КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [03.11.2066] А чего нас бояться?


[03.11.2066] А чего нас бояться?

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Время: 3 ноября, среда, обед.

Место:
АБ, отель "Голден Плаза", VIP-номер.

Действующие лица:
Дэниел Гейт, Василий Кроликов.

Описание ситуации:
Впервые за посмертие встретив такого же как он, Василий не мог не задать сородичу несколько вопросов.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Василий Кроликов (20.07.2016 17:32:27)

0

2

Еще при приближении к номеру Гейта охватило странное чувство, сродни шестому: что-то не так. Тревожило, зудело, заставляя хмуриться, пока гуль крутил в руках пластиковую карту-ключ от входа в номер. Уверенность, что совсем недавно, у него уже было подобное ощущение присутствия, крепло, вот только где и когда? Гуль потер пальцами лоб, пытаясь вспомнить. После провала в памяти о событиях тридцатого числа он был слишком рассеянным и несобранным, мозг едва ворочался, обрабатывая информацию, словно взял отпуск после бурной деятельности предыдущих двух месяцев.
Гейт крепче стиснул карточку в пальцах, заметив, что те дрожат, и с силой сжал челюсти: «Хватит глупостей. Это мой номер. Я не собираюсь дрожать и топтаться на входе до самого вечера!» - замок отозвался негромким писком, приветственно загорелся зеленый индикатор.

- Велком, мать твою… - ощущение никуда не делось. Гуль решительно толкнул дверь, заходя внутрь. В номере было тихо – взгляд уперся в незнакомца, расположившегося в кресле. Темная одежда, толстовка с капюшоном, закрывающим лицо. Живо вспомнилась развеселая троица из недавних событий, из неприметного минивена с номерами, замазанными грязью. Гейт дернул подбородком, отступая назад. Он ожидал какой-то подлянки, но незнакомец не двигался.
«…Альбер был прав,» - мысль тут же сменилась другой, а гуль разозлился, неприязненно разглядывая своего гостя.
- Ну?!. – рыкнул Гейт-мертвец. Он все еще не мог вспомнить, где и когда испытывал подобное ощущение присутствия. Нет, это не было похоже на подавление воли, присущее вампирам. Гуль поморщился, скидывая на тумбочку у входа свою сумку, небрежно разулся, проходя к бару.

Поворачиваться спиной к незнакомцу было страшно, но то, что он покажет свой страх, злило гораздо сильнее. Гейт плеснул в стакан какой-то алкоголь – напряженно вслушивался в тишину и едва слышное шуршание ткани, гадая, что делает гость.
- Что хотел-то? – неприязненно спросил Дэниел, поворачиваясь к незнакомцу.

+4

3

Ждать пришлось недолго. Каких-то пару часов. Для уже раз умершего всего ничего. Василий и не думал, что его случайно встреченный собрат вернётся в номер раньше вечера. Необходимость долгого ожидания его не тяготила, как и одиночество. По роду службы он был привычен и к одному, и к другому.
Когда накатило уже знакомое чувство приближающейся опасности, мертвец просматривал с телефона записи соревнований спецназа этого года. Довольно познавательно, если знать на что обращать внимание, и позволяло провести ожидание с пользой. Похоже, бывший ворон его тоже почувствовал и не спешил заходить. Пока хозяин номера мялся под дверью, ликвидатор успел выключить телефон и убрать его в карман. Наконец дверь распахнулась, пропуская внутрь настороженно подобравшегося паренька.

Его не узнали. Ничего удивительного. В тот раз в общежитии ЦИЭМ Гейт не видел лица оперативника, да и одет он был в стандартную форму КБ без отличительных знаков. Сейчас, в штатском, он тоже, по старой привычке, сел так, что тень от шторы скрывала и без того прикрытое капюшоном лицо.
«Совсем желторотик», - отметил Василий, наблюдая за поведением мальчишки. Нервозная агрессивность сквозила в каждом движении того и звенела напряжением в неуверенном голосе. Кроликов стащил с головы надоевший капюшон, вынимая из уха гарнитуру телефона и пряча ей в карман к аппарату. Раз уж мальчонка был один, то и смысла дальше скрывать лицо не было.
- Просто поговорить, - ровным безэмоциональным тоном ответил мертвец, на не слишком вежливый вопрос собрата. – Я же сказал в прошлый раз, что найду тебя позже, Дэниел Гейт.

Отредактировано Василий Кроликов (28.12.2015 00:38:17)

+3

4

Просто поговорить? Вот этот вот?!. Гейт едва не выронил из рук стакан, отшатываясь назад. И чуть не подавился виски – только зубы неприятно клацнули о стекло. Полукровка пригляделся к гостю, изучая того со смесью брезгливости и неподдельного интереса.

Проходная ЦИЭМ, верно, именно там его впервые посетило схожее чувство. Осознание было ярким, как вспышка в темноте.

- Дэниел Гейт. Верно, - облизнул губы полукровка, делая глоток, - Сказал, - помедлил и уставился на гостя с любопытством. Там, в общежитие, его пропустили благодаря протекции этого мертвеца. Кем он был? Гуль подумал о том, что кем-то из КБ, и запоздало испугался.
- Ты… неживой, так? – спросил полукровка, хотя на языке вертелись и другие вопросы, более важные. Чего хочет это существо? Зачем он пришел? Как вообще проник в номер недешевого отеля?.. Гуль не хотел так рано заканчивать свою едва начавшуюся новую жизнь и теперь закономерно боялся.
- О чем ты хочешь поговорить? – полукровка машинально поджал пальцы, пряча их от чужого взгляда и плеснул себе еще виски. Он не хотел прятать взгляд так же, как прятал руки, но нервозность не отпускала, заставляя следить за каждым движением гостя. «Да к черту!..» - рыкнул Гейт-мертвец, глянув на незнакомца могильной чернотой, заполнившей радужку.
- Зачем ты здесь, неживой? Чего ты хочешь? Это моя территория. Пока я. Нахожусь. Здесь.

+2

5

Гадливая брезгливость и страх. Он привык к такой реакции на своё лицо. Хорошо хоть мальчишка креститься не начал, у некоторый первое личное знакомство с мертвецом вызывало и такие иррациональные порывы. Но как ни привычно было Василию видеть такое в свой адрес, а от первого встреченного собрата по смерти такое было несколько… обидно.
Склонив голову к плечу, Зеро с цепким прищуром ловил мельчайшие движения полукровки. Тот, наконец-то, понял где они уже встречались и теперь можно было ожидать чего угодно. Даже если Гейт не помнил свой визит в Комитет, то одной только принадлежности мертвеца к безопасникам обычно хватало, чтобы напугать любого и без всякой демонстрации лица. А страх был плохим советчиком.
- А сам-то как думаешь? – отвечать вопросом на вопрос было невежливо. Но Василий ещё не решил, как себя вести с новоприобретённым сородичем. И сколько ему можно открыть. Стоило собрать информацию, в дополнение к той, что мертвец узнал за последние сутки.
Полукровка из ныне опальных Воронов. Около ста лет. Числился в известной сети клиник, имел доступ в ЦИЭМ. Не так давно был принят к американцам, вроде как даже сын кого-то из верхов. Когда успел умереть, не понятно. Но засветился при августовских событиях в Институте. «Тогда? Или раньше?» - от Кроликова не укрылось стремление собрата спрятать пострадавшие пальцы. Как и синяки на лице. И порез на скуле. Коротко и пренебрежительно дёрнув носом, выражая так своё отношение к подобной бессмысленной жестокости, мертвец упустил время для ответа. И Гейт понял молчание по-своему, перейдя в неуклюжее наступление.
- Территория принадлежит тому, - Зеро поднялся с кресла рваным скупым движением и направился к собрату, - кто может её удержать. – с каждым сухим словом мертвец приближался к своей цели на шаг, пока не оказался от собрата на расстоянии руки. – Уверен, что можешь?
В голосе ни угрозы, ни других эмоций. Только взгляд приобрёл некоторую колючесть. И лёгкую заинтересованность.

+2

6

«Смогу. Удержать,» - чуть было запальчиво не рыкнул Гейт-мертвец, недовольно дергая губами. Почти обнажая в оскале зубы, часть из которых были такими же ненормально-заостренными, как у этого мертвеца. Полукровка провел языком по кровоточащим деснам, не отрывая взгляда от рта, похожего на результат небрежного росчерка ножом на безъэмоциональной маске, заменившей его собрату в посмертии лицо.
Гейт заставил себя улыбнулся, коротко поднимая вверх обе руки – обозначая, что не собирается вступать в конфликт.
- Нет, не уверен, - честно признался Дэниел, одним глотком допивая содержимое своего бокала, и уточнил с любопытством, - Ты пришел рассказать мне, как следует себя вести на твоей территории?

«…может, еще запретишь мне сожрать очередную рабыньку на Алмазном Берегу?..»

Гейт снова разозлился, с силой сжимая пустой бокал – если этот мертвец пришел для того, чтобы его пугать и заставить… заставить… что заставить-то? Гуль моргнул: «Его зубы. Такие же будут и у меня. Я что, стану весь такой же, как этот мертвец?» Волосы на голове натурально зашевелились, а Дэниелу внезапно захотелось протянуть руку и прощупать стоящего напротив него гуля. Словно тот был ожившей картиной будущего, отражением в зеркале того, чем Гейту еще только предстоит стать.
- Я стану таким же, как ты? Как долго… ты менялся?
«Хьюстон, у нас проблема!» - разглядывая безжизненно-сухую, как пергамент, кожу мертвец, Гейт едва ли не впервые подумал о том, что через некоторое время быть гулем станет не так уж и здорово.

Отредактировано Дэниел Гейт (06.01.2016 16:34:01)

+3

7

Бывший ворон оказался сообразительней, чем показалось на первый взгляд. Или осторожнее. С некоторым трудом, но он сумел унять гонор, свойственный всем долгоживущим расам.
- Разумное решение, - Василий одобрительно кивнул на вымученную улыбку собрата и отступил на пару шагов. Он в самом деле пришёл просто поговорить, а не проверять новоявленного мертвеца на прочность. – Ты на территории Берега, не моей. Здешние правила ты и без меня должен знать.
Гейт всё ещё нервничал и даже злился. Зеро никак не мог понять причину столь бурных эмоций. В конце концов он уже продемонстрировал свои добрые намеренья: желай он навредить, желторотик и через порог переступить бы не успел. Но чтобы дать собрату время успокоиться и взять себя в руки, Василий отошёл к окну.
- Достаточно долго, чтобы тебе не пришлось в скором будущем беспокоиться о своей шевелюре, - Кроликов слегка пожал плечами, выражая не слишком большую обеспокоенность собственным не самым здоровым видом. - Я думал это ты меня просветишь о нашей природе. Тебя считали не обделённым талантом даже среди твоей прошлой семьи.
Мертвец коротко глянул через плечо на мнущегося всё там же где и раньше собрата. Как он отреагирует на осведомлённость своего нежданного гостя?
- Новые родственники, кстати, знают кто ты? – сцепив пальцы в замок за спиной, Кроликов вернулся к наблюдению за редким потоком машин.

+1

8

«Не моей… Ха. Не его территория. Ха!» - Гейт-мертвец на несколько секунд сщурил злые глаза, а потом расслабленно выдохнул, помедлил и снова направился к бару. Его гость отошел к окну и вроде как не намеревался откручивать голову новоявленному д’Эстену. По крайней мере, так казалось Гейту. Он перестал чувствовать напряжение, и тонкая струя виски лилась ровно из бутылки в бокал.
- Скором – это сколько? Месяц, год, десять лет?..
Гейт рассматривал лысый, как бильярдный шар, затылок не-живого, рассматривающего что-то за окном.
- Здесь нет правил. Кроме одного: не переходить дорогу тому, кто обладает властью.

«Тридцатое число. Что случилось тридцатого числа?» - гуль поморщился и залпом выпил половину своего стакана, прикусывая вопрос на кончике языка, и не торопясь отвечать на заданный ему.

- А твои… хм… «покровители», знают, кто ты? На кого ты работаешь, что можешь быть свободным на Алмазном Берегу? Гулей не любит никто. И гули не стараются с кем-то дружить. Скрытные, - теперь, став одним из них, Гейт понимал, почему.
- Я не работал с данными по гулям, когда был Вороном. Другая специализация. Хирург, в основном. Да и информация относительно живых мертвецов, к которой у меня был доступ, носила больше… ознакомительный характер. Сборник сомнительных фактов.
Чем больше говорил Гейт, тем больше его отпускало – теперь он даже мог спокойно перемещаться по комнате и даже закурить. Полукровка покосился на тумбочку, где лежали его чудо-таблетки. Прими с пяток под язык, и можно будет расслабиться окончательно, еще пяток – и если ты уже мертв, то остановка сердца тебе не страшна, зато есть реальный шанс посмотреть мультики.
- То, что мне удалось узнать о гулях, слишком… мало, чтобы делать какие-то выводы. Фактически, всю проверенную и точную информацию я получаю в результате изучения себя.

Гейт замолчал, делая глоток. Заканчивать мысль он не стал – задумчиво поболтал виски, прежде, чем допить остатки и с удовольствием закурить горьковатый привкус на языке. Все-таки стоило катнуть пробный шар.
- У меня есть теории, но нет подтверждения ни одной из них. Я умер не так давно. Изменения не закончены… Зачем тебе это? Неужели тот, на кого ты работаешь, не может дать тебе информацию по этому вопросу? Ты был в общежитие ЦИЭМа. Значит, и в сам ЦИЭМ у тебя должен быть хоть какой-то допуск. Где-то там, в этом нии, наверняка должны быть материалы по теме живых метвецов. Более точные, проверенные, чем те, до которых смог дотянуться я.

+1

9

Гейт был мёртв, был вынужден кушать окружающих и при этом беспокоился о своей внешности. Забавно. Кроликов едва слышно фыркнул, заменяя этим тихим звуком смех. Возник маленький соблазн дать собрату пару месяцев и посмотреть, как он отреагирует на эту новость, но мертвец не стал всё же так шутить. Далеко не все ценили его юмор, а знакомство с бывшим Вороном могло ещё выйти полезным.
У мальчишки было довольно своеобразное понимание законов и правил жизни на АБ. В чём-то он наверняка был прав. Как бы это не нравилось мертвецу. Возможно, такой взгляд и сможет уберечь Гейта от лишних неприятностей. Потому Василий не стал ничего говорить, но уже следующая реплика собрата заставила его скривиться.
«Покровители. Что я, профурсетка какая?» - будь Кроликов живым, всенепременно бы смачно сплюнул на этом определении собрата. Любили ли Зеро? Совершенно точно нет. Были ли у него друзья? Спорный вопрос. Своё право свободно ходить среди живых он получил далеко не за красивые глаза и не благодаря связям. Всё что он имел, Василий получил тяжким трудом. И кровью. Преимущественно чужой, но такая уж у него была работа.
Бывший Ворон продолжил говорить и то что Зеро слышал ему совершенно не нравилось. Мертвец обернулся к собрату, глядя на него с некоторым раздражением. Получалось, что малец и сам ничего толком не знал о своей новой природе. Так был ли толк во всей этой авантюре? Довольно опасной, к слову. За мальчонкой следили. В этом Василий убедился в первую очередь как проник в номер. Рука Комитета читалась в каждом жучке и камере, что мертвец обнаружил в самых разных углах помещения. Сейчас вся эта техника была аккуратно отключена, но оставлена на своих местах. Кроликов был склонен рассматривать свой визит к собрату как частный. Если он выяснит что-то важное, то непременно доложит лично товарищу маршалу, но ставить в известность о своих действиях всех поголовно в Комитете он не собирался.
«Гули», - этот термин мертвецу не нравился. В отличие от Гейта, он предпочитал, если уж и именовать себя как-то, то простым славянским «упырь».
«Значит что-то ты всё же выяснил», - за собственными размышлениями Зеро не упустил слова бывшего Ворона о изучении себя. Наблюдая как малец закуривает, старательно изображая из себя ещё живого, мертвец собрался, вслушиваясь в последующую речь.
- Я не учёный, Дэниел Гейт. Вся эта научная заумь мне, что китайская грамота. Даже если бы мне что-то попалось на глаза, вряд ли бы я что-то понял, - Василий кривил душой, он был далеко не тем знаменитым валенком из русских поговорок. Но и мальчонка был далеко не так прост, как значился в бумагах Комитета. Он видел мертвеца в общежитии Института. Видел его форму. Сложил два и два, и решил поторговаться. Смело.
- ЦИЭМ всё ещё находится под следствием Комитета. Все бумаги, файлы и исследования арестованы и тщательно проверяются. Никто не хочет повторения августовских событий. Я бы хотел получить некоторые ответы, но этого желания мало для того чтобы совать голову в петлю, - Василий прямо посмотрел на собрата. Он закинул наживку, весь вопрос, заглотит ли её мальчишка. И что рискнут предложить. Возможно, от этого визита выиграют не только они двое.

Отредактировано Василий Кроликов (07.01.2016 23:51:08)

+3

10

Навязчивое ощущение, что с него опять хотят получить что-то, выторговать на неудобные для малыша-Гейта условия, не давая ничего взамен, крепло, вызывая только раздражение. Его гость, не назвавший своего имени, осторожничал. Отмалчивался. Не отвечал на вопросы, но сам требовал ответов.
- Помилуй Бог! – расхохотался Гейт-мертвец, - Зачем голову в петлю? Информация о гулях не является опасной или военной разработкой. Возможно, секретной, но не более. Это только информация. Статистика. Которую удалось собрать Воронам. Неполная информация, опять же. Никто не сможет наладить потоковый конвейер производства живых мертвецов. А это единственное использование этих данных, которое может быть опасным для общества.
«Кроме убийства гулей, которое будет признано полезным,» - но это Гейт не стал озвучивать. Так же, как тот факт, что штамповать гулей, в теории, могут маги. Такие, каким был его Наставник. Единичные экземпляры гулей. Подобие контроля. Подобие опасной силы. Умолчал Гейт и о том, что сам не спешил, в качестве проверки, практиковать магические ритуалы из страха, что что-то пойдет не так и он отправится в мир мёртвых, уже окончательно. Слишком разное мнение было относительно этого вопроса в разных источниках.
И все аргументы выглядели одинаково серьезными и правильными.

- Данные по гулям могут быть в архиве ЦИЭМа, том самом, который находится на нижнем этаже. Среди тех этажей, которые официально закрыты от всех, до сих пор.
"А так ли это?..."
Помолчав, Гейт все-таки объяснил.
- ЦИЭМ – не Хогвартс. Оккультные знания хранили в нем в… хм, энциклопедическом качестве. Разработок, основанных на «магии» в чистом виде, ставящих самоцелью и средством достижения результата сомнительные магические величины, в ЦИЭМ не вели. Кроме вируса RE-013, но там была иная цель и этот проект – исключение из правил.
Гейт вспомнил о разговоре с Серафин и поморщился, наливая себе выпить, осушая бокал в два глотка и наливая вновь.
- Какие ответы ты хочешь получить? Это мне впору задавать тебе вопросы. Ты прожил в посмертии дольше меня. Но ты не станешь на них отвечать, как и не дашь исследовать себя. Мы в логическом тупике, - полукровка развел руками, отчаянно дымя сигаретой, - Если только твоя цель не ознакомление с абстрактными теориями о возникновении нового вида. Мертвеца ходячего и мыслящего. Цитата.

Отредактировано Дэниел Гейт (08.01.2016 19:44:15)

+2

11

Легкомысленное отношение собрата к хранившимся в ЦИЭМ данным, а также к ведшимся там исследованиям, могло бы многое объяснить. Если большинство тамошних работников разделяло такие взгляды на свою работу, то августовские события представали в совсем другом свете. Уже не умышленная диверсия, а вполне себе преступная халатность и банальное распиздяйство. Что было страшнее, Василий не знал.
- Котором из всех? – информация о возможном местоположении архива была взята мертвецом на заметку. Сухой вопрос, никак не выдающий заинтересованность того, кто последнюю неделю потратил на изучение этого форменного бункера. Лучшие технические специалисты Комитета разве что на брюхе не исползали шесть подземных этажей, но без должного прока. - Их там больше, чем требуется для обычного НИИ.
То, что Василий по всей видимости переоценил бывшего воронёнка, разочарования не вызвало. Напротив, он испытал некоторое облегчение. Все эти шпионские игры совсем не были его профилем. Найти и уничтожить. Вот в чём он был хорош и, если Гейт не пытался выудить через него лишнюю информацию – тем лучше.
«Хог что?» - мертвец поморщился почти синхронно со своим собратом. Для его рационального мозга в словах бывшего ворона было слишком много магии и оккультизма. Уж лучше бы его засыпали непонятными научными терминами. Так что переход собрата в более практичное русло Василия даже порадовал.
- Почему не стану? Спрашивай. Отвечу насколько смогу откровенно, - Зеро пожал плечами, благополучно умалчивая, что любые темы касающиеся службы он будет естественно обходить. Не настолько же его новый собрат наивен, что б надеяться на обратное. – Что до исследований, не будем забегать вперёд. Такие отношения требуют немного больше доверия. Ты так не думаешь?
Мало кто смог бы различить в последнем вопросе мертвеца иронию.

0

12

- Больше, - легко согласился Гейт. Количество нижних этажей ЦИЭМа превышало количество тех, что находились наверху. Тайной это не являлось. А вот то, что Цепеши не успели разобаться, на каком этаже и что находится – удивляло. Гуль почему-то думал, что большая часть цоколя уже вскрыта, а назначение невскрытых отсеков давно выяснено.
- Где-то пониже, я полагаю. Минут девятый, десятый, одиннадцатый, - помолчав, Гейт добавил, - Я там не был. Не хватало уровня допуска. И вы там тоже не были, так, сородич?
Гуль улыбнулся, усаживаясь в кресло. Предлагать гостю расположиться в другом, напротив, не стал. Тот итак чувствовал себя в номере Гейта, как у себя дома.

Согласие ответить на вопросы вызвало короткий и нервный смешок, переросший в хохот. «Вот так просто?!. Да ладно, со-ро-дич!..» - полукровка закашлялся, давясь дымом. Ему показалось, или в безъэмоциональном голосе мертвеца и впрямь мелькнуло что-то, похожее на иронию? Было бы неплохо, сохранить возможность испытывать эмоции в будущем. Малыш-Дэнни цеплялся за них, как утопающий за соломинку. Чем-то они были важны для него. Гейт-мертвец же предпочел бы избавиться от большей их части, оставив в своем распоряжении ограниченный набор.
- Хорошо. Это упрощает задачу. Для начала, как тебя зовут?..
Гейт бросил быстрый взгляд на свою сумку, где лежал его планшет.
- Позволишь? – гуль кивнул на тумбочку у входа, - Думаю, ты откажешься от записи разговора на диктофон. Но хоть делать пометки по ходу беседы разрешишь?..

+1

13

«И всё-то ты понял, Дэниел Гейт», - мертвец мрачно глянул на собеседника. Проницательность сородича не удивила. Но и не обрадовала. Стало только немного любопытно, всем ли тот демонстрирует свою догадливость или же это определённый знак доверия к нежданному гостю. Ни опровергать, ни подтверждать, впрочем, догадку воронёнка Зеро не стал. Пусть тот и дальше сам делает выводы и строит догадки об осведомлённости Комитета в делах ЦИЭМ.
Резкий, и явно нервный смех мальчишки заставил Василия подобраться. Вся эта беспрестанная смена настроений Дэниела при малейшем изменении обстановки начинала нервировать мертвеца. Он вообще с настороженностью относился ко всему непредсказуемому, как к несущему угрозу.  Профессиональная деформация, если угодно. А собрат совершенно точно был самым непредсказуемым фактором, с которым Зеро приходилось иметь дело за последнее время. В Африке и то было спокойнее.
Переход бывшего Ворона в деловое русло общей настороженности не развеял. Напротив, вызвал мысли о необходимости приглядывать за ним ещё внимательнее.
- Джон Смит, - опускаясь в кресло напротив мальчишки, хотя этого ему и не предложили, Василий наконец представился и то только в ответ на прямой вопрос. Естественно имя было не настоящим, но и не хуже любого другого. В конце концов именно под ним Зеро официально проживал на закрытых территориях. При нужде даже мог продемонстрировать соответствующие документы. Хотя документы у него как раз никогда и не спрашивали. Должно быть лицо у него было располагающим к доверию.
- Разумеется, - кивнув на вопрос мальчишки о возможности делать пометки, Зеро проследил как тот отправился к своей сумке. Он был готов к любым кульбитам сородича, но тот и правда вернулся в кресло всего лишь с планшетом.
- Думаю, даже гениальным Воронам сложно удержать в голове всё, - насмешка, вызванная длительной необходимостью разгребать за означенным родом дерьмо, или же просто мысли вслух? Кто знает. Василий и сам не готов был дать ответ на этот вопрос.
- Так что ты хочешь узнать для начала, Дэниел Гейт?

+2

14

«Джон Смит?! Он что, шутит?» - Гейт удивленно глянул на собрата по посмертию, пытаясь понять, настолько ли тот скрытен, что не называет своего настоящего имени или настолько недоверяет самому полукровке. Джон Смит. Смахивало на откровенную издевку. Гейт-мертвец зло сщурился. Ему едва удалось справиться с острым желанием прокомментировать всё сказанное его собеседником.
- Так надежнее. - Нейтрально отозвался гуль, смирившись с тем, что гостя придется называть гостя так, как хочет он, то есть Джоном Смитом. – Для начала…
Миллион вопросов. И большая часть из них имела слишком сильно выраженную эмоциональную окраску: «Как будто я попал в общество анонимных алкоголиков», - подумал Гейт, разозлившись. Ему нетерпелось поделиться своими переживаниями и сравнить их с тем, что произошло с Джоном. И в то же самое время гуль понимал, что это не имеет ровно никакого значения. Только голые факты.
Гейт прокашлялся, маскируя паузу под необходимость создать новый текстовый документ.
- Хорошо, Джон. Начнем. – гуль поднял голову, - Назови свою расу, дату рождения, дату смерти. И обстоятельства смерти. Если ты их помнишь.
До чертиков хотелось добавить еще один вопрос, который тревожил полукровку: сразу ли понял Джон Смит, что он мёртв. Поколебавшись, Гейт решил его отложить. Вполне может оказаться так, что этот вопрос будет неуместен из-за ответов Джона или, менее вероятный вариант, мистер Смит окажется столь словоохотливым, что расскажет больше, чем у него спросили.
«Нет, вряд ли», - полукровка вздохнул, украдкой разглядывая необычно широкий разрез рта Джона. У гуля было стойкое ощущения, что вопросы здесь задает не он, и вообще он находится на допросе, а в лицо ему бьет неприятный и яркий свет настольной лампы.

Отредактировано Дэниел Гейт (20.07.2016 16:14:25)

+1

15

Нервозность в мальчишке всё ещё оставалась, но погружение в привычное ему дело, похоже, пошло ему на пользу. Короткая заминка, чтобы собраться с мыслями, и спокойный деловой тон. Василий взглянул на бывшего ворона уже совсем по-другому. Тот в короткое мгновение словно бы стал взрослее, серьёзнее и наконец-то осмелился смотреть прямо в глаза. Славно. С таким сородичем уже можно было говорить на равных.
- Человек. Родился 23 марта 1915 года. Погиб 25 августа 1943-го в Восточной Европе, в результате множественных пулевых ранений, - со стороны должно быть их разговор казался сюрреалистичным, но для двух мертвецов не было ничего более естественного, чем поделиться обстоятельствами того, что их и объединяло. Немного подумав и погрузившись в воспоминания, Кроликов решил продолжить, не дожидаясь уточняющих вопросов Дэниела. Всё таки ему ещё не доводилось поговорить с кем-либо о собственной смерти. И стоило признать, перспектива поделиться наконец с кем-то, кто был в состоянии понять его, для замкнутого мертвеца была несколько… волнительной.
- Не могу с точностью ответить сколько заняло возвращение. Судя по всему, сознание вернулось значительно позже подвижности. К тому времени как я смог отдавать отчёт своим действиям я успел уже изрядно обглодать своих мёртвых товарищей, - прикрыв набрякшие веки Василий попытался восстановить подробную картину тех событий. Эмоций уже давно не осталось. Всё что он испытал тогда, поняв, что собственно он делал, давно стёрлось из памяти оставив только сухую картинку как из боевой хроники, которую мертвец и прокручивал для себя. - Каких-либо значительных следов разложения на телах не было, так что думаю вернулся я не позднее суток двух.
Несмотря на более чем век, прошедший с момента его смерти, и давным-давно вышедшие сроки секретности, Кроликов не спешил делиться деталями, не имеющими непосредственного отношения к его текущему состоянию. Открыв глаза, он снова посмотрел на Гейта, ожидая дальнейших вопросов, не будучи уверенным, что ещё могло иметь для того значение и важность.

+1

16

Гейт растерянно моргал только певрые несколько секунд. После быстро отстучал пальцами по планшету, фиксируя информацию. Джон Смит не задавал встречных вопросов. Пока что все действительно выглядело так, словно он хотел не больше, чем разговора об их природе. О причинах, по которым они оба, мертвые, продолжают существовать.
- Вот как… Обголодать?! – Гейт глубоко вздохнул, унимая тошноту. У него до сих пор были проблемы с осознанием того, как и чем питаются гули. Полукровка сглотнул, меняя тему. - Ты умер во время второй мировой войны, так? Твоя национальность?
Не сказать, что это была важно, но тошнота не проходила. Минералки бы, стакан, а лучше – виски. Полукровка обреченно потер ладонью лоб, надеясь, что он выглядит не сильно зеленым.
- С какой периодичностью тебе нужно питаться? У меня нет данных относительно голода. Я предполагаю период в месяц, но могу ошибаться.
Гуль скользил взглядом по лысому черепу, покрытому стекой шрамов. По острым зубам, которые становилось заметно, когда Джон говорил. Гейт провел языком по своим, вспоминая, как выплевывал коренные. Да уж. Невесело, очень невесело будет быть мертвецом через… Через какое время? Джон так и не назвал точную цифру.
- Как быстро у тебя поменялись зубы? – выстраивать общую картину по отдельным точкам было… сложно. Но иных вариантов у геля не было. – Ты бы мог раздеться, хотя бы по пояс? Мне было бы интересно оценить все изменения, которые произошли с тобой после смерти.

+1

17

Для самого Василия проблема его питания давно не стоила и выеденного яйца. Ни в плане материальном, ни морально-этическом. Чего, судя по резкому изменению цвета лица, нельзя было сказать о Дэниеле Гейте. Что было бы вполне понятно, будь тот изначально человеком, но он не был. «Странно», - насколько мертвец усвоил, представители долгоживущих не питали пиетета к чужим жизням. Да и брезгливыми назвать их в большинстве своём было трудно. К счастью бывший ворон сумел подавить рвотные позывы.
- Да, - сухая констатация очевидного. Где ещё он мог быть расстрелян в 43-ем? Второй же вопрос вызвал некоторую заминку со стороны мертвеца. С одной стороны особой причины скрывать свою национальность он не видел, с другой – не вполне понимал, как она могла повлиять на произошедшее с ним.
- Славянин, - достаточно конкретно и в то же время обтекаемо.
«Нет данных? Да когда ж, етить тебя за ногу ты умер-то?» - лёгкое раздражение всколыхнулось внутри Кроликова, но быстро улеглось. Сердиться на мальчишку, готового, казалось, вот-вот грохнуться в обморок, смысла не имело. На себя за пустой визит – пока что преждевременно, быть может ещё и удастся получить стоящую информацию.
- Зависит от обстоятельств. При малоактивном образе жизни – примерно раз в месяц, - тут Гейт не ошибся, - В противном случае потребность в еде может возрастать. В случае получения повреждений я стараюсь получить еду при первой же возможности.
Если он не ошибался, в первые месяцы после смерти жрать Василию хотелось практически постоянно. Потом голод немного утих, или быть может он просто научился питаться более эффективно. Но говорить всего этого мертвец пока не стал, опасаясь, что эти подробности доконают-таки впечатлительного собрата. Тот, к своему счастью, наконец-то оставил тему еды.
- Сложно сказать. В начале пятидесятых. Или уже в шестидесятых, - Зеро снова задумался, копаясь в памяти. Корея или всё-таки Вьетнам? Кажется, второе, там он впервые съел какого-то оборотня. Нижнюю челюсть потом ломило так, что единственным желанием было вырвать её к чёртовой матери. – Середина шестидесятых, - сумев ухватить нужное воспоминание озвучил цифру мертвец. – Тогда же начали меняться уши, после этого зубы менялись ещё трижды.
Последовавшую просьбу раздеться Василий встретил с недоумением. Что Гейт надеялся на нём обнаружить? Несмотря на свою не самую ординарную внешность, серьёзных отклонений с анатомической точки зрения у мертвеца не было. Ну, разве что парочка. Наверное, Дэниел просто хотел успокоить самого себя, что не превратиться через пару лет в ходячий скелет.
Пожав плечами Кроликов поднялся с кресла попутно расстёгивая молнию на толстовке. Куртка из плотной ткани легла на подлокотник, туда же следом отправилась и простая футболка. Признаться, тело мертвеца было не самым ординарным зрелищем, больше напоминая карту боёв, вычерченную многочисленными шрамами. Да и руки, при внимательном осмотре, несколько отличались по пропорциям. Ничего не поделать, в полевых условиях Василий, латая себя, не всегда имел возможность выбирать.

+1

18

«Двадцать лет на полное изменение?.. Действительно, долго. У меня есть время,» - гуль наблюдал, как Джон снимает верх. Удивился – он не ожидал, что его гость выполнит просьбу. Полукровка поднялся, откладывая планшет. Шрамы, много. Все-таки остаются, не рассасываются со временем. Следы грубой и неумелой операции.

Гейт сомневался, что Джон разрешит ему сделать несколько снимков, и поэтому смотрел, запоминая, держась на расстоянии вытянутой руки, и подаваясь ближе только при необходимости. Словно сородич был экспонатом, редким, и хрупким настолько, что неосторожное движение воздуха могло его разрушить.
Глупости, конечно. Дело было в другом. Признаваться себе в том, что ему было жутко, не хотелось до одури. Он же медик, ученый, мать его, откуда все эти ненужные сантименты?
Гейт закусил губу, прикидывая, снимет ли Джон и остальную одежду, если его попросить, но почти сразу передумал. Вряд ли дальнейший осмотр что-то даст. То, что он уже увидел, было достаточным для продолжения разговора.
- Можешь… одеться.
Полукровка отошел, садясь на подлокотник кресла, и неожиданно для себя заговорил. Ему не хватало собеседника, который поймет его. Живые – Клод, Сфорца, даже гребанные психоаналитики, которых ему с какой-то злой иронией предлагал франкенштейн – никто из них не понимал и не мог понять. Смотрели глупо и диковато, когда не пытались делать вид, что их заботят мысли живого мертвеца.

- Я умер в конце августа этого года. Это случилось быстро. Я не знаю причины. Помню, что были симптомы сердечной недостаточности. Я отключился, провалился в темноту. А потом снова открыл глаза. Прошло не более двадцати минут. Последней мыслью было – что мне нельзя умирать. Что мне нужно закончить начатое. А может, это случилось позже, когда я отключился на сутки уже после операции. Спустя пару недель я начал замечать симптомы. Голода не было. Другое состояние. Словно меня выключили и включили, но забыли запустить некоторые функции. Сниженная эмоциональность, пониженная температура тела, восприятие окружающих. Словно они ходячие куски стейка.
Гуль поморщился. Вряд ли Джону было интересно все это.
- Одна из теорий гласит, что таких, как мы, возвращает в этот мир незавершенное дело, которое человек или нечеловек ставит выше своей жизни. И получает второй шанс. Минус этой теории в том, что живые мертвецы не покидают этот мир и остаются в нем даже после завершения этого дела.

- Зубы… стали меняться спустя месяц. После… принятия пищи, неделю назад, процесс ускорился. Но ты говоришь, что у тебя критичные изменения начались спустя двадцать лет. Это странно.
Плохой знак. Нужно было искать закономерности. Но Джон говорил скупо, хоть и отвечал на вопросы точно, и смотрел на полукровку так, словно тот знал все ответы на его невысказанные вопросы.
- Ты пришивал себе… конечности? – спросил гуль. – Какие повреждения ты способен выдержать и выжить? Еда как-то ускоряет процесс регенерации?
Он не стал браться за планшет.
- Выпьешь? - полукровка закурил. Их разговор не был бессмысленным, но напоминал обоюдное и осторожное прощупывание друг друга. И мало подходил для того, чтобы делать какие-то объективные выводы. «Все равно что искать черной комнате черную кошку, которой там нет».

+1

19

После просьбы раздеться, мертвец не удивился бы бросься Гейт его ощупывать, фотографировать или чего доброго требовать разрешения для вскрытия. Всё-таки хоть и бывший, но Дэниел был вороном, а тех хлебом было не корми дай только провести какой-нибудь ненормальный эксперимент. Нынешнее состояние пресловутого ЦИЭМа говорило об это весьма однозначно. Но мальчишка снова сумел удивить Василия: только пялился во все глаза даже забыв делать пометки в своём планшете. Боялся спровоцировать своими действиями более старшего и опасного сородича, или так своеобразно проявлял уважение к его личным границам? Мертвец уже не рисковал строить догадки относительно мотивов и мыслей Гейта. Уж слишком тот был непредсказуем. Как ребёнок, хотя и готовился разменять первую сотню лет. Наверное, именно поэтому у Кроликова и не получалось думать о новоявленном сородиче иначе, чем о желторотом мальчишке.
Получив разрешение одеться Василий сразу же потянулся за майкой. Не потому, что он испытывал стыд или что-то подобное, просто демонстрация собственного искорёженного за годы службы тела вызвала чувство обезоруженности. Будто Дэниел мог умудриться прочитать по многочисленным шрамам всю историю мертвеца. Не самое приятное ощущение.
Зеро уже натягивал толстовку, когда Гейт заговорил. Опустившись обратно в кресло, мертвец внимательно ловил слова, а мальчишка, похоже, только и рад был высказаться. Что было немного странно, ведь в отличии от самого Василия, у Дэниела была семья и после смерти он не стал затворником, ведущим разговоры преимущественно с самим собой. Но по всей видимости некоторыми своими переживаниями он не считал возможным делиться со своими близкими.
Кроликов не был учёным, его даже было сложно счесть образованным, в общепринятом значении этого слова, но факты сопоставлять он умел. Их с Гейтом истории конечно же сильно разнились, но всё-таки у них было кое-что общее. Отношение к собственной смерти. Не «я не хотел», не «я боялся», а скорее «я не мог и не имел права умереть». Кроликов не стал задавать вопрос что же такого важного должен был сделать его собрат, в конце концов он и своей причиной не поделился. Такой своеобразный негласный этикет немёртвых.
Он внимательно дослушал Дэниела не перебивая.
- Не стоит тратить на меня спиртное. Я никогда не стремился поддерживать видимость жизни, так что организм всё равно ничего кроме мяса не примет, - в принципе Василий не был обязан что-то объяснять, или делиться собственными мыслями практически с первым встречным, но он сам пришёл к Гейту в надежде получить ответы на свои вопросы и не сказать, что бы остался в накладе. К тому же мальчишка выглядел настолько расстроенным и сбитым с толка, что казалось он того и гляди разревётся. А чего можно было ожидать от и без того не слишком эмоционально стабильного мертвеца в таком состоянии? Лучше было даже не загадывать.
- Конечности и большинство внутренних органов, включая сердце. Я думаю мы можем «пережить» практически любые повреждения, не приводящие к полному уничтожению тела, - вопрос был не праздным и, хотя Василий никогда не ставил перед собой задачи проверить пределы своей прочности, служба его была опасной. Несколько раз ему приходилась собирать себя чуть ли не по кускам. Не самые приятные воспоминания. – Не сказал бы, что еда как-то ускоряет восстановление, но она позволяет сохранять ясность сознания, это может быть важно для выживания.
«Особенно когда пытаешься запихнуть собственные кишки обратно в живот», - озвучивать последнее Зеро не стал.
- Питаться стоит регулярно, если конечно не хочешь начать бросаться на всех вокруг. Что до зубов, мои начали меняться после того как я закусил оборотнем. Кого съел ты? – Василий пытливо посмотрел на сородича, не начнёт ли снова бледнеть? – И возможно я не прав, но ты не думал, что дело может быть в том, что ты никогда и не был человеком?

+1

20

- Включая сердце? – тупо переспросил Гейт.  Зацепился за эту фразу, как за ниточку, начиная разматывать клубок рассуждений. Не успел. Джон снова заговорил про питание, которое основа здоровой и долгой жизни. В их случае – полноценной. Ехать крышей, пожирая глазами живых, Гейту не нравилось.
Мягкая и нежная натура малыша-Дэнни протестовала против такого. Еще при жизни он не мог смириться с мыслью, что иногда ему приходится питаться другими людьми, которые мало чем отличались от него.
Ему не нравилось чувствовать себя хищником.
- Что значит «не принимает»? Ты как-то можешь контролировать процесс пищеварения, настраивая его только на один вид пищи?
Впервые гуль подумал о том, каким был Джон при жизни. Древнее, относительно самого Гейта, неживое существо, которое выглядело, говорило и, вполне возможно, ощущало этот мир с исключительно прагматичной точки зрения. Отсекая все лишнее. Гейт-мертвец уважительно хмыкнул. Такой подход был для него понятным.
- А я вот, наверное, все-таки налью себе. Не хочу отказываться. От вкуса жизни.

Вопрос о том, кого съел Гейт, застал полукровку на моменте глотка. Едва не подавившись, гуль подозрительно глянул на сородича. Специально тот, что ли, выбрал момент? Плеснул еще виски в стакан, медля с ответом.
- Рабыньку какую-то. Купил. Вывез в лес. И сожрал. Она была человеком. Если в ее родословной и присутствовала какая-то примесь, то настолько небольшая, что я этого не почувствовал.
Этот Джон определенно знал слишком многое. Ах да, он же из Комитета, или какой-то приближенной к нему организации. Значит, наверняка полистал на досуге досье Гейта. И сделал свои выводы – не факт, что неправильные, если бы не…
- Мои физические параметры приближались к человеческим при жизни. Индивидуальная особенность. Даже регенерация была слабее, чем у других дампиров. Хотя, как оказалось, я на три четверти вампир, в отличие от большинства полукровок.

Гейт подошел к тумбочке и взял с нее блок листов для записи. Сел в кресло, отставляя на низкий столик свой стакан, и, помедлив, записал номер на листке.
- В архивах ЦИЭМа есть данные о гулях с разным уровнем секретности. Мне приходилось работать с некоторыми, находящимися… в общем доступе, если можно так выразиться. «Лазарь», а таким был порядковый номер этого проекта. Статистика о тех, кто попал в поле зрения Джонсонов.
Гуль помедлил прежде, чем протянуть лист Джону.
- Только цифры и факты, без имен. Его будет несложно найти. Но я подозреваю, что там искаженная статистика, откуда вымарали тех, факт существования кого не хотели светить даже в виде сухих цифр.
Вряд ли Джону будет интересна большая часть этих данных – он уже прошел большую часть пути, чем сам Гейт. Но, возможно, его заинтересуют неживые, которые существовали дольше него в мире живых.

- Тебе кто-то помогал с заменой внутренних органов? Как долго ты обходился без сердца? Оно же не мячик, в конце концов. Если выпадет из грудной клетки - то суй его быстрее обратно и проблем не будет.
Гуль на несколько секунд прикрыл глаза и задал еще один уточняющий вопрос.
- Это было твое сердце?
Скользнул взглядом по шее сородича. Шрамы от явно неумелой, грубой операции, намекали на то, что Джон хирургом не был. Гуль моргнул, понимая, что мысли кончились. Фыркнул.
- Я бы предложил тебе пройти полное обследование. Это было бы… интересно. Наверняка. Но ты точно не согласишься.

+1

21

Что за глупый вопрос. Разве он что-то говорил о контроле? Василий едва заметно нахмурился. Эта болезненная зацикленность на собственном не вполне живом состоянии сильно мешала мальчишке воспринимать факты.
- Я ничего не контролирую, Дэниел Гейт. Как я и сказал, я отказался от обычной пищи очень давно. Сразу же как понял, что она меня не насыщает. Это пустой перевод ресурсов, - необходимость разжёвывать очевидное раздражала. – Возможно из-за длительного питания исключительно мясом организм теперь просто не усваивает ничего другого. Всё прочее будет оседать у меня в желудке и гнить. Не слишком приятно. Ни для меня, ни для окружающих спустя какое-то время.
«Как и промывание желудка.»
Наблюдая как Гейт налегает на спиртное, мертвец отстранённо и без тени зависти подумал, что при таком совершенно непрактичном подходе у его сородича может и не появиться аналогичных проблем. Ещё какое-то время. А печень или желудок всегда можно заменить.
Слова Дэниела о его происхождении не переубедили Зеро, скорее наоборот. Три четверти, всего на четверть меньше, чем у так называемых чистокровных. Бывшему ворону стоило всё-таки прекратить прятаться от реальности. Или она преподнесёт ему ещё немало неприятных сюрпризов.
Помедлив, Василий взял протянутый ему листок и бросив на него беглый взгляд убрал в карман. Снова этот трижды проклятый ЦИЭМ. Создавалось ощущение, что в последнее время всё существование Кроликова крутится исключительно вокруг него. Стоило только выкинуть его из головы, как мертвецу опять настойчиво напоминали об этом рассаднике колб и пробирок.
И всё же упомянутая Гейтом информация могла быть полезна мертвецу. Хотя загадывать было преждевременно, вероятность того, что он сможет самостоятельно получить эти данные была равна его позывному.
- Пару раз, обычно я стараюсь не афишировать своё состояние, - даже в его отряде никто не знал его настоящей природы, к тому же большинство случаев, когда ему требовалась замена каких-либо частей тела приходилась на отсутствие уже живых свидетелей и помощников. – Выпадет? – не без удивления Василий посмотрел на мальчишку. Для, по отзывам, блестящего хирурга у того было весьма странное понимание анатомии. – Нет, не моё. Около часа, я думаю.
Пока выбирал из себя осколки гранаты, пока понял, что сердце, да и большая часть лёгких не пригодны к дальнейшему использованию. Потом поиски хоть какого-то донора. Извлечь, заменить. Тогда ещё крайне неумело.
- Или двух, - сомневаясь уточнил, следить за временим у него тогда возможности не было.
И вот он, снова разговор об обследовании. Кроликов только покачал головой:
- Не соглашусь. Вряд ли у меня найдётся на него время, да и требует оно куда большего доверия. А я тебе не доверяю, Дэниел Гейт, - «бывший ворон, а ныне уже умерший представитель американского рода», - это были не единственные причины. Зеро вообще мало кому доверял. Его сородичу тоже стоило бы этому научиться и поскорее.
На этом визит можно было и заканчивать. Василий поднялся с кресла, застёгивая толстовку. Он сильно сомневался, что сейчас кто-то из них был способен дать другому ещё какую-нибудь ценную информацию. Закинув на плечо такой же неприметно тёмный, как и вся его одежда, моторюкзак, мертвец направился к выходу из номера.

Отредактировано Василий Кроликов (22.07.2016 13:47:35)

+1

22

«Атрофация?» - гуль прищурился, слушая сородича. Если не сознательный контроль, а  атрофация, то с этого самого дня Гейт будет съедать на завтрак обед и ужин минимум по стейку. И компотик. Лишь бы, не дай господи, у него ничего потом не гнило в желудке.

Листок Джон взял. Полукровка продолжал разглядывать сородича, слушая его объяснения по поводу «тогда еще крайне неумело». Он помнил, как собирал Сфорцу, который представлял из себя больше любопытный единичный экземпляр, исключительно для науки, а не потокового производства, подобное которому пытались наладить с клонами или простейшими андроидами.
Тогда он изучал записи Мастера Келли, и у полукровки волосы дыбом вставали от тех исследований, которые тот проводил. Тогда же он запросил данные по гулям, надеясь, что сможет получить недостающие части головоломки в них.
Тем временем Джон засобирался: «Так быстро?» - растерялся Гейт, поднимаясь следом. Проводил до двери, гадая, что стало причиной столь резкого ухода.
- Ну ты заходи, если что, - кашлянул гуль, приваливаясь плечом к стене. – В любое время. Ага.

Язык чесался спросить, получил ли Джон ответы на свои вопросы, хотя бы на часть из них. А вот у Гейта вопросов еще было уйма. Но не прикуешь же сородича наручниками к батареи, пока он не ответит на все из них.
«И я не могу тебе доверять», - ощущение, что Джон хотел от него еще что-то, кроме разговоров о природе гулей, крепло. Вот только Гейт, настороженно поглядывающий на мистера Смита, не хотел гадать, что именно тот хочет знать. Да и сомневался, что какие-то иные интересные сведения у него могли быть.
- Вдруг тебе что-нибудь нужно будет пришить. Или найти подходящего донора.
Гейт ждал, когда Джон Смит закроет дверь. Тогда можно было бы выдохнуть, дойти до кресла и отрелаксировать со стаканом виски в руке. От визита мертвеца колени все-таки дрожали.

+1

23

Предложение сородича заходить в любое время застало мертвеца у самого порога и заставило обернуться. Гейт так шутил или это было сказано на полном серьёзе? Василий не был уверен, чувство юмора не являлось его сильной стороной. Он немного помедлил, внимательно вглядываясь в привалившегося к стене мальчишку. Тот старательно изображал незаинтересованность, но была в нём и определённая доля нервозности, наводящая на мысли, что у того ещё оставались вопросы. Задерживаться дольше Кроликов не видел смысла, пока. Но напоследок решил подкинуть бывшему ворону пару мыслей, чтобы Дэниел занял свои мозги до их следующей встречи. Если таковая вообще состоится.
- Мне понравилась озвученная тобой теория. Она как минимум вполне жизнеспособна, я сам пришёл к таким же выводам в своё время, - Василий даже думать не желал, что вернуть его с того света могло что-то иное, кроме его собственной воли и необходимости закончить начатое. – Если ты уже сделал то, что не позволило тебе умереть, то просто найди другую цель, ради которой не жалко встретить смерть ещё раз. И поскорее. Хоть нас и нелегко убить, но мы гораздо более хрупкие существа, чем ты мог подумать. Вести бессмысленное, беззаботное существование, как большинство живых, для нас непозволительная роскошь.
Мертвец не был склонен к пустой философии, каждое его слово было подкреплено собственным опытом и весом личных ошибок. Он не чувствовал себя обязанным учить уму разуму новоявленного собрата, но от небольшой подсказки от него не убудет, а, весьма вероятно, наивному мальчишке она поможет «прожить» достаточно долго, чтобы набраться собственного горького опыта.
- И ещё, Дэниел Гейт, - Зеро уже поворачивал ручку двери, собираясь выйти, когда внезапно даже для самого себя расщедрился на ещё одно предостережение. – Держись ближе к своей новой семье, ты и так привлёк к себе внимания куда больше, чем следовало для таких как мы.
Пусть мальчишка делает с этим намёком, что захочет. Василий и так сделал куда больше, чем был обязан. Шагнув за порог, и быстро накинув капюшон толстовки, он уверенно зашагал по коридору прочь от номера Дэниела Гейта. Когда знаешь расположение всех камер, довольно легко оставить свой визит анонимным. Даже от такой структуры как КБ.

0


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [03.11.2066] А чего нас бояться?