КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Незавершенные эпизоды » [27.10.2066] А у вас молоко убежало... И океаны выкипели.


[27.10.2066] А у вас молоко убежало... И океаны выкипели.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время: 27 октября 2066 года, вечер.

Место: АБ, Джаспис.

Действующие лица: Натали Росс, Калиса Лабиен, Игорь Цепеш.

Описание ситуации: Один из скучнейших благотворительных вечеров, организованных для сбора средств, что пойдут на помощь бедным сироткам. Так кажется на первый взгляд. Однако, среди нудных разговоров и бесконечного бахвальства, находится место и кое-чему еще...

Дополнительно: И помните об этикете. Вилки в левый карман, ножи в правый. ©

+4

2

Стоя тихонько, совершенно спокойно и послушно у идеально-восхитительно-длинного платья леди Калисы Лабиен, беседующей сейчас с каким-то особенно важным представителем одного из невыносимо важных родов, иногда аккуратно, невесомо прикасалась хрупкими розовыми ноготками к юбке своей госпожи, ощущая ее рядом, снова успокаивалась и без выражения на своей розовой человеческой мордочке продолжала оглядывать все вокруг, скользя взглядом, не слишком пытаясь акцентировать внимание на чем бы там ни было. В принципе, ей больше ничего и не надо было, как быть рядом со своей обожаемой всем своим компактным существом, Леди, а так как Калиса Лабиен иногда, часто-часто, прихватывала любимую игрушечку на всевозможные тусовки различного типа и категорий, в качестве личной куколки, да хоть бы и просто по собственному желанию, кто бы смел поспорить, то Натали вполне быстренько научилась и вести себя в любом обществе… и напрочь не реагировать ни на что вокруг. Даже если бы сейчас этот чужой великий вампир вдруг вскочил на стол и исполнил стриптиз, она бы просто задрала серьезную мордочку и принялась хмуро, тщательно следить, чтобы ни единого негигиеничного носка не упало рядом с ее госпожой!
«Интересно, до скольки мы тут сегодня пробудем? Нет, этот вампир ничегошеньки от моей Леди не получит, может даже не строить свои глупые глазищи и планы. Дурак, да? Да. Никогда моя госпожа не станет пытаться влиять на своего мужа для какого-то хлыща напомаженного!»
Кровь Калисы Лабиен светилась и переливалась в миленькой маленькой человеческой Мышке, текла по ее ручкам, ножкам, пяточкам, венам-артериям, заполняя более, чем на две трети, и сама девочка светилась- переливалась, наглядно доказывая всем присутствующим, как выгодно и красиво быть человечком-слугой. Конечно, исключительно такой Леди, с какой повезло Натали. Уже после первого раза, первой добровольно-принудительной пробы, она поняла, что что-то изменилось… Время шло, бежало, летело, и сейчас Натали без единой проблемы и даже не слишком акцентируясь, ловила все мысли, переживания, ощущения своей Леди, находилась с ней постоянно и бесповоротно на одной волне, чувствовала ее желания еще раньше, чем Калиса сама успевала задуматься о них, от чего в отношениях существовала полная гармония. Вампиресса по-своему была привязана к своей куколке, баловала ее, одевала, игралась с ней, не давала никому съесть, даже если многим уже в особняке Лабиенов этого хотелось более, чем. Натали платила ей горячей ненормальной преданностью, выполняя все абсолютненько желания, совершенно не раздумывая ни о моральной, ни о физической составляющей, и готова была до последнего своего розового ноготка защищать жизнь, честь своей Госпожи и все, чего требовало ее личной защиты. Причем иногда даже без ведома самой Госпожи…
«Ой, красиво как…»
Конечно, самое умненькое сейчас было срочно направиться в кухню, в комнаты для прислуги, куда-нибудь в коридоры и не мелькать надоедливым блестящим розовым женственным и вкусным для всех видов нелюдей пятнышком прямо в огромнейшем зале, тщательно путаясь под ногами официантов, наслаждаясь музыкой, не отлипая от Калисы ни на шаг. Однако умоляюще поверещав у входа несколько минут, убедила всех возможных охранников, что нужна своей Леди сейчас, срочно, немедленно и на весь вечер, проскользнула между ног, догнала мадам Лабиен, прилипла к ней окончательно и бесповоротно и только снова ощутив себя частичкой своей Леди, угомонилась, прекратив доставать своим колокольным голоском всех людей и нелюдей вокруг, притихнув мирной нежной Мышкой.
«Ой, ничего себе!»
Если бы сейчас Калиса заметила нехорошие голубые огоньки в огромных глазах своей куколки, она бы сразу отправила ее из зала вон, приказав ожидать себя в машине, не высовываться, выкинуть все глупенькие мысли из головы, под угрозой отлучения от своей драгоценной крови на неделю минимум!  Однако сейчас мадам Лабиен была занята, и Мышка могла очарованно, с полной самоотдачей и знанием дела, изучать невозможно привлекательно матово поблескивающий браслет на запястье одного из гостей, мельком прошедшего рядом с ее госпожой, вежливо поприветствовавшего ее Леди, явно не заметивший игрушечку, где-то у ног вампирессы.
«Хочу его!»
Такое желание получить невозможное она испытывала не часто, всего несколько раз за свою недолгую жизнь, первый – когда получила себе не только украшение, но и Леди целиком, точнее, наградив своей тушкой саму Леди…  И вот теперь зуд в пальчиках стал нестерпимым, коротко глянула на Калису, убедилась, что та увлечена беседой и скользнула в сторону, быстро, неуловимо порхнув, движением воздуха, не иначе, в сторону уходящего господина. Повторяя каждое его движение, методично вошла в ритм, позволяя себе целиком расслабиться, захватить восхитительному ощущению Охоты, главное сейчас было не думать, просто действовать так, как желали пальчики. Как же давно она не занималась этим… и как соскучилась по своему природному дару, уже задремавшему без продвижения и развития! Официант, удачно остановившийся рядом с мужчиной, протянувший тому поднос, засмотрелся, полуобернулся, споткнулся, коснувшись леди, та вспыхнула, неловко роняя ридикюль, тут же подхваченный услужливым вторым официантом, прямо у ног нужного Наташечке мужчины. Застежка щелкнула плавно и неслышно, от того, что телекинез так удачно лег на ее основополагающие силы, почувствовала небывалый прилив профессионализма, окончательно расслабилась, вливаясь в удобную ситуацию, дождавшись нужного момента. Пальчики не коснулись кожи, коснулись браслета, который послушно скользнул в кулачок, после чего Мышь испарилась, растворилась в ногах потерявшей сумочку леди, выныривая из толпы уже рядом с Калисой, снова невозмутимо выпрямившись, перевела дыхание, счастливая, улыбающаяся, искрящаяся эмоциями. Ей было хорошо! Браслета в лапках не было.

+6

3

Улыбаться безмятежно и немного скучающе, делая при этом вид увлеченности беседой, мадам Лабиен, кажется, всегда умела, пожалуй, с самого своего детства, научившись у своей матушки. И сейчас, на очередном приеме, которому с радостью предпочла бы подпольные бои без правил, вела себя буквально на автомате. Изредка смеялась над шутками не первой свежести, что, по ее мнению, переползли едва ли не с девяностых прошлого столетия, попивала белое вино, оценивающе, как умела только она, оглядывая окружение, периодически опуская изящную ручку для прикосновения к аккуратным пальчикам своей спутницы, наилучшим образом вписавшейся в это общество высокородных снобов. Правда, скука и тоска вампиршу все же одолевали совсем по-натуральному, чему прямо сейчас свидетельствовал тяжелейший и, буквально вымученный, вздох. Этому типу, что, будто бы в очереди стоял все это время для того, чтоб подойти к супруге главы Корпорации, похоже, что-то было нужно. Иначе, зачем бы он так жарко и с воодушевлением рассказывал бы ей, нихренашеньки не понимающей в бизнесе и политике, о своих делах и семье. Очередной желатель подобраться поближе к Максимилиану, очаровав его супругу, как и прочие не знающий, что Калиса не станет и мизинцем своим наманикюренным шевелить ради кого бы то ни было. И дело здесь вовсе не в принципиальности женщины (хотя, откровенно говоря, и в ней тоже), а скорее в том, что так уж повелось, Калиса не лезет в дела своего мужа, предпочитая быть подспорьем ему дома и идти в жизни порой чуть позади, оттеняя величие и успешность супруга своей несомненной красотой, дополняя, скрашивая, понимая, принимая и любя так, как ни одна другая не сможет любить этого мужчину. Против такого расклада, в свое время, даже Сенталлиан решила не спорить, предварительно, разумеется, прилично "выпив" крови у Калисы, но все-таки в последствии и старуха согласилась, что нужной степенью мудрости жена ее внука обладает. Именно мудрости, хоть в это на первый взгляд и с трудом верится. Иначе бы, разве этот союз просуществовал бы почти пять сотен лет?..
Мадам, явно увлеченная собственными мыслями, несколько раз моргнула, снова будто бы с ресниц стряхивая недолгое оцепенение. Кажется, этот разговор, ни к чему не ведущий, давно пора заканчивать и отвязаться наконец от этого типа, который, очень похоже, тоже прервал свою речь.
- Так что вы скажете, мадам? - будто бы напоминанием прозвучал вопрос, адресованный вампирше, но Калиса лишь удивленно вскинула изящные бровки, рассматривая мужчину и силясь вспомнить, кем он представился ей.
Однако, пустота, а в голове ее будто ветер, прогуливаясь по пустыне, шорохом пронес перекати-поле. И бокал с вином давно уж, целую вечность назад, как на зло опустел.
- Хм, - женщина ненадолго опустила взгляд, чтобы в следующее мгновение уверенно и надменно, смерить взглядом этого типа, - Скажу, что хочу, как это называется... пи-пи.
Кажется, именно в этот момент, когда Калиса короткой фразой обозначила все свое отношение к недавним рассказам этого представителя какого-то мало известного рода, рядом что-то разбилось. Официант, подоспевший с вином, подавился нервным смешком, а мадам, абсолютно невозмутимо подхватив с подноса новый бокал, развернулась на сто восемьдесят градусов, и коротко взглянув на Натали направилась прочь. И, только отойдя на несколько метров в сторону, осушая бокал, женщина заметила перемены в своей маленькой спутнице, что светилась, искрилась, подобно гирляндам на рождественской елке, эмоциями. Словно бы раскрашенная картинка, что ранее была блеклым наброском, а теперь по воле художника становилась ярче, оживая под резкими мазками красок.
И это было определенно любопытнее всего происходящего ранее, этого хотелось касаться, чтоб кончиками пальцев впитывать в себя эту радость и также неуместно заразительно, невероятно обаятельно, улыбаться.
- И что же произошло, мм? - почти шепотом, но ни разу не сомневаясь, что Мышка услышит ее, проговорила Калиса, не глядя ставя очередной пустой бокал на поднос мимо пролетавшему официанту, - Я желаю знать, что заставило тебя так... - мадам на мгновение замолчала, вдыхая предвкушение занимательнейшего рассказа, - так развеселиться.

+6

4

Так, быстро просмотрите все ленты информационных агентств за последние пятнадцать минут. Может быть, произошло что-нибудь плохое, это было бы хорошо!©

Игорь откровенно скучал. Прилагал немалые усилия, чтобы не зевать и выглядеть достойно.

Цепеш считал, что даром теряет драгоценное время. С рациональной точки зрения благотворительные мероприятия полезны. Они помогает завести ценные знакомства, обзавестись новыми связями... Так вот, на сегодня главное ценное знакомство — это он, Игорь Цепеш. Наследник могущественного рода, достигшего ко второй половине XXI века заоблачного величия. На этом балу Игорю было не с кем общаться. Все только и стремились, что побеседовать с ним.

Доминик сослался на большую занятость. Законную власть рода на балу представлял Цепеш-младший, которому приходилось отдуваться за себя и за того мальчика. То есть, за Патриарха. Несмотря на то, что Игорь присутствовал в качестве приглашённого гостя, вампир обеспечивал ещё и безопасность сборища. Точнее, это выполняли ответственные (не)люди. Цепеш наблюдал.

Вдобавок ко всем неприятностям, устроители задрали дресс-код бала до black tie optional, то есть от Игоря требовалось напялить как минимум классический тёмный костюм и снабдить всё это великолепие галстуком. Стоит ли говорить о том, что порядочный Цепеш — в любой шкуре волк? Природная звериная пластичность, готовность мгновенно реагировать на агрессию соответствующим образом — всё это накрылось медным тазом. Точнее, оделось в строгий однобортный пиджак. Игорь чувствовал себя свободней в бронежилете, а вместо "любимой женщины" Barrett M066 Bravo Наследника сопровождала очаровательная девушка из рода Цепеш, состоящая в дальнем родстве с Патриархом и самим Игорем. Никакой интриги. Цепеш-младший поспешил отделаться от неё.

Игорь равнодушно относился к благотворительности и совершенно не любил детей. Серьёзно. Если бы любил, то давно собрал бы всех своих потомков, представил отцу и потребовал бы предоставить им кров, пищу, образование. Смешно. Хватит того, что Наследник поучаствовал в благотворительной лотерее и выиграл какую-то детскую поделку. Цепеш радостно вручил громоздкую херню кузине, и та принялась с восторгом демонстрировать её думающей общественности. Думающей о том, что купить подобное за несколько десятков тысяч золотых евро способен только Наследник, щедрый и великодушный господин. Клевета! Волку просто хотелось, чтобы от него отвязались.

Мать не пришла. Извинилась, тактично намекнула на дурное самочувствие и пообещала навестить сына в городской квартире на следующей неделе. В резиденции Цепешей мать не показывалась: опасалась встретить Патриарха. Благотворительный бал мог стать прекрасным шансом провести целый вечер рядом с Шайной, представляющей Раубфогелей. Мог, но не стал. Комкая в руках программку, Игорь придумывал благовидную причину улизнуть. Вот если бы случилось где-нибудь поблизости что-то плохое...

Так, ещё полчаса, и допустимо заявить о своей чрезвычайной занятости и отчалить. Волк смотрел на часы и предвкушал момент, когда он покинет это место. Игорь машинально провёл по звеньям массивного браслета на левом запястье, когда... События развивались стремительно, и вместо того, чтобы ловить брызнувшие в стороны фужеры, Наследник профессионально шарахнулся в сторону. Чуть не зарычал, но не расплескал шампанского. Таков он был, самый настоящий зверь с прирождённым чувством баланса.

— Аккуратней, — ровно процедил Игорь сквозь зубы.

Отошёл чуть в сторону, высматривая знакомые лица. Те из них, что представляли для Наследника хоть какой-нибудь интерес. Никого закономерно не нашёл, однако спустя полминуты заметил мадам Лабиен. Та несколько раз мелькала в числе гостей, Игорь успел засвидетельствовать ей своё почтение. Молва находила Калису одной из самых блистательных красавиц современности. На практике, когда речь шла о Пауках, много что оказывалось в превосходной степени: "самая красивая дама", "самый богатый род", "самый влиятельный политик" и всё такое прочее.

Цепеш снова посмотрел на часы. Часы бестрепетно отсчитывали время, стрелка ползла к восьми, но что-то неуловимо изменилось. Чего-то не хватало, привычного, знакомого... Чего? Игорь машинально встряхнул кистью. Браслет! Он не расставался с ним никогда, потому что это подарок, безумно дорогой не ценой, а воспоминаниями.

— Проклятье...

Цепеш злобно воззрился на официанта. Воровство на благотворительном балу! С ума сойти. Ну, нет! Игорь не был готов бросить личную вещь на кон благотворительности в адрес ресторанного персонала! Да этот браслет стоит больше, чем официант со всеми его внутренними органами вместе взятыми, если распродавать по отдельности!

Наследник вытащил мобильник.

— Никого не впускать, никого не выпускать, — вполголоса приказал он.

Едва ничего не подозревающий официант дошёл до служебного выхода, Игорь моментально притиснул его к стенке. Не более чем вывернул наизнанку его голову, рыча тихо, но крайне злобно, что только умалишённый рискнёт воровать у Волка. Цепеш ничего не нашёл. Перепуганный кретин нёс околесицу и умолял его отпустить. Игорь понял, что виноват не он. Дама, уронившая свою крошечную сумочку, второй официант или та миниатюрная блондинка, ошивавшаяся рядом с Калисой. Её версию Наследник проверит в последнюю очередь. Просто не верилось, что девушка, приближенная к мадам Лабиен, сделала настолько махровую глупость!

[!]

Девушки, не знаю, это ли вы хотели от меня прочитать, но если что, отредактировать/дописать без проблем.

Отредактировано Игорь Цепеш (25.12.2015 23:56:04)

+3

5

Если когда Натали и выглядела особенно счастливой и ужасненько красивой, то это был тот самый момент. Ощущение глубокой удовлетворенности, настигающее обычно, когда ее Госпожа изволила угощать ее своей вкуснейшей кровью – так вот это было что-то очень очень похожее, не такое вкусное, но такое замечательное по ощущениям! Пальчики все еще нервно подрагивали и счастливо теплели, благодарные за каждое прикосновение к чужой драгоценной вещичке, тщательно запрятанной теперь совсем близко к Наташечке, но, конечно, не у нее и не на ней. Умненькая милая игрушка не собиралась делать фатальных ошибок, не планировала ни подставлять себя, ни тем более бросать хотя бы малейшую тень на свою драгоценную Леди, ни уж точно получать за то, что натворила только что. Она была твердо и самозабвенно уверена, что это все сойдет ей с рук, а если вдруг браслетик и отыщется, вдруг, случайненько, мало ли, то лично она не будет иметь к этому ни малейшего отношения. Ей не нужна была сама драгоценность, хотя конечно, при удачном раскладе, Мышь, конечно, конечно, собиралась прихватить с собой красивую вещичку и спрятать в особняке Лабиенов туда, куда прятала все свое добро и о чем знала исключительно ее Леди – прямо в лединой спальне, в красивой шкатулочке, подаренной ей Калисой однажды. Ни один глупый самоубийца не стал бы даже мысли допускать о том, чтобы украсть что-то из спальни Калисы Лабиен, проще и более милосерднее было даже попробовать воровать из кабинета ее мужа… Да и сам Максимилиан Лабиен меньше рассердился бы… Поэтому Мышка была уверена твердо и навсегда – если ей удастся протащить только что приобретенную игрушку через входную дверь, у нее все получится, и вечер будет считаться окончательно удавшимся!
Легкий, невесомый и неслышный никому, кроме ее розовых нежных ушек, голос ее Леди добрался до светлых волос, огладил, как всегда мягко и тепло, заставил заулыбаться и засветиться еще ярче, услышать каждое слово, буквально вползающее, проникающее во всю Натали.  Скорее всего,  Калисе было бы достаточно просто глянуть на нее, молча, со своей обычной слегка высокомерной, но так идущей ей улыбкой, и Натали принялась бы выкладывать все, что та желала услышать сейчас. Все, кроме… правды.
«Нет, нет, нельзя, конечно, чтобы Леди узнала, что я наделала, нельзя… Она рассердится, интересно, что за зверь это был, на которого я напала и ограбила? Нет, конечно, он не заметил, ни единого подозрения, а если вдруг? Господи, нет, Леди меня накажет, наверняка, судя по браслетику этому, это кто-то ужасненько важный. Мне никакой разницы, мне все равно же, но Леди огорчится, она запретила мне развлекаться так без ее ведома, а сейчас уже спрашивать поздно же! Ничего, никто ничего не докажет, все, я ничегошеньки не знаю и… и знать не буду.»
Натали никогда, ни единого раза не пробовала обмануть Калису Лабиен с того самого момента, как та забрала ее себе, напоив кровью, сделав слугой, мелкой розово-белой служаночкой, рабынькой без ошейника, который только портил ее шейку, мешая дышать,  и был совершенно бесполезен. Ей даже в голову не могло прийти обмануть свою драгоценную ненаглядную Леди… И вот день пришел, час наступил, время настало, инстинкт самосохранения настоятельно требовал врать, врать напропалую, ни словечка правды, ни взгляда в ту сторону, с браслетиком, который находился совсем рядышком, руку протяни! Глубоко вдохнув и заулыбавшись привычно ласково, нежно, с откровенным обожанием, она и не умела улыбаться иначе рядом с Калисой, Мышка осторожно коснулась указательным пальчиком юбки Леди, улыбаясь еще шире, обожая видеть и чувствовать ее рядом.
- Там, представляете, такая куча мала сейчас образовалась, вы не представляете себе! Какая-то ужасная леди уронила сумочку, некрасивую, мерзкую, такую, какую вы вышвырнули в окошко, когда ее доставили в прошлом году вам, ну так вот, она ее уронила и устроила такой визг, как будто эта дешевка и подделка…
Явно скопировав своим колокольчиковым голоском слова самой Калисы.
- …как будто она была как минимум из бриллиантов, вся! Поднялся шум, официанты стали ползать и искать, я там была, рядышком, я постаралась наступить на нее… случайно!
Спохватилась, прилежно кивнула, ну естественно, ее вычурная туфелька, стоящая столько сколько вся леди с сумочкой, совершенно случайно прогулялась не только по сумочке, но и по самой бабе противной!
- И все, и это мне так понравилось, вы не представляете. Кажется, ничегошеньки тут больше веселого и не будет, я могу подождать вас в машине, Госпожа?
Невинно закончила свой легкий, смешной, улыбчивый, абсолютно невинный рассказ, пояснив, что же так развеселило ее только что. Мельком глянув в сторону двери, где почему-то вместо двух сейчас стояло четыре охранника, где какой-то высокородный вампир повысил голос, пытаясь прояснить какие-то моменты входа-выхода…
«Неужели это из-за…»
Почувствовав, как нежная тоненькая спинка под умопомрачительным кукольным платьем покрылась волной холодных мурашек, снова заулыбалась, машинально прижавшись к своей Леди, пытаясь не показать ни единым жестом, что это все может ее как-то касаться. Выглянула из-за Госпожи, оценив близость окошка рядом, приоткрытого в честь множества гостей, невозможной жары, как обычно…
- Я могу, да, Леди?
Голосок едва заметно завибрировал новыми нотками, которых Калиса до сих пор не слышала в Мышке никогда, ни единого разика: нотки нервозности, беспокойства, напряженности… страха.
«Пора бежать! Пока… пока это еще возможно! А в машине Леди меня не тронет и не найдет никто, никто!»

+4


Вы здесь » КГБ [18+] » Незавершенные эпизоды » [27.10.2066] А у вас молоко убежало... И океаны выкипели.