительной грубостью и ошибкой с его стороны. Но Лабиен не был гордым. Он был практичным вампиром, и он любил выгоду.
- То, что ты сейчас мне сказал – сполна демонстрирует полнейшую несостоятельность рода Джонсон. Ты сказал это открыто. И я об этом знал ранее. Мне надоело, что Вороны на протяжении последних лет так кропотливо подписывают себе смертный приговор. Мне не выгодно, если твой род вылетит из Корпорации. Я это тоже говорил не раз и совершенно открыто. Ты услышал меня? Нет. Значит, слушай теперь.
Тишина воцарилась на каких-то несколько секунд. Лабиен продолжил.
- У тебя есть два выхода из того дерьма, в которое вы себя загнали. Да, именно у тебя. Пока ты исполняющий обязанности – спрос будет с тебя. Ещё – с Совета, но, я так понимаю, они там даже патриарха выбрать не могут.
Говорить жестокие вещи не впервой для Максимилиана, но сейчас это было лишь простой необходимостью. Хоть перед смертью этот жалкий учёный, выползший из своего чистенького, белого халатика, и нагло, с присущим ему гонором, вползший в кабинет политика, узнает о том, как он должен был работать в этой структуре, которая всё ещё защищала его, всё это время.
- Или ты выходишь отсюда и пускаешь себе пулю в лоб, после чего – я отдаю приказ о ликвидации рода Джонсон, или самостоятельно разбираешься с образовавшейся и известной тебе, мать твою, проблемой!
Лабиен всё-таки повысил голос. Он-то не бегал же к Беннету или Уильяму, когда решал определённые вопросы в сфере политики. Так же, как этого не делал д’Эстен или Цепеш по своим вопросам. Но жалкий учёный всё считал, что это его обижают тут, что это он – жертва. Плевать! Сейчас он ею станет.
- И вот только не надо начинать про то, что кто-то из вас заляжет на дно. Я лично займусь этим. Корпорация просуществовала пятьдесят лет, и ещё несколько лет – до своего официального образования. Если ей суждено рухнуть по твоей вине – я заберу на тот свет всех повинных в этом. Каждый умрёт мучительной смертью, ведь вместо того, чтобы решить проблему, вы вновь полетите в тёплые края, прятаться. Или всё-таки есть ещё варианты?
Расслабленно откинувшись в кресле, Лабиен продолжил смотреть на Беннета открыто, но не менее требовательно. Все доступные ходы Ворон уже сделал. Шах и мат выставлен. Но Паук не прочь попробовать сыграть с ним в шашки.

+13

8

К чему говорить о жизни тому, кто привык апеллировать смертью.
Несмотря на то, что Макс и Бен говорили на одном и том же языке, они не могли друг друга понять: слишком разный менталитет и слишком разное положение.
Что такое для Макса жизнь вампира? Правильно, мелочь — как он сам только что сказал. И почему-то Бен был уверен, что даже если речь бы шла не о Воронах, жизнь других так и осталась мелочью для этого чистокровного. По крайней мере до тех пор, пока иное положение вещей не будет более выгодным.
Разумом Бен все это понимал. Но разум и сердце не всегда идут вместе. К счастью, эмпатов, способных пробить защиту Морригана, в этой комнате не было. Как, впрочем, и телепатов. Потому что в определенный момент Бен почувствовал жар в ладони. Энергия требовала выхода. Вполне конкретного и жестокого. И у него была сейчас уникальная возможность отомстить, отправив энергетический шар в морду этого ублюдка, отомстить за семью, за всех убитый в прошлом, настоящем и будущем.
Это было удивительное чувство — понимать, что жизнь другого существа в твоих руках. Это та же самая власть, которую так любил Лабиен. Немного иного плана, но суть от этого не менялась. И сколько раз сам Бен уповался этой властью во время выполнения своей профессиональной деятельности.
Власть. Разумом он понимал, что по сути, в этом они с пауком схожи. И это сходство было противно. Зато данное чувство чуть охладило, убрало жар в руке. И мелькнула мысль, что он слишком долго не давал выходу чистой, накопившейся в организме энергии. И если это не сделать в ближайшее время, то однажды разум просто не успеет и тогда он собственными руками подведет род к пропасти.
Хотя почему подведет? Совершенно не интересуясь политикой, Бен как-то упустил из виду, что род уже шел к пропасти. Понимал ли это Мархет, когда планировал события последних месяцев? Неизвестно. Но сейчас у Бена была уникальная возможность прервать этот мучительный путь к обрыву и отправить род в вечный полет прямо сейчас.
- Я сейчас тебя отсюда выкину. Сядь.
Всего лишь предупреждение, хотя Бен понимал, что желай бы Макс этого прямо сейчас, вряд ли бы он удержался в этом кабинете хотя бы пять минут.
- Ты видел пропуска тех, кто входил в общежитие? Охрана видела. Ты ни разу не слышал о спец.отрядах? Они имеют право доступа туда, куда считают нужным пройти. В ЦИЭМ, в Корпорацию, ко мне в кабинет.
Он видел пропуска. И он знает о специфике работы этих чертовых спецотрядов. Вот только как-то слабо он представлял, что кто-то из них явится в кабинет Лабиена, чтобы позаимствовать его конечность или приложить пару раз о стенку ухоженную мордочку Калисы.
Хотя что это он сравнивает: где Макс, а где — они… Слишком сильный контраст.
- Общежитие избавлено от произвола. Ни одного убитого нет. Я обещал безопасность. Она у вас есть. Драки меня не интересуют. Кто кого избивает и где – тоже. Джонсоны получили безопасность и право на жизнь. Что ещё?
Развел руками, демонстрируя, что больше ничего. Все понятно. Драки — так драки. При таком положении вещей Джонсоны еще должны, наверное, радоваться, что «драка» со спецслужбами не обернулась чем-то более пугающим.
Истина открывалась медленно, болезными ударами обрушиваясь на плечи Беннета, который не был подготовлен к новой роли. Да и не хотел он ее. Попытки Мархета еще в 18 веке приобщить Морригана к политике закончились тем, что ученый вновь сбежал: отправлялся в путешествия, ради практики участвовал в бессмысленных людских войнах, оседал в лесах и возвращался лишь тогда, когда род нуждался в нем, как в ученом и враче.
-Эту войну начали вы, допустив разлад внутри рода. Уильям это сделал.
Совет не устраивало положение дел рода еще при жизни Уила. Момент был упущен и теперь каждый член Совета тянул одеяло на себя в попытке заполучить власть. И если кто-то покинул Алмазный берег ради спасения своей шкуры, то были те, кто готовил себя к новой роли. Необходимо было заткнуть им глотки и оборвать все возможные ходы, которые привели бы к внутриродовым войнам до того, как это свершится.
-Обычная война. Ничем не лучше и не хуже остальных. Хотите оружие? Берите. Стреляйте. Но помните, что стрелять будут и в вас, ещё больше, чем теперь. Думаешь, погибнет при таком раскладе меньше? Нет, куда больше.
Он промолчал. Оставшиеся на Алмазном берегу представители рода были учеными. Их оружие: скальпели, пинцеты, колбы и зажимы, пилы, в конце концов. Это не то, с чем можно сражаться против вооруженных до зубов отрядов Волков.
Но Макс был прав: жертв будет больше. Вот только касаться это будет не Воронов — если все будет продолжаться так, как идет, то рано или поздно род все равно будет уничтожен - жертвы будут и среди представителей других родов.
- Может быть именно поэтому Вороны попали в Корпорацию, как думаешь?
Итак, условно Лабиен знал, чем занимались Вороны за спинами всех остальных, во что не вмешивали другие рода, предпочитая с подобными проблемами справляться самостоятельно.
С 2014 года, когда ЦИЭм был окончательно построен и введен в эксплуатацию, не было ни одного случая пандемии. Все звенья одной цепи работали исправно, опасные вирусы, как правило имеющие искусственное происхождение и берущее свое начало в подпольных частных лабораториях, не имеющих ничего общего с родом Джонсонов, вовремя нейтрализовывались. Но стоило роду потерять свои позиции, как угроза вновь вылезла. И речь шла не о холере, чуме, оспе, гриппе. Все эти вирусы даже в случае их новой модификации можно было побороть.
-Мне не выгодно, если твой род вылетит из Корпорации. Я это тоже говорил не раз и совершенно открыто. Ты услышал меня?
Макс ошибался. Бен прекрасно помнил и понимал то, что говорил Лабиен тогда в кафе. Но понимал ли Макс, что при подобном подходе сохранить то, что имеется, не удастся. Наука - не та отрасль, в которой можно вылавливать отдельных представителей и на их основе что-то делать. Как правило, такой подход рано или поздно заканчивается трагедией. Наука требует комплексного решения. Успех возможен лишь в том случае, если ученые работают группой. Но объяснять этого Бен не собирался. Это был другой язык и как донести свою мысль до Макса, он не знал. Использование специальной терминологии дела не решит, лишь выведет Лабиена из себя. Попытка популяризировать данные не отразит всей проблемы.
Бен потер переносицу, выслушивая все то, что говорил Макс. Поморщился, как от зубной боли, потому что в данный момент приходилось признать несостоятельность рода.
- Боюсь, в данной ситуации никакое «дно» не тяжело мыслить рамками одного рода или даже корпорации. Волки, пауки, вороны, коты. Все это не важно. Как впрочем и не важно, кто передо мной: вампир, оборотень или полукровка. Есть просто живые существа. И сейчас этим живым существам грозит полное истребление. Извини, если это тебя оскорбляет или звучит слишком высокопарно, - он провел рукой по губам, прикидывая, как донести до вампира то, что он узнал буквально несколько часов назад.
- Если даже часть, малая часть той информации, которую я узнал вчера вечером, - посмотрел на часы и тут же поправился, - хотя правильнее было бы сказать, что сегодня ночью, окажется истиной, то в случае, если биологический теракт будет совершен, здесь начнется такой ад, что живые позавидуют мертвым.

- По имеющейся у меня информации, - продолжил ученый, - вирус разрабатывался на основе Заирского Эбола,  - вряд ли эти данные что-то говорили Максу, поэтому Бен поспешил уточнить. - Инкубационный период — 2-3 суток. Мгновенное поражение иммунной системы. Прижизненный некроз тканей. Трансплантация поврежденных органов не поможет, так как данному процессу предшествует развитие ДВС-синдрома: даже маленького пореза кожи человеку может хватить, чтобы умереть от потери крови. Смерть наступает через 3 недели.
- За счет улучшенной структуру, вирус действует на все живые существа, - Бен сделал паузу, чтобы немного расслабить галстук. - Я сомневаюсь, что у создателей была возможность проверить его на чистокровных. Но при таком патогенезе, вряд ли наша регенерация сможет справиться с повреждениями. И все же если предположить, - интонационно выделил эту конструкцию, - что ей это удастся, то сам понимаешь, что нас ждет при отсутствии носителей крови. Всех наших запасов с учетом количества вампиров хватит… максимум на год при жесткой экономии. Дальнейшие перспективы, я думаю, ты сможешь представить сам.

Голова пылала, а в висках стучало так, будто вся цепешевская армия устроила там полигон.
- Из двух предложенных тобой выходов я бы с удовольствием воспользовался первым, если ты, конечно, одолжишь мне пистолет с калибром покрупнее и желательно с разрывными пулями. У нашего рода даже с покупкой оружия проблема, - выдавил из себя улыбку. - Если ожидаемое свершится, то нашему роду все равно не выжить. И мысль о том, что вслед за нами отправятся и другие — как-то не особенно утешительна.

- В предыдущие века все мировое сообщество объединялось при угрозе подобного типа. Потом мы все взяли на тебя. Но ты прав, Макс, сейчас мы не можем ничего сделать.
- В сентябре мы вынуждены были отозвать все свои команды с территорий, не принадлежащих Воронам. И сейчас мы даже не можем проникнуть в Россию, где находится данная частная подпольная лаборатория, чтобы убедиться, насколько опасен этот вирус, не говоря уже о том, чтобы предотвратить его распространение.
Все это, конечно, лишь слова. Но за ними -вполне реальные действия.
- В три часа ночи наших ребят взяли в аэропорту в России. По последним данным они находятся в казематах Волков. Уже из-за одной этой попытки проникнуть на чужую территории, наш род могут ждать неприятности.
И это Бен еще умолчал о том, что будет, если ребята начнут рассказывать, для чего они хотели проникнуть на данные территории. Вряд ли кто станет разбираться в том, кто создатель вируса. Раз вирус — значит ученые. А раз ученые — значит Вороны. А что будет, если обнаружится инструменты поисковых групп и групп зачистки...
- В 7 часов мы потеряли связь со второй группой, отправленной после провала первой.
От долгого разговора во рту пересохло.
- Даже если за эти оставшиеся 10 дней нам удастся проникнуть на территории Волков, даже если удастся зачистить всю эту гребаную лабораторию и при этом не попасться Цепешам — что само по себе будет чудо, -  нет гарантии, что этот сумасшедший Эльц уже не отправил смертоносные ампулы  до места назначения. Единственная лаборатория, способная в короткие сроки разобраться с данным вирусом и найти средства его уничтожения — это ЦИЭМ.  Кроме того, это единственное в мире место, где можно безопасно работать с вирусом подобной группы. ЦИЭМ разрабатывался с учетом этих целей. Иных вирусологических  лабораторий у воронов нет.
Да, это было признание. Вирусы — слишком опасный элемент. Надлежащую защиту обеспечить могут лишь крупные учреждения. Это не значит, что в некоторых частных лабораториях нет банка вирусов. Есть, но и утечки там происходят постоянно. Поэтому от подобной идеи Джонсонам пришлось в свое время отказаться. Образцы вирусов, не способных к репликации, до сих пор имеются на АБ. Часть их используется в фармацевтики. Часть хранится на случай возникновения вот таких вот непредвиденных обстоятельств с угрозой эпидемии.  Без вируса невозможно создать антивирус.
- Даже если предположить, что нам удастся довести посылку до Алмазного берега, предстоит работа по изучению вируса. И в случае, если он действительно представляет опасность, надо будет разработать целую методику борьбы с ним: начиная от профилактики с возможным введением вакцины, и заканчивая лечением уже заразившихся. Насколько все это реально сделать в учреждении, которое сотрясают взрывы, в лабораториях, куда постоянно снуют нос Цепеши, я не знаю. Мы не сможем их остановить, если они решат наведаться в гости. Ты прав, у нас нет на это прав. А это значит, что если кто-то заглянет в лабораторию, когда там будут проводиться работы, и заразится, итог будет очевиден. Нас вновь ждет уничтожение.
- И даже, - Бен сделал небольшую паузу, чтобы вдохнуть воздух, -  если при всех этих чертовых и нереальных условиях нам удастся получить антивирус, то нам надо будет снабдить им Европу и Россию, а для этого его необходимо приготовить в нужных масштабах, что при нашем нынешнем финансовом положении невозможно. Ну и наконец, если все-таки мы найдем нужные средства, опять встает проблема с тем, как доставить все это через границы. Хотя последнее уже такая мелочь!
Бен позволил себе улыбнуться. Хотя смешного тут мало. В попытке решить это проблему, Джонсонам придется ни раз подставлять себя. И что будет в конце — еще неизвестно.
- Если ты все еще считаешь, что это проблема чисто Воронов, то тогда просьба об аренде пистолета остается в силе.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (19.11.2015 22:20:35)

+1

9

Раздавить это смешное насекомое, что сидело подле, не составило бы особого труда для такого, как Лабиен. Доктор мог сильно нарваться. Впрочем, он это и делал, но Максимилиан столько лет подряд, без перерыва, общался с Цепешем, который отличался поистине вспыльчивым, мерзким характером и крайне буйным нравом, что попытки остальных вывести из себя древнего вампира казались ему по-детски смешными и забавными. Зачем тратить свои силы на того, кто роет себе могилу сам? Подождёт лучше, Лабиен-то, глядишь, и пригодится для общих нужд халявная ямка.
Доктор говорил. Говорил много, чаще – что-то несуразное. Но Макс был привычен к общению с Уильямом, поэтому особо не страдал от наплыва кучи странной информации. Уил любил преувеличивать, и порой утверждал, что есть на свете такой вирус, который способен погубить всех разом. Денег просил, на его уничтожение и ликвидацию. Часто просил. Нет, ну вначале Лабиен верил, выделял дополнительные средства, списывал расходы. А потом ему надоело. Спонсорская помощь прекратилась, апокалипсис так и не наступил, но Джонсон продолжал доказывать с пеной у рта, что всё плохо и срочно нужны средства. Лабиен даже против не был – изыщи возможности, возьми кредиты, ликвидируй, предоставь отчёт – Максимилиан бы всё возместил! Сразу же! Незамедлительно и из своего кармана. Но отчётов он так и не дождался. В последний год Уильям решил вообще забить на все дела и уединялся чаще в своём ЦИЭМе, чем приходил на важные совещания. Макс молчал до какого-то времени, ну а потом настал зомби-пиздец, который, кстати, ликвидировали все, кто мог, а что делали Джонсоны? Правильно! Эвакуировались. Вот падлы, не так ли? И теперь, этот новый и.о. сидел тут, в кабинете Паука, и пытался вешать очередную лапшу ему на уши.
- Ад, говоришь, начнётся? Так он тут уже начинался. И не раз. Кто ликвидировал последствия выползки зомби из вашего института? Цепеши.
Пугать-то можно было сколь угодно долго, но вероятность того, что после ряда несбывшихся опасений тебе продолжат верить – стремится к нулю.
- Мгновенного ничего не бывает. Вы там уже с две тысяче тринадцатого чего-то мгновенное всё разрабатываете, разрабатываете. И где? Нету. Выходит, кто-то другой успел сотворить эту херню раньше? Твои проблемы!
Сколько ещё раз потребуется сказать о том, что Вороны сами всё проворонили и надо уже ошибки исправлять начинать, а не доказывать всем, посредством зачитывания какой-то несусветной дряни, какие они умные.
Лабиен внимательно глянул на Морригана.
- XM-17 подойдёт? Он с разрывными. Можешь даже не выходить.
Очень спокойно уточнил вампир, кивнул, не переставая смотреть на Беннета.
- Верно, в предыдущие века надо было собрать всех, кто чем-то мог помочь и совместно на этом громоздком собрании принять хоть какие-то меры. Теперь всё решается куда проще и мобильнее. Но, кажется, Воронам забыли про это рассказать. Ну или ты единственный дурак, что ухватил огромный кусок, который не способен ни прожевать, ни проглотить целиком, Беннет.
Грубо? Конечно! Лабиен не нанимался учителем для начинающих политиков. И психологом не был, чтоб добиваться рождения логики в мозгу Морригана, который кроме бредовых идей ничем больше не блистал. О, как! в Россию они проникнуть не могут. А зачем, собственно. Им туда проникать? На что тогда Корпорации Цепеши нужны? Чтоб обеспечивать безопасность и открывать все границы в случае острой необходимости. И суки Вороны зажали от Волков их работу, поэтому Лабиену пришлось экстренно разрешать Цепешам Африку, мать её, чтоб они не подорвали чего-нибудь на Алмазном Берегу. ЦИЭМ, например, или дома мирных докторов.
- Не могут. Неприятности вас уже ждут. Так ХМ-17 подойдёт?
Нет, таких точно надо отстреливать. И Макс был бы совсем не против, но суть заключалась в том, что остальные были ещё тупее, видимо. Этот хоть припёрся и даже рот открыл, обозначая проблемы. По головке что ли погладить? Может, ему думать понравится, и он наконец-то начнёт это делать. И других научит – вот было бы здорово! Макс отвлёкся.
- Корпорация – это единая система, поэтому мы сильны. Были сильны.
Поправился Лабиен, он прекрасно понимал, что мощь они лишь нарастили, но толку от неё нет. Цепешам приходилось развязывать руки время от времени, так произошло с Африкой. Армии должны всегда с кем-то воевать, иначе начнут воевать друг с другом или против своих союзников. Это не выгодно. Но, как и предполагал Макс, работа для них была. Уильям так и не объяснил, что происходит в его ведомствах, что творится в мире. Ссылался на свои силы и возможность всё исправить. Не исправил. И потом всё повторилось вновь. Теперь же, Морриган, притащившийся к Лабиену в кабинет жаловаться на Цепешей, говорил те самые вещи, которые надо было сказать уже давно. Только за одно это его можно было бы ликвидировать. Оказывается, работа для Цепешей была, просто её не обозначали Вороны, предпочитая спасаться бегством. Сколько их «улетело» с Алмазного Берега за последние пару месяцев? Со счёта сбиться можно! А всё почему? Потому что эти твари решили раскачать Систему, построенную Пауками! Но об этом потом. Проблема наконец-то была обозначена. И вся ответственность ляжет на Воронов. Лабиен накажет всех, кто был причастен к сокрытию подобной информации, которую так открыто излагал сейчас Беннет. Как там говорилось? Лучше поздно, чем никогда? Нихрена подобного, блядь!
- Кто ж вас заставлял-то, аж в сентябре, отзывать свои силы? Цепеши не делали этого. В сентябре они готовились к Африке, и я знаю это. Выходит, я был прав. Уильям испугался, что я Воронов выкину из Корпорации, и начал эвакуацию своих нужных нелюдей отовсюду, куда только мог дотянуться.
Ситуация медленно, но прояснялась. Уильям, видимо, окончательно рехнулся, если отдал приказ об эвакуации с Алмазного Берега в сентябре. Лабиен поднялся со своего места, потянулся, продолжая молчать на вопрос Беннета, зашёл к себе в личный кабинет, возвращаясь оттуда с бутылкой холодной минералки и стаканом, водрузил пустую тару перед доктором и туда же поставил запотевшую бутылку. Кивнул, обозначая тем самым, что он совсем не против, если Морриган дарами воспользуется. Перед смертью хоть напиться – полушуткой говаривал кто-то из прошлого Лабиена. Макс ухмыльнулся, вернувшись назад, в своё кресло.
- В общем, Беннет, пиздец твоему роду, да.
Констатировал очевидный факт Паук. Если бы на месте Макса восседал бы сейчас Цепеш, то пиздец был бы вот прям сейчас, точно и бесповоротно.
- Ты со всем этим пришёл по адресу, верно. Но ты опоздал примерно на… пару месяцев, минимум. Из твоих слов следует, что ваш род не только не способен справиться с проблемой, но ещё и длительное время утаивал информацию от Системы, что теперь может повлечь за собой ужасные последствия. И если ты не хочешь, чтоб Цепеши занялись расследованием по данному вопросу – сдай всех, кто был причастен к сокрытию информации.
Да, условия, да, не к месту. Ну а всё равно помирать, так хоть наказать виновных, чтоб неповадно было. К тому же, территория АБ не отличалась особо сильной плотностью заселения, и заразить всех разом никто не был способен. Значит, Цепеши возьмут ситуацию под свой контроль. Да, будут жертвы, много жертв. Ну, куда ж без них, если уж допустили ошибки.
- И, собственно, слушаю твои варианты разрешения образованной Воронами проблемы. Если они мне понравятся, может быть, у тебя есть шанс немного отмыть свой род от дерьма, в котором он так сильно погряз, Беннет.

+8

10

Конечно, Беннет понятия не имел, какие тесные отношения складывались у Лабиена и Уила. И вряд ли подозревал, у кого братец выбивал средства для обустройства лабораторий, в том числе и вирусо-эпидемиологической. И если небольшой лабораторный отсек, размещенный на -1 этаже не представлял собой ничего особенного, то вот целый блок внизу — был гордостью Джонсонов.  За более чем полвека отсюда не было ни одной утечки. А все потому, что оборудование разрабатывалось под конкретные нужды и было уникальным. Кто же знал, что Уил так небрежно отнесется к финансовым отчетам, которые, между прочим, ему ежеквартально представляли. По крайней мере так было сначала. По мере охлаждения патриарха к науке его перестали тревожить этими бумагами, тем более все равно свою жизнь они заканчивали в мусорных корзинах в виде сложенных самолетиков.
- Ад, говоришь, начнётся? Так он тут уже начинался. И не раз. Кто ликвидировал последствия выползки зомби из вашего института?
Это был не вопрос. Точнее вопрос, но ответ на него Максу был не нужен. Конечно, все почести достались Цепешам. Джонсонам история отвела роль противников доблестной армии, защищающей Алмазный берег от нашествия грозного отряда нежити. А то, что по коридорам Волков вели Вороны — об этом предпочли забыть. Как и о том, что благодаря работе ученых все с подозрением на заражение вовремя были отправлены в карантин, так вообще умолчали.
Вороны не гордые. Они вполне могли остаться в тени, тем более в большинстве своем чувствовали себя виноватыми в том, что произошло.
- Мгновенного ничего не бывает. Вы там уже с две тысяче тринадцатого чего-то мгновенное всё разрабатываете, разрабатываете. И где? Нету. Выходит, кто-то другой успел сотворить эту херню раньше?
Бен с удивлением посмотрел на Макса, не понимая, что он имел в виду.
- ЦИЭм никогда не занимался разработкой новых вирусов.
По сути и нет никаких новых вирусов. Все новое — это либо заново возрожденное старое либо старое, но обновленное. Выдумывать что-то действительно новое — слишком дорогое удовольствие. А у вирусологов и без того было чем заняться.
- Ты прав, мгновенно ничего не происходит. Но у нас достаточно материала, чтобы то, что создается месяцами или годами, сделать за несколько дней или недель. Эта наработки тоже не из воздуха брались.
В чем обвинял их в макс? В том, что вирусологи даром ели свой хлеб? И это при том, что данный отдел работал почти что круглосуточно, по крайней мере так бывало до тех августовских событий. Работа с имеющейся базой позволяла не только изучить имеющие штаммы вируса, создать более совершенное средство борьбы с ними, но и заставить вирус работать на живых. Так, белки, синтезируемые вирусом натуральной оспы, уже на протяжении целого столетия успешно применяются в фармакологии для создания лекарства для лечения артритов, снятия воспаления и т.п.  Но вряд ли эта информация на данный момент интересна Максу.
- Информацию о возможных биологических атаках разного уровня мы получаем как минимум раз в 3 - 4 месяца. Так что у нас есть все, чтобы провести анализ и разработать ответные меры в короткие сроки. И мы это сделаем, если нам дадут такую возможность.
С вирусом Эболы и с его разновидностями ученым уже приходилось работать. Так что, по сути, все, что остается сделать - это наложить на готовую матрицу необходимые дополнения, которые нейтрализовали бы усиленную форму вируса. Это, конечно, дело не пяти минут, тем более что эти дополнения надо еще определить, но и в ЦИЭМе работают не выпускники, только закончившие университет.
- Твои проблемы!
Согласно кивнул с фактическим приговором. Он уже рискнул: самолично отправив группу в Россию. Чем это обернется для рода — даже гадать не надо. Рискнул дважды — придя сюда. Вряд ли что он еще сможет сделать. Причем мысли были сейчас совсем не о роде.
Бен знал Эберхальда Эльца. Этот оборотень со своими сумасшедшими наклонностями постоянно перебегал дорогу Джонсонам. Нынешний вирус — не первая его биологическая акция. Но до этого все его атаки успешно отклонялись или ликвидировать ранее, чем эпидемия превращалась в пандемию. Но видимо он, приближающийся к закату своей жизни,  подготовил себе фееричный уход. И время-то как, зараза, удачно выбрал!
- XM-17 подойдёт? Он с разрывными. Можешь даже не выходить.
- Подойдет, - ответил спокойно, будто его спросили, устроит ли Морригана чашечка цейлонского чая с бергамотом и  мятой.
Он не блефовал. Просто Родри не на того вампира поставил. Ноша оказалась не по плечам и Морриган это прекрасно понимал. Так же как понимал тех, кто поддерживал его кандидатуру в Совете на пост патриарха, и кто после событий в ЦИЭме более аккуратно стал высказываться на его счет. Они надеялись, что он сможет за эти дни вернуть ученому составу былое положения с тем, чтобы потом и возродить порядок в роду? Не смог. А после «драки» в общежитии он рискует потерять и свое положение среди ученых. Так что ХМ-17 был вполне неплохим выходом. По крайней мере он сделает это сам, избавив других от необходимости расправляться с ним так, как расправились с Уилом.
- Не могут. Неприятности вас уже ждут. Так ХМ-17 подойдёт?
- Да, - повторил Морриган свой ответ. - Вполне!
Что он терял сам? Да ничего в конечном итоге. Семьи у него не было. Эшли и Ада — в надежных руках. По крайней мере до начала атаки. А дальше уже все будет неважно. Так что может быть и хорошо, что он всего этого не увидит.
«Зато у Лабиена будет повод сменить ковер,» - мысль возникла из ниоткуда и вызвала на губах улыбку.
Однако Макс не спешил доставать оружие. В нетерпении Бен вновь прошелся ногтями по креслу, отбивая ритм одного ему известного мотива.
- Корпорация – это единая система, поэтому мы сильны. Были сильны.
Бен чуть прикрыл глаза. Выслушивать лекции о том, какие Вороны гады, что сломали любимую игрушку Паука, перед смертью Морриган не хотел. Достаточно того, что он осознал ошибку, понял и, как там раньше было — кровью решил ее исправить. Правда, в данном случае вряд ли эта кровь кому-то поможет. Хотя что уж тут скрывать: и жизнь его тоже никого не спасет.
- Кто ж вас заставлял-то, аж в сентябре, отзывать свои силы? Цепеши не делали этого. В сентябре они готовились к Африке, и я знаю это. Выходит, я был прав. Уильям испугался, что я Воронов выкину из Корпорации, и начал эвакуацию своих нужных нелюдей отовсюду, куда только мог дотянуться.
Итак, лекция все-таки отменяется.
Ворон вновь бросил удивленный взгляд на Макса. Неужели на этот раз он действительно ждал ответа.
- Нападения на наших начались еще в конце августа после смерти в результате августовских событий Влада Цепеша. Участились в сентябре. Были случаи смертельного исхода в результате…  частных драк, - хорошее слово ему подсказал Макс. Полезное. - Вот и пришлось оставить наиболее агрессивные участки.  А  после смерти Уила покинули и остальные места, где оставаться было небезопасно.
Полная расслабленность. Удивительное состояние, когда ты понимаешь, что тебе не о чем больше беспокоиться. Гора с плеч — что значит это выражение Беннет понял только сейчас.
Макс вышел и Морриган вполне логично решил, что тот пошел за оружием. Откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Открыл, лишь почувствовав приближение Паука. Скосил взгляд на бутылку, не понимая, что она тут делает, а главное — где обещанный пистолет.
Несмотря на молчаливое разрешение воспользоваться водой не спешил.
- В общем, Беннет, пиздец твоему роду, да.
Ворон перевел взгляд с бутылки на Макса, немного не понимая, как соотносится этот самый пиздец и подобная «благотворительность».
-Ты со всем этим пришёл по адресу, верно. Но ты опоздал примерно на… пару месяцев, минимум. Из твоих слов следует, что ваш род не только не способен справиться с проблемой, но ещё и длительное время утаивал информацию от Системы, что теперь может повлечь за собой ужасные последствия.
Морриган не совсем понял, о чем ведет речь Макс. Да, род на данном этапе не способен справиться с этой проблемой сам. Но про какое утаивание идет речь, если, как понял Бен, Макс догадывался о деятельности Джонсонов во благо Корпорации на территории, принадлежащей четырем родам.
- И если ты не хочешь, чтоб Цепеши занялись расследованием по данному вопросу – сдай всех, кто был причастен к сокрытию информации.
Теперь все встало на свои мечта, так что Бен все же дотянулся до бутылки, плеснул в стакан, набрал немного воды в рот, подержал ее и проглотил.
- Не было никакого сокрытия информации. О том, что такой вирус создан, а так же о том, как его собираются использовать, узнали лишь примерно 12 часов назад. Я узнал, - тут же поправился, чтобы его слова не вызвали двоякого токования. - Превышая свои полномочия, направил на место ребят из разведовательно-поискового отряда и отряда зачистки. На данный момент даже в Совете не в курсе образовавшейся угрозы. Так что считай, что единственные, кто располагает подробной информацией, это ты, я да те, кто причастен к вирусу (его создатели и спонсоры).
- И, собственно, слушаю твои варианты разрешения образованной Воронами проблемы. Если они мне понравятся, может быть, у тебя есть шанс немного отмыть свой род от дерьма, в котором он так сильно погряз, Беннет.
Бен склонил голову и потер шею, на которую будто снова одели удавку с гранитной плитой. Не торопясь выпил воды. Всего лишь предлог, чтобы оттянуть время и решить, что вообще в данной ситуации можно сделать.
- В общей сложности для решения данной проблемы нам надо сделать 5 шагов. Первый - обнаружение, ликвидация и зачистка. Второй — доставка груза. Третий — изучение и в случае предоставления опасности, разработка вакцины и иных лечебно-профилактических мер. Четвертый — массовое производство. Пятый — доставка до места назначения. Наиболее важны — три первых.
- Итак, первый этап. Вариант, который поможет нам наверстать упущенное время: это освобождение из тюрем наших ребят, если конечно, там еще есть, кого освобождать, - последнее добавил тихо, так как примерно представлял, какие меры воздействия могли оказывать Волки по отношению к представителям рода Джонсонов. - Нужен будет транспорт и не помешал бы проводник. Тот, кто знает те места. Было бы здорово, если бы это был представитель от Волков. Если нет, то нам потребуется документ, удостоверяющий, что данные работы проводятся по поручению Корпорации.
Он требовал много? Нет, ничего, что выходило  бы за рамки необходимого.
- Я не хочу, чтобы в случае, если тихо все сделать не удастся, нас обвинили в уничтожении ценного объекта на территории Волков. Лаборатория может быть замаскирована под что угодно.
- Второй этап — доставка посылки. Если обеспечите охраной — будет здорово. А так — только транспорт и возможность беспрепятственного проникновения на Алмазный берег. То есть без досмотра с пристрастием, который так любят делать на границе и в аэропортах. Оборудование для безопасной транспортировки у нас есть.
- И, наконец, третий этап, - Бен остановился, прикидывая, хватит ли у него смелости и наглости озвучить то, что он собирался. Но со смелостью, которая, быть может, для многих граничила с глупостью, проблем не было. Так же как и с наглостью. - Чтобы обеспечить нам спокойную работу с этим вирусом, Цепешам придется покинуть ЦИЭм.
Мысль озвучена. Что, впрочем, теряет Бен? Как оказалось, опять ничего. Не убьет же его Макс, ведь убить он обещал себя сам, если ситуация не разрешится.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (20.11.2015 16:02:34)

+1

11

- Уил не сообщал ничего о нападениях. Поэтому для меня всё, что ты говоришь – не имеет смысла совершенно. И для тебя – уже тоже.
Уже – именно, уже. Лабиен не понимал, сколько еще можно оправдываться. Ошибка допущена Воронами, они в этом виноваты, оправдания им не будет. Но ему было интересно, когда же Джонсону всё-таки это дело надоест, поэтому не особо перебивал. Доказывать дураку, что он дурак – дело неблагодарное. Лучше ограничить недалёкому территорию и заставить работать на общие нужды, наказывая его в случае провинностей.
- До чего вы, Вороны, докатились.
Пренебрежительно высказался Лабиен, после того, что поведал ему наконец-то Морриган. Он даже подумал о том, что будь на его месте Доминик, однозначно бы посмеялся над этим убогим представлением. Вначале бы – убил посмевшую открывать рот тварь, а потом – посмеялся бы, точно.
- Докатились, а требовать всё не стесняетесь. Цепешей подвинуть хочешь. Интересно. Как думаешь, они подвинутся? А ты бы на их месте, м?
Хмыкнул вампир. Разговор пора было заканчивать. Он уже знал, что Волков не переубедить теперь, и даже скажи Лабиен, что работать придётся вновь сообща, Доминик ещё долго будет мнить Воронов предателями, кстати – будет полностью прав. Тот, кто сидел и молчал, ничего не делая, такой же изменник, как и тот, кто продавал информацию за дорого и многим.
- Ещё и сокрытие информации отрицаешь. Оно было. Иначе как ты объяснишь всё происходящее сейчас? Беннет, послушай, это проблемы-то не мои. Твои это проблемы. Твои. Твоего рода, а не мои. Виновные есть всегда.
И если уж на то пошло – Цепеши их всегда найдут, хоть сотни раз уверяй, что нету – найдут. Они умеют, выполняют свою работу отлично, нареканий у Лабиена к ним нет почти всегда. А вот к Джонсонам – есть, большие.
- Не знали Вороны о грозящей катастрофе? Хорошо, допустим. А кто должен был знать? Если были подозрения – доложили бы, мы с Цепешем решили, что делать дальше, как действовать. Возможно, как и всегда, всё можно ещё было исправить, совершенно без последствий, не прибегая к силе армий.
Беннет ещё не понял? Хотя Лабиену это было абсолютно безразлично.
- Теперь ты требуешь с меня развязать тебе руки в России, выгнать Волков из ЦИЭМа, вернуть подозреваемых в подлоге информации на свободу.
Спокойно проговорил Лабиен, не глядя на Беннета. Вся проблема сейчас заключалась лишь  в том, что ничего не было обозначено ранее. И это его, Паука, да и Цепешей за компанию, нынче пытаются обвинить в том, Вороны сидели по углам и молчали, когда требовалось говорить как можно громче.
- Работаем так.
Лабиен положил перед Морриганом планшет.
- Показывай, где там вероятное расположение объекта с вирусом. Цепеши возьмут задержанных учёных, или то, что от них в КБ осталось, зачистят местность, ликвидируют угрозу, и если что-то там останется после этого – позволят привезти в ЦИЭМ, разместят в секторе, в котором ты скажешь, и возьмут его под свой контроль, выборочно пустив нужных учёных к нему.
План Паука отличался практичностью и проверенной временем структурой работы. Теперь каждый вновь будет выполнять свои обязанности и не более того. Так было ранее, ещё до официального открытия Корпорации, так будет и сейчас, потому что планы Лабиена имеют обыкновение быть успешными.
- Что касается виновных. Говоришь, их нет? Никто не утаивал информацию?
На этот раз, из сейфа Максимилиан извлёк лист бумаги, с тем самым списком «нужных» и их семей, составленных Беннетом и переданным им Лабиену ещё двадцать пятого октября сего года. Вампир аккуратно согнул лист практически пополам, продемонстрировав его Морригану.
- Укорочу его ровно по линии сгиба. Это и будут виновные.
Всё просто. Виновные есть всегда. Порой их можно даже особо не искать.

+8

12

- Уил не сообщал ничего о нападениях. Поэтому для меня всё, что ты говоришь – не имеет смысла совершенно. И для тебя – уже тоже.
Не говорил. Все верно. Потому что не было никаких доказательств. «Драки». Почему-то Бен уверен, что и те события были бы поданы под таким соусом. А раз так — то какой смысл шевелить воздух тогда и какой смысл что-либо говорить сейчас.
Макс прав — время упущено. И упущено не сейчас и даже не пару месяцев назад. Если у Родри действительно был какой-то план, то почему все сейчас так хреново. Или это действительно та часть плана по избавлению от мелкой шелухи. Но не слишком ли большие жертвы для такого занятия?
Понять умысел Мархета иногда бывало крайне сложно. Игра в шарады, блин.
Но это действительно были проблемы Воронов. Проблемы, которые надо было решать.
Совет связывал Бену руки, отказывая порой в элементарных вещах, которые могли бы хоть как-то стабилизировать ситуацию.
По сути от Морригана требовали покупки алмаза при наличии нескольких центов в кармане. Без мошенничества тут не обойтись. Вот только Бен никак не мог переступить эту черту.
Да, он оправдывался. За себя, за Уила, за весь свой род, который позволил себя довести до такого состоянии, что теперь не может не только за себя постоять, но и свои обязанности выполнить. А ведь обязанности не столь сложны. И как ученый, Морриган понимал, что все это выполнить реально. Вот только между необходимости и результатом встала политика, разрывающая цепочку и обрывающая все возможности.
Однако все это лишь мысли, которые никак не отразилась на лице. Позиция дурачка была выгодна хотя бы тем, что убогих в нынешнем веке не принято было убивать. Их жалели. И для начала это тоже было неплохо.
- Докатились, а требовать всё не стесняетесь. Цепешей подвинуть хочешь. Интересно. Как думаешь, они подвинутся? А ты бы на их месте, м?
- Требуй больше, чтобы получить нужное, - отшутился Морриган. Однако тут же сделал серьезное лицо. - Макс, Уил совершил много ошибок. И мы виновны хотя бы в том, что это допустили. Но ты прав, это наши проблемы. Мы извлекли из них урок. А корпорация, надеюсь, извлечет пользу. И моя задача сделать все, чтобы как ты назвал «единая система» вновь стала единой, а мы вошли в эту систему в прежнем статусе. И для этого я готов пойти на то, чтобы работа ЦИЭМА стала более прозрачной. Тем более если это поможет ученым работать в прежнем режиме.
Под прежним режимом, конечно, подразумевалось работа без нахождения Волков за спинами. Бен не имел ничего против того, чтобы вампиро-обротни вновь осуществляли охрану территории научного заведения так, как это было до августовских событий. В конце концов претензий к этой работе у него не было никаких. При ЧП ребята оперативно сработали. Грех от такого отказываться.
- Виновные есть всегда.
Так ли важно то, кто виноват, когда через несколько недель Европа согнется от удара?
Не о том ты, Макс, говоришь, не о том.
- Я и не отрицаю нашей вины. Ты вполне можешь дать сейчас приказ перебить всех наших здесь и объявить охоту там, - кивнул в сторону, подразумевая под этим «там» территории, которые еще принадлежат Воронам, - если так горишь желанием наказать виновных. Но наказать ты всегда успеешь. Я всего лишь прошу: дай нам возможность предотвратить эту катастрофу. Здесь и сейчас. Без отсыла к прошлому.
- Не знали Вороны о грозящей катастрофе? Хорошо, допустим. А кто должен был знать? Если были подозрения – доложили бы, мы с Цепешем решили, что делать дальше, как действовать. Возможно, как и всегда, всё можно ещё было исправить, совершенно без последствий, не прибегая к силе армий.
Исправить действительно все можно было. Давно, еще в том бородатом 17 веке, когда Цепеши, спасая своего сынка, разгромили и повырезали целый клан оборотней. Всех, кроме одного — младшего отпрыска клана Эльц, которого на тот момент не было в Германии. Цепочка одних событий накладывалась на другие, затрагивая иногда третьи лица.
Все взаимосвязано. Насилие ведет за собой насилие, зло — зло, смерть — смерть. И во всей этой цепочки уже сложно сказать, а кто на самом деле виноват. Потому что виноваты все: что спровоцировали, что не ответили или, наоборот, ответили, даже тех, кто остался в стороне, тоже можно было привлечь к ответственности.
Да только есть ли в этом толк?
- Теперь ты требуешь с меня развязать тебе руки в России, выгнать Волков из ЦИЭМа, вернуть подозреваемых в подлоге информации на свободу.
- В России мы готовы работать совместно с волками. Объединенный отряд. ДО того, как вирус будет взят, а образцы уничтожены — командуют наши. У них больший опыт работать в подобных ситуациях. Операцией по зачистке будут командовать Цепеши. Это их отрасль и здесь мы не претендуем на ветку первенства. Те, кого ты называешь «подозреваемыми», всего лишь пытались исправить ситуацию. После операции можете вновь вернуть их в тюрьма, если сочтете, что это необходимо.
- По поводу Цепешей. Если они будут заниматься лишь безопасностью учреждения, проводя мониторинг через систему видеонаблюдения, и перестанут лезть к нам в лаборатории — нас это вполне устроит. Сейчас же мы видим обратное: они вламываются в процессе работы, портят результаты нашей работы из-за чего страдают интересы корпорации.
О том, что страдают и сами Вороны, решил не говорить. Это не проблема макса — об этом Лабиен прекрасно дал понять.

- Показывай, где там вероятное расположение объекта с вирусом. Цепеши возьмут задержанных учёных, или то, что от них в КБ осталось, зачистят местность, ликвидируют угрозу, и если что-то там останется после этого – позволят привезти в ЦИЭМ, разместят в секторе, в котором ты скажешь, и возьмут его под свой контроль, выборочно пустив нужных учёных к нему.

Нужный город на карте России нашел без проблем. По координатам, присланным утром, указал на точку, где находится лаборатория.
- Надо, чтобы осталось. Если образцы уже вывезены за пределы лабораторий, то даже уничтожение объекта не защитит от возможного теракта. Поэтому я настаиваю, чтобы первым этапом операции руководили наши ребята.
А вот С ЦИЭМом-то и были главные проблемы. Проблемы воронов. Именно. Но именно та проблема, которая без Корпорации не решится.
- На верхних этажах нет условий для работы с вирусом подобной группы, - осторожно начал Бен. - Вирусологический сектор с  необходимым уровнем безопасности находится на нижних этажах.
Логики в действиях Цепешей Морриган не видел, тем более что лаборатории отчасти работали в штатном режиме. Отсюда вопрос: к чему вскрывать то, что открыто. Но так как к самому Морригану никто не приходил с просьбой продемонстрировать лаборатории нижних этажей, то и он молчал. Так что отчасти он сам был виновен в том, что сотрудники лишились конечностей.
Но была у этой истории и вторая сторона. То, над чем работали на верхних этажах, было относительно безопасно. Так что если Цепеши ворвутся в лаборатории, то максимум  что может случиться — Вороны потеряют результат долгих трудов. Неприятно, но не смертельно. Относительно не смертельно.
На нижних этажах подобное чревато более неприятными последствиями. Поэтому не все ученые туда имели доступ даже тогда, когда ЦИЭм принадлежал Воронам.
Занимаясь безопасностью, Волки имели все шансы эту самую безопасность нарушить. И именно это напрягало Воронов, это мешало работать в штатном режиме.

Видимо шантаж — был излюбленной мерой воздействия Лабиена. Наводило на определенные мысли. Но сейчас приходилось это лишь учитывать и думать, как все  использовать в своих целях.
- Главный вирусолог у нас уже благодаря стараниям Волков без руки. Но это, конечно же наши проблемы, - достаточно спокойно произнес Бен. - Можешь сократить список, убрав еще ряд наших специалистов, которые например, могли бы помочь вам в войне с родом, обладающим серьезными магическими техниками.
Он медленно налил воды в бокал, сделал глоток, все это время продолжая смотреть на Макса.
- Ты получишь список виновных, но сначала дай им возможность исправить свою ошибку. А там уже решишь, что с ними делать.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (09.12.2015 11:58:31)

+1

13

- Не могу я отдать такого приказа – перебить кого-то там. Это компетенция не моя. Цепеш – может. Но он не вмешивается в мои дела, а я не трогаю его. Вороны же, не исполняя своих обязанностей, требуют многое. Получат же то, что им полагается по праву, по закону и по прежним соглашениям.
Безразлично глянув на Беннета, объяснил Лабиен. Потянулся к телефону, связавшись со секретарём и распорядился дозвониться Доминика Цепеша.
- В России вы обязаны работать совместно. Обязаны договорённостями, которые были достигнуты ещё до официального образования Корпорации.
Лабиену подумалось о том, как неплохо было б организовать какие-нибудь курсы для начинающих политиков. Макс ухмыльнулся, вспомнив, что нечто подобное есть, Университетом зовётся. Может, отправить туда Морригана?
- Вот Цепешам это и объяснишь – кто и чем командовать у вас будет.
Стало даже любопытно, как далеко пошлют Воронов Волки, наверное, даже направление укажут, точными координатами. Но это не заботы Лабиена.
- Объясни Волкам, что вламываться нельзя. Инструкции выдай. Ты хочешь управлять ЦИЭМом, хочешь всё сразу – и под контроль взять его, и Волков убрать оттуда, но что ты для этого сделал? Ничего. Значит, всё в норме.
Конечно же, всё нормально. Это естественно, что Цепеши лезут всюду. Им ж интересно! Поначалу и Корпорация для них была интересным объектом. Но Лабиен чётко поставил границы дозволенного и обозначил некие санкции за нарушения протокола общих действий. Помогло, но для этого нужна власть. Ею обладают далеко не все, особенно такой, чтоб способна была удерживать Волков от необдуманных действий и решений. У Бена не было власти. Вообще не было, а Макс не собирался делить свою власть с кем-то ещё.
- Я могу взять над ЦИЭМом полный контроль. Отчитываться мне станешь на прямую, дважды в месяц, по всем нормативам. И если результаты меня будут устраивать – команду к действиям Цепеши не получат. А, значит, будут просто мониторить охраняемый ими объект, и вмешиваться лишь при необходимости или моему непосредственному приказу. Как тебе?
Полная отчётность и главенство Лабиена – на меньшее Макс соглашаться даже не думал. Ворон не в том положении, чтоб теперь торговаться.
- Нет условий для работы? Так что же ты не наладил работу этой вашей, ИИ?
Из секретарской сообщили, что до Цепеша так дозвониться и не смогли: по рабочим номерам его не было в наличии, а секретарь смог сказать лишь о том, что Доминик вышел куда-то на пять минут и отсутствует уже часа два. Лабиен тяжко вздохнул, достал мобильник, набрав номер Волка. Дозвонился даже, обязав того зайти в гости и обещался показать ему кое-что интересное.
- Двадцать девятое ноября, Бен. А у тебя ни отчётов, ни прогресса, даже ИИ этот твой продолжает тупить по полной. И что же Джонсоны предприняли?
Спросил Максимилиан, шумно кинув на стол свой телефон. Вопрос больше риторический. Лабиену нужны только результаты, а не оправдания.
- Я всё могу – и список сократить. И расстрелять кого-нибудь. Тебя, например. А то много чести – самому позволить тебе стреляться. Не пойдёт так. Хотя, может, от тебя и толк будет. Отдам, вон, Волку. Пусть разбирается. Только вот, не возьмёт он тебя. Знаешь, что скажет? Дерьмо ему такое не надо. Прикинь? И ведь прав будет, Доминик-то. Ты же тоже так считаешь.
Последняя фраза не прозвучала вопросом, ведь Лабиен не спрашивал.
- Как придёт Доминик – обсудим совместную операцию в России.
Простые решения наболевших проблем.

Отредактировано Максимилиан Лабиен (02.12.2015 20:38:24)

+8

14

Сегодняшний день у патриарха рода выдался хорошим. С утра он успел заскочить в Комитет Безопасности и даже нашёл несколько предлогов, чтобы задержаться там, как можно дольше и не ехать в Корпорацию. Ведь её, в отличие от КБ, Доминик считал не своей территорией. Не был он политиком, и сколько не старался, всё равно им не стал. Скучные и нудные совещания, разборы вариантов политических действий сильно утомляли. Цепеш сидел всегда молча и упрямо слушал, как все ходят вокруг да около главного вопроса, что-то предлагают, но не делают. А ведь можно просто жахнуть хорошенько пару раз по особо несогласным из дальнобойных, или несколько ракет сбросить – и всё! Несогласных больше просто не будет в наличии. Но Цепеш молчал, потому что велено ему было слушать, вникать и затыкаться вовремя. Затыкаться Доминик не любил и не умел, поэтому просто не говорил изначально, только хмурился и мысленно считал Лабиена дибилом.
В общем, весь день, почти до обеда, выдался совершенно спокойным. Но хорошему времени свойственно резко заканчиваться. Раздавшийся звонок Доминику не понравился сразу, даже когда он не достал телефон из кармана.
- Принесла нелёгкая!
Выругался Цепеш, несколько раз выругался, прежде чем взять трубку. Но Максу высказывать своё негодование по телефону не стал – решил направиться в кабинет лично. Хотел же он отключить мобильник, чтоб никто не беспокоил. И ведь отключил! Правда, не личный – Максимилиан входил в тот самый очень узкий круг лиц, которые могли дозвониться до Цепеша в любое время года, дня и ночи, даже если он сам этого совсем не хотел.
Пришлось идти. Паук пообещал показать что-то интересное, и Волк не мог пройти мимо такого. Поэтому уже через каких-то пятнадцать минут, по хозяйски, вломился в кабинет к Максимилиану. Многолетняя привычка делить друг с другом всё: начиная от пространства и заканчивая рабами, сказывалась на поведении Цепеша. В кабинете Лабиена он чувствовал себя, как дома и вёл себя так же. Прошёл до стола, даже не здороваясь, ревниво глянул на стоящий рядом со столом Макса стул, на котором уже сидели.
- Святого Грааля я у тебя что-то не наблюдаю, Лабиен, как и философского камня или какой-нибудь ещё диковинной херни из старых легенд, так что выкладывай – зачем меня позвал и… оторвал от очень… важных, этих, дел.
Занимаемое кем-то посторонним удобное место раздражало. Цепеш подошёл ближе, без зазрения совести схватил сидящего за шкирку, и даже очень аккуратно выкинул того в сторонку, чтоб не мешался. Сам же сел в освобождённое с боем кресло. Доминику не понравилось, что Максимилиан не только встречал его в обычном кабинете, а не личном, но и принимал его наравне с каким-то незнакомым Цепешу посетителем неожиданно знакомой наружности. Волк подумал, что видел эту харю где-то в Комитете, точно. Надо будет проверить по базам, или допросить Лабиена, с пристрастием.
- Ладно, слушаю, что у тебя?
Патриарх удобнее устроился в кресле, бросил недовольный взгляд на всё ещё стоящего рядом вампира – чего это Лабиен тянет и не выгоняет его? – и совершенно спокойно приготовился узреть то интересное, что обещал Паук.

+7

15

- Не могу я отдать такого приказа – перебить кого-то там. Это компетенция не моя. Цепеш – может.
Кого Макс пытался обмануть, а главное — зачем? Паук управлял Волками, быть может явно не отдавая приказа, но плетя свою паутину, он вынуждал Цепешей принимать выгодные Лабиену решения. Такие отношения, судя по всему, Доминик давно принял. Принял и сильно не рыпался, дабы не затягивать паутину удавкой на шее. А вот Вороны еще пытались вырваться, разорвать навязанные им правила. Безуспешно, увы.
И сейчас особой альтернативы даже не было: либо разорвать тонкие нити, связывающие Воронов и Пауков, дабы попасться в лапы Волкам, либо ждать, когда яд Паука окончательно их парализует и сделает из них послушную марионетку.
«Не отдает приказ».
А что же такое было со сложенным надвое листом? Попытка испугать? И кого? Вампира, который уже пятый век ходит по краю между жизнью и смертью?
Зачем отдавать приказы, когда можно остаться белым и пушистым, поручив всю работу другому. Суть от этого не меняется, так как есть заказчик и есть исполнитель. И формулировки — это лишь слова.
- Получат же то, что им полагается по праву, по закону и по прежним соглашениям. В России вы обязаны работать совместно. Обязаны договорённостями, которые были достигнуты ещё до официального образования Корпорации.
Что ж, лекции продолжались. И Морригану приходилось в очередной раз выслушивать то, что Вороны должны были сделать. Причем не просто выслушивать, но и стараться, чтобы истинные мысли не отразились на лице.
К чему надо было мусолить одно и то же? Да, должны. Да, не сделали. Причем это — лишь малая доля тех нарушений, которые допустили Джонсоны. Знали ли Макс об остальных или нет — это уже вопрос второстепенный. Они могут здесь хоть целую неделю сидеть, разглагольствуя о том, что было до этого дня. Вот только время уходило. И создавалось впечатление, что из них двоих лишь Бен понимал, что сейчас дорога каждая минута.
Что ж, видимо, эта особенность всех политиков — в течение длительного времени думать над одной и той же проблемой. Причем что у людей, что у вампиров — схема одна и та же. Столько времени потеряно впустую! Если Доминик и Матриарх д'Эстеов были такими же, как Макс, то Бен мог вполне понять Уила, который предпочитал действовать в обход других Теней. От всех этих долгих разговоров о ни о чем голова может разболеться.
Но несмотря на все это, Бен ничем не выдал своих размышлений. Маска так же успешно скрывала все мысли, как и железная воля защищала от любого проникновения в голову.
- Вот Цепешам это и объяснишь – кто и чем командовать у вас будет.
Чуть дрогнул уголок губ.
Объяснить цепешам. Когда Волки слушали Воронов? Точнее даже не так: когда последний раз Цепеши нормально общались с Джонсонами? Даже ЦИЭМ: отказавшись от разговора, они предпочли взрывать стены, наплевав на безопасность тех, кто мог находиться в этом здании. Очень мудрое решение!
- Объясни Волкам, что вламываться нельзя. Инструкции выдай.
Можно подумать, что Джонсоны не пытались это сделать. И таблички на двери вешали, где вполне культурно просили не входить в лабораторию при включенном цветовом сигнале. Но видимо в рядах Волков все поголовно были дальтониками и невеждами: они не только цвета не различали, но и читать не умели.
- На нижние этажи даже наша охрана имела ограниченный доступ. Лишь единицы, прошедшие курсы и специальную подготовку. Мы готовы подготовить ряд волков, которых назовет Патриарх,  и обеспечить им доступ на эти этажи.  Но только им. И здесь дело не в моих личных желаниях Макс. Это стандартные правила для учреждений подобного рода.
- Ты хочешь управлять ЦИЭМом, хочешь всё сразу – и под контроль взять его, и Волков убрать оттуда, но что ты для этого сделал? Ничего. Значит, всё в норме.
- Мне казалось, что Корпорация так же заинтересована в работе ЦИЭМа, как и мы сами, - он уже начинал терять терпения. Но все равно вынужден был сидеть и слушать, ощущая себя учеником перед строгим педагогом. Лабиену для полноты картины не хватало только тетради да розг в руке.
- Все, что я хочу — предупредить возникновение нового зомбятника. Но если Волки продолжат вести свою деятельность в подобном ключе, то инцидент рано или поздно повторится. Макс, в лаборатории нижних этажах даже по коридорам нельзя ходить без соблюдения техники безопасности, не говоря уже о том, что вламываться туда категорически запрещено.
- Я могу взять над ЦИЭМом полный контроль. Отчитываться мне станешь на прямую, дважды в месяц, по всем нормативам. И если результаты меня будут устраивать – команду к действиям Цепеши не получат. А, значит, будут просто мониторить охраняемый ими объект, и вмешиваться лишь при необходимости или моему непосредственному приказу. Как тебе?
А у него был выбор? ЦИЭм и без того находился под контролем Корпорации и на данный момент не принадлежал больше Джонсонам. Так что оспаривать данный факт было бы глупо.
Другое дело, что Морриган слишком осторожно подходил к формулировкам типа «устраивает»  - «не устраивает». Слишком много в них субъективного. А субъективный фактор вполне мог стать причиной новой резни представителей рода.
- Надеюсь, отдавая данный приказ, ты будешь осознавать, чем грозит вмешательство во время работы в некоторые сектора. Именно поэтому я настаиваю на предварительной подготовки тех волков, которые будут выполнять подобное проникновение.
От необходимости в сотый раз говорить одн и то же уже сводило скулы.
- Нет условий для работы? Так что же ты не наладил работу этой вашей, ИИ?
- В соответствии с нашей договоренностью мы не трогали нижние этажи, предоставив их Цепешам, - оставалось лишь пожать плечами в ответ на подобное обвинение.
Разговор Лабиена по телефону с Домиником. Не надо быть телепатом, чтобы понять, что под «интересным» подразумевал Макс. Так что морально Бенным был готов к тому, что произойдет дальше: шоу под названием «ткни в бок дурака». Неплохая игра средневековой молодежи. Видимо, с тех времен и вампиры переняли подобные традиции. И на этот раз роль дурака придется играть Бену.
Но было в этом и свои преимущества: Морригану в живую предстоит убедиться в том, насколько слухи про серого волка соответствуют реальности.
- Двадцать девятое ноября, Бен. А у тебя ни отчётов, ни прогресса, даже ИИ этот твой продолжает тупить по полной. И что же Джонсоны предприняли?
- Отчеты будут в оговоренный срок, Макс. По части прогресса нам, конечно, не сравниться с Цепешами,но, думаю, то, что ты увидишь, тебя удивит.
Да, в этой фразе была поддевка.
Цепеши, несмотря на свои лаборатории, разрабатывающие военную продукцию, так далеко и не двинулись. Видимо, даже великие умы этого рода не способны переплюнуть Воронов. Поэтому и заинтересованы Волки в открытии совместной лаборатории. Настолько заинтересованы, что Игорь даже свою холостую жизнь ради этого поставил на кон. Да и прогресс их по вскрытию этажей не идет ни в какое сравнение с тем, что за это время смогли сделать Вороны.
- Новая Вероника, созданная с учетом пробелов в работе предыдущей, уже готова. Специалисты ждут только сигнала для восстановления системы и интеграции последней версии программы. Но сделать это можно лишь после того, как нижние этажи будут вскрыты. А Цепеши застряли на минус пятом этаже. Так что ждем, когда же они откроют остальное.
- Я всё могу – и список сократить. И расстрелять кого-нибудь. Тебя, например.
Бен подавил улыбку. Макс вновь пытался его запугать, противореча самому себе, зато в очередной раз подтверждая мысли Морригана о том, кто заказывает музыку, а кто просто кружится в танце умелого кукловода.  Вот только сомневался Бен, что Доминик в этом случае будет хорошим партнером. Волк привык солировать, дабы иметь возможность урвать сладкий кусок от хозяина как награду за свой танец.
- А то много чести – самому позволить тебе стреляться. Не пойдёт так. Хотя, может, от тебя и толк будет. Отдам, вон, Волку. Пусть разбирается. Только вот, не возьмёт он тебя. Знаешь, что скажет? Дерьмо ему такое не надо. Прикинь? И ведь прав будет, Доминик-то. Ты же тоже так считаешь.
Что считал Бен — Морриган предпочел промолчать. За 500 лет как его только не называли. Так что он даже не обиделся. В конце концов, все так и есть. Вороны — дерьмо, Волки — дебилы. Так было раньше, так было сейчас. Так что если где-то кто-то говорил: «Вот дерьмо», значит встретился с Джонсонами. Если говорил «вот дебилы», значит собеседник — Волк. В общем, достойны были эти два рода друг друга. Им бы объединиться против белого и пушистого паука, да только паук — хитер, не даст этого сделать, так как понимает, что без этих двух уникальных родов он потеряет слишком многое: его трусость мешает ему самому решиться на такие безрассудные поступки, которыми славятся Волки, а его чистоплюйство не дает возможности копаться в таком дерьме, из которого Джонсоны извлекают алмазы.

Дверь раскрылась по-хозяйски и в кабинет ввалился Волк. Тяжелой походкой, с армейским стуком каблуков дорогих ботинок, который, казалось, даже ворс ковра не мог заглушить.
Морригану не надо было даже поворачиваться в сторону новоприбывшего. Тот производил много шума, по которому и можно было отслеживать перемещение Волка по кабинету.
Ревностный взгляд даже не увидел — почувствовал. Будто по его защите кто-то скользнул волей, словно языком, пробуя, оценивая на вкус, определяя: съесть ли это сейчас или оставить на потом.
Вставать не стал, как и протягивать руку для приветствия. Цепеш был старше, так что по этикету данное действие должно было исходить от него. Но Беннет подозревал, что Доминику плевать на этикет с высокой колокольни, так что сам тоже особо не напрягался.
А между тем эта высокая колокольня приближалась. Морриган перевел взгляд с ботинок на штаны, скользнул выше, добираясь до лица, и поднимаясь с кресла в ответ на жест Волка.
Задержался рядом, открыто глядя в лицо этому вампиру, отмечая, что и не намного этот серый волк его выше.
Лишь после этого шагнул в сторону, не забыв взять планшет Макса. Приблизился к Лабиену, встав сбоку от того, и выкладывая гаджет с обозначенными координатами перед пауком.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (08.12.2015 22:48:33)

+4

16

- Ты хочешь обвинить в зомбятнике Волков?
Спокойствие, присущее в этом веке Лабиену, не было нарушено. Макс лишь поднял безмятежный взгляд на Ворона, и едва заметно ухмыльнулся тому.
- Доказательства? Точно, их у тебя нет. Тогда пасть заткни, пока зубы целы.
Так же спокойно, посоветовал вампир Беннету. Так часто говаривал Цепеш. Разница была лишь в том, что Макс употреблял такие красивые фразы со свойственным ему абсолютным безразличием и вселенской скукой в голосе.
- Чем грозит вмешательство во время работы в некоторые сектора ЦИЭМа, ты мне как-нибудь доложишь сам, на каком-нибудь скучном совещании.
Терпеливо объяснил Лабиен. Всё вот объясни, расскажи, введи в курс дела. Каждый норовит сделать по-своему, поэтому таким и по рукам прилететь может, да и пуля в лоб – тоже. Где-то, по вине Воронов, доделывают страшный вирус, но они начали предпринимать хоть что-то только сейчас. Но это мелочи. Джонсоны хорошие, нужные и полезные, их надо понять и простить. Прощать принято до определённого момента, в остальных случаях следует только наказание. При чём, Паук был полностью уверен в своих методах, наказания станут сыпаться так часто и постоянно, пока наказуемый не поймёт свою ошибку и не исправит не только её, но и последствия от своей оплошности. Пока Вороны ничего не делали, только требовали. В каком-то смысле – наказали они себя сами, и расхлёбывать им самим.
- То есть – завтра. Завтра будут лежать твои отчёты на моём столе. По воскресеньям я не работаю, смею тебя уведомить. У меня по воскресеньям, понимаешь ли, борьба со страшным вирусом, выползшим из вашей дрянной лаборатории, спасение мира, вселенной и мирных граждан АБ, прикинь?
Лабиен даже улыбаться не стал. Вообще-то, он в Клуб собирался, когда-то. О как. Удивит его что-то там! Как же, Макс даже не прекращал ещё удивляться.
- На минус седьмом.
Спокойно уточнил вампир, глянув на Морригана в какой-то там раз.
- Цепеши остановились на минус седьмом этаже ЦИЭМа. Моя разведка не ошибается, тем более, сосчитать до семи они точно в состоянии. И Цепеш мне об этом сообщал. Зачем мне новая Вероника? В этой отрасли Вороны показали себя с отвратительной стороны. Займётся ею кто-нибудь ещё.
Из приёмной послышались короткие разговоры, и тут же – дверь в кабинет открылась резко. На вошедшего Паук даже не глянул. Так по-свойски заваливаться на территорию Лабиена могли только Цепеши. И делали они это с завидной частотой. Не страшно, Макс привык уже и позволял многое.
- Да откуда же у меня такие богатства? Ради всего святого – прекрати.
Совсем лениво отмахнулся Максимилиан, в этот раз не сдерживая улыбки. Морригана быстро подвинули, на что Паук тоже не стал реагировать вообще.
- Собственно – вот.
Лабиен кивнул в сторону Беннета, который перебрался к нему поближе. Инстинкты у воронья хорошо работают, ничего не скажешь. Останься он стоять возле Цепеша, Доминик бы что-нибудь интересное предпринял. А так – точно уж не рискнёт. Во всяком случае, Максимилиан на это надеялся.
- Беннет Морриган Джонсон. Ты его уже знаешь. Заочно. Но это не самое интересное, к сожалению, лично для тебя, Цепеш.
Тянуть время в компании Цепеша было категорически опасным занятием, поэтому Макс продолжил практически сразу: забрал планшет, предоставленный Морриганом, и тут же положил его перед Волком.
- У тебя разведка ушла в отставку что ли? Лаборатория на территории России, с каким-то дрянным вирусом внутри. А ты с меня Грааль требуешь.
Устало объяснил ситуацию Максимилиан, глядя прямо, теперь на Цепеша.
- И что делать мне прикажешь? Одни – проморгали вирус. Вторые – опасную лабораторию, где он производился. План по ликвидации, совместной, вон, с Воронами, ко мне на стол в течение двадцати минут. Идите, работайте.
Конечно же, это прямой приказ. Разумеется – сразу двоим. Распустились совсем. Но это поправимо. Правда, лучше сказать – пока поправимо.

Отредактировано Максимилиан Лабиен (07.12.2015 21:09:04)

+6

17

Конечно, откуда у Лабиена такие богатства? Если бы они у него даже были, то Цепешу он точно не показал их. Спрятал, схоронил где-нибудь, надёжно.
- Ты меня позвал только для того, чтобы я познакомился с твоим... Кто он вообще? Джонсон. А мне что с этого?! В Комитет сопроводить? Я могу, но лучше бы вызвал наряд бойцов что ли, я тебе мусор убирать не нанимался.
Максимилиан продолжил говорить дальше, но Доминик только нахмурился. На слова Лабиена Цепеш выразил крайнюю озабоченность. Взял в руки планшет, очень внимательно всмотрелся в отмеченную точку на карте.
- Макс, ты мне приказывать-то рано начал. Лаборатория захвачена и очищена ещё вчера. И отчёт тебе предоставил. Читал? Вижу, что не читал ты ничего.
Доминик нервно повёл плечами, недовольно фыркнул, пододвинул к себе, конечно же по-хозяйски, телефон Лабиена, набрал внутренний номер.
- Цепеш. Соедини с заместителем.
Грубо бросил он в трубку – этого было достаточно, чтоб сообразили на том конце провода, кто их там беспокоит. Доминик сам вообще редко звонил кому-то из своих подчинённых, и если он это делал, то уж точно неспроста.
- Перешли отчёт, вчерашний, ещё раз Лабиену. Тот, который о ликвидации в РФ засекреченной лаборатории. Там ещё с вирусом, этим, как-то… Эбола, верно. Да, да, весь материал. Мы здесь, на месте распечатаем, что нужно.
Трубка была брошена на место. Цепеш бесцветно глянул в сторону Беннета.
- Это он тебе, что ли, про вирус напел? Опоздал он только, птичка певчая.
Злорадно рассмеялся древний вампир. Забавная ситуация, но некрасивая.
-  Да, задержались мы, но как-то тут на днях я вставил по первое число начальнику разведки, вот он и засуетился. Опасности нет. Задержаны многие. Убиты, тоже, многие. Да. Воронов нескольких отловили, в КБ они. Учёные.
Цепеш не любил говорить о том, до чего ему лично не было дела. Он привык вести дела правильно, без погрешностей, что отнёсся к замечаниям Лабиена скорее скептически, чем воспринял их всерьёз. Как в каждой настоящей, огромной семье, между родами Пауков и Волков давно установилась некая призрачная связь, которую не видать было посторонним, или с первого взгляда. Каждый из миров – крохотных ли, или побольше – умудрялся сохранять свою неповторимую особенность, но делая уступки один другому, сливались они все в нечто единое, целое, гармоничное. И всякое событие, случавшееся вдруг среди них, было одинаково для всех разом, несло один единственный смысл. Но каждый имел свои независимые от других причины реагировать на события. Так и сам Доминик, встретив от Лабиена странное недоверие, вдруг обозлился, хотя понимал, что Паук в чём-то прав, и для их родов, для совместного блага, он старается и работает. Но всё равно задело.
- Вороны проморгали вирус. Мы, как обычно, сделали своё дело: слаженно, чётко и правильно. Отчёт у тебя есть. Ещё будут какие указания, мессир?
Последнее слово прозвучало сухо и безжизненно. Он редко переходил на подобный тон и такие обращения, но теперь ему казалось это правильным.
- Почту проверь – отчёт-то прислали уже. Мессир.
Зубасто, по-волчьи, ухмыльнулся напоследок Цепеш. На Ворона он вообще не тратил своего внимания. Тот его заслужил лишь в отрицательном смысле. Но Доминик потом разберётся с этой маленькой проблемкой. Позже.

+7

18

Иногда возникает ситуация, когда начинаешь жалеть, что собеседник не телепат, или плеваться на свою ментальную защиту, которая не дает прочесть твои мысли.
Редко, но такие ситуации возникают. И вот сегодня была одна из них.
Макс не слушал ничего из того, что говорил ему Бен. Лишь хватался за фразы, создавая из них предложения в выгодной для себя интерпретации, все время возвращаясь к тому, что было несколько месяцев назад.
- Чем грозит вмешательство во время работы в некоторые сектора ЦИЭМа, ты мне как-нибудь доложишь сам, на каком-нибудь скучном совещании.
Не может быть скучным то, что касается безопасности. Одной фразой Макс в очередной раз подчеркнул их различия. То, что скучно было для Лабиена — было интересно Джонсону. А вот то, что доставляло удовольствием Максу — перемывание в течение часа одного и того же — вызывало скуку у Бена.
Лишь умение хорошо держать себя избавило его от зевка. Хотя и мысль, что данный зевок будет слишком дорого стоить — тоже прибавляла стойкости простив потребностей организма.
- То есть – завтра. Завтра будут лежать твои отчёты на моём столе.
- Без проблем.
Сколько надо студенту, чтобы подготовиться к сессии? Ночь. Сколько надо ученому, чтобы предоставить отчеты? Минута. Ровно столько, чтобы взять документы и решить, какие стоит показать проверяющему, а которые лучше припрятать.
- Презентацию тоже завтра хочешь посмотреть?
Всего лишь уточнил.
- У меня по воскресеньям, понимаешь ли, борьба со страшным вирусом, выползшим из вашей дрянной лаборатории, спасение мира, вселенной и мирных граждан АБ, прикинь?
Что тут важное? Правильно — то самое местоимение, которое употребил Макс рядом с лабораторией. Обычный стереотип: если речь о лаборатории, то она обязательно джонсоновская.
Морриган не случайно сделал оговорку, обозначив лишь пятый этаж. И было достаточно странно, что Макс попался в эту ловушку. Увлеченный поучением, он и сам не заметил, как выдал достаточную интересную информацию. «Моя разведка» и Цепеш. Оба сообщили.. Не доверял Макс волкам, проверял каждый их шаг.
Бен опустил голову, прикрывая рукой усмешку.
- Зачем мне новая Вероника? В этой отрасли Вороны показали себя с отвратительной стороны. Займётся ею кто-нибудь ещё.
Развел рукой, будто заранее соглашаясь на это. Смысла говорить Максу о том, что у каждой программы рано или поздно случается сбой, что каждая новая версия имеет целью не только улучшить функционал, но и исправить ошибки предыдущих версий.
Нет, Морриган совсем не против: пусть кто-то другой пишет программу с нуля или пытается разобраться в этой. Учреждение принадлежит теперь Корпорации. Так что ее деньги уйдут в этот процесс. И ответственность в этом случае падет не на Воронов, если и эта программа сдаст сбой. Хотя Бен был уверен, что даже в этом случае крайних найдут. И будут они из рода пернатых.

- Ты меня позвал только для того, чтобы я познакомился с твоим... Кто он вообще? Джонсон. А мне что с этого?! В Комитет сопроводить? Я могу, но лучше бы вызвал наряд бойцов что ли, я тебе мусор убирать не нанимался.
После «приветствия» Бен старался на Цепеша не смотреть. Но тут не удержался. Просто так и не понял: должен ли он поблагодарить Волка за комплимент, что тот ради него собрался целый наряд вызвать, или быть может Цепеш решил , что у Морригана совсем нет головы и он решит сопротивляться?
С головой Ворон дружил. И появления представителей Комитета ждал уже давно. Портянки сложил, сухари насушил. Все именно так. Только вот не спешили волки к нему, лишь Игоря посылали, как мальчика на побегушках. Лично Морриган не имел ничего против подобного, хотя не понимал, как сам Игорь терпит подобное обращение.
Но все это — лишь мысли Морригана, до которых не пробиться телепатическим талантам Доминика. Все-таки Ворон был не молодой вампиршей, какой являлась его племянница.
Но вот дальше пошло интересное. Настолько интересное, что Бен уставился на Цепеша, пытаясь понять, о чем тот говорит.
- Лаборатория захвачена и очищена ещё вчера. И отчёт тебе предоставил. Читал? Вижу, что не читал ты ничего.
Какая, нахрен, лаборатория?
К счастью, пока Бен смог сдержаться. Нужно было время, чтобы проанализировать услышанное.
Итак, Цепеши уничтожили. Что-то.. Еще вчера. Звонок же Бен получил уже сегодня, после полуночи.
Введенные им координаты — лишь обозначали квадрат, где могла находиться лаборатория.
Что-то во всей этой ситуации не вязалось. Если лаборатория уничтожена — а не верить Цепешам нельзя, то к чему этот звонок, которому тоже есть все основания верить.
- Перешли отчёт, вчерашний, ещё раз Лабиену. Тот, который о ликвидации в РФ засекреченной лаборатории.
Вот сейчас была как раз та ситуация, когда говорят «глаза на лоб вылезли». По крайней мере именно так ощущал себя Джонсон.
Засекреченная лаборатория. Засекреченная, блядь! Два разных понятия. Засекреченные лаборатории в период правления Сталина как грибы росли на территории СССР. Совместные с иностранцами засекреченные лаборатории появлялись и в начале 21 века. И такие организации были не только в России. Официально все эти учреждения кормились из бюджета страны.
Подпольные организации, как правило, принадлежали частному лицу. Неофициально, конечно же, принадлежали, так как в таких случаях никто документами не заморачивался. Именно поэтому поиск таких учреждений был затруднен.
-Там ещё с вирусом, этим, как-то… Эбола, верно. Да, да, весь материал. Мы здесь, на месте распечатаем, что нужно.
- С каким вирусом? - не удержался Беннет. Он бы понял, если бы Цепеш обозначил семейство вируса. Не возник бы вопрос, если бы упомянул его настоящее название, по которым вирус был разработан — это было бы естественно, особенно если извлекли  записи по вирусу из лаборатории.
- Да, задержались мы, но как-то тут на днях я вставил по первое число начальнику разведки, вот он и засуетился. Опасности нет. Задержаны многие. Убиты, тоже, многие. Да. Воронов нескольких отловили, в КБ они. Учёные.
Конечно, отловили. И именно об освобождении их говорил Бен Лабиену. Среди спецотряда не просто военные, но и ученые, которые умеют обращаться с вирусами.
- Засуетился?
Переспросил Бен, сжимая кулаки и глядя в упор на Цепеша.
- Вы какую лабораторию взяли?
В России почти что в каждом крупном городе были свои лаборатории. Иногда и несколько. Еще в 10-х годах нынешнего века появилась тенденция даже при крупных международных университетах открывать совместную с иностранцами лабораторию.
Хватало и частных организаций, работающих над решением определенной проблемы и даже имеющих разрешение на это от международного сообщества. Так, косметическая компания из Лондона закупала в России белок, полученный из вирусов, для использования его в фармацевтики. В связи с необходимость ограниченного количества требуемого вещества, это было выгоднее, чем заниматься его извлечением самостоятельно.
Но все это становилось сейчас не важно.
Если на минутку предположить — именно предположить, что Цепеши уничтожили не то, что надо, то выходит, что где-то в том квадрате,  под  землей или замаскировавшись под что угодно, все еще находится лаборатория с действующим вирусом. И если работы по уничтожению обозначенной патром засекреченной лаборатории произведены с шумом, как это любят волки, то получается.. Жопа получается, если честно.
Выходит, что этот ночной звонок —  наивная попытка создателя защитить себя, а не акт доброй воли на фоне испуга от того, где его создание будет применяться. Не знал, несчастный, что Вороны уже себя защитить-то не могут. Не то, что его, которого вообще четвертовать надо.
Бен еще мог понять, если Волк ошибся в обозначении вируса, но чтобы в статусе самой лаборатории — в это верилось с трудом.
И все-таки была надежда, маленькая, призрачная надежда, что не ошиблись. Взяли то, что надо. Вот только не факт, что вирус уже не достиг места назначения. Перевозить его могли начать заранее, до того, как засуетился «начальник разведки».
Черт!
Бен в сердцах выругался.
Зная Цепеша, он вполне мог понять этого начальника разведки, который просто слил первую попавшуюся информацию, чтобы не получить нагоняй от Доминика.
Пока патриархи разговаривали о глобальном, Бен немного успокоился.
- Скажи, - все же волнение дало о себе знать, так что даже не заметил, как перешел на «ты», - что вы не все ликвидировали и что образцы взяты.
Говорил немного медленно, надеясь, что его вопрос будет понят  и на него будет дан ответ.
- Почту проверь – отчёт-то прислали уже. Мессир.
Бен шагнул ближе к Максу, чтобы увидеть эти самые отчеты. Хотя уже понимал: увидит не то, на что надеется.
Документ загружался. Но Бену достаточно было бросить взгляд на первые абзацы с адресом лаборатории.
Выругался бы, но вовремя сцепил зубы, так что ругательства не вылетели.
Внутри все оборвалось. Лаборатория действительно была засекреченной (!!!) Да и адрес был смутно знаком, но в связи с чем — Морриган не помнил.
Отошел к окну, пока загружается документ. К тому же ему надо было позвонить. Уточнить ряд моментов.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (10.12.2015 10:41:17)

+2

19

Как интересно порой складываются события, сразу и не поймёшь, да и предположить, даже для такого, как Лабиен, бывает сложно. В этот раз Волк выходил из воды сухим и чистым, в отличие от Ворона, на которого Макс, в этот раз, изменив своим личным принципам, сделал ошибочную ставку. Бен слишком рьяно настаивал на операции, обещал всеобщий апокалипсис, говорил много, но вышло не по делу. Ворон вынудил Лабиена начать ему верить. Верил-то Макс очень редко, но в этот раз даже доверием проникся.
- Погоди, Доминик, сейчас во всём разберёмся.
Сохранять спокойствие в любых ситуациях было обязанностью Лабиена. Волк всегда отличался агрессивностью и демонстрировал её повсеместно, всегда, при любой, даже малейшей, возможности. Две противовесные силы существовали бок о бок столько лет, ни разу не нарушив баланса. Это было их преимуществом, нажитым, достигнутым, соблюдаемым. И что же теперь? Макс недоверчиво покосился в сторону Беннета, открыл пришедший на почту файл. Отчёт был. Такие Лабиен и не обязан изучать лично, но в свете последних событий придётся. Максимилиан отправил листы на печать – для древних, особенно для Волка, удобнее работать с напечатанным материалом.
«Мессир, чёрт бы тебя, опять вспомнил».
Лабиен изъял листы из принтера, вглядываясь в те с очень умным видом.
- Разберёмся, господарь.
Ответил на любезность любезностью вампир, зная, что Цепешу не нравится переходить на обращения старого образца, но он начал первым, сам виноват.
«Господарь, блядь. Послала же нелёгкая!»
Дар Господа. Когда-то такого подарочка Макс не пожелал бы даже врагу своему! Цепеши были иными, они слишком отличались от многих родов, и дело тут совсем не в способности обращаться в зверя, хотя и это тоже играло свою роль. Воинственные, непримиримые бойцы, берущие всё силой, таких боялись, но таких не уважали. Лабиен пошёл на тот союз, в далёком тысяча семьсот шестьдесят втором лишь потому, что находился в безвыходном положении. Обращаться к своим союзникам было нельзя – где среди них предатель, попробуй, разбери. И вот тут-то пригодились Цепеши. Вампир всё хотел использовать их для своего блага, а потом выкинуть или уничтожить. Но как-то так вышло, что привык он к этому буйному кровососу, привык на столько, что не мог и предположить своё существование без этого рода.
Читать отчёты боевых операций Макс не любил, поэтому и не читал, лишь просмотрев по диагонали. Теперь он думал совершенно о другом. О том, с чего бы всё это произошло. Отчего Вороны, почему Цепеши? Он сам, чуть ранее, отдал тот приказ о совместной работе двух этих родов. Только двух, сам Паук остался в стороне. Беннет теперь переживал за… что? Что Волки сделали всю работу сами? Или что его тщетная попытка перетащить Цепешей к себе поближе с треском провалилась даже до своего начала? Лабиен всю свою жизнь отличался крайней подозрительностью и ревностью, и теперь сложившаяся ситуация ему не нравилась всё больше и больше.
- Доминик, так образцы были ликвидированы или взяты твоими бойцами?
Со свойственным ему спокойствием, поинтересовался Лабиен. Максу требовалось понять, что же за дрянь творилась сейчас, и всё вокруг него. Самих Пауков дело не касалось, и это не давало покоя Максимилиану. Он чуял подвох, и когда подобное с ним случалось, он подозревал сразу всех, без исключений. Особенно тех, кто оказывался в самом невыгодном положении.

+6

20

Цепеш чувствовал себя хозяином положения. Равнодушно и лениво он смотрел на Ворона, который оказался озабоченным своими проблемами. Вот этот точно считать будет, что Цепеши сделали всё иначе и неправильно, но это было не так. Волки, составляющие военную мощь всего государства, неоднократно сталкивались с затруднениями при проведении боевых операций. Те, кто что-то прятал, всегда делали это хорошо. Часто выставляли приманки, да обманки. Цепеши отлично привыкли и приспособились к этому, и тоже успешно научились обманывать и одурачивать своего противника. Ах да, такие вот, как этот Ворон, всё считают Волков тупыми. Пусть считают, Доминика такое положение дел давно уже не волновало. Армии управлялись настолько исправно и выверено, что задолго до того, как случится что-то непоправимое, Цепеши уже знали, что им искать, где и стоит ли ликвидировать, или как-то иначе поступить с определённым объектом. В этот раз случилось так же – Доминику докладывали ранее о нескольких лабораториях, но с приказом о ликвидации решено было не торопиться. Не всё всегда стоит уничтожать под корень. И пусть всю свою жизнь Волк считал иначе, сам-то он никогда не делал так, как думал. Думать-то можно по всякому, смысл в том, как ты и твои подчинённые действуют и как приказы исполняются. Да и Лабиен оказывался всегда рядом, начеку, и пусть Цепеш вечно фыркал на его советы, действовали два рода уже давно в полном согласии, чётко, слаженно, никто из них не выбивался из общей колеи дел.
«Хватит тебе, перестань».
Доминик недовольно нахмурился, глянув на Максимилиана строго и придирчиво. Нечего его тут звать не по уставу, хотя, стоит отметить, именно подобное обращение к нему от самого Лабиена подкупало до той самой нужной степени, что Волк даже переставал подозрительно из раза в раз коситься на Ворона, предпочитая теперь воспринимать его как нечто вдруг нужное или важное. Зачем-то его позвал Паук, значит – нужен, пусть будет. Но это ещё не означало, что Цепеш обязан разговаривать с непрошенным гостем. Это был тот самый и.о. ЦИЭМа – по роже точно подходил, Доминик даже, кажется, запомнил его имя, но лично знакомиться с ним не собирался, пусть Макс и представил ему Ворона. Тем более, отвечать на его вопросы. Вздор какой! Пусть на приём вначале запишется, а потом, может быть, Цепеш и поговорить с ним соизволит, если время вдруг появится свободное, хотя когда такое вообще было-то? Волк занят вечно: семья, дети, жены, род, государства. Все вопросы в исполнении этого и.о. Доминик оставил без ответа, только лишь потому, что не собирался вести диалог с кем попало, а не потому, что не знал ответов на заданные вопросы. Хотя на один из вопросов отвечать пришлось – его повторил Лабиен, на что Цепеш недовольно зыркнул вначале на Макса, потом на и.о. и лишь после заговорил, отвечая:
- Как всегда, Максимилиан – образцы взяты. Мы не первый год работаем в Корпорации совместно, тебе ли не знать, что свои обязанности мы выполняем в полной мере, без задержек, накладок и прочей шелухи.
Очередной недовольный взгляд на Ворона. Доминику порядком надоело. Пока Волки исправно работали на общее благо, птичье отродье мешалось под ногами. Даже теперь, этот и.о. притащился к Лабиену, поперёк Цепеша, чтоб сообщить, что, мол, у Волков дерьмо на своих землях творится. Да за такое Доминик готов был сделать только одно – убить стукача. Сейчас, конечно, такое провернуть нельзя – Максимилиан против, возникнет сразу. Но Цепеш непременно найдёт способ изничтожить эту мерзкую заразу, что разлагает стройные ряды Корпорации «Глобальный Банк» – общего детища.
- Ты знаешь, Максимилиан, мою позицию по отношению к этим.
Волк брезгливо кивнул на Ворона, и на этом внимание к и.о. закончилось.
- Действовать я буду так, как решим совместно, с тобой. Но прими к сведению, ЦИЭМ не способен работать полностью в штатном режиме. Что там, на нижних этажах, мы, конечно, не знаем. Но если учесть все нюансы, не сложно догадаться, что начинки у Института уже нет, её или восстанавливать вновь, по бывшим планам, которые, кстати, Джонсоны не собираются раскрывать. Или формировать новые. Это куда дороже, но резервы у нас есть, накопленные ранее, может и стоит их начать тратить, я даже почти не против такого дела.
Нехотя согласился Цепеш. Желания работать на пару с Воронами так и не возникло. Поэтому он выбрал уже проверенные связи и отдал предпочтение работе с Пауками. К тому же, если Лабиены пойдут на вытягивание резервов, то Волкам точно с этого что-то перепадёт. Африка не захвачена полностью, деньги лишними не будут, и Вороны способны пригодиться, их Цепеш не будет гнушаться использовать, но только через Лабиенов и никак иначе.

+6

21

Информация, которую Бен услышал по телефону, наводила на определенные размышления. Хотя лично для Морригана все давно было понятно. Проблему осложняли вот эти два вампира, которые, казалось, разговаривали на другом языке, мыслили другими категориями и которые вообще были другими. И это на фоне того, что один Бену не доверял от слова совсем, а другой с удовольствием бы разделался с Вороном. Задачка та еще: как соединить несоединяемое.
Касалась бы ситуация чего-то более стандартного и безвредного — ушел бы. Плюнул на все это и ушел бы. Но в данном случае даже не о роде беспокоился вампир, а о том, кого мог свалить этот вирус. Жизненная философия Морригана была проста: род — это всего лишь средство. На первом месте — жизнь живых существ, вне зависимости от их расовой принадлежности. Поэтому и сейчас пришел не к Совету, как должен был сделать с учетом правил рода, а к тому, кто бы мог более оперативно отреагировать на ситуацию. Оперативно, блядь..
Бен терпеливо стоял у окна и ждал, когда же Макс ознакомится с отчетами. Хотя что там хотел увидеть Лабиен да и хотел ли? Если Бен правильно понял систему Корпорации, то это не входило в обязанности Паука. Но ведь все же может перемениться. Вон, например, требовал же он от Бена пару минут назад отчеты по работе ЦИЭМа.
В общем, ждал Бен, не влезая в диалог патров.
- Доминик, так образцы были ликвидированы или взяты твоими бойцами?
Воспользовавшись случаем, Бен все-таки вновь приблизился к столу и взял те самые документы, которые до этого листал Лабиен. Было в этом положении, когда все делают вид, что тебя нет, свои плюсы: можно было внимательно почитать сухие отчеты, вникнуть в скупые названия. Однако отчеты — это лишь малая толика информации, которая не давала ответы на многие вопросы.
-Как всегда, Максимилиан – образцы взяты. Мы не первый год работаем в Корпорации совместно, тебе ли не знать, что свои обязанности мы выполняем в полной мере, без задержек, накладок и прочей шелухи.
Подкол оценен и учтен. Но все это фоном. Так как основное внимание — на документах.
Бен как раз дочитал до того места, где был предоставлен список этих образцов, изъятых у лаборатории. По сути оставалось лишь убедиться, что этикетки, которыми по международным правилам снабжаются все пробирки с вирусами, соответствуют тому, что внутри хранится. Но если верить сведениям, полученным по телефону, то ошибки здесь быть не должно: в отчетах были указаны именно те наименования, которые ему пару минут назад озвучили.
Пользуясь небольшой паузой в разговоре патров, все-таки заговорил, надеясь внести ясность в возникшую ситуацию.
- Лаборатория, которую вы..
«разгромили», - хотел было сказать Морриган, но вовремя остановился.
- ...взяли,имела международную аккредитацию на работу с данным вирусом. Статус засекреченной был присвоен ради сохранения безопасности объекта, так как информация о нем могла всполошить общественность и привлечь, - Бен сделал паузу, подбирая слова, - преступные элементы.
Подобные «элементы» - бич всех лабораторий. Сколько раз пытались влезть в ЦИЭМ? Как минимум раз в квартал такие попытки предпринимались. Но Бен был прав: система защиты учреждения все время работала исправно. Вплоть до августа.
- Лаборатория осуществляла небольшие поставки для Перфект Бьюти.
Конечно, это не стоило озвучивать, так как в очередной раз соединяла Джонсонов и опасный вирус. С этих позиций безопасникам будет плевать, что компания принадлежит не роду, а лично Беннету. Но и утаивать данную информацию Морриган не имел права. Если будет проводиться расследование по данной лаборатории, то эта информация в любом случае всплывет.
- Ответ на запрос из ILAC* должен тебе придти на почту!
Зрительная память работала отменно. Так что Бену достаточно было раз глянуть в почтовый ящик Лабиена, пока тот выводил отчет Цепеша, чтобы его запомнить и надиктовать в телефон тем, кто должен быть данный отчет добыть.
-Я не сомневаюсь в профессионализме Волков, - бросил короткий взгляд в сторону Цепеша, хотя преимущественно обращался с Максом. - Если взяли — значит было за что. По-хорошему стоит проверить соответствие записей в журналах тому, что есть в наличие.
Вот только если лаборатория действительно была уничтожена, а не закрыта, то проверить этот момент вряд ли удастся. Кстати, то, зачем уничтожать официальное учреждение, которое просто можно закрыть, Бен так и не понял, но задавать этот вопрос, дабы в очередной раз не злить Доминика, не стал. Сдерживать себя было сложно. Но это была как раз та ситуация, когда приходилось идти против своей натуры и тщательно подбирать слова, чтобы не задеть оппонента.
Не задеть, твою мать! Доминик не походил на красну девицу, способную обидеться из-за пустяка, но вот из-за того, что за любую нелицеприятную правду Ворону придется платить, приходилось  хорошо контролировать не только каждое свое слово, но и жесты и даже взгляд.
- Вполне возможно, что будут обнаружены неучтенные компоненты, которые могли уходить на сторону.
И вот именно эта «сторона» и волновала Беннета.
- Если позволишь, - вновь короткий взгляд в сторону Цепеша, будто это именно у него он спрашивал разрешения. Но потом вновь Бен смотрит лишь на Макса. - Я бы еще раз прочесал этот квадрат. Заброшенные здания, недострои. Для лаборатории подобного формата много места не надо.
По сути иногда подпольные лаборатории создавались и в обычных квартирах, арендованных через подставных лиц. Но в данном случае речь шла не о квартире. Звонивший говорил о здании. К сожалению, разговор прервался быстро и запеленговать номер не удалось.
- Мы, конечно, проверим добытые Цепешами образцы, но судя по всему в пробирках именно то, что обозначено на этикетках. А это не то, что мы ищем.
- Ты знаешь, Максимилиан, мою позицию по отношению к этим.
Любезно склонил голову на подобное обращение. Позиция Волков по отношению к Воронам всем была давно известна. Так что ничего нового Бен для себя не открыл.
-Но прими к сведению, ЦИЭМ не способен работать полностью в штатном режиме. Что там, на нижних этажах, мы, конечно, не знаем.
Кривую улыбку сдержать не удалось. Бен не был на нижних этажах просто по той простой причине, что слишком мало времени было дано. В ночь с 24 на 25 поднималось наверх то оборудование, которые было нужно. Но Морриган примерно представлял, что осталось там, внизу, закрытым и изолированным.
-  Но если учесть все нюансы, не сложно догадаться, что начинки у Института уже нет, её или восстанавливать вновь, по бывшим планам, которые, кстати, Джонсоны не собираются раскрывать.
Подколка в адрес Воронов или в адрес конкретно Морригана? Так уж получилось, что из-за прихоти Родри он знал многое. Не все, конечно, но намного больше, чем знают другие сотрудники ЦИЭМа. Вот только за его знаниями никто не приходил. Цепеши не интересовались, предпочитая идти окружными путями, используя силовые методы. Почему? Тоже осталось загадкой для Морригана. Предположение, что Доминик целенаправленно избегал и.о. руководителя ЦИЭМа Бен сразу же отверг. С чего бы Цепешу это делать? Уж не из-за той истории в 17 веке. Так вряд ли Цепешу известно, что такое благодарность. Да и не рассчитывал на нее Морриган ни тогда, когда удирал полуслепым от «благодарных» волков, ни  сейчас. Или речь шла об особых отношениях Ворона с его сыном? Бен вполне мог допустить, что глава Комитета Безопасности в курсе пьяных посиделок своего волчонка с Вороном.
«Бред!»
Но и сам Беннет не собирался бегать за Волками, дабы сообщить им все известные ему данные. Или по крайней мере те из них, которые можно сообщать.
- Или формировать новые. Это куда дороже, но резервы у нас есть, накопленные ранее, может и стоит их начать тратить, я даже почти не против такого дела.
Скрыл улыбку за рукой, которой потер  губы. Кто о чем, а Цепеш думает и о личных выгодах. Что ж, его можно понять: у него Африка на носу.
- Ничего невозможного нет. При особом умении можно заставить эту консервную банку работать.
Что ж, Цепеши были профессионалами на поле битвы, но здесь была родная сфера для Морригана. Быть может Ворон не обладал такими грандиозными связями, как Макс, но знал, где и что достать, если очень надо.
- На одном из отрытых вами этажей,  - ага, именно «вами». О том, что до Цепешей все эти этажи были уже вскрыты Джонсонами, из-за чего «вскрытие» Волков и шло так гладко, говорить не стал, -  уцелевших после августа, есть необходимые для работы с вирусами нужной группы, условия. Уцелел сектор, потому что там не проводились работы с опасными материалами и термальная обработка в случае ЧП там не предполагалась, - сразу предупредил вопросы со стороны безопасника. - Первоначально планировалось, что именно этот этаж и будет отдан вирусологии, но потом решили опустить отдел ниже, а этот отдать медико-биологическому. Можно использовать их оборудование. Диагностические сыворотки и бактериофаги, если возникнет в них необходимость, можно будет заказать в Перфект Бьюти.
Успех данного учреждения был не только в том, что оно занималось созданием совершенного тела. Любая красота базируется на здоровье. Так что без полного исследования организма и лечения существующих заболеваний не могло идти и речи о достижении нужного эффекта. В Перфекте клиенту не надо было проходить сотни врачей. Все данные собирал куратор, он же и консультировался с другими специалистами, чтобы подготовить нужную для пациента программу лечения и совершенствования. Так что при клинике и при каждом ее филиале (в том числе и том, что находился на АБ) работали свои лаборатории. Исследования там сводились к анализу взятых у клиентов образцов. Здесь же применялись результаты работ лабораторий, расположенных в ЦИЭМе, если те не представляли опасность.
- Расходники должны были остаться на складе. Про крайней мере я их там видел, когда последний раз туда заходил.
Склад располагался с торца здания на верхних этажах. Так что если за утро Цепеши не успели похозяйничать там, то все должно быть на месте.
- Если дадите добро на запуск технического сектора, то мы получим нужные для работы анализаторы, который на данный момент являются самыми точными для проведения работ подобного уровня.
Бен задумался, вспоминая, ничего ли он не пропустил. Оказалось, что все необходимое озвучено.
- ЦИЭМ может работать в штатном режиме. По крайней мере те отсеки, которые не были выжжены Вероникой, можно было бы использовать по назначению, - на этот раз он осмелится взглянуть прямо на Доминика. - Корпорация многое теряет из-за вынужденного простоя. Да и вам, - нет, Бен не собирался обращаться к патру Волков на «вы». Под данным обращением он подразумевал просто род, а не конкретного вампира. - я думаю, могли бы понадобиться ряд наших разработок в войне с Имаму.
Было ли это предложение? Все возможно. Вопрос только в том, нужна ли Волкам помощь Воронов и если нужна, то готовы ли они ее принять.

+4

22

Позиция Цепеша, как всегда, была понятной и уверенной. У Волка всё схвачено, все при деле и к его отчётам придираться себе дороже. Лабиен снисходительно глянул на Ворона, когда тот утащил чуть ли не из рук Макса документы. Пауку-то не жалко, пущай смотрит, раз так сильно приспичило.
- Я не сомневался в твоей компетентности, Доминик, но я люблю быть уверенным во всём на сто процентов, и ни на долю меньше. Ведь при возникновении угроз лучше перестраховаться, нежели позже ликвидировать неудобные последствия.
Цепеш не нуждался в объяснениях. Точнее, он так сам всегда думал, но лучше ему всё рассказать самому, тот пофыркает, да успокоится. Хуже, когда Волк всё узнавал сам, из своих источников, и при неловких обстоятельствах.
- Лаборатории, в которых творятся всякие сомнительные действия, всегда имеют и аккредитацию, и разрешение на работу. Всё, у всех, всегда легально и чисто, пока хорошенько не тряхнёт полмира.
В какой-то момент Максимилиан свыкся с мыслью, что Бен так и продолжит упрямо топить свой род в своих же экскрементах. Он не то, что не политик, он в своих лабораториях, поди, и общаться-то разучился нормально.
- Пусть приходит, твой отчёт. Запрос в базы данных ILAC способна делать и сама Корпорация, но раз ты уже позаботился…
Лабиен позволил себе ухмылку. Ситуация оказалась интересной на столько, что захотелось её развить куда-нибудь в сторону и поиграться, но Ворон, оказывается, сделал всё за Паука. Интересно, он серьёзно пытается сделать «как лучше» или это какой-то некий сговор, о котором Макс не знает ничего?
- Цепеш, откуда у тебя такой странный интерес к ЦИЭМу? То уничтожить его хотел, теперь же мне резервы распаковать пытаешься. Ты прекрасно знаешь, куда они пойдут, эти накопления, в случае неких обстоятельств.
Уточнять, что он имеет ввиду, Лабиен не стал принципиально. Беннету информация полезной не будет, Цепешу и так всё должно быть известно.
- ЦИЭМ будут готовить к работе Джонсоны. И работать там тоже будут Джонсоны. Если только возьмутся за свои обязанности и начнут их наконец-то выполнять так, как требуют того общие договорённости Теней.
Уточнять, знает ли Морриган про общие договорённости, Макс не стал. Он и так пытался многое рассказать, но его, видимо, не особо слушали, так что проблемы теперь у кого-то другого, а он сам позже спросит, и сдерёт пару шкур за нарушения, нестабильность работы, несвоевременность решений…
- Беннет, если у тебя всё схвачено – так иди и работай. Заказывай в Перфект Бьюти, кажется, он у тебя работает, и никто его даже не закрывал. Работники у тебя тоже, пока что, есть.
Лабиен вновь взялся за согнутый пополам лист со списком, правда, уже более аккуратно отложил тот в сторону. ЦИЭМу нужны те, кто почему-то не сбежал при первой возможности. У таких или вовсе её, возможности в смысле, не было, или же были какие-то иные цели. И будь они неудобными для Макса – он их Цепешу подарит. Комитету Безопасности будет, чем заняться. В крайнем случае, неудобных и выкинуть можно, коль надо станет.
- В войне с Имаму Джонсоны и так обязаны предоставить Корпорации всё необходимое для борьбы с общим врагом. Так что твои предложения смысла не имеют: по договорённостям, достигнутым в 2013-м году, все члены Корпорации работают как единый организм. Так и будет далее. Не забывай о том, что военные действия в Африке направленны на истребление ряда террористических группировок, угрожающих мировому спокойствию, и ведёт их Корпорация, а не конкретно Цепеши. Корпорация – это четыре рода вампиров. И если ты не собираешься допустить позорного вылета из общей Системы Джонсонов, начни уже работать так, как то требуется от тебя.
Нехотя объяснил Паук, хотя не видел смысла вновь говорить об этом.
- Всё, свободен.
Кивнул Морригану Лабиен, и, более не отвлекаясь на доктора, продолжил говорить с Цепешем. Волки были настроены агрессивно к Воронам, особенно последнее время. Оно и понятно – Джонсоны не выполняли свои работы уже около полугода, срок большой, Цепешу не нравились простои, особенно когда они касались его собственного рода и общего дела Корпорации.
- Доминик, я прекрасно знаю, что твои хлопцы отлично потрясли ту самую лабораторию в России, ведь без неких предпосылок ты б не полез её штурмовать-то.
Паук кивнул на документы отчёта. Макс давно сотрудничал с Волками, он выучил их повадки досконально, что, пожалуй, лучше самих Цепешей понимал их действия. Доминик любил работать с размахом, но только не на своих личных территориях. Он умел держать всё под контролем, и лишь при утрате его, Волк действовал резко и грозно, ликвидируя тех, кто нарушал его собственные законы. Охранял Цепеш свои земли очень хорошо.
- Поэтому мне нужно всё, что твои ребята там нарыли. Распорядись заняться срочной транспортировкой в ЦИЭМ. Местные учёные, как и прежде, обработают данные и выполнят свою работу, как им и положено. Я поручусь за них, если они подведут – их ликвидации мешать не буду совершенно.
Лабиену было выгодно оставить в составе Корпорации именно Джонсонов, не пустить на их место кого-то другого. Цепешам это тоже было выгодно, Паук прекрасно знал об этом. Ну а сам Доминик узнает потом, если не передумает сотрудничать с Пауком… но он не передумает, Макс-то знает.

+3

23

- Я не сомневался в твоей компетентности, Доминик, но я люблю быть уверенным во всём на сто процентов, и ни на долю меньше. Ведь при возникновении угроз лучше перестраховаться, нежели позже ликвидировать неудобные последствия.
Да уж по части «разграбь» и «уничтожь» Волки были настолько компетенты, что компетентнее просто некуда. Но если Паук доверяет полувампирам эту самую «перестраховку»,  то есть ли смысл сопротивляться? Оставалось просто смириться с тем, что Воронам не доверяют, расслабиться и получать удовольствие.
- Лаборатории, в которых творятся всякие сомнительные действия, всегда имеют и аккредитацию, и разрешение на работу. Всё, у всех, всегда легально и чисто, пока хорошенько не тряхнёт полмира.
К чему это сказано? Отсылка на официальный и легальный статус ЦИЭМа, в котором однажды произошел пиздец под названием Зомбятник? Или Паук так завуалировано требует Беннета оставить тему российской лаборатории, дабы не нервировать Доминика?
В общем с тем, что в легальных учреждениях происходят постоянно нарушения — Морриган спорить не стал. Все прописанные положения, как правило, используются в качестве предупреждающего средства. Все знают, какое наказание пойдет за нарушением. И это позволяет некоторым взвесить все плюсы и минусы, а там уже решать: идти на риск или нет.
Но не скрылся от Ворона и тот факт, что Лабиен обходит стороной даже упоминание о нелегальной лаборатории, хотя пару минут назад говорил о перестраховке.
Объяснения для этого тоже были. Усомнись Паук, что нелюди Доминика просчитались, и вспыльчивый патриарх долго будет дуться на подобное действие. Причем «дуться» — это слишком обобщенное и смягченное описание тех действий, которые может позволить себе Волк. А ссориться с хвостатыми Паук, видимо, не хотел. Поэтому и признает Лабиен правильность действий Цепешей, отрицая сам факт нахождения чего-то нелегального и неучтенного на их территории.
- Пусть приходит, твой отчёт.
Беннет не сразу понял, что имел в виду Макс. Ведь ни о каких отчетах он не говорил. Зато последующая фраза расставила все по местам.
- Запрос в базы данных ILAC способна делать и сама Корпорация, но раз ты уже позаботился…
В одном предложении — и столько данных. В том-то и дело, что Корпорация действительно способны была сделать запрос, но не сделала. Точнее Цепеши от имени Корпорации и Комитета Безопасности не сделали, хотя отчет об этой лаборатории уже подготовили. Но как можно подготавливать одно, не имея другого? Хотя о чем это Беннет думает? Речь ведь идет о ЦЕПЕШАХ!!! Они сами пишут законы, меняют их по личной прихоти. И уж конечно, им незачем сравнивать то, что разрешено лаборатории в соответствии с  пройденной процедурой аккредитации, и то, что есть на самом деле.
Пожалуй, принцип «сначала расстреляем, а уж потом придумаем, за что» как никогда лучше отражал действия этого рода.
- Цепеш, откуда у тебя такой странный интерес к ЦИЭМу? То уничтожить его хотел, теперь же мне резервы распаковать пытаешься. Ты прекрасно знаешь, куда они пойдут, эти накопления, в случае неких обстоятельств.
Видимо, Беннет не смог скрыть заинтересованности во взгляде, так как Лабиен прекратил распространяться на данную тему. А жаль…
- ЦИЭМ будут готовить к работе Джонсоны. И работать там тоже будут Джонсоны.
А вот это уже было интересно, потому что затрагивало не только верхние этажи, о которых еще 24 числа шел разговор с Лабиеном, но и все учреждение в целом.
- Мы можем уже начать подготовку открытых этажей к работе, - как бы между прочим произнес Беннет. - По поводу остальных, будем ждать, когда их вскроют Волки.
Во взгляде на Доминика — скрытая насмешка. В конце концов какова роль Беннета в этом заведении? Временно организовать работу на вверенной ему территории. Сейчас эта территория ограничивалась верхними этажами. Но он не против спуститься ниже. Но вот лезть с советами и рекомендациями к Волкам сейчас, когда его так «мягко» отстранили от оказания помощи в России, он не стал. В конце концов ЦИЭМ хоть являлось до этого учреждением Воронов, но даже не все Джонсоны были в курсе того, чем данное учреждение начинено.
- Если только возьмутся за свои обязанности и начнут их наконец-то выполнять так, как требуют того общие договорённости Теней.
Пришлось с серьезной миной кивнуть. Проблема в том, что договоренности могли быть какими угодно. Уил не особо делился с братом тем, о чем там совещались те, о ком, по сути, мало кому положено знать. В курсе ли совет? Быть может. Но Бен поставил бы, что нет. Не доверял Родри в последнее время своему совету. Так что вполне возможно, что подобные настроения были свойственны и Уилу. По сути приходилось играть в угадайку, при этом постоянно ожидая, что то, что было сказано присутствующими в комнате Тенями, им не так истолковано, и что договоренности были иными. Для вампира, который долгое время был в стороне от политики — это почти что хождение по минному полю с незнакомцем, который по собственной прихоти тоже может пустить тебе пулю в голову.
- Беннет, если у тебя всё схвачено – так иди и работай. Заказывай в Перфект Бьюти, кажется, он у тебя работает, и никто его даже не закрывал.
- Хорошо.
А ведь действительно было хорошо. Запуск отдела, в который до этого был закрыт вход Воронам, - это небольшой, но шаг вперед. Кроме того заказ от Корпорации для Перфекта Бьюти, это всегда выгодное дело. Была  правда, одна маленькая, но крайне неприятная оговорка. Заказ выгоден, если Корпорация оплатит выставленный «счет». Причем последний не обязательно должен быть в денежном эквиваленте. А с учетом ситуации, закрыть Перфект — дело даже не минуты, а секунды. Но если это случится — оно случится в любом случае,  вне зависимости от того, предоставит ли ПБ материал или нет.
- К,  - Морриган глянул на часы. - к 20.00 все для работы будет готово. И мы сможем приняться за доставленные образцы.
- Работники у тебя тоже, пока что, есть.
- Для этой работы — есть, - подтвердил Беннет. - Но если речь идет о полноценной работе открытых секций, то имеющийся штат их не потянет, - на всякий случай расставил все точки над I Беннет. Даже если на АБ вернутся все те Вороны, которые покинули территорию, все равно этого будет мало. - У нас было около 2 тысяч сотрудников, не относящихся к роду и оставшихся без работы после национализации. Для работы на открытых 6 этажах как минимум 1,3 тысячи работников будут необходимы.
Вполне возможно, что он опережал события. Но прояснить ряд моментов стоило. Все-таки 2 тысячи безработных — это приличная цифра. К сожалению, обязанности Морригана на данный момент были ограничены. Утвержден штат и оклад работающих в ЦИМе Воронов. Решать вопрос о других работниках без директивы сверху Беннет не мог.
- В войне с Имаму Джонсоны и так обязаны предоставить Корпорации всё необходимое для борьбы с общим врагом. 
Что ответить на такое обращение? Объяснять Максу о том, что Вороны не могут предоставить «все необходимое» по той простой причине, что к этому «всему необходимому» у них перекрыт доступ.  Проекты, которые были бы интересы Корпорации в «борьбе с общим врагом» находятся на минусовых этажах. Добраться до нужного оборудования, чтобы активировать имеющиеся материалы, - для всего этого необходимо было одобрение глав Корпорации.
Что ж, будем считать, что Морриган его получил.
- Так что твои предложения смысла не имеют: по договорённостям, достигнутым в 2013-м году, все члены Корпорации работают как единый организм.
Беннет не смотрел на Макса. Потому что его «предложения» относились к Доминику. Макс хотел прежней работы Джонсонов. Он говорил об этом неоднократно и он не против, чтобы Джонсоны вновь заняли свои отделы. Но сейчас там, пусть и от имени Корпорации, хозяйничает Волк: что-то вынюхивает, что-то высматривает. Готов ли он уступить территорию и вновь стать не захватчиком (положение — более привычное для этого рода), а служебным псом?
-Так и будет далее. Не забывай о том, что военные действия в Африке направленны на истребление ряда террористических группировок, угрожающих мировому спокойствию, и ведёт их Корпорация, а не конкретно Цепеши. Корпорация – это четыре рода вампиров. И если ты не собираешься допустить позорного вылета из общей Системы Джонсонов, начни уже работать так, как то требуется от тебя.  Всё, свободен.
- Тогда всего 2 вопроса, Макс. Формирование штата нанятых сотрудников для Циэма и их оклад. Примерное распределение смогу подготовить к завтрашнему дню. И вопрос второй. Мы можем вернуть наши развед.отряды, отвечающие за экологическую обстановку, на места прежней дислокации?
Все это было необходимо, чтобы вороны смогли вновь выполнять возложенные на них функции.
На этот раз он вновь смотрел на Доминика. Его роду принадлежали обширные территории, которые не всегда находились в экологически благоприятной зоне. Добавьте к этому работы промышленных объектов, развивающую инфраструктуру и наличие различных существ, которые запросто могли попасться под характеристику «террористов».
- В случае необходимости процедуру аккредитации  сотрудников можно пройти заново.
Это тоже было важно. Если получить добро на данное дело, значит угроза истребления рода хотя бы частично спала. А ведь именно из-за нее подобные отряды покинули свои рабочие места, в результате и  создалась ситуация, в которой опасную лабораторию не заметили вовремя.
Вибрация телефона заставила вытащить его из кармана. Тем более Макс обращался теперь к Цепешу и на время Беннет потерял внимание Теней, так что у него появилась возможность узнать, что случилось. Как оказалось, ничего страшного: сработала система предупреждения о том, что в его дом влезли. Пара клавиш нажата - чтобы посмотреть на того идиота, который решился проникнуть в хорошо оснащенный дом. Идиот был слишком хорошо знаком. Хвостатый вампир  -  сынок грозного Патра. Интересно то, что осматривать дом он пришел со своими няньками. Странно, что на попойки, ради которых тот заваливался к Беннету до этого, он их не звал.
Тогда нахрена столько шума? Поразить воображение невесты, продемонстрировать, как работают его молодчики?
«Неужели ты действительно пытаешься ей понравиться?», - первая мысль, пришедшая в голову, когда Беннет проиграл то, что успели записать камеры. И одного взгляда на Аду было достаточно, чтобы сказать: стадия полного неприятия прошла. А значит, у ребят есть все шансы стать чудесной парой. Что ж, это даже к лучшему.
Бен убрал телефон. Прислушиваясь к разговору Макса и Доминика, подумал о том, что вполне возможно, действия Игоря — всего лишь попытка волчонка поймать двух зайцев. И папочке показать, что он работает, и Морригана перестраховать. Хотя по поводу последнего Бен не был уверен. Ну что ж.. заодно будет возможность убедиться, кто на чьей стороне играет. Тем более если Волки хотят что-то найти, они найдут даже то, чего в доме по определению быть не может.
-Я поручусь за них, если они подведут – их ликвидации мешать не буду совершенно.
Можно было подумать, что когда-то было иначе. Дамоклов меч висел над головой постоянно. Просто к осени 2066 года он стал более осязаем. Вот и вся разница.

+1

24

Не сомневался он. Доминик в это не верил никогда. Лабиен всегда пытался его обставить во всём: в политике, в экономике, в войне и даже в бабах! И самое противное – ему это удавалось. И в войне тоже, нестерпимо обидно!
- Зачем мне уничтожать то, что способно работать на… нас.
На Цепешей, только на Цепешей, но Доминик предпочёл этого не говорить, только длинно глянул на Джонсона и недовольно фыркнул, когда Лабиен начал говорить о дальнейшей работе ЦИЭМа. Что-то такое Волк и ожидал.
- Пусть работают. Но мы будем делать свою работу, Максимилиан.
Спокойно, но с ощутимым нажимом объяснил Доминик. Освобождать захваченное он не собирался, да у него никакого отката даже не было!
- Джонсоны много всего обязаны, только не предоставляют. Может, и нам пора начать нарушать общие договорённости? Дорого им такое обойдётся.
Новая открытая война не сможет улучшить положение Алмазного Берега, если только ухудшить, это отлично понимал Цепеш, поэтому не рвался дальше Африки. Но если Джонсоны не начнут делать то, что от них требуется, видит Бог, Доминик отдаст необходимые приказы, устроив птичкам очень интересные и насыщенные предсмертные мгновения.
«Чего? Переслать? Им?»
Вот ещё, что удумал Паук. Джонсонов собирается восстановить на их месте? Нет, это не выгодно. Мало того – Цепеш не собирался им доверять. Потому что они не доверяли Цепешам. И Лабиенам. Доминик недобро, но тихо, рыкнул, когда Ворон соизволил заговорить после приказа. Но тут же улыбнулся довольно: всё сложилось так, как сложилось, как было то нужно.
- Верно, нарыли мы много, но делиться с Воронами мне не выгодно. Это нечто пришло со странными новостями. С новостями о какой-то глобальной и опасной хуете. Пришло к тебе. И если бы это были какие-то мелочи, то ты бы не вызвал меня. Только суть в том, что он несёт чистейший бред.
Доминик поднялся со своего места, подошёл ближе к Морригану, внимательно взглянув на того. Тот ещё экземплярчик, больной что ли? Да.
- Ты подумай, Лабиен. Он заручился твоей поддержкой, это не мешает мне. Но что он стал делать дальше? Пытаться оказаться нужным. И тебе ли на этот раз? Придумал невесть что, заставил тебя в эту брехню поверить. Посмотри на него – да он полностью уверен в своих доводах! А секретной лаборатории-то нет. И не было. Только то, что опубликовано в отчёте. Более того, Макс, её там никогда не было. У него шизофрения. Он болен и сильно.
Цепеш очень внимательно смотрел на Лабиена. Пациент говорил о найденной лаборатории так, будто в ней, прости Господи, и вправду готовили какое-то дивное оружие, что способно уничтожить полмира.
- Всё у него секретное, да подземное. Я не удивлюсь, что до моего прихода он тебе рассказывал о страшных терактах и прочей чуши, которая свалится на нас нежданно, негаданно и прям в день благодарения! Мать твою.
Недовольно рявкнул Цепеш. Чтобы делать такие выводы, у него были основания на них. Более того, он прекрасно знал, что в лаборатории ничего опасного нет. Да, нарушения у них были, но нарушения обыденные. За такие бьют по морде и прикрывают учреждения в принудительном порядке.
- Он хочет быть героем. Наверное, с детства мечтал мир спасать. Только вот, не от чего его спасать-то. Мир в полной безопасности, благодаря нашим родам, а не Джонсонам, которые доигрались уже. И уж если что-то и представляет опасность, то только вот этот твой док с прогрессирующей шизофренией! И это ему ты вздумал отдавать руководство ЦИЭМ? Нет. Я категорически против, Макс. Вначале пусть вылечится, потом – я подумаю.
Разбросанные на столе Лабиена листы отчёта, Цепеш продуманно собрал в кучку сам, аккуратно поправил листы и сунул себе подмышку.
- Мало кто может прочесть его мысли. Поэтому нам неизвестно, какая там у него каша. Но это не означает, что и его защиту невозможно убрать, получив доступ ко… всему. Ты это знаешь. И ты знаешь, где это могут сделать.
Цепеш даже не улыбнулся, говоря серьёзно, хоть и о приятных вещах. В КБ раскалывали и не таких вот, с сюрпризами. В Комитете Безопасности вообще много чего умели, и делали это на отлично, нареканий не возникало.
- Смотри, даже если я сейчас подойду к нему, положу руку на плечо – он не отреагирует. Потому что он болен. Не в себе наш славный док.
И серьёзно, Доминик прошёлся до Беннета, наконец-то впервые обратив на него хоть какое-то внимание за всё время текущего разговора, и ухватил того за плечо, не грубо, но как берут что-то собственное, принадлежащее лично им. Обычная вещь, сломавшаяся случайно. И ей место на свалке теперь.
«Ты не ошибался, Лабиен. Никогда. Потому что то, что не видел вдруг ты, видел я. И наоборот. А это жалкое создание вдруг решило, что способно сломать наш союз. Странно, правда? Какая безграничная уверенность»…
Несильно толкнув Джонсона в сторону выхода, Цепеш обернулся к Лабиену.
- Закрываем его? Хм, или…
«У тебя планы?»
Последнее осталось лишь в мыслях, которые Доминик адресовал Максу. Ломать игры Паука – дело невыгодное. Тем более, его верному союзнику.

+2

25

У Цепеша возникали правильные вопросы. На его месте Лабиен бы так же спросил о таком, уточнил бы многое. Сейчас вопросы Доминика были уместны, но страсть как неудобны. Поэтому Макс отвечать на них не стал. Вся его уверенность в Морригане уходила, уступая место недоверию. Новые вопросы, теперь от Беннета, не несли никакой нужной информации. С одной стороны, пользы общему делу от них решительно никакой. С другой… и с другой тоже нет пользы. Догадки о том, что Джонсон пытался подстрелить двоих зайцев разом, при чём, зайцами в этой игре выступали именно патриархи Волков и Пауков, крепли в сознании старого вампира. Только Лабиен хотел возразить на думы Цепеша, тот начал говорить. И говорить неожиданные вещи. Макс смотрел на Доминика рассеянно, но слушал. Волк открыл новую грань подозрений по отношению к Беннету, говорил о том, о чём Лабиен предпочитал не думать. Избавившись недавно от Уильяма с его съехавшей крышей, Максимилиан искал ему замену – надёжную, хорошую. В итоге он променял шило на мыло. До обидного жалко.
- Он мне много о чём рассказывал, Цепеш.
Тише обронил Лабиен. Недоверие. Пожалуй, это именно оно разрушало огромное число союзов. В этом же случае никакого союза ещё не было.
«Если не было лаборатории, значит, не было и опасности заражения вирусом. Ты говоришь о болезни, Цепеш. Но что, если это не болезнь, а чёткий расчёт? Расчёт против нас. Заручиться моей поддержкой, а позже – заставить тебя работать заодно с ними, а не со мной. Возможно – против меня».
Думать пришлось недолго. До открытых обвинений Доминик скатывался достаточно редко. Если скатывался – имел некие основания для подобного.
- Оставь, Волк. Корпорации выгоден работающий ЦИЭМ.
Постарался нейтрально ответить Лабиен. Уйти от затронутой Цепешем темы у него не получится ближайшие месяцы. Может, это даже лучше.
- Беннет, формируй штат сотрудников, укомплектовывая его по минимуму. Зарплата минимальная. Отряды экологической безопасности размещайте на подведомственных вам территориях и землях. Я не открываю границ.
Последнее распоряжение, прежде чем Лабиен встал со своего места. Продолжать этот балаган, который вначале мог стать неплохой отправной точкой в совместных делах трёх родов, было просто бесполезно.
«У меня планы, Цепеш».
Уточнять, какие именно, Лабиен не стал. Важные планы, которые теперь пойдут к реализации с очень весомым приложением.
- У меня совещание, выметайтесь отсюда. Оба.
Устало приказал Максимилиан, болезненно поморщившись. Несмотря на чёткую ломку его текущих планом, к ним добавились очень интересные подробности. Которые Паук, по своему обыкновению, использует непременно и в самом выгодном свете. Морриган хотел поиграть по своим правилам. Теперь всему их роду это обернётся очень неожиданными результатами. Игре всегда свойственны изменения. И не Лабиену их опасаться. Он привык использовать всё в своих личных целях.

+5

26

Бен не влезал в монолог волка. Уже то, что тот позволил себе произносить так много слов в присутствии Ворона, было потрясающим явлением достойным наблюдения.
Морриган и не рассчитывал, что Цепеши будут в восторге от того, что Джонсоны вновь займут территорию, заставляя их подвинуться.
«Продолжат делать свою работу».
Эта работа, конечно, могла создать проблемы Воронам. Но кто говорил, что будет легко. Сейчас необходимо было хвататься за возможность продолжить работу в полном объеме. И в этом стремления Воронов не расходились с желаниями Паука.
- Джонсоны много всего обязаны, только не предоставляют. Может, и нам пора начать нарушать общие договорённости? Дорого им такое обойдётся.
Бен опустил взгляд, умолчав о том, что Вороны и без того уже расплачиваются за свои ошибки. И последствия этой расплаты будут еще долго напоминать о себе.
-Верно, нарыли мы много, но делиться с Воронами мне не выгодно. Это нечто пришло со странными новостями. С новостями о какой-то глобальной и опасной хуете. Пришло к тебе. И если бы это были какие-то мелочи, то ты бы не вызвал меня. Только суть в том, что он несёт чистейший бред.
Это не стало откровением. Мало того , нечто подобное неосознанно Беннет ждал. Вопрос оставался в том, какую форму примут данные слова.
Волк называл все слова Бена бредом, отрицал наличие секретной лаборатории (минутку: той самой, которая фигурирует в  отчетах Волков и которая была УНИЧТОЖЕНА. )
И в чем обвиняли Ворона? В том, что он пытался быть полезным Лабиену. Но разве это не обычные отношения между разными родами и их представителями? Тогда в чем же дело?
Бен не знал, какие планы имел Волк на ЦИЭМ, но явно его планы расходились с тем, что желал Лабиен. Кроме того эти интонации в голосе. Бен мог поставить свою шляпу за то, что Цепеш испугался потерять доверие Лабиена. Ведь действительно, если опасности никакой нет, то что мешает доставить образцы, чтобы просто в этом убедиться. Но судя по выступлению Доминика, делать он это не собирается.
Бен лишь улыбнулся, когда Цепеш обвинил его в шизофрении. Это было что-то новое. В основном Джонсонов в последнее время  обвиняли в терроризме, а тут такое отступление от общей схемы!
Хотя нельзя сказать, что такие обвинения были новы. Воронов часто обвиняли в том, что они не дружат с головой, особенно если предложенные ими методы отличались от того, к чему привыкла общественность. Но было интересно, что с таким предположением выступил Цепеш, который не был ни психологом, ни психиатром.
Итак, что же мы имеем.
Бен предлагал убрать с улиц как минимум половину безработных, появившихся после национализации.
Бен предложил помочь запустить научное учреждение с тем, чтобы они могли подготовить необходимую защиту для войск Корпорации в войне в Африке.
Бен предложил проанализировать взятые образцы из уничтоженной Цепешами лаборатории, дабы полностью исключить риск возможного заражения.
И после этого он — шизофреник. Логика чисто женская!
- Беннет, формируй штат сотрудников, укомплектовывая его по минимуму. Зарплата минимальная. Отряды экологической безопасности размещайте на подведомственных вам территориях и землях. Я не открываю границ.
Коротко кивнул. Небольшая победа — это тоже победа. Главное, начало положено.
Бен вполне спокойно отреагировал на руку, положенное на плечо.
- Ты все сказал? - спокойно, как говорят с больным, спросил он и аккуратно снял руку с плеча.
Нет, угрозы Цепеша его не испугали. Не первый раз находятся желающие пробить защиту Беннета. Но несмотря на все эти старания, Бен еще жив, да и защита его лишь с каждым годом становилась сильнее.
- Я готов быть хоть шизофреником, хоть кем угодно, если это позволит предотвращать даже маленький шанс распространения вируса, - сказал он в ответ на предложение Доминка закрыть его в места не в столь отдаленные. - Быть может если бы в ЦИЭМе было бы побольше таких… шизофреников, зомбятник бы в августе не наступил.
- У меня совещание, выметайтесь отсюда. Оба.
Кивнул Максу, взял свой портфель. И направился к выходу. Лишь около Доминика притормозил.
- К 20 часам лаборатории будут готовы. Пришлете вы образцы или нет — это ваше дело. Но свою часть договоренностей мы выполним. Удачного дня, господин Цепеш. Где меня найти — ваши нелюди знают.

Вскоре дверь закрылась за спиной Бена, а вскоре в его кармане прозвенел телефон. Номер европейские.
- Пусть местные лаборатории поработают, - ответил от, выслушав короткий отчет. -  Если подозрения подтвердятся, то будем думать...

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (14.01.2016 19:13:01)

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [29.10.2066] Думая о главном, не забывай о мелочах.