КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [30.10.2066] Дела надо делать, а проблемы - решать!


[30.10.2066] Дела надо делать, а проблемы - решать!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: 30 октября, утро.

Место: АБ,  кафе.
http://s2.uploads.ru/t/Aslr1.jpg

Действующие лица: Ада Виктория Морриган, Беннет Морриган-Джонсон

Описание ситуации:
Несмотря на то, что с подачи Волков отношения между родственниками с каждым днем накаляются, Ада все еще остается племянницей Бена. И ее проблемы - это и проблемы ветви Морриган. А значит без внимания это оставить нельзя.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

0

2

Предыдущий день, чертовое, проклятое 29 число, был настолько насыщен событиями, настолько вымотал и вывел из себя, что на следующее утро Ада распахнула глаза ни свет, ни заря – в десять утра. Для нее, встававшей никак не раньше часа дня, это оказалось настолько несусветной ранью, что она даже не сразу сообразила, что ее лапочки-Джейкоба, ее самого терпеливого, преданного, сообразительного и готового на все в буквальном и переносном смысле глубоко личного телохранителя у нее больше нет! Мысленно послав Игорю Цепешу и всему их роду несколько очень выразительных проклятий, внешне глубоко вдохнула, уткнулась лицом в подушку… и уже через час поняла, что уснуть больше не получится. Мыслей было намного больше, чем самой головы, и по широте, объему, качеству и тяжести своей они оказались неподъемными для одной маленькой беззащитной, хрупкой певички! Пусть и бывшей.
- Сегодня же у меня появится новый Джейкоб. Сегодня же, или меня зовут не Ада-Виктория!!! И чтобы я еще раз подписалась выйти замуж за кого-то из Цепешей… чтобы еще хоть раз!!!
Тишина пустой пока квартиры невыносимо давила на и без того тщательно продавленные всеми желающими нервы, поэтому быстро, в течение трех часов приведя себя в относительный порядок, нарядившись в качестве самоподдержки в обожаемое черное платье-чулок ровно до начала бедра, плюнула на все планы вокруг и отправилась завтракать.
- Так. Вот это, это и это.
Еще не успев опуститься на выбранный стул, ткнула ярко-бордовым острым ноготком в меню, распахнутое перед ней подобострастно склонившимся официантом, не глядя ни в меню, ни на официанта. Ада любила злиться долго, медленно, со вкусом и с максимальным получением максимального удовольствия! И все вокруг должны были это прочувствовать в деталях. Поводов было море, за последнее время они не испарялись – множились, и последнее, отсутствие в койке с утра кофе, тостов и лапочки-телохранителя в голом виде оказались последней каплей!
- Да, я желаю франкфуртские колбаски. Да, с утра. Какие-то проблемы???
Высокомерно выслушав многочисленные и подобострастные извинения официанта, не изволила ответить, продолжая перечислять, рассматривая маникюр, рассеянно, не глядя, явно не слишком занятая тем, что именно заказывает.
- Круассаны, джем, тосты, яичница на черном хлебе, апельсиновый… нет, арбузный… к черту, мартини. Да, именно, все, что заказала – и мартини.  С оливкой! Даже если ее туда не положено укладывать!
Окончательно определившись с морем еды, четко зная, что из всего этого кулинарного великолепия она прикоснется совершенно точно только к мартини, удобно устроилась за столиком, спиной ко всему остальному ресторану, лицом к стене с картинами из жизни Битлов, начиная с пешеходного перехода и заканчивая виниловой пластинкой с лицами,  и с удовольствием сделала огромный глоток принесенного через секунду мартини.
«Напиться с утра в гордом одиночестве. Вытворить очередную громкую хрень на глазах у благодарной публики и прессы. Маникюр. Снова напиться. Найти себе нового телохранителя-игрушку и напиться уже с ним. С ней. Какая, нахрен, в задницу, разница!»
Еще и еще глоток, брезгливо выкинула оливку в пепельницу, отодвинула от себя и уставилась на Битлов отсутствующим взглядом. План на день был чудо, как хорош. Оставалось только понять, почему было так хреново на ее красивой  розовой со стразиками душе

+1

3

В эту ночь он все-таки позволил себе немного поспать. Правда, рабочий день начался опять рано. С утра Бена ждало ряд семейных дел: не совсем приятных, но сделать их было необходимо.
Подписав ряд чеков и встретившись с рядом нелюдей, он наконец-то получил в распоряжение несколько свободных часов.
Взяв со стола подготовленные Алекс бумагой, Бен попытался связаться с Джейкобом. Личный телохранитель племянницы обожал свою подопечную, так что после смерти Уила, когда уже само имя Джонсонов стало нести опасность, Морриган смог заручиться поддержкой оборотня, который обещал оповещать родственника певицы обо всех подозрительных личностях, крутящихся вокруг нее.
Правда, на этот раз Беннет планировал узнать у оборотня, где находится Ада. Известие о том, что Цепеши все-таки убрали от тела своей будущей родственники этого телохранителя, было неприятным.
Попытка позвонить самой Аде ни к чему не привела. Телефон не отвечал.
А между тем время шло, и было ряд дел, которые необходимо было решить как можно быстрее.
В конце концов, сделав еще парочку звонков, Бен получил адрес кафе, куда отправилась завтракать и обедать (для известной дивы эти процессы всегда были совмещенными) его племянница.
Морриган тоже не прочь был перекусить, так что встреча в кафе, фактически на виду у всех, его вполне устраивала. И прежде всего устраивала тем, что избавляла от необходимости пробиваться через стройные ряды волчьих телохранителей.
Инициатором данной встречи была Элизабет, которая напомнила Бену про приближающуюся свадьбу, а с учетом того, что иных родственников у Ады на Алмазном берегу не было, все хлопоты, судя по всему, приходилось брать на себя Бену, что, конечно, не добавило радости мужчине, который в этих свадебных делах не понимал ничего. Другое дело, что были еще и проблемы финансового плана, которые так же необходимо было решить с племянницей.
Как ни крути, но разговор обещал быть не из приятных, но оттягивать его тоже нельзя было.
Бен вошел в кафе. В этот час здесь было немноголюдно, что вполне устраивало Ворона.
Мужчина огляделся, выискивая взглядом ту, ради кого он пришел в эту часть города. Хотя взгляд тут и не пригодился. Из одного места так и несло холодом, так что не мудрено, что официанты старались его обходить стороной.
Ненаглядная племянница в своем холодном очаровании и бесконечном презрении ко всему и ко всем восседала в кресле, разглядывая отсутствующим взглядом что-то чересчур важное на стене.
Морриган неслышно при близился к Аде, встав чуть сбоку от племянницы, при этом стараясь все же попасть в поле ее видимости.
- Позволишь? - спросил он. Не то, что ему так уж и было нужно ее разрешение, чтобы приземлиться в кресло напротив. Но чертов этикет велел задать этот, в общем-то бессмысленный, вопрос.

+1

4

Только что на столе перед ней было только мартини, плюс оливка, выловленная и теперь сиротливо катавшаяся в пустой изумительно чистой пепельнице. И вот уже медленно, но верно, поверхность столика принялась наполняться едой во всем ее многообразии. Яичницы, сразу нескольких видов, какие-то фруктовые салаты, блинчики, колбаски, вафли и джемы – Ада раздумчиво оторвалась от бездумного созерцания стены и переключилась на столь же бездумное рассматривание все пребывающих элементов завтрака.
«Познакомиться с новым родственником, с Хетом этим, понравиться ему. Что за херня, с какого момента меня стали волновать вечные приказы Цепеша??? Захочу – познакомлюсь. Исключительно по собственной воле и желанию. Не захочу – пусть сам валит, знакомится. Думаю, у него шансов понравиться больше! Позвонить Рамле, она на месте, вылить на ее хрупкие плечики весь негатив последних дней, услышать, какая я великолепная, утешиться, снова войти в тонус. Последнее – обязательно! Иначе останется сойти с ума. Интересно, что скажет Цепеш, когда обнаружит, что невеста – сумасшедшая? А ничерта он все равно даже не заметит. Ах, да! Найти киллера, нанять убить дядю. После его сволочизма с лабораторией в его… подарке… один из нас на этом свете явно лишний! И маникюр, и новый Джейкоб, конечно. Хрень какая в голову лезет…»
Привычным уже сейчас и незнакомым раньше движением с силой потерла чистый, без единой морщинки, лоб, поморщилась – что-то больно надавило на сверхнежную кожу, отняла руку, уставилась на обручальное кольцо. По губам скользнула ухмылка, покачала головой, стянула, помедлив, снова надела, стянула, надела, рассматривая круассаны, не глядя ныряя холодным пальцем в кольцо – обратно.
- М?
Рассеянно, целиком углубившись в мысли, отозвалась на осмелившегося побеспокоить ее официанта, решительно нырнула в кольцо последний раз и стиснула руку в кулак, поднимая взгляд.
- Ты?!
Официант отменялся. Рядом стоял никто иной, как ее личный, драгоценный дядя Бен, о котором она только что вспоминала тепло, весело, дружелюбно, в контексте не менее теплых и дружелюбных событий.
- Конечно, позволю.
Согласилась и поднялась, продолжая машинально стискивать и разжимать пальцы, не глядя на него.
- Этот столик уже почти свободен. И да, завтрак за мой счет, угощайся.
Коротко глянула на него, буквально придавив тяжелым, нехорошим, неподвижным взглядом, опустившимся на его плечо, сжавшим, высказавшим сразу все, что она думала о нем сейчас. Молчание затягивалось, и Ада не собиралась его нарушать, продолжая смотреть все с тем же выражением красивого, отстраненного, высокомерного, идеального лица, созданного им же. Официант, материализовавшийся со вторым бокалом мартини, отвлек, заставил поджать губы и подхватить второй бокал, выпивая залпом.
- Ты чего-то хотел или так, пришел снова попытаться меня подставить? Ладно, проехали, это я о своем, о женском.
Неожиданно опустилась на стул, кивнула официанту, приказывая не медлить с третьим мартини, скрестила длинные стройные ноги, откинулась на спинку стула. И опять замолчала.
«Может, завести себе любовницу…»

+3

5

От внимательного взгляда не укрылось ни новое украшение на пальце племяннице, ни настроение певицы.
На вопрос-идентификацию лишь кивнул. В конце концов трудно отрицать того, что он — это он. И что сейчас он стоит перед гневными очами своей родственницы. Почему очи гневные, предстояло еще выяснить, но это могло быть что угодно: начиная с того, что Ада просто не выспалась, так как кто-то имел наглость ее разбудить так рано, заканчивая вот этим круглым украшением, подаренным, судя по всему, новоявленным женихом.
- Этот столик уже почти свободен. И да, завтрак за мой счет, угощайся.
Два раза Бену повторять было не надо. Так что он опустился в кресло напротив, обвел взглядом все то, что стояло на столе, пододвинул к себе поближе тарелку с яичницей.
- А ты разве мне компанию не составишь? - удивленно спросил он, встряхивая салфетку и расправляя ее на коленях. - Ты разве куда-то торопишься?
Заказала себе Ада много чего и мужчина искренне не понимал, почему девушка использовала такой оборот. «Почти свободен». Неужели куда-то бежать собралась?
Отрезав кусочек яичницы, аккуратно отправил его себе в рот, все так же не переставая наблюдать за племянницей.
При виде всего того, что она заказала, Бен понял, что голоден. А еще понял, то пора уже вспоминать о том, что такие правильные английские завтраки и перестать по утрам накачиваться пустым чаем.
- Апельсиновый сок, будьте добры, и черный кофе. Без сахара, - подозвал официанта и дополнил заказ. - И все это, - еле заметным движением пальцем указал на стол, - запишите на мой счет.
Бен заинтересованным взглядом проследил за официантом, принесшим очередную порцию мартини для его племянницы. Комментарий вертелся на языке, но Морриган предпочел его заживать очередной порцией яичницы, аккуратно отрезанной от куска и отправленной в рот.
- Ты чего-то хотел или так, пришел снова попытаться меня подставить?
Пришлось немного отвлечься от процесса приема пищи и посмотреть на племянницы с некоторой долей удивления.
- Подставить? Ты о чем?
- Ладно, проехали, это я о своем, о женском.
А вот это уже было интересно. Бен не был ангелом во плоти, и за весь свой срок знакомства с племянницей мог найти массу причин, из-за которых девушка, руководствуясь чисто женской логикой, могла на него дуться.
Другое дело — за что конкретно дуются на него сейчас, в эту самую минуту. Тем более что за время их последней встречи вроде ничего не произошло и Бен ничего такого, за что можно было бы его убить взглядом, не делал.
- Да уж нет, - отложил вилку с ножом, сделал глоток поставленного перед ним официантом сока, примакнул губы. - Коль уж начала — продолжай. Каким образом и в чем я пытался тебя подставить?

+1

6

Третье мартини оказалось на много ступеней вкуснее первых двух, по крайней мере, самой Аде так показалось. Взгляд на явно преступника-дядю не стал ни на каплю теплее или мягче, однако общее состояние улучшилось настолько, что теперь вокруг их столика сновали сразу три официанта. Во-первых, потому что до вечера в ресторане делать было откровенно нечего. Во-вторых, ее безупречная, холодная, блондинистая красота, красота настоящей профессиональной Галатеи из слоновой кости, как всегда не оставляла равнодушным никого. Ей могли завидовать, она умело раздражала, вызывая самые низменные желания, ее могли обожать и периодически предлагать колечко-виллу-брак-немедленную смерть во имя нее. К слову, к последнему Ада была наиболее равнодушна из всего списка. Лидировали, естественно, колечко и вилла.
- Нихрена не на твой счет. Это – моя еда! И я угощаю!
Отрезала, коротко глянув на ближайшего официанта. Тот сначала расплылся в угодливой улыбке… а затем в панике заметался между сильнейшим вампиром, приказавшим одно, и красивейшим, приказавшим другое. Несколько минут удовлетворенно проследив за метаниями, женщина хмыкнула… и прекратила обращать внимание вообще. Это была не ее проблема больше, а одеть поднос ему на голову в случае непослушания никогда не поздно.
- Ты не попытался. Ты взял и сделал это.
Слова выползали из ярких выразительно стиснутых губ медленно, капля за каплей, выцеживаясь ядом, тщательно измеряемым чайной ложечкой, чтобы травить максимально медленно!
- Интересно, а чего это Я должна что-то объяснять тебе? А ты мне ничего объяснить не желаешь?!
Огромный глоток вкуснейшего третьего мартини дал и еще градус настроения, и необходимую паузу. Паузы Аде всегда были необходимы, другое дело, желала ли она брать их вовремя. Чаще не желала. Но громить ресторан дядей сейчас было не комильфо. Она пила мартини, она думала о новой потенциальной любовнице, она блестела обручальным кольцом – нет, все это было невозможным окружением для скандала. Дяде повезло.
- Намекну, в какую сторону объяснять. Твой внезапный подарок – твой же дом. Нашпигованный какой-то лабораторией, о которой нигде ни единого упоминания, ни малейшего, спрятанная хрень чуть ли не в подвале. И что, что я должна была объяснить Игорю Цепешу, который привел меня туда и буквально ткнул носом в очевидное???
К концу речи, в полной мере снова ощутив все те «приятные» минуты в дядином доме, мысли ударить дядю стулом по голове так, чтобы ножка в глаз вошла, уже не казалась столь непродуктивной. Наоборот. С каждым словом она становилась все привлекательнее.
- И ведь я до последнего не собиралась верить ему. Нет! Я до последнего надеялась, что у меня все же есть, есть в родне действительно близкий человек, пусть и козел, и скотина, и гад – но близкий человек!!! Да хрен там. Все, не желаю говорить об этом!
С силой врезала полупустым бокалом по столу, бокал треснул, оставляя ножку в руке Ады, замолчавшей, с хмурым удивлением рассматривающую капельки крови от врезавшихся в нежные пальцы. Чертыхнулась, стряхнула осколки прямо на пол и потянула со стола чистую салфетку.
- Видишь, что ты наделал??? Ты зачем сюда пришел, а?

+1

7

Настроение Ады подходило к той самой черте, после которой случиться могло только одно. И это «одно» носило название громкого скандала. Как-то за все это время Беннета судьба миловала от такой напасти, а ко всему, что случалось в жизни его племянницы, он относился философски с английской невозмутимостью. Но сейчас как раз была та ситуация, когда взрывоопасная Ада могла пошатнуть эту самую невозмутимость. И доводить до этого дело не хотелось. Скандал Бену был не нужен, так что предстояло быть начеку.
- Нихрена не на твой счет. Это – моя еда! И я угощаю!
Не стал с этим спорить, лишь долгим взглядом посмотрел на официанта. Конечно, он выставит ей счет: минимальный счет за заказ, чтобы дама успокоилась. Остаток покроет Морриган. Все просто. И даже более чем просто, с учетом того, что счета Ады заблокированы, ее долги в любом случае придется покрывать Морригану.
- Ты не попытался. Ты взял и сделал это.
А вот сейчас как раз была та ситуация, когда надо было срочно вспомнить все, что он чисто теоретически мог сделать. Оказалось, что много чего. Но извиняться за все выполненные и невыполненные возможности было глупо — так и до вечера можно не управиться. Тем более под подобное обвинение могло попасть все, что угодно: начиная от используемой им методики для создания этой совершенной красоты, заканчивая неслучившимся сексом в его доме и случившимся — в кабинете, разговором в подвалах резиденции Цепеша. В обще, причин для недовольства племянницы могло быть много. Морриган даже грешным делом попытался вспомнить, а не пропустил ли он какую-то важную дату, о которой должен был помнить.
- Интересно, а чего это Я должна что-то объяснять тебе? А ты мне ничего объяснить не желаешь?!
Глубокая складка легла на лоб, а взгляд уже не отпускал Аду. Он пытался понять, о чем она. Лишенный эмпатии или каких-либо иных телепатических способностей, он лишь улавливал ее недовольство, ее бешенство, но никак не мог понять причину такого отношения.
- Хмм, - глубокомысленно произнес Бен. - Я бы тебе объяснил, если бы ты хотя бы дала подсказку.
-Намекну, в какую сторону объяснять. Твой внезапный подарок – твой же дом. Нашпигованный какой-то лабораторией, о которой нигде ни единого упоминания, ни малейшего, спрятанная хрень чуть ли не в подвале. И что, что я должна была объяснить Игорю Цепешу, который привел меня туда и буквально ткнул носом в очевидное???
Фраза доходила медленно, буквально построчно. Как будто перед взором Беннета вспыхивали тезисы, которые требовали более развернутого ответа.
- Да дом, - он тепло улыбнулся. Правда, потом, вспомнил о том, что не так давно преподнесла ему система безопасности здания. - Извини, я хотел сделать тебе сюрприз к свадьбе, думал, ты обрадуешься, если у тебя будет дом, где бы ты могла уединиться, если вдруг возникнет такая необходимость. Но, как я понял, твой жених меня .. опе-ре-дил, - последнее слово сказал чисто на автомате, потому что постепенно до Беннета стал доходить смысл и остальной фразы.
- И ведь я до последнего не собиралась верить ему. Нет! Я до последнего надеялась, что у меня все же есть, есть в родне действительно близкий человек, пусть и козел, и скотина, и гад – но близкий человек!!! Да хрен там. Все, не желаю говорить об этом!
- Что? Нашпигованный? Лабораторией? Цепеш?
А вот дальше держаться больше не было возможности. Бен рассмеялся. Искренне. Так, как, наверное, уже давно не смеялся. Он пытался прикрыть рот и лицо руками, но звуки смеха проходили и сквозь ладонь.
- Боже! - в уголках глаз задержалась влага, так что пришлось проморгаться, дабы слезы смеха не потекли по щекам.
- Без упоминания? Спрятанная?
- Уф!
Когда смех отступил, он еще раз взглянул на свою племянницу. Настороженную и рассерженную. И вся ситуация предстала перед ним во всем своем трагизме.
- Черт! Как же они тебя напугали-то, - смех исчез вместе с улыбкой, которую будто стерли с лица. Оставалось лишь мысленно выругаться. - Ада, видимо, Цепеши, как видят пробирки и микроскопы, так считают, что наткнулись на лабораторию. Игорь тебе, случаем, не говорил, что она незаконная, подпольная и т.п?
В свете последнего разговора, который имел Бен с отцом Игоря, это было бы закономерно: Цепеши нихрена не смыслили в лабораториях, путались в элементарных понятиях. Семейная «болезнь», видимо.
- Скажи мне: если в кабинете директора крупного предприятия стоит телескоп, делает ли это его кабинет обсерваторией? Нет, - сам же ответил Морриган. - Так же как и «набор юного химика», который вы нашли в моем кабинете,- последнее слово Бен выделил, - не делает из него лабораторию.
Быть может здесь Морриган немного погрешил против истины. Но в одном он был уверен: никаких опасных веществ в его доме нет. И попытка Игоря запугать племянницу можно было списать на то, что Волк сам боится подобных вещей, либо Цепеш решил специально настроить племянницу против дяди.
«Неужели до тебя дошли слухи про нашу связь?»
- Ада, а сейчас давай оставим эмоции в стороне. Подумай сама. Ведь то, что ты назвала лабораторией, находится не в подвале. Так? А за стеной моей спальни. А спальня у нас где? На втором этаже, - он говорил медленно, обращаясь к рассудку девушки. Ада не была дурой. Просто сейчас она была испуганна и рассержена. Гремучая смесь. - Ты же знаешь, что дом этот я купил  уже готовым в 2013 году. А теперь скажи мне: каким образом на втором этаже может появиться целая комната, которая снаружи не видна. Это тебе не пространство между стен, которое используют для обустройства сейфа. А целая ком-на-та, - Бен сделал паузу, позволив племяннице вспомнить размеры этой самой комнаты. -  Даже с помощью магии я не знаю, как внешне сделать ее невидимой. А ты?
Морриган многое бы отдал, чтобы узнать, о чем же шла речь у его племянницы с Игорем. Чем этот Волк так ее напугал?
- Все, за что можно привлечь меня — ну и тебя, раз уж ты новая владелица, - поправился Бен, - так это за незаконную перепланировку, в ходе которой одна комната была разделена на две: на кабинет и мою спальню. Но за это полагается штраф в пределах 15 евро. В законодательстве нет пункта, запрещающего маскировку дверей.
Ему искренне было жалко племянницу, которая оказалась беззащитна перед натиском Волков. Не укрылось от внимания Бена и то, как назвала его племянница. Козел, скотина и гад. Неплохой букет.
- Ты уже об этом говоришь, - опроверг Бен нежелание Ады говорить на эту тему. - И если ты считаешь, что мне нельзя верить, то значит, Цепеши победили. Им выгодно рассорить нас друг с другом. Разрозненную стаю проще уничтожить.
Он замолчал, прикидывая, стоит ли сейчас говорить то, что он хотел сказать после, когда в торжественной обстановке планировал вручить дом племяннице. Но по всему выходило, что если не сейчас, то возможно уже не будет такой возможности вообще.
- В этом доме действительно есть то, что я планировал уберечь от Цепешей, в случае, если бы мое имя тоже попало в черный список. Ничего опасного, да и Волки скорее бы всего даже не поняли ценность этих вещей. Потому что они ценны прежде всего для меня. Я хотел все это забрать чуть позже. Это книги, записи исследований, которые я вел в течение последних 50 лет, мои старые рабочие тетради. Не хотелось бы их терять. Кстати, Игорь что-нибудь забрал из дома?
На всякий случай уточнил Бен, встав со своего места и приблизившись к племяннице, чтобы убедиться, что осколки не застряли в ее руке. Удовлетворившись осмотром, вернулся на место.
На столе остывало кофе, но пить, как, впрочем, и есть, уже не хотелось.
- А пришел я сюда потому что надо уладить ряд дел, которые не терпят отлагательства.
В общем, Бен был расстроен. И прежде всего  вампира задело, что  хватило нескольких дней с Цепешами, чтобы нарушить между этими двумя то доверие, которое складывалась в течение века с лишним.
На фоне общего недоверия, которое царило в роду, подобное отношение близкого человека воспринималось тяжело.
Бен отвлекся на чашку уже остывшего  кофе, сделал глоток, одновременно возвращая себе невозмутимое выражение лица человека, который готов поговорить о делах.

+1

8

Стоило отдать дяде должное, хотя давно уже ничего отдавать не хотелось – он догадался не спорить и не выпячивать свое мужское Я в ответ на ее попытку нарваться на скандал. В принципе, дядя был один из тех немногих, кто мудро и вовремя «гасил» Аду, не пытаясь подлить керосина в обычно всегда мирно горящее в ней пламя. Другое дело, что уже через буквально пару часов после нормального и вполне дружелюбного общения на спокойных тонах он творил что-то такое, от чего пламя вспыхивало с новой силой и выжигало все напалмом буквально! Поэтому сейчас самое умное, что он мог сделать, это сидеть тихо, есть яйцо и не спорить с ней.
- Чего смотришь так, как будто и правда не понимаешь, о чем я??? Ты способен хотя бы на пять… нет, две минуты прекратить врать и притворяться, а просто открыть рот и сказать правду??? Знаю, не способен, но мог бы хотя бы притвориться!
Как ни странно, он действительно прислушался, по крайней мере, прекратил таращиться и рот открыл. Заставила себя замолчать, чтобы услышать хотя бы как он станет изворачиваться и снова врать! Первые же слова заставили нахмуриться, потом нахмуриться сильнее, отвернуться, принимаясь более тщательно промакивать пальцы, хотя кровь уже совсем не текла.
- Не неси чушь. Этот твой дом оказался веревкой на моей шее.
Отрезала категорически, впрочем, не глядя ему в глаза. Мысль о том, что он сейчас может не врать, просто не должна была приходить в голову. Просто не должна была.
- Не Цепеш, а дом.
Автоматически поправила и удивленно вскинула глаза, услышав то, чего точно в этом разговоре быть не могло. Смех??? Если бы сейчас он издал что-то типа мерзкого хихикания, которое она не выносила ни в каком виде, стол полетел бы на него вместе со всеми тщательно расположенными на нем закусками, как холодными, так и горячими. Однако смех оказался другого качества, что заставило снова замолчать, недоуменно и настороженно наблюдая за тем, что он будет творить дальше.
- Я никого и ничего не боюсь, понял?
Брови тут же двинулись черными четкими стрелами к переносице, говорить с ней о страхах сейчас не стоило, тем более, говорил он чистую правду. Для разнообразия.
- И меня никто не пугал! Игорь наоборот, делает все, чтобы я не пострадала ни с какой стороны. Особенно с твоей, хотя ты так стараешься!
Злости в голосе почти не осталось, думать она и правда умела, хуже всего, делала это с удовольствием, поэтому снова замолчала, давая высказаться до конца.
- Да.
Коротко подтвердила, что кабинет-лаборатория и правда были на втором этаже.
- Как умело ты перевернул ситуацию с ног на голову.
После некоторого молчания подвела итог, не отвечая больше ни на один заданный им вопрос, не спеша соглашаться или отрицать что-либо больше. На принесенный четвертый бокал мартини молча отрицательно покачала головой, откинулась на спинку стула, скрестила руки на совершенной груди, все еще перебирая в пальцах ненужную уже салфетку.
- Не помню, забирал ли Игорь оттуда что-то, почему бы тебе не спросить об этом его? И…
С невеселой полуухмылкой глянула на него коротко, снова «закрылась».
- Я – невеста Игоря Цепеша. И не стоит ни при каких условиях пытаться поставить меня по другую сторону от моего жениха. От будущего мужа, дядя Бен. И это ТЫ сейчас должен был сказать мне, правда? Если на самом деле желаешь исключительно счастья. Ладно.
Без возражений протянула руку, позволяя рассмотреть. Так же молча снова сложила на груди.
- Не терпят? Говори, я тебя слушаю внимательно.

+2

9

Бен не узнавал свою племянницу. Он видел это лицо, которые было изучено им от и до, видел это тело, облаченное в потрясающий наряд. И в то же время тот, кто сидел перед ним, был иным. Будто кто-то незаметно для хозяйки промыл ей мозги, сместив все настройки и приоритеты. Его обвиняли во вранье и притворстве, хотя племянница, пожалуй, была единственным живым существом на сегодняшний момент, с которым он был честен.
Но видимо, многое изменилось за это время. Он не смог стать ее возлюбленным и потерял доверие как родственник. И подобное положение вещей приходилось молча проглотить. Лишь желваки заиграли на лице.
- Не неси чушь. Этот твой дом оказался веревкой на моей шее.
Надо ли было доказывать Аде абсурдность подобного предположения. Если бы Цепеши захотели, они бы много чего нашли в этом доме из того, что сами бы туда и принесли. И тогда бы ни Ада ни сидела здесь, да и сам Бен вряд ли бы тогда разгуливал на свободе. Морриган сделал ставку на то, что Игорь прикроет свою невесту от любой угрозы, которая могла бы исходить от рода Волков. И ставка сыграла свое. Правда, как оказалось, в этой игре Бен потерял больше — доверие своей родственницы. Но тогда, в ночь с 24 на 25 у него не было возможности продумать все. Слишком много вопросов надо было решить и слишком мало времени на все это отводилось.
- И меня никто не пугал! Игорь наоборот, делает все, чтобы я не пострадала ни с какой стороны. Особенно с твоей, хотя ты так стараешься! Как умело ты перевернул ситуацию с ног на голову.
А вот этого ей не стоило говорить.
- Я смотрю, он успел покорить твое сердце, - улыбнулся одними губами, стараясь спрятать ту злость, что готова была вылезти наружу. Он еще мог пережить того, что женщина предпочла его волчонку, но обвинения во лжи, в том что он пытался подставить племянницу, при мысли о потере которой он в тот злополучный вечер чуть с ума не сошел — это было уже слишком. - В следующий раз, когда он вновь будет беспокоиться о тебе, уточни у него, пожалуйста, почему, зная о покушении на твоего отца, он ничего не сделал, чтобы спасти тебя, хотя о том, что ты должна быть в тот день в доме, знали все.
Не стоило этого говорить. Бен понял это, когда слова уже сорвались с уст. Провел рукой по губам, выхватил у официанта принесенный для Ады и отвергнутый бокал мартини, опрокинул, и по мере того, как жидкость проходила по горлу, пришел в себя.
- Извини, - произнес он, хотя прекрасно понимал, что после этой фразы у Ады есть все основания для того, чтобы его не извинять.
Не того Элизабет послала на переговоры.
- Я – невеста Игоря Цепеша. И не стоит ни при каких условиях пытаться поставить меня по другую сторону от моего жениха. От будущего мужа, дядя Бен. И это ТЫ сейчас должен был сказать мне, правда? Если на самом деле желаешь исключительно счастья. Ладно.
- Ты права, - пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы скрыть эмоции. - Игорь, конечно, дурак, но своих в беде не оставит. И история с домом лишь доказывает это. Так что теперь вам осталось лишь поставить подписи в официальных бумагах, чтобы ты вновь зажила своей прежней жизнью, не опасаясь .. - Бен махнул рукой в сторону, стараясь этим жестом выразить то, что не хотел говорить язык. Пугать племянницу он не желал, но более мягкого названия того, что могло ждать некоторых представителей рода Джонсонов, он не подобрал. - Не опасаясь ничего, - закончил все-таки предложение.
- Не терпят? Говори, я тебя слушаю внимательно.
Бен с определенной долей благодарности посмотрел на Аду, которая вернула разговор в правильное русло. Некоторое время помолчал, собираясь с мыслями и в очередной раз обрубая все возможные эмоции.
- Твой финансист, обнаружив в твоих счетах дыры, связался с моим. В связи с тем, что мы не можем позволить себе отдавать тебя замуж, когда ты по уши в долгах, посовещавшись с твоем матерью, мы решили покрыть все долговые обязательства.
Он не стал озвучивать информацию о том, что долговые обязательства возникли в частности из-за того, что Цепеши прикрыли счета Ады, озвучивать не стал. Как и не стал подталкивать Аду к мысли о том, что у Цепешей не было нормальных оснований для того, чтобы проворачивать подобное с ее счетами. С ЦИЭМом девушка не была связана. Так что скорее всего волки воспользовались предлогом расследования смерти Уила, чтобы начать контролировать его дочь.
Бен дотянулся до портфеля, достал оттуда кипу бумаг.
- Оригинал уже отправлен твоему финансисту. Это — копии. Лучше, если они будут храниться у тебя, так как у меня не совсем безопасно.
Бен протянул бумаги через стол.
- Так что на данный момент все твои долги и кредиты погашены. Но.., - он хотел назвать ее так, как часто называл, когда они оставались одни, но решил, что сейчас — не та ситуация. - Ада, - дальнейший разговор был не приятен Бену. Девушка никогда себе ни в чем не отказывал и Морриган по мере сил помогал ей, но теперь многое изменилось.
- Ады, ты уже взрослая девушка и должна понимать, что активы семьи Морриган, конечно, приличные, но не безграничны. Тем более впереди и без того предстоят траты, связанные со свадьбой.
Свадьбой, на которой настаивала не Ада.
- Сейчас в роду многие готовы пошатнуть наши позиции и мы не можем этого допустить. Конечно, если у тебя возникнут проблемы финансового плана, на мою поддержку ты можешь рассчитывать, - несмотря на изменение ее отношения к нему, она все еще оставалась его любимой племянницей. - По крайней мере до тех пор, пока ситуация с родом не приведет меня к разорению, - попытался он шутить, хотя во всем этом смешного было мало. Радовало одно: даже если Бен потеряет свои компании, он все еще останется талантливым хирургом и первоклассным исследователем. Так что с голоду не умрет. Другое дело, что при таком повороте он уже ничем не сможет помочь Аде.
- Поэтому надеюсь на твое благоразумие.

+1

10

Ада сидела молча, рассматривала сидящего перед ней мужчину, машинально продолжая наматывать салфетку на пальцы, рассматривала по-новому, со всех сторон, оценивающе, попытавшись отстраниться от знания о том, что перед ней – ее дядя, родственник, бывший любовник, охрененная страсть в прошлом. Он выглядел неплохо. Особенно в свете последних событий – очень неплохо.
«Почему как только ты открываешь рот, во мне пробуждается горячее желание придушить тебя на этой чистой белой скатерти, посреди омлетов и блинчиков, а, дядя Бен? Почему? Неужели и я так действую на окружающих? Ну охренеть теперь…»
Злость испарилась, ненависть – тоже, слишком много вокруг оказалось заботы и внимания, которое то светилось ложью, то поблескивало правдой, то заставляло морщиться и отворачиваться. Сведения о том, что кто-то уже успел покорить ее сердце, восприняла все в том же молчании, информацию о потенциальной собственной неслучившейся гибели в огне и знании Игоря об этом – отклонившись на спинку стула и начиная методично раскачиваться. После извинения склонила голову к плечу, явно пробуя оценить все происходящее с иной точки зрения, причем в прямом смысле – прямо-таки посмотрев под углом. Неловкую попытку сгладить ситуацию с домом приняла заинтересованным приподнятием ровных черных ниток- бровей, когда же подошел к сути того, зачем явился, замерла на минутку, ловя равновесие на двух ножках стула из четырех, и, слушая, снова методично закачалась.
«Интересно, когда этот обмен размерами членов придет к концу?»
Мысль промелькнула и пропала, Ада прикрыла глаза, вслушиваясь, покачиваясь, чувствуя, как по телу ползут противные холодные мурашки, как руки-ноги, и без того вечно холодные, становятся просто ледяными. Ада знала себя. И если частые вспышки гнева-злости-любых эмоций проходили обычно без последствий… для нее, естественно… то вот эти предвестники истерики могли плохо закончится.
«Стоп. Никаких выходок больше, хватит, не сейчас. Иначе я действительно не доберусь до чертовой свадьбы. До них просто не доходит, что они творят – дядя, почтимуж. Не доходит. Ни один из них не думает обо мне, со всей своей заботой – ни один из них. Жаль. Думают друг о друге, меряются… ах, да, я уже об этом думала. Значит, плевать? Ладно, проехали. Действительно, разменная монетка среди Воронов, Цепешей. Была Ворона, стану Волчицей. Хрень какая.  Ничего, выдержу, подумаешь. Когда фанаты стаскивали в зал и пытались растерзать на куски, бывало хуже. Главное было не паниковать – и попытаться дождаться Джейкоба. Он всегда приходил. А сейчас нихера не придет, потому что Игорь Цепеш, думая о себе, любимом, отобрал его у меня!!! Тише, тише. Видишь, папочка обожаемый, разве я была не права, когда держалась подальше от этого болота??? Права. Надеюсь, ты сейчас там, далеко, уже отгрыз себе свои локти. С мясом! И сухожилиями.»
- Жаль, что мой финансист не связался со мной, конечно. Но раз ты уже все решил, как всегда, заранее и по головам, наверное, я должна тебя поблагодарить. Совещание с матерью, бросившей меня здесь и смотавшейся черт знает куда, конечно,  многое тебе дало. Игорь Цепеш обещал разобраться с моими долгами, поэтому тебе стоило бы подождать. Однако если ты ожидаешь, что я сейчас проникнусь судьбой Рода и откажусь от собственной свободы от долгов, ты ошибаешься. Спасибо, я принимаю твой… подарок. Будем считать его свадебным, вместо дома, договорились? Ты больше мне не дари ничего, ладно? Совсем ничего. Никогда. Ни разу больше. Договорились?
Аккуратно взяла бумаги, не глядя скомкала и сунула в сумочку.
- Я бы предпочла расписаться и забыть об этом факте. Все остальное меня не волнует и не интересует, все, что связано со свадьбой. Думаю, тебе лучше все это обсудить с Игорем или его отцом напрямую.  Не трогая меня. Прямо через голову, как ты делаешь обычно. Я попытаюсь уговорить Игоря просто расписаться. И да. Ты не представляешь, до чего благоразумной я стала в последнее время. Так что все свои воспитательные моменты можешь засунуть себе…
Глубоко вдохнула, улыбнулась вежливой, церемонной, отстраненной улыбкой, глядя поверх его головы хрустально-чистым, ничего не выражающим взглядом.
- Еще что-то, дядя Бен?

+3

11

Разговор не клеился. Даже там, в общежитии, между ними было больше тепла, чем сейчас. Оставалось надеяться, что все это напускное. Он же сам просил ее сделать все, чтобы ни у кого не возникло даже мысли обих тесной связи.
Вот только глядя в эти ледяные глаза, он понимал — Ада не играет.
- Жаль, что мой финансист не связался со мной, конечно. Но раз ты уже все решил, как всегда, заранее и по головам, наверное, я должна тебя поблагодарить.
- Не за что, - сухо ответил он, проглотив издевку.
- Совещание с матерью, бросившей меня здесь и смотавшейся черт знает куда, конечно, многое тебе дало.
Он готов был напомнить племяннице о том, что Элизабет не просто уехала. После смерти Уила надо было решить ряд дел. Решить незамедлительно, пока еще было не поздно. Но Ада не дала возможности сказать, она продолжала. Да и какого черта: он, вампир, который разменял пятую сотню лет, оправдывается перед девчонкой! Ерунда какая-то.
- Игорь Цепеш обещал разобраться с моими долгами, поэтому тебе стоило бы подождать.
- Не знал. Иначе бы дал ему такую возможность, - а вот это была откровенная ложь. Не дал бы. Ни за что. И дело не в том, что хотелось перед новоявленным родственником блеснуть своими финансами. Проблема в том, что меньше всего Бен хотел, чтобы Аду потом попрекали в ее безрассудности и в том, что ее взяли не просто нищей, но и еще и с долгами. Финансовые вопросы, по глубокому убеждению Морригана, должны решаться внутри семьи. А пока Ада была еще Вороном.
-Ты больше мне не дари ничего, ладно? Совсем ничего. Никогда. Ни разу больше. Договорились?
По всему выходило, что его просто вычеркивали из  жизни. Чтобы Ада отказалась от подарков — это было что-то новое. Быть может там, в другой жизни, до всех этих событий, такое известие бы обрадовало Морригана, но не теперь.
- Хорошо, - согласился он. Ощутив, как его щеки коснулась пощечина. И Для этого не надо было замахиваться руками. Достаточно было вот таких вот слов.
- Думаю, тебе лучше все это обсудить с Игорем или его отцом напрямую.  Не трогая меня. Прямо через голову, как ты делаешь обычно.
Бен даже представить не мог, с чего у Ады появились такие умозаключения. Просто опять с невозмутимой физиономией воспринял подобную словесную пощечину. Что ж, ему уже пора привыкнуть к такому или даже не привыкнуть, а вспомнить свою далекую юность. Тогда, вернувшись в семью и предлагая ей свои услуги, свои знание и свою помощь в войне, чего только он не слышал в свой адрес.
- Я попытаюсь уговорить Игоря просто расписаться. И да. Ты не представляешь, до чего благоразумной я стала в последнее время. Так что все свои воспитательные моменты можешь засунуть себе… Еще что-то, дядя Бен?
Он резко выдохнул, почти что с облегчением, так как ожидал более гневную и обличительную тираду от Ады. Он не чувствовал себя ни скотом, ни сволочью. Просто было обидно. Глупое человеческое чувство охватило его. То самое, которое заставляло замирать сердце и переворачивало душу, разрывая грудную клетку и сбивая дыхание.
- Да, - он отложил от себя нож и вилку — от греха подальше.  - Ты можешь думать обо мне все, что хочешь. Я не ангел и, как мне кажется, ты всегда это знала. Но вне зависимости от твоего отношения ко мне, вне зависимости от того замужем ты или остаешься в нашей семье, я продолжаю быть твоим родственником. И теперь, когда ты лишилась отца, я в ответе за тебя. И я буду интересоваться и узнавать о том, как у тебя идут дела: либо через тебя, либо по другим доступным мне каналам. Нравится тебя это или нет. И буду пытаться решить твои проблемы, если увижу, что у тебя самой это не особо выходит. И это не потому, что я хочу умалить твое достоинство или что-то еще. Просто так…..
Нет, он понимал, что так не принято. В каждой семье были свои правила. Да и в данном случае он подчинялся не правилам, а своему собственному, быть может эгоистичному желанию: помогать тому, кому он еще может помочь. Быть может наложилось на все это отпечаток с его детства, когда он вынужден был рассчитывать лишь на себя самого. Были в этом свои преимущества, но и было массу неприятных моментов, от которых он хотел обезопасить свою племянницу.
- И кстати, - он потянулся к портфелю, достал оттуда толстую визитницу, перелистал заполненные страницы. Стройные ряды карт, с именными подписями владельцев, промелькнула перед ним. Выудил из списка несколько карточек и протянул их Аде. - Твой агент сказал, что ты заканчиваешь со свей концертной деятельностью. Я не знаю: твоя ли это инициатива, либо Цепеши настояли, но.. Если решишь вернуться на сцену, это визитки представителей рода Цепеш, которые занимаются благотворительностью. Их фонды часто организуют благотворительные концерты по всему миру. Быть может это тебе как-нибудь поможет.
У Бена в свое время было несколько дел как с этими компаниями, так и с ее руководителями. Так что если Ада решит предстать в роли благородной дамы, которая интересуется делами котиков/сирот/больных и стариков, то возможно такой образ придется по нраву ее новой семье и они не будут возражать против таких концертов.
- Ты ошибаешься, если думаешь, что дело только в роде. Хотя, конечно, и в нем тоже, - поправился он, убирая с колен салфетку, комкая ее и бросая на стол. - Род не сможет тебя защитить. Я, - расставил все-таки приоритеты, - не смогу тебя защитить. Однажды я чуть тебя не потерял, и я не хочу в утренних отчетах по происшествиям сородичей наткнуться на твою фотографию.
Возможно, это было эгоистично. Что ж, Бен готов был это признать.
- Ты думаешь, мне доставляет удовольствие выдавать тебя замуж за Цепеша?  - Бен оглянулся, будто одно упоминание этого имени заставит их носителей выскочить из-за угла, как чертиков из табакерки. - Я понятия не имею, - продолжил он чуть тише, - чем руководствовался твой отец, подписывая этот дурацкий, - иного слова он даже придумать не мог, - договор. Но если тебе так противна эта свадьба и ты готова рискнуть, то одно твое слово — и я расторгну договор.
Ключевое здесь слово — рискнуть. Бен мог взять племянницу под крыло ЦИЭМа, но Комитет безопасности мог добраться до нее, где бы он ее не прятал. Конечно, он верил, что Волки не будут использовать эти грязные приемы, но все же вампир не исключал такой возможности и предпочитал быть готовым к самому худшему развитию событий.
А в этом случае помочь племяннице он ничем не сможет. Разве только просить Макса взять Аду под свое крыло. Вот только что в обмен Бен сможет ему предложить? Да ничего: филиалы и представительства клиники скорее всего уйдут в счет оплаты неустойки по договору, если не сработают другие ставки. Его мозги, как и он сам, уже частично принадлежат корпорации, раз уж он засунул голову в ЦИЭм и стал исполнять обязанности руководителя.
Но быть может он действительно зря все решал сам. Быть может на пару с Адой они смогли бы найти выход из ситуации и без этого союза. Тем более теперь, когда Бен встретился лицом к лицу с Домиником и понял: это не тот вампир, который готов изменить свое отношение по отношению к Воронам и начать с ними сотрудничать в полном понимании этого слова. А значит: есть ли смысл в этом браке, кроме трусливой попытки защитить саму Аду?

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (23.01.2016 11:49:38)

+1

12

- Что?
Только что холодный, пронзительный, отстраненный взгляд огромных, прекрасных голубых глаз потеплел, оживился, сосредоточился на собеседнике, прекратив, наконец, рассматривать что-то над его головой и вернув внимание. Ей показалось, или она только что услышала именно то, что уже навсегда потеряла малейшую надежду услышать???
- Ты… действительно можешь расторгнуть брачный контракт??? Этой проклятой свадьбы может не быть??? Апельсиновый сок. Два. Три бокала. Со льдом.
Выпрямилась, спрятала внезапно дрогнувшие, ледяные руки под стол, намертво закрывая их скатертью от посторонних глаз. Глубоко вдохнула раз, второй, залпом выпила первый же принесенный стакан, не замечая проглотила лед, все это время не сводя пристального взгляда с дяди Бена. Он действительно только что сказал это? Или ей показалось???
- Да. Я готова рискнуть.
Коротко, напрочь позабыв все, что он говорил до сих пор, не глядя сломав врученную им визитку всех добрых самаритян-подсобников Цепешей, милостиво готовых предоставить ей свои концертные площадки в качестве… такого же милостивого и снисходительного позволения что-то заработать самостоятельно, отшвырнула ее на пол, все еще не сводя с него взгляда.
- Готова. Что мне надо делать? Что будешь делать ты, дядя? Подожди. Ты действительно можешь это сделать?!
На секунду во взгляде мелькнула прежняя обжигающая холодом ненависть, злость, недоверие… и восхищение одновременно. Он не побоялся, он действительно сделал то, чего бы так просто не сделал ни один человек-нечеловек просто так – он собирался откровенно отнять у Цепешей то, что уже практически целиком принадлежало им.
- Я готова рискнуть.
Повторила горячим шепотом, выдохнула, схватила его руку через стол, стиснула с силой, не выпуская взгляда.
- Слышишь??? Мне надо куда-то уехать?! Что мне делать для этого???
Свободной от его руки рукой вцепилась во второй бокал сока, так же, не отрываясь, выглотала и его тоже, едва не откусив кусок бокала, поставила, на удивление не разгрохав, что уже становилось в порядке вещей.
- Да нихрена не просто так, дядя Бен, верно? Ты ведь… ты ведь не говоришь мне всей правды. Но ни один из нашего рода, кроме тебя, не предложил бы мне такое. Ни один! А ты предложил. И я не собираюсь упускать этот шанс снова получить свою свободу, снова вернуть свою жизнь, пусть нахрен изменившуюся, не упущу, слышишь?
В отличие от него Ада не оглядывалась, не оглянулась ни разу, продолжая смотреть ему прямо в глаза, не отводя взгляда ни на секунду. Она не собиралась ни давить, ни пользоваться силой, это было бы смешно в ее исполнении, против него,  с его возрастом, силой, опытом. Она просто смотрела и ждала. И в исполнении Ады это действовало куда как сильнее, чем любая сила любого опыта любого возраста, вместе взятая.

+4

13

Ада изменилась настолько быстро, что Бен испугался. Причем причину этого страха он вряд ли мог назвать. Это был обычный мужской страх перед тем, что женщина — это загадочное создание — сейчас может устроить. А возможностей у ней, если подумать, масса. Начиная от тихих слез, заканчивая шумной истерикой со всеми ее атрибутами: бросанием мебели, разбиванием чьих-то носов. А если учесть способности Ады, то тут еще и до стройных рядов всех включенных электроприборов недалеко.
- Ты… действительно можешь расторгнуть брачный контракт??? Этой проклятой свадьбы может не быть??? Апельсиновый сок. Два. Три бокала. Со льдом.
- Во-первых, это не брачный договор. Был бы брачный — проблем было бы меньше, - признался Беннет с легкой улыбкой. И в этом он не погрешил против истины. Брачный договор вступает в силу лишь после брака, а значит, если брака нет, то и договор данный недействителен. - То, что ты видела — всего лишь предварительное соглашение. Его подписал твой отец, патриарх. Я сейчас выполняю его обязанности, кроме того, ты моя родственница. Так что  этот вопрос я имею право решить.
- Да. Я готова рискнуть.
Он слышал уже это фразу. Ада произносила ее, когда собиралась начать заниматься тем, чем хотела. Но не Аду сейчас он видел перед собой. А Малику. Она сделала выбор и рискнула. Понимали ли они тогда всю опасность, которая скрывалась за этим решением?
И сейчас, спустя столько лет, ситуация повторялась. И фраза «что каждый сам вершит свою судьбу» в данном случае как-то слабо утешала.
- Готова. Что мне надо делать? Что будешь делать ты, дядя? Подожди. Ты действительно можешь это сделать?!
- Сделать — могу, - подтвердил он. - Это всего лишь договор. Каждый договор может быть расторгнут в одностороннем или двустороннем порядке. В данном случае на расторжение его по взаимному согласию я бы не рассчитывал. А значит, просто выплатим неустойки — и все, - на словах все это действительно было легко. - Все, что от тебя требуется — это написать отказ.
Она еще раз повторяла, что готова рискнуть. Но понимала ли Ада, что это означает.
- Слышишь??? Мне надо куда-то уехать?! Что мне делать для этого???
-Никуда тебе не надо ехать, - Беннет в ответ сжал пальцы Ады.
- Да нихрена не просто так, дядя Бен, верно? Ты ведь… ты ведь не говоришь мне всей правды. Но ни один из нашего рода, кроме тебя, не предложил бы мне такое. Ни один! А ты предложил. И я не собираюсь упускать этот шанс снова получить свою свободу, снова вернуть свою жизнь, пусть нахрен изменившуюся, не упущу, слышишь?
Был ли смысл Бену скрывать от нее всю правду? Он считал, что Ада сама должна была принять решение, понимая, чем может ей грозить подобный шаг.
- Не просто так, - подтвердил он. - Ты не сможешь выезжать за пределы Алмазного берега. Возможно, со временем обстановка изменится, но пока всех Воронов, которые пытаются пересечь границу, арестовывают.
- Можно, конечно, попробовать в клинике изменить тебе внешность, но на это уйдет время. К тому же я не уверен, что к этому моменту смогу удержать Перфект в своих руках. Хотя предприму для этого все возможное.
У него были в руках акции крупных международных компаний, которые не принадлежали Воронам. У него были патенты, которые приносили приличный доход и которые можно было бы выгодно продать. В конце концов можно было бы связаться с теми, кто давно уговаривал его заняться франчайзингом, и даже были уже предложения на покупку франшизы. Но он не был уверен, что в связи с нынешней ситуацией данные предложения останутся в силе или будут столько, сколько стоили пару месяцев назад. Сколько принесут ему акции — неизвестно. Так что вся ставка была именно на патенты — старые исследования, которые он давно не использовал, но которые активно использовались другими, а он лишь получал с этого неплохой доход.
- Мы могли бы, конечно, обратиться к Игорю с просьбой о помощи, чтобы вывезти тебя из страны. Ты бы, например, могла бы поехать к матери. Но сама понимаешь, что в такой ситуации вряд ли он поможет. К тому же он слишком зависим от отца. Так что не стоит на него рассчитывать.
- Тебе придется переехать в общежитие, я попробую пристроить тебя в ЦИЭМ. О концертах, вполне возможно, придется на некоторое время забыть. Устрою тебя секретарем или в отдел кадров, - чем дольше он говорил, тем менее радужным казалась ему  та «свобода», которую он мог предложить племянницей. Но сути ничего для нее не изменится. Лишь необходимости спать с Игорем и носить его фамилию отпадет.
- Со своими счетами тебе скорее всего придется расстаться. Насовсем. Расследование по части августовских событий еще не окончено. Если что-то повесят и на Уила, то затронет это и тебя. В общем — уже затронуло, раз твои счета заблокированы. И неизвестно, на кого еще повесят смерть нашего патриарха.
Он посмотрел в глаза племянницы, сжал ее пальцы, будто не желая их отпускать. Да что уж тут говорить: он и ее не хотел отпускать.
- Ада, я не хочу тебя пугать. Но хочу, чтобы ты была готова к самому худшему развитию событий. Ситуация с родом очень тяжелая. Бизнес Воронов трещит по швам и в любой момент, несмотря на все предпринятые и предпринимаемые нами меры, мы можем остаться без всего. Ну а о том, что перед решением Комитета безопасности мы вообще бессильны — этого даже и говорить не буду. Думаю, и так понятно. Ситуация немного сдвинулась в лучшую сторону, но до спокойствия пока далеко. Так что если у тебя есть влиятельные знакомые из других родов, которые могут обеспечить твою безопасность, то самое время обратиться к ним за помощью. Мои возможности, к сожалению, здесь ограничены.

+1

14

- Почему, почему они должны быть недовольны? Сейчас моего отца уже нет, в браке необходимость отпала, неустойка… Дядя, выплаченная неустойка вполне покроет все недовольство Цепешей, я уверена! Им ведь не нужна сама я. Наоборот! С их любовью горячей к Воронам они счастливы будут, если ты с ними об этом заговоришь!
Внезапно выданная им надежда на иной вариант ее дальнейшей, казалось бы, нахрен испорченной всеми желающими судьбы, оказалась той самой соломинкой, за которую Ада вцепилась сразу, всеми своими наманикюренными пальчиками, и не собиралась отпускать ни в коем случае.
- Отлично! Отказ?
Удивленно моргнула, тут же, однако согласившись, но все еще в легком недоумении.
- Нет, естественно я напишу, что не желаю этого брака, но… Дядя, ты уверен, что вся процедура отношений между родами зависит исключительно от моего желания или нежелания выйти за Игоря Цепеша?
Несмотря на полное отсутствие какого-либо юридического образования, голову она так или иначе на плечиках точеных имела, и сейчас было самое время ее включить – на кону стояла ее свобода! От всех и от всего.
- Если бы было все так просто, я бы написала этот отказ еще раньше, еще тогда, когда ты мне тыкал в нос бумагами, орал и бил о стену. Думаю, тут не в моем отказе дело – тут дело твоих дальнейших решительных действий. Но я пас, тебе виднее, конечно, так что да, напишу, без проблем.
Коротко кивнула, сейчас стоило или полностью и целиком довериться дяде, его опыту в подобных делах, а еще стоило как следует, бегом все обдумать, потому что Судьба снова вильнула жирной попой перед носом, и стоило быстренько разобраться, чем именно она собиралась повернуться к Аде в настоящий момент.
- Естественно, никто меня отсюда, с Алмазного берега просто так не отпустит, я понимаю.
Машинально, уже целиком сосредоточившись на чем угодно, кроме вопроса собственной безопасности, женщина медленно кивнула. В принципе, а куда она могла убежать? К матери?
- Нет. Ареста я не хочу.
Перед внутренним взглядом предстала совершенно счастливая физиономия Игоря Цепеша, услышавшего известие о том, что его бывшая невеста арестована, поежилась, морща нос, снова мотнула головой.
- Ты серьезно думаешь, что Цепеш-младший бы помог мне бежать?
Несколько секунд взвешивала шансы за и против, помедлив, отказалась.
- Он должен быть очень, слишком обязан тебе, чтобы такое провернуть. И да, ты прав, он никогда не пойдет против отца.
В голосе мелькнуло уважение, которое Ада вообще редко испытывала как чувство, само по себе. Она бы пошла против воли отца. Она и ходила против его воли, ходила регулярно, методично. Собиралась похерить и его последнюю волю сейчас, вот только что.
- Общежитие и отсутствие денег…
Улыбнулась задумчиво.
- За все так или иначе придется платить, и это кажется мне вполне разумной платой. Влиятельные знакомые…
Перед глазами снова встала хищная, волчья фигура Игоря Цепеша, фоном – фигура его отца. Ада снова поежилась, решительно поднимаясь, вскидывая подбородок.
- У меня нет покровителей, и они мне не нужны. Ты просто помоги с расторжением этого идиотского и никому не нужного брака. И… мне надо побыть одной, кажется.
С силой потерла лоб привычным жестом конкретного раздумья, потянулась, рассеянно мазнув его по щеке поцелуем, напрочь забыв и о желании настоять на оплате счета за завтрак, и о том, что зареклась вообще приближаться к дяде – сейчас ей было, о чем подумать.

+4

15

Ада не понимала всей ситуации, в которую они собирались поставить отдельных представителей рода Волков. К несчастью, это отдельные представители являлись наследниками Патриарха рода. Рода, обладающего достаточно опасными представлениями о том, как надо защищать свои честь и достоинство.
Не так давно ходили слухи о помолвке Игоря с Маргаритой. С этой танцовщицей Бен был знаком, причем давно. Но это сейчас было не важно, важно было иное: дело, связанное с помолвкой, замяли, а сама Марго исчезла. Морриган искренне надеялся, что она где-то в теплых краях загорает на пляже и купается в лазурном море. Живая.
- Если бы было все так просто, я бы написала этот отказ еще раньше, еще тогда, когда ты мне тыкал в нос бумагами, орал и бил о стену. Думаю, тут не в моем отказе дело – тут дело твоих дальнейших решительных действий. Но я пас, тебе виднее, конечно, так что да, напишу, без проблем.
- Подожди.
Слишком много вопросов сыпалось на него, а между тем  Бену надо было действительно быстро обдумать все свои действия. И не только свои.
- Ты не могла отказаться тогда от свадьбы. Максимум, что мы  бы тогда могли б сделать — отсрочить ее. Но в тот момент тебе нужна была максимальная защита от Цепешей. И ты ее получила, - именно на это тогда и рассчитывал Бен. Но сейчас он понял, что не только в защите дело. - Если бы мы отказались от свадьбы тогда, то должны были бы выплатить Цепешам неустойку, а с учетом событий того времени, смерти Уила… Ситуация была слишком напряженной: твои счета заблокированы, Элизабет еще не выяснила, что там с нашими семейными финансами, я тоже в подвешенном состоянии. Так что у Цепешей все возможности были добиться банкротства всей нашей ветви. А с учетом того, что творилось в роду, выход из игры Морриганов как-нибудь бы да аукнулось…По крайней мере исключать такой вариант развития событий не стоило.
Конечно, тогда можно было рискнуть. Бен  еще после августа постарался максимально защитить свои финансы. Но после смерти брата, он, как один из выживших, вполне мог попасть под подозрение.
Сейчас, анализируя эту ситуацию, он понимал, что и сам в первую очередь выигрывал от этой задержки. Только парадокс был в том, что когда он заставлял Аду ставить подпись, тем самым запуская процесс подготовки к свадьбы, он думал лишь о безопасности племянницы.
- Нет. Ареста я не хочу.
- Но будь к нему готова. К нему и ко всем остальным сопутствующим аресту операциям, - не стал сластить пилюлю Бен.

- Ты серьезно думаешь, что Цепеш-младший бы помог мне бежать? 
-Он не такая сволочь, каким, быть может, показался тебе. Но в этом деле одного его желания мало, даже если это желание слишком сильно. Так что еще раз повторяю: сильно не рассчитывай.
Какими бы ни были отношения между этими двумя, разрыв помолвки способен сильно задеть мужскую гордость. И чем это обернется — оставалось только гадать.
- Он должен быть очень, слишком обязан тебе, чтобы такое провернуть. И да, ты прав, он никогда не пойдет против отца.
Бен удивленно посмотрел на Аду. Разговор о том, что ему должен Игорь, с племянницей никогда не заводился. Зато об этом долге он часто слышал от Цепеша. Морриган воспринимал эти слова, как попытку Волка объяснить их достаточно странную дружбу: вроде не дружба, а просто связь на основе его долга.
- Да не было никакого долга, - Бен усмехнулся и потянулся за стаканом воды. - Если и был, то он его отдал в тот же день, когда не дал своему сородичу грохнуть меня, когда накормил или распорядился накормить, что помогло мне вернуться зрение, а потом не особо противился моему побегу.
Прояснил ситуацию Бен, умолчав, что несмотря на достаточно благополучное расположение звезд в ту ночь к нему, проклинал в те часы, пока пробирался по лесу, и Игоря,и весь его род за компанию.
- У меня нет покровителей, и они мне не нужны. Ты просто помоги с расторжением этого идиотского и никому не нужного брака. И…  
Он задержал ее, сжав хрупкую ладошку.
- Послушай меня, если хочешь, чтобы все это обошлось мелкой кровью. Мне нужно время, чтобы собрать средства. До этого ни о каком разрыве речи идти не может. Ты не должны этого говорить ни своей подружке, подушке, любимый игрушке. Ни-ко-му.  Так что веди себя, как всегда. Тем более если мне не удастся их собрать, то свадьба будет, - он сделал акцент на последней фразе и пристально посмотрел на племянницу. - Запомни эту мысль.
Прикоснулся указательным пальцем к виску, надеясь, что Ада и без того поймет, для кого все это адресовано. Цепеши слишком любят бродить по чужим головам, так что помнить об этом надо постоянно.
Он вытащил из кармана карту и передал ее Аде.
- Закажи себе свадебное платье, устрой девичник. В общем, все, что обычно делают накануне этого торжества.
- И это еще не все. Прояви заинтересованность делами Воронов, попроси Игоря помочь тебе во всем этом разобраться. Думаю, он не против будет выступить твоим учителем. 7 числа состоится Совет, где будет в очередной раз предпринята попытка выбрать Патриарха. Ты должна на нем быть. Это нужно для рода, это, не скрою, нужно мне. Но это может помочь нам в деле. Дистанционно ты там появишься или придешь лично — выбирай сама.
У Бена был уже план, что необходимо сделать. Представлять Аду и Игоря в нелицеприятном свете он не  хотел. Поэтому необходимо было продумать вариант, как подать расторжение не как нежелание выходить за Волка, а как вынужденную меру.
- Подумай. Но не долго. Времени слишком мало, - он отпустил ее руку. Дал официанту знак подготовить счет. - Вечером жду от тебя звонка. Всего 2 слова «я согласна» или «Я передумала». После них поворота назад не будет.
Он поднялся, прижал ее голову к себе, поцеловал в макушку.
- Я поддержу тебя, какое бы ты решение не приняла, - почти что прошептал.
После чего подхватил свой чемодан, отошел к стойке, чтобы расплатиться по счету, и покинул заведение.

0


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [30.10.2066] Дела надо делать, а проблемы - решать!