КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [24.10.2066] Темной ночью


[24.10.2066] Темной ночью

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Время: ночь с 24 октября на 25 октября 2066 год.

Место:
Вип-номер в Клубе.

Действующие лица:
Максимилиан Лабиен, Лайли, Люциан Моро
Описание ситуации:
Чем может обернуться игры с маленькой остроухой девочкой, под чутким руководством древнего вампира? Время покажет.
Дополнительно: продолжение «банкета» [24.10.2066] Неизвестность - самая мучительная из всех пыток

0

2

Девочка совершенно не о чем не жалела, ведь все вышло настолько хорошо, насколько малышка даже не рассчитывала. На сцене оказалось совсем не страшно, только сердце билось в разы чаще чем обычно. Когда Лайли пела перед своими, такого чувства не возникало. Возможно дело и в том, что слушателей здесь было в разы больше?
Вампира малышке удалось на разочаровать. Он даже скинул обычную маску ледяного спокойствия и самоуверенности, явно оценивая неожиданную ушастую в разы выше, чем ожидал. Да и Лайли не могло не льстить то, с каким удовольствием на нее взирал древний вампир, когда она выпендривалась на сцене. Выпендривалась то перед ним! Неужели он этого не понял? Все эти случайные взгляды, трагично скакнувший во время печальной строчки голос...ну как было можно не заметить? Мужчины!
Правда торжество девочке омрачал легкий факт того, что ей пришлось выступать в том, в чем она была одета. Шмотками она еще особенно не разжилась, а падкая на все симпатичное ушастая уже поняла, что то, в чем она ходила в общине тут совершенно не прокатит. Нужно было к разы красивее. Правда пока сошло и так. Лайли почти всем своим существом ощущала, что слушателям она понравилась, а значит своего она добилась. Она сможет тут выступать! И все благодаря вампиру.
Поэтому девочка совершенно безропотно позволила Лабиену стащить себя со сцены, сияюще глядя на него большими довольными глазами. Спрашивать его о чем-то не имело смысла. Вампир выглядел таким довольным, будто это он сейчас на сцене пел и всем понравился.
"Ну, зато я действительно сделала то, что хотела. Понравилась всем! Да чтобы все мои желания сбывались так просто..."
- Подарок? - девочка снова просияла, убеждаясь в том, что ожидания вампира она полностью оправдала. Лабиен был явно не из тех, кто что-то делает малознакомым людям за красивую мордашку.
Дальше девочку ждало еще большее потрясение. Вампир действительно забирал ее от Цепешей! И теперь не только на формальной бумажке о гражданстве и на карточке клуба, но и в настоящем мире остроухая должна была оказаться под покровительством Лабиена.
Когда вампир распрощался с Адрианной и повел ее и своего раба за собой, малышка осторожно поймала мужчину за рукав. Брать его за руку девочка не рискнула, а так показалось как-то безопаснее. Это был лишь небольшой жест доверия, которые Лайли сама по себе проявляла довольно редко, не имея особой склонности к кому-то привязываться. Но это было даже странно. Проживая всю свою жизнь к общине малышка легко перечеркнула все прошлые знакомства, но уже второй вампир кажется ей каким-то подозрительно близким. Это было странно, но малышка не особенно заморачивалась. Доверять себе и своей интуиции она привыкла.
- Спасибо, господин Лабиен, - после непродолжительного молчания неожиданно выдала девочка, - Хоть вы в меня поверили, увидев за моей остроухой мордашкой что-то кроме хвастливого ребенка.
Впрочем, что-то еще девочка сказать и не успела. Мужчина остановился перед дверью, они явно уже пришли.

+3

3

После выступления маленькой остроухи, на скоро распрощавшись с Адрианой вампир потащил и эльфийку по имени Лайли, и тигра в свой вип-номер. Там Люциан уже побывал, и даже кажется, помнил туда дорогу. Вероятно потому что там, на журнальном столике, лежала его скрипка. Нет, она не была одним из редчайших инструментов, простая скрипка, купленная давным-давно в музыкальном магазине. Но для тигра эта скрипка была дорога как память о любимой бабушке, благодаря которой он и стал скрипачом. Ведь это она учила его музыке. И поощряла за успехи...
Воспоминания нахлынули бурным потоком. Люциан даже позволил себе еле заметную улыбку. Хотя ему и было страшно от того, что теперь он останется наедине с вампиром. Эльфийка не в счет. Она ничем ему не поможет. Да и кто может знать, что на уме у маленькой певицы?
Да, она конечно умница, правильно, нужно за себя сражаться! Но так же было понятно, что она из тех, кто легко учатся пользоваться благами этого мира, не задумываясь о том, как чувствуют себя некоторые живые блага...
«Все же будет хорошо? Все будет хорошо!»
Спрашивал сам у себя, и тут же пытался себя в этом убедить. Ибо делать нечего, Лю молча, шел за вампиром, больше не смея ему не, то что перечить, а вообще что-то говорить. Всю дорогу оборотень наблюдал за маленькой остроухой девочкой. Честно говоря она удивляла, и разрушала все представления об эльфах. Люц представлял этот народ совсем не такими. Думал, что они не умеют жить где-то кроме леса. А тут такая предприимчивая малышка.
Лю шумно вздохнул, стараясь справиться с бурлящими в душе страхом и волнением. Да, он старался держать себя так, как подобает тигру из рода Моро, храбро, не показывая страха. Но юному тигру это давалось с трудом.
Но вот лабиринты коридоров остались позади, и трое подошли к дверям того самого номера. Скрипач посмотрел на вампира, после перевел взгляд на маленькую, и кажущуюся такой хрупкой малышку, и уставился на свои ноги, ожидая, когда вампир отопрет дверь, впустит эльфийку и зайдет сам. Тигр не ждал, что его пустят вперед, да и признаться честно он не отказался бы даже у дверей остаться…
«Что же будет дальше? Вот сейчас зайдем в номер, закроется дверь, и… Что меня там ждет?»
Сейчас его все сильнее пугала угроза вампира о том, что он его накажет. Он видел, как тут наказывают тех, кто провинился. И это заставляло сомневаться, что вампир будет к нему добрее. Да и с чего бы вдруг?

Отредактировано Люциан Моро (19.01.2016 16:33:17)

+1

4

Прежде, чем смыться в свой спокойный и тихий привычный номер, Лабиен забрал у менеджера принесённую карту Клуба для Лайли, расписавшись, где положено, и лишь потом попрощался с Адрианной. Теперь оставалось дойти до номера и… А ещё Максимилиан обещал малышке подарок, кроме того, стоило наказать нового раба за его неподобающее поведение. Привыкший совмещать приятное с полезным Лабиен, потащил этих двоих к себе в номер.
- Благодарить тебе стоит саму себя: я не разбрасываюсь такими возможностями, если мои ожидания не оправдываются на все сто процентов.
Объяснил вампир, неосознанно поднял руку, чтоб посмотреть, что же стало вдруг мешать, и с удивлением обнаружил, что ребёнок зачем-то держит его за рукав. Лабиен ухмыльнулся, перехватив ладошку девочки в свою руку.
- Тигр, ты там где шляешься? Пришли мы. Давай, заваливайся.
Сноровисто открыв дверь своего нового люкса с помощью пластиковой карты, Лабиен пропустил туда вначале девчонку, а потом и тигра, толкнув последнего в спину, чтоб не мешкал и быстро выполнял приказы хозяина.
- Проходи, присаживайся.
Распорядился Максимилиан, обращаясь только к девчонке. Рабам не предлагают ничего, их задача состоит в том, чтоб под ноги хозяевам своим не попадаться раньше времени, пока не обратятся к ним или не позовут.
- Карта твоя готова, держи.
Ребёнку в руки была передана vip-карта Клуба, что означало только одно – теперь эльфийка совершенно безнаказанно может посещать КГБ и пользоваться многими его услугами, вплоть до экстремальных бдсм-сессий, только без убийств и явной порчи вещей Клуба. В остальном – руки у девчонки были развязаны, и даже её юный возраст не преграда ей сейчас.
- А так как ты отлично спела, то, считай, что на балансе карты у тебя есть деньги на одну игру с рабом. Поэтому, вот тебе невольник.
Лабиен кивнул в сторону тигра очень важно, поманил того пальцем, принуждая подойти ближе, чтоб Максу было проще объяснять ребёнку.
- Вот тебе комната. Карту я тебе уже вручил. Собственно – всё. Дальнейшее зависит от тебя, твоих желаний, фантазий и настроения.
Объяснять ребёнку подробнее Макс не стал. Она или догадается обо всём, или не догадается. В любом случае, представление сулило быть интересным.
- Да, тут есть ещё волшебный шкафчик с интересными вещичками, идём.
Заботливо взяв малышку за руку, Лабиен отвёл её чуть в сторону, открыв створку встроенного шкафа. Разумеется, он был уверен, что некоторые вещи ребёнок увидел впервые, но предназначение их указано эльфийке не было.
- Плети, ремни, ошейники, поводки – это лишь малая часть доступного тебе. Выбери что-нибудь… что тебе интересно. Хочешь, чтобы твоей игрушке было сегодня больно? Или, возможно, хочешь, чтобы было больно тебе?…
Вампир ухмыльнулся. Ребёнку ещё предстояло определиться со своими предпочтениями и желаниями, но Лабиен этому способствовать не собирался, пусть сама решает всё, раз хотела самостоятельности.
- В общем, ты можешь не только заглянуть рабу в штаны. Тебе позволительны любые капризы и многие твои желания сбудутся здесь.
Теперь Лабиен точно знал, что этот остроухий дьяволёнок желал себе далеко не мороженого с клубникой, что ж, у неё есть на то право. Вампир же собирался просто посмотреть, оставшись в номере и устроившись в кресле.

+3

5

"Может и само себя, но вот только одна бы я все это физически не сделала. Но звучит как комплимент, так что спасибо. Правда что стоит для вас это слово? Особенно из уст ребенка."
Что бы эльфийка не думала, вампиру она была искренне благодарна за такой шанс. Да и вообще, на сцене ей понравилось. Столько восхищенных взглядов она давно не видела. А сложно с непривычки...а кому вообще сейчас легко? Вон, парень у г-на Лабиена вообще раб. Но он же не жалуется!
Правда в слух еще раз благодарить малышка не стала. Вампир не дурак, сам поймет, что девочка ему благодарна. Задумавшись, остроухая даже чуть вздрогнула, когда вампир взял ее за руку. Этого жеста малышка ну никак не ожидала, но он оказался неожиданно приятным.
"Не такой уж он и страшный, когда не натягивает свою маску большого и зубастого вампира, который убивает все, что ему не нравится одним взглядом. Не намного от наших эльфов отличается...Не такие уж тут все и разные, когда расслабляются."
Девочка искренне надеялась, что мысли мужчина не читает. В конце-концов, он то и понять не так может. А оскорбить вампира малышка не хотела.
Очутившись в комнате, девочка быстро огляделась и кивнула на предложение присесть. Опустилась малышка на край большой и удивительно мягкой кровати. Да уж, вампир определенно умел выбирать комнаты. На оценивающий взгляд остроухой комната в клубе оказалась даже получше той, в которой девочка спала у Адрианны.
- Спасибо, - девочка взяла карту, мельком ее осмотрела и спрятала в кармашек. Терять такую удобную и очень сложно получаемую вещь не хотелось. Да и от перспективы в том, что она теперь может находиться в клубе совсем официально у малышки по губам начала расплываться очень нехорошая улыбочка, но Лайли вовремя это заметила и поспешила переделать жуткую ухмылку в милейшую улыбку. А от следующих слов Лабиена коварная мордашка чуть было снова не вернулась на лицо эльфийки, - Правда? Господин Лабиен, вы меня прямо балуете сегодня. Определенно, я буду должна вам хотя бы еще одну песню!
Девочка ляпнула это не задумавшись, просто потому, что еще не осознавала, что раз вампир ее отметил, то деньги у нее будут после новых выступлений. Но что еще кроме своего голоса девочка могла ему предложить? Ну не кровь же в конце-концов...
Эльфийка смерила раба подозрительно взрослым, оценивающим взглядом и в глазах у нее заплясали злые огоньки. Нет, парень девочке ничего сделать не успел. Но кто же отказывается от таких предложений? Особенно сделанных такими вампирами на полном серьезе. После парусекундной борьбы совести и любопытства решительно победило второе.
- Это уже почти интересно, господин Лабиен, - малышка оторвала взгляд от раба, взглянув на вампира ясным детским взором в котором не осталось ни капли желания членовредительства, - Шкафчик?
Девочка легко позволила вампиру отвести себя в сторону и показать целое сокровище в шкафу. Правда...повисла немного неловкая пауза, когда девочка поняла, что их всего ей показанного она узнает в лучшем случае четверть. Ну, может быть треть. Но и в этом девочка признаваться не стала. Она как-то трудом представляла, что взрослые водят детей вот к таким же шкафчикам и рассказывают что-то в духе того, что вот эта штучка одевается на шею и красиво смотрится, а еще за нее таскать удобно. Вот этим можно здорово выпороть, а вот это может сломать несколько пальцев. Примерно на этом фантазия Лайли сломалась и эльфийка здраво рассудила, что если местные детишки как-то разбираются что и с чем делать, то и она справится.
- Может и ему, а может и мне. Действительно хороший вопрос, - малышка уверенно провела пальцем по чему-то острому в шкафу, ощутимо надавив. Показалась кровь, но руку Лайли не отдернула. Это был немного своеобразный способ проверить, не спит ли остроухая.
- Калёное железо, приняв печать огня. Змеёй впивалось в тело, шипя, искрясь, звеня...  Тебя хлыстами били, но им не слышать плачь и сложенные крылья не видит твой палач, - негромко пропела девочка тихо хмыкнула и выудила из шкафа кожаную пятихвостую плетку. Оценивающе хлопнула себя по ладони. Ощущение вышло интересным, так что малышка перевела взгляд на притихшего тигра. Глаза снова обрели холодность, ровно как и тон голоса:
- Коньяка господину Лабиену. А мне что-нибудь не алкогольное, - повелела девочка, кивая на часы, - Уложись в три минуты, иначе это будет считаться долгим ожиданием и тебя придется наказать. И сними рубашку, она мне не нравится.

+2

6

Теперь Люц до конца разобрался, что тут к чему, и понял, как ему себя вести. Он решил, что будет слушаться Лабиена. А там может и получится найти дорогу к свободе. А пока что, услышав, что его зовут, поспешил подойти к вампиру.
- Я здесь Господиииин….
Только и успел произнести тигр, как его грубо втолкнули в номер. Не ожидая такого Лю. чуть не упал после стремительного полета по направления «В номер». Устоял только благодаря комоду, за который он ухватился.
Впрочем, ему хватило сил удержать внутреннего зверя от великой глупости, от попытки показать вампиру, что тигр хищник, которого нужно уважать. Конечно хотелось бы, чтобы с его мнением считались, но прежде чем он этого добьется, ему нужно доказать, что он может быть полезен, и умеет не только на скрипке пиликать. А пока нужно набраться терпения, и постараться выжить.
То, что ему не предложили присесть, Моро не тронуло даже. Это не важно, сейчас. И если честно, он был рад уже тому, что его вообще впустили в номер, хотя могли и отправить в место похуже. В подвал, к примеру, передав в руки мастера, который уж точно не стал бы с юным тигром церемониться.
«Терпение Моро, терпение! Все будет хорошо!»
Убеждал сам себя скрипач. Хотя и понимал что, правда, в том, что расслабляться рано. Неизвестно, что эта маленькая остроуха захочет.
«Зачем ей все это? Она же еще маленькая…»
Промелькнула в голове мысль. Но тигр предпочел промолчать, и покорно подойти к Максимилиану и Лайли. Выслушал что скажут, и, поклонившись, ушел за заказанным коньяком для господина Лабиена, и безалкогольным коктейлем для эльфийки. По пути стянув рубашку, повесив оную на высокий барный стул. Открыв взору господ в меру мускулистый торс. Да, он не был спортсменом, не тягал постоянно гири, но все же занимался иногда, чтобы поддерживать хорошую физическую форму, и не выглядеть хилым. Так что стесняться Моро было пока что нечего.
Лю очень старался все сделать поскорее, не хотелось ему получать «по шее», но, к сожалению, для скрипача, приготовить коктейль за минуту он все, же не смог. Все же не занимался этим всю жизнь. У него несколько другая специализация.… Поэтому провозился минут пять или даже семь. И даже то, что принес он коньяк и коктейль бегом, вряд ли исправили что-то.
Но Люц надеялся, что все обойдется. Да и что кроме надежды ему еще осталось?
- Господин, ваш коньяк. Я принес вам к нему мясной нарезки. Прошу вас. А вам юная леди, шоколадно-банановый коктейль. Говорят, что этот коктейль у меня получается лучше всех.
Люц же склонив голову, замолчал, моля все высшие силы, которые только есть о том, чтобы эта ночь была не слишком тяжелой для него.

+2

7

Кресло было удобным, поэтому Лабиен не сделал и попытки оторвать от него свой зад. Ребёнок всё понял правильно. Вообще, усвоить ей стоило не так много, и она с этим справлялась. Первое и самое весомое – оказаться интересной Лабиену, и таковой оставаться как можно дольше. Древний вампир любил диковинные игрушки, поэтому они у него не так часто ломались, чем обычные. Были и иные случаи. А потому называть Максимилиана предсказуемым не взялась бы ни одна живая душа. Уж больно любил Паук эксперименты, даже куда больше, чем уже приевшиеся, но понравившиеся игры, и ставил их с завидной частотой, на ком взбредёт в голову. Поэтому Лабиена побаивались не только местные обитатели КГБ.
- Плеть? Интересный выбор. Всегда учитывай, что невольники иногда бывают недовольны своим положением, поэтому для тебя важно обезопасить их и себя от необдуманных действий предварительно. Мелкая ты ещё.
Посоветовал вампир. Сам он не любил перегружать сессии девайсами, и часто даже не заботился о том, чтоб руки-то рабу связать, не говоря уже о чём-то более серьёзном. Но он-то взрослый, древний вампир, а не девчонка малолетняя, которой и была сегодняшняя юная гостья в номере Лабиена.
- Поэтому, прежде чем применять приглянувшиеся девайсы – обезопась саму себя. Позаботься о том, чтобы невольник не смог укусить тебя, оцарапать или причинить иной вред. Ведь перед тобой тигр – хищник, страшный зверь. Обратится вот, и отгрызёт тебе головку твою белобрысую случайно.
Разъяснять по делу быстро наскучило. Лабиен своего сына не учил тому, как следует обращаться с рабами. Тот как-то сам до всего дошёл. Наверно. Надо, кстати, как-нибудь спросить, на досуге. А то, возможно, Тейлор и не знает чего, рассказать надо, предупредить. Хотя у сына медведь и ему всё можно.
- Так что, рано ты взялась за плеть. Иди, посмотри внимательнее, что бы тебе могло пригодиться до того, как ты начнёшь орудовать плетью.
Лениво приказал Паук, хотя именно приказал: не хватало ему ещё лишиться своей новой игрушки раньше времени. Лайли пока ему была нужна, она оказалась интересна вампиру, подкупая того своей непосредственностью и решительностью. Редкие эльфы, можно смело сказать, очень редкие, вообще бы посмели связаться с Лабиеном, но девчонка оказалась дерзкой и продуманной. Эти качества редко встретишь в детях, особенно эльфийских.
- Три минуты явно уже прошли.
Со вселенской скукой в голосе отозвался Максимилиан, картинно зевнув, когда Люциан всё-таки соизволил явиться. Притащил тот, помимо заказанного, много чего ещё. Сам догадался о закуске, хотя такие вольности могут оцениваться хозяевами и как самовольство, за что, неизменно, следует неприятное наказание. Впрочем, советовать ребёнку вампир ничего не стал, взял принесённый коньяк, выпил, но не тронул закуску, решив не оценивать действий невольника раньше той, кому он был отдан на этот вечер для игры.
- Кстати, наш с тобой тигра ещё и на скрипке пиликать умеет. Хочешь послушать? Знатно играет. Для раба. До свободного-то ему нынче далеко. Свободных-то слушают и ценят. Но он потерял свою свободу, бестолковый невольник. Как думаешь, Лайли, подарит ли ему кто-нибудь когда-нибудь свободу? Дерзкие и никчёмные рабы заслуживают только знатной порки.
Деловито ухмыльнувшись, Максимилиан всё-таки устроился удобнее в кресле. Если вечер обещает быть интересным, почему бы не устроить этот самый интересный вечер? Тем более, время позволяет…

+2

8

Мужчина просто наблюдал. Было вполне ясно, какую позицию во всей этой истории он захочет выбрать. Наблюдателя. Посмотреть, если ли в девочке что-то такое особенное, помимо голоса. Но и тут Лайли оказалась перед выбором. Показать правду или не показать? На самом деле девочка действительно даже не задумывалась о том, чтобы причинить своими руками кому-то боль или несчастье. В ее прошлом мире ничего подобного не было. Детские игры с подколами или злыми шутками ясно не шли не в какое сравнение с тем, что сейчас предлагал вампир. Предлагал на полном серьезе. Вкладывал в руки ребенка возможность кого-то очень болезненно наказать. И надо сказать Лайли действительно испытала желание предложением воспользоваться.
До этого все было как-то проще. Малышка знала, что ее остроухие родичи томятся в плену, но не испытывала по этому поводу особых угрызений совести, считая, что ничем им не обязана. А здесь было немного иначе. В любом случае все зависело от ее действий напрямую. Да и разочаровывать Лабиена излишним чистоплюйством не особенно хотелось.
Пока тигр возился, вампир заговорил. Девочка обернулась к нему и обратилась вслух. Советы лишними не бывают, особенно когда их дает кто-то, кто раз эдак в пятьдесят тебя старше. А может и во все сто. Вообще, людей который учат ее жить Лайли не любила, но на Алмазном берегу от этой привычки точно нужно было избавляться. В конце-концов, это далеко не ее простой и безопасный мир.
- Отгрызет? - недоуменно уточнила девочка, оборачиваясь уже в сторону раба и оценивая ошейник у него на нее, - А мне говорили, что эти украшения у них на шеях не дают им обращаться...Но в любом случае, да. Действительно. Как говорил один мой мельком знакомый врач - хорошо привязанный пациент в обезболивающем не нуждается!
Лайли хмыкнула, даже сначала желая проигнорировать совет Лабиена, но что-то похожее на здравомыслие намекнуло девочке, что делать этого лучше не стоит. Будто тревожный колокольчик в голове звякнул. Осторожнее, мужчина шутить не намерен и действительно хочет, чтобы малышка сначала раба действительно как-то зафиксировала, а затем уже что-то начинала делать.
"Неужто беспокоится?" - недоуменно подумала девочка, честно вернувшись к шкафу с игрушками и выбирая что-то нужное, - "Или переживает, что раб действительно может мне шею свернуть? Странный немного...Но в конце-концов, кто знает, что может быть у него в голове и какие у него на меня планы."
Девочка бросила на кровать веревку и несколько пар наручников разного варианта. Некоторые из них казались крепче, чем другие, нужно было проверить их перед использованием. Раз уж раб не человек, то сила точно должны была быть в разы больше, чем могли удержать некоторые наручники.
Тщательно проследив за тем, как парень отдает коньяк с закуской вампиру, а ей передает коктейль, девочка перевела взгляд на часы. Покачала головой и даже не притронувшись к напитку запустила бокалом в стену.
- Да где же твоя голова? Нет головы? Что тебя просили сделать? Коньяк, что-то попить и все. И элементарную просьбу уложиться в три минуты! Зачем было тратить лишнее время на то, чтобы достать нарезку или организовать коктейль, когда можно было налить сока и успеть в отведенное время? Бесполезный, - малышка топнула ногой, но еще больше разозлилась сама на себя, сообразив, как глупо это выглядело со стороны. Совсем по детски, - Ты спросил у господина Лабиена, нужно ли ему что-то к алкоголю? Нет? Тогда что это за бесполезное своеволие!
Следующая же реплика была обращена уже в вампиру. Девочка сияюще улыбнулась и заявила:
- На скрипке? Пока нет, не думаю, что это будет уместно. А то мы рискуем тут уснуть, уж больно медленно он все делает. Забабахает нам пятичасовой концерт, а мы что делать будем? - девочка тихо хмыкнула, - Если он ваш, то не думаю, что свободу ему еще когда-то увидеть, господин Лабиен. Он для вас не представляет ни ценности, не интереса. А скучные вещи скорее выкидывают, чем освобождают.
Лайли довольно быстро поняла суть рабства. По крайней мере той истиной, что была понятнее для ребенка. Раб - это большая живая игрушка. И только от его хозяина зависит, что с ним будет. Вампир не производил впечатление того, кому было бы жалко ломать вещи. Нормальный ребенок бы на месте остроухой отметил, что сама она не намного сильнее отличается от того же раба. Но малышку такие вещи не занимали. Ей было не до того.
- Ложись, не мельтеши.
Дождавшись выполнения своего требования девочка неторопливо забралась на кровать и использовала наручники, чтобы пристегнуть парня за руки к спинки кровати. С ногами вышло немного сложнее, пришлось использовать веревку. Но и это Лайли вполне осилила. Затем девочка уселась парню на живот, чуть выше ремня и выудила из-за пояса заныканный там чуть ранее небольшой ножик, чем-то напоминающий скальпель. Задумчиво оглядела жертву, нацелила ножик и медленно провела зигзагообразную линию, разрезая кожу. Убедившись, что это совсем не сложно, девочка просияла. В ее глазах полыхнуло что-то не хорошее.
- Господин Лабиен, вы ведь не будете против того, если я на вашей игрушке что-то нарисую?
Малышка улыбнулась, следующую линию вырезая уже в разы смелее. Нож шел легко, правда сразу показалась кровь, портя такой замечательный рисунок. Лайли стерла часть крови пальцами, немного задумалась и лизнула их, пробуя парня на вкус. Оказалось неплохо.

Отредактировано Лайли (23.01.2016 12:32:14)

+3

9

Люц хотел как лучше, но, похоже, что зря он вообще прилагал какие-то усилия, чтобы вампиру и маленькой остроухе угодить. Не оценили, ни коктейля, который тут же полетел в стену, и растекся по ней сладко-липкой лужицей, ни закуски к коньяку. Сам тигр коньяк не пил, но, тем не менее, видел, что его обычно закусывают чем-то мясным.
Впрочем, все это уже не важно, стоило морально приготовиться к наказанию лишь за то что хотел чтобы у вампира было чем закусить, а маленькая остроухая девчушка попробовала что-то вкусное и утоляющее жажду. То, что и сам Люц просто обожал. Но, увы…
«Не делай добра, не получишь и зла.… Оказывается данная мудрость здесь и сейчас как раз то что нужно…»
Мысленно, с грустью хмыкнул Моро. Вслух же он не промолвил ни единого слова. Да и что он мог сказать? Правильно, нечего ему было говорить, ведь что бы, он не сказал, все было бы плохо.
Да и все что он сейчас слышал, вгоняло его в такое состояние, что в пору, пожелать самому себе скорой смерти.
Когда девчушка начала кричать, Люц молча, смотрел на нее, он не стал оправдываться, и говорить, что он хотел как лучше. Нет, он не хотел наказания, но и пытаться что-то доказывать ребенку что-то тоже не собирался. Ей дали игрушку, да, игрушка живая, и у нее есть чувства. Но разве с чувствами игрушки считаются? Конечно же нет.
Моро не знал эту эльфийку, и возможно в иной ситуации она повела себя добрее по отношению к оборотню. Но сейчас, не тот случай. За ними наблюдает древний. А перед ним малышке нельзя показаться недостойной его покровительства. Это Люц отлично понял. Что ж…
- Простите меня глупого, юная госпожа.
Спокойно произнес скрипач, и с улыбкой поклонился эльфийке. Выполняя тут же ее приказ. Лег, как она велела, позволяя малышке сковать его руки, пристегивая их к изголовью кровати. И ноги связать позволил. Да-да, иначе бы у нее силенок не хватило. Он хоть и молодой совсем, но явно сильнее этой малышки.
«Это даже забавно. Что этой певице пришло в ее маленькую головку? Нарисовать? Надеюсь не серебром… Хотя непоправимых травм ей нанести не дадут... Вампир не похож на мать Терезу, раздающую свое направо и налево»
Но, то лишь мысли, вслух тигр ничего говорить не стал, он лишь наблюдал. Сейчас большую боль причиняли слова, а не действия эльфийки. Ее ножичек, напоминающий больше зубочистку, не внушал страха, совсем. Все порезы быстро заживут. Он оборотень, а не хрустальная ваза, в конце концов.
«И я не Бесполезный! Прежде чем портить коктейль, попробовать надо было! Капризный ребенок! А коньяк не подают безо всего, это плохой тон! Так мой дед всегда говорил!»
Фыркнул он про себя, предпочитая не выпускать свою ярость на волю. Не хватало еще от вампира огрести. Который наверняка вмешается, если малышка не сможет сладить с рабом. Хотя нет, и этого он не боялся, нет. Страшно было другое, и он только сейчас это понял…
«Я не боюсь изгнания и молвы. Я знаю, что однажды стану тленом. Но не склоню пред жизнью головы, пусть рвутся жилы и взбухают вены. Я не боюсь, когда "ату" кричат, но не люблю, когда "стреляют в спину". Смотреть в глаза не страшно палачам, пусть сразу - в сердце, чем всё время мимо! Я не боюсь остаться в стороне. От пьедестала, славы и признания. До содрогания ненавистны мне льстецы с их равнодушным подаянием. Я многого, наверно, не боюсь. И не торю себе тропинку к раю. И лишь тогда от страха в клочья рвусь, когда любимых и друзей теряю!» ©
А боль, ее он почти что не почувствовал. Наверное не такой уж сильной она была. Да и сравнил наказание Лайли тигр с укусом комара. Кровь пролилась, но он пока что ничего не почувствовал.

Отредактировано Люциан Моро (23.01.2016 14:16:22)

+3

10

- Отгрызёт. Отгрызёт и не заметит. А ошейник на нём не принадлежит мне, но принадлежит старому хозяину. Возможно, это лишь бесполезная полоска кожи, надетая на зверя для украшения и уточнения принадлежности.
Объяснял Лабиен лениво, сам-то он не удосужился ничего проверять, забрав подарок просто так, именно ради того, чтоб что-то взять с собой, а не для какой-то личной цели и даже не ради выгоды, хотя некогда он думал именно так. Тигр, всё-таки, и скрипач. Можно выставить того на торги и продать дороже. Засунуть в КГБ, заставить играть на публике, которая платит деньги.
- Поэтому тебе, мелкая, лучше перестраховаться.
Ребёнок думал много, Лабиен мимоходом слушал и наблюдал за нею. Странная эльфийка. Вроде бы привезённая из такого же леса, как и тысячи ей подобных, но она была особенной. Она интересовала древнего вампира.
- Разбитая посуда, повреждённая мебель и вещи оплачиваются отдельно от основного заказа, на некоторые действия налагаются штрафы, вплоть до лишения карты посетителя Клуба или понижения в статусе до гостя.
Монотонно, будто на лекции, объяснил Лабиен, не выделяя ни одного слова из своего монолога. Девчонка отчитывала раба, и Максимилиан отчётливо видел несовершенство своей протеже, её резкие движения, ещё по-детски ломанные, неаккуратные, но наравне с этим имелось в этой девочке нечто, что завораживало. Эти двое пока находились на одной ступени – раб и юная эльфийка, на которую тоже можно одеть ошейник в любое время. Фарсом было пропитано придуманное Лабиеном представление – просто потеха для древнего существа, которому стало скучно. Но Лайли играла в нём роль, которую ей навязали, и делала это достаточно интересно и качественно.
- Передаривают таких.
Поправил последние слова в реплике девчонки Лабиен. Бесполезные, но диковинные вещи хозяева часто передаривали друг другу, отдавали на воспитание, перевоспитание, ещё и ещё раз, пока вещь переставала иметь товарный и красивый вид. Такие рабы часто заканчивали свою жизнь выброшенными на помойку с разодранной глоткой. Ненужные вещи.
- Да делай, что хочешь. Только не отрезай ему ничего лишнего, а то у оборотней регенерация отращивать не способна – только заживлять. Да, раны, нанесённые перевёртышам серебром, заживают куда дольше.
Всё так же лениво и нехотя пояснил вампир, глотнул ещё коньяка, взялся за закуску. Стоило бы отметить, что она-то была вполне кстати, но Лабиен промолчал. Этот вечер он подарил девчонке, а не себе, поэтому не нарушал воцарившуюся внезапно идиллию, создаваемую юной эльфийкой. Она, как и присуще юным детям, лишь делала первые шаги в освоении нового, непознанного доселе мира. Проводила по коже хищника тонким лезвием, бесполезно расходуя кровь и время. Вампиру было странно смотреть на это, но, пожалуй, некогда, чуть в более младшем возрасте, чем сама эльфийка, он тоже пробовал причинять боль кому-то. Осторожно, неуверенно, не зная последствий. Он убивал по незнанию и невозможности сдержаться, из-за сильной жажды или злости. Лабиен рождён был хищником, как и все другие вампиры. Или как этот оборотень, лежащий на кровати. Но он никогда не задумывался, что эльфы могут быть тоже безжалостными созданиями. Юное дитя любило вкус крови и крики жертв. Заглянув в глаза остроухой и заметив там разгорающийся интерес, Лабиен живо вспомнил Алишу, свою дочь. Она тоже любила… любила причинять боль всему интересному. Она любила убивать и не умела созидать. Не думал старый вампир, что уехав однажды в Канаду, так далеко от своих родных мест, вдруг найдёт ту, что была похожа на его дочь очень сильно. И эльфийская лишь кровь течёт по венам этого страшного создания, которое нынче улыбается так ослепительно открыто?...

+3

11

Столько всего нового. Бесконечно много. Следить за тем, что одето на рабах. Следить за тем, чтобы они не причинили вреда. Следить, чтобы не ломать излишне много вещей своими капризами...За всем следить. Девочка начинала понимать, почему все ее мальком знакомые вампиры притворялись. Они просто привыкли. Это была далеко не община, где одна Лайли пряталась за маской милого ребенка. В этом мире все показывали совсем не то, что ощущали на самом деле. Должно быть это было естественно. Малышке стоило начинать привыкать.
Правда цен она все еще не знала. Вот во сколько могло быть на самом деле оценено ее пение, сколько стоит снять комнату с рабом на ночь, сколько стоит этот самый коньяк, коктейль и разбитая посуда? А ведь еще нужно что-то есть, пить, одеваться...Адри была настолько добра, что немного одежек ушастику купила, но ведь как этим ограничиться? Девочке явно был нужен кто-то, кого можно было бы на эту тему потрясти и выяснить все. Правда не сейчас. Сейчас уже была бонусная оплаченная вампиром ночь, живая игрушка и бесконечные возможности.
- Отрезать? Не-ет, это слишком долго и скучно. Да и в конце-концов, сколько времени я буду пилить ему конечность этим игрушечным ножиком? - Лайли задумчиво подняла пародию и на скальпель и хмыкнула, - Определенно слишком долго.
Следующие несколько порезов пришлись немного глубже. Лайли напоследок довольно сильно резанула по коже тигра, завороженная цветом крови. Действительно мучительно захотелось наклониться, коснуться ее губами и ощутить вкус. Как когда-то совсем недавно, еще в Канаде. Но напрягать вампира маленьким кровососущим эльфиком девочка не стала. Кто знает как понял бы ее Лабиен?
Лайли спрыгнула с парня, подхватывая оставленную на тумбочке плеть. Ласково погладила ее по хвостам и тихо вздохнула себе под нос. Да, девочка хотела сделать тигру больно. Мимолетное странное желание как влезло в голову так и не желало никуда уходить. До этого момента девочка никогда не находилась в подобной ситуации, когда она могла сделать что угодно с живым существом и прекрасно понимать, что ей за это ничего не будет. В голове снова вспыхнуло то пьянящее чувство, которое овладело эльфийкой на сцене. Не страха, а предвкушения. По губам Лайли расплылась нехорошая улыбка. Срезаться неумелым тоном и бесполезными детскими действиями не хотелось, поэтому девочка сначала тихо напела под нос, возвращая смелость:
- В удушливой неволе наперекор судьбе. Не покоряясь боли ты смерть позвал к себе...
Отработанное действие помогло. Девочка кашлянула и попыталась максимально скопировать пренебрежительный тон вампира, которым он велел тигру заткнуться, когда они еще были в ресторане:
- Попроси меня сделать тебе больно. Этим, - малышка погладила плеть, обращаясь к парню, - Я хочу услышать, как ты просишь наказание.
Мысль оказалась действительно неплохой, глаза остроухой снова вспыхнули интересом и любопытством. И было совсем не важно, что девочка была не уверена, что вообще справиться с плетью. Хоть та была и не большой, но нужно было иметь хоть сколько-то сил, чтобы причинить ей боль.

+3

12

Все что он слышал, все слова Лабиена, и этот его холодный тон, пугали тигра больше чем боль, разливающаяся по всему телу словно электрический разряд, пущенный прямо в грудь. Но тигр, молча, терпел все. Он не дрогнул, не позволил себе пустить слезу, хотя хотелось, и глаза жгло, словно бы их охватило пламя.
Он понимал законы этого мира, но не понимал, за что сейчас наказан. Для чего его тыкают этой «зубочисткой», и проливают его кровь. Но задавал он вопросы лишь мысленно, самому себе, не находя ответов.
Люц смотрел на Лайли, и продолжал молчать. Он не жаловался, не кричал, не умолял прекратить. Моро не был готов умолять, и просить как милостыню пощады.
Но тут он услышал, что он должен еще и попросить, чтобы его отлупили плетью? Он пару мгновений просто смотрел на эльфийку. Решая, подыграть или же нет? За это короткое время он успел поразмыслить над тем, что может произойти, если он вдруг откажется слушаться. Да, его в любой момент могли отдать в КГБ, и тогда ему придется выполнять желания всех гостей. Это уж точно хуже. А хуже не хотелось.… Да и боль довольно странная вещь. Когда, кажется, что ты не способен вытерпеть, еще одного мгновения, она отступает. Просто ждет удобного момента, чтобы вернуться. ©
Люц посмотрел на эльфийку, потом на плеть в ее ручках, таких маленьких, и тоненьких.… Все происходящее казалось каким-то странным сном, и совсем не походило на реальность.
- О сладкоголосая Госпожа, прошу вас, накажите меня этой красивой, блестящей в свете ламп, плетью.
Протянул тигр срывающимся на хрип голосом. Юный оборотень еще не знал, что сегодня для него откроются, много нового и неожиданного о самом себе. Самопознание это, в общем-то, хорошо, но точно, будучи свободнее. А еще без ошейника на шее, говорившего о том, что ты просто раб, игрушка, которую могут сломать, когда надоест.
- Прощу…
Совсем тихо, почти одними губами прошептал, и замолк. Мысленно пытаясь предугадать, а чего ждать дальше? Ударит ли маленькая певица, или не сможет?
«Да нет, сможет.… Посмотрите только в ее глаза, да там же черти танцуют румбу…»

+3

13

Девчонка не боялась ни вампира, ни своего положения и даже своих действий не боялась. Слушала, внимала, запоминала и делала так, как ей хотелось. Лабиену было удивительно видеть происходящее. В это время иные ценности оказывались важнее. Уметь выживать, уметь заводить правильные знакомства и уметь делать то, что требует от тебя жизнь.
- В вип-номерах этого класса есть не только игрушечные скальпели. Ведь убивать рабов можно, с такими картами, как у меня, это происходит часто.
Вампир любил играть, иногда заигрывался и убивал. С ним это случалось не так часто – Лабиен отличался хорошим контролем над своей сущностью, но порой просто хотелось чего-то нового. И тогда… Оторванные конечности, распоротые животы, выдавленные белки глаз и вырванные языки скрашивали серые вечера Максимилиана. А иногда он просто приходил сюда спать. Себя Лабиен считал просто разносторонней личностью и о таких перепадах собственного настроения ничуть не переживал. Подумаешь, пара убийств. Цепешу, вон, постоянно крови хочется, особенно в последние недели, а Паук чем хуже? Ему тоже всё можно. Да он вообще для этого КГБ и построил!
«Тебе никогда не хотелось крови, юная Лайли?»…
Чем больше наблюдал вампир за девчонкой, тем больше удивлялся увиденному и услышанному. Этот ребёнок не был обычным. Эльфийская девочка, привезённая из Канады, выросшая среди зелёных зарослей и тишины озёр, вдруг получилась из этого мира. Такое невозможно. Но на Алмазном Берегу часто оказывалось невозможное осуществимым. Эту землю населяли странные существа, съезжающиеся сюда со всего мира. В поисках убежища, работы, развлечений. Каждый ехал на АБ для чего-то. Страна вампиров, богатейшее государство. Здесь не оказывались просто так. Всякий находился тут во имя чего-то, для какой-то личной или общей цели. Лабиен редко верил во что-то, но сам считал, что любой на Алмазном Берегу исполняет собственную миссию, творя общую историю этого мира. Раб ли ты, свободный, бедный либо богатый – приехав сюда, ты не тот, кем ты был раньше. Ты часть Алмазного Берега, часть чего-то великого и бесконечного. Люциан Моро, простой раб, был нужен для того, чтобы Лайли смогла себя реализовать. Юная эльфийка была нужна для того, чтобы старый вампир удивился, а он сам нужен для того, чтобы всё это осуществилось. Макс ухмыльнулся своим странным рассуждениям. Он старел, всё чаще вспоминая былое, но теперь Паук отчётливо смотрел в будущее. В будущее этих двоих.
Тигр не спорил с приказами его юной хозяйки на этот вечер. Это показалось Лабиену тоже интересным. Он вдруг опомнился, подумав, что неосознанно давит на присутствующих своей силой, но и этого не было. Он сейчас не использовал способности, он вообще не участвовал в нынешнем представлении, являясь лишь зрителем. Как он и хотел. Всё по плану. Всё так, как и задумывал древний. И всё-таки что-то здесь настораживало.
- Хочешь посмотреть, насколько послушен твой раб – привяжи его.
Именно – твой. Лабиен нынче воспринимал Люциана не как своего невольника, ведь он отдал его девчонке, пусть даже на несколько часов.
- Но если хочешь посмотреть, сильна ли ты своей волей – дай ему свободу. И заставь подчиняться тебе. Сделай это. Или ты боишься, дитя?
Почему-то вампиру хотелось проверить девчонку при обстоятельствах, которые могут пойти против неё самой. Но не испугается ли она? И захочется ли древнему вампиру спасать её от возможной опасности...

+3

14

Тигр был слишком странным. Будто не только Лайли играла свою роль, но и он тоже. Юная эльфийка пробовала новое, то, что раньше было недоступно и даже не могло прийти в голову. Но тут как снег на голову свалился вампир и открыл малявке целый новым мир со взрослыми играми и новыми правилами. И девочка собралась им следовать. По крайней мере пока ей было это интересно. С другой стороны, кто же откажется от власти над живым существом?
Услышав тихие слова парня, Лайли поморщилась и легко покачала головой. Что-то было не так в этом голосе, в этом...взгляде, может быть? Что конкретно не так было не особенно понятно, но девочка злилась. Что-то будто шло немного не так. Но что же именно? Будто сейчас должен был появиться кто-то четвертый и испортить все тщательно выстроенное представление. Но время тикало, а никто не появлялся.
Лабиен просто сидел и наблюдал. Его взгляд Лайли ощущала почти физически, он то обжигал бок, то проходил по спине и затылку. И нужно было сказать, что это было неприятно. Вампир будто видел и эльфийку и тигра насквозь. А может и видел. Кто знает на что способны древние существа?
Вампир снова заговорил резко, нежданно и будто с середины фразы. Девочка сначала не подала вида, что его слышит, лишь едва заметно кивнула и прошла по тигру оценивающим взглядом. Он был сильнее физически, это точно. Ему даже особенно напрягаться будет не нужно, чтобы протянуть руку и сломать девочке шею. Но думать о смерти Лайли не привыкла. И умереть было бы лучше, чем показаться вампиру трусливой малявкой. Поэтому эльфийка уверенно потянулась за ключом, освобождая тигру руки.
- Только дернись. Считай, что они у тебя еще связаны, - пригрозила девчонка, грозно глянув на тигра.
"Я не понимаю, чего ты хочешь. Хочешь, чтобы я выжила после этой игры и раб меня не прикончил? Или подразнить и узнать, на что на самом деле я способна? На самом деле на многое. И может не умею почти ничего из арсенала местных привыкших развлекаться, но я научусь. По крайней мере у меня есть два качества, которые точно лишними не бывают в подобных играх. Я не боюсь крови и хочу причинить кому-то боль."
В обоих этих фактах девочка была уверена. По крайней мере юное сердечко не дрогнуло, когда взлетело на воздух убежище. Не появилось в нем страха, когда ее сородичей калечили и убивали. Не совсем не глазах малышки, но видела она достаточно. Не нашлось же в сердце и жалости, когда эльфов увозили в рабство. Так что же должна была испытывать Лайли, глядя на тигра? Ничего. Интерес и не более.
Эльфийка собралась парню на живот, перехватывая поудобнее совсем тонкую плеть. Но девочка успела проверить ее на собственной руке. Несмотря на небольшие размеры она была очень даже болезненная и не требовала особо большого замаха и сил, которые нужно было приложить при ударе.
Не сказав ничего вслух, эльфийка принялась за порку всех доступных ей мест парня. Груди, рук и части живота.

+2

15

В какую игру играл вампир, для чего ему все это было нужно? Зачем говорить, чтобы эльфийка освободила? Ведь даже сам Люц не мог точно сказать, насколько хватит его терпения? Нет, он не хотел причинять маленькой эльфийке вред. Она напоминала ему малышку Кэт, которая жила по-соседству, когда он стал жить отдельно от матери и бабушки. Та девчушка, ее большие голубые глаза и светлые волосы, вьющиеся, когда шел дождь или в воздухе было много влаги. Она была маленьким оборотнем, маленький каракал, который станет когда-нибудь взрослым. И станет убийцей, жестокой и хладнокровной, ведь она хищник. Но тогда она была котенком. И казалась такой невинной, как и эта эльфийка, вот только, похоже, у них внутри спит маленький дьяволенок. И стоит им захотеть, как он просыпается.
Тигр внутри ворочался, ворчал недовольно. Он возмущался, что его человеческое «я» позволяет какой-то малявке командовать им. 
- Я бы на твоем месте этого не делал… - пока что, еще контролируя звериный гнев, проговорил Моро смотря на эльфийку расстегивающую в этот момент наручники.
- Уверена, что сил хватит со мной справится? – поинтересовался, закипая тигр, хищно блеснув глазами. Все же ослабил немного хватку, сдерживающую хищника внутри. Они хотели интересную игру, что ж, ладно, он им подыграет. Но тут главное не заиграться, и не свернуть маленькой, потерявшей страх, девчушке, ее тонкую шейку.
- А если дернусь, то что? – приподнимаясь и смотря на малышку, прорычал тигр. Он пока что пытался лишь напугать, смотрел как поведет себя этот эльфийский ребенок, которого привезли в совершенно новый для него мир.
Но судя по всему, попалась ему не пугливая, ведь она все равно устроилась у него на животе, наверняка прекрасно зная, что он легко может ее скинуть при желании.
«Вот же а.… И как же тут быть? О боги. Я не хочу причинять ей вред! Она еще совсем дитя…»
Волю в кулак, и терпеть. Но удары не нравятся от слова совсем, из груди вырывается грозный рык. Но только по началу. Спустя несколько мгновений внутри начинает подниматься не только тигриная ярость, но и на удивление и самого тигра внутри поднимается жар возбуждения. Не от малышки же, стало быть, от ударов. Которые были на удивление очень даже чувствовались, каждый отдавался болью, а не как думал Люц. И это пугает его, а страх злит хищника, который не привык бояться.
«Что за чертовщина? Хватит! Прекрати!»

+1

16

Лабиен отчётливо слышал то, что думала юная эльфийка, но отвечать на её мысли он не стал, да и вообще – не собирался даже. Пока он воспринимал Лайли свободной, что давало ей некие права, к примеру – думать самой. Как и считал Макс, девчушка тут же бросилась пробовать свои силы, освободив тигра. Древний вампир только едва различимо ухмыльнулся, предпочтя не предпринимать абсолютно ничего, только ещё кусок мясной нарезки себе в рот отправил. Моро оказался вполне сообразительным рабом, принеся к заказу своего нового хозяина ещё и закуску, но инициатива невольников всегда наказуема, об этом тигр ещё не знал, что ж, ему придётся всему учиться. Так же, как и маленькой эльфийке. Лабиен мысленно приодел ребёнка в розовый костюмчик, ухмыляясь уже своей фантазии, а не играм малышки и тигра. Лайли понадобится тот самый необычный сценический образ, по которому её станут узнавать, который принесёт ей известность и неизменную популярность, удачно выделит из толпы таких же, как она. Тех, кто умел хорошо петь, и так в избытке на Алмазном Берегу. Сюда стекались таланты из многих стран и народов, правда, большинство из них так и пропадали тут, не найдя признания или угодив в неприятности. Рабыни в Клубе тоже умели петь и красиво трясти задницей да сиськами. Только вот, они не обладали свободой, да и возрастом были куда старше эльфийского ребёнка, так что, у Лайли была явная фора. Только вопрос – как она ею воспользуется и воспользуется ли вообще. Может, ребёнок предпочтёт остаться в тени, как только начнутся трудности. Правда, пока что она не была похожа на ту, что всегда отступает. И это скорее хорошо, чем плохо.
- Причинить боль – это ещё не самое страшное. Ударить – не так сложно. Особенно раба. А ты заставь его просить, умолять тебя о боли. Сможешь?
Девчонка вошла во вкус, но Лабиену-то было пока не особо весело. Поэтому игра продолжается, и Паук, в привычном для себя действии, добавляет новых правил в свою игру. Ведь и поведение тигра не ускользает от придирчивого и внимательного взгляда древнего существа. Он привык смотреть за всеми сразу, подмечая те незначительные факты, что в основном упускают из виду другие. Раб вдруг запаниковал, испугался, но не боли или миниатюрной девчонки, что так воинственно взялась за тонкую плеть. Он испугался самого себя и своей реакции на происходящее. Ничего, ведь так ещё занимательнее.
- Это куда интереснее: не наказать раба, а сломать его. Заставить делать то, что нужно и хочется тебе, заставить его понять, что он желает принадлежать своему хозяину целиком и полностью, невзирая на возможную боль и неприятные последствия. Это, кстати, относится не только к невольникам.
Ухмыльнувшись, Паук собирался было промолчать, но продолжил говорить.
- Сможешь заставить публику любить тебя – и ты станешь лучшей из тех, кто ничуть не уступает тебе ни в красоте, ни в голосе. Поэтому – начни с тигра.
Маленькие дети не всегда прислушиваются к советам старших, это Лабиен прекрасно знал. Сам он воспитывал сына, который тоже иногда делал всё по-своему, но, Макс не сомневался, неизменно прислушивался к словам отца.
- Заставь его служить тебе, желать этого, желать унижений и боли, от тебя.
Что ж, игра продолжается. И лишь от игроков зависит, как всё пойдёт дальше. Кто выиграет, кто проиграет, а кто лишится всего, что так желанно.

+1

17

По губам девочки постепенно расползалась довольная улыбочка. Эльфийка искренне, всей душой радовалась тому, что она делает. Не пугало ее даже то, что тигр под ней пытался рычать. У детей всегда бывает странное отношение к смерти. Они знают, что это, но всегда уверены, что подобная участь их не затронет. Ровно в этом же сейчас была уверена и Лайли.
- Тихо, тихо. Не нужно так злиться. Ну что случилось? Не так уж это и больно, правда? - ласково промурлыкала девочка, мягко касаясь шеи парня кончиками пальцев и ощупывая его кадык. Даже появилось нехорошее желание резко надавить, но малышка сдержалась. Было еще не время.
Нежные, ласковые и почти полные любви касания по щеке, левому виску и волосам тигра. Девочка мягко гладила, успокаивая рассерженного хищника как большого котенка.
- Справиться не так важно, не думаешь? Ты хороший, умный мальчик, я это по глазам вижу, - мягко улыбнулась Лайли, будто разговаривая не с человеком, а с диковинным зверьком, - А хорошие умные мальчики не кидаются на людей, не кусаются и не огрызаются. Потому что плохим зверушкам убирают когти и иногда даже снимают шкуру, чтобы сделать чучело.
Всего секунда и орудие истязания  снова в тонких пальчиках, возвращая забытую на пару минут боль. Смотрелось это уже немного интереснее, тело тигра реагировало, но малышка еще не знала тех особенностей, которые бы могли ее заинтересовать. Сейчас девочку больше занимали появляющиеся на коже парня следы, а не его физиология.
- Если дернешься? Я буду сердиться. И попробую еще что-нибудь более интересное, - мягко пообещала девочка, откладывая плеть чуть в сторону. Лишь легкие наклон и прохладные губы эльфийки касаются раздраженной кожи на груди тигра. легкий взгляд из под полуопущенных ресниц и малышка поднимается выше, мягко целует шею, а затем и лоб своей жертвы. Тигра она уже разбудила, это было прекрасно видно. Теперь нужно было снова вытащить человека. А эльфийка успела увидеть, как парнишка смущается. Значит стыд был против него прекрасным оружием.
На заднем плане тихо тек голос вампира. Малышка слышала его, мысленно ставила галочки, но пока не реагировала. Не хотелось ломать выстроенную картинку взглядов и тихого голоса между ней и тигром. Девочка просто чем-то ощущала, что вампир поймет и не посчитает, что она его самым наглым образом игнорирует.
"Сломать, заставить...как я должна делать, если он не мой? Да, может быть и на вечер...Но что я могу противопоставить сейчас тигру, который и случается то наверняка только потому, что за спиной сидит его настоящий хозяин, который может отправить его на сосиски прямо сейчас? Даже не помурлыкаешь о том, что если будешь хорошим мальчиком, то заберу себе. Господин Лабиен еще обидится, что у него игрушку отбираю самым наглым образом!"
Лайли не знала, насколько вообще обидчивы вампиры, а именно этот конкретный за ее спиной, но проверять это не хотелось. Ощейника на симпатичную шейку малышка не хотела, может если только декоративный. Да и то временно и не надолго, чтобы не привыкать к плохому.
- Поиграй со мной. Немного, ладно? Вдруг тебе понравится? Я вот открыла тут некоторые...интересные особенности себя. Может быть и ты найдешь что-то в своей душе, о чем раньше и не догадывался?
Эльфийка стянула с тумбочки свое полуигрушечное подобие скальпеля и приложила его к указательному пальцу левой руки. Чуть надавила, медленно проходя от последней фаланги к первой. Острая игрушка не подвела, оставила хороший такой порез из которого сразу потекла кровь. Именно этим пальцем девочка и прикоснулась к губам тигра, пачкая их.
- Например тонкая, направленная боль ощущается так же приятно, как и когда ее принимаешь, как и когда получаешь. Хочешь это ощутить? Попробовать? Пока у тебя есть возможность выбрать, пока я тебя об этом спрашиваю. Потом никто спрашивать не станет. Так пользуйся возможностью. Проси меня поиграть с тобой, показать тебе то, что может ждать тебя не в полном пока объеме. Что может такого страшного сделать ребенок?
Легкий взмах руки и будто возникшая в руке плеть обрушивается на левое плечо тигра.

+1

18

Лю и не боялся боли, ему страшно было совсем другое, он боялся, что ему, тигру, понравится подчиняться, понравится выполнять приказы вот этой маленькой девочки. Раньше он и помыслить не мог, что неволя может нравиться. Но теперь ему казалось, что может. Что при стечении определенных обстоятельств быть чьим-то рабом не так и плохо. Ведь это значит не только, что ты неволен выбирать самостоятельно, но и то, что кому-то ты все же нужен. Глупость? Возможно, но в голове сейчас эта мысль проскользнула.
- Не больно – помотал головой скрипач. Зверь внутри продолжал возмущенно ворчать, но человеческое «я» все-таки смогло взять его под контроль. И Люциан уже не рычал.
И ее улыбка. С ней эта девчушка становилась такой миленькой. Что Моро хотелось поцеловать ее в милый маленький носик, дабы ее улыбка не уходила с ее личика.
Боль теперь теплом разливается по телу. Всему виной ее прикосновения? Вероятно именно они, ведь малышка склонившись, припала к его раскрасневшейся коже, на которое кое-где да проступили капельки крови.
«О боги, что она делает?»
Панически, ибо возбуждение начинает возрастать в геометрической прогрессии. И что с этим делать тигр не знает. Как быть? Как вести себя?
Да тут еще и голос вампира, тихий и монотонный, он сводит с ума. Нет, не злить, просто сводит с ума. Потому как он путает тигра. Не дает сосредоточиться и услышать самого себя. Почему так? Этого Моро не может так же понять. Наверное, потому, что ему страшно во все эти игры втянуться…
«Поиграть с ней? Открыть что-то новое для себя? А я не утону в этой пучине?»
- Маленькая Госпожа… - Люц с удивлением смотрит на то, как девчушка режет свой пальчик. Видит словно бы в замедленной съемке, как на коже появляются капельки рубиновой крови, и они такие соблазнительные, хочется податься к ней вперед и слизнуть их, попробовать какая эта малышка на вкус. Лю пытается отогнать это желание, но получается не очень.
- Вам же больно… Можно я залижу вам порез? – выпалил Люциан. Наверное, прозвучало глупо, но он свои раны всегда зализывал он же тигр. Порежет палец, в рот сунет, и все прошло, и не надо никаких мазей.
- Прощу, покажите мне, как играть в эту игру, Маленькая Госпожа… - протянул тигр. Нет, он не сдался, нет он не потерял желания найти путь к свободе, но почему бы не узнать что-то новое, почему бы не сыграть, а вдруг что-то и правда понравится… Что может случиться? Он все же сильный зверь, а не фарфоровая кукла.
- Покажите мне то, что вы узнали, помогите и мне узнать…
И правда, ребенок не так много может, а вот настоящий хозяин, вот он может и убить, если тигр совершит какую-то ошибку. Поэтому, лучше сейчас узнать правила этой игры, чем, потом, не зная оных расплатиться жизнью.

+1

19

- Я вкусная? Мне понравилась моя кровь. Интересно, у эльфов бывает склонность пить кровь не будучи обращенной в вампира? - Лайли чуть улыбнулась, с легким сожалением наблюдая, как кровь из пальца пачкает чужие губы, но уже едва заметно, порез был не настолько сильным, чтобы дарить кровь слишком долго.
Может виной всему было окружение вампиров. Девочка слишком много времени с ними провела, видела много страшных и жутких вещей, пробовала кровь сородичей. Немного, утайкой, слизывая с пальцев кровь сначала с осторожностью, а потом и с интересом. Но то ли проклятие вкусившего кровь сородичей было сказкой, то ли девочка выпила слишком много, но ничего с ней не случилось. По крайней мере пока. А желание делать кому-то больно может и до этого скрывалось в ребенке, просто не было возможности его разбудить?
- Мне совсем не больно, котенок. Это ведь такая мелочь, - девочка облизнулась, вновь чуть наклоняясь и едва заметно коснулась своими губами чужих губ. Больше не целуя, а просто касаясь, интуитивно, чем осознанно. Девочка даже не осознавала, что примерно так то и дарят первый поцелуй.
- Тебе понравится. Ты сильный, смелый. Хищник, - эльфийка мурлыкнула тигру на ухо, - Опасный. Нет? Но тихо, тихо. Будь осторожнее. Помни, что ты можешь сделать больно тому, что будет этим очень не доволен. Я сейчас для тебя очень удобна. Научись понимать то, что тобой командует девчонка на один зуб. Тогда потом не будешь скалиться на того, кто будет тебя сильнее и захочет наказать тебя за непокорность уже болью настолько нестерпимой, что не выдержит даже зверь. А сломанные игрушки...редко чинят. Ты ведь понимаешь?
Мурлыкающий голос эльфийки был едва слышен, вампир, наверняка больше догадывался, чем слышал. Хотя, кто же знает, какой там у них слух. Сейчас Лайли уже даже забыла о том, что она больше хвастается перед вампиром, чем развлекается. Непривычно приятное чувство поглотило остроухую. Чувство власти над кем-то живым. Власти и безнаказанности.
- Попробуй, - девочка сунула тигру скальпель, окончательно давая ему выбор, - Сделай себе больно. Докажи мне, что ты этого хочешь. Если сможешь сделать сам, значит примешь и от меня. Почувствуй, как это...волнует не только тело, но и кое-что поглубже.
Малышка имела в виду душу, но прозвучало как-то двусмысленно. Сейчас она была расслаблена, смотрела на тигра с легкой полуулыбкой на губах. У тигра был выбор. Попытаться воспротивиться сейчас, использовать оружие против эльфийки. Только Лайли была уверена, что он так не сделает.
- Докажи мне, что ты хочешь жить. Докажи, что ты примешь эти судьбу. Что ты готов играть по этим правилам, которые будут для тебя устанавливать. И тогда мы увидим, есть ли смысл тебя учить.
Девочка осторожно погладила тигра сначала по шее, а затем и по щеке, подбираясь рукой выше, зарываясь в волосы. А потом резко руку убрала в ожидании решения парня. Чью боль он выберет?

+3

20

Вкусная ли? У кого она это спрашивает? У него, у тигра, или у самой себя, тут же и отвечая на вопрос? Впрочем, Люциан покивал, конечно же, вкусная, какие тут могут быть сомнения? Склонность пить кровь у эльфов? Честно говоря, такого тигр подобного еще не наблюдал никогда. Впрочем, он вообще еще мало что видел в этой жизни. Поэтому не мог ответить на этот вопрос правильно. Оттого и промолчал, лишь еле уловимо улыбнулся, представляя остроухого кровопийцу. Честно говоря, воображение нарисовало довольно таки соблазнительную картинку. Но так ли это на деле? И бывает ли такое вообще? Столько вопросов кружится в голове, а ответов нет. Но оные сейчас не так важны. Важен ответ  на вопросы: «А чего хочет Люциан Моро в данную минуту на самом деле? Нравится ли ему происходящее? И сможет ли он принять себя? Когда поймет, что ему хочется поиграть с это эльфийкой.… И подчинение ее воле нравится…»
Эта ее улыбка, ах, какая же она… Неописуемо красивая. Да, она еще маленькая, но… ее улыбка, за нее тигр мог бы, наверное, все сделать. Это было странно, если честно. Но каждый раз, когда Лайли улыбалась, на душе у Лю становилось тепло.
Прикосновение ее губ к его губам, как дуновение ветерка, легкое и невесомое, но в то же время такое приятное. Тигр даже от удовольствия прикрыл глаза, показывая девчушке, что доверяет ей. Сможет ли она прочесть этот знак, или ей нужно сказать об этом? С оборотницей как-то проще, она чувствует твои желания, по запаху, по биению твоего сердца. А эта малышка, наверное, не чувствует…
- Странно.… Нравится…
Прошептал он в ответ, тихо, но знал, что Лайли услышит, ведь она была так близко.
- Я понимаю.
Да и что тут было не понятного. Все вполне логично, сломанные вещи выбрасывают, или уничтожают, потому что они больше не нужны.
Скальпель в руках. Нужно сделать выбор. Он бы мог легко прижать эту малышку, и перерезать ей горло, и даже этот скальпель ему был не нужен. Для этого у него есть острые как бритва когти, и клыки. Но он не хочет ее убивать. Он и сам не хочет умирать, не успев еще пожить.

"- Я не люблю сюрпризы!
- Правда? А я обожаю! Ведь для меня тут всё как сюрприз! Вы - сюрприз, это место - сюрприз. Видите - порез, болит, как чёрт знает что. Другой бы расстроился, а для меня ещё один чудесный сюрприз. Я даже сам для себя иногда являюсь сюрпризом, так что не удивительно, что я и для вас тоже сюрприз, правильно?
- Вы мне нравитесь! Вы ненормальный!" ©

Жизнь и правда полна сюрпризов. И выбор, который сделал, Люциан стал даже для него самого сюрпризом. Если бы кто-то, всего пару дней назад, сказал ему, что он сам себя порежет, чтобы что-то доказать маленькой остроухой девчушке, Моро бы рассмеялся, ответив: «Вы сошли с ума!»
А сейчас, в эту самую минуту он, перехватив скальпель поудобнее, медленно провел лезвием, по ладони. Боль пронеслась от левой ладони по всему телу как электрический разряд, подергав струны нервов. Зверь, запертый где-то глубоко, недовольно заворочался, возмущаясь таким забавам.
- Все хотят жить маленькая Леди! А вот умирать не хочет никто…

Отредактировано Люциан Моро (20.04.2016 23:36:13)

+3

21

Лабиен не ошибся, приметив в мелкой девчонке настоящего лидера. Эльфийкам чаще свойственны мягкость и покорность, и даже воительницы среди остроухих барышень не были крайне жестокими и равнодушными к чужим страданиям. Но Лайли находилась в том возрасте, когда дети любой из рас желают стать самостоятельными и не быть похожими на своих родителей. Именно в это время маленькая эльфийка попала в общество тех, кто не считался с жизнями других. Вампиры. Кровожадные твари. Но страшны они были не только тем, что пьют кровь жертв. Они любят власть, и им привычно добиваться своего силой, напором. И не важно, что в это время чувствует их жертва. Больно ли ей, или приятно. Это неважно для хищника. Лайли видела изнанку войны, она побывала и в шкуре поверженного, и в шкуре предателя и умудрилась выйти победителем. Получила свободу, которую даровали ей не эльфы, а вампиры. Те самые кровожадные твари. Для Лабиена не стало новостью поведение девчонки. Она просто копировала его с тех, кто был сильнее всех, сильнее её и других поверженных эльфов.
«Докажи мне» - требовала Лайли от тигра, и Максимилиан невольно сравнивал её с Цепешем. «Докажи мне, что ты желаешь принадлежать мне». Но это было большим, чем просто подражание кому-то. Эльфийка прониклась этой идеей, ей понравилась власть, но она поняла, что просто так она не даётся в руки любому, кто вдруг захочет её взять. Власть это то, ради чего многие встанут на колени. Но не все. Кто-то пройдёт по головам большинства, оказываясь с властью в руках. И Лайли относится к последней группе. Она поняла, что такое подчинять. Но поняла ли, как дальше властвовать? Играть во власть и распоряжаться властью – вещи слишком разные. Но разве понять это маленькой эльфийке из глухого, канадского леса? Многие посчитали бы, что нет. Паук не относился ко многим.
- Никогда не давай право своей жертве выбирать что-либо. Вообще не давай ей право. Никакого. Выбирать ли, открывать рот или обсуждать хозяина.
Наконец-то подал голос Лабиен, отрываясь от наблюдения за происходящим. Как-то очень неожиданно кончился коньяк – Макс не заметил, когда это он успел его угомонить, вроде пил один, да и больше – следил за рабом и эльфом. Вампир встал со своего места, лениво направившись к кровати.
- Свободный должен сам распоряжаться своим рабом. Иначе раб почувствует свободу, решит принимать решения самостоятельно, и однажды просто избавится от своего нерешительного хозяина, который дал рабу власть.
У Лабиена была не только власть, но так же и сила. Это кардинально отличало его от эльфийки. Что могла сделать девчушка, кинься на неё сейчас тигр? Ничего. Ну, может если только, запищать громче, да толку с этого?!
- Нет смысла учить раба. Его надо дрессировать. Говорить – что ему следует делать и как, а потом – лупить нещадно, если он сделал что-то не верно.
Это не было доскональной правдой. Сам Лабиен не всегда прибегал именно к таким методам воспитания. Он вообще не считал порой нужным прибегать к силовым средствам воздействия. Он был древним и страшным уже по определению, его многие просто боялись, стараясь не связываться лично.
- А ну, на колени. Оба. Кто быстрее выполнит – того выпорю не так жестоко.
Неожиданно приказал вампир, уже вовсю, крайне небрежно и совсем неаккуратно, освобождая от наручников и верёвок молодого оборотня. Видно теперь будет, кто сильнее хочет жить, а кто слишком сильно жаждет власти.

+3

22

Все шло как нельзя лучше. Неловкость ситуации наконец ушла на задний план и больше не нервировала. Даже не самая удобная поза на живом человеке казалась самой лучшей, что только может быть. Тигр наконец затих, полностью отдаваясь чужой воле. Сдерживать довольную улыбку становилось все сложнее и сложнее. Почему? Да потому, что ей удалось. Маленькой остроухой девочке действительно удалось заставить кого-то себя слушаться. И пусть даже не такого уж и требовательного к свободе, пусть под контролем вампира, что сидел поодаль. Но ведь удалось?
Почти с надеждой промелькнула мысль о том, что Лайли бы не отказалась от своего раба. Личного, выбранного и купленного самой. Только вот на какие деньги? И что Она вообще будет с ним делать? Это были вполне здравые вопросы, только вот значения для остроухой это сейчас не имело. Все вытесняло удовольствие от мысли, что она сможет постоянно ощущать над кем-то власть. И да, это определенно должен быть эльф. Почему нет? Это будет лишь лишним доказательством того, что девочка не такая как все они. Не слабая.
Вподе и долгие рассуждения, но они мелькнули в голове почти мгновенно. Лишь за то время, пока девочка вручала тигру скальпель и ждала его решения. И он все сделал верно. В светлых глазах малышки мелькнуло нечто кровожадное, явно не то, что должно быть в глазах мелких эльфийских девочек. Только вот момент триумфа срезал Лабиен.
Лайли мгновенно перевела на него взгляд, медленно возвращающийся в адекватность. Вампир снова давал совет. Между прочим вполне резонный. Она ведь не справилась, так, получается? Пошла не тем путем. Только каким идти, если угрожать чужим вещам тоже не верно? Может быть на этот вечер тигр принадлежал девочке. Но его следовало поутру вернуть законному хозяину и желательно целым. Одолженные игрушки не ломают.
Девочка чуть нервно прикусила губу, буквально через несколько секунд спохватываясь. Не красивый жест. Детский, глупый, выдающий волнение. Вампир уже оказался у кровати. Под его взглядом стало немного неуютно, но девочка не боялась. Она доверяла.
- Да, господин Лабиен, - эльфийка чуть кивнула, не отрывая от вампира взгляда. Что он хотел этим сказать? Что она не так использовала его подарок и выбрала не верную тактику? Или в словах старого вампира было гораздо больше смысла? Ей то Лабиен давал. И делать выбор и что-то решать. Значит ли это, что он еще пока не видит на маленькой эльфийке уже не придуманного, а настоящего ошейника?
Искать смысл было сложно, но и за это девочка вампиром восхищалась. Вроде бы сказал всего одну фразу, но в ней сразу столько смысла. Малышка еще так не умела. Вечно пыталась ляпнуть что-то еще, разжевать ответ собеседнику, вдруг еще не так поймут? От этой привычки тоже следовало избавляться.
От следующей фразу по губам девочки заиграла улыбка. Не хорошая, не предвещающая добра. Тигру пока ничего не грозило, по крайней мере не от эльфийки и не наяву. Только вот из сознания пришлось почти спешно убирать красивую картинку. Как нервно пальцы тигра вцепляются в веревку, что связывает запястья и уходит в крюк в потолке. У щиколоток надежная распорка, что не дает ногам сойтись. Она тоже закреплена, чтобы жертва никуда не делась, лишь могла красиво извиваться. Из одежды лишь короткие штаны. Вместо кляпа неудобный шейный платок, почему-то красный. Его можно сколько угодно сжимать зубами, неудобные волокна протереть не так то просто даже острыми зубами. Он не должен глушить звуки, только не давать говорить.
Небольшая бочка с мокрыми розгами. И взмах руки, резкий, мощный, сильный. Явно не такой, каким он может быть от эльфийки. Красный след остается на идеально чистой до этого момента коже. Пока тигр только вздрагивает, боль еще не сильна. Но вот на ударе двадцатом...
Все это было настолько реальным, что по телу девочки пробежал ток. Многое бы малышка отдала, чтобы действительно подобное увидеть. Только вот почти блаженное состояние нарушил голос вампира. Резкий, неожиданный приказ накрыл с головой, на секунду почти обидел...но нет.
У Лайли лишь чуть расширились в изумлении глаза. Он правда хотел, чтобы она встала на колени? Или только тигр?
На парня эльфийка не смотрела. Она думала. И это нужно было делать быстро. Кончики пальцев мгновенно стали ледяными, порез отдался тикающей болью. Под языком снова ощутилось ужасно не вкусное старое железо. Что же задумал господин Лабиен? Что-то доказать? Проучить?
Безумно не хотелось вампира обидеть или разочаровать. Страха не было, ровно как и обиды. Только изумление, легкая досада от того, что нельзя сейчас оправдываться, не тот момент. Такой нелепо неудобный приказ. Да вот все что угодно кроме этого. Девочка бы не раздумывая сделала бы для господина Лабиена все, слишком велико было ее восхищение этим прекрасно сильным вампиром и его лидерскими качествами. Но не на колени. Нет.
Так что девочка просто сползла с кровати, уверенно выпрямляясь. Кончики пальцев удачно поймали края платья и девочка завела одну ногу за другую, делая реверанс. Самый простой, без попыток похвалиться или удивить. Просто небольшое приседание, поклон головы и возвращение в изначальную позу с идеально прямой спиной.
- Господин Лабиен, вы вольны распоряжаться мной по своему усмотрению.
Откуда только смелость взялась? Едва только выпрямившись, эльфийка уверенно поймала взгляд вампира, совершенно спокойными глазами. Она была уверена, что ее фразу не воспримут как слабость или страх. А просто как действительную констатацию факта. А что уж там будет делать тигр, ее не волновало. Оставалось только понять, что решит господин Лабиен.

+3

23

Нет, я не боюсь... Я просто дорожу жизнью... ©

Тигр молча наблюдал за происходящим, он весь, в буквальном смысле этого слова превратился в слух. Он даже затаил дыхание, чтобы слышать все то, что говорит древний вампир. Это и не удивительно, нужно же знать, как на это смотрит его нынешний хозяин, который решил сегодня отчего-то дать порулить своей вещицей, маленькой остроухой девчушке, которая, кстати, была не против, а наоборот даже, наслаждалась тем, что имеет право кем-то управлять, причинять кому-то боль безнаказанно. Странно, но это осталось где-то глубоко в мыслях, ибо удивление задавило все. И это из-за приказа вампира.
«На колени оба?»
Повторил про себя тигр, уставившись на Лабиена, который в данный момент освобождал его от веревок и прочих штук, нифига бы не удержавших тигра, если он позволил бы зверю вырваться, и вонзить клыки в девичье горло.
Пока вампир освобождал его от наручников тигр перевел взгляд на эльфийку, которая похоже бухаться на колени не собиралась совсем. Впрочем, это конечно ее дело, да и она пока еще свободная, и ей в этом плане, наверное, проще.… А может, и нет? Что помешает древнему лишить ее свободы?
Хотя, ему сейчас нужно было думать о том, как самому поступать, что делать? Ему не нужна власть ни над кем, он воспитан иначе, он мирный тигр, хотя если придется, ради выживания себя любимого, он, не задумываясь, разорвет в клочья.… И при этом его зверь будет ликовать, и вероятнее всего это изменит его. Убийство вообще никогда не проходит без последствий. Так или иначе, оно все же меняет тебя, что-то ломает в тебе, или как-то так…
«Нет, я не буду, лишний раз нарываться… Я хочу жить!»
Кричал он мысленно. И как только был освобожден, соскочил на ноги. Посмотрел на эльфийку, на вампира. Зверь не хотел опускаться на колени, гордый тигр ворчал и сопротивлялся. Но Люци заставил себя опуститься на колени. Хотя его при этом и трясло от ярости, звериной, бурлящей так же мощно, как лава в жерле вулкана перед извержением.
«Что этот вампир задумал? Чего он хочет вообще?»
Звенели в голове вопросы, словно будильник по утру. А Моро чуть склонив голову нет, нет, да посматривал на Максимилиана, пытаясь предугадать, что же будет дальше?
Да еще и эта странная буря ранее неведомых чувств и ощущений, непонятных желаний. Как с этим всем вообще справляться? Как разобраться в этот коктейле? Люц думал и об этом, но пока не мог найти для себя ответ.

+3

24

Этот взгляд юной эльфийки даже Максимилиану показался немного странным. Так не смотрят дети. Нет, так вообще редко смотрят. Когда-то нечто подобное он видел и у Тейлора. Сын рос в достатке и роскоши с самого рождения. Он никогда не нуждался ни в чём, у него было всё. Всегда. Постоянно. Нескончаемо. Но он однажды выбрал собственный путь, изрядно спутав отцу все планы. И именно за это Лабиен уважал Тейлора. Решительность и жажда власти абсолютной. Он был сыном своего отца. Максимилиан видел в нём будущее рода, взлёты и падения, фееричные победы и неприятные неудачи. Всё то, что видел и в собственной жизни. Эльфийка не была такой, каким являлся Тейлор. Кто она? Маленькая сирота, брошенная в страшный круговорот войны. Таких ведь сотни. С похожими судьбами. С тяжелыми жизнями. Но Лайли отличалась. Она больше походила на Тейлора, выросшего в достатке, требующего собственной власти, чем на других эльфийских детей, переживших страшную войну. Лайли желала власти, её она совершенно не пугала, как и не пугала сына Лабиена. Они оба жаждали обладать ею, стремились к ней, не оглядываясь на чьи-то чувства и проблемы. Эльфийка хотела причинять боль, и она это делала. Она хотела власти, и она успешно играла с чужой жизнью, как только появилась такая возможность. Максимилиан не верил теперь в то, что Лайли жила в эльфийской общине. Не верил бы. Если бы сам не распорядился привезти ребёнка из Канады, не стал препятствовать, когда Доминик решил взять её себе. И где только Трандуил умудрился найти её? Или это она его нашла? Маленькая девчонка обвела вокруг пальца Короля Средиземья, несколько эльфийских общин и даже самого Максимилиана Лабиена! Вот это развитие! Некогда вампир считал, что подобное только в генах может быть заложено, но откуда такое в густых лесах Канады-то родилось?! Надо бы припомнить, не захаживали ли они как-то на досуге сюда с Цепешам по очень глубокой пьяни, и не трахали ли кого-нибудь ушастого, лет тринадцать назад, а то такой потенциал у ребёнка! Доминик обзавидуется, если поведать.
Она не хотела подчиняться, она хотела власти. И последний приказ Лабиена, точнее – его исполнение, подтверждают мысли старого кровопийцы. Лайли не подчиняется и не подчинится ему. Она лишь считается с его авторитетом. Пока считается. Ведь у Лабиена есть и власть, и деньги, и сила. Эльфийка чувствовала это, и интуитивно следовала за древним вампиром. Да такому детей учить приходится лет сто подряд, а тут – прям так и сразу.
- Волен. Верно. Распоряжаться. Но ты ведь желаешь сама распоряжаться кем-либо. Этим рабом. Другими невольниками. Подчинёнными.
Вот тигр оказался другим. Что-то подобное и ждал от него Лабиен. Хищник по своей природе, он не умел быть им. Быть вожаком своей семьи, добиваться своего силой, требовать что-либо. И теперь выбранная им деятельность не казалась Максимилиану такой уж странной. Музыкант. Оборотень играл на скрипке, играл здорово, с душой. Он умел это делать. Но не умел постоять за себя. В данной ситуации он предпочёл встать на колени, лишь бы не разозлить своего хозяина. Но от выбранной участи зависит и его судьба. Нет. Лабиен не убьёт его. Он просто сделает из него настоящего раба.
- Поэтому тебе, Лайли, положено учиться, дабы избежать фатальных ошибок.
Всему в этой жизни приходится учиться, даже таким одарённым созданиям, как юная эльфийка. Тигру останется только подчиняться, смиряясь. И Макс был уверен в том, что Люциан создан именно для этого. От вампира не ускользнул тот факт, что тигру нравится боль, значит, понравятся и унижения. Не он первый, не он последний, кто внезапно открывал для себя наслаждение в боли, наслаждения в чужой власти.
- То, что с тобой происходит, раб – вполне естественно для тебя. Тебе нравится боль, ты пока не понимаешь этого и оттого – боишься. Это не страшно. Смирись с этим. А мы тебе поможем. Правда, Лайли?
Конечно же, правда. Лабиен спросил просто так. Этим двоим понравилась игра, но теперь им придётся не только играть, а жить по выбранным ролям.
- Раб, принеси хорошую плеть, для себя. Вон там всё есть.
Вампир кивнул в нужном направлении. В номерах этого класса был просто очаровательный выбор орудий для наказания строптивых невольников.
- И выбирай хорошо, для себя выбираешь! Если мне не понравится – накажу тебя кнутом. Это куда больнее, а с моей силой я тебя и вовсе им убить могу.
Продолжил указывать Максимилиан, твёрдо решив закончить начатую игру.
- Лайли, а ты – поди, выбери хороший поводок для тигра. Бери такой, который он бы не смог оборвать. Серебро оставит на коже оборотня ожоги – дополнительный стимул подчиняться своему хозяину всегда и везде.
Рассказал вампир. Такие небольшие тонкости помогут эльфёнку в дальнейшей жизни. Конечно, если она не испугается настоящей крови и боли другого существа. Ну а если испугается… придётся и от неё избавляться.

+4

25

В тигре девочка не ошиблась. Или это вампир в нем не ошибся, притащив его в номер и именно на нем обучая юную эльфийку интересным особенностям владения собственной живой игрушкой. Правда легкое удивление вызывало то, что парень ведь правда был тигром по зверю, только вот что с нем от этого сильного животного, кроме названия? Подчинился маленькой девочке, беспрекословно упал на колени, когда ему это велели...Только вот Лайли не знала, как давно вампир владеет тигром. Вполне возможно, что достаточно давно, что старый вампир подчинил его себе полностью. Эх, сколько же еще лет уйдет на то, чтобы девочка могла получить хоть тень от характера господина Лабиена? Но на Алмазном берегу возможностей было действительно в разы больше, чем где либо еще.
По губам эльфийки расплылась счастливая улыбка. Он понял ее! Понял и не наказал за неподчинение. Значит принимает девочку свободной, вольной самой принимать решения. Малышка в полной мере ощущала свое шаткой положение, будто на тонком льду. Чуть одно неверное движение и глубина поглотит так, что не выплывешь. А если и посчастливится выбраться, но купание в ледяной воде только прибавит проблем. Пусть где-то уже была бумажка на ее гражданство. Пусть вампиры говорят меж собой, что эльфенок она свободный. Пока у девочки нет своих денег, своей власти и своей социальной ниши - она никто. И первый же власть имущий сможет сделать с ней все, что пожелает.
- Вы верно поняли, господин Лабиен, - малышка отвела взгляд от вампира, заметив, что он пока заинтересовался тигром. Несмотря на окрыляющий триумф в голове нехорошо шевельнулась одна мысль. Неужели у девочки на лбу настолько большими буквами написано, что она жаждет именно власти? Вампир сказал все верно. Силы распоряжаться. Выбить из чертового Алмазного берега все то, что он может и не может ей дать. Заглядываться на то, что ей будет дано тут все перетрясти еще было рано, но чем не шутит Богиня? В конце-концов, как отреагирует общество, если мелкая остроухая девчонка добьется здесь чего-то и еще и показушно заведет себе раба-эльфа?
Мечты, мечты. Они еще были так несбыточно далеко и к ним малышка делала еще только первые шаги.
- Да, господин Лабиен. Для меня было бы честью учиться у вас, - с губ слова слетели быстрее, чем малышка это даже осознала. Как прозвучало, как прозвучало! Лесть в чистом виде, девочке аж самой тошно стало. Но хоть тон не подкачал. Ведь малышка действительно желала учиться у вампира. Именно у этого, именно его талантам. Другие вампиры владели другими качествами. И у каждого нужно было брать только лучшее.
- Разумеется, - Лайли едва заметно улыбнулась, потирая кончики пальцев. Они уже успели согреться, когда нервы отступили. Хорошо же господин Лабиен умел дразнить. Руки у малышки прямо зачесались в предвкушении. Что же интересного вампир мог подготовить для смирившегося со своей судьбой раба? Смирившегося ровно на столько, чтобы начать подчиняться.
Проводив глазами тигра, девочка кивнула вампиру, откладывая в памяти очередной хороший совет. Значит, серебро? Пусть будет серебро.
Малышка почти не заметила, как оказалась перед шкафом в котором только недавно выбирала прошлые игрушки. Искать поводок было намного проще, чем предметы истязания. И не потому, что ей было жалко тигра. Слишком много незнакомых вещей. Но не позориться же было перед вампиром своими минимальными познаниями?
В руки эльфийке попала красивая цепь. Не достаточно длинная, чтобы гордо называться поводком, по крайней мере на взгляд девочки. Может быть всего метра полтора, но изящно сплетенные сегменты цепи выглядели еще и достаточно прочно. И на взгляд и на вес, так что Лайли уверенно выбрала ее. Взгляд зацепился еще и сразу за два ошейника. Правда на тигре уже был один, но почему бы не проявить немного инициативы? В конце-концов оба из них смотрелись бы на парне очень даже симпатично. С сожалением отрывая взгляд от кожаного, эльфийка достала литой ошейник. Самый простой, даже без украшений. Но ширина в почти пять сантиметров завораживала, ровно как и массивные края ошейника которые положено было чем-то закреплять. На взгляд было не определись, есть там серебро или нет, но малышка хапнула еще и его, возвращаясь к вампиру.
- Вот, господин Лабиен, - девочка показала мужчине цепь, - Я не знаю полной силы оборотней, но выглядит крепкой. И достаточно...изящная.
Неловко покрутив в руках ошейник, эльфийка добавила:
- И вот это вполне может вписаться в образ. Ему пойдет.
Оставалось только надеяться, что вампир не заметит вспыхнувших кончиков ушек под волосами. Девочке не было ничуть стыдно, ей было интересно. Любознательность поглотила ее целиком, ровно как и предвкушение зрелища от чужих страданий.

+2

26

Смириться с рабской долей? Как с этим вообще можно смириться? Люциан не понимал этого. Он не верил в это. Очень хотелось просто встать и убежать отсюда далеко-далеко, чтобы никто не смог найти. Но, тем не менее, скрипач понимал, что просто так сбежать не получится. Поэтому решил пока что подчиняться, пока не поймет, как тут можно вывернуться.
«Это сложно, смириться. Сейчас кажется, что невозможно. Подыграть ребенку, я смог, но смогу ли и дальше играть эту роль?»
Размышлял про себя Люциан, наблюдая за вампиром и маленькой остроухой малышкой, которая вела себя не так как другие дети ее племени. Что-то в ней было не так.
«Она просто выживает! В этом мире, если ты слаб, ты либо раб, либо, что еще хуже, труп…»
- Боль заставляет людей меняться.… Пока чувствуешь ее, ты жив! Перестаешь чувствовать, ты мертв…
Тихо прошептал тигр в ответ на слова Лабиена. Он не смирился, он решил пережить эту ночь, и во что бы то ни стало найти путь к свободе. Быть может стать нужным как воздух, быть может…
- Хорошо, - произнес он одними губами, поднимаясь на ноги, и смотря при этом на вампира, - я принесу, то, что вы хотите.
Сдерживать возмущение внутреннего зверя было сложно, но Люциан был достаточно силен, в самоконтроле и пока что справлялся. Легко, по тигриному грациозно поклонился, и направился к шкафу, где были скрыты орудия наказания.
Выбирал минут пять, рассматривая, придирчиво развешенные орудия боли, выбрал черную, похожую на змею. Как показалось тигру, эта «красавица» способна причинить достаточно боли.
Вернулся к вампиру, и протянул ему плеть. Внешне он держался, как мог, но в душе, бурлила и звенела целая буря. Да еще эти поучения о серебре.
«Готовься Скрипач, терпеть боль!»
Кричал внутренний голос. И от этого было страшно. Сможет ли он выдержать все это? Хотя… Чтобы быть бесстрашным, ты должен уметь испытывать страх.
Ко всему прочему, увидел что принесла Лайли, и стало не по себе, а в голове промелькнул вопрос: «Она действительно думает что мне это пойдет? Я что похож на пса?»

+2

27

Было самое время выходить из игры. Лабиен почему-то остался, считая, что ещё далеко не всё показал ребёнку. Лайли, прожившую всю свою крошечную жизнь в диких лесах Канады, не так-то просто было удивить. Видя что-то новое, она принимала это быстро, просто, будто всю жизнь, при своём сомнительном окружении, видела нечто подобное сотни раз. Новый мир был несправедливым, новый мир был пугающим для ребёнка, но не для Лайли. И даже в этом громадном небоскрёбе, что, порой казалось, достаёт до самых небес, эльфийское дитя не виделось чем-то лишним, посторонним.
- На вершине этого мира, за бесконечными облаками, жили некогда боги, что после спустились на землю, в поисках более красочного бытия. Но и потом их всё же манила высота и бездонное небо. Чувствуешь себя богом, ребёнок?
Лабиен самодовольно ухмыльнулся. Многие народы продолжали верить в своих богов, не понимая, кто на самом деле пишет историю их жизней. Паук давно жаждал воздвигнуть нечто большое, поражающее своим великолепием и масштабами. КГБ стало именно таким местом. Но самый масштабный проект не получил ни должного названия, ни необходимого освещения в публике. Три жалкие буквы, но какова история! Сотни неофициальных названий, на тысячи разных языков. Миллиарды посетителей в год. Простая издёвка над другими народами, стремящимися к величию. Лабиен гордится этим местом. КГБ не нужна реклама, сюда приезжают те, кто знает, что означает это место. Власть, величие, господство, посвященность – это по умолчанию применимо ко всем отдыхающим здесь. Минимум пафоса – максимум возможностей. Ни одна страна мира не сравнится с великой вседозволенностью, царящей на Алмазном Берегу, столице земель вампиров.
Эльфийка не тратила время на раздумья, в отличие от Лабиена: выбрала то, что было приказано, опять же – самостоятельно, не заставляя старого вампира что-то ей объяснять. Удобный ребёнок. Беспроблемный, почти. Раб тоже предпочёл не тратить время своего хозяина и удалился выбирать для себя орудие наказания. Тигр любил боль. Сам ещё того не понимая, он жаждал её, возможно, практически не испытывая никогда ранее.
- Это кнут, раб. Я же просил принести плеть.
Спокойно объяснил вампир. Выполнять то, что говорит хозяин – обязанность невольника. Это пора бы усвоить тигру. Лабиен наотмашь ударил раба по лицу, отобрав предварительно длинный кнут. Начинать наказание лучше не с него. Тигру нужно понять, что он зависим от боли ничуть не меньше, чем от своей музыки. Для этого не стоит избивать его до смерти, надёжнее просто продемонстрировать, что такое боль и почему ему придётся с ней смириться.
- Я не причиню тебе вреда больше, чем ты того пожелаешь.
Молча взяв из рук юной эльфийки массивный, тяжелый ошейник, Лабиен тут же пристроил его на шею рабу, сняв тот, который достался тигру от его предыдущего хозяина. Он теперь был совсем неуместным. Если уж Макс и решит выбрать ошейник невольнику, то сделает это непременно сам. Этот же, что принесла Лайли, достаточно прочный и массивный, не даст возможности оборотню перевоплотиться в зверя. Если тот рискнёт – он просто задушит сам себя. Дополнительная перестраховка – Лабиен уже не хотел гибели эльфийки, она ему казалась очень перспективной. Отойдя от эльфийки и оборотня, Лабиен углубился в выбор плети и дополнительной фиксации. Выбор пал на строгий флоггер, а так же, на одну из любимиц вампира – семихвостую плеть, довольно длинную, с твёрдой рукоятью. Макс прихватил так же металлические наручники, и спокойно направился к невольнику. Паук редко заморачивался на нечто подобное – своей силы у него хоть отбавляй, справлялся всегда с любым невольником, но тут была мелкая остроухая девчушка, которую по неосторожности мог поранить тигр.
- Считай удары так, чтобы мы тебя слышали. Не кричи и не сходи с места.
Распорядился вампир, надев на раба наручники и толкнув того к стене.
- Руки за голову, и так стой до окончания наказания. Оно будет закончено тогда, когда решу это я и ни секундой ранее. Ты понял, раб?

Отредактировано Максимилиан Лабиен (02.09.2016 18:11:48)

+2

28

Лю не разбирался во всех этих штуках, как-то миновало его это до сих пор. Да и к чему скрипачу знать, как выглядит плеть, а как кнут? Правильно, это ему не нужно, значит лишнее. А теперь вот ошибка стоила ему больной пощечины. Повторения, если уж честно не хотелось. Может и есть боль, которую он, узнав, будет желать еще и еще, но эта была неприятной, более того унизительной.
- Простите, я не разбираюсь во всех этих штуках.… Спасибо вам за урок, я запомню.
Тихо проговорил тигр, зная, что если его захотят услышать, Ито услышат, а если нет, то это тогда и вовсе не важно, и кричать нет смысла.
Когда вампир менял ему ошейник Люциан молча смотрел в пол, предпочитая подчиниться. Хотя внутри  бился зверь. Зверь не хотел подчиняться, да и инстинкт говорил ему бороться. Его отец был гордым и свободным тигром, и точно не стал бы подчиняться. Но Лю боялся перечить, чувствуя в вампире большую силу.
Наручники, и вот его уже толкнули к стене, дав указания, что же ему следует теперь делать. Тигр замешкался на миг, но пошел к стене, как только очнулся.
Руки, а голову, встал у стены, как и велел Лабиен.
«Он говорит принять и смириться, но я не могу.… И мне, черт возьми, страшно…»
Но это ведь нормально, бояться того, что ты никогда не испытывал. Нормально бояться новой жизни. Ведь она не такая, как была у тебя до этого.
- Да господин, я все понял.… Стоять, и не дергаться, считать удары. Их будет ровно столько, сколько вы захотите…
Но, не смотря ни на что, он начал бы считать, как только плеть свистяще разрезала воздух, и «лизнула» его спину.
Один.… Протянул бы он хрипловато, вздрогнув всем телом. Мысленно сжавшись, потому как не понимал, почему удар приносит не только боль, но и желание испытать это еще раз.

+3

29

- Скорее...подле богов, - эльфийка довольно улыбнулась, больше своим мыслям и предвкушению происходящего, чем чужим словам. Она ощущала себя безумно странно, будто в длинном и чужом сне. Лайли украдкой ущипнула себя, больше для спокойствия в эту конкретную минуту. Она ведь уже успела даже палец порезать, но так и не проснулась. Что там говорили шаманы? Когда уходишь по дороге духов, тебя пытаются звать обратно. Но чужих голосов в комнате не было. Чужих, кто не принадлежали никому и звали бы по имени. Тогда бы сразу стало понятно, что малышка уже где-то не на земле. Но нет, сном это не было.
В настоящих богов эльфийка не верила уже давно. Презирала тех из сородичей, кто пытался чаще поминать ее вслух. Зачем? Если бы их хваленая Богиня была, то вампиры бы как-нибудь самоуничтожились, ступив на земли эльфов с враждебными целями. Ну или был еще второй вариант, еще более интересный. Богиня сама решила избавиться от большинства своих детей. Зачем? А вот просто так, надоели ей своими постоянными молитвами и просьбами. Да...Лайли красочно представила лицо их жреца, если бы девочка сказала ему это в лицо!
Наблюдать за вампиром и его рабом было даже интереснее, чем участвовать. Такие...разные, абсолютно не похожие друг на друга. Спокойный, холодный властный вампир и совсем молодой парень-оборотень. Лайли почему-то даже казалось, что он младше даже ее. Ну хоть чуть-чуть бы ему побольше смелости. А то даже голосок дрожит, на вампира взглянуть боится. Смешно и забавно одновременно.
Девочка перебралась чуть ближе к стене, чтобы ей было виднее то, что происходит между Лабиеном и его рабом. Ох уж этот бегающий взгляд, когда вампир одевал на тигра ошейник. Интересно, а что с ним будет, если он решит обратиться в этой железке? И что вообще происходит с их одеждой в процессе...Надо будет обязательно попросить господина Лабиена заставить тигра обратиться. Просто, чтобы посмотреть. А может у парня тогда и смелости немного прибавится...
Вампир говорил и командовал негромко. Но до того интересным тоном, что у девочки снова остыли пальцы. Это же надо так уметь! Ни тона угрозы, ни одного лишнего слова. А в голосе будто тонешь и растворяешься. Наверное именно это тигр и ощущал, потому что покорно шагнул к стене и принял соответствующую позу.
Несмотря на ледяные пальцы, Лайли было жарко. Она потерла ладони друг о друга, ожидая начала самого интересного. Кончики ушей снова алели, зрачки были чуть расширены. Девочка действительно хотела увидеть, как плеть разрезает воздух и касается чужой кожи. Так сильно хотела, что по спине прошлись мурашки, а сердце билось так быстро, будто это ее сейчас должны были бить. Малышка бы и сама попробовала, но иллюзий не строила. Ее сил не хватит даже не то, чтобы нормально замахнуться. Зато в голову пришла занятная мысль. Девочка вскинулась, глядя на вампира:
- Господин Лабиен, а пусть он благодарит после каждого десятого удара?

+4

30

Рабы, в конечном итоге, всегда понимали то, что им говорил Лабиен. Некоторые напрасно тратили время на сопротивление, но это было бесполезно изначально. Максимилиан был сильным лидером от природы, а не просто тем, кто приходил в Клуб унижать других, всего-то имея много денег. Лабиен любил подчинять методично, постепенно, вбивая в невольника нужные и приоритетные правила поведения. Он ломал не только болью и грубыми словами. Паук мог и объяснить, и делал это куда чаще, чем брался за плеть. Но во всём этом, ожидаемо, было одно но. Невольник должен быть нужным. Приносить пользу в хозяйстве. Относился ли к таким тигр? Нет. Эту игрушку Лабиен не покупал, и даже не выбирал. Она ему досталась просто так, бонусом. В новом рабе не нуждался Макс. Такие игрушки не жаль и сломать случайно. Тигр, вроде бы, понял правила, но спасёт ли это его? Лабиен хотел сохранить жизнь девчонке, про оборотня он и не думал.
- Благодарит?
Говорят, старых вампиров, каким был Макс, удивить ничем невозможно. Уж столько прожили они, столько всего повидали на своём жизненном пути. Но Паук был удивлён поведением эльфийки. Что же не так с этим ребёнком? Как в глуши тёмных лесов могла вырасти приспособленная к современному миру девчушка? Лабиен по-доброму улыбнулся ей, кивнув в ответ.
- Всего-то на десятый?
Уточнил вампир, ухмыльнувшись. Лайли всё-таки опасалась лезть вперёд Паука, выдерживала дистанцию и не говорила поперёк. Большинству детей редко свойственна терпеливость. Дети чаще хотят всё и сразу. Эльфийка не относилась к этому большинству. Она составляла тот малочисленный класс, где дети умели искать не сиюминутную выгоду, а выгоду в перспективе.
- Пусть благодарит на каждый пятый.
По-хозяйски распорядился вампир перед тем, как расправил плеть. Ровный, негромкий свист и последующий за ним удар. Лабиен не глянул в сторону эльфийки, он и так знал, сколько интереса плещется в глазах ребёнка. Пусть. Он не обязан обращать внимание на каждую эмоцию Лайли, ей придётся свыкнуться с тем, что чаще она будет безразлична таким, как Паук.
- Слышал, раб? На каждый пятый удар я должен слышать от тебя благодарность. И чтоб искренне, а то не поверю – всыплю дополнительно.
Следующий удар достиг спины оборотня с такой же силой. После него вампир сменил тактику: стал бить чаще и вкладывать больше силы, добиваясь, чтобы после каждого раза на коже появлялась тонкая, красная полоса. Пока удары шли не в полную силу – следов крови практически не было. Но только это всего лишь разминка. Лабиен не собирался прекращать экзекуцию. Рабу следовало научиться ценить внимание и боль от своего хозяина, каким бы сильной и болезненной она ни была, за дело ли она, или просто для развлечения господина. Рабам следует быть благодарными за всё. После десяти раз Максимилиан остановился, подошёл к Люциану, небрежно прогладив того по боку. Спину вампир не тронул – это потом. На ней ещё не было кровоточащих ссадин. Пока что не было. Но ведь ещё не всё кончено.
- Ну, как тебе, Лайли?
Спросил он у девчушки больше для того, чтобы проверить внимательность ребёнка, а не потому, что его действительно интересовало мнение мелкой.
- Думаешь, достаточно ему на сегодня? Или, может, стоит продолжить? За что он у нас, кстати, наказан? Ты знаешь?
Лабиен смотрел на эльфийку очень внимательно. Ведь это он сам решил наказать оборотня, но видимых провинностей у того не было. Если девчонка не понимает, за что получает раб, то как она научится обращаться потом и со своими собственными невольниками? Каждому поступку хозяина должно быть объяснение. И это обязан понимать раб. Иначе откуда у него возьмётся доверие к своему господину? А не доверяющий невольник хуже врага – от таких следует незамедлительно избавляться, пока это ещё возможно.

+3


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [24.10.2066] Темной ночью