КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [12.07.2060] Две девицы под окном…


[12.07.2060] Две девицы под окном…

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время: 12 июля 2060 год, вечер.
Место: Новый Орлеан, дорогущий фешенебельный отель, номер-люкс.
Действующие лица: Ада-Виктория Морриган-Джонсон, Рамла Имаму-Уайт
Описание ситуации: Когда все вокруг внезапно рушится, когда собственная жизнь выходит из-под контроля – это весело. Хуже, когда становится смертельно весело!
Дополнительно: все может быть.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

+2

2

Мягкое, влажное, удивительно жаркое лето удушающее наваливалось прямо с утра, не выпуская из объятий до вечера, не обращая внимания ни на то, вампир ли перед ним, певица ли. Ада обожала тепло, но ненавидела жару и излишнюю влажность вокруг, и даже не потому, что дышать мешало  -чисто эстетически ненавидела! Море липнущих рубашками и платьями вокруг, ароматы дорогих духов накладываются друг на друга, тоже прилипая, Аду раздражало лето! Однако сейчас, валяясь на кровати в дорогущем номере самого фешенебельного отеля в этой части страны, а, возможно, и мира, задрав обе босые охренительно длинные ножки на гору подушек, она напрочь забыла о жаре.
- Да где ж ее номер…!
Вокруг кровати, занимающей ровно половину люкса, уже валялись разбросанные драгоценные платья, туфли, косметика, котенок, микрофоны и записи, украшения, еще какие-то помады, телохранитель-лапочка Джейкоб, тоже вдумчиво роющий что-то в груде вещей. Четыре чемодана, в беспорядке живописно расположившиеся вокруг всего интерьера номера, дополняли картину маслом. Ада искала и не находила, она была зла, раздражена до предела, она не желала слышать ни о чем, кроме этого чертового номера телефона! Ада была испугана.
- Джейкоб!!!
Треск мужской крепкой волчьей головы о кровать подтвердил ее подозрения.
- Ты идиот??? Как мой блокнотик со стразиками мог попасть под кровать???
Со злостью пнув босой ножкой подушку, Ада села, выпрямилась и, пока телохранитель вылезал из-под кровати, внятно, в максимально доступной форме, с наслаждением детализируя и украшая речь красочными эпитетами, объяснила ему, на что он годится, что ему светит в ближайшем будущем и кто он такой сам по себе. Ярко напомаженные губки захлопнулись только тогда, когда невозмутимый волк протянул ей пыльный и серый, но все еще в стразиках, блокнот.
- Ты не мог достать его раньше?!
Фыркнула, меняя гнев на кратковременную милость, кивком отпустила Джейкоба на кухню и задумчиво плюхнула блокнотик на голую красивую коленку, принимаясь вдумчиво листать его. В принципе, записано было всего четыре номера. Всего четыре, те, которые она не была готова потерять ни при каких условиях, даже при возможной потере мобильника, который терялся регулярно. Номер нашелся быстро. Ада усмехнулась, потом улыбнулась, потом заулыбалась шире. Ничего, совсем скоро все ее проблемы решатся.
- Рамла? Привет, дорогая.
Услышав голос единственной подруги в трубке, снова вальяжно откинулась на подушки и задрала ногу, рассматривая педикюр.  Улыбка так и оставалась на губах, несмотря на серьезность момента.
- Нам надо встретиться. ОЧЕНЬ важно, милая. Да, прямо сегодня. Ты ко мне или я к тебе, м?

+4

3

- Ада, детка, какими судьбами, - низкий, глубокий, чуть хрипловатый спросонок голос. Обладательница данного голоса в совершеннейшей наготе и одиночестве раскинулась поперёк необъятного супружеского ложа в «летней» спальне. Высокие окна, выходящие на северо-восток, распахнуты настежь, утренний бриз слегка колышет лёгкие шелковые занавеси, под потолком лениво и бесшумно вращает лопастями вентилятор - хозяйка не признаёт кондиционеры - но влажная жара позднего утра уже начинает заползать в комнаты.
Третий день их с мужем долгожданного отпуска ...
... Рамла готовилась к нему заранее. Все срочные дела по-работе переделала в ускоренном темпе, всё не-срочное перенесла на потом. Десять раз проинструктировала остающихся на хозяйстве сотрудников, остальных, вместе с лишней домашней прислугой, отправила отдыхать. Последнюю неделю не вылезала из спа-салона, замучила личных массажисток и парикмахера, загоняла портниху. Самолично, пробежалась по рынкам и магазинам, забила кладовку и холодильники, договорилась о поставках свежей рыбы, моллюсков, мяса и овощей, проверила винный погреб. Ни к одному приёму никаких самых важных гостей не готовилась она так.
Её любимый занимал пост ответственный, плюс к основной работе вечно находил какие-то дела, требующие его непременного участия, и посему бывал в постоянных разъездах, но один месяц в году проводил с ней. Ежегодный «медовый месяц», хотя гораздо чаще это были разрозненные недели. Редко удавалось урвать непрерывных дней десять, и укатить куда-нибудь. В маленький чистенький отель в Альпах или шумный и грязный  городишко в Центральной Азии, в горы с палаткой, в море на яхте... Рамле было всё равно куда, хоть на Северный полюс на собачьей упряжке. Но только чтобы вдвоём... В этом году Илая пообещал «железно месяц - тридцать дней, даже тридцать один», улыбнулся счастливой мальчишеской улыбкой, поцеловал нежно-обещающе и добавил таинственно: «Тебя ждёт сюрприз». Ага-ага.
Первый день отпуска начался примерно с полуночи, когда они прогнали слуг, отключили все телефоны в доме и... Короче, к вечеру они всё же вылезли из спальни, и пока её несравненный чёрный кот плескался и фыркал в душе, Леди Змея быстренько накрыла на террасе стол на двоих. Илая в два глотка умял собственноручно приготовленные заботливой женой, изрядно остывшие, но не утратившие умопомрачительно-вкусного запаха, завтрак и обед. Потом они пили инкерманский пино-нуар, смеялись, неизвестно чему... свечи оплывали, вечерний воздух благоухал розами, китайским жасмином, лимоном и корицей... Месяц впереди казался волшебно-нескончаемым.
И тут прибыл посыльный. Отрекомендовался майору. Поздоровался с Леди Уайт, старательно глядя поверх её головы - одеяние Леди лишь с большой натяжкой могло претендовать на звание платья. Вручил Пейну рацию. Пейн выслушал прерываемое помехами донесение, и лицо его сделалось бесстрастно-спокойным. Швырнул на стол салфетку, медленно убрал от уха рацию, повертел в руках, посмотрел отстраненно, сунув посыльному мерзкий гаджет, велел ждать его в машине. Сам метнулся в спальню, погремел там чем-то, переоделся мгновенно, вскинул на плечо дорожную сумку. Чмокнул Рамлу в лоб, проведя ладонью по волосам. Обещал вернуться утром и растворился в густеющей тьме летней ночи.
Рамла включила все телефоны в доме и просидела на террасе до утра, кутаясь в рубашку мужа, брошенную им вчера в спальне и сохранившую родной запах. Запах табака, оружейной смазки и терпкий, свежий и горький запах её любимого и единственного.
Утром Илая позвонил, и преувеличенно бодрым голосом сообщил, что освободится дня через два-три, и тогда... Знает она его два-три дня, накрылся отпуск... Дальше она не слушала уже. Ласковым и весёлым голосом отвечала: «да, котик... не волнуйся, милый». Очень бережно и аккуратно, чтобы не расколоть в сердцах, повесила трубку на рычажок. Потом, до тошноты и лёгкого головокружения, курила самый крепкий табак из запасов мужа, стряхивая пепел прямо на дорогие ковры. И бродила неприкаянно по дому, пиная глупую мебель, расколотила, к такой-то сомалийской каракатице, пару фаянсовых статуэток, подаренных в прошлом году знакомой светской львицей, сорвала в гостиной шторы, запустила в зеркало букетом, и слегка спустив пар отправилась на кухню, где утешила себя половиной шоколадного торта. Наполнила ванну, залив всё вокруг водой и шампунем, помокла в душистой пене часика полтора-два. Поужинала, запивая холодную осетрину с оливками чилийским белым вином, и завалилась спать...
...Поздним утром её разбудил звонок мобильника. Мелодия - индивидуальная - не оставляла сомнений, что скорая помощь к бедной, брошенной коварным мужем жене прибыла оперативно и неотвратимо.
«Надо встретится... ОЧЕНЬ важно...» - да не вопрос:
- Одевайся, щасподъеду! Ты не завтракала? Поведу тебя в обалденный ресторанчик... открытая веранда... на берегу залива... фрутти ди маро... Всё-всё, не обсуждается!
Короткий звонок, и когда одетая в легкое платье из невесомого египетского хлопка, Леди Уайт выпорхнула из дверей особняка, экипаж с шофером уже урчал мотором на подъездной аллее. Печной жар охватил сразу, вампирша сощурилась на солнце, тфу, очки темные забыла, ну и ладно. Змеюка велела шоферу поторопиться. Ветер засвистел в ушах, даря прохладу, сдувая выступившую испарину, растрепал небрежно сколотые волосы.
- Быстрее, быстрее!
Вот и отель. Рамла влетела в холл и не могла дождаться лифта. Сейчас она поднимется в номер. Как давно они не виделись! Даже тревога в голосе дорогой подруги не могла испортить радости от её приезда.
Раз уж Ада-Виктория посетила их замечательный город в самый сезон дождей и адской жары, то стало-быть привело  её  что-то экстраординарное. Но не бывает нерешаемых проблем. И немного найдётся людей-нелюдей, для кого змеюка готова свернуть горы.

Отредактировано Рамла Имаму-Уайт (10.12.2015 13:15:05)

+6

4

«Я – ее детка!»
Глубокий, низкий, бархатный, обволакивающий и прочно забирающий себе голос ближайшей и драгоценнейшей подруги, с которой встречались редко, но от того еще более эффектно, заставил заулыбаться, широко и от всей ее покрытой розовыми стразами души. Взглядом показала появившемуся в дверном проеме Джейкобу, чтобы тот валил на все четыре стороны и не смел появляться до того самого чудесного мгновения, пока ее высочайшая особа не сменит гнев на милость. Не утруждая себя попытками убедиться, действительно ли телохранитель свалил, перевернулась на живот и снова задрала босые ножки, на этот раз обе, здорово напоминая себе сейчас себя же саму, обожаемую, на пляже, на теплом песочке, с Джейкобом-лапочкой вместо лежака…
- Хорошая моя! Мне тебя жутко не хватает. Жду!
В принципе, разговор просто обязан был растянуться как минимум на часа полтора, такие моменты, как падающие с неба булыжники, взрывающиеся снаряды и растекающиеся праздничной лавой вулканы никогда не волновали ни саму Рамлу, ни Аду, тем более. Если две уважаемые леди из очень уважаемых вампирских родов желали пообщаться, небу пришлось бы подождать. И упасть на землю чуть позже. Это не обсуждалось. Однако сейчас ее драгоценная подружка явно уже по тону, нервному смешку в мелодичном голосе Ады поняла, что дело приобрело нежный, вкусный, ароматный запах керосина вместо обычных Мосхино, Розового Букета. Почему и закончила разговор раньше самой Ады, коротко, со вкусом, сразу и обнадежив, и улучшив прыгающее настроение одновременно.
- Рамла! Господи, как же я рада тебя видеть сейчас, сегодня!
Судя по тому, что Ада оторвала драгоценный красивейший на всем этом вот земном полушарии зад от постели, изволила натянуть белоснежную майку и до чертиков короткую белоснежную же юбку прямо на голое тело (кружево белоснежных трусиков никогда за одежду не считалось!), мало того – распахнула дверь лично, буквально перед носом у своей дорогой посетительницы, показывало – певичку и правда что-то беспокоило. А судя по тому, с какой скоростью, конкретностью и силой она перехватила Рамлу за красивое, вкусное, оттенка молочного шоколада запястье и втянула в номер, резко хлопнув дверью, демонстрировало – это что-то беспокоит не просто так, действительно, все плохо.
- Я сейчас все тебе расскажу. И если ты скажешь, что я ненормальная… Если ты скажешь это – я поверю, наконец!
Выдохнула, выпуская бедную захваченную в плен красивую конечность женщины, нервно провела ладонью по лицу, собственному, не накрашенному! Несмотря на то, что красота Ады-Виктории всегда сияла и днем, и ночью, и с любым количеством косметики сверху ярко и равномерно всегда, уже один тот факт, что в рань несусветную, в полдень, она УЖЕ встала и ВСЕ ЕЩЕ не накрасилась, должен был ввергнуть Рамлу в поистине мистический ужас.
- Дорогая, садись, сейчас я тебе налью всего, что ты любишь… и меня преследует вода!
Выдохнула, позабыв про попытки быть гостеприимной хозяйкой, развернувшись к вампирессе, глядя ей в глаза своими огромными холодными, сейчас напрочь перепуганными и ошарашенными голубыми пуговицами, схватила теперь уже за обе руки и сжала с такой силой, что если бы на месте Рамлы был кто-то другой, он бы с воплем ужаса кинулся лечить переломанные запястья.
  - Ну, что? Ты уже считаешь меня сумасшедшей? Рамла, месяц назад я чуть не утонула в море! Трижды. Недели две назад – в бассейне! Трижды. Позавчера – в ванной! А вчера…
Глубоко вдохнула, понимая, насколько идиоткой сейчас выглядит.
- А вчера я едва не захлебнулась кофе. Собственным, утренним кофе, Рамла. Я боюсь пить виски.
Внезапно тихо закончила и ткнулась лбом в плечико подруги. И разрыдалась от души, наконец позволив себе расслабиться. Только сейчас за последний месяц.
- Я не сошла с ума!

Отредактировано Ада Виктория Морриган (07.12.2015 01:08:07)

+3

5

... они дополняли друг друга, как мрамор и терракота...©
Дверь открыла и впустила её в номер сама Ада. Нет, не так - распахнула дверь и быстрей затащила, судорожно ухватив за запястье. Влетая в комнату Рамла чуть не упала, зацепившись за ковёр шестидюймовым каблучком. На встречу со своей птичкой змеюка  надела изумительные французские босоножки глубокого голубого цвета, так хорошо гармонирующие с её повседневными украшениями. Подарок любимой подруги, присланный в позапрошлом месяце специальным самолётом из Парижа. На коробке красовался огромный бант из десяти ярдов атласной ленты и отпечаток губ самой подруги оставленный ярко-алой помадой. Шпильки идеально подошли - как Ада-Виктория помнила её размер обуви, который Рамла сама постоянно забывала? Магия, не иначе.  Сегодня Леди надела их во-второй раз.
Но Ада не дала ей упасть, потянула за собой. Несмотря на явно нервозное возбуждение, выглядела девушка потрясающе. Настоящая, истинная красота её заключалась для жрицы не столько в совершенной фигуре, словно выточенной из паросского мрамора и не в идеальных чертах лица, а в том неуловимом, что светилось в глазах, звенело в переливах смеха, придавало каждому движению неподражаемую грацию. И без обычной косметики Ада-Виктория походила на ангела. Но говорила при этом какие-то невозможные вещи.
- Почему я должна назвать тебя ненормальной? - искренне не поняла Рамла.
Ада направилась к бару, откинула дверцу, сделанную на манер секретера и превратившуюся в маленький удобный столик. И вдруг замерла с испугом уставившись на батарею разнообразных бутылок и бокалов. Что она там углядела? Змеюка пододвинулась поближе. Чтобы инициаторша множества попоек вдруг испугалась алкоголя? Да быть не может. Ещё невероятнее звучали слова подруги. Она вцепилась в Рамлу, суеверный ужас перед чем-то неведомым плескался в глазах, обычно таких живых, полных искромётного лукавства. Старшая вампиресса обняла младшую, ласково гладила по спине, по волосам. Говорила какие-то смешные пустяки, стараясь успокоить, рассмешить даже.
Но самой ей стало не до смеха. Чтобы плававшая как дельфин Ада тонула, должно было произойти что-то невероятное.
«...в море... в бассейне... в ванной...» - дело явно нечисто.   
«- А вчера я едва не захлебнулась кофе ... Я боюсь пить виски.» Жрица отстранила девушку от себя, крепко держа за плечи и глядя прямо в глаза сказала очень серьёзно, вложив в свои слова всю силу внушения, на которую была способна:
- А вот это чушь. Слышишь меня? - встряхнула слегка для пущей убедительности, - Вот кофе - это уже случайность. Не-сом-нен-но. И с ума ты не сошла. И виски можешь пить... хотя пока лучше не стоит. Особенно в этом номере, в этом отеле. Джейкоб здесь? - Ада быстро покивала и шмыгнула носиком. Рамла опять прижала всхлипывающую детку к своей монументальной груди.
- Джейкоб! Когда вы прибыли? Номер заранее бронировали? - Змеюка не стала напрягать Птичку всякими бытовыми мелочами и подробностями. Охранник гораздо быстрее и по-военному чётко отвечал на все задаваемые вопросы и у него было проще и опять же быстрее выяснить, когда конкретно начались странности. И что предшествовало их появлению. И если с первым разобрались быстро, то со вторым вопросом была полная неясность. Ничего такого вроде и не было. И не предвещало. Но неспроста же, в самом-то деле...
Тогда Леди Уайт отпустила охранника на кухню и принялась расспрашивать уже подругу:
- Не падала?... головой не ударялась?... связки не растянула?... препараты какие-нибудь, для улучшения чего-нибудь... на диетах особенных не сидела? - Прежде чем начинать искать мистические причины происходящего, нужно всегда сперва исключить обычные - материальные. А потом уже с бубном плясать.
Было и ещё что-то,  крутилась на краю сознания какая-то мысль...
- Может подарки от неизвестных поклонников? А? Вино, там... Конфеты-чулки-брильянты?... Духи....
«Духи»- сказала Рамла и осеклась. Ну точно, запах! Вот что мучило её, брезжило и не давалось. В ароматы дорогой косметики, кофе, шелка, вплетался еле заметный запах некой травки, которой не место было здесь. Хylino intertexto foliati herba-occidere vote, в народе называемая звонкоглаской. А среди ведьм известная как «куриная хрипота»*.
- Скажи мне, детка, кто посоветовал тебе принимать звонкогласку? - проникновенно поинтересовалась змеюка.

* Вымышленное ядовитое растение.

Отредактировано Рамла Имаму-Уайт (10.12.2015 13:24:50)

+4

6

- Да потому, что еще пять минут – и я сама в это поверю!
Ада рыдала часто и картинно на публику, она могла устроить сверхъестественную истерику прямо на сцене и буквально из ничего, она умело манипулировала и публикой, и своими фанатами, и своей свитой, она без особых усилий и напряжений кружила голову как мужчинам, так и женщинам, сама не всегда понимая, что творит, но кайф получая нереальный от всего, от самой жизни, даже от этих самых истерик, со слезами, криками, обязательным битьем посуды, чаще всего – об головы окружающий. Со швырянием мебели из окон! Это было круто, хорошо, весело! Однако сейчас, когда она была конкретно, непритворно перепугана, все истерики ушли далеко вникуда, и осталась только та Ада, которая была реальной и всамоделишной – панически ревущая на точеном шоколадном плечике всесильной подруги, не желающая успокаиваться, не думающая о том, как выглядит со стороны и что о ней подумает сама Рамла. Последнее – просто потому, что старшая вампиресса была той, одной из очень немногих, кому Ада верила. Себе не верила – а ей да.
- Ннне тряси меня, я сама с этим справлюсь, и без того колотит!
Несколько раз неаристократично шмыгнув носом, всхлипывая и тщетно пытаясь успокоиться, неохотно позволила буквально отодрать себя от плеча женщины, мельком, тоскливо глянула в зеркало – вокруг нее всегда было море зеркал! – машинально отметила, что глаза покраснели, губы припухли, взгляд как у собаки загнанной… но все еще красивой собаки. Тяжело вздохнула, перевела взгляд на все еще удерживающую ее Рамлу и уставилась ей в глаза, окончательно вдруг успокаиваясь. Может быть, сыграло конкретное моральное внушение, которое более стабильная по всем фронтам подруга пыталась вложить в светлую головку. Может, Ада сама ТАК хотела успокоиться, что слов не было! Может, все вместе. Ада не знала и знать ничего не желала, пока ее проблемы не будут решены, так или иначе, допуская даже самые крайние меры в виде попытки самоубийства в ближайшей ванне, привязав Джейкоба-лапочку на шею вместо камня!
- Случайность?
После рыданий всегда мелодичный и отлично поставленный голос никуда не годился, отдавая конкретной пикантной хрипотцой, поэтому махнула рукой на все разговоры, ткнулась носиком в охрененно красивую грудь подруги и притихла, все еще периодически всхлипывая, но явно приходя в себя. Рамла приехала, Рамла была здесь, и раз она говорила, что все это бред и пустяки и дело житейское (с), значит, так оно и было. Рамла не даст ей умереть в самом расцвете ее сил, на самом пике ее карьеры.
- Джейкоб был где-то тут, в кухне прячется.
Пояснила уже более внятно, не вдаваясь в подробности и детали. Ее личный волк отличался завидным инстинктом самосохранения и хранения ее, любимой, обожаемой, что удачно совмещалось им уже много-много лет. В основном это выражалось в том, что он виртуозно и вовремя вытягивал ее из всех мелких неприятностей – и умело прятался в любой ванне-кухне-туалетах, когда у хозяйки начинались короткие, но очень емкие приступы отвратительного настроения. А в последнее время они конкретно участились, портя ее и без того слишком мягкий и миролюбивый, по мнению самой Ады, характер.
- Нет, нет, нет, нет. Ну конечно, как же без этого?
Предположение о том, что ее, самую великую и прекрасную певицу всех времен и народов могут оставить без подарков, духов и обожаемых ею украшений, привела в такой легкий шок, что добровольно оторвалась от груди, на которой было так уютно и с откровенным недоумением заглянула Рамле в глаза, моргая слипшимися после слез ресницами.
- Конечно же! Вон, сколько!
Снова тяжело вздохнула, нервно пиная босой ногой яркую коробку, явно от чего-то типа набора духов, и снова вскинула все еще покрасневшие, ярко блестевшие глазищи на драгоценную подругу. Она несла какой-то бред, зачем-то принимаясь обнюхивать воздух, пропитанный всевозможными вкуснейшими и дорогими ароматами, в которых личный тонкий и острый запах Ады терялся напрочь.
- В духах я еще не тонула, милая.
Осторожно уточнила, снова непонимающе моргнула и не глядя присела на край кровати, вовремя попавшийся под ее красивую попу.
- Чего?
Снова захлопала ресницами, конкретно напоминая куклу-манекена с зачем-то ничерта непонимающим выражением идеально красивой мордочки.
- Ничего не знаю о травах, ты же знаешь, где я - а где биология! Ты о моих новых духах? У меня еще и крем новый есть!
Недоуменно потянулась, плюхнулась в одеяло, зарылась на минутку, выискивая что-то, коротко выругалась сквозь зубки и вытянула, наконец, почему-то оказавшийся под подушкой красивый бархатный флакончик.
- Вот. Моя новая косметолог настоятельно рекомендовала! Сказала, что еще пару дней – и кожа будет буквально светиться, сиять изнутри!
Похвасталась, на пару секунд забыв про проблемы напрочь, нажимая кнопочку, щелкнув крышечкой, по комнате поплыл вдвойне усилившийся аромат.
- Знаешь, как называется? «Killin me softly»*. Круто, м?!
Протянула женщине, с явным удовольствием рассматривая флакончик.
- Можешь попробовать, тебе понравится!

*все совпадения с реальными наименованиями – чистой воды случайность.

+4

7

Количество подарков от восторженных поклонников певицы зашкаливало. И в другое время змеюка бы только искренне порадовалась такому успеху и популярности любимой подруги. Но сейчас все эти коробочки-тряпочки-флакончики и прочие бирюльки превратились в её глазах в источник повышенной опасности. Первым порывом было - схватить Аду в охапку, утащить в своё логово, спрятать от всех и вся. А все подарки уничтожить с соблюдением правил химической, бактериологической и магической безопасности. Но Рамла быстро взяла себя в руки, погасила нарождающийся приступ паники и постаралась включить своё хвалёное «криминальное мышление». Во времена бесшабашной, беспризорной и немного дикой молодости умение мыслить криминально не раз спасало вампирше жизнь и здоровье.
То, насколько Ада не разбирается в ботанике, та продемонстрировала наглядно и быстро. Слишком быстро. Вытащила откуда-то из облачно-пышных недр кровати флакончик и сразу нажала на кнопочку. Облако нежного аромата окутало Рамлу, и не было в нём ноток присущих коварной звонкогласке. Но воспитанно державшийся в сторонке и не встревавший доселе в разговор подруг дух-фамильяр встрепенулся и застучал морзянкой в ухо. В переводе на нормальный язык это звучало бы примерно так:
Запах - метка. Маячок... приманка...  для демонов воды
Охренеть! И название подобрано... с юмором. Специфическим. Змеюка, само собой, не стала ещё больше пугать и без того напуганную Птичку, повела носом, заверила, что духи и правда - «Умереть-не встать» и почти безразличным голосом поинтересовалась:
- Давно у тебя эта новая косметолог? И откуда взялась? - Присела на край кровати,и слушая сбивчивый рассказ недоумевающей подруги, параллельно соображала, что же делать дальше и в каком порядке.
Понятно, на данный момент, было лишь то, что на жизнь Ады-Виктории Морриган, покушались с использованием боевой магии. Древней, жуткой и почти не используемой уже не одну сотню лет. И нормальными людьми в бытовых, если можно так выразится, целях не используемую вовсе. «Демоны воды». О них Рамла только в трактатах по истории магии читала, да слышала в архаичных текстах, что передаются изустно и не записываются никогда. Но фамильяр ошибиться не мог. И шутить подобным образом тоже не мог. Не тот случай. Не та тема для шуток.
Дичь, дичь и глупость полнейшая. Кто мог устроить ТАКОЕ в середине двадцать-первого века? Найти уродов и уничтожить. Но это потом. Сперва нужно обезопасить Аду.
Дух-фамильяр обследовал помещение, и хотя других смертельно-опасных магических примочек не обнаружил, но всякой дряни не столь убойной, и по большей части вовсе даже не магической, но всё равно неприятной тут было видимо-невидимо.   
Понятно, что в номере отеля утонуть довольно сложно, если не лезть в джакузи, или если не прорвёт трубы этажом выше ... или ... короче, оставаться в отеле с каждой минутой хотелось всё меньше. Тем более, что всё здесь провоняло этими духами. Чем бы их перебить таким? Вот как она могла выйти из дому без большого чемодана, да хоть без маленькой аптечки скорой колдунской помощи? А?   
И всех специалистов химиков и магов биоэнергетиков, входивших в штат её личной команды быстрого магического реагирования, сама же в отпуска отправила. Даже если их удастся срочно вызвать, то пока они приедут, да пока то да сё... Нет. Придётся обращаться к воякам. Не к человеческим, конечно, не подумайте. Рамла достала мобильник и набрала номер помощника или заместителя Илаи, который оставался в городе «на хозяйстве» и в чьей компетенции было прислать нужных спецов. Леди Уайт никогда не злоупотребляла подобными связями, но сегодня был случай из ряда вон выходящий.
- Детка, сейчас мужики подъедут... Посмотрят тут... - чрезвычайно понятно сообщила она, закончив разговор. 
- А мы перекусить съездим. Ты готова? - Даже если бы была объявлена воздушная тревога, или началось землетрясение, вряд ли её детка покинет апартаменты без соответствующего макияжа.
- Собирайся спокойно, - лучезарно улыбнулась Рамла, - минут десять до их прихода у нас есть.
Пока ждали спецов, змея потребовала у Джейкоба какую-нибудь герметично закрывающуюся тару. Лапочка-охранник мгновенно сообразил что к чему, и смертельная косметика была засунута в термос, заклеена скотчем и сверху ещё упакована в несколько полиэтиленовых пакетов. Показывать конкретно эту пакость вызванным спецам - они хоть и из из вампирской СБ, но всяко нелюди посторонние - Рамла пока не спешила. Пусть с остальными подарочками разберутся. А там посмотрим.

+4

8

- Тебе тоже понравились?
Уже вполне успокоившаяся Ада расплылась в довольной-самодовольной улыбке. У ее подруги был прекраснейший вкус всех времен и народов! Хотя бы потому, что во многом совпадал с ее собственным.
- Я подумываю сделать их своими любимыми, как тебе?
Приготовилась нажать на кнопочку еще раз, однако подруга, явно желающая рассмотреть поближе и, конечно, купить себе такие же, забрала драгоценный флакончик. Ада не возражала. Рамла была одной из тех немногих, по пальцам пересчитать, женщин, с которыми красивая эгоистка-Ада была готова делиться. С другими подобные фокусы пресекались на корню, то, что принадлежало ей, принадлежало исключительно ей.
- Косметолог? Очень, очень крутой профессионал, поверь мне!
Выныривая из пуха и меха огромной белоснежной постели, сдув перышко с чистого лба, такая же белоснежная Ада кивнула очень серьезно, восхищенно подчеркивая, насколько крут ее теперешний косметолог.
- Мне его привела Ромина. Ну Ромина, она еще тебе никогда не нравилась!
Мелодичный, бархатный, с легкой хрипотцой, голосок донесся уже из недр огромного, во всю стену номера, шкафа, куда Ада нырнула с головой и, судя по грохоту, не планировала выныривать в ближайшее столетие. Убийства убийствами, но выйти из пусть и временного дома не при полном параде для нее было нереально, невозможно, немыслимо! И ее умненькая, самая лучшая Рамла, конечно, об этом знала, мудро не поторапливая.
- Пожалуй, мне она тоже не айс, но более доброго и милосердного существа я еще не встречала. Хотя бы за это стоит продолжать с ней общаться, не находишь? И не пьет много. Прикинь! Она сразу, с готовностью простила меня и поверила, что ее мужик был виноват сам, и ничегошеньки общего у меня с ним не было. Несмотря на то, что застукала его на коленях с протянутым мне обручальным кольцом в 15 карат от Lorraine Schwartz.
Хмыкнула уже от огромного, во вторую стенку, зеркального трюмо, подсвеченного со всех сторон лампочками, больше напоминающими прожектора. Ярко-алая теперь фигурка Ады смотрелась экзотикой на белом фоне нежного номера, певичка всю жизнь вела себя, как на сцене – но разве она и не была всю жизнь, как на сцене? Особенно конкретно это проявилось сейчас, поэтому, улыбнувшись Рамле в зеркало с недоумением уловила краем уже подкрашиваемого глаза, как лапочка-Джейкоб куда-то упаковывает что-то из ее вещей. Что именно, Ада так и не поняла, но раз ему это приказала подруга, все было в порядке. И стоило заняться более насущными проблемами. Скажем, глаз докрасить.
- Так вот. Она позвонила мне…
На минутку отвлеклась, глаз требовал полной сосредоточенности. Может, поэтому Ада и жила так долго и продуктивно? Она удивительно умела сосредотачиваться на важных моментах!
- … и предложила своего косметолога. Эти идиотские сплетни о моей фигуре, узнать бы, откуда пошли…
Судя по ледяным ноткам в только что бархатном кофейном тоне, Аде действительно было интересно. Заявить, что она, Ада-Виктория, поправилась??? На килограмм??? Ляпнуть что-то про ее талию и попу? Фыркнула, мазнув ярко-алой помадой по пухлым губам и пируэтом развернулась, оказываясь прямо рядом с подругой.
- Так вот! Про фигуру – это бред, конечно! Ты сама видишь, ни миллиметра лишнего!
Снова крутанулась, красное платье-чулок обтягивало так, что если бы где-то и попытался втиснуться лишний миллиметр, ему пришлось бы несладко.
- Но, сама понимаешь. Вообщем, когда она предложила мне чудодейственный чай для похудения, я не отказалась. Я же не дура отказываться от таких вещей! Но, знаешь…
Яркие губы превратились в озабоченную ниточку, на чистый лоб наползла некрасивая и явно лишняя там морщинка.
- Все как-то не так последнее время, Рамла. Бред, конечно. Но… кажется, я понемногу теряю голос.
Мрачно шепнула одними губами. Никто не должен был слышать такую ересь. Чтобы она, величайшая певица… и голос???
- Это ведь временное, с нервов и пройдет, правда?
Жалобно глянула в глаза подруге и слегка заинтересовалась.
- Мужики? Сколько и зачем? Милая, я сейчас не настроена на мужчин. Представляешь, до чего довели? Да, ты права, давай лучше перекусим! При тебе я не боюсь утонуть в ближайшем кофе… или любом туалете кафе! Ты и вытащишь, и искусственное дыхание правильно сделаешь. А не целоваться и лапать будешь!
Последнее явно адресовалось уже трижды спасшему ее Джейкобу, который философски кивнул, принимая вину на себя.

Отредактировано Ада Виктория Морриган (13.12.2015 15:38:01)

+3

9

- Такие зашибенные духи... так мне понравились... что себе заберу... Любимые они у неё... Угу-угу. - шипела себе под нос змеюка, помогая лапочке-Джейкобу наворачивать очередную и последнюю ленту скотча, и пряча подозрительный свёрток со смертельной косметикой в подходящий весёленький подарочный пакет из дорогущего бутика.
«Ромина... Ромина...». Кто такая? Феноменальная, тренированная память, с лёгкостью хранившая и извлекавшая из своих недр в нужный момент что древние тексты на труднопроизносимых забытых языках, что клички любимых гончих и комнатных собачек многочисленных африканских дядюшек и тётушек, уж не говоря о именах и прозвищах самих родственников до седьмого колена, наотрез отказывалась служить хозяйке, когда дело касалось имён всяких певичек и танцорок (кроме личного кордебалета любимой подруги - этих как-то терпела).
- Ромина? - Уже вслух и громко переспросила Рамла.
- Это та лондонская... м-м-м... штучка с отсутствием слуха, что корчит из себя леди? Или бродвейская звездулька с писклявым голосом, который она к тому же ещё и форсирует так, что уши болят и в горле першит? А?
Ну, если с этой Роминой связана история про того самого смешного мужика с бриллиантовым колечком, что предлагал Аде руку, сердце и весь свой годовой доход, которого мисс Морриган не хватило бы и на один поход по магазинам, то тогда вроде выходит, что сие "доброе и милосердное существо" - дива из бродвейского театра.
Так-так, значит, сплетни про фигуру, и так вовремя подоспевшая бескорыстная помощь... Только её милая птичка могла поверить, что мерзкая баба не затаила зла. «Конечно, каждый судит по-себе» - умилилась змея, сама она была о душевных качествах людей куда менее лестного мнения.
- Про фигуру - бред. Ты выглядишь - отпад. Вот глядя на тебя начну скоро жалеть, что родилась не того пола, - рассмеялась, любуясь точёной фигуркой, все прелести которой столь удачно демонстрировало и подчёркивало алое платье.
- А чай тебе кто посоветовал - Ромина или её косметолог? - уточнила на всякий случай, разницы особой нет - одна шайка - но всё же.
- И где ты брала этот чай? Где покупала, или...?
Не дожидаясь ни ответа подруги, ни приезда спецов Рамла опять начала, принюхиваясь, как сеттер на таможне, рыться в Адочкиных чемоданах. Вот и коробочка с пакетиками. На коробочке китайские иероглифы. Солидная фирма. Состав указан вполне безобидный, но внутри... Содержимое пакетиков помимо сенны, гибискуса, цедры лайма, каких-то ещё ароматических травок и собственно зелёного чая, включало и не указанную в перечне ингридиентов ту самую звонкогласку, или по-ведьмински куриную хрипоту.
«Кажется, я понемногу теряю голос» - прошептала Ада одними губами... Бли-и-н, это сколько нужно было выпить того чая, чтобы даже на вампира повлияло! Немыслимое количество. Какой ещё отравой пичкали её в последнее время? С-с-сволочи. Мр-р-рази. Да, чтоб их всех разорвало...
  Всё. Прямо с вот этой самой минуты Рамла берёт в свои руки всё питание своей детки.
И ни в какой ресторан они не поедут. Мало ли, вдруг там персонал тоже подкуплен... Стоп, бред. Вампирша очередной раз приказала себе не впадать в панику и взяла себя в руки.
- Конечно, пройдёт! Ты просто себя не бережешь, работаешь много. Да?
На вопрос о мужиках отмахнулась, не важно мол. А слова подруги об утоплении в кафе и об искусственном дыхании навели на нехорошие мысли. Милый рыбный ресторанчик, куда она собралась везти Аду, был известен Рамле сто лет, и персонал его, начиная с владельца и кончая последним уборщиком, скорее всего подкупить просто не успели бы... Но, находится тот ресторанчик на берегу залива, и чудесная веранда, затенённая полотняным тентом и овеваемая приятным ветерком, несущим прохладу и запах морской соли, расположена прямо над водой. И в свете последних событий, доверие к деревянным сваям, палубным доскам пола и прочим конструкциям змеюка утратила начисто. И залив ещё. Сейчас-то погода тихая, но кто может сказать, как быстро штиль сменится бурей, если за дело возьмутся Демоны Воды. Все эти мысли нисколько не отразились на лице новоявленной мисс Марпл.
- Ты только представь, какая я стала бестолковая, - промолвила  беззаботно и рассмеялась, - собралась тащить тебя по жаре через весь город, когда мне сегодня должны доставить свежайшие креветки, морские гребешки и самые жирные устрицы, какие только можно себе представить.
Рамла вскочила и закружилась по комнате, размахивая злополучным пакетом:
- Всё-о-о! Ре-ше-но! - пропела она и скорчила смешную рожу. Дурачиться было проще, чем изображать спокойствие. Когда же уже приедут спецы-эксперты, пешком они что ли идут?   
- Мы едем ко мне домой! Будем есть и пить сидя за столом хоть голые. Правда здорово? 
Домой, конечно, домой - там гораздо безопаснее, чем где бы то ни было. Нужно будет как-то незаметно намекнуть шоферу, чтобы вёз в объезд, минуя мосты через Миссисипи. Благо отель и особняк семейства Уайт расположены на одном берегу великой реки.

Отредактировано Рамла Имаму-Уайт (17.12.2015 17:38:53)

+3

10

Ада понятия не имела, что ее новых духов давно уже и след простыл, причем во всех имеющихся и возможных смыслах сразу. В номере все было пропитано их нежным горьковатым – прямо, как она обожала! – ароматом, запах проникал сквозь стены в каждый миллиметр дорогих занавесей, ванна прямо-таки благоухала им, как будто Ада ежедневно принимала душ именно с этими духами в обнимку. Мало того, пропах весь ее гардероб, каждая ее драгоценная туфелька, а уж что касалось лапочки-Джейкоба, создавалось твердое впечатление, что он пьет именно эти духи каждое утро, вместо кофе. Но если бы сейчас Рамла попросила их отдать, Ада отдала бы. Без возражений. Она бы просто заказала себе такие же, тем более, что Ромина никогда не отказывала ей… как и ее бывший муж… Это было весело.
- Да, да, да, именно та прелесть безголосая, с Бродвея, ты угадала, ты гений, как всегда, Рамлочка.
Подруга была как всегда спокойна и радостна, Ада тоже повеселела, несмотря на океан проблем и водопад неясностей, достающих ее с каждым днем все сильнее. В конце концов, сейчас было кому излить душу. Рядом, наконец, оказался кто-то, кто никогда, ни в жизнь не отмахивался ни от единого ее слова, пусть даже иногда не в кассу. Кроме того, инстинкт подсказывал всегда, а сейчас так просто орал Аде в розовое ушко: если кто-то и не кидается словами на ветер, то это Рамла Имаму-Уайт. И если она только что сказала, что все будет хорошо, что голос вернется и никто в ее присутствии не утонет в чем бы там ни было, значит, и нервничать пока было рано. Все было хорошо. Пусть и ненадолго.
- Драгоценная моя, никогда не думала, что тебя когда-то волновали такие мелочи, как какой-то там пол.
Кокетливо сузила выразительные до чертиков холодные глазищи, сейчас, после такого необходимого ее самолюбию и нервам комплименту, автоматически тоже окинув великолепную фигурку подруги не менее выразительным взглядом. Ада Морриган и правда не преувеличивала. Ей было всегда откровенно пофигу, какого пола ее партнер в койке. Другое дело, ее всегда глубоко волновало, во-первых, как он выглядит – во-вторых, что у него в голове и за душой. Второе – не обязательно. Просто именно от второго и зависела длительность и увлекательность отношений. У Рамлы, скажем, были все моменты для того, чтобы Ада возжелала на ней жениться. Другое дело, подруга уже была замужем, поэтому легко махнув рукой на неудавшийся роман, всегда предпочитая ему нежную дружбу, Ада кивнула.
- Так вот, знаешь, кажется, она, Ромина – единственная из всей той труппы, у которой я увела… господи, как там этот идиотизм назывался?
Все, что происходило дольше, чем неделя назад, ее красивой и умной памятью отметалось обычно за ненадобностью. Однако эпопея с мьюзиклом, принесшим ей огромный доход, веселила, почему и запомнилась.
- Не суть, это неинтересно. Чай? Чай – косметолог.
Солидно кивнула, мол, оцени, какой профессионал! Сразу  - и к делу.
- Еще крем для тела, помаду… правда, не моего оттенка, да и горькая была, как зараза. Но терять хорошего косметолога из-за одной помады? Ну, ты меня поняла.
- Нет, я не покупала, мне его просто принесли и все.
Пояснила, рассеянно прислушиваясь к негромкому, но сосредоточенному мату Джейкоба из ванной комнаты. Там раздался грохот, все стихло. Ада глянула на пол и поморщилась – из-под двери ванной вдоль по драгоценному паркету пола растекались красивые струйки судя по пару горячей воды.
- Ты там решил ванну принять???  Ах, трубы лопнули.
Поморщилась еще раз, отступая босоножкой на высоченной шпильке от струйки, упорной, наглой струйки, медленно двигавшейся к женщинам.
- Креветки и гребешки, говоришь?
Заинтересовалась, перешагивая струйку, наблюдая за затанцевавшей по номеру и почему-то развеселившейся подругой. Не выдержала, хмыкнула, махнула рукой и рассмеялась, все еще хрипловато – но первые действительно легко и от души.
- Хочу к тебе, дорогая! И даже не потому, что можно все это великолепие есть голыми – кто бы осмелился нам запретить это, с нашими фигурами,  в любом ресторане??? А потому, что до вечера, кажется, этот чертов номер никто не успеет отремонтировать ! Ну, ты посмотри! Только не поскользнись.
Снова аккуратно переступила упрямую, черт знает как оказывающуюся под ее каблучками, струйку, к которой присоединились две, три.
- Если что – прыгай на кровать! Что я скажу твоему мужу, если ты сломаешь свою идеальную ногу, а?
Кажется, напрочь забывшая о попытках тонуть Ада действительно собиралась изо всех сил защищать подругу, выбросив из светлой головки, что именно за ее помощью сама сюда явилась!

+5

11

Адочка успокоилась, собиралась-наряжалась в рекордном для себя темпе, и наводя красоту, вовсе уж неземную, щебетала, легко перескакивая с одной темы на другую. Информации - важной, очень важной, непонятно какой и просто любопытной - становилось всё больше. Рамла фиксировала новые данные, откладывая их разбор на потом, как складывают листы документов в папку с грифом «Новая корреспонденция» - ни один, даже самый маленький листочек, не выскользнет и не потеряется. И всё будет рассмотрено, изучено и систематизировано.
Тревога меж тем нарастала. Напряжение накапливалось. Пока не вылилось - в самом буквальнейшем смысле - струями кипятка из ванной комнаты. И не подумав прыгать на кровать, леди Уайт одним прыжком оказалась возле подруги. Девушки едва не столкнулись, ибо птичка тоже  бросилась самоотверженно спасать змейку. Вторым прыжком, бесцеремонно ухватив в охапку свою дорогую детку, Рамла сиганула ко входной двери и попыталась ту дверь открыть. Проклятый замок заело.
- Джейкоб, сюда! - заорала вампирша так, что зазвенели бокалы в барном шкафу и хрустальные висюльки на грандиозной дизайнерской люстре, а многочисленные зеркала чуть не раскололись.
- Вышибай дверь, к чертям!
Охранник у мисс Морриган был не только лапочка, но и умница, а также нормальный тренированный мужик. Дважды повторять не пришлось - он и сам уже просёк обстановку, молниеносно оказался возле девушек и мощным ударом ноги с разбега вышиб нехилую дверь. К чертям, как и требовалось.
- Валим в темпе! - скомандовала леди Уайт. Вообще-то обычно она воздерживалась от подобных выражений, но в критических ситуациях могла употребить крайне невеликосветские  словечки. Главное чтобы кратко, по-делу, и все присутствующие прониклись. Присутствующие явно прониклись. Выкатились из номера в коридор, Джейкоб подхватил обеих барышень под руки и двинул в сторону лифтов. Но Рамла энергичным жестом развернула его в направлении пожарной лестницы - вот не доверяла она новомодной электронике в такие моменты - подкрепила жест кратким и энергичным же замечанием на очень древнем и малоизвестном языке, но лапочка-охранник её тем не менее понял прекрасно, кивнул и без возражений сменил направление.
До лестницы было подальше, чем до лифтового холла, и в коридоре они наткнулись на официанта, который выкатил из дверей номера сервировочный столик с остатками завтрака, полупустыми бутылками и увядшими цветами, торчащими из серебряного ведёрка с подтаявшим льдом. Троица почти разминулась со стюардом в широком коридоре, как вдруг змеюка опять повела носом, принюхалась и с радостным возгласом - « Вьетнамская кухня!» - вцепилась в бедного парня, затараторила с ним на немыслимой смеси пуэрториканского, французского и тайского языков. Парень недоуменно покивал и предоставил в распоряжение эксцентричной леди свою тележку. Леди быстро произвела ревизию остатков еды и напитков, повергнув своих спутников в лёгкий ступор. В тяжёлый ступор они впали после того, как милая Рамлочка очень довольным тоном заметила:
- Какая удача, эта юго-восточная еда обладает на редкость сильным запахом. - Смешала в стакане для виски какую-то дрянь из нескольких мисочек, понюхала, добавила разных соусов, пошептала, пощёлкала пальцами, и наконец удовлетворившись результатом, безапелляционно заявила:
- Потерпи, дорогая, потом всё объясню.
И намазала получившейся вонючей гадостью любимую подругу, доблестного телохранителя, а после и себя заодно. И значительно повеселев и расслабившись, вальяжной походкой направилась в сторону пожарных лестниц, помахивая пакетом со смертельной начинкой и мурлыча себе под нос, что-то вроде:
- И на каждую судзуку мы найдём свою базуку...
«Killin me softly» были, безусловно, сваренным на совесть зельем, но адская смесь из нескольких соусов и блюд вьетнамской кухни, состряпанная на скорую руку величайшей жрицей всех времён и народов, могла не только перебить запах духОв-«маячка», но и вполне возможно, напрочь отбить всякое обоняние у Демонов Воды, а то и у каких-нибудь дУхов и демонов пострашнее.

Отредактировано Рамла Имаму-Уайт (19.12.2015 12:37:12)

+3

12

Несмотря на то, что в подобную страннейшую в ее жизни ситуацию она попала впервые, однако умная и мудрая одновременно Адочка поняла одно и сразу: если ее драгоценная подруга возжелала ее куда-то зачем-то утащить прямо сквозь запертую дверь, проще было смириться. Самое разумное в данной ситуации было даже не пытаться выдираться, трепыхаться и пытаться выяснить детали. Надо было сразу расслабиться, прижаться к Рамле покрепче, максимально обняться с ней, и позволить себя спасать непонятно, от чего, просто получая максимальное удовольствие! Не успев отреагировать толком на буквально тигриный прыжок черной пантеры, едва не врезалась носиком в лоб подруги, чудом увернувшейся в полете, оказалась схваченной и только снова распахнула губки, пытаясь выяснить, от кого хотя бы они убегают в абсолютно пустом номере – Джейкоб не считался! – как подруга заорала, заставив мельком испытать мимолетное чувство белой зависти. Если бы сама Ада умела так орать со сцены, ей нахрен не нужны были бы ни чаи укрепляющие, ни микрофоны вообще!
…?
Не удалось вставить свои драгоценные пять центов и дальше, так как следующим поражать ее взялся лапочка-Джейкоб, настолько предсказуемый обычно, что от неожиданности снова замерла. Никогда за всю свою карьеру у Ады не слушавший ничьих приказов, кроме своей хозяйки, сейчас он без возражения, как будто что-то уловив, вынес дверь и женщин вместе с нею! Распахнула глаза и губы в выражении немого удивления, молча стуча каблучками за Рамлой в направлении пожарной лестницы… даже не пробуя уже уточнить, чем сегодня провинился лифт!!! Если бы с ней рядом сейчас не была самая адекватная и умная подруга всех времен и народов, если бы впереди не сметал все преграды ее личный, проверенный временем телохранитель, Ада бегом кинулась бы к ближайшему телефону, оперативно информируя полицию, больницы и пожарных на всякий случай о случае временного, но конкретного помешательства!!! Но тут ситуация была явно не для ее сознания…
- …!!!
Едва не снеся официанта с тележкой чего-то наредкость вонючего и мерзкого, ей, наконец, позволили на секунду остановиться, перевести дыхание, вспомнить, что ни сумочки с пробником обожаемых духов, ни запасной помады, ничерта она с собой не успела захватить, привалиться к стене и в изнеможении прикрыть глаза, не слушая, чего там тарахтит вдруг решившая загнать ее досмерти подруга. Однако когда ее принялись с ног до головы, все открытые места на ее драгоценной, только что благоухающей духами коже, вымазывать какой-то жутко пахнущей дрянью из чужой посуды, Ада только застонала, обреченно принимая свой злой рок в виде увлекшейся вдруг странными извращениями подруги и не менее маньяка-Джейкоба. И если последнего можно было уволить сразу же, без выходного пособия, то как она могла теперь объяснить уважаемому супругу ее драгоценной Рамлочки, что свела подругу с ума???
- Ты ведь не станешь меня теперь пробовать, верно?
Очень осторожно уточнила, аккуратно беря леди-змейку за руку, заглядывая в глаза проникновенно, стараясь даже не задумываться о том, КАК сейчас выглядит! Мимо них промчались толпы народу, все направлялись в сторону ее этажа, Ада тяжело вздохнула, представляя, что сейчас творится в ее номере. Без нее!
- Потерпеть? Все, что пожелаешь, радость моя. Только… у тебя я сразу в душ! Договорились?
Кротко и терпеливо кивнула, с философским спокойствием и нереальной для себя выдержкой плетясь вслед за гордо вышагивающей грязной подругой, не менее грязным и добросовестно бдящим телохранителем, чувствуя себя серединкой большого вьетнамского, кажется, бутерброда. Холл пересекли в гробовом молчании, причем молчали все. Начиная от директора за гостиничной стойкой, в окружении стайки обомлевших администраторов, и заканчивая мальчиком-портье у входа, забывшим распахнуть дверь. Ада распахнула сама, от души вломив по ней носочком туфельки, выразив в этом коротком, но всеобъемлющем жесте все, что думала по поводу происходящего.
- Итак, мы, наконец, выпачкали всю твою машину изнутри, напрочь изгадив ценные кожаные сидения… Милая, что происходит???
Нырнув в машину и плюхнувшись на удобнейшие подушки, Ада уставилась на подругу во все глаза, машинально пытаясь оттереть со лба адскую смесь из ее дорогущей тоналки, пудры, крема и основных соусов вьетнамской кухни.
- Господи, ужас какой. Милая, давай в следующий раз попробуем намазать меня чем-то вроде нежного крема-суфле или тирамису, м?

+3

13

- Да что там пробовать - я съесть тебя готова, - утешила свою остолбеневшую от невероятного боди-арта, и непривычно покорную Аду, развеселившаяся змеюка, сжала в ответ тонкие алебастровые пальчики и повлекла подругу за собой. 
Грохот тяжелых ботинок, гулким эхом разносившийся по лестничным пролётам, ещё больше поднял настроение. Прибывший наконец-то спецназ тоже счёл лифты недостаточно надёжными, и Рамла мысленно похвалила себя за правильный выбор пути отхода.
Вооруженные аппаратурой в разнокалиберных потёртых футлярах, озабоченные эксперты протопали наверх, скользнув по спускающейся троице неузнавающе-отстранёнными взглядами. Несколькими этажами ниже навстречу попались уже и сантехники-водопроводчики в синих, изгвазданных незнамо чем комбинезонах с яркой надписью «Аварийно-спасательная служба», эти позволили себе поинтересоваться с какого именно этажа спускаются милые дамы. И если учесть ещё и заполошные женские возгласы, доносящиеся сверху, бедствие в отеле явно не ограничилось только Адочкиными апартаментами и принимало поистине булгаковский размах.
Милые дамы лишь быстрее застучали по ступенькам каблучками. Джейкоб перекинулся с мужиками парой слов, не теряя из виду свою бесценную хозяйку, и заспешил следом. Держался он - в нарушение всех инструкций - сзади, но и опасность грозила сверху. Хотя бы с бодигардом мисс Морриган повезло, не то что со всякими косметологами.
- Только до дому доберёмся, и будет тебе и душ, и ванна, и кофе, и какава с чаем. Не боись!
Несмотря на непривычной высоты каблуки, леди Уайт даже не споткнулась ни разу на ступеньках - вот что значит мобилизация организма в стрессовой ситуации. Ада-Виктория казалось родилась уже на шестидюймовых шпильках, и ей любая пересечённая местность была нипочём, не то что какая-то пожарная лестница. Фойе и вестибюль миновали спокойно, потоки взбесившейся воды до первого этажа ещё не добрались. Только Адочка в сердцах пнула неуспевшую увернуться стеклянную дверь, но пальчики в изящной туфельке вроде не ушибла, и ладно.
Загрузились в кабриолет. Рамла велела разомлевшему шофёру - тот успел задремать в тени роскошной пальмы, и теперь сдерживал зевоту, таращил глаза, и всячески старался продемонстрировать насколько он бодр - чтобы вёз по одному берегу реки и лучше подальше от набережных.
- Там тени больше, ветерок, прохладнее. - Пояснила она подруге свой выбор маршрута. Сидя в собственной машине, снабженной кое-какими защитными приспособлениями, не входящими в базовую комплектацию, распространяя на морскую милю вокруг себя убийственное амбре, долженствующее отпугнуть злобных демонов, а незлобных повергнуть в тоску, змеюка почувствовала себя гораздо уверенней. А когда злополучный фешенебельный отель вместе с сорванными трубами, напичканным неприятными сюрпризами Адочкиным номером и недоумевающим персоналом, остался позади, она расслабленно откинулась на мягкую спинку сидения и улыбнулась во все сорок восемь белоснежных зубов:
- Плевать на машину... Заменят на ещё более ценные... не впервой. А, что происходит, - тут она развернулась к подруге всем корпусом, сияя радостной улыбкой, - ты скоро расскажешь мне сама... Да-да, после душа. И намажу я тебя и суфле, и тирамису. И соусом шоколадным сверху полью. И вишенку на макушку пристрою...
Кабриолет петлял по кривым улочкам старого города, фамильяр щёлкал в ухо, что непосредственной магической опасности не наблюдается, Джейкоб, придерживая за пазухой спасённого хозяйкиного котёнка, бдил по части опасности немагической. И вот уже впереди замаячила кованая чугунная ограда надёжного убежища - особняка семейства Уайт. Жизнь налаживалась, господа.

Отредактировано Рамла Имаму-Уайт (20.12.2015 20:18:51)

+3

14

На минутку отвлекшись от тщательного размазывания соуса по собственному, чистому, без единой гадкой морщинки, лбу, Ада осторожно выглянула в окно машины, пытаясь, пока та еще медленно и величаво трогалась с места, рассмотреть свой несчастный Богом забытый этаж, на котором остались все ее вещи, вся ее косметика! Судя по тому, что к зданию отеля подкатило одновременно три пожарных и четыре жутко фешенебельных скорых, в которых, судя по комфорту и размерам жить можно было, не только умирать, экшен внутри отеля продолжался. Мало того, развивался по нарастающей, так как буквально из окна соседнего с Адой номера с воплем ужаса и паники сиганула вдруг какая-то великая фотомодель.  Прыгнула прицельно на асфальт, была поймана на батут бдительно окружившими весь отель пожарными и помещена, брыкаясь и вопя что-то несуразное об ужасах в туалетах, в ближайшую карету скорой помощи. Ада поежилась, обхватила плечики грязными руками и решительно откинулась на мягкие подушки и без того изгаженной уже ими всеми тремя машины.
- Нет, нет, нет, я пас! Больше в этот дурдом я не вернусь!
Категорически сообщила всем желающим ее слушать внимательно, глянув с такой строгостью и непреклонностью, что и Джейкоб, и Рамлочка, и пусечка ее котинька, Абраксас Октавиан Второй должны были срочно проникнуться важностью момента!
- Кстати, если бы ты не зарезервировал этот номер нам, ничего бы не случилось!
Уколола ни в чем не повинного Джейкоба, воспринимавшего весь бордель с таким философским спокойствием, как будто ему ежедневно приходилось выносить двери, окна, вьетнамский соус на морде и своих хозяек, их подруг и котят из сошедшего с ума отеля.
- Господи, как я пахну.
Сокрушенно поднесла к носу собственное запястье, страдальчески сдвинула домиком длинные ровные стрелки бровей и тяжело вздохнула.
- Значит, так. Джейкоб, тебе задание – найти мне новый отель! Да, немедленно, вот мой мобиль…
Осеклась, кроме котенка и самого Джейкоба у Ады с собой были только платье, трусики и шпильки!!!
- Кошмар, кошмар какой… Да пусть везет, я не против.
Отмахнулась небрежно от мудрого выбора подруги. Ада была в непонятках, Ада была в печали, Ада была грязной и ужасно пахнущей, Ада была без любимых духов, чаев и помады!!! Да что там, в чертовом номере осталась даже сумочка с кредитками, телефоном и прочими жизненно важными вещами! И если бы не присутствие рядом почему-то удовлетворенной  жизнью обожаемой подруги, все вокруг сейчас бы в полной мере осознали, что такое грустная, печальная… и злая Ада Морриган!!!
- Не хочу вишенку, хочу клубничку!
Капризно надула губки, машинально представила себя с клубничкой на бошке и невольно расхохоталась, напрочь наплевав на короткий период глубокой депрессии.  В конце концов, она – Ада-Виктория, рядом – ее Рамлочка, жизнь пока с ней и жизнь удалась!
- Я расскажу? А что именно, дорогая?
Непритворно удивилась, выпорхнув из машины, с интересом обозревая кованный узор буквально ошеломляюще красивых своей сверхъестественной какой-то красотой ворот, пытаясь рассмотреть хотя бы что-то из-за квадрата спины тут же бдительно выросшего перед ней и Рамлой Джейкоба, твердо решившего защищать обеих.
- Джейкоб, фу! Я ничерта не вижу, а ты благоухаешь еще круче меня! Рамлочка, ты не против, если мой котеночек поживет у тебя какое-то время? Это я не про этого амбала никуда негодного, это я про беленькую пусечку у него на руках!
Тут же определилась и снова удивилась, продолжая разговор.
- Знаешь, в принципе после этого мьюзикла, ну, ты помнишь, ты еще приходила на мой дебют, все идет как-то наперекосяк. Но абсолютно нормально, так бывает, это же гримерки, уборные, артисты, богема! Но как мне тогда удалось их нагнуть под себя, а! Ты же помнишь!
Важно вздернула носик, невозмутимо отвечая на осторожно-пораженные взгляды выскочивших неясно пока кого из дверей особняка Рамлочки. Видимо, несмотря на некоторую эксцентричность подруги, она нечасто являлась в дом в компании грязных леди и еще более грязных мужиков с белыми котятами на руках.
- Милая, боюсь, ты переоценила своих слуг.
Театральным шепотом, пытаясь не расхохотаться, потянулась к подруге.
- Они нас не впустят. Мы не проходим фейс-контроль, ни один из нас!

+4

15

- Клубничка, так клубничка. Как скажешь, моя птичка. Со взбитыми сливками подойдёт? - Рамла не собиралась спорить по-пустякам.
- Расскажешь откуда ноги растут во всей истории с нереально добрыми и милосердными певичками, готовыми бескорыстно делиться с тобой и дивными косметологами, и своими мужиками, и ... что ты там у их труппы из-под носа увела? И, кстати, я так и не поняла, за каким лешим тебе понадобилось уводить у них этот, как ты выразилась, идиотизм? А? 
Конечно, мисс Морриган шла по жизни, пребывая с самого рождения в твёрдой уверенности, что весь мир создан был исключительно ради неё - неподражаемой и драгоценной Адочки, и несомненно принадлежит ей одной. Но чтобы она стала утруждать себя любимую и что-то у кого-то уводить? Этот кто-то очень-очень должен был постараться. Интересно кто? И зачем?
- Сейчас приведём нас троих... - она взглянула на испуганную мордочку маленького мокрого котёнка, выглядывающую из-за пазухи бодигарда, - нет, четверых, в божеский вид, перекусим и поговорим.
- Конечно котёночек поживёт у меня. Где же ему ещё-то жить, как не в доме у Котов? Только такому маленькому, пережившему стресс существу, плохо будет без своей хозяйки, так что тебе и твоему амбалу придётся на первых порах составить ему компанию, - рассмеялась змеюка, и серьёзно добавила, - а если без шуток, ты думаешь, я выпущу тебя за эту ограду, пока мы не разберёмся во всех твоих непонятках. Ты же за этим ко мне приехала? Вот и поживёшь у меня. Тем более, что Илаи пару дней не будет.
На чело её на миг набежало лёгкое облачко грусти, но лишь на миг. Рамла во все уши слушала чуть удивлённый голос подруги. Вот-вот, дебют, мюзикл, богема, артисты... Артис-с-сты, туды их в качель... Нагнуться-то они нагнулись, и умылись, да видать не забыли, и не простили.
Меж тем их благоухающая компания добралась до мраморных ступеней особняка, с которых навстречу уже выбежала немногочисленная прислуга. Вопреки Адочкиным опасениям Хозяйку свою они признали - в каких только экстравагантных образах она пред ними не являлась! И не к таким видам и запахам приучены. Но то, что хозяйкины гости выглядели и благоухали не хуже, безусловно озадачило даже их. Позже всех из дверей выплыла - иначе и не скажешь - некая дама с осанкой вдовствующей императрицы и властными чертами немолодого, но всё ещё красивого лица. Увидев перемазанную Рамлу тут же всю царственность мгновенно растеряла и сбежала с лестницы навстречу. Рамла отдала ей пакет и представила её своей подруге:
- Вот, дорогая, это Агаси. - остальная домашняя фауна внимания не заслуживала.
- Агаси, это леди Виктория. Она со своим телохранителем и котёнком поживут у нас.
На этом знакомство было закончено.
- Нам с леди - ванну. Джейкобу и котёнку - душ. В «рабочем доме». Сверток в «будуар». - «Будуаром» в доме величали личный кабинет Рамлы, расположенный в том же «рабочем доме» - флигеле, отданном майором жене под всякие колдунства.
Агаси почтительным кивком поприветствовала леди Викторию, забрала у Рамлы свёрток, молча кивнула. Прислуга испарилась моментально - готовить ванну.
А Леди сбросила надоевшие шпильки и босиком, не спеша проследовала вглубь сада, где среди цветущих тропических растений и был расположен означенный флигель, продолжая слушать сбивчивый рассказ о невероятных перипетиях непростой актёрской жизни, поминутно качая головой и вздыхая. Босоножки она несла в одной руке, другой же крепко держала за руку свою дорогую детку, как будто в собственном саду Уайтов та могла вдруг потеряться.
Сзади, воюя на ходу с вылезающим из-за пазухи и норовящим забраться на плечо, а оттуда и на голову охраннику котёнком, невозмутимо топал Джейкоб.

Отредактировано Рамла Имаму-Уайт (26.12.2015 13:28:54)

+4

16

- Здравствуй, Агаси.
Ада не собиралась игнорировать ни единого, даже самого мельчайшего вопросика своей драгоценной ненаглядной и – что очень радовало и было сейчас более, чем к месту – умной и опытной подруги. Драгоценных и ненаглядных было море разливанное и океан безбрежный, они менялись в длиннющей свите Адочки с такой скоростью, что та и имен бы всех не запомнила, если б вдруг решила заняться этим непродуктивным и ненужным делом. А вот умных, близких, тем, которым можно и нужно было верить – всего несколько. Даже не подруг – всего человек несколько, к которым Ада без раздумья, не медля ни секунды, летела сломя голову свою красивую в случае самом крайнем, таком, как сейчас, когда мир рушился, когда все вокруг сходили с ума, когда тебя собиралась убивать вода, когда абсолютно все было плохо! Зато в любой момент она была готова слушаться Рамлу, закрыть рот, не спорить, включить мозги и на пару секунд превратиться из взбалмошной безголовой ветреной певички в адекватную, пусть и эгоистичную насквозь и жутко самолюбивую, но довольно разумную красивую женщину. Поэтому сейчас, неспеша дефилируя за Рамлочкой к ее великолепному саду, предварительно поздоровавшись с той единственной, явно выделяющейся из моря слуг, с которой можно было иметь дело, Ада молчала не потому, что не желала отвечать. Она обдумывала, сосредоточившись на вопросах, правда… правда, терпения надолго не хватило. И уже на подходе к саду певичка начала выкладывать все, сразу, одновременно и в спутанном беспорядке, твердо уверенная – у Рамлы хватит сообразительности самой понять, что к чему и почему происходило с ней, с любимой и единственной, в ее сложной и такой вот запутанной жизни!
- Ненавижу чертовы шпильки! Сейчас тоже сниму их, Джейкоб, ты какого черта не снял с меня это смертоубийство? Ты желаешь моей смерти, я всегда это знала! Ах, ты об этом мьюзикле? О том, какую фишку я тогда провернула??? Ой, ты не представляешь, давно я так не веселилась, как тогда, дорогая!
Ее обожаемая подруга слушала внимательно, вовремя качая головой, оборачиваясь, не выпуская ее руки цепко, Ада тут же снова успокоилась, продолжая своим хрипловато-мелодичным голоском, обращаясь ко всем и сразу. Джейкоб молчал, Рамла слушала, котенок плюнул на окружающих его грязных сволочей в человеческом обличье, так и не угостивших молоком, и уснул. Ада поняла, что может продолжать.
- Представляешь, эти козлы предложили мне роль второго плана, в своем идиотском, мерзком мьюзикле, мне – второго плана!
На секунду расширила и без того огромные глазищи, подруга обязана была проникнуться серьезностью момента!
- Ну, естественно, я послала их нахер сразу, с порога, сообщив в деталях, куда именно они могут засунуть себе сценарий, сами, пока я не приказала Джейкобу сделать это прямо в моем присутствии с ними. Они стали угрожать!
Остановилась на секунду, не высвобождая руки из цепких объятий Рамлы, свободной стянула одну свою шпильку, с негодованием тряхнула светлыми грязными волосами, махнула туфелькой, подчеркивая важность момента!
- Мне – угрожать??? Рамла, я никогда не была ТАК зла! Ну, ты можешь себе представить.
Судя по благостной улыбке сытой кошки, по затуманившемуся на минутку взгляду, дальше и правда происходило что-то очень вкусное.
- Ты не представляешь, как визжал и каким ядом плевался главный продюсер, как орали и извивались девочки-подтанцовки из его гарема. Я ведь получила все тогда! Все! И главная роль была тоже моя в уже МОЕМ мьюзикле. И я не взяла ни единой из всего того гадюшника, который пытался просочиться на МОЕ представление! Короче, скандал был неимоверный, все было так хорошо! Я отобрала у них все! Все или ничего, и последнее досталось им!
Ада на секундочку остановилась, чтобы с размаху врезать ладонью по плечу Джейкоба, который, по ее мнению, недостаточно заботился сейчас о спокойно дремлющем за его пазухой котенке. Судя по неловкой улыбке, которую попытался изобразить в ответ преданнейший телохранитель всех времен и народов, отношение к хозяйке у него давно уже сложилось… своеобразное.
- После этого Джейкоб меня достал!
Хмуро отвлеклась от избиения младенцев, плюхнулась с размаху на какой-то очень фешенебельный пуфик розового, так отлично подходящего ей оттенка, и скрестила идеально длиннющие ноги, небрежно одергивая ярко-алое платье, тут же превратившееся в широкий пояс – ее любимая форма одежды.
- То тыкал мне в нос какими-то стеклами, якобы выуженными из моей обуви и еды. То доставал с тем, что рампы и как-там-их не могут рухнуть на сцену и мою голову просто так, без повода. То еду выбрасывал килограммами, моих любимых креветок, между прочим! И как я не выгнала его к чертовой матери до сих пор… а все – моя доброта!
Покачала головой и тяжело вздохнула. Хотелось врезать Джейкобу еще раз и в ванну.
- Потом все утихло, Рамла. А потом… а потом мне позвонила Ромина, потом появился новый косметолог. А потом я стала сходить с ума, как я тебе уже говорила.
И тут Ада замолчала. Конкретно, надолго, видимо, сама переваривая то, что выложила подруге только что. Медленно бледнея.

+5

17

Рамла всегда подозревала, что подавляющее большинство людей, да и нелюдей - и её любимая детка тут вовсе не исключение - прекрасно знают ответы не те вопросы, которые сами же и задают. И чтобы понять этот невероятный факт, им требуется только хороший слушатель, пара наводящих и уточняющих вопросов и немного времени на осознание. Что-что, а слушать змеюка умела. И вопросы уточняющие задавать вовремя. 
Шлёпая босиком по вымощенным белым ракушечником дорожкам, оставляя в за собой шлейф запаха перебивающего даже аромат роз и бугенвиллий, они добрались наконец до флигеля, где для них уже была приготовлена ванна.  Леди Уайт жестом велела прислуге оставить её и гостью наедине. Нечего тут ушки развешивать. Джейкоб с котёнком  достались девушкам-горничным в качестве утешительного приза и были затащены в душевую, раздеты, отмыты, расчёсаны и обласканы со всем возможным тщанием.
Сами же леди расположились в огромной ванной комнате, отделанной мрамором, уставленной миленькими розовыми и белыми пуфами, кушетками для массажа, всевозможными шкафами и шкафчиками в которых можно было найти всё что угодно от шампуней и мочалок до ароматических свечей, банных халатов, фенов, щёток для волос и неимоверного количества всевозможных фарфоровых и стеклянных сосудов и баночек. Жрица пользовалась только косметикой собственного приготовления - как ритуальной, так и по уходу за телом после ритуалов.
Посредине помещения возвышался чугунный монстр на позолоченных звериных лапах. Старинная лохань, покрытая изнутри эмалью, секрет изготовления которой утерян давным-давно, и способная вместить не то что двух изящных барышень, а средних размеров бегемота, достался Уайтам от прежних хозяев особняка. Рамле очень нравилась эта реликвия - по её мнению все современные джакузи просто рядом не стояли. Их здесь и не было, только прозрачная супер-пупер-космическая душевая кабинка скромно притулилась в уголке.

Птичка беззаботно щебетала о своей творческой жизни и карьере, добавляя всё новые любопытные подробности. Мозаика постепенно складывалась, картина прорисовывалась. Вся история оказалась изумительно банальной. Простые суровые будни шоу-бизнеса. Обычные методы, призванные если не устранить более талантливого или удачливого соперника, то хотя бы нагадить... Обычные до тех пор, пока на сцене, так сказать, не объявились Демоны Воды. И если личности заказчиков всего этого безобразия более-менее определились, то вот исполнителей найти будет сложнее. Но вполне возможно - использование ТАКОЙ магии не могло не оставить следов, и даже если сама Рамла и не сможет вычислить уродов достаточно быстро, то есть специалисты, к которым можно обратиться. Цеховая взаимопомощь, ага.
- Джейкоба твоего надо не выгонять,  - заверила змеюка подругу, стаскивая с себя платье и украшения, - а орден ему вручить... и премию выписать... нобелевскую...
Адочка вдруг замолчала, и смертельная бледность на её ангельском лице проступила даже сквозь слой грязи и косметики.
- Всё, не бойся. Все страхи позади. Здесь, - Рамла обвела рукой свои хоромы, - тебя точно никто не достанет.
  Пошвыряв в стиральную машинку перепачканную вьетнамскими соусами одёжку и смыв в первом приближении всю гадость с кожи и волос под струями душа, подруги залезли отмокать в полную душистой пены огромную ванну.
- А эта безголосая прелесть Ромина должна была в том мюзикле главную роль исполнять? И что за продюсеры такие крутые, что позволили себе угрозы в твой адрес?
Зная продюсеров, получить список всех обиженных  звездюлек и членов... кхм... труппы, да и всего причастного к делу гадюшника, будет уже делом техники. А там и на исполнителей выйти - обычно все конторы по устранению конкурентов, так или иначе, известны международным службам безопасности.

Отредактировано Рамла Имаму-Уайт (26.12.2015 18:00:31)

+4

18

Нервная бледность, постепенно раскрасившая и без того идеально-белую кожу, которой Ада всегда закономерно гордилась, не испарилась ни пока они разгуливали по саду в ожидании ванны, ни когда их препроводили туда, наконец, а уж при виде огромной, восхитительно красивой посудины, которую сразу же хотелось даже не купить – просто схватить и бежать! – певичка побелела так, что вполне могла конкурировать с  любой свежевыкрашенной белоснежной стеной в любой частной больнице. Нервно, коротко глянула на подругу, глубоко вдохнула, буквально приказывая себе больше не сходить с ума! И не смогла сдержаться.
- Ты уверена? Это… это тоже вода, Рамла! Это вода.
Несколько секунд вполне серьезно, молча, пристально и неприязненно, да что там, с конкретным отвращением рассматривала ни в чем не повинную кабинку душа, прозрачную со всех сторон, как утренняя роса. Потом так же пристально, въедливо и не упуская ни единой детали, проследила, как туда безбоязненно вошла и благополучно обмылась ее ненаглядная подруга. Еще более нервно глянула на дверь, открыла рот, готовая позвать Джейкоба, который так всегда был идиотом тупым, но сейчас вдруг оказалось, что она не готова даже душ принять без него! И, наконец, справившись с собственными фобиями, мужественно шагнула в кабинку, тут же изо всех сил зажмурившись, набрав полную грудь воздуха, готовясь дорого продать свою драгоценную жизнь, если снова придется тонуть! Через пять минут удалось успокоиться окончательно. Вода в душе Рамлочки вела себя более, чем прилично, мирно поливая белобрысую красивую макушку, не пытаясь забраться ни в легкие, ни в почки, ни куда-то еще, не делая подсечек, не превращаясь в цунами.
- Кажется, я поняла, милая, кажется, до меня дошло.
Осторожно, борясь с активным желанием встать на четвереньки и добраться из душа до ванны по мокрому полу исключительно этим безопасным способом, Ада перебралась за подругой в огромное, вкусно пахнущее успокаивающими и расслабляющими пенками водяное пространство, погрузилась в него с головой, вынырнула и, наконец, снова облегченно заулыбалась, приходя в себя.
- Значит, ему не казалось, значит, он меня и правда пытался спасти.
Частично отвечая собственным мыслям, частью поддерживая разговор, откинулась затылком о бортик, как будто предназначенный для лично ее затылка, снова заулыбалась, понимая, что лучше и спокойнее, чем сейчас, ей не было уже давно. И вряд ли будет, пока она не убедится, что вода снова если не любит ее, то хотя бы относится нейтрально!
- Он же из моей постели не вылезет, маньяк хренов.
Хохотнула, скрещивая ноги под водой, демонстрируя в пенке коленку такой идеальной формы и белизны, что любая Афродита должна была срочно удавиться от зависти.
- Но когда он мне там мешал? Ладно. Ромина???? Ромина…
Резко распахнула огромные холодные всегда глаза, глядя перед собой, снова бледнея даже в горячей вкусной ванне. И эта бледность никак не напоминала панический страх только что. Ада была зла, расстроена, Ада была в гневе и очень разочарована. Собственной глупостью в основном!!!
- Я убью эту суку.
Тихо поделилась планами на ближайшее будущее, и если бы не пенка, буквально заставляющая снова нырять в приятную полудрему, можно было не сомневаться -  даже отсутствие чистой одежды не помешает ей выполнить задуманное.
- Я убью ее сама!!! Я ей горло перережу. Тупой пилочкой для ногтей!!! Продюсер? Ты уверена?
Глубоко вдохнула, села, выпрямилась, тряхнула мокрой головой, стряхивая остатки дремы. Сейчас, когда удалось полностью поверить в собственную безопасность, здесь, в доме подруги, дико захотелось рухнуть на землю и уснуть.  Запустила длинные ногти в волосы, сосредоточившись, назвала имя. Продюсер и правда оказался не из рядовых. Криво усмехнулась, откидывая светлые мокрые прядки с лица.
- Он еще и в койку лез, скотина. Прикинь? Он – в койку.
Хохотнула нервно.
- Ничего. Вот сейчас у меня действительно появился к нему глубоко сексуальный интерес. У тебя нет лишнего пистолета? Лучше с длинным, максимально широким дулом!!! Это обязательно!!!

Отредактировано Ада Виктория Морриган (27.12.2015 10:02:38)

+4

19

В окруженном несколькими рядами магической защиты доме, постепенно убеждаясь в том, что вода прекратила её преследовать, и можно  перестать ежесекундно ждать погибели, Ада явно воспряла духом, вышла из временного ступора и включила мозги. Мыслительный процесс, скованный до того ужасом, запустился на тех скоростях, каким и положено быть в гениальном роду Воронов.
И Ада даже слегка развеселилась. Сперва Джейкоб если и не получил полную реабилитацию, то был временно амнистирован, правда на нобелевку мог не рассчитывать, ибо, присутствие в койке Ады Виктории было той наградой, до которой никакие подвиги - прошлые и будущие - не дотягивают однозначно.
  А потом пришло понимание. Рамла со скрытым удовлетворением наблюдала смену целой гаммы чувств, что отразилась на ангельском личике её милой детки. «Да-да, ты же всё это чувствовала с самого начала, моя птичка, а вот в сознание впустить не могла», - покивала  мысленно, улыбнулась широко и сладко, и выразила полное согласие с планами подруги.
- Убьёшь. Сама. Чем захочешь. Хоть пилкой - хоть вилкой.
А услышав наконец имя продюсера, присвистнула, улыбнулась ещё шире и слаще, кивнула, пообещала Аде самый огромный и толстый рэвольвэр, какой только существует в природе, окунулась с головой, вынырнула отфыркиваясь весело и, перевесившись через край необъятной лохани, подёргала какой-то рычажок. В глубине флигеля раздалось громкое и требовательное дребезжание колокольчика.
-  Со всеми разберёмся,  - серьёзно и даже сурово пообещала, - но чуть позже. Придётся слегка повременить. Как там говорят сицилийцы, месть - то блюдо, которое нужно подавать остывшим, да?
Ей очень не хотелось, чтобы едва успокоившаяся Ада мысленно сложила всю мозаику, ибо тогда пришлось бы сказать ей про демонов воды, а от одной мысли о них самою Рамлу  холодный пот прошибал. Поэтому она  снова беззаботно рассмеялась и постаралась перевести разговор на более приятную тему:   
- А вот креветок лучше есть свежими. Это уже я тебе говорю.
В этот момент на пороге ванной комнаты возникли фигурки двух служанок. Хозяйка жестом велела им приблизиться.
- Сейчас нам с тобой приведут в порядок волосы. Девчонки у меня мастерицы. Сама муштровала. -  Похвасталась змеюка. И уже обращаясь к девчонкам:
-  Быстро покажите Леди - на что способны. - И нейтральным тоном добавила. - Телефон мне.
Одна служанка тут же принялась колдовать над белокурой головкой гостьи, другая мухой метнулась за телефоном и затем занялась волосами хозяйки. Рамла позвонила по некоему номеру, назвала имя продюсера, и не вдаваясь в лишние детали и подробности, сказала, что её интересует движение финансовых средств на счетах данного господина. Требуемую информацию ей обещали прислать через день-два. Промурлыкав что-то благодарственное в ответ, она загадочно улыбнулась и сунула трубку служанке.
Следующий час пролетел незаметно. Шевелюры двух прекрасных леди были выполосканы специальными отварами, высушены, расчёсаны и уложены. Сами леди после ванны уложены на кушетки и умащены ароматным маслом, дающим эффект прохлады. Затем перед Адочкой были раскрыты все сокровища что хранились в шкафчиках с ведьминской косметикой.
- Никакой химии, - гордо заявила "ведьма", - всё исключительно натуральное!
Потом, облачившись в невесомые тряпочки из рамлина летнего гардероба и распространяя волны исключительно натуральных благовоний, подруги перебрались на веранду, где их ждали обещанные креветки с устрицами, фрукты, вино и приятный сюрприз.
Пока дамы  купались и отдыхали, прибыл посыльный от экспертов с грудой коробок. Он сообщил о том, что всё подозрительное, что было найдено в номере отеля отправлено в лабораторию, а всё безопасное упаковано в означенные коробки, и передал лично в руки мисс Морриган пакет со слегка подмокшими, но спасёнными паспортами, банковскими картами, блокнотиком со стразиками и мобильничком умопомрачительно розового цвета.
Мобильничек, как ни странно, во всеотельном потопе не пострадал, о чём и заявил незамедлительно, разразившись мелодией из известного мюзикла.
Выражение лица ответившей на звонок подруги стало столь непередаваемым, что бедная змеюка, уже приступившая к трапезе, чуть не подавилась устрицами в лимонном соусе.

Отредактировано Рамла Имаму-Уайт (30.12.2015 19:35:42)

+4

20

- Креветки?
Судя по самозабвенности, полной увлеченности и самоотдаче, судя по мечтательности, вдруг проявившейся на утонченно-красивом без косметики пока что, лице Ады-Виктории, она сейчас была почти что счастлива, в деталях, со всевозможной фантазией, со вкусом и мельчайшими подробностями представляя, что именно могут делать в одной койке тот самый скотина-продюссер, сама Ада и метровый пистолет. По всему выходило, занятий планировалось множество, каждое из них должно было принести море кайфа самой Аде. И ни единого – потенциальной жертве. Нет, Ада Морриган никогда не отличалась ни повышенной жестокостью, ни, простихоспади, склонностью к извращениям или применениям грубой физической силы, которой обладала на уровне молодого вампира. Однако сейчас, вдумчиво и тщательно прокручивая в мокрой светлой голове все, что натворили ей эти твари (не представляя еще полного объема!), как добросовестно и умно они умудрились испортить ее драгоценную, несравненную жизнь, как едва не похерили ее невозможно удачную карьеру, ее голос, ее туфли любимые, залитые сейчас в номере!!! Сразу приходило осознание сущности своего Зверя, своего Вампира, которому плевать было на наносное, на шелуху манер, экивоков и расшаркиваний, который жаждал крови! И метрового пистолета, обязательно.
- Ах, да, черт, чуть не забыла! Ты представляешь?
Глубоко вдохнув, по примеру подруги тут же с головой нырнула в чудесную волшебную воду, даже мысли почему-то не допустив, что та может как-то навредить. К слову, сейчас все яркие подозрения Ады заканчивались именно на уровне отравленного какой-то дрянью чая, возможно – крема. Ни единого сомнения в том, что ее временная водобоязнь была и является всего лишь последствием нервного срыва и глупостью, бредом несусветным, не возникало. Нет, она верила в магию саму по себе, она категорически доверяла Рамле, но она даже мысли не могла допустить в своей красивой голове, что кто-то мог бы взять и натравить какое-то сверхъестественное существо на нее, любимую. И шоколадная красавица-змея правильно делала, что не спешила доносить до ее сознания эту интереснейшую мысль, иначе бы все в особняке прямо на своих рабочих местах и не слишком напрягая слух поняли бы, что такое настоящая, качественная истерика, непритворная и без малейшей попытки притвориться.
- Естественно, убью.
Спокойствие в уже без малейших признаков хрипотцы голосе было феноменальным и четко указывало на тот немаловажный факт, что да, Ада собиралась и правда расправиться с подругой. Бывшей. Настолько бывшей, насколько в прошедшем времени, что ее вполне можно было записать в умершие. А записав, проследить за тем, чтобы она больше не ожила, проследить лично. Ада никогда не считала себя жестокой, нет, как и в случае с продюсером. Однако предательство той, которую она до сих пор, до сегодняшнего дня подругой, которой позволила играть со своим здоровьем, голосом, карьерой, которой даже доверяла краем сознания – этого простить было невозможно. И она не собиралась, чувствуя с внезапным приливом прямо-таки физического наслаждения, что именно сможет сотворить с тщательно привязанным и распятым телом-тушкой Ромины перед собой, где-то в полутьме подвала… Ножом. К черту пилочку.
- Твои девочки просто чудеса творят.
Растянувшись на кушетке, безмятежной уже мордочкой вниз, в невесомую подушку-блинчик, чувствуя, как во все ее великолепное тело снова вернулось и умиротворение, и спокойствие, и полная адекватность, что еще немного – и она кончит тут к чертовой матери от кайфа и расслабления, Ада лениво согласилась со всем, что происходило вокруг.
- И твоя косметика тоже.
Несколько минут придирчиво поизучав варианты помады-кремов-тоналки-туши, наконец оценила себя положительно со всех сторон, широко улыбаясь нежно-персиковыми губами, на минутку отказавшись от привычной бьющей по глазам яркости. Не имея возможности раскрасить себя невыносимо эффектными красками, обычными для нее, Ада превратилась в Ангела, проявив вторую сторону многогранной натуры. Ангела, активно приступившего к креветкам, от которых всегда приходила в отличное настроение и дикий восторг.
- Ах, ты же радость моя!
На секунду отвлекшись от креветок, лизнув небрежно пальчик от вкуснейшего винного соуса, послала умнице-Рамлочке один из самых нежных взглядов, одарила чуть менее нежным, но все же, посыльного и схватила коробку, радостно рассматривая все то основное, без чего жизнь стала бы чуть менее воздушной.
- Рамла, я всегда подозревала, что ты – прелесть. Но сейчас я в этом уверена на все миллион процентов. Я тебе очень должна.
В упор, без улыбки, пристально глянула на подругу задумчивым, спокойным взглядом, обычно холодным, но сейчас удивительно плюшевым, со вкусом молочного шоколада с орешками. И удивленно вздернула сразу обе брови – мобильник проснулся и разорался замечательной популярной мелодией, итальянской направленности.
- Ромина? Драгоценная моя, как же я рада тебя слышать!
Буквально секунда, позволившая наблюдательной Рамле заметить всю гамму эмоций, исказивших выразительное лицо певички. Буквально секунда – и губы снова растянулись в широкой, многообещающей улыбке, чтобы тебе верили по телефону, улыбаться надо было всегда!
- Да, да, конечно, я здорова, твоими молитвами, милая, ты ведь так заботишься обо мне! Я так тебе обязана!
Только что, буквально секунду назад, то же самое она говорила Рамле. Однако КАК разительно отличалась каждая буква сказанного!
- Да, сокровище мое. Конечно. Послушай, я хочу набраться наглости и попросить тебя… Да, ты слышала об отеле??? Откуда??? А, неважно, да. Представляешь, какой-то идиот залил… Да! Все! И крем, и духи, и платья мои… да, и чай, твой чудесный чай! А для фигуры??? Ты меня понимаешь!
Эмоции заливали, захлестывали ее собеседницу с головой, Ада говорила без передышки, а уж качество и количество ахов-охов с той стороны просто зашкаливало.
- Ты здесь? Ты собираешься прилететь сейчас же??? Ты моя спасительница! Конечно, да, мы сейчас же встретимся, я же не могу без… без всего этого! Где? На пляже? Зачем?
На минутку Ада вопросительно глянула на Рамлу, прекрасно слышавшую обе стороны трубки. Четко ведя свою линию, Ада тем не менее слегка не уловила, какого черта Ромина вдруг прониклась к воде в таком количестве?
- Давай Джейкоб встретит тебя прямо в аэропорту и привезет… ко мне! Договорились? Ты моя лапочка! Целую! Люблю! Обожаю! ЖДУ!
Медленно положила трубку, улыбаясь странной улыбкой. Так же медленно подняла взгляд на Рамлу. И снова улыбнулась. Все становилось все интереснее и увлекательнее! И ее подруга, судя по ответной улыбке, разделяла каждую ее мысль в полном объеме.

+3


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [12.07.2060] Две девицы под окном…