КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [12.11.2066] Я не хочу умирать! Я ещё слишком молода чтобы умереть! ©


[12.11.2066] Я не хочу умирать! Я ещё слишком молода чтобы умереть! ©

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Время: 12 ноября 2066 год, утро.

Место:

Квартира Альбера, АБ.

http://stroim-irk.ucoz.ru/_ph/32/2/609908540.jpg
Просторная светлая квартира в элитном доме в самом центре города. Помимо большого помещения, весьма условно разделённого на зоны, имеются три спальни и четыре ванных комнаты. Обстановка подобрана со вкусом, хотя и некоторой экстравагантностью.

Действующие лица: Ада Виктория Морриган, Дэниел Гейт.

Описание ситуации: Поиски семейной реликвии, которая обязательно должна быть на невесте в день свадьбы, заводят Сиятельную Аду в квартиру бывшего любовника. И хоть отношения давно расторгнуты, но у него может быть то, что нужно леди. Только вот незадача - дверь Аде открывает не Альбер, а ее давний знакомый, Дэниел Гейт.

Дополнительно:
Сударыня, почему же, позвольте вас спросить, вы не надели алмазные подвески? Ведь вы знали, что мне было бы приятно видеть их на вас. ©

+30 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Дэниел Гейт (12.12.2015 18:48:52)

+1

2

Машина бешено завизжала тормозами, на полной, абсолютно недопустимой в центре города, скорости влетая во двор, развернувшись – занесло и резко успев затормозить каким-то чудом, ткнувшись носом в дверь подъезда. Дверца хлопнула с новым приливом грохота, каблучки быстро застучали по ступенькам, ярко-алой птицей женщина взлетела на нужный этаж и с силой вдавила кнопку звонка. Переливы слушала ровно три секунды, после чего изо всех сил замолотила кулачками по двери, проклиная тот день и час, когда ее родили женщиной и не дали достаточно конкретных кулаков, чтобы вышибить эту чертовую дверь с первого удара!
- Альбер! Я прекрасно знаю, что ты здесь, быстро, открой!!! Слышишь???
Неописуемая паника вперемешку с ужасом, холодным потом и огромными мурашками по нежнейшей спине могли бы яснее всяких слов объяснить ее бывшему любовнику, в каком состоянии сейчас находится его обожаемая фея. И намекнуть, что открывать надо было сразу! Раньше! Еще вчера! Так и ждать ее у открытой двери! Ситуация и правда складывалась аховая…
С одним из великого и могучего рода Д Эстенов Ада встретилась вдруг, внезапно, на одной из «вечеринок в пене», в которой она, естественно, изображала Афродиту всех времен и народов, а какого хрена там делал полуголый Д Эстен, Ада так и не поняла. Да и разбираться не стала. Страсть накрыла сразу, обоих, с головой, характеры оказались на удивление похожи –оба пофигисты те еще, этого чудесного совпадения вполне хватило, чтобы роман закрутился. В принципе, они и не прерывали отношений в общеизвестном смысле. Ну разве можно было считать ссорой какую-то невинный торшер в голову в ответ на сообщение, что дела зовут, и он вынужден отлучиться??? А потом Джейкоб, а потом фанаты, а теперь помолвка, а совсем скоро – свадьба…
«Свадьба!!!»
- Альбер!!! Твою мать, я войду в любом случае, ты же знаешь!
На секунду остановилась, переводя сбившееся дыхание, запустила обе руки в светлые, длинные, пушистые и напрочь растрепанные в живописном беспорядке волосы и с силой, с отчаянием пнула дверь фирменной туфелькой. Это был конец.
«Если я появлюсь на свадьбе БЕЗ колье, это будет конец. Это будет конец моих отношений с матерью. Это будет крах моей будущей семейной жизни, которая итак в заднице полной и целлюлитной по умолчанию. Морриганы никогда в жизни не признают этого брака! Чертовы традиции!!! Чертово ожерелье, чертов Альбер!»
Второе письмо от матери, полученное буквально вчера, заставило несколько часов после прочтения сидеть молча, уставясь растерянным взглядом в одну точку, неподвижно. И дело было совсем не в дико важных новостях, а в одной единственной фразе. Мать вежливо, тепло и подчеркнуто любяще осведомлялась, не стоило ли проверить застежку на том одном единственном колье, которое она, Ада Морриган, ОБЯЗАНА одеть на свадьбу? Ведь она желает, чтобы свадьба состоялась? Ведь она умная девочка? Ведь она не желает огорчить дядю-Патриарха, жениха, его отца-Патриарха, саму мать? Письмо полетело в камин, Ада в шоке уставилась перед собой…
Пару часов напряженного молчания сменились таким взрывом эмоций, действий и экшена, что все, находящиеся в тот момент рядом, поняли – случилось что-то действительно серьезное. Ада металась по квартире, методично переворачивая все вокруг, рыдала, билась в истерике, била все, что попадало под руку, начиная с посуды, снова и снова ломала голову, пытаясь вспомнить, куда, ну куда она могла засунуть…??? От любой помощи отказалась сразу, в настолько нецензурной форме, что предлагать перестали. Испарились. Певичка осталась одна и продолжала искать…
Имя Альбера всплыло к утру, после бессонной ночи, в течение которой трижды приезжала полиция, привлеченная нереальным шумом, дважды – пресса и четыре раза наверх поднимались охранники Игоря, привлеченные шумом, пытаясь выяснить, не убивают ли ее, а если убивает она, то не помочь ли спрятать труп-другой. Дольше медлить было невозможно. И как только она отыскала в погроме ключи от машины, натянула первое попавшееся платье, кое-как собрала волосы и мазнула по губам своей любимой ярко-алой помадой, машина рванула с места, оставляя немного ошарашенных охранников Игоря в легком недоумении ТАКОЙ спешкой в обычный маникюрный салон почти-практически накануне свадьбы, буквально за пару дней, куда они ее милостиво отпустили…
- Альбер!

Отредактировано Ада Виктория Морриган (25.01.2016 22:54:44)

+6

3

После всех событий, квартира Альбера казалась самым безопасным местом на Алмазном Берегу. Здесь было тихо, можно было не опасаться прихода незванных гостей с намерениями менее дружественными, чем у Джона, который Смит. Очень говорящие имя и фамилия – человек-невидимка, растворяющийся в толпе бесконечного множества джонов-смитов. 
Ему все равно было страшно. Постоянно. И вытравить из себя этот страх до конца Гейт-мертвец не мог. Но, хотя бы выбор алкоголя, безвредной шмали и спидов у Альбера в квартире был получше, чем в гостинице. И чем в небольшой аптеке, которую успел собрать себе гуль на Алмазном Берегу, а после, не изменяя давним наркоманским привычкам, рассовать по нычкам в жилье своего родича.

Гейту даже удалось поспать, хотя в его нынешним состоянием сон больше смахивал на бесконечное и медленное погружение в Марианскую впадину. Черт с ним.
Зато можно было отвлечься от напряженного ожидания – новенькая татуировка, с трудом вбитая в кожу мертвеца, заставляла нервничать. Отличающийся подозрительностью гуль набивал ее сам, на бедре, не доверяя посторонним. Ставить себе вязь символов, дарующих защиту разума от чужого вмешательства, Гейт не рискнул – пошел другим путем, более безопасным для его нынешнего состояния, но результат не должен был сильно отличаться.
И теперь он ждал, когда что-то пойдет не так.
Все на этом чертовом Алмазном Берегу шло не так – какой-то бесконечный калейдоскоп неудач, сменяющих друг друга, как цветные смеющиеся стекла.
После выпитой горсти таблеток и алкоголя, Гейту это виделось именно так. Эдакой развеселой каруселью, над которой он забыл посмеяться ранее.

Идиллию,  растянувшуюся на неопределенное время, нарушил настойчивый стук в дверь. Нет, не так. Гром среди ясного неба! – потому как ничто иное не могло выдернуть полукровку из вязкого наркотического не-бытия, в которое он с удовольствием погрузился ранее.
Гейт едва смог нащупать и надеть очки прежде, чем проверить время на планшете.
- Да свали. Уже, - уныло огрызнулся гуль очередному воплю. Женскому, к слову.
«Этого еще не хватало!» - меньше всего полукровка хотел разбираться с какой-то особой, требующей внимания Альбера. Судя по тому, что Гейт успел наслушаться про дампира, отношения с женщинами у того были… немного напряженными. То есть простыми и приятными поначалу, но после – исключительно сложными. И попасть под каток какой-то из его зазноб, брошенных по злому умыслу или исключительно по забывчивости, гуль не желал совершенно.
- Его нет. И не будет.

После Гейт подумает о том, что его первой ошибкой было открыть дверь, не посмотрев в глазок, кто там снаружи. Второй – что не закрыл ее сразу же, как только увидел, кто стоит на пороге.
- А он… Не.. Хм… - удивление было слишком сильным, чтобы Дэниел мог справиться с ним сразу. Растерянно полез в карман мятых джинсов, но пачку не нашел. Зато в красках вспомнил эту особу, ведь он ее помнил далеко не по красочным плакатам или модным клипам, которые часто крутили по телеку.
- Ада. Виктория. Морриган. Джонсон.
Третья ошибка – раз уж он не закрыл дверь сразу, следовало бежать, как можно дальше и быстрее. Гейт словно на яву услышал пронзительный звон рассыпавшихся инструментов, предшественник полетевшего в него медицинского подноса. Как она тогда кричала…

Гейт-мертвец по-американски широко улыбнулся, стараясь, чтобы улыбка не превратилась в оскал, являющий взору Сиятельной Ады часть заостренных зубов, не свойственных ни людям, ни вампирам, ни полукровкам.
- Вы к Альберу? Так его нет. И не будет до… До завтра. А может, послезавтра.
«Что она тут делает, черт?! У нее же свадьба с Цепешем вот буквально… шестнадцатого!»
- Всего доброго! Я передам ему, что Вы заходили! – учтиво оскалился гуль и сделал попытку совершенно некуртуазно захлопнуть дверь перед носом у поп-дивы.

Отредактировано Дэниел Гейт (11.01.2016 00:26:18)

+4

4

- Стоять!
Чистый, великолепно поставленный голос хлестнул его по рукам, щеке, губам наотмашь, туфелька профессионально скользнула в полуприкрытую дверь, не давая закрыть, толкнула, толкнула с силой, вломилась, коротко глянула на того, кто лепетал что-то невнятное и,  не глядя врезав ему кулачком по груди, буквально смахнула со своей дороги, не глядя переступив точеной шпилькой, пройдясь по рукам, ногам, голове, всему, что осмелилось бы встать на ее пути. Оказавшись внутри, скользнула по нему яростным ледяным взглядом, небрежным и высокомерным, как обычно, как всегда, когда она была в ТАКОМ состоянии, а он был не Альбером, и в этом была его основная ошибка сегодня – он родился не Альбером!!!
- Еще раз попробуешь закрыть дверь перед моим носом…
Прошипела сквозь стиснутые клычки, выдохнула и метнулась в комнаты, обдав стоявшего ароматом своих неземных, слащаво-липнущих, терпких духов, окутав, спеленав, заставив либо кашлять и давиться, либо наслаждаться и хотеть еще, мазнув по его ногам юбкой белоснежного, черт знает как попавшего в яркий ворох ее платьев, платья.
- Альбер!!!
Голос раздался сначала со стороны кухни, потом шпильки, в которых Ада буквально родилась и не расставалась даже во сне, процокали по полу, по ковру, стихнув резко, снова по плитке, голос эхом прошелся по ванной, по залу, наконец, судя по интонации, певичка оказалась в спальне, где затормошила ни в чем не повинное одеяло!
- Альбер, у меня все пропало, у меня небо на землю рухнет сейчас, у меня свадьба срывается, сорвется, сто процентов, скоро, через пару дней, а ты спишь??? Альбер! Пожалуйста!!!
Судя по внезапно наступившей тишине, Ада, наконец, убедилась, что никакого, даже самого малейшего присутствия ее бывшего любовника, в этой квартире на данный момент нет.  Несколько секунд – и она снова материализовалась прямо перед открывшим ей двери, впиваясь взглядом в лицо, требовательно скрестив руки на груди, нетерпеливо, зло пристукивая ярко-алыми острыми ноготками.
- Где он??? Ну же, быстрее, отвечай!!
Если бы перед ней сейчас стоял человек, он уже рухнул бы неподвижно, без сознания, находиться в районе Ады Морриган в ТАКОМ состоянии категорически не рекомендовалось никому и никогда, эмоции захлестывали с головой и топили не только ее саму – сама она прекрасно научилась с ними справляться! – но и всех окружающих, на которых, в большинстве своем, Аде всегда было откровенно плевать.
- Ты кто вообще такой и что здесь… Погоди!
Внезапно руки разжались, снежно-голубые глазищи прищурились двумя острыми щелочками-лезвиями, взгляд снова скользнул по стоящему перед ней, снизу вверх, обратно, нервная улыбка дернула только что плотно сжатые острой яркой ниткой губы.
- Ах, помню, помню, тот самый лаборант, дядин.
Хмыкнула, вспоминая ярко, сразу, в деталях, ах, какой разгром она устроила в его лаборатории тогда, ах, как она запугала его, как вкусно она размазала его по стенам тогда, как замечательно он не мог бы после этого даже повеситься тогда – дрожащие руки не позволили бы веревку намылить! Однако сейчас что-то было не так. С ним что-то было не так. И если бы у нее было хоть немного времени, она бы не отпустила этого вот, перед собой, не разобравшись до конца. Но времени не было!!! Все было плохо, все рушилось!!
- Твою мать, где он???

Отредактировано Ада Виктория Морриган (25.01.2016 22:55:36)

+6

5

«Да это же просто невозможно!..» - пока Гейт лихорадочно размышлял, что делать с внезапно объявившейся гостьей, та простучала точеными шпильками вглубь квартиры, не обращая на самого гуля никакого внимания. Она не воспринимала его, как и многие другие. И наверняка даже толком не помнила. Что ж, может, оно и к лучшему. Без пяти минут жене Игоря Цепеша было необязательно знать, кто поливает цветы в квартире... ее бывшего любовника?! Нет, ну а что еще, зная репутацию этих двоих, могло их связывать? Вряд ли деловые отношения или совместные походы в церковь по воскресеньям.

«Срывается свадьба… Минуточку!» - та самая, от присутствия на которой Гейт едва смог отвертеться. Меньше всего ему хотелось попадаться на глаза Игорю Цепешу и другим подобным ему вампирам. Он все еще ходил в должниках у этого Волка, и не горел желанием пересекаться с ним лишний раз. А теперь Ада Виктория Морриган заявилась в квартиру Альбера… Стоп. Что она вообще здесь забыла, эта напыщенная стерва, которая никого и ни во что не ставила?! В квартире своего бывшего любовника накануне свадьбы, которая, судя по ее крику, должна сорваться?

«Из-за чего? - оцепенение спало, а Гейт решительно захлопнул дверь и шагнул вглубь квартиры, сталкиваясь с миз Морриган аккурат на входе в зал, - Лаборант?!.» Разумеется, знаменитая поп-дива могла не разбираться в медицинских тонкостях, но пренебрежительно отношение задело самолюбие гуля и он зло сщурился, цепко схватывая дамочку за запястье.
- Его. Здесь. Нет. Ни в квартире. Ни на Алмазном Берегу, - процедил Гейт сквозь зубы, - Это первое. Второе. Я не знаю, когда он вернется. Можешь оставить сообщение, я его передам. И третье. Я никогда не был лаборантом в «ПёфектБьюти»…
Голос все-таки задрожал от злости, а гуль не удержался, рявкнув прямо в лицо этой Аде, которую так боялся раньше.
-  Я хирург! И не какой-нибудь коновал в сельской больнице, не умеющий делать ничего сложнее ампутации, а хороший, квалифицированный специалист, Ада Виктория Морриган, м-мать твою!

…где-то глубоко в подсознании малыш-Дэнни буквально менял цвет лица от нежно-зеленого до мертвенно-серого, испуганный настолько, что не даже не пытался сейчас вылезти на поверхность сознания, отдавая полный контроль Гейту-мертвецу. Малышу-Дэнни было слишком страшно, и он вряд ли смог бы связать и двух слов. Гуль отступил, выпуская руку сиятельной поп-дивы. У него на языке вертелось много эпитетов, едких и не самых приятных, которые ему не терпелось пустить в ход. И только неуемное любопытство, заменившее после смерти сон и наркотики, заставляло проглатывать их все: «…срывается свадьба…» - Гейт неприязненно глянул на певичку.
И чего только он ее так боялся ранее?
Ах да, он и сейчас отчасти ее боится – невеста Игоря Цепеша, того самого Цепеша.
Неприятное ощущение.
Но почему срывается свадьба и знает ли об этом без пяти минут муж сиятельной поп-дивы?
И как с этим связан Альбер? Он что, шантажировал ее чем-то?..
А теперь Гейт по его милости оказался втянут в какую-то до крайности неприятную историю!
Нет, нужно было выяснить, что происходит.

- Я могу… попробовать позвонить ему, - примирительно произнес гуль. Помедлил, и все-таки предложил, - У Альбера неплохой бар. Можешь налить себе выпить, пока я попытаюсь с ним связаться. Так что ты хотела от него?..

+3

6

- Убери руку!
Удивление и легкий шок от того, что какой-то Богом забытый лаборант одной из многочисленных дядиных лабораторий осмелился сейчас лапать за ее драгоценное, пропитанное духами, стоящими больше, чем он сам весь, запястье, на секунду пересилило даже дикую панику, только что заполняющую всю Аду доверху. Коротко, с силой дернулась, поморщилась, ощутив слишком выразительный для нее захват, и снова поразилась. Эта моль лабораторная мало того, что осмелилась хватать ее, так еще и смог удержать. И это еще не все! Первые же слова, даже не сами слова – тон голоса заставили снова ошарашено уставиться на него своими прозрачными до самого дна глазищами, пытаясь понять изо всех сил, действительно ли он осмелился обратиться к ней на ты, ставить условия, диктовать какую-то там свою волю, которой у него быть не могло априори, вообще разговаривать с ней иначе, как на коленях??? Это было невозможно – и это происходило сейчас.
- Ты чего на меня орешь?
Неожиданно мирно и довольно заинтересованно выслушала удивительно актуальную сейчас для нее информацию о его статусе в потустороннем от стен этой квартиры мире, хмыкнула и вздернула обе красивые тонкие четкие нитки бровей, выщипанных идеально настолько, что ни единого взмаха пинцетом невозможно было себе даже представить дополнительно.
- Хирург? Ну охренеть теперь. И это дает право трогать мою руку?
Ее руку выпустили, с силой потерла лоб, запуская обе руки в волосы, что творила только в моменты наивысшего душевного напряжения, когда все было плохо, ужасно, не так! Когда мир и правда готов был рухнуть, и принять помощь даже этого нестандартного лаборанта-хирурга было вполне возможно.
- Ладно, все, извини, ты хирург от Бога, я не спорю.
«Мне похеру сейчас, Господи, где Альбер??? Ты только скажи мне, где он – и я оставлю тебя в покое! Вместе со всеми твоими скальпелями, твоей странной улыбкой, тоном голоса ненормальным!»
- Попробуй. Прошу тебя, попробуй.
«Иначе сейчас я оторву тебе голову, вырву из рук безголового, беспорядочно мечущегося по комнатам тела трубку и сама поговорю с Альбером. Клянусь.»
- Колье.
Впервые в жизни остро пожалев, что так и не удосужилась рискнуть испортить себе цвет кожи и начать, наконец, нормально курить, не глядя опустилась на подлокотник какого-то кресла за спиной, выпустила волосы, подняла глаза, наблюдая, как он смотрит в ответ. Игра в гляделки быстро надоела. Рывком поднялась, кивнула и направилась к отлично знакомому ей бару, сразу вытаскивая виски, два бокала с толстыми стенками, устойчивым дном, плотного стекла, такие, разбить который сразу невозможно. От нервного напряжения пальцы дрожали так, что бокалы пришлось аккуратно выставить на барную стойку.
- Колье.
Виски плеснуло по столу, раз, второй, снова глубоко и медленно вдохнула, наполнила оба бокала, проигнорировав разлитое, развернулась к хирургу.
- Звони, твою мать!!!
Огромным усилием воли замолчала. Сейчас этот бывший умело препарированный ею лягушонок оказался единственным спасательным кругом, пусть и сомнительного свойства – но другого не было. Не было!
- Колье, которое я швырнула ему в его наглую кошачью морду хрен знает сколько времени назад. И без которого моя свадьба в ближайшем будущем нихера не состоится. На.
С силой сунув ему в руку бокал, не удосуживаясь узнать ни о пристрастиях, ни о желаниях, быстро, прикрыв глаза, сделала три огромных глотка из своего. Клыки пристукнули о край бокала, едва не откусывая хрустнувшее стекло. Привычное тепло не спешило разливаться по телу, взвинченные нервы не желали выключаться.
- Звони. Пожалуйста.

Отредактировано Ада Виктория Морриган (25.01.2016 22:56:33)

+6

7

- Колье хотела? От Альбера?!. – Гейт чуть не выронил смартфон, в котором пытался найти номер родственника. А ведь он только успокоился - Ада признала, что он хороший хирург, чем успокоила Гейта-мертвеца, и даже не размазала по стене за хватание за руки.
Определенно, теперь он боялся эту вампиршу гораздо меньше, но все равно предпочитал находиться подальше от нее в замкнутом пространстве, поэтому невольно вздрогнул, когда ему  в руки сунули спиртное. Он все еще не отошел от собственной отчаянной наглости пополам со смелостью, когда расхрабрился схватить за руку сиятельную поп-диву. А звон раскатившихся по полу скальпелей и панический ужас долгое время преследовали его в страшных снах.
Теперь будет преследовать другое – колье для Ады Виктории Морриган от Альбера д'Эстена за сутки до свадьбы.

«Господи, почем я?! Чем я так провинился?!!» - как он потом будет объяснять Цепешу, почему его невеста получила за день до свадьбы колье от одного из Котов. А ведь он спросит, наверняка, и что ему, Гейту, на это отвечать? Что он не в курсе и это не он набирал номер Альбера, чтобы Ада могла с ним поговорить??? Гуль нервничал все сильнее, злился, и едва попадал дрожащими пальцами по кнопкам.

- Я не хотел бы… хм… показаться бесчувственным к твоим проблемам, но… как бы так сказать-то…
«Господи, душно-то как!» - Гейт потянулся за пультом управления от кондиционера. Тянул время. Соберись, твою мать, соберись наконец!..
- …ты уверена, что за день до свадьбы тебе нужно именно колье и именно от Альбера?.. Мне кажется, что это не самая хорошая иде…
Полукровка не договорил, вздрогнув от крика, в очередной раз дрожащим пальцем находя нужный номер.
- Я звоню! – возмутился гуль, - Абонент вне зоны действия сети – вот, послушай сама!
И действительно переключил на громкую связь, а безъэмоциональный голос говорил: «…перезвоните позже…» - без тени сочувствия, разумеется. Гейт снял очки и потер пальцами переносицу, с силой зажмурившись. Ему нужно было заставить Аду выслушать то, что он скажет. Та еще задача! Памятуя о произошедшем в кабинете ПБ.

- Видишь?.. Подожди, не кричи! Сейчас я позвоню, хм, его секретарю, в Америку. Он улетел обратно в США. Я попытаюсь выяснить, когда он вернется, хорошо?.. Видишь, как все просто?..
На взгляд Гейта это звучало крайне успокаивающе. Он и сам отчасти успокоился, услышав, что Аде нужен был не подарок накануне свадьбы, а какое-то колье, которое… Звучало это дико и ничуть не лучше дорогого презента для будущей миссис Цепеш, но полукровка на всякий случай кивнул. Все это не отменяло того факта, что Цепеш все еще может задать ему несколько вопросов по этому поводу. Если узнает.
- А… почему ты сама… То есть, Игорь не в курсе? – осторожно уточнил Гейт, слушая в трубке бесконечные гудки. Он надеялся, что на другом конце наконец-то кто-нибудь ответ. А пока залпом выпил то ли виски, то ли бренди, то ли хрен знает что и скольки градусов, отставляя бокал в сторону. Разумеется, ему не полегчало. Но попробовать стоило.

Отредактировано Дэниел Гейт (17.01.2016 21:05:13)

+4

8

Если кто и мог вполне закономерно считаться лидером по попаданию в задницы на протяжение всей своей недолгой для вампира жизни, то это определенно была она, Ада-Виктория. Но если до сих пор вполне удавалось и удар держать, и маникюр не обломать при этом, то вот прямо сейчас она с удивлением осознала, что медленно, но очень целенаправленно погружается в такое болото безнадеги, что сердце радовалось! Виски закончилось быстро, мгновенно, этот хирург тоже выглушил своей залпом, зло и нетерпеливо выдрала пустой бокал из его рук еще до того, как он поставил, и снова направилась к бару, так и не догадавшись просто захватить бутылку, всю, сразу. Когда голова напрочь, намертво, до краев забита одной бьющей по нервам мыслью «все пропало!!!!!», остальное отходит на второй план. Скажем, обычная логика.
- Ты идиот. Ты крутой хирург и идиот, какое колье, от какого Альбера???
Остановилась, поставила оба бокала на барную стойку, пару минут смотрела на них, с силой треснулась лбом  между ними и застонала, не от боли, от совершенного тупика вокруг!
- Это не его колье! Он мне браслеты дарил обычно! Это мое, мое колье, мое, древнее, хрен знает какого года, фамильное, теперь ты понял???
Напрочь забыв о горячем и умном желании не ссориться с единственным возможным собеседником сейчас, снова застонала. Обычно любой стон Ады, даже просто при виде охрененных туфелек на пошло-откровенной шпильке, способен был заставить в головах всех существ мужского и женского пола в радиусе километра вспыхнуть огромное яркое неоновое СЕКС. Однако сейчас сексуальности в нем было ровно столько, сколько в мокрой зеленой лягушке посреди болота. Ноль.
- Мы обсуждали с ним наши дальнейшие планы на ночь, мнения разошлись. Потом разошлись кардинально. Потом я врезала ему, он попытался успокоить, как будто мне были нужны его успокаивания тогда! А потом мне позвонила моя мать, вовремя, как обычно, и стала нести чушь про свадьбу, детей и прочую муть, пытаясь продавить под себя, отца, дядю. Я вышла из себя, хотя всегда контролирую происходящее, держу себя в руках, ты вкурсе!!! И так как выбесили одновременно и Альбер, и мать, колье матери полетело в его морду!!! Зависло на ухе!!! Осталось там! А скоро у меня свадьба, ты понимаешь теперь или нет??? И без колье свадьбы не будет, ее никто не признает из наших, из моих, нахрена она тогда вообще, даже Цепешам??? Игорь??? Как я могла сказать ему??? Извини, твоя невеста – неуравновешенная идиотка, сумевшая запороть даже то, что невозможно изгадить априори??? Так он, чую, и сам это уже понял давно!!!
Замолчала, глядя пустым снежным взглядом на бутылку виски, слушая безэмоциональный механический голос, повторяющий как заклинание, как приговор то, о чем даже подумать было страшно. О том, что сегодня, вот прямо теперь, когда небо уже начало раскалываться и трескаться, Альбера просто может не оказаться рядом, в зоне доступа, ее доступа.
- Это конец.
Действительно перестав орать, автоматически взяла бутылку, не размениваясь больше на стаканы. Запрокинула голову, прижала горлышко к губам, принялась методично глотать. На третьем глотке сбилась, закашлялась, вытерла губы тыльной стороной руки, глубоко вдохнула и решительно отставила бутылку.
- Где у Альбера лежат его драгоценности? У меня еще несколько дней. У меня еще море времени впереди, океан времени, слышишь?! И ты мне не помешаешь!

Отредактировано Ада Виктория Морриган (25.01.2016 22:58:06)

+6

9

Гейт проглотил «идиота», скрипнув зубами – но все-таки проглотил, потому как Ада неслабо почесала раздутое самолюбие мертвеца, которое проявилось у Дэниела после смерти, признанием, что он «крутой хирург!»
Что ж, допустим.
Такими темпами можно будет дойти и до более лестного, например, что он ни разу не хуже знаменитого доктора Морригана, а там, глядишь, сиятельная поп-дива и совсем перестанет называть его лаборантом… Почему-то это стало важно. Гуль моргнул, понимая, что, в очередной раз набирая номер и молчаливо соглашаясь со всем, что говорит Ада, он вполне себе конкретно разглядывает ее ноги.
«Этого только не хватало!..» - Гейт сглотнул, отводя взгляд. В прошлый раз оценить красоту Виктории помешал банальный страх - красоту или мастерство Беннета?..  – впрочем, он держал в руках медицинскую карту, где был частичный (полукровка не сомневался, что полный ему не доверили) список перенесенных операций. Перед тем, как ему доверили столь важную информацию, пришлось поставить ни одну подпись о неразглашении и разве что не поклясться на библии, коране, рогатом сатанинском черепе и черт знает чём еще, что он, Дэниел Гейт, никому и никогда не расскажет о том, что прочитал…
«Так! Хватит!.. - снова одернул себя дампир, почесывая в затылке и соображая, куда еще можно позвонить, а попутно пытаясь услышать всю печальную историю Ады, - Планы на ночь, с Альбером! Господи, я этого не слышал!..»
- Я… понимаю, - мягко ответил Гейт, хотя на деле ни черта не мог понять. Почему и каким образом это колье должно было расстроить тщательно спланированный союз Ворнов и Волков, гуль не представлял. Впрочем, у древних свое понимание мира и зачастую слово, сказанное кем-то из них ценится выше, чем миллион подписанных бумажек. «Колье-колье… что-то я слышал про него недавно….» - на самое лучшее время, что бы пытаться вспомнить. Зато самое подходящее, что бы подсесть поближе, приобнять, прижать к себе, поцеловать, залезая рукой под платье, а потом…
«…потом Цепеш повесит меня на собственных кишках где-нибудь в их волчьей резиденции,» - Гейт шумно вздохнул и растерянно потер шею. Где-то в глубине многочисленных функций смартфона была и та, которая позволяла ставить на набор сразу несколько номеров.

- Драгоценности Альбера?.. Он что, по-твоему, носит это колье?..
«Да скорее подарил следующей своей любовнице, если, конечно, не знал о его подлинной ценности!..» - понимание, что именно планирует сделать сиятельная Ада, и к чему вообще был вопрос, щелкнуло не сразу.
- Так, стой! – гуль резко поднялся, вставая перед чистокровной и не давая ей возможность подняться, - Ты не будешь обыскивать дом Альбера, ясно?!. – отрезал гуль. Не хватало ему еще объясняться перед родственником после того, как эта фурия устроит тут погром. Гейт грозно глянул на Аду, но та выглядела настолько растерянной, что малышу-Гейту почти сразу стало её как-то жалко.
- Я налью тебе еще выпить, - пробормотал Дэниел, отступая. Глупое, конечно, предложение, учитывая, что Ада хлебала виски прямо из горла.

- Я поставил на автодозвон все номера, по которым можно найти Альбера. Его личный номер не отвечает. Учитывая разницу во времени, в Америке сейчас ночь, или вечер. Мы дозвонимся до него. В конце концов, он мог просто потерять свой телефон… М-м… Тебе бренди со льдом?.. Или утопить в джакузи… Или он сейчас в ночном клубе…
«Набухался, накурился, закинулся таблетками… Почему. Почему из всех невест этого города и этой страны именно здесь и сейчас оказалась та, которой предстоит стать женой того самого Игоря Цепеша?!»
- М-м, и отдыхает там, ну, отдыхает, - неопределенно, но дипломатично закончил Гейт, незаметно для себя почти в крошку раскалывая лед и кидая его в бокалы, - Если получится дозвониться до его секретаря, то… его найдут и мы сможем поговорить с ним…

«А если нет, то да поможет мне бог!.. - гуль не сомневался, что в ином случае Ада перевернет вверх дном эту квартиру, перекопает все, вокруг дома, вывернет самого Гейта наизнанку, и проделает все то же самое с любым знакомым или знакомой Альбера, у кого может оказаться эта реликвия, - Реликвия! Точно!»
Гуль повернулся, протягивая вампирше бокал со спиртным.

Отредактировано Дэниел Гейт (18.01.2016 20:34:42)

+5

10

- Да ничерта ты не понимаешь.
Хмыкнула, даже не глянув на понимающего рядом, рассеянно скользя полупустым после такого количества виски взглядом по комнате, видимо, уже мысленно начиная повальный обыск.
- Ничерта ты не понимаешь и не поймешь. Это тебе не лягушек твоих препарировать! Это… ай, да к черту!
Раздраженно отмахнулась от его сочувственного взгляда, и глянула в упор, обжигая своим, ледяным и полным презрения и безнадеги одновременно. Она не умела жечь огнем, зато могла прямо с порога заморозить вусмерть, всего лишь глянув вот так, сверху вниз, даже из позы сидя.
- Конечно! Я всегда знала, что Альбер носит украшения!  Ты издеваешься сейчас???
Хохотнула коротким, больно царапнувшим его шею, мочки ушей смехом, и вскинулась, снова глянув на подошедшего слишком близко самоубийцу, пытающегося сейчас НЕ позволить, запретить ей хотя бы что-то???
- Что. Ты. Сейчас. Сказал?!
Резко рывком поднялась, оказываясь настолько близко к нему, что у него оставалось всего два выхода. Сделать шаг назад – или врезаться в нее, оставаясь на месте. Ада умела ударить, даже не шевельнув своим красивым пальцем!
- Ты думаешь, что сможешь остановить меня??? Ты - Меня?!
Вспышка гнева на фоне и без того напряженных нервов, скулы залила нехорошая снежная белизна, женщина не умела краснеть – она бледнела, и оттенок белого показывал, насколько сильно сейчас ей хреново. Еще секунда – и взрыв был бы неизбежен, и все, что нашел бы Альбер, вернувшись, были бы отдельные кусочки бедного ни  в чем не повинного лаборанта, очень эстетично разбросанные по его фешенебельной квартире. Внезапное явно сочувственное бормотание и абсолютно несвоевременное предложение выпить заставило моргнуть, нахмуриться и снова медленно опуститься в кресло. Ада задумалась.
- Да, давай.
«Он единственный пока знает все, весь размер задницы, в которой я оказалась. Отпускать его просто так нельзя.»
Попыталась улыбнуться, глубоко вдохнула, пытаться прекратила. Оскал, обнажающий клыки, никак не напоминал ее обычную сверхъестественно обаятельную улыбку, а другого пока она предложить не могла физически.
- Мне пофигу, ночь там или вечер. Если он утопил свой мобильник сейчас, когда он мне так нужен – лучше пусть сам утонет следом.
Машинально прояснила ситуацию, бездумно следя абсолютно пустым взглядом за тем, как он колет лед, как наполняет крошкой стаканы.
- Я придумала.
Приняла бокал, рассматривая собеседника внимательно, с новым, только что вспыхнувшим интересом, глаза заблестели,  засветились изнутри, Ада стала еще красивее, потом еще и еще.
- Я не приду на свою свадьбу. Я убегу. И ты мне поможешь. Понял?!
«И только попробуй сказать нет. Еще раз. Ты пожалеешь, что на свет родился.»
Наконец, улыбка удалась.

Отредактировано Ада Виктория Морриган (25.01.2016 22:58:45)

+6

11

«Как не поеду?!.» - сказать, что Гейт охренел, значит не сказать ничего. Несколько дней до свадьбы, и что теперь? Ада Виктория Морриган собирается сбежать! И откуда? Правильно, из квартиры Альбера, где совершенно случайно оказался Гейт: «КБ эти сказки расскажи… Они знаю толк в сказках!..»
А все заради чего?
Что бы Альбер, утопивший свой телефон, и не отвечающий на звонки, мог продолжать отдыхать на другом континенте. Наверняка со всякого рода горячими цыпочками… Малыш-Дэнни начал было краснеть, но сделать этого полноценного, до красных ушей, не успел – Гейт-мертвец озверел раньше. В этот момент он был солидарен с сиятельной поп-дивой. Лучше бы Альберу было утонуть следом за своим мобильником.
- Знаешь что, А-да, – протянул полукровка, разливая алкоголь по стаканам, - Давай-ка обыщем квартиру Альбера, м-м?
Ну а что?! Пока его родственник неплохо проводит время, гуль тоже мог бы по-своему оторваться. Тоже, с девушками – нет, не такими, как эта Морриган, а более покладистыми. Но вместо этого он должен думать, как выпутаться из непростой ситуации, да еще и не допустить разгрома квартиры Альбера.
«Знаешь что, д’Эстен?.. Да пошел ты к черту!»

- Перевернем тут все вверх дном. Хорошенько выпотрошим подушки и оторвем паркет. Дорогущий, к слову. Но так ему и надо, этому Альберу, если он не берет трубку.
Телефон трудолюбиво продолжал делать набирать номер, раз за разом, следуя программе автодозвона, но толку с этого не было никакого.
- Бутылку шампанского? У него тут было какое-то дорогущее, в нычке, - великодушно предложил Гейт. Мысль о том, что Ада напьется и попросту вырубится, была крайне соблазнительной. Вот только куда ее девать после?.. Полукровка моргнул, ругая себя за тугодумие. Незадолго до свадьбы за Адой должна была таскаться чертова уйма охраны. И эта самая охрана должна была видеть, как невеста Цепеша зашла в эту квартиру.
Сначала Гейт похолодел, хотя температура его тела и была ниже, чем у живых. Потом побледнел, и только после встряхнул головой, начиная догадываться… что ей тоже будет непросто объяснять своему жениху, что она забыла в квартире у Альбера: «Тем более, она не хочет этого объяснять…»
- Где твоя охрана, А-да? Понимаешь, не хотелось бы, чтобы нам помешали. Пока мы будем искать ожерелье. Пока будем завтракать в кафейне на углу и решать, куда же лучше нам отправиться, подальше от Алмазного Берега. И всех проблем. Ты уже собрала чемоданы, А-а-ада?
Малыш-Дэнни искусал бы себе все костяшки в кровь, но не решился бы произнести ничего подобного вслух. Гейт-мертвец ухмыльнулся и опрокинул диван, разрывая пальцами обивку и небрежно проверяя рукой внутренности.
- Ничего нет. Но у Альбера много мебели. И чудесный паркет.

+7

12

Виски, наконец, как следует шарахнуло по и без того конкретно напряженным нервам, оценило отсутствие любого завтрак, обрадовалось и прочно захватило взбудораженные блондинистые мозги, не встречая на пути ни малейшего намека на сопротивление. Чтобы отключиться, Аде надо было не слишком много, однако Аде, Виктории, Морриган, Джонсон нужно было дохрена спиртного, смешанного в нереально разных количествах и объемах, чтобы напиться до потери сознания, а так как все эти имена и фамилии сейчас были в одном существе, все, чего она добилась от виски – легкости, внезапных вспышек и озарений, резко взмывшего вверх настроения и вдруг проснувшегося желания действовать! Последнее не спало с четырех утра.
- А-да? Что-то не нравится мне твоя странная интонация, хирург.
Подозрительно сузив, прищурив голубые уникальные глазищи, нетрезво окинула его внимательным взглядом снизу доверху, махнула рукой, снова резко поднялась, уже который раз за утро и хохотнула, рассматривая собеседника теперь уже просто с откровенной симпатией. Только что перед ней стояло что-то среднего рода, неясного происхождения, невнятно лепечущее о своем высшем медицинском образовании – и вот вдруг он резко изменился, открыл рот, и не просто, чтобы сожрать что-то, а высказывая очень дельные мысли! Скажем, о том, что обыск устроить не только можно, но и нужно! Если бы Ада сейчас была в более адекватном состоянии, если бы она могла мыслить трезво или хотя бы умела делать это априори, она бы поняла, что прежде, чем безоглядно крушить квартиру бывшего любовника, доверившись неясно кому, следует изучить, с кем ты вообще договариваешься.
- К черту, ты прав!
Снова что-то щелкнуло, женщина рывком стянула с кресла подушку, второй рукой подхватила с барной стойки нож для колки льда, неосмотрительно оставленный там хирургом, воткнула до рукоятки в мягкую середину, одним взмахом снизу вверх вспорола, тряхнула, вытряхивая поролон, наблюдая, как он мягко опускается на паркет.
- Тут его нет.
Сообщила раздумчиво, смахнула тыльной стороной руки с зажатым ножом светлую легкую прядку волос с чистого безмятежно упившегося виски лба и солнечно глянула на собеседника.
- Шампанское? Пойдет, давай. Ты в курсе, где его нычка, или тоже придется поискать?!
Еще раз мстительно тряхнула распоротой, безжизненно обвисшей в ее руке подушкой-наволочкой, брезгливо разжала пальцы, предоставив ей полную возможность упасть на пол вслед за своими внутренностями и  перехватила деревянную ручку ножа поудобнее.
- Охрана? А на хрена тебе моя охрана, м?
Пристально, внимательно скользнула оценивающим взглядом по креслу, не заметила в обшивке ничего привлекательного и подхватила бокал, залпом опрокидывая в себя. Виски … освежило, придало сил и умения, мысль об охране заставила расхохотаться.
- Они у моего дома, ждут. Ждут, веселые и находчивые мальчики Цепеша, пока я вернусь со своего раннего маникюра!
Вытянула руку, демонстрируя ему идеальный обожаемый темно-бордовый маникюр на длиннющих ноготках, хищным жестом, рывком сжала перед его носом, впиваясь ногтями в собственную ладонь, снова рассмеялась.
- Не бойся. Нам не помешают. И завтракать, и бежать, и искать. Чемоданы? Нахер, бежим так, у меня он наличка в сумке, на завтрак хватит! Да. Я хочу подальше и от всех проблем.
Снова резко с силой потерла  лоб, прекратив смех, зло сморщив идеально ровный нос. Отвлек грохот опрокинутого дивана, снова расхохоталась, запрокинула голову, стало жутко весело.
- Давай шампанское и молоток. А я пока займусь стульями! Там определенно должны, должны быть драгоценности, так надо, я знаю!

+7

13

- Вот именно, что ни нахрена мне твоя охрана не нужна, - буркнул гуль себе под нос, но его слова предсказуемо потонул в хрусте разрезаемой ткани. Оно и хорошо, иначе Ада, находясь в странном настроении, когда ее глаза блестели уже совершенно безумно от алкоголя и переполнявших ее эмоций, вполне могла и разозлиться.
Гейту снова стало неуютно и он ретировался за молотком, который требовала Сиятельная Ада. Где-то на кухню, в одной из тумбочек под раковиной, стоял характерный бокс. Его полукровка приметил, когда ныкал свою наркоту. Теперь Дэниел задумчиво крутил пакет с дурью в руках, размышляя, а не дунуть ли по-быстрому. И не поделиться ли забористой травой с вампиршей. Наверняка та пробовала стимуляторы и похлеще. Вроде кокса, который лежал где-то рядом с бутылкой шампанского.

«Она дунет или нюхнет, расслабится, подобреет… А потом охрана Цепеша заберет обдолбанную невесту домой и Игорь мне голову открутит. Когда узнает, кто ее так накирял всевозможным шлаком,» - Гейт вздохнул, возвращаясь в зал.
- Ба-а! Да ты сама нашла его нычку с шампанским. Осторожно! Только не бей этот чудный глобус!.. Там внутри твой ДонПереньон и не только он.
«…а за это голову мне открутит уже Альбер, - настроение, приподнятое еще пару минут назад, медленно скатывалось к отметке “так себе”, - Да и пошел бы он!»
Телефон все так же монотонно бубнил про то, что абонент недоступен, находится вне зоны доступа, а автоответчик вторил – оставьте свое сообщение.

- Оп-п! – Гейт исвлек из глобуса бутылку и вскрыл так, что на дорогущий ковер полилась пена, а пробка хлопнула в потолок. Поймал игристый пенящийся напиток бокалом и протянул тот Аде, думая о том, что сейчас бы выпил чего покрепче.
Гуль снова начинал нервничать.
Перспектива быть соучастником побега Ады накануне свадьбы, да еще и с финансами, достаточными для – как она сказала-то? – на завтрак хватит. Шикарная ситуация. Распаковывать свои активы Гейт не горел желанием совершенно, хоте переведенная ему Беннетом сумма заставила полукровку не просто удивиться, а очень удивиться. На то, что у него будут такие активы, он даже не смел надеться. И уж тем более об этом не нужно было знать Аде.

Гейт-мертвец предсказуемо нашептывал про ярко-желтую бентли. Оторвать задницу и срочно в ближайший салон! Хватит кататься на арендованных тачках, пора бы заводить свою и покруче.
Малыш-Дэнни предсказуемо мялся и не хотел связываться с дорогостоящим приобретением. Мало ли, вдруг потом не хватит налабораторию?! И что он тогда скажет отцу?!! А Беннету?!!! А Воронам?!!!

- Хм. Тут есть молоток… и какая-то устрашающая штуковина… Хм! Тебе что больше нравится? – Гейт распаковал бокс с инструментами и задумчиво покрутил в руке гвоздодер, после чего вопросительно посмотрел на Аду. Вопрос охраны все еще безмерно волновал его. Если к их веселью присоединятся амбалистые Волки это будет очень и очень плохо…
- Так почему ты думаешь, что охрана Игоря не найдет тебя здесь? У КБ наверняка есть много разных интересных штук вроде отслеживания сигнала с телефона или разных там жучков.

Гуль выпил свое шампанское залпом и даже не заметил когда это сделал, и теперь крутил в руках пустой бокал. Взгляд упал на картину на стене. Сорвав полотно, тщательно изучил подрамник с обратной стороны и огорченно вздохнул.
- Ничего, - а потом грохнул свой бокал о стену и остатками ножки в руке разрезал холст, откидывая тот в сторону, - Она никогда мне не нравилась. Раздражала с первого дня, как я сюда въехал.

Отредактировано Дэниел Гейт (31.01.2016 23:50:28)

+4

14

- Не бить? Почему?
Любознательно покачнулась, однако неохотно и медленно изволила опустить уже занесенный над глобусом барный стул на чудесных длинных металлических ножках. Нож для колки льда был предусмотрительно зажат между коленками, а в ход пошла тяжелая артиллерия – Ада любила и умела творить беспредел с размахом и от всей ширины своей розовой со стразиками души!
- Там вполне может быть то, что мы ищем!
Не одобрила попытку остановить себя, однако заинтересованно заблестела глазищами, услышав про коварно затаившееся там вкуснейшее шампанское – один из своих обожаемых напитков наравне с виски.
- Какая прелесть, как вовремя ты меня остановил, какая ты прелесть тоже!
Изящно уронила стул, забила в ладошки, наблюдая восхищенно-нетрезвым взглядом за струей в потолок, попыталась поймать брызги губами, поймала протянутый ей бокал и с готовностью, жадно выпила сразу половину. Жажда внезапно стала нереальной, шампанское оказалось очень кстати, облизнула губы и, посерьезнев, глянула вдумчиво сквозь пузырики в бокале на те странные штуки, которые он предлагал ей в качестве подсобных инструментов. В принципе, она вполне бы справилась просто с помощью рук и собственного неуемного энтузиазма, кажется, этот хирург в этом уже и не сомневался, но так как квартира у Альбера оказалась большой, а желающих помогать ей – всего один, приходилось обходиться тем, что было.
- Это лом такой, я знаю. Лом. Им машины вскрывают.
Откуда у нетрезвой в доску бывшей певички, а нынешней невесты одного из влиятельнейших волков современности были ТАКИЕ познания о гвоздодерах, сама Ада ни за что не взялась бы сказать, однако сейчас, просветив недогадливого медика, коротко кивнула, аккуратно вытащила нож из коленок, выпрямилась, перехватила бокал поудобнее и решительно потянулась за гвоздодером.
- Пойдет! Самое то, чтобы покрошить паркет в конфетти! Охрана, говоришь…
Аккуратно поставив бокал на пол, прямо себе под ноги, прочно стиснула огромную железную штуку обеими руками, широко расставила ноги на обожаемых шпильках и, быстро тряхнув непослушную прядку волос, снова упавшую на лицо, с размаху вонзила гвоздодер в паркет, намертво застряв им там, в трещине, пробежавшей сразу по нескольким половичкам. Грохот и треск гармонично совпали с раздираемым им полотном, отвлеклась, снова выпрямилась и равнодушно пожала точеными плечиками, четко отработанным движением, демонстрирующим абсолютное отсутствие интереса к вопросу. Действительно, что ЕЙ сделали бы мальчики из охраны Игоря? ЕЙ бы что сделали?
- Конечно. Я думаю, у нас с тобой еще час-два, не больше. Почему у нас? Потому, что я нихрена добровольно отсюда не уйду, и ты уже это понял, пока не найду того, что мы ищем. А если ты не поможешь мне сбежаааааать…
Протянула, нетрезво и весело, остро глянув на него, с широкой, теплой улыбкой только что позавтракавшей, но все еще не получившей десерт акулки.
- Я еще не придумала, чем тебя напугать. Но поверь мне, уже в процессе.
Попыталась рывком выдернуть застрявший гвоздодер, быстро выдохлась, глотнула еще шампанского и двинула по торчащему металлу туфелькой, выламываяи вламывая, раскачивая, выбивая, не вытягивая уже.
- Так что у нас мало времени, дошло?! Очень мало!

+4

15

«Напугать? Меня?.. Зачем?!.» - Малыш-Дэнни непонимающе, и с долей обиды во взгляде, уставился на Сиятельную поп-диву. Во-первых, он итак был достаточно напуган. А во-вторых, он и без того делал то, что от него хотела Ада. Что еще ей было нужно? Не мог же он, в самом деле, чудесным образом и в одно мгновение, оказаться на другом континенте, что бы взять Альбера за грудки, хорошенько тряхнуть и заставить его ответить на звонок?..
Разумеется, ничерта подобного он сделать не мог, а упоминание Цепешей заставило задрожать руки. Малыш-Дэнни только и смог, что выдавить из себя глуповатое и беспомощное:
- О-о-о!.. – и без сил опуститься на подлокотник дивана.
Единственной мыслью, что билось в его голове перепуганной и бестолковой птицей, было: «Это совершенно нельзя допустить!..» - Гейт-мертвец все сильнее сжимал челюсти, брезгливо наблюдая на глупой паникой того, с кем был вынужден делить одну не-жизнь на двоих.
- Ты в любом случае не найдешь это без помощи Альбера.  Как думаешь, будет ли он рад помогать тебе, если его начнут прижимать к стенке волчьи выродки?.. – слова получились сухими и жесткими, а гуль зубато ухмыльнулся. Ему было бы интересно, как с хрустом сломается гонор этой певички. Ему было бы интересно сломать его, как сухой стебель – колючий и жесткий снаружи, надменно возвышающийся над остальным полем, и совершенно пустой внутри.
- Так на что ты поставишь, Сиятельная А-да? Рискнешь остаться здесь, что бы проверить свою удачу?.. Если украшения здесь нет, то можешь не получить его и после. Понабежит охрана. Сюда, в квартиру Альбера. Коты возмутятся - еще бы! Да ведь это же самый настоящий скандал! И во всем этом оре обязательно всплывет история с потерей этого твоего раритетного украшения. Могу поспорить, меньше, чем за сутки, об этом будет знать половина Алмазного Берега.

Малыш-Дэнни, испуганный в усмерть тем, что говорил Гейт-мертвец, забил куда-то в угол сознания, закрывшись руками от всего происходящего.

- Так тебе все еще нужно сохранить все в тайне? И чтобы Игорь Цепеш, твой будущий супруг, был не в курсе причины твоего появления здесь? - гуль добродушно усмехнулся, наливая себе виски. Шампанское было слишком сладким и в нем было слишком мало градусов для происходящего здесь. Он наблюдал за сиятельной поп-дивой с тем же интересом, что дети завороженно наблюдают за трепыханием бабочки с оторванными крыльями. Раздраженно поморщился – монотонный механический голос, бубнящий из динамиков смартфона, откровенно бесил.
«Черт бы подрал тебя, гребанный ты сукин сын, Альбер! Возьми же телефон, или посади на связь кого-то, кто в любое время дня и ночи сможет сказать, по каким мажорным клубам тебя носит!..»

- Так что мы будем делать, Сиятельная Ада, после того, как проверим все комнаты и успеем ли мы сделать это за пару часов? – залпом выпив свой виски, Гейт поднялся, направляясь к выходу из комнаты, - Здесь три спальни. Я начну проверять эту.
Гуль остановился, скользя взглядом по взъерошенной вампирше, что выглядела сейчас, как настоящая фурия.
- Честно говоря, я сомневаюсь, что он прячет что-то под паркетом. На твоем месте я бы простучал стены. Вдруг там есть какие-то пустые ниши. И да, не поломай ногти – мне нравится этот маникюр.
На секунду гулю стало интересно – огребет ли он за свои последние слова по морде или какой-нибудь дорогущей вазой, или Ада проглотит все сказанное им молча?.. Гейт-мертвец смотрел в глаза вампирше, чувствуя странную и пугающую силу, которая поднималась в глубине ее глаз. Несколькими днями ранее он бы не посмел даже рот открыть при чистокровной, но татуировка, дающая защиту, работала.
Теперь это было неоспоримым фактом.

+3

16

Удар, с силой, конкретный, резкий, прилетел по его губам раньше, чем фраза про ее маникюр подошла к концу и прекратила свое звучание. Огромный черный агатовый перстень рядом с драгоценным, изящным, вызывающе дорогим кольцом, подаренным ей Игорем, пришлись весьма кстати, вкладывая в удар дополнительные возможности, добираясь до самых зубов гуля, тех, которые он только что так неосмотрительно скалил на нее. Ада всегда предпочитала огромные, увесистые, почти мужские перстни, экзотически мрачно смотревшиеся на ее узких, тонких, насквозь аристократических пальцах, еще больше удлиненных длинными острыми ногтями, так понравившимися ему. И сейчас по губам ему прилетело сразу, сильно, разбивая не только губы – она явственно ощутила зубы костяшками, била не ладонью. В секунду оказавшись рядом, придвинувшись вплотную, накрыв с головой приторно-сладким ароматом духов, ненавидимых Цепешем, пропитавших Аду насквозь, ударила не раздумывая, с силой, внезапной для женщины, обычной для вампира. И то, что глянуло сейчас на гуля в упор, сквозь идеально огромные, холодные, стеклянные голубые кукольные глаза, никак не походило на обычные, теплые взгляды обычных, красивых женщин. На мертвого мертвеца смотрел мертвец живой, пусть пока недостаточно сильный, пусть слишком юный для вампира, однако уже четко знающий, как пользоваться тем, что подарила природа, будь то красота, мозги… или сила удара.
- Никогда не открывай свой рот, не подумав, понял?
Голос вибрировал, резонировал, звучал плохо, странно, одной струной скрипки, давя на нервы, выводя из себя, мешая сосредоточиться, демонстрируя ту Аду, которая обычно скрывалась глубоко, где-то под третьим-пятым слоем косметики, ту, которая не появилась бы на свет еще долго, если бы не обстоятельства, заставившие сорваться.
- Ты пытаешься угрожать мне сейчас?
С силой толкнула его в грудь, заставляя влипнуть в стену, приложиться затылком, сжала его шею, впиваясь ногтями, добираясь до горла. Если бы сейчас перед ней стоял человек, он уже сдох бы, задохнулся, так и не добравшись до конца разговора, умер бы от боли, потому, что когда ногти входят в мясо – это больно. Иногда – очень больно.
- Ты думаешь, я не знаю, что случится через час??? Я пришла к Альберу. Не к коту – к Альберу. И ты всего лишь досадная помеха, которую мне проще устранить, чем терпеть!!!
Свободной от его горла рукой выбила бокал, зажатый в его руке, виски плеснуло на изуродованный уже пол, заставило отвлечься. Несколько секунд молча, не мигая, рассматривала его лицо вплотную, медленно облизнула губы, придвинулась еще ближе, ловя его взгляд, не позволяя отвести, стиснув пальцы до посинения костяшек.
- У нас есть ровно час. Ты поможешь мне осмотреть все до конца – а потом…
Вспышка погасла так же резко, как началась, с силой провела пальцами по лбу, медленно разжала руку, выпуская жертву. Неожиданно заботливо коснулась его плеча, поправляя, стряхивая несуществующую пылинку.
- Извини. У меня нет выхода. Ты все понял верно. Огласка мне не нужна, коты не должны узнать ни о чем, волки – тем более. Помоги мне, я тебя прошу. Все в твоих руках и зависит от тебя.
Виски, шампанское, снова виски, неуверенно нахмурилась, рассматривая раскуроченный пол, не глядя на него, зачем-то тщательно вытирая руки о юбку платья, до сих пор каким-то чудом белоснежного и свежевыглаженного, без единого пятна.
- Я буду тебе должна. И вполне смогу отдать долг если не сейчас, когда тебе нихрена не может быть надо от меня, то после. Когда стану ЖЕНОЙ Игоря Цепеша, Наследника.
Пауза, которая была длинной, выразительной, очень выразительной. Он не был идиотом, не мог быть по определению, по крайней мере, Ада здорово на это надеялась. И должен был понять все плюсы своего выбора.

+2

17

Бешенная фурия, живое воплощение ярости, стихийное бедствие, способное смерти со своего пути что угодно – вот кем была сейчас Ада Виктория Морриган. Малыш-Дэнни цепенел под злым взглядом, не в силах ни двинуться, ни произнести хоть что-то. Ему было до черта страшно, но он не мог даже забиться обратно в самый темный и дальний угол сознания, чтобы остаться там надолго… Гейт-мертвец скалился, едва не начиная хохотать в голос, смотрел пытливо, словно хотел найти что-то в глубине серо-голубых глаз сиятельной поп-дивы, и радужка глаз гуля окрашивалась черным.
Самым сложным было не сломать вампирше запястья, когда она буквально вбила мертвеца в стену. Гейт остановился вовремя – обхватил руки поп-дивы почти нежно, да она, скорее всего, не заметила даже этого. Так же, как сам Дэниел не сразу почувствовал боль в шее.

Все закончилось так же неожиданно, как и началось.

Ада отступила, а Гейт потер шею ладонью, с удивлением заметив на ней кровь. Растерянно облизал фалангу, пробуя  слушая, что говорит мисс Морриган, и подумал о том, что у голода, проявившегося в его посмертии, были и свои плюсы. Например, повышение болевого порога. Значительное повышение.
Гуль моргнул и коротко кивнул, соглашаясь со сказанным. Иметь в должниках Аду Викторию Морриган?.. Вполне неплохо, если, конечно, та сдержит свое слово.

- Для начала, не делай так больше, - негромко произнес Гейт. «…иначе в следующий раз я сломаю тебе обе руки, а после трахну и выкину отсюда. И мне плевать, чьей будущей женой ты являешься,» - мертвец хмыкнул своим мыслям и направился к бару, за новым стаканом. Оглядел разгром, царящий вокруг, и сделал круг до порога – обуть кроссовки.
- У меня плохо с регенерацией, - все-таки добавил гуль, выливая остатки виски в оба бокала. После случившегося малыш-Дэнни обходил бы Сиятельную Аду десятой дорогой. Гейт-мертвец подошел ближе, протягивая наполненный бокал.
- Мы обыщем квартиру, - примирительно сказал гуль прежде, чем сделать глоток из своего, - Но это вряд ли что-то даст. Альбер не из тех, кто будет устраивать в своей квартире тайники и хранить в них драгоценности или деньги. Для этого существуют банки.
Гейт вздохнул.
- Но я не против навести здесь хаос.
«...потому что Альбера нужно хорошенько наказать,» - полукровка поморщился, допивая виски. Сформулировать, за что именно, гуль не мог, но мысль была слишком привлекательной и без этого.
- Я попробую найти Альбера. По другим телефонам. В конце концов, время до свадьбы еще есть. Если он…

Договорить Гейт не успел. Телефон перестал монотонно бубнить, зашуршал, а из динамиков раздался недовольный женский голос:
- Алло? Алло!..
Гуль глянул на экран и нервно хохотнул. Номер резиденции Альбера. Осборн Стивен Джозеф МакЛафлин. То еще имечко - Гейт в удивлением глянул в экран. Не факт, что дворецкий знал, куда запропастился паршивец, но если да – то Ада не проломит ему череп ломом к концу часа. Несмотря на информацию, полученную от Джон Смита, мертвец предполагал, что отрегенерировать такие повреждения и не вызвать лишних вопросов будет сложно. Да и наверняка – неприятно.
- Это Гейт, Дэниел Гейт!..
«Пожалуйста, только не кричи и не спугни этого дворецкого!» - мысленно взмолился Гейт, выспрашивая у Осборна о местоположении Альбера. Им повезло. Он лично покупала билеты на самолет, и даже мог сказать примерное время прибытия Альбера на Алмазный Берег. «Кажется, бог все-таки существует!» - Гейт не мог скрыть широкой и до дибилизма довольной улыбки. Все шло отлично, кроме одного "но". По заверениям дворецкого, Альбер уже должен был быть на Алмазном Берегу. Гуль покосился на Аду, как-то на автомате делая небольшой шажок в сторону от нее.
Нужно было снять телефон с громкой связи: «Ах ты ж черт...» - список критичных глупостей, сотворенных им за последний час, продолжал расти.
- Если он выйдет на связь, попросите его связаться с Дэниелом Гейтом. Это срочно. Очень. Да... Вопрос жизни и смерти.

Отредактировано Дэниел Гейт (12.03.2016 19:36:58)

+3

18

- Не вижу ни единой причины не делать так больше.
Рассеянно, равнодушно вздернув брови, внимательно, очень сочувственно глянула на ближайшую стену, до сих пор чудом не тронутую ни ею, ни хирургом. Виски, шампанское, смесь компонентов, дикие нервы, постоянная паника и спешка, вечно повышенный уровень скрываемой агрессии и нихрена не скрываемой эмоциональности сделали свое. Аде было откровенно плевать на все, что происходило вокруг, если оно не касалось конкретно конечной цели ее великого похода – добраться до Альбера и вытрясти из него: 1) колье 2) в худшем случае – всю известную информацию о колье.
- Разве что твое желание, всего лишь?
Неожиданно широко улыбнулась, не демонстрируя ни единого клыка – исключительно человеческие, удивительно жемчужно сияющие идеальной чистейшей белизной зубки. Ада действительно умела быть идеальной. Другое дело, КАК это оценивали окружающие.
- Убедил. Не буду больше тебя лапать, даже если это будет жизненно необходимо.
Кивнула, прекращая улыбаться так же резко и вдруг, как только что вспыхнувшая улыбка. Подхватила предложенный бокал, снова кивнула и … никак не отреагировала на его сообщение о плохой регенерации. Разве это было то, что должно было заботить ее сейчас? И в принципе? С другой стороны, именно он был гарантом ее успеха сейчас, ее поисков, ее попыток протрезветь немного, ее брака, в конце концов. Стоило как минимум уважительно отнестись к его регенерации.
- Хаос я тебе обещаю.
Легко согласилась, быстро, в несколько глотков допивая виски, небрежно выбрасывая бокал куда-то в район барной стойки, катастрофически не попадая на нее, однако прицельно попадая в нее, снова улыбаясь – осколки выгодно дополнили картинку общего бардака.
- Что?...
Замолчала, когда механический голос, уже буквально фоном проходивший через их беседу, вдруг неожиданно изменился, превращаясь во вполне адекватный и человеческий мужской. Как будто услышав мольбу хирурга о молчании, действительно заткнулась на мгновение. Впилась ногтями в подлокотник кресла, подаваясь вперед, внимательно, очень трезво вслушиваясь во все, что можно было расслышать… через громкую связь.
- То есть, Альбер уже здесь. Уже где-то здесь, совсем близко, на Алмазном Берегу.
Как только разговор был закончен, легко вскочила с дивана, коротко глянула на Гейта, ухмыльнулась, прошлась по комнате, небрежно отшвырнула носочком модельной туфельки кусок разодранного пола.
- Значит, он уже здесь – и у нас еще есть немного времени. То есть, осталось только найти его и добраться до него. И Альбер мне все расскажет.  Потому, что ты правильно сказал сейчас – это вопрос жизни и смерти.
"Или я превращу его в такой для вас, для вас обоих, драгоценный мой."
Снежно-голубые глаза радостно глянули на гуля, ни единой лишней эмоции там сейчас не присутствовало, кроме конкретной, тщательно отобранной цели.
- Если он здесь, на кой хрен нам тратить время и переворачивать его дом? Это приятно и круто – но намного приятнее и круче добраться непосредственно до него самого, перевернуть его лично и забыть обо всем, как о страшном сне. Ты сидишь у него дома. Ты знаешь, где находится его спальня и лучшее шампанское. Ты обязан знать, куда он мог поехать сразу, как только прилетел на Алмазный Берег?! Альбер очень мил, всегда был таким, так что он, естественно, не откажется помочь сразу же, как только узнает, в чем дело!

Отредактировано Ада Виктория Морриган (12.03.2016 22:11:09)

+3

19

«…и как только он увидит, во что превратился его зал! Разумеется, он с радостью поможет тебе, А-да Виктория Морриган! - Гейт-мертвец едва сдержал рвущийся смех, пряча широкую ухмылку за краем бокала, - Значит, одолжение, мне? Ну-ну, Сиятельная Ада, ну-ну…»
- Я тут живу и, разумеется, я знаю, где находится спальня, выпивка и сладости. Но я не знаю, куда Альбер мог отправиться после того, как прилетел. Извини.
«Сейчас она снова будет кричать…» - малыш-Гейт пугливо сжался, в то же время предвкушая очередную вспышку ярости Сиятельной Ады с затаенным и сладким предвкушением, как детишки ждут праздничного торта. Гей-мертвец разглядывал лицо поп-дивы, больше похожее сейчас на маску. Как будто недавняя злость выпила из мисс Морриган остатки сил.
- Ада, черт возьми! Он мог отправиться куда угодно, в любое место, где можно неплохо провести время. А таковых на Алмазном Берегу пре-дос-та-точ-но. Даже если отмести ночные клубы, потому что сейчас день, остается… Остается еще много разных заведений.

Гуль внимательно посмотрел на Аду и поднял обе ладони вверх, предупреждая очередную вспышку гнева. Малыш-Дэнни и без того был достаточно напуган, а Гейт-мертвец пока что совсем не хотел ломать изящные запястья. В целом Ада ему была симпатична, несмотря на взрывной характер и взбалмашность. Минимально тем, что была красива. Максимально – что за капризной и эгоистичной маской скандальной певички  проглядывали зачатки разума. «…не пялься на ноги, не пялься на ноги… Не пялься же ты, черт возьми, на ноги! И на грудь тоже!..»

- Я не отказываюсь от поисков, но нам может понадобиться, хм, немного больше, чем час. Ты сможешь решить вопрос с охраной, когда мы поедем его искать? А я сделаю все, что бы найти Альбера, - гуль смотрел в глаза мисс Морриган, и неожиданно широко ухмыльнулся, направляясь к бару.
- Он не любит Клуб. Обнаружить его в ночном клубе или в баре вероятность гораздо выше.
Гулю не нужно было долго собираться. Планшет, телефон – в сумку, бумажник – в задний карман джинс.
- Он упоминал про пару мест на Алмазном Берегу, которые ему нравятся. Но было бы неплохо исключить Клуб. Вряд ли он будет где-то на верхних этажах, если сунется туда. У тебя есть в Клубе кто-то, кто может позвонить, если он там объявится?..
Гейт болтал, думая в то же время совсем о другом. Сейчас они поедут искать Альбера, и непременно засветятся на публике вместе. А где Альбер, там и длинноногие цыпочки. А где сиятельная поп-дива, там и папарацци. А где папарацци, там и снимки в газетах на первой полосе. «Ада Виктория Морриган устроила погром и закатила скандал Альберу д’Эстену в известном ночном клубе N накануне собственной свадьбы, читайте про разлад любовников на третьей странице… В доме, который построил Джек.»
Волосы на голове ощутимо зашевелились.
Стоп.
Это ведь от него зависит, откуда они начнут поиски - если выбрать неприметное место потише, то можно потянуть время, а там, вполне возможно, на звонок ответит Альбер. Или объявится любым другим способом.
- Хм. И надо будет по дороге позвонить в аэропорты. Вдруг рейс просто задерживается...

Гейт не стал снимать телефон и планшет с автодозвона.
- Хм. Вызвать такси или ты на машине? – гуль оглядел сиятельную поп-диву, прикинул, сколько она успела выпить и в насколько взвинченном состоянии находится. А потом подумал о том, насколько будет счастлив Игорь Цепеш, когда ему доложат о том, что машина его невесты брошена под окнами Альбера.
- Да к черту такси! – радостно заявил Гейт, - На твоей машине будет всяко быстрее!..
«Этот день будет очень… очень… очень! Длинным…»

Отредактировано Дэниел Гейт (16.03.2016 11:14:25)

+3

20

- Ну надо ж, какое счастье. Ты знаешь, где находятся сладости, ути-пути, хороший малыш.
Полупрезрительно, полуснисходительно передразнила, с ухмылкой рассматривая парня. Нет, она не была злая, она не была жестокая, она не пыталась сделать ему слишком больно – как не собиралась делать и слишком приятно. Она вообще была сама по себе, как настоящая, породистая, слишком красивая для того, чтобы жить у какого-то там особенного мужика кошка. Возможно, сиамская, или какая порода могла быть достаточно мерзкой и противной характером и идеально красивой для сравнения с ней сейчас? Ада Виктория целиком и полностью соответствовала своим именам, обоим, по-очереди, в зависимости от ситуации. И сейчас, рассматривая остро, холодно, однако с несомненной извращенной симпатией невольную жертву своих вспыхивающих, плещущих во все стороны эмоций, она пыталась понять одно. Какого хрена в присутствии этого ничерта толком не означающего собой хирурга ей хочется…. поежиться? И если б не количество и качество свежевыпитого виски, она черт знает до чего бы и додумалась, вероятно.
- Объясни мне, на кой черт мне сейчас информация о сладостях? Она спасет свадьбу? Нет. А извинение твое спасет? Тоже нет, бинго! Бонус тебе за сообразительность, тащи, волоки сладости, будем праздновать!
Фыркнула, снова принимаясь прохаживаться по разгромленному помещению, стиснув красивые удлиненные пальцы, тиская их, кусая губу, думая, думая. Мысли шли вразброд, но то, что они шли хотя бы куда-то, пусть не вместе, было огромным достижением сейчас.
- Ты чертовски прав.
Внезапно серьезно помрачнела, останавливаясь, замирая перед ним. Если бы ей сейчас сказали, что она внимательно слушает мертвеца и ничерта не желает слушать его же – но в образе ботаника-лаборантика, она бы повертела пальцем у блондинистого виска и послала сказавшего в глубокую, целлюлитную задницу.
- Ты прав, он мог отправиться куда угодно. Что ты советуешь делать?
Очень спокойно, адекватно и внимательно глянула в глаза Гейту, медленно кивнула, скрестила руки на красивой, идеальной формы груди, покачала головой.
- Мальчики Игоря знают свое дело. И как только они появятся здесь – я уже ничего не смогу сделать, при всем своем желании. Потому, что что-то мне подсказывает – второй раз они на маникюр-солярий не поведутся. Поэтому вопрос с охраной мы решим кардинально – мы свалим отсюда раньше, чем они явятся.
Объяснила, нервно постукивая ноготками по собственным рукам, машинально равнодушно улыбнулась на его ухмылку и замерла. Медленно, очень медленно расцепила руки, с трудом перевела дыхание. Только сейчас до ее сознания дошло, наконец, что в нем было не так. Улыбка! Острая, неживая, слишком яркая для обычного вампира. Радушная улыбка мертвеца.
- Твою мать.
Философски прокомментировала, глубоко вдохнула, потрясла головой, прогоняя новую волну паники.
- Да, на кой черт ему Клуб… Альбер предпочитает другие развлечения, насколько я осведомлена…
Несмотря на полный сумбур в голове, облизнулась, улыбнувшись, видимо, вспоминая в красках, как именно, где, и насколько феерично они развлекались с котом тогда, давно. Давно – а помнила, как сегодня! Ничуть не сомневаясь, что Альбер тоже не забыл ни секунды – ее не забывали!
- Даааа, у меня есть в Клубе несколько знакомых-друзей-подружек, они сообщат.
Деловито кивнула, личные связи певички не шли ни в какое сравнение с деловыми связями любого живущего президента – в плане, что она лидировала с конкретным отрывом.
- Конечно, к черту такси!
Радостно взвилась, оживляясь на глазах, не глядя отыскивая во всем этом бардаке и куче хлама, в которую превратилась гостиная Альбера, свою сумочку, подцепляя ее ноготками, утаскивая, решительно направляясь к двери, попутно вовлекая и Гейта тоже в водоворот своей оперативности и неуемной в доску нетрезвой энергии.
- Я за рулем!!!

+3

21

Гейт едва успел захлопнуть дверь, надеясь, что сработает автоматический замок, а если не сработает, то в респектабельном районе никто не позарится на чужое добро. В том числе и на «сладости», обсмеянные Адой. Уже в лифте гуль тяжело вздохнул, думая о том, что стоило захватить пару косяков. Необходимость экстренно расслабиться наверняка встанет перед ним этим вечером. И не один раз.
«Надо выбрать место подальше от центра столицы и потише…»
Полукровка постукивал пальцами по хромированному поручню, наблюдая за тем, как загорающиеся цифры над дверями отсчитывают их спуск вниз.
- Послушай, Ада. Ты уверена, что будет достаточно просто сбежать отсюда? Они все равно будут тебя искать. По тому же сигналу с телефона, или… 
Планшет в сумке завибрировал и полукровка схватился за него судорожно, как утопающий за соломинку – но на дисплее всего лишь высветилась информация о том, что один из жертв автодозвона отключил телефон. Или тот вырубился от частых звонков. «Продолжить набор?» - «Да.»

- Фьюу-у-у! Красная! – восхитился гуль, разглядывая машину сиятельной поп-дивы. «Такую захочешь – не пропустишь… Особенно в районе, где потише и подальше от центра…» - Гейт приуныл, закуривая. Впрочем, Ада предсказуемо не позволила ему долго наслаждаться перерывом. Ей наверняка не терпелось вытрясти из Альбера информацию о том, куда же он дел ее колье, и полукровка с удовольствием бы поприсутствовал при этом.
- Так какой у нас план? – спросил гуль, усаживаясь на переднее сиденье рядом. Гейт-мертвец бы с преогромным удовольствием спихнул с водительского места мисс Морриган и выжал из низкой почти-что-полуспортивки весь максимум, на который та была способна. Дэниел фыркнул, прикидывая, что взвинченная Ада вряд ли сможет продемонстрировать что-то путнее на дороге,  и, поразмыслив, пристегнулся.
«Черт, а куда ехать-то…»
- Давай начнем с «Veron»’ы, - поколебавшись, произнес Гейт, внезапно подумав, что вырубить Аду ударом по голове, связать и сделать звонок Игорю это не такая уж и плохая идея. Сложно-то как… Полукровка растер ладонями лицо, - Он упоминал, что часто бывал там в конце лета. Хм.

Гейт оглядел Аду и нахмурился. Да уж, кроме приметной тачки, Ада была приметной вся – от кончиков ногтей до острых шпилек.

- Хм, - снова важно и задумчиво повторил гуль, - Не сочти за грубость, но ты очень… заметная. Так нас быстро найдут, даже если ты выкинешь все свои средства связи в окно. Может, заедем в бутик и прикупим тебе плащ? Обычный, черный. С высоким воротом. И шапочку…
Полуковка едва удерживался от того, что бы не расхохотаться в голос. «Паранджу, паранджу на нее еще одень!» - Гейт-мертвец откровенно развлекался, мысленно похохатывая над паникой малыша-Дэнни. И смачно щелкнул зажигалкой, закуривая в салоне.
- И очки. Темные. Непременно. Как в фильмах про Джеймса Бонда, сиятельная Ада Виктория Морриган Джонсон.

+3

22

Лифт оказался единственным местом, способным хотя бы на пару минут утихомирить неуемную жизненную энергию вампирессы, и то, не до конца. Несколько секунд рассеянно хмурилась, рассматривая себя в блестяще-матовой поверхности поручней, потом нетерпеливо пристукнула ногтями, лифт явно развивал недостаточную для нее скорость, единственное, что могло бы целиком удовлетворить ее сейчас, если бы они сорвались и рухнули вниз. Добравшись таким образом до пункта назначения максимально быстро!
- Естественно, они будут меня искать.
Легко согласилась, рывком запуская тонкие длинные пальцы в блондинистые волосы, потянув с силой, нетерпеливо хмурясь, переступив на тонких же, высоченных шпильках, удлиняющих ноги настолько, что иногда они казались бесконечными. Обычно холодный и острый, сейчас слегка расфокусированный и удивительно блестящий взгляд остановился на лице Дэнни. Помедлив, выпустила волосы и более внимательно, очень заинтересованно и явно не собираясь скрывать интерес, уставилась на его губы, склонилась, нетрезво вглядываясь, казалось, еще чуть-чуть – и прикажет открыть рот! И пощупает зубы. Может, язык.
- Я даже уверена, что они УЖЕ начали и уже направляются сюда. По сигналу? Нет, это был бы перебор. В конце концов, ничего ужасного со мной не случилось и быть не может. А вот машину отследить – вполне, так и проще всего, не находишь? С другой стороны, где тебе. Это ж не скальпелем цветочки на чужих животах вырезать!
Фыркнула, довольно тепло и дружески настроенная сейчас к тому, чьи челюсти собиралась разжать силой только что. Если бы он знал ее чуть дольше, уловил бы сразу, что нравится. Для тех, кто не нравится, у Ады находились совсем другие слова. И шутки другие тоже. И челюсти хотелось разжать не пальцами – молотком.
- Он???
Тут же взвилась на вибрацию, снова фыркнула и демонстративно первая выпорхнула из лифта, оглянулась на него через плечико гордо. Машину она любила. Нет, не как живое существо – как раз живых она не слишком жаловала. Женщины обычно привлекали больше красотой, чем отсутствием достаточного количества мозгов, и всего нескольких она выделяла настолько, чтобы возвести в ранг друзей, пустив дальше койки. Мужчины, как ни странно, ставились немного выше по качеству своему, однако и среди них существовало исключительно мало лапочек типа ее бывшего охранника, Джейкоба, которым она могла доверить сохранность не только своей спины и идеального зада, но и головы. Со всем содержимым. Нет, члены были у всех. Но этого чаще всего бывало … недостаточно.
- Нравится? Красная, прикинь!
Выдохнула, в который раз восхищаясь машиной, тут же безапелляционно скользнув за руль, нетерпеливо глянув на хирурга, который благоразумно поспешил пристегнуться. Водить Ада не умела от слова совсем, всегда предпочитая либо обойтись такси – либо же усадить за руль кого-то, более трезвого и аккуратного, чем она сама. Она нихрена не чувствовала габаритов машины, из зеркал использовала только заднего обзора – когда надо было мазнуть губы любимой темной вишней, хуже всего было то, что момент с наличием педали тормоза напрочь вылетал из ее красивой головы, как только она садилась за руль.
- План? У тебя есть?! Ах, ты об этом…
Разочарование потонуло в жалобном, громком скрипе-визге, ощутимо пахнуло паленой резиной, машина стрелой пронеслась по части тротуара, весело вырулила на проезжую часть, отыскала дорогу и рванула по ней, выжимая из себя максимум прямо тут, в центре, оставляя позади живописные черные следы.
- План у нас один – найти Альбера.
Обстоятельно и неспеша сообщила, обернувшись к нему, абсолютно прекращая следить за дорогой.
- Отлично, неплохой кабак, знаю, где.
Резко крутанула руль раз, второй, умело и нихрена не вписываясь в подворотню, однако чудом проскакивая перед носом очередного прохожего, в ступоре оставшегося стоять на тротуаре. Где, как он думал, наивный, его жизни ничего не угрожало.
- А почему я должна счесть твой, сомнительный правда, комплимент за грубость?
Внезапно ударила по тормозам, то ли желая остановиться, то ли пробуя лобовое стекло на прочность его головой, то ли просто перепутав педали. Отпустила руль, самодовольно глянула на себя в зеркало, провела обеими руками по груди-талии-бедрам, обрисовывая идеальные формы, белоснежное платье, облегающее как чулок.
- Конечно, я выделяюсь, это нормально. Но переодеться – это ты такой гений! Понимаю, чего тебя дядя держал! Очки – чудесно, всегда хотела. Шляпку? Ты издеваешься. Плащ…
Взгляд на него стал очень задумчивым. Скользнул сверху вниз, снизу вверх, наискосок, снова остановился на лице, сигарете.
- Ты тоже переоденешься. Пошли!

+3

23

«Мать моя…» - водить Ада то ль не умела совсем, то ль умела слишком хорошо, что бы ограничивать себя всякими глупостями вроде ПДД. Действительно, зачем бы они были нужны такой восхитительной особе, как Ада Виктория Морриган?..
Гейт-мертвец поаплодировал ей стоя. Малыш-Дэнни начал вспоминать молитву, хоть какую-нибудь, которую неизбежно подцепил в свое время,  как заразу – ну а вдруг обращение к божеству и впрямь поможет доехать до конечной точки назначения живыми и даже невредимыми. «Пережиток английского воспитания, мать его!» - гуль едва не выронил сигарету. Ремень безопасности больно вдавило в ребра.
Движение изящных ладоней по изгибам тела, не прикрытых, а скорее подчеркнутых платьем, завораживало. Гуль невольно сглотнул, с трудом поднимая взгляд выше. В конце концов, было просто невежливо говорить с талией, бедрами и грудью сиятельной поп-дивы, хотя та наверняка была привычна к таким проявлениям внимания к себе.

- З-зачем мне переодеваться? – удивился мертвец, начиная заикаться по старой привычке  - Я-то не такой приметный, как… как… в отличие от тебя.
«Почему цветочки, скальпелем и на животе?!» - вопрос не был насущным, но внезапно всплыл в голове среди других мыслей. Гуль рассердился на себя за свою несобранность. О чем он вообще думал?!. Следовало думать о другом. Что Альбер все еще не берет трубку, что в любой момент к ним может нагрянуть охрана Цепеша, что Альбер вообще не найдется в ближайшие несколько дней, а значит Ада вытрясет из него, Гейта, душу и снимет скальп своими чудесными наманикюренными ноготками, буквально снимет!..
Полукровка резко выдохнул, открывая окно и выкидывая в него недокуренную сигарету.
- Хм… Ада, ты уверена, что… Где мы будем покупать новую одежду?.. – тупо и запоздало спросил полукровка, почти не моргая, - Шляпа, да. Такая, с широкими полями… Или платок. Тебе пойдет.

Откровенно говоря, Гейт снова начинал трепать то, что ложилось на язык, судорожно прикидывая, в каком торговом центре или каком из дорогущих бутиков Ада устроит небольшое шоу под названием «подготовка к разведке». Дорогой бутик, бинго! Это было так естественно и просто – сиятельная поп-дива, выбирающая наряд в окружении продавщиц, наперебой старающихся угодить важной клиентке. «Может, она увлечется и забудет про Альбера и колье… - Гейт озадаченно потер лоб пальцами, - Ну в самом деле! Не на блошиный же рынок ее тащить!»
- Давай в… Бутик. Подороже. Нам же нужны лишние глаза и уши?.. – пара лишних нолей на ценниках были надежной гарантией, что толп любопытствующих не будет.
- М-м, и еще просьба, не могла бы ты… не так резко на поворотах?
Гуль достал планшет, добавляя к списку номеров на автодозвон еще парочку.
- Кажется, я знаю, кому еще можно позвонить, что бы попытаться узнать, где носит Альбера. Позвонить и написать…
Местную тусовку Гейт толком не знал. Зато он знал, пусть и шапочно, некоторых знакомых Альбера в США. По этому списку ник-неймов и номеров, едва вспоминая, кто из них может быть в курсе местонахождения д’Эстена, Гейт и пошел, отправляя короткие сообщения. Надежды, что кто-то из них ответит, или будет в курсе, было мало, но все-таки…
Когда гуль оторвался от планшета, Ада уже остановилась у какого-то здания. Центр города. Тихая улица. Отдельный вход и шикарная витрина.
«…плюс три ноля,» - мысленно добавил к ценнику Гейт, отстегивая ремень и пряча планшет обратно в сумку.
- Приехали? – и попытался пошутить, - Я думаю, что мне будет достаточно бейсболки и темных очков. Без страз. И не розовое. Тут такое продают?..

+3

24

Удовлетворенно увидев, услышав реакцию на свою жутко невинную, с ее личной точки зрения, провокацию по собственному идеальному телу, Ада кивнула, высокомерно усмехнулась и стала еще более удовлетворенной, насколько возможно было после такого количества спиртного. Реакция была стандартной, чисто мужской – женщины обычно реагировали немного иначе. Они гораздо быстрее снова возвращались к глазам, начиная смотреть туда выразительно, уговаривающе и с придыханием. То, что хирург смог справиться с собой менее, чем за минуту, вызвало легкий приступ уважения к нему, впрочем, быстро испарившийся. Чтобы заставить себя уважать дольше, были нужны куда как более весомые моменты!
- Тебе категорически тоже придется переодеться.
Очень серьезно, без тени улыбки, вдумчиво кивнула, рассматривая его в упор. Рассматривать в упор в машине было удобно.
- Для чего? Раз – чтобы сделать приятное мне. Два – чтобы не выделяться на моем восхитительном даже в… как ты там сказал? Платочке? …фоне. Три – я просто категорически откажусь переодеваться сама, если ты не поддержишь меня в этом!
Нотки угрожающе-нарастающей истерики неприятно ткнули пилочкой для ногтей его в ухо, ближайшее к ней, пока всего лишь предупреждая. Даже почти уговаривая. Действительно, вариантов у него было немного. Убить невесту Цепеша не представлялось возможным, уговорить – тоже, он уже исчерпал лимит уговоров, а она – согласия на ближайший час, когда подписалась переодеться, оставалось терпеть. И соглашаться.
- Конечно, не розовое!
Тут же забыв про все истерики, увлеченно вцепилась в руль обеими наманикюренными руками, одним этим движением способная вызвать прилив неконтролируемого ужаса у любого, кто уже поимел счастье проехаться с ней рядом, в ее машине, с Адой за рулем.
- Тебе абсолютно не пойдет розовое, о чем ты сейчас!
Укоризненно глянула на Дэнни, поджала губы, как он мог даже подумать такую ересь.
- Только салатовый. Толь-ко!
Подчеркнув выразительно взятой паузой важность сказанного, милостиво давая ему пять минут на предмет оценить и прийти в себя, снова рванула машину, впрочем, тут же затормозив. Ровно напротив следующих по этой же улице дверей, более блестящих и сверкающих, чуть менее матовых, скорее обнажающих содержимое бутика, чем пытающихся что-то скрыть.
- Ну, как?
Заметив, наконец, его манипуляции с планшетом, заглянула через плечо. Несколько секунд бездумно смотрела, отвернулась, помолчала. Тряхнула головой, решительно вытряхивая из глаз снова зарождающуюся панику – Альбер не отвечал.
- У него херова туча баб. Наверняка столько же мужиков. И это я сейчас не о деловых связях!
С неожиданной злостью процедила сквозь стиснутые зубы, помедлив, добавила к описанию бывшего любовника несколько вполне оригинально смотревшихся в ее исполнении ругательств. И непонятно было, чего в голосе оказалось больше – то ли злости, то ли восхищения такой востребованностью.
- Ничего. Зато вспомнит он все, быстро, и сразу, я тебе обещаю!!!
Глубоко вдохнула, выдохнула, рассеянно обратила внимание на то, что они уже пару минут, как не едут, перевела взгляд на двери  сверхдорогого бутика и решительно выпорхнула из машины, заставив гуля запорхать за собой.
- Пошли!

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [12.11.2066] Я не хочу умирать! Я ещё слишком молода чтобы умереть! ©