КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Незавершенные эпизоды » [апрель, 1917 г.] Кровью выстлан путь в никуда...


[апрель, 1917 г.] Кровью выстлан путь в никуда...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: начало апреля, 1917 год.

Место: Россия, где-то в лесах на подступах к Петрограду.

Действующие лица: Беннет Морриган-Джонсон, Мунлайт Блейд

Описание ситуации: Послала матушка Красную шапочку к бабушке. Но не дошла девочка до нее, так как встретила страшного волка. Но это лишь в сказке все заканчивается хорошо, в жизни все более прозаично.  И даже если вместо девочки к бабушке идет вампир, не факт, что из схватки с волками он выйдет победителем.

Дополнительно: экспромт, так что возможно все.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (16.12.2015 15:24:31)

0

2

Идиот! Дебил! Придурок! Сукин сын! И еще множество других вариаций на разных языках было оправлено Беном в адрес своего старшего брата, который, конечно же, заслужил такого обращения.
Вот спрашивается, какого хрена надо было посылать своего родственника в эту чертову Россию?
Морриган никогда не любил здешние края, а с тех пор, как тут обосновались Цепеши, так вообще предпочитал их обходить стороной. Даже в период различных эпидемий и пандемий, прохаживающихся по этой части света,  с опаской появлялся здесь.
А тут нет, чтобы довериться своей интуиции, поперся. Как козел, баран, придурок, дебил и стоеросовая дубина.
Это он уже про себя!
Вот спрашивается: какого лешего он в это ввязался? Его компания набирала обороты. Бизнес обещал принести столько бабла, сколько вся ветвь Морриганов давно не видела. Налажены связи с другими странами, договоры о поставках подписаны. Оставалось самая малость, чтобы запустить этот механизм, но нет.. Нет, блять! Сорвался с места. И ради чего?
«Ты только захватишь старушенцию с ее семейством и привезешь ее в Лондон». Бен мысленно передразнил Уила.
Старушенции, правда, на деле оказалось примерно 45 лет. Но сути это не меняло. Вот нахрена эта Алекс со своим семейством сдалась Бену?
Нахрена?
Вот, пожалуй, главный вопрос, который задавал себе Бен в перерывах между сводящими рот криками, замкнутыми в тесном пространстве пыточной, и в перерывах между стонами, которые не могли заглушить хруст собственных костей.
Нахрена?
Сначала он пытался этот вопрос озвучить тому, кто его сюда доставил. Но оборотни — а их запах явно выдал расовую принадлежность палачей, - лишь требовали информацию о каком-то золоте.
Золото... Золото... Вечная страсть всех живых.
Бена, конечно, поставили в известность, что старушенция с именем Алекс — очень богатая особа, переправившая в лондонский банк много сверкающей валюты. Вот только делиться этой информацией Морриган не собирался. Узнай оборотни о том, что золото покинуло давно Россию — ему бы пришел конец. А жить Ворону хотелось. Вот именно сейчас, когда так успешно шли дела, хотелось избежать смерти. Поэтому терпел, захлебываясь кровью, через боль вправляя себе вывернутые суставы и молясь, чтобы эти придурки не додумались оттяпать ему руки. Руки врачу были нужны. Вот такая вот нехитрая арифметика.
Забавная была ситуация. Пару веков назад в примерно такую же ситуацию попал один дикий волк. Что в этом забавного? В том, что за волком пришли сородичи, а Ворону приходилось рассчитывать лишь на себя. Это волки бегают стаями, а Вороны предпочитают действовать по одиночке.
«Так что крепись, Морриган, не долго тебе осталось!»
Это «недолго», однако, длилось чертовски долго.  По крайней мере было такое ощущение.
И лишь  в конце второй недели все устали.
Бен все реже приходил в сознание и фактически не занимался своими поврежденными конечностями, даже брата в мыслях вспоминать перестал.
Да и оборотни, поняв, что из упрямого англичанина ничего не выбьешь, перестали целенаправленно бить. Ну пару раз штыком ткнут тело, пару раз огненной печатью покроют — все это уже ощущалось фоном, так что не имело для Морригана никакого значения…

Очнулся он от того, что капли дождя заскользили по лицу. Мелкий дождь, смочивший раскаленный лоб, был приятен. Так что Бен не без удовольствия открыл глаза, разглядывая серое небо над головой. После чего опустил взгляд, отметив, что лежит в стороне, а оборотни заняты сооружением очень занятной конструкции. Такие конструкции делали еще во времена средневековья, когда была мода сжигать ведьм. И не только ведьм. Друг Морригана встретил на таком сооружении свою смерть. А ведь умный был человек, черт побери! За это и попал на костер!
Костер!
Морриган дернулся, пытаясь освободиться. Он не  собирался в начале 20 века позволить с собой сделать то, что не смогли сделать в 16 и 17.
Говорят, что страх придает силы. Однако это был не просто страх. Это была жажда жизни. Ради нее он вывернул себе палец, чтобы снять путы, стягивающие руки, дрожащими пальцами освободил ноги, которые фактически не ощущал.
И рванул. О том, что ноги вывернуты и переломаны в нескольких местах, он поймет позже. Сейчас просто бежал, от избытка адреналина не ощущая боли, слыша сзади крики погони,  запах оборотней, трансформирующихся в свою звериную ипостась, и чувствуя, как летят пули. Чувствуя собственным телом, которое тормозило свинцовый залп.
Этот лес был незнаком. Бен вряд ли бы мог сказать, как долго он бежал. Просто в один момент дорога закончилась обрывом в быструю полноводную после таяния снега реку.
Последнее, что он видел перед тем, как полетел вниз, как блеснул в последних отблесках солнца, выглядывающего из-за туч, штык. Последнее, что почувствовал — удар в грудь и ледяную тишину реки…

Река, отнеся вампира на несколько километров вниз по течению, выкинула его на берег. Оставляя за собой кровавый след и бороздя мокрую землю воткнутым в грудь штыком, Морриган отполз от реки настолько, насколько смог...

+2

3

«И кто меня за язык тянул? Нет бы настоять на своем, так нет же, старушечка ведь пока дойдёт до города либо помрёт по дороге, либо грохнут».
Да тут её мысли вполне имели место быть. Лес не самое безопасное место, что бы там не говорили местные жители. Мало ли кто тут может шататься, тем более со сложившейся обстановкой в России. Мун не особо вникала в политику этой страны, хоть и частенько бывала в ней, наездами. Самое интересное, народ будто жил собственной жизнью, несмотря на то, что твориться там, наверху.
«Политика...Фу, это слово даже звучит омерзительно. Сколько там грязи, лжи и провокаций. Вся подминают и подминают под себя власть, а простые люди должны работать не покладая рук, чтобы обеспечить семью. А им ещё и налоги плати и никого не волнует, что тебе есть нечего, им, видите ли, армию содержать».
Как ей сказал один местный житель:«А вдруг война? Перебьють ведь нас усех, дочка». Ответ Луны был прост и однозначен: «Да вы и от своих-то не в состоянии защититься, что уж про недругов говорить». Дедок ей, конечно, за это спасибо не сказал, а, возможно, и просто пропустил мимо ушей слова. А что она неправильно сказала? Так, было, есть и всегда будет.
Идти ещё прилично, а солнце никак не хотело выходить из-за огромных, серых туч. Не удивительно, ведь девушка уже ощущала на своей коже капельки дождя. «Замечательно, только под ливень мне попасть и не хватало». Мельком окинув себя взглядом, она уже представляла, что будет с её нарядом и совсем новым пальто. Сейчас самое время осознать как некстати было надето платье. Возвращаться назад было слишком долго, а времени почти не оставалось. Ещё пара часов и начнёт темнеть, так она и до утра следующего не сыщет домик старухи. Дело, за которое она взялась, было не столь замысловатое, сколь прибыльное. Хотя Мун одолевали странные думы, почему это старушка живёт так далеко от «цивилизации». Одна! Одна, чтоб её. Ни на помощь позвать, не поговорить не с кем.
«Как люди так живут? Глазом моргнуть не успеешь, как в растение превратишься».
Лес будто жил своей жизнью: начинала зеленеть трава, шелест листвы завораживал, слышалось пение зарянки, местами ещё можно заметить не растаявший снег, а лёгкий ветерок освежал, расплетая невидимыми пальцами длинные косы. Тропинка, на которую указал местный житель, вела с самую глубь дубравы.
Скоро ей предстоит возвращаться назад в Латвию и продолжать обучение, а как ни хочется отсюда уезжать. Теперь она понимает, почему мама уехала в Россию. Тут приходилось зарабатывать «магией», делая всякие обереги для верящих в потустороннее. Всё-таки какая не фигня, эти обряды, а со временем надоедает. Погрузившись, в свои мысли, Мунлайт не сразу поняла, что стало тихо...слишком тихо, как в вакууме. Только морось срывалась с неба, даже ветер притих. Нужно было торопиться, не хватало попасть под ливень. Не успела волчица представить, как будет блуждать по роще под проливным дождём, как о чудо, в поле зрения попал дом.
- Наконец-то. — озвучила мысль оборотень, и раскат грома разразился в ушах. Она быстро добежала до жилища. Сделав всё, что от неё требовалось и дав наставления как всеми этими «артефактами» пользоваться Лайт вышла на улицу. Что за черт? Ни намёка на недавнюю непогоду. Это сколько она там просидела? Да и на улице уже порядком стемнело. В воздухе витал удушающий запах крови. «Что за...?». На нюх она не жаловалась, а перепутать этот запах с каким-то ещё просто не могла. Девушка обернулась в сторону, откуда доносилось зловоние. Пара шагов от дома и взору предстал овраг. Подходя к нему, запах усиливался, вытесняя тонкий дух лесных растений. Ступив ближе к краю оползня, опустила глаза вниз. Мутная река, с небольшим течением, берег, что от переизбытка влаги стал похож на трясину. Всё бы ничего, вот только кровавая дорожка ведущая от реки к прибережным кустарникам, никак не вписывалась в общий колорит.
«Не день, а подарок. Странные природные явления — раз, стремная бабуля — два. Дальше что на повестке дня? Труп?». Это было не её дело, она не лесной врач, а мастер Вуду. Мун уже собиралась уходить, но вдруг в голове пронеслась фраза, которая заставила её передумать:«А вдруг человек жив?! Это останется на твоей совести. Он всё равно много крови потерял...стоп. Он?». Долгое внутреннее сопротивление и таки здравый смысл победил. Удивление и усмешка самой себе. «Отлично. Пол установили, осталось лишь проверить на наличие признака жизни. Я только посмотрю и домой». Да и правда, чего гадать, если можно проверить, что там случилось? Кое-как спустившись к подножью возвышенности она перешла на другой берег по заваленным дряхлым деревьям, что лежали через реку и пробралась сквозь кустарники плоховца к предположительному мертвецу. Картина предстала не для слабонервных: всё тело как решето, множество пуль нашли свою мишень; синяки, раны, и десерт — кол в груди. Немного смешно. Мун сразу вспомнились баллады про то, как в Средневековье убивали вампиров, с помощью вот таких вот осиновых. Правда, такой способ мало на кого из них действовал. Она внимательно осмотрела все имеющиеся увечья человека, что под слоем грязи выглядел немного химерно. Человека ли? Выглядел он конечно как представитель homo sapiens, но вот его запах говорил совершенно об ином...Ладно, выяснением его расовой принадлежности, она займется немного позже. Нужно узнать главное, жив он или нет. Потихоньку положив два пальца на шею, девушка отыскала артерию и стала прощупывать пульс. Кто же знал, что покойник окажется таким живчиком?!.

Отредактировано Мунлайт Блейд (21.12.2015 22:49:49)

+1

4

Реальность ускользала. Бен пытался за нее ухватиться, но она обрушивалась внезапно, тяжелым грузом сдавливая грудь, раскаленными щипцами вырывая кости. И тогда он вновь плыл. От темноты ломило глаза и терялось сердце. Иногда было так тихо, что он даже боялся вдохнуть. А может и не дышал в это время вампир. Потому что любой глубокий вздох вновь вырывал из сладких объятий. Если это и была смерть, то сейчас Бен готов был остаться с ней. И плевать на те планы, что он строил на своей родине. Плевать…

Пробуждение было вновь не из приятных. Будто вынырнул из глубоководной реки. Чуть приоткрыл рот, позволив жидкости скатиться по губам и не обращая внимания, что она бардового цвета.
Оценивать собственное состояние не было ни сил, ни желания. Достаточно было одного — понять, что пришел пиздец. Такой красочный и вездесущий, что уточнять, какого он рода, было просто пустой тратой времени.
Бен попробовал чуть сдвинуться, чтобы встретить этот самый пиздец в соответствующей позе, а в нескрюченной с выгнутыми ногами. Но выполнить это действие мешал штырь, торчащий из груди.
Весело так торчал. Прям хоть сейчас  бери за него и на мангал - хороший бы шашлычок получится из техсотлетнего вампирчика. С выдержкой, замаринованного  в собственной крови.
Фантазия все-таки продолжала работать, хотя мысли собрать в кучу получалось плохо. Однако представленная картина себя, висящего над раскаленными углями, вызвала улыбку.
Треснившие губы вновь выпустили порцию кровавой пены.
Регенерация, и без того обескровленная предыдущими неделями, что-то пыталась делать, но любое даже самое мальское движение рушило к чертям все ее потуги.
Вампиры не умирают от кровопотери? Или умирают? Бен этого не помнил, но понимал, что у него есть все шансы проверить это утверждение.
Терпеть мелкие ранения от пуль были можно. Мелкие, потому что боль, которую они причиняли, звучала фоном. Тянучем таким фоном с солирующими струйками крови. Больше всего беспокоил Ворона бок. Ранение в область брюшной полости вообще было занятное явление. Кровотечение, кишечник, решивший воспользоваться случаем и взглянуть на этот чертов свет.
И еще был этот дерьмовый штык, чей хомуток торчал где-то в спине. Хорошо торчал, крепко.
Морриган обхватил острие рукой и попробовал протолкнуть шампур назад.
А дальше вновь накатила темнота..

Накатывала она так неоднократно. И с каждым разом сил что-либо еще предпринимать в отношении этого интересного аксессуара оставалось все меньше и меньше.

Безумно хотелось пить. Влага, осевшая на земле, манила настолько, что Морриган был готов уткнуться в землю лицом. Жуткий соблазн, на фоне которого даже забывалось, что сейчас ему нельзя пить. Поэтому в очередной раз сплевывал кровь, стараясь, чтобы та не прошла путь напитка.
Забавная история. Кому расскажешь — обхохочутся ведь братцы-вампиры. Кровосос, которому нужна кровь для восстановления и который не может ее пить по той причине, что у него продырявленные кишки вываливаются.
Бен хмыкнул, но не рассчитал свои силы и вновь провалился в сладкие объятия тишины.

Движение.. Плавное движение. Поступь ноги по мокрой земле и скольжение там, где почва образовывала ловушку, создавая скат.
Запах. Сквозь собственные благоухания, сквозь аромат последождевого леса угадывался запах живого существа.
Организм, которому требовалась кровь, среагировал моментально. Только обессиленное тело отзывалось на подобный зов природы медленно и с неохотой.
2 пальца. Теплых пальца, по которым пульсирует кровь.
2 пальца на шее, на которой уже оставляли свои следы оборотни. Да и та, что подошла, была из их природы.
«Нашли!» первая осознанная мысль, после того, как Бен очнулся, почувствовав чужое присутствие. Мысль, заглушившая жажду крови.

Сдаваться Ворон не хотел. Лучше подохнуть как пес под кустом, чем на дыбе в сыром подвале. Конечно, и в первом, и во втором случае смерть вампира достаточно условна. Так к чему все эти мысли, разве не может он, как истинный воин, погибнуть в бою?
Пока ему прощупывали пульс, аккуратно рыскал по земле, в поисках какого-то оружия. Ветки, корни, перегной — все  не то.
«К черту»
Морриган рванул, собирая последние силы для этого единственного броска, но все, что смог — лишь оттолкнуть девчонку, зайтись в кашле, выпуская из рук то, что смог подобрать с земли и прикладывая ладонь к боку.
Штык сдвинулся, вызывая новую порцию крови, стекающую по подбородку.
- Уходи! - прохрипел вампир.
Нет, это не она должна была уйти.. Ему надо уходить из этого леса, где бродят оборотни. Если его нашла эта волчица — Бен сморщился, почувствовал запах оборотня —  то найдет и ее стая.
Морриган попробовал пошевелить ногами, те смешно дернулись, но выполнить элементарный приказ «встать и идти» не смогли.
Выбор был не слишком большой: с такими ногами он далеко не уйдет, а значит здесь вместе с ним должна остаться она. Так у него больше шансов выиграть время на восстановление. Главное, подозвать к себе поближе и использовать штык, пронзив ее сердце.
В теории — ничего сложного в этом не было. Но на практике — штырь был не в руке, а в собственном теле. А это чертовски осложняло задачу.
- Стой! - выдохнул Морриган.- Помощь... нужна.
Воля вылезала рваными порциями, окутывая сознание девушки, рождая в ней желание оказать помощь вампиру. Вот только собственное сознание Бена иногда улетало, оставляя в приказе достаточно приличные ямы.

+2

5

В детстве, у неё была змея, семейства гадюковых — куфия. Она любила её, видела некую схожесть: такая же холодная, беспристрастная. Гадючка была красива собой: зелёная кожа, такого же цвета глаза, длиною около 60 см, жила в ящике. Однажды к хладнокровной подошёл старший брат и, открыв, крышку стал тыкать в неё ножом. Видите ли, боится он их. Так на кой чёрт лезть, раз боишься? Ответа не получили ни родители, ни Мун.Всё спустили на тормозах, а змеючку спасла лишь её изворотливость...Вот, как сейчас, к примеру, спасла Мун, от непоправимого. Она и подумать не могла, что её неохотное желание помочь может свести если не в могилу, то в госпиталь уж точно.
После того как она почувствовала слабую пульсацию пришло некое облегчение. Мужчина жив, а значит есть возможность ему помочь. Не успела девушка убрать руку, как эта тварь решила показать зубки. Мгновение и существо, срываясь с земли, холодной и мокрой, бросается на неё. Руки машинально скрестив, перед грудью, оттолкнулась от мужчины, попятившись назад.
«Что? Не может быть! Он как стена. Откуда такая мощь в его-то состоянии?! Больной, что ли? Я ведь сейчас уйду и всё, будешь ты тут один, догнивать среди таких же овощей, как бы грубо это ни прозвучало, пусть даже в моей голове».
Облокотившись о дерево, что так кстати росло позади неё, картинка вдруг сложилась. Сильный, с такими ранами и порезами, с колом в груди и почти, что выпущенными кишками, он ещё и кидается. Значит...жажда плоти? Крови? Вампир! Ясно как божий день. Как жаль, что оборотень не владеет телепатией, она бы сейчас очень пригодилась.
Ладони коснулись обросшего мхом ствола дерева, соскользнули вниз и девушка едва удержалась, дабы не угодить в это «болото».  Испугалась? Да, скрывать было бесполезно, на её лице это читалось капсом. Сердце стало биться чаще, словно сверкающая лампочка, что вот-вот перегорит. Глубокий вдох и медленный выдох, который прервал голос незнакомца.
Уходи? Это он ей сейчас сказал? Девушка осмотрелась. Да видимо, ей.
«Ооо, ты ещё и говорить умеешь». Чуть ли не сказав это вслух, машинально приподняла указательный палец направив тот на незнакомца, но опомнившись, быстро убрала, неприлично всё-таки. Мун стояла и смотрела как вампир хлебает собственную кровь, корчится от боли, не в состоянии даже на ногах устоять.
«Эй, клыкастый, кроме меня, тут больше нет никого! Помощи ждать неоткуда. Ну разве, что бабуля за грибочками соберётся...Откуда такой, шальной, взялся-то?». Сказать, что она удивилась — ничего не сказать. Прогонять единственную надежду на спасение...Интересно, о чем он думает, а главное — чем.

- Стой!

- Я тебе не девочка по вызову, — голос спокойный и ровный, как нож по маслу, разрезал тишину. Ей было неприятно слышать, то иди, то стой. И что за тон? Ей послышалось или он был приказным?! Он в лесу, при смерти, предположительно. Сейчас было не время, и не место командовать, даже если он какая-то важная шишка и привык что ему подчиняются, тут не поместье, а она не гувернантка. Ему от Мун нужна кровь, ей от находки ничего не нужно. Вывод напросился сам собой. Она уходит.

- Помощь... нужна.

«Помощь? Не еда? Что-то мне подсказывает, что темнишь ты по-крупному, дорогой. Не нужно обладать сверх способностью, чтобы слышать твои мысли. Они слишком очевидны». Уже темнело, а дорога назад предстояла неблизкая. Бездействовать или быть «съеденной»? Выбор невелик. Плохой день... очень плохой.
- А, может, мне всё-таки уйти? Ты я смотрю и сам неплохо справляешься, — ох, как же язвительно сейчас звучал её голос, сопровождающейся приподнятой светлой бровью. Откинув косы назад, она отклонилась от берёзы и, сунув руки в пальто, посмотрела на калеку. Ни жалости, ни сочувствия. Она и правда такая бездушная или только сейчас?.. Было желание подойти, осмотреть раны лучше, возможно, даже попытаться их как-то перебинтовать, но что-то отталкивало, не позволяло поддаться естественным инстинктам и оказать нужную помощь. Вампир всё также распластался на земле, испуская кровавые ручьи, что нашли свой путь чрез горло. Был бы тут её отец, то не колебался бы, а уже давно облегчил страдания этого несчастного. Но она этого делать не будет. Крови на её руках нет, и пачкаться Мун не собирается. Тем более если он из какого-то влиятельного клана. Её очень не посчастливиться, если узнают, что вместо помощи, была оказана услуга "на тот свет". Добивать выходцев из важных семей - дурная примета. Хотя о чем речь? Убить вампира - это вам не шарик надуть. Тут постараться нужно не хило. И всё же сейчас она колеблется...

Отредактировано Мунлайт Блейд (23.12.2015 23:22:44)

+1

6

Девушка испугалась. Он читал это по ее лицу. Слишком неопытна, чтобы уметь скрывать этот свой страх. Слишком молода.
Значит, ей просто не повезло. Отпускать того, кто без пяти минут жертва, Морриган не собирался.
Бен часто задавал себе вопрос, почему, оказываюсь в полном одиночестве с ранами, которые для человека несовместимы с жизнью, он мечтал стать простым смертным и умереть. Но стоило лишь появиться маленькой надежде — ничтожному огоньку, который звал вперед, - как смерть переставала быть столь привлекательной. И тогда в погоне за жизнью он готов был совершить то, за что осуждал других: убивать, не гнушаясь никаких способов.
Смерть... Имел ли он право на нее сейчас? У него родилась племянница. Маленькая крошка с губками-бантиками, пухленькими  ручками и звонким голосочком. Уил назвал свою дочь Адой.
Свою дочь — не его. После смерти единственного сына больше Бен детьми не обзаводился.
Так что он теряет? Бизнес? Так он еще обещает быть прибыльным, а пока только затягивает в свои бездонные недра скопленные Морриганом средства. Быть может они больше бы пригодились Патриарху. Да и мешает Беннет своему братцу тем, что слишком выбивается из общей массы. Вечно где-то шляется, вечно занят какими-то призрачными идеями, вечно в работе. Так может стоит освободить его и себя от своего же присутствия на этой грешной земле?

Какие-то ненужные мысли лезли в голову. Трусливые. Умирать тут собрался, кровосос, а? Фигушки!
Несмотря на страх, девчонка не уходила. Но и спешить на помощь не торопилась.
Оборотни ненавидели вампиров и те платили им тем же. Это в городах возможны были какие-то примирения, негласные соглашения для того, чтобы две расы могли существовать рядом, но встреть перевертыша в лесах, где он чувствует себя как дома, и не факт, что вы тихо и мирно разойдетесь. И глупо надеяться, что что-либо изменилось. Встреча несколько недель назад доказала: все, как и прежде.
Вот только сейчас у Бена не было сил, чтобы доказывать, что он — хороший, что он не враг, а врач, что он может помочь, если нужна помощь. Ситуация перевернулась на все 180 градусов. Он был вампиром, голодным настолько, что мог загрызть любого, а это делало его врагом для всех теплокровных.
Он был врачом, который не в состоянии лечить и которому самому нужна помощь.
Но стоило ли ждать помощи от этой девчонки, которая вполне могла оказаться дочерью одного из его мучителей?
-  Я тебе не девочка по вызову
Он бы рассмеялся на подобное высказывание или улыбнулся бы, но все что смог — чуть приоткрыть рот, где на фоне бардовой пены блестели клыки.
Сделал несколько попыток вдохнуть воздух.
- Я для девочек, - сквозь хрипы раздались слова, - немного не в форме, - с опозданием ответил он.
- А, может, мне всё-таки уйти? Ты я смотрю и сам неплохо справляешься.

Бен не мог понять, в чем дело. Перед ним стоит малек — ребенок, по сути. Неужели он обладает каким-то даром, способный противостоять подавлению воли чистокровного? Да, он ранен, да, находится на грани реальность и бессознательности, но.. какого черта тут происходит!
Почему вместо того, чтобы броситься на помощь раненому, воспылать к нем нежными чувствами сострадания, девчонка все еще стоит чертовски далеко? Настолько далеко, что кажется вообще на другой стороне вселенной.
Опираясь на руки и подтаскивая за собой ноги, Бен пытался преодолеть это расстояние. Преодолел.. пару сантиметров, после чего уткнулся разгоряченным лбом во влажную землю, приходя в себя. Удобный момент, чтобы одним махом перебить ему шею.
Ему показалось, что в таком положении он находился достаточно долго. Быть может из-за того, что вновь пытался схватиться за реальность, дабы не провалиться теперь уже в пугающую темноту.
В какой-то момент Бен понял, что находится на пороге страха. Жуткого, вырастающего откуда-то изнутри и готового в любой момент сорваться в панику.
Сейчас, когда в этом небольшом пространстве, заключенном между несколькими деревьями и кустом, он оказался не один, он уже не готов был прыгнуть в сладкие объятия тишины, потому что из них был шанс не вырваться. Но пугало не это, а то, что не вырвется он не по своей воли. Лишиться головы во сне — почему-то это было страшно.
Морриган прекрасно понимал, что данный страх не имел под собой никакой причины. Но он был.
Он поднимал мелкие волоски на коже  и заставлял прислушаться к любому звуку в опасении, что кто-то к нему приблизится.
Но никто не приближался. Несмотря на чертову волю, направленную на это существо женского пола.
- Ты кто?
Это было важно. Потому что он должен был знать, к какому клану она принадлежит и почему не реагирует на его приказы!
- Ты можешь мне помочь?
Это тоже было важно. Почему — Бен вряд ли мог объяснить. Привыкший всегда выкручиваться из всех ситуаций сам, сейчас он просил — нет, даже требовал — помощи, при этом будучи не в состоянии даже понять, что могла бы сделать эта девчонка: умереть, чтобы о нем никто не узнал, или стать его завтраком, способным вернуть ему силы.

+1

7

- Я для девочек, немного не в форме.

«А дядя шутник». Блеск клыков сразу бросился в глаза. Если до этого момента, она ещё сомневалась, то сейчас все догадки подтвердились. Интересно, кто это его так отделал. Кому же он так насолил? Судя по некоторым ранам и общему состоянию, его регулярно «перевоспитывали», причём не только кулаками. Состояние ног и некоторых ран на руках, они явно были не первой свежести. Больше волновало другое, как он собирается отсюда выбираться? Жить вампир хочет, хватается за каждый удобный случай, это видно по ничтожным стараниям сделать вторую попытку броска. Хотя и выглядела она довольно жалко. Особенно было смешно наблюдать как клыкастый ползёт, из последних сил, пытаясь дотянуться до девушки. Всё счётно, как он ещё не понял... Помочь, она поможет, это лишь вопрос времени. Главное, придумать как это сделать без вреда её здоровью. А тут уже сложнее ибо ничего специализированного для перемещения нет. Можно, конечно, сгонять до бабули и попросить у неё что-нибудь, но...что может заменить кровь? Оборотень не химик и понятия не имеет как это делается. Посмотрев внимательно на мужчину, Мун заметила, что-то похожее на недоумение и непонимание. Стало до жути интересно, что вызывает такие эмоции. Пристальный взгляд, который попал в её глаза, после которого это существо вновь погрузилось фейсом в землю, заставило что-то внутри передёрнуться. Чувство, которого прежде не было в ней. Оно не её. Мун заморгала, пытаясь понять, что сейчас происходит с ней. Мысли терялись, в голове творился кавардак, усмирить который она не могла. Состояние приближалось к лихорадочному, бросало то в жар, то в холод. Это немного пугало, наводило странные мысли, в висках пульсировало, а в груди всё сжималось. Ещё немного и помощь будет нужна ей. Было явно заметно, что организм чему-то сопротивляется. Чему?! Ноги сделали шаг вперёд, хотя девушка не собиралась этого делать. Вокруг всё было как в дыму. Неизвестная пыль, что рассеялась в глазах, чертовски мешала нормально смотреть.
«Как это? Я не хочу подходить, но я иду. Всё ближе. Шаг за шагом. Гипноз?». Зрачки казалось расширились по максимуму, а моменты прозрения и не думали наступать. Перестать паниковать и расслабиться. Как известно, чем больше сопротивляешься, тем больше погрязаешь. Нужно было как-то прекратить приближаться к этому чудовищу. Помутнение на мгновение исчезло и мир предстал таким, какой он есть, во всех своих тонах, после чего вновь пелена. Вновь чувство хандры и мигрень. Голова трещала, как подпиленное дерево, что клонилось к земле всем своим станом. Второй проблеск, Мунлайт делает шаг в сторону и падает вниз, держась одной рукой за голову. Сколько минут прошло? Две? Пять? Десять? Резко открыв глаза, она дёрнулась, увидев, что находится в двух шагах от вампира. Сердце забилось сильнее, когда она смотрела на это тело, что лежало подозрительно неподвижно.
«Окочурился?» Если бы. Вампир подал голос, немного оторвавшись от земли. Ему стало интересно, кто же она. А смысл этого вопроса в чем? Сил прибавится или раны затянутся?
- Твой ангел-хОронитель, — съязвила девушка, которую сейчас переполняли эмоции. Какого было желание подойти и добить, но ох уж — это воспитание. Вопрос действительно был пустым, ибо какая ему разница кто она такая? В данной ситуации ответ ему никоим образом не поможет. Второй вопрос также был глупым.

- Ты можешь мне помочь?

Нет конечно. Она постоит и посмотрит как он будет тут подыхать, ничего не предпринимая.
- Вопрос задан не корректно. Правильней было бы спросить помогу ли я тебе. — ох, как же сейчас болела голова. Сам на шаг от смерти, так ещё и её угробить решил. Всё-таки отец верно говорил: «Никогда не верь вампирам. Их речи сладкие, а поступки горьки до одурения». Она обдумала как, лучше сказать, что он не должен покушаться на неё. Ведь есть шанс выйти из этого леса вдвоем. Похоже, клыкастому такой расклад был не по душе.
- Я помогу, если ты перестанешь делать попытки убить меня.

Отредактировано Мунлайт Блейд (17.01.2016 05:36:26)

+1

8

Когда хочешь жить, стремись к жизни любыми способами, какими бы ничтожными они ни были. То, что кажется мелочью с точки зрения здорового организма, для умирающего — целое достижение, которое может либо убыстрить конец, либо помочь продлить жизнь. Сколько раз приходилось Бену убеждаться в правильности этой мысли, сколько раз он мирился со смертью, но лишь для того, чтобы вновь и вновь предпринимать вот эти мелкие и незначительные «прыжки» на пути к жизни.
Правда, в этот раз очередная попытка преодолеть ничтожный метр, привела к тому, что штык в груди сместился и с вдохом из груди вырвался не только кровавая пена, но и протяжный свист.
Он держался на одном упрямстве, посылая к чертям боль, сдерживая сознание, дабы то не решило отправиться на отдых, и пытаясь удержать в кулаке волю, направленную на девушку. Уследить за всем одновременно было нереально, поэтому то там, то здесь, происходила утечка: то боль пронзала тело так, что хотелось в голос выть, то голову ловил почти у самой земли, то по выражению лица оборотня видел, что посланный приказ действует не в полную силу.
Что за проклятие! Он столько времени потратил, чтобы раньше срока научиться управлять своей волей, дабы не дать другим почувствовать в себе вампира. Столько времени… столько сил. А теперь не может сделать то, что способен выполнить любой молодой вампир: получить желаемого. Быть может для этого нужна не боль, а страх? Страх способствует выбросу такой порции адреналина, что даже люди способны стать сверхчеловеками. Но что сейчас владело Морриганом: боль или страх? Философский вопрос, на поиски ответа которого просто не было времени. Тем более что девчонка все же подошла. Совсем близко. Кажется, протяни руку — и дотянешься до нее. Вот только на руке не было клыков да и вывернутые в процессе избавления от веревок пальцы не могли обеспечить нужную цепкость.
Дурацкое положение: видеть перед собой то, что способно не только снять боль, но и вернуть силы, и в то же время не иметь возможности воспользоваться этим даром.
Хреново!
Бен вновь приземлился головой на землю. На этот раз по собственному желанию — для отдыха. Лег боком, стараясь особо не беспокоить чертов штырь. Пока отдыхал, попытался ухватиться за него рукой, чтобы протолкнуть его назад, но пальцы лишь скользнули по штыку. Это движение отняло больше сил, чем рассчитывал Морриган, так что после очередного свистящего вдоха и выдоха, выплюнул изо рта сгустки крови, поступающие через горло.
- Твой ангел-хОронитель.
А вот теперь все стало ясно. Бен вновь положил голову на землю. Осознание того, что все его попытки выбраться отсюда — тщетны, приходило медленно.
-Значит, это они тебя послали, - он не спрашивал, просто озвучивал то, что понял.
- Быстро вы меня нашли, - хотя так ли уж быстро? Вряд ли сам Бен мог сказать, как долго он был без сознания.
Зато теперь все вставало на свои места. Оборотни не были совсем уж безмозглыми идиотами и вполне возможно, послали за ним того, кто имеет ту или иную защиту от вампирской воли. По крайней мере с этой версией было проще смириться, чем с тем, что он настолько ослаб, что не может отдавать «приказы».
- И что тебе приказали сородичи? Добить?
Он провел рукой по глазам, пытаясь стряхнуть с них прилипшую грязь. Но и это не помогло.  Бен не видел, чтобы с девушкой было что-то, способное принести смерть вампиру.
- Вопрос задан не корректно. Правильней было бы спросить помогу ли я тебе. 
Что ж, поправка действительно была актуальна. Любое теплокровное способно ему помочь. Все зависит от того, будет ли на то его желание, тем более если у этого существа есть приказ сверху.
- Чем? Что они тебе вручили, чтобы ты выполнила их приказ?
Казалось, какая разница, но как любой приговоренный к смерти, он хотел знать, какое оружие приведет приговор  в действие.
- Я помогу, если ты перестанешь делать попытки убить меня.
- Помо.., - это как-то не укладывалось в голове. К чему этому молодому оборотню делать для него такое. - А как же приказ?
Хотя так ли важны причины, почему она хочет это сделать? Все это можно выяснить после. Сейчас главная — та самая помощь.
- Мне нужна кровь, - произнес он. - Не много. Литра вполне хватит. Она затянет раны и приостановит кровотечение. Если сможешь мне вправить ноги то, возможно, что после крови я смогу идти.
Возможно… Главное слово — возможно. Ведь мог же он бежать на таких ногах, так что может попробовать на них и передвигаться более медленно.
- Всего литр. Это тебя не убьет. Поверь мне.
Будто для того, чтобы убедить девушку в искренности своих слов, он вновь прибрал волю, не пытаясь теперь уже ею дотянуться до незнакомки.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Незавершенные эпизоды » [апрель, 1917 г.] Кровью выстлан путь в никуда...