КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [01.11.2066] Ключ


[01.11.2066] Ключ

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Время: 01.11.2066, вторая половина дня.

Место: Дом Лабиенов.

Действующие лица:
Максимилиан Лабиен, Игорь Цепеш, Люциан Моро, Калиса Лабиен
Описание ситуации:
То, что найдено, должно быть, изучено! Вот только как открыть то что не открывается? Где искать ключ?

Дополнительно: все возможно xD

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Люциан Моро (14.02.2016 18:11:59)

0

2

"Ты хренов недотёпа! Какого, мать твою, черта" - именно так и никак иначе мадам Лабиен высказывала бы свое негодование рабу, что никак, вот совсем, до сих пор ей не нравился. И очень похоже на то, что даже и не собирался нравиться. Потому что, всякий раз, даже самым незначительным поводом или порой даже появлением на глаза злил вампиршу. Уж не говоря об этой шкатулке, невесть откуда взявшейся в скрипке, о которой тигр ничего не знал. Впрочем, это по его словам, тогда, как сама Калиса догадывалась, что рабу что-то известно. Иначе бы, не оказалась именно эта шкатулка именно в принадлежащей ему скрипке, которую даже в Клубе у оборотня не отняли.
Сдунув со лба от усердия выбившийся из прически локон, мадам с самым суровым видом, держа в одной руке кухонный нож, а в другой - шкатулку, наступала на раба...
Однако, пожалуй стоит начать сначала, ибо именно сегодня, ни с того ни с сего, позабыв уже про найденную безделушку, Калиса ощутила острую необходимость докопаться до истины и разобраться во всем. По средствам угроз, физического насилия, если потребуется, а пока просто давя на эмоции оборотня, снова, постепенно таки пробивая его защиту, взывая к страхам парня, что и вытягивать не нужно было. Ибо все происходило само собой, а мадам Лабиен требовалось немного терпения, которого, кстати говоря, у нее уже почти и не оставалось. С самого утра женщина пыталась вскрыть шкатулку, прибегая к разным способам, которые могло придумать ее воображение. И по началу все было вполне даже прилично и не походило на очередной хоррор-триллер, разворачивающийся в особняке семьи Лабиен. Она вертела в руках странную фиговину, ища кнопочку или рычажок, скрытые от взора, она мочила шкатулку, грела ее, кидала из окна, находившегося на последнем этаже дома, и даже пыталась найти хоть какую-то информацию во всемирной паутине, но нет. Все было без толку, и тогда, Калиса пыталась говорить с рабом. Для начала ласково, вызнавая хоть что-то, но в конце концов поняв, что тигр ей ничего не скажет, все же вышла из себя, взявшись за самый большой и устрашающий нож, которым вот-вот готова была воспользоваться.
- Выпотрошить тебя? Как старую тумбочку, в которой хранится не менее старый хлам, - стоя посреди гостиной проговорила мадам. Снова, рукой, в которой был нож, смахнула со лба надоевшую прядку волос, затем глянула на наручные часики и недовольно выдохнула, отступая от раба на шаг назад. Вот-вот, с минуты на минуту должен был приехать на обед любимый супруг, а у нее в доме такой кавардак, как после зомбянки в ЦИЭМе, и запуганный до полусмерти раб, что определённо было не хорошо и со стороны выглядело до неприличия любопытно. И несомненно, означало, что Калисе придется искать объяснения для супруга. Или, как обычно, отделаться минетом.
- Можешь расслабиться - принудительная кастрация кухонным ножом отменяется, - вампирша хищно, но при этом крайне мило, оскалилась в адрес раба и, в следующее мгновение, теряя к тому интерес, оглядывая гостиную. Времени до появления Максимилиана у нее совсем не оставалось, поэтому решено было даже не пытаться заморочить прислугу скорой уборкой.

+5

3

Раньше, всего каких-то, пару лет назад, Люциан и не задумывался о том, как бы поесть и поспать, он жил свободно и никого и ничего не боялся. Он тогда взбирался по карьерной лестнице, и мечтал стать великим скрипачом, имя которого будет знать и старик и юнец. Но судьба вот решила иначе, и привела его в этот дом. Дом Лабиенов, роскошный, и такой большой, что с успехом можно было бы разместить, целую футбольную команду.… Но не в роли гостя, увы, в роли раба. Он с самого начала понял, что мадам Лабиен, он по какой-то причине не нравится. Хотя он ведь слушал ее, не перечил больше. Да он еще печалился по поводу разбитой скрипки. Ведь теперь у него не было ничего, что принадлежало бы его семье, не было памятной вещи. Но он скрывал свою печаль, старательно. Ему одна  служанка подсказала, как себя вести, и он честно очень старался не мелькать лишний раз перед глазами Госпожи. Даже один раз остался голодным, потому что у нее были гости, и ему никак было не пройти незамеченным. Но разве кто-то заметит и оценит его рвение понравится? Разумеется, нет. Хотя он не знал, может он, что не так делал?
А еще и эта странная шкатулка, которая оказывается все время, была в скрипке. Как она там оказалась? И самое главное, что в ней? Этот вопрос не давал тигру покоя, как и госпоже. Теперь Калиса пыталась вытянуть из него информацию о шкатулке, и не верила, что он ничего не знает. А Люц и, правда, ничего не знал. Или не помнил? Ведь скрипку ему подарили еще в детстве. И ее историю он слушал невнимательно. 
- Госпожа, я, правда, ничего не знаю… Я, так же как и вы был удивлен, когда эта странная шкатулка вылетела из разбитой скрипки. Прощу, поверьте мне…
Тараторил Люц, когда вампирша решила сменить ласковые речи на пугающие. И что еще хуже, взяться за нож, дабы, вероятно, вырезать из него правду. Напуганный до икоты юнец попятился назад и в скором времени врезался в стену, к которой так и прилип, боясь пошевелиться.
- Не надо... Прошу вас.. Я не знаю.. Ничего не знаю…
Тараторил Люц. Хотя он больше не позволял себе ныть. Он просто говорил, так как есть и все, смотря на вампиршу. Да, он боялся, и не пытался скрывать этого. Бояться это вообще нормально. Важнее уметь справляться со своим страхом.
Но когда она, внезапно перестала нападать, Люциан довольно таки быстро отлип от стены. Кажется, он уже начинал привыкать к такой жизни. Во сне грезя о свободе.
Но хищный оскал вампирши конечно слегка поднапряг. Но Моро признал, даже этот оскал лучше гневного взгляда. Поэтому благодарно поклонился. Он еще не знал, что ждет его этим вечером.

Отредактировано Люциан Моро (17.02.2016 21:36:40)

+3

4

День сегодня заладился с самого утра. Лабиен умудрился выспаться, позавтракать и даже прибыть в Корпорацию почти вовремя – к половине первого дня, опоздав всего-то на каких-то два с половиною часа. Как уж водится, никого такое появление Лабиена совершенно не напрягало, а даже вызвало ажиотаж у заместителей и секретарей. Поэтому Максимилиану пришлось-таки сесть за подпись кучи всевозможных, несомненно, очень важных, бумажек. Его детище давно совершенно успешно функционировало без непосредственного вмешательства Паука, поэтому его непроглядное распиздяйство никак не сказывалось на работе. Тем более, был ещё и Второй Глава Корпорации, который, непременно, в случае надобности, обязательно заменял Максимилиана по многочисленным вопросам на работе. Вечно собранный Цепеш подходил ко всему труду как-то очень уж ответственно, и постоянно жаловался Лабиену на то, что в Корпорации все дела век не переделать. Ну конечно. Так вообще-то и положено. Если тут всё переделать – чем же остальные-то заниматься будут?! Поэтому, никак нельзя. Совсем никак. Макс всегда удивлялся этому странному рвению Волка, но его не трогал. Пусть работает, коль ему так припёрло. Пауку-то совсем не жалко!
Расправившись с кучей важных бумаг, Максимилиан всё-таки решил ехать до дома, ведь он обещал жинке непременно быть к обеду. А раз обещал, тогда, будь добр, прибудь вовремя. Поэтому, не особо раздумывая, из Корпорации было решено свалить несколькими минутами раньше двух часов, и вот уже через пару минут Лабиен стремительно ехал к себе домой.
Так уж повелось, если Калиса внезапно обязывала мужа прибыть к определённому времени домой, значит, она что-то задумала, непременно интересное, или вкусное, или эротичное. Максимилиан по-дурацки лыбился, рассчитывая всё-таки на последнее. Потому что когда эротично – это и вкусно и весело одновременно. А Лабиен любил совмещать приятное с полезным, и делал это с завидной частотой. Особенно когда вместе с жинкой. Но в этот раз, приехав домой, Максимилиан не узрел ничего эротичного. Да что там! Даже вкусного не было, и ничего интересного. Всё как-то обыденно.
- Чего, опять погром?
Лабиен недовольно фыркнул, нахмурился и показывал всем своим видом крайнее неодобрение происходящего в собственном доме. Он его строил не для того, чтобы каждый раз там устраивался погром любимой женой.
- Да ну, неинтересно. Наскучило. Надоело. Калиса, чего опять-то? О, тигра.
Тут же по-доброму оскалившись, Макс направился к почему-то испуганному рабу, ухватил того за ухо и потащил на диван. Вообще-то, Паук любил кошек. Особенно больших. Особенно хищных и своих собственных, доставшихся ему совершенно бесплатно, безвозмездно и очень запросто. Люциан был именно таким. Кажется, этого тигра Лабиен спиздил у Беннета, как моральную компенсацию за выслушивание какой-то отборной ахинеи от Морригана. Тот всё свой род пытался спасти, Максимилиан, конечно, против не был, но и ничем существенным помогать не собирался. Всё-таки, Джонсоны перешли ему дорогу, и даже после предупреждения не попытались вернуться назад. Лабиен обиделся, Цепеш вообще озверел, и в итоге получилось так, как получилось. Уильям расстался с жизнью, а его наследники не могли поправить ситуацию, ведь для этого им хотя бы надо было понять – что вообще происходит. А тут пойми, попробуй, если мозгов не хватает, и никакого желания разобраться в происходящем не наблюдается.
- Ну, обед-то хоть будет или я совсем зря приехал?
Хмуро уточнил Лабиен, принимаясь наглаживать раба по голове.
- Или как в бистро – быстро пожрём тигра и тихохонько потрахаемся?
Очень важно уточнил вампир, уцепив невольника за шкирку и продемонстрировав того жене.

+6

5

К тому моменту как Максимилиан, гад любимый, переступил порог дома, Калиса все же решила отложить орудие справедливости и прибраться. Вернее, как то обычно и бывало в таких случаях, элементарно имитировать хоть какую-то деятельность. Чтоб хоть как-то отвлечь супруга. Однако, это явно было не нужно, ибо одна единственная поставленная на место ваза не меняла общей картины, представшей перед Максимилианом, что всем своим видом так и демонстрировал недовольство. Вместо привычных объятий и поцелуев, вместо радости лицезреть свою жинку, он фыркал и нес какую-то, откровенную ахинею, что не просто не нравилась мадам, а вызывала у вампирши недоуменную обиду.
- Прошу прощения? - с выдохом уточнила женщина, устремляя взгляд полный гневного негодования на мужа, который определённо знал, что если Калиса начинает речь с этой фразы - быть скандалу, - Может быть, тебе и я наскучила? - руки сложены на груди, подбородок демонстративно надменно вздернут и голос, что вот-вот готов перейти на ультразвук, - Может быть, мне вообще уйти?! - вампирша крайне недовольно фыркнула, отворачиваясь от мужа, грациознейше наклоняясь и поправляя на столике какую-то не особенно дорогую, но тем не менее вписывающуюся в общий интерьер дома, статуэтку. Бережно и аккуратно, словно бы это не она только что готова была этой самой статуэткой снести пол головы оборотню. Снова фыркнула, выпрямляясь не менее грациозно, зная, что взгляд супруга в этот момент, не смотря на наличие тигра рядом, все же прикован к ней.
- Я, между прочим, душу в этот дом вкладываю, - как-то уж совсем обиженно проговорила женщина, снова оборачиваясь к супругу, - Вот этими самыми руками, - непременно продемонстрировав свои изящные ручки, с претензией, будто бы ее заставляют этими руками полы мыть и переходя на немецкий язык, что обычно означало почти крайнюю степень оскорбленности. В конце концов, погромов она не устраивала давно, уж несколько месяцев как. И то, те происшествия на стыке лета и осени имели очень уважительные причины. Во всяком случае одна точно, ибо с колечком виноваты были оба, но одержимость злобным духом, это вам не хухры-мухры, не рядовой случай, о котором муж, разумеется, не знал. - Каждый уголок обустраивался с любовью, каждая подушка, на которую не задумываясь все садят свои неблагодарные задницы, выбиралась тщательнейше, чтоб поддерживать уют! Но разве кто-то обращает на это внимание, кто-то говорит Калисе спасибо?! Нет! Но зато мы всё замечаем, когда что-то не так, - она на мгновение замолчала, делая судорожный вдох, при этом взглядом не переставая метать молнии, - О, и не буду я эту дрянь. Как будто ты не знаешь, что я не питаюсь оборотнями, - это уже снова на привычном всем на Алмазном Берегу английском, и даже спокойнее, будто вспыхнув, она же, подобно зажженой спичке под порывом ветра, и погасла. Впрочем, это было на столько привычно, что сама Калиса, абсолютно не умеющая и не любящая находиться в одном состоянии, не обратила даже внимание на столь резкую перемену настроения.
Несколько деловитых шагов до мужа, и женщина одним движением руки, хотя на деле при помощи силы мысли, стряхивает раба в сторону, туда, где ему и место - на пол, а сама усаживается к Максимилиану на колени, нежнейшими объятьями обвивая шею.
- Если хочешь знать, у меня на сегодня была запланирована целая программа. Обед по специальной диете доктора Цвергбаума готовился и без моего участия, потом на пять мы записаны на йогу, а вечером - в Клуб, - к последнему слову, Калиса совсем уж перешла на мурлыканье, при этом всем телом прижимаясь к супругу и кокетливо водя пальчиком по его рубашке, - Думала, возьмем девочку, или мальчика, или девочку и мальчика, и пошалим...

+5

6

Когда в гостиной появился Максимилиан, тигр молчаливо ему поклонился, таким образом, приветствуя вампира. Моро вообще старался вести себя скромно, чтобы не обращать на себя слишком много внимания. Хотя в данной ситуации внимания совсем уж избежать не получилось. Стоило хозяину всего этого дома и теперь и тигриного господина, высказать свое «фи» на погром, как пострадало несчастное ухо Люциана. Ведь именно за него схватил вампир, потащив скрипача без скрипки к дивану. Люц с трудом сдержал недовольное рычание, которое готово было вырваться из его груди.
Благо тащили не наказывать, а ради того чтобы погладит, как большого кота, хотя… Люциан по сути и был большим, полосатым котом. И если честно, от поглаживания не стал, бы отказываться, оно все же намного приятнее, нежели тумаки. Видимо поэтому от вампирской ласки даже расплылся в довольной улыбке. Ибо чувствовалось, что паук любит кошек, и что немаловажно знает, как с ними обращаться. Когда нет необходимости против шерсти не гладит. А это для Люца хорошо.
И да, Моро поймал себя на мысли, что все не так уж и плохо. И постараться приспособиться он может. Хотя тигр внутри недовольно ворчал на мысли человеческого «я». Тигр хотел свободы. Хотел сам распоряжаться своей жизнью.
Но вот дальше начались обиды от мадам Лабиен. Конечно, даже обижалась и дула губки она мастерски. И все делала ну очень красиво. Да-да, именно красиво.
Люциус прижмурившись от удовольствия, ведь его все еще гладил Максимилиан, наблюдал за вампиршей. Но, увы, не долгим было сие удовольствие. Вскоре леди подошла к своему любимому муженьку, и его спихнула на пол. Тигр зашевелился внутри, но Люциан не забыл кто он здесь, и промолчал, отвернувшись от вампиров, не смотря на, то, что понаблюдать за ними было очень даже интересно. Но вот только некрасиво, и, наверное, ему сие было недозволенно… Он не знал, поэтому рассудил в пользу отвернуться и не смотреть.
«Интересно, а мне что делать? Уйти или остаться?»
Размышлял про себя Люц рассматривая узорчатый ковер на полу.

+3

7

- Не-еа, ты мне совсем не наскучила. Ты же у меня такая… такая… вот, да.
Отозвался Лабиен, отмахнувшись. Нет, вот он, хороший такой гад, приехал к себе домой, а тут что? Опять погром. И, мало того! Ещё и разборки. Вот какому нормальному мужику понравится такое обращение?! Максимилиан нормальным никогда не был, поэтому ему вполне нравилось. Её непредсказуемость, её манера говорить, передвигаться, её грудь и задница – да ему вообще в этой женщине нравилось всё. Он заулыбался шире, принудительно сгрёб тигра в охапку и смачно чмокнул того в макушку.
- Да не, можешь остаться, куда ты пойдёшь-то? У тебя, вон – дети.
Развёл руками Лабиен, стараясь говорить прям так серьёзно, хотя так и не перестал по-дурацки лыбиться. И это совершенно не важно, что дети-то и немного так его. Один из них вообще наследник рода, признанный даже.
- И я, тоже, есть!
Обиженно заявил вампир, отвернувшись, но не переставая грубо наглаживать тигра по тем местам, куда он попадал, ведь на оборотня он даже не смотрел. Ещё бы! Когда возле тебя такая женщина, как Калиса, никакие юноши, даже смазливой наружности, ну никак не могли украсть внимание Максимилиана.
- Ну-ну. Если тебе так надоел дом, то мы можем и переехать куда-нибудь!
Радостно предложил Лабиен, совершенно не предавая значения целому рассказу о сложной и трудной жизни бедных домохозяек, который ему только что поведала Калиса. За столько лет совместной жизни, Макс знал свою жену настолько досконально, что мог с успехом предполагать, что она сделает через пару минут. Только вот, делать прогнозы на действия Калисы было совершенно скучно, тем более, она видимо опять забыла, что Лабиен любил играть сам, и играл постоянно, всю свою жизнь. Поэтому, обождав те самые пару минут, и получив в руки свой трофей, то есть жену, патриарх крайне нежно поцеловал ту в щеку, и продолжил начатый ранее разговор.
- На маяк, например!
Радостно сообщил Лабиен, тиснув к себе Калису и совершенно забыв про тигра. Тот, кстати, каким-то странным образом оказался на полу, да и ладно.
- Там нет газа и отопления, так что нам придётся постоянно согревать друг друга. Это та-ак романтично! Поехали, а?
Жинка была немедленно притиснута вплотную, и Максимилиан поспешил поцеловал ту в губы, чтоб она, совершенно случайно, не собралась возражать мужу, потому что возражать патриарху – дело очень нехорошее и мерзкое.
- К чёрту всё! Цвергбаум. Мальчики, девочки, Клуб. Ты мне нужна. Одна.
Чистосердечно признался вампир, обнимая жену не особо аккуратно. Про тигра он вовсе забыл думать, и даже не попытался вспомнить о рабе, когда глянул себе под ноги и увидел оборотня. Сейчас было не до него.
- Кстати, а кто такой Цвергбаум? Ты с ним спала?
Нахмурившись, спросил Паук, но тут же разулыбался, продолжив говорить:
- И как он тебе? Может, мне тоже попробовать? Я докторов, того, люблю, трахать-то. И главное – на Клуб тратиться не надо! Давай, рассказывай.
В чём точно был уверен Лабиен, так это в том, что жена ему не изменяет. Ни с кем, никогда, ни при каких обстоятельствах. А вот этот странный доктор как-то настораживал. И Калиса про него вдруг заговорила. С чего бы?
- Так мы поедем на маяк или познакомимся с доктором?
Ещё раз, очень важно, уточнил Максимилиан, по-хозяйски промял своей жене грудь и прижал ту к себе поплотнее, чтоб уж точно не вырвалась.

+4

8

В последний момент Доминик отказался ехать. Нашлись какие-то срочные дела безотлагательной важности. Игорь подозревал, что отец просто не хочет видеть Максимилиана. В последнее время Цепеш-старший избегал Паука и отчаянно делал вид, что так и надо, так и правильно, но сына-то не обмануть. Слишком хорошо Наследник знал своего отца, чтобы отличить подлинную занятость от надуманной. Тем более что странности в поведении Доминика никуда не пропали. Та ещё тема для беседы с психотерапевтом, но тут возникает другая проблема: Патриарх его употребит не в дело. В смысле — в пищу.

Игорь гипнотизировал взглядом две совершенно одинаковые белые рубашки. Долго. Минут пять. После чего достал из кармана монетку номиналом в z-евро, подбросил её на ладони. Выпала решка. Решке соответствовал белый. Белый рубашечный цвет, мать его. Цепеш недолюбливал белый: он маркий и... и больничный. Поэтому надел любимую чёрную водолазку, чёрные джинсы-"варёнку", принял вид, ни в коей мере не приличествующий такому представительному джентльмену как Наследник, после чего... до безобразия некрасиво, несолидно вымелся из апартаментов и перемахнул через лестничный пролёт одним прыжком. Любой паркурист умылся бы кровавыми слезами зависти. Кровавыми — потому что Цепеш слегка не рассчитал и едва не вписался носом в стену. Позорище. Хорошо, что никто не видел.

Поскольку Доминик остался дома, Игорь хотел оставить дома и машину. Как основное и наиболее мобильное средство передвижения Волк предпочитал байк и редко себе изменял. Но водить байк, пусть бешено дорогой и дьявольски быстрый, несолидно чуть менее чем перепрыгивать через лестничные пролёты. Когда тебе шестьсот с лишним — особенно. Кроме того, это Лабиены. Чёртова уйма пафоса и глянцевой показухи. Лабиены сумели обмануть целый мир, но только не Цепешей. По крайней мере, правящая семья рода во главе с Домиником всегда знала, что Пауки собой представляют... Да.

— Едем, — вздохнул Игорь, дав знак водителю.

Через какое-то время он стоял на пороге дома Максимилиана и Калисы. Шикарный особняк поразил бы воображение любого, кроме Наследника, равнодушного к роскоши, лишённой утилитарной ценности. За свою длинную жизнь Цепеш насмотрелся всяких чудес, а два века назад строили лучше, прочнее и красивей, чем сегодня. Плюс, Игорь помнил этот дом и то, что в нём.

Особняк встретил Волка сотнями разнообразных запахов, которые любому хищнику рассказывали больше, чем все остальные сведения, вместе взятые. Игорь мог с завязанными глазами найти в огромном доме любого из Лабиенов, не сделав ни единой ошибки. К счастью, от него не требовалось подобных усилий: Наследника вежливо пригласили в гостиную, попросив немного подождать. Цепеш-младший заранее уведомил о своём визите, из-за чего имел наглость надеяться, что Максимилиан не заставит себя долго ждать и тем более разыскивать, а то с Игоря сталось бы и не такое. Серьёзно. Волки блестяще различают запахи, тогда как любое живое существо обладает собственной ароматической "визиткой". Но это так, лирика. Приехал-то Цепеш не для того, чтобы играть в "выберись из комнаты", или как там называется этот идиотизм для скучающих недотёп?

До поры до времени Игорь чувствовал себя на чужой территории очень... спокойно. Ему, конечно, хотелось аккуратно уточнить у Паука, что тот думает на счёт Доминика, который вёл себя несколько странно после возвращения из Канады, но Цепеш скорее откусил бы себе язык, чем выдал союзнику информацию, способную хоть как-нибудь скомпрометировать отца. Ни один Волк никогда не озвучит, где у целой стаи больное место, а этим самым больным все больше выглядел Патриарх. Тем не менее, Игорь опасался делиться сведениями с единственным посторонним вампиром, который знал Цепеша-старшего не меньше сына.

+5

9

- Ох, ну Максимилиан, какой к черту доктор? - Калиса искренне вслух изумилась, при этом беря за руки супруга и располагая его ладони более удобно для себя, то бишь на талии, - Этот лысый старикашка еврейского происхождения - прославленный диетолог, не более. А у тебя, после приезда из этой твоей Канады, явно лишние килограммы появились, - как бы между делом заметила Калиса, - А меня, ты же прекрасно знаешь, человеческие особи не интересуют, - и как бы в подтверждение тому, вампиресса долгим чувственным поцелуем приникла к губам мужа. Было ни чуть не странно слышать от Макса подобные вопросы, и даже более того, мадам всегда очень радовалась, когда супруг начинал ревновать, даже без каких-либо причин с ее стороны. Однако, сейчас был совсем не тот случай, когда стоило, вот только, Максу этого не объяснишь. да, и Калиса не любила долгих объяснений, считая их делом до крайности скучным, в отличии от планов на отпуск. Ведь, супруг говорил о нем, рассказывая про маяк, на который женщина была даже очень согласна. Даже без электричества, газа и прочих благ цивилизации, которые очень любила, но вполне себе умела обходиться без них. В конце концов, забыл любимый муж, в какое время она родилась? Нечего проверять ее такими способами, все равно ведь согласится.
Но, это все позднее, ибо прямо сейчас и сразу, прислуга возвестила о приходе совсем нежданных гостей, на что Калиса взглядом недоумевающим одарила мужа, а следом же, распорядилась накрывать на стол еще на одну персону. На всякий случай, а там уж будет видно.
- Ты ждал гостей? - она поднялась, оправляя юбку, - Я встречу его сама, провожу в кабинет, - вампиресса недовольно хмыкнула, оглядывая все еще не прибранную комнату, - Не хорошо показывать Цепешам такой беспорядок в нашем доме, - казалось, Калиса и вовсе потеряла какой-либо интерес к супругу, а все ее мысли сейчас занял гость, которого явно никто не ждал. Однако, это только на первый взгляд, ибо женщина совершенно всерьез задумывалась над перспективой совместной с Максимилианом поездки куда-либо, - Да, маяк - неплохая мысль, особенно, если он будет находиться где-нибудь, скажем, на Гавайях, - это уже было произнесено на ходу, как раз перед тем, как скрыться из виду, оставив любимого гада с рабом. И уже через несколько минут, мадам вышла к наследнику рода Цепеш. Деловитая до невозможности, но непременно с приветливой улыбкой на губах. В конце концов, пусть она и не ждала гостей, но рада им была всегда. Особенно таким...
- Игорь, здравствуй, - женщина подала Наследнику ручку для приветствия, не переставая ослепительно улыбаться, - Рада видеть, - и пусть то было так и визит Волка оказывался сюрпризом, а они с Максимилианом планировали провести день не рассчитывая на гостей, Калиса благоразумно умолчала об этом. Она же радушная хозяйка! И, как то было написано ранее, всегда рада визитам не только союзников, а всех подряд. Во всяком случае, именно с такой стороны ее знали, а разрушать подобный благостный образ ни разу не хотелось. - Максимилиан примет тебя. Идем, - грациозным движением руки Калиса предложила Игорю следовать за ней, а через некоторое время, не менее грациозным движением этой же руки, женщина, привычно используя силу телекинеза, которой ни чуть не стеснялась, распахнула двери в кабинет, где их уже ожидал Макс.

+3

10

- Какие ещё евреи в моём доме, жена? Я ж их того, ненавижу. За компанию с Цепешем, он-то их вообще на дух не переваривает, а я… за компанию…
Объяснял Лабиен очень важно, впрочем, в конце фразы он вообще забыл, о чём говорил, ведь Калиса, вот с чего-то очень непонятного, заговорила про какие-то ещё лишние килограммы, да не где-то там, а прям у её законного супруга! Возмутительно! У Максимилиана ничего такого никогда не было!
- Нет у меня лишнего веса!
Поцелуй вампир разрывать не стал, дождавшись его логического завершения, и лишь потом, приобняв супругу вновь именно так, как было удобно только ему одному, возразил на счёт веса, попутно облапав жену за грудь.
- Не помню, может, и ожидал… В любом случае, сын Доминика может являться в наш дом в любое время и без приглашений, Калиса.
Лабиен тут же поднялся со своего места, вслед за женой.
- Позже об этом.
Быстро закрыл предыдущий разговор об отпуске Макс. Игорь приходил в гости как-то уж не часто, и если пришёл, да ещё и один, наверное, было, что сказать. Паук опасался, что говорить тот будет о своём отце и его проблемах.
- Пригласи Игоря ко мне в кабинет – приму его там. Неизвестно, что он принёс за вести. Хотя, возможно, это на счёт встречи по Африке.
Распорядился патриарх, проводив взглядом жену. Сам же он сейчас думал только о новостях, которые мог принести Игорь, и очень надеялся, что с Домиником пока ничего серьёзного не приключилось и собирать войска ещё рано. Утихомирить древнего вампира, если тот потеряет контроль над собой, будет делом довольно проблемным. Придётся вмешиваться вообще всем, что неудобно. Лабиен не собирался втягивать в это всё тех же д’Эстенов. Котам и без разборок в составе Теней Корпорации, есть чем заняться. Поэтому все проблемы, касающиеся рода Волков: как их патриарха, так и наследника, Макс хотел решить тихо, без свидетелей и, желательно, очень мирно.
- Чего, тигра, повезло тебе? Всё ещё жив и даже, о чудо – цел! Это, заметь, редкость. Рабов, которые не удосужились понравиться моей жене, здесь принято утилизировать самыми прескверными методами, типа расчленения.
О таких, казалось бы, странных вещах, древний вампир сообщал с какой-то странной, пугающей радостью. Он любил свою жену, свой дом, и даже своих детей. Но вот на невольников подобные чувства совсем не распространялись.
- Остаёшься тут. Помогать моей жене. И не дай боги, слышишь? Не дай боги, она будет тобой недовольна и расскажет мне об этом. Моро, я тебя прибью.
Вампир небрежно потрепал оборотня по волосам, схватил за шею, гневно заглянув тому в глаза. Смотрел он внимательно, будто выискивал там что-то.
- Ты всё понял, раб? Понравься моей жене – и у тебя не будет проблем.
Лабиен вдруг понял, что ещё секунда – и он просто рассмеётся. Портить образ грозного хозяина не хотелось, поэтому вампир, отшвырнув от себя тигра, быстро удалился к себе, в кабинет, ожидать Игоря. Который, возможно, принёс дурные вести. А с такими посланниками принято делать что? Правильно. Убивать. Но навряд ли Доминик будет от такого в восторге.
- Игорь. Доброго дня. Проходи, присаживайся. Как поживает отец?
Совершенно формально начал Лабиен, кивнув на удобное кресло возле своего стола. Сын Доминика был достаточно взрослым, более того, Макс его признавал равным себе, и поэтому разговор собирался вести в домашней обстановке, о чём бы ни пришлось им говорить и что обсуждать.
- Кофе? Или чего покрепче. Крови? Раба, рабыньку… Может, желаешь перекусить – мы как раз собирались обедать. Жена распорядится на сей счёт.
Макс глянул на Калису, кивнув той. Скорее всего, то, что собирался рассказать Игорь, было не для посторонних ушей. Жене Лабиен доверял целиком и полностью, но вот Волки доверять ей не обязаны совершенно. Поэтому, проще временно удалить объект, который может помешать.

+5

11

Игорь внимательно изучал какую-то диковинную статуэтку, напоминающую помесь бульдога с носорогом, когда в дверях появилась хозяйка дома. Любая другая женщина на её месте, протянувшая руку для поцелуя, рисковала удостоиться деланного недоумения или рукопожатия, но то была Калиса собственной персоной. Небольшой инцидент, случившийся несколько дней назад на благотворительном балу, никак не повредил отношению Наследника к супруге Патриарха Лабиена. Поэтому Волк деликатно приник губами к её точёной ладони в знак приветствия.

— Мадам Лабиен... День добрый, — Игорь тепло улыбнулся. — Взаимно, поверьте.

Васильковая синева её глаз, бесконечная и совершенная, как морская гладь, всегда производила на Цепеша неизменно глубокое и сильное впечатление. Игорь мог часами любоваться ею, созерцать просто ради созерцания, так, как наблюдают хищники. К несчастью, Волк совсем не располагал свободным временем.

— Максимилиан примет тебя. Идем.

Игорь кивнул. Фокус с открыванием дверей без использования рук Цепеш оценил по достоинству. Сдержанно улыбнулся.

Волк миновал порог очень уверенно, спокойно, словно это был его собственный кабинет в резиденции Цепешей или в ещё более привычном Комитете Безопасности. В отличие от многих других вампиров он не испытывал перед Лабиеном священного трепета. Разговаривал на равных.

— Игорь. Доброго дня. Проходи, присаживайся. Как поживает отец?

— Доброго дня, Максимилиан, — тон в тон ответил Волк. — Благодарю, Патриарх в порядке.

Волк лукавил. Душевное здоровье Доминика вызывало день ото дня всё больше опасений, подозрений и других неприятных чувств, при этом тревожные симптомы никак по-особенному себя не проявляли. Цепеш-старший немного хуже обычного контролировал себя, но Игорь списал это на последствия ранения, а виноваты остроухие мрази, будь они неладны! Чудом не отправили Патриарха к праотцам. Экспрессом.

— Кофе? Или чего покрепче. Крови? Раба, рабыньку... Может, желаешь перекусить – мы как раз собирались обедать. Жена распорядится на сей счёт.

Ну какой здоровый хищник откажется от внепланового обеда! Да никакой. Правильному Волку много не нужно: власть над миром и чего-нибудь покушать. Прилично ли ходить в гости к союзникам, чтобы вкусно пообедать? Да, вполне. Игорь ни секунды в этом не сомневался!

— С удовольствием перекушу, спасибо, — выбрал Наследник, утонув в мягком глубоком кресле. — О делах до обеда или после? Видишь ли, Максимилиан, у меня тут задачка на логическое мышление, и признаюсь, без твоей помощи не обойтись... Этот раб, которого подарил тебе Морриган, он ещё у тебя? Люциан Моро. Не сочти за праздное любопытство: полосатая шкура фигурирует в деле. Я заметил нечто странное в том, как велась сделка по его приобретению, предшествовавшая появлению Моро у тебя.

Отредактировано Игорь Цепеш (10.03.2016 09:49:27)

+4

12

оффтопик :3

Прошу извинить меня за ожидание.
Пока оставляю мужчин одних побеседовать, как понадоблюсь с обедом обратно - жду в ЛС.)

Калиса поистине золотая женщина и настоящее сокровище, что не только понимает своего супруга без слов, но и не спорит с ним. Нет, ну что вы, не в быту, разумеется, где вампиресса является правомерной хозяйкой и уже тут мужу приходится вовремя умолкать и слушаться ее. А в первую очередь в делах. В политике, бизнесе, и прочей хреновине, в которой мадам ни черта не понимает, зато знает, что она находится замужем и посему должна находиться за Максимилианом, а не пытаясь ступить вперед него или перешагнуть, тем самым, не дай ты Боже, подорвав его авторитет. Так ее учила матушка. Да, и будем откровенны, это почти единственный из советов покойной матери, что помнила Калиса, и что пригодился ей в жизни. Ведь когда-то благодаря именно этому знанию, которого придерживалась женщина, ей все же удалось не скатиться к войне со старухой Сенталлиан и остаться с любимым мужчиной.
Она вряд ли на самом деле является мудрой бабой или заботливой и любящей матерью, но будучи супругой Лабиена почти всю свою жизнь и сохраняя семейный очаг, как и прежде горячим, именно такое впечатление производит на многих. Везение возможно, а быть может, Калиса и правда в нужной их семье степени мудра. По-своему, конечно, но все-таки.
Так и сейчас, мадам видела короткий кивок супруга, мадам взглядом небесно-голубых глаз из-под полуопущенных ресниц и легким наклоном головы дала понять Максимилиану, что его жест не остался без должного внимания, и поспешила удалиться. Не смотря на то, что ей было любопытно, в чем же там дело и зачем пожаловал Игорь Цепеш, сам, да еще и к ним домой. Однако это, по мнению вампирессы, могло обождать, ведь мужчины, оба, изъявили желание отобедать, а значит, следовало хорошенько проконтролировать, как идут дела на кухне, чтоб и гость, и самое главное любимый Гад, остались довольны.

+5

13

Люц честно старался не нарываться, выполнял все, что ему велели. И то, что он еще жив и более того цел, было заслугой не только везения. Впрочем, это не так уж важно, пусть будет везение. Потому тигр согласно покивал.
- Да Господин, вы правы, мне повезло. Ко мне ваша прекрасная супруга отнеслась по-доброму. За что я ей очень благодарен. Я…
Но договорить не удалось, ибо вампир от потрепывания по волосам перешел к захвату, чем признаться  даже не слабо напугал Люца, который не ожидал этого.
- Господин, я понял.… Понял. Я буду очень стараться.… Чтобы прекрасная Госпожа была всегда мною довольна… - сдавленно и хрипло протянул он в ответ.
Хотя он понял все после того случая со скрипкой. Он теперь знал, что вампирессу нужно слушаться, так же как и вампира, который сейчас почти буквально, испепеляет его взглядом. Хотя что-то не вязалось, ибо не ощущалось ярости. Не было того огня.
«Он так шутит что ли? Хотя если бы хотел что-то сделать, наказать или чего еще то уже сделал бы.… А так по ходу просто пугает…»
И правда, просто пугает, ведь в скором времени отпускает и просто уходит, боле ничего не говоря. Люц остался в разгромленной комнате в гордом одиночестве. Не зная чем же себя занять, он решает начать уборку. Все же хаос надо бы устранить.
- Пройдет печаль, растает горюшко.
Не плач душа, нам не впервой.
Лети легко, как птичье перышко
Лети домой.…
Лети домой…
Напевает он себе под нос, собирая осколки вазы разбитой. Находясь наедине с самим собой, он может никого не бояться, может быть собой. Сейчас он может и помечтать о том, что когда-нибудь он сможет вновь обрести свободу. Вновь отправится в родную Францию, погуляет по тому парку, где когда-то, будучи еще совсем маленьким, гулял с матерью. Какая же теплая была у нее улыбка, а руки исцеляли душевную грусть в одно прикосновение. Он тосковал по матери. Одно дело жить отдельно, а другое, не иметь возможности просто увидеться. Просто купить билет и отправиться к давшей тебе жизнь, и просто побыть с ней, просто обнять и забыть обо всех проблемах…
Но нет, он не падет духом, выдержит все, что бы не подкинула плутовка судьба. Вот только написать бы матери, чтобы не волновалась, и не искала, во все это не ввязывалась.

+3

14

Дожидаться особого приглашения наследнику рода Цепеш было не надо. Они давно привыкли работать вместе, хотя Максимилиан всегда больше симпатизировал именно Доминику, а не его сыну, находя Игоря отличным управленцем, исполнительным и преданным солдатом, но не политиком.
- Вот как. В порядке, значит.
Задумчиво глядя на Игоря, повторил за ним Лабиен. Он-то видел, что с Домиником что-то неладное, но лезть разбираться не стал. Всё-таки, Волки существа свободолюбивые и не терпят навязчивых вопросов. Цепеш являлся сильным вампиром, поэтому навряд ли Макс мог хоть чем-то путным помочь ему, а советы не нужны старому Доминику, он знал многое не хуже Паука.
- Хорошо. Жена распорядится на этот счёт.
Говорил о Калисе Лабиен мимоходом, ведь супруга знала всё сама, даже лучше своего мужа. И именно этой женщине Макс доверял больше всех на свете. Гулял и спал Паук много с кем, но горячо любил лишь одну Калису.
- Выкладывай сейчас, на обед можно и прерваться потом.
И за обедом обсудить тоже можно. Вообще, Лабиен не находил ничего плохого в здравых спорах во время еды. Вампиры, в отличие от людей, контролировали себя куда лучше, поэтому редко давились вовремя не проглоченными крошками. А вот столы летали. И не только столы, но и холодное оружие, но это больше относилось к отцу Игоря. Доминик мог и подраться, если тому что-то не нравилось. Наследник же был более собранным, исполнительным и вежливым. Лабиен вообще не представлял, как с таким работать-то можно! Если Доминик соизволит скопытиться раньше Макса, то Паук просто повесится от такой скучной работы. Хотя, скорее, сопьётся. Максимилиан всю жизнь был распиздяем, и у него в голове не укладывалось, как можно так чётко и грамотно работать, как это делал наследник рода Цепеш. А ещё подчиняться приказам. Это же так нудно!
- Он у меня, это да. Ты же ж знаешь, я очень трепетно отношусь к подаркам – не выкидываю их в первую неделю.
Объяснился вампир, хмурясь. То, что говорил Игорь, ему не нравилось. Более того – даже не впечатлило и не удивило. У Джонсонов сейчас творилось всякое разное дерьмо, так что, раб со странным прошлым, да ещё и фигурировавший по делу КБ – это скорее правило, чем исключение.
- Что ты там странного накопал на моего раба?
Куда серьёзнее спросил Лабиен. Ему было скучно до той самой степени, когда всё становилось интересным. Даже такие вот незначительные дела.
- Он не чумной, случаем? Бешенством не болеет? А то ж я его в дом-то притащил, а вот о прививках не заботился. Думал, что порешу раньше, чем чего неладное появится. У меня-то тут жена, дети, сам понимаешь…
Макс задумался над своими же предположениями. Вообще-то, вот он ж никогда не уделял должного внимания приобретённому живому товару. Нет, конечно, предоставленные Клубом рабы и выкупленные оттуда же опасности не предоставляли. Всё-таки, там Комитет Безопасности в охране-то, дурного не пропустит точно. Но вот приобретённый сыном в этом году раб-медведь как-то настораживал. Надо бы ему хоть прививки что ли сделать. Проверить там. На паразитов. А то мало ли, чем наследника заразит – лечи потом! Хотя. Мог бы – уже заразил, но Тейлор вроде жив и здоров. Ну и хрен с ним. На этом все раздумья Лабиена о таких страшных вещах были закончены. Он вообще редко заморачивался на что-то подолгу. Ну, кроме мирового господства и сладкой вишенки. Это да, эти думы были глобальными.
- Вообще-то, я раба жинке передарил. Так что, придётся с ней говорить.
Не то, чтоб Лабиен боялся Калису, но она порой вцепится во что-нибудь, да хрен оторвёшь. Главное, так-то, чтоб не ему в рожу. Остальное госпоже Лабиен всегда простительно. Любимая жена как-никак.

+3

15

Да нихрена оно не в порядке, конечно, но разве Волк Паука в такое посвятит? Игорь смотрел на собеседника и понимал, что Максимилиан знает о Доминике нечто лишнее. Подозревает.

Обед — это хорошо, и ни к чему его портить всякими разными невкусными делами. Такими, как полосатый оборотень и приложенные к нему тайны. Хотя обсуждать тайны за обедом приятнее, чем на пустой желудок, правда, если секреты не настолько отвратительны, что портят аппетит.

— У тебя? Хорошо, — кивнул Игорь, обдумывая, с чего бы начать.

"Дорогой Лабиен! Позволь распотрошить твоего раба, чтобы узнать..." Не то. У Паука тут ковры дорогие кругом, да и раб особенный.

— Что ты там странного накопал на моего раба?

— Не столько на раба, сколько на сделку.

— Он не чумной, случаем? Бешенством не болеет? А то ж я его в дом-то притащил, а вот о прививках не заботился.

Игорю пришлось быстро провести ладонью по лицу, стирая предательскую улыбку. Когда тебе настолько серьёзно заявляют о панлейкопении, бешенстве и разного рода гельминтозах у элитного раба, приобретенного через "Глобальные бесчинства", не расхохотаться в голос становится задачей номер один после сохранения бесстрастной мины.

— Думал, что порешу раньше, чем чего неладное появится. У меня-то тут жена, дети, сам понимаешь...

— Понимаю. Нет-нет, ничего такого,  — заверил Цепеш-младший.

В голове почему-то вертелась навязчивая реклама какой-то ветеринарной клиники, случайно въевшаяся в память, как пятно высохшей крови в белую рубашку. Волк никак не мог вспомнить название сети, равно как и избавиться от весёлого мотива о лапах, хвостах и счастливом домашнем любимце. Тьфу ты, зараза. Всё-таки реклама вездесуща.

— Проблема в следующем. В сделке. В её сомнительной чистоте. Беннет не рассказал тебе, как к нему попал этот раб? Там настолько занимательная история, что достойна... самого пристального внимания. Люциан достался ему бесплатно, "по наследству", так сказать, а заказывал-то его через Клуб не Морриган, а покойный Родри Хет. Родри оформил в Клубе заказ на раба, но это ещё не всё. Выкупил оборотня Уильям. Выкупил по завышенной цене, тогда как на любом рабском рынке нетрудно отыскать нечто подобное намного дешевле. Если бы не погиб — получил бы свою покупку с рук на руки. Здесь какая-то афера. Тигр о ней вряд ли знает. Но быть может, при нём были какие-то личные вещи? Клуб не изымает ценности, продаёт невольников прямо с ними. Вдруг это и есть причина, почему всё настолько запутано?

— Вообще-то, я раба жинке передарил. Так что, придётся с ней говорить.

— Хорошо, давай поговорим.

"Тем более за обедом". Обед — это намного, намного лучше всяких там кошаков с сюрпризами. Иногда наблюдательность действительно мешает спокойно жить. Ну тащил там этот Моро свою шкуру и ещё что-нибудь — ну и... разбирайся теперь, Цепеш.

Отредактировано Игорь Цепеш (28.03.2016 14:57:26)

+4

16

- Беннет вообще хоть кому-то что-то рассказывает? Нет. Вот тебе и ответ.
Недовольно ответил Лабиен, и тут же нахмурился. Ещё тогда, на встрече, Макс что-то заподозрил неладное. Заподозрил и забыл об этом. А потом просто забрал себе раба Морригана для того, чтобы просто хоть что-то забрать. Он не преследовал целью заполучить именно этого невольника. Он просто удачно подвернулся под руку. Именно так тогда думал Лабиен.
- Хет заказал раба для Уильяма? Может, Уил просто стеснялся себе раба взять, ты ж знаешь, Джонсоны, они все ебанутые, мало ли, какие у них проблемы в этой… сфере. У него встаёт, может, только на подарки.
Пожал плечами вампир, ничего серьёзного не заподозрив в том, что вещал ему Игорь. Вот был бы на месте наследника Доминик, он бы сказал иначе. Интереснее и эмоциональнее. Непременно бы ярился и требовал ввести войска в Англию, или лучше – порешить всех к чертям собачьим сразу, без суда и следствия, ведь если враг себя обозначил, то его следует бить! Лабиен ухмыльнулся своим мыслям, глянул на Игоря, и ещё раз ухмыльнулся. Тот всегда хотел быть похожим на Доминика, но какие они в итоге разные.
- У раба была скрипка. Беннет даже не торговался, когда отдавал мне тигра. Всё случилось так быстро, что я сам не понял, как невольник оказался у меня. Я ж, понимаешь, обзавестись рабом не собирался в ближайшее время.
Пожав плечами, Лабиен направился к выходу из кабинета. Сидеть здесь и разбираться на месте, без жены и, собственно, странной живой собственности, не имело никакого смысла. Следовало действовать.
- Пошли.
Макс кивнул наследнику, не акцентируя внимания на конечном пункте назначения, ведь он сам не решил, с чего бы начать. То ли идти к жене, то ли – потрошить раба, но лучше, конечно, пойти и поесть. Куда приятнее.
- Скрипка у него была. Да. Я помню. Но что-то последнее время я его пиликалку и не видел. Раб всё расстаться с ней не мог. То ли дорогая, то ли он серьёзно что-то знает. А, может, просто кто-то «важный» презентовал.
Счастье привалило, разбираться с этим. Лабиен предпочёл бы махнуть куда-нибудь на отдых, и пусть даже с Цепешами. Вообще, у них в России рыбалка классная, и охота. Вампиру нравились тихие, безлюдные места, и в РФ их было довольно много. Конечно, там же правили Волки, а они ещё трепетнее Максимилиана относились к личному спокойствию на своей территории.
- У тебя батя-то на охоту махнуть не собирался? Давно не ездили.
Полностью сменил тему разговора на более привлекательную Лабиен.
- На медведей б пойти!
Остальной путь до гостиной Максимилиан предпочёл пройти молча. Там их уже ждал отлично сервированный стол и вкусный обед вместе с женой.
- Калиса, распорядись ещё, чтоб нам тигра сюда предоставили. Ну того, помнишь, который со скрипкой? Вот. И скрипку его – тоже. Кажется, раб куда интересней, чем мы думали с тобой. Точнее, не он – а то, чего в него запихнули. Кстати, Игорь, а что, если его что-то когда-то проглотить заставили? Так он это что-то уже давно того, в общем, родил. И это что-то уже попало в руки к тому же Беннету. Он ж любит всё то, что «оттуда».
Озадачился Лабиен. Это могло быть правдой. Выходит, или Беннет ничего не знал сам, или он уже получил желаемое и отдал этого раба за ненадобностью.

+5

17

Калису, разумеется, не устраивал тот факт, что прямо к столу, к ее чудесному обеду, над которым старался едва ли не лучшайший повар на всем Алмазном Берегу, следует доставить какого-то там тигра, которого сама мадам считала не более чем мусором под своими дорогими туфельками. Однако, спорить с Максимилианом, в присутствии гостя, женщина не собиралась, позволив себе лишь недовольно сверкнуть льдисто-голубыми глазами в адрес супруга.
- Разумеется, любимый, - вампиресса пару раз хлопнула в ладоши, что один из многочисленных лакеев заканчивающих сервировку стола, сорвался с места, дабы притащить мадам раба, - Только вот не надо о "том", что выходит "оттуда" и за столом, - женщина брезгливо поморщила носик, усаживаясь на свое место в противоположном от хозяина дома торце стола, взглядом провожая Игоря, которому было сервировано почетное место дорогого гостя - по правую руку от Макса.
- Итак, что там с тигром, - взгляд горящий неподдельным любопытством уперся сначала в Лабиена, а потом вернулся к Цепешу младшему, - А со скрипкой? - изящным жестом руки женщина подперла подбородок, рассматривая волка, - Дорогая? Да, вроде нет, не Страдивари - я б знала. Или, может... - на этом моменте Калиса почти совсем натурально восторженно вздохнула, - он ее украл? Тогда, разрешаю вам, мальчики, отрезать ему руку. Правую. Нет, все же левую, - вампиресса улыбнулась не самым дружелюбным образом, и как раз в этот момент в столовую привели того самого тигра, но... без скрипки, а сама мадам Лабиен, будто бы в мгновение потеряв интерес и к гостю, и к супругу, и тем более - к рабу, обратила свое драгоценное внимание на бокал из тончайшего хрусталя, который для нее любезно наполнили вином. И в самом деле, что может быть важнее Шато Мутон-Ротшильд урожая 1992 года, на этикетках к которому красовалось творчество датчанина Киркебю, и что сейчас по прошествии более семидесяти лет по праву приобрел статус не просто коллекционного вина, а настоящей редкости.
- Кстати, а скрипку я сломала, - как бы невзначай заметила вампиресса, лишь после того, как сделала глоток вина и, наконец, снова обратила внимание на супруга и его гостя, - Поиграла ей в крокет, - женщина пожала плечиками, опуская на стол бокал и проводя по его кромке пальчиком, - Или то был крикет - я совершенно не разбираюсь в этих тонкостях спорта. Но дело обстояло так - скрипка не выдержала удара по яблоку и разбилась. Ее больше нет, - намек на улыбку прячется в уголках губ, очерченных алой помадой, а взгляд, в котором играет огонек азарта, прикован к сидящему напротив супругу. И разумеется, Калиса совсем забыла упомянуть о том, что находилось в разбитой скрипке. И вовсе не специально, а потому, что и правда забыла про ту шкатулку, что занимала все ее мысли это утро. Ведь, так бывает. Особенно за обедом. Особенно, когда этот обед целиком и полностью состоит из диетических блюд, основой которых является сельдерей, брокколи и морковь, а реакция любимого гада на этот сюрприз - дороже всех бриллиантов мира.

+5

18

Как бы сложно не было, Люциан не собирался опускать руки и сдаваться, да и он не имел права на это, ведь он Моро. Его отец и дед были сильными и преодолели все трудности, которые посылала им судьба, и он сумеет преодолеть все. Он же тигр, в конце концов. Он помнит все, чему его учили. И будет идти всегда только вперед. Он так решил, и не отступится от этого решения. Сейчас он никто, вещь, к мнению которой никто не прислушивается. Да. Он этого не отрицает. Сам попался, и сам должен выпутаться. Как бы обидно не было осознавать, что его нынешнее положение результат его собственной глупости, Люциан все же осознавал, и принимал это. А это уже не мало на самом деле.
Убрав осколки, расставил оставшиеся в целости статуэтки по местам, привел комнату в порядок и хотел, было отправится в коморку, где ему отвели местечко, дабы не маячить лишний раз перед хозяевами, как его подловили на лестнице и отправили в комнату, где расположились Лабиены и их гость…
«Зачем я им понадобился вдруг? Хотят похвастаться новой вещью? Хотя нет, вряд ли, я же не особо то им понравился вроде. Тогда зачем меня велели привести?»
Крутилось в мыслях у тигра, пока он шел до той комнаты, где обустроились вампиры. Он не слышно прошел в комнату, но не стал ничего говорить, лишь молчаливо поклонился и отступил чуть в тень. Он не хотел лишний раз напоминать о себе, даже если его сюда позвали. Он может и просто постоять в сторонке, ему не сложно. Обратят внимание на него, когда сами захотят, а не обратят, что ж, тоже не плохо, значит, не причинят боли. Которую он не то что боялся, а разумно опасался в последнее время, потому как порой боль пробуждала в нем прежде неиспытанные чувства. И если уж на чистоту то пугали как раз они, а не боль.
А вот и боль, правда, пока что не физическая, хотя, что хуже еще вопрос не решенный. Речь о скрипке. Это тигр понял, Ио слышал последние слова Госпожи. Сердце кольнуло, ибо Люц сильно скучал по скрипке, по музыке. Без этого было еще тяжелее. Но просить у вампиров другую скрипку он не решался. И правильно, ибо кто знает, какую реакцию это вызвало. Решили бы, что проще его отправить к праотцам и все.
«Сейчас точно дойдут до шкатулки и начнутся вопросы что это и почему спрятано в скрипке.… Но я не знаю ответов. Но разве они поверят? Но вроде пока забыли о шкатулке. Может, и не вспомнит?»
Наивно на это надеется, ведь вампирша вряд ли страдала провалами в памяти. И Люц не надеялся. Но сам не стал упоминать странную вещицу, которая никак не открывалась.

+4

19

Вторая версия: Сид ест брокколи, динозавр ест Сида, динозавр наступает на брокколи и бежит, испуганный... этим овощем!©

— Скрипка? В ней, возможно, и скрывается причина, по которой Родри заказал раба по баснословной цене.

Впрочем, ни одна скрипка мира не стоила того, чтобы ради неё пренебречь обедом. Цепеш не испытывал особенного трепета перед разнообразными предметами искусства и музыкальными инструментами, хотя и признавал их ценность.

Игорь поднялся на ноги.

— Была у него охота. Совсем недавно, в остроухой Канаде. Настрелялся по самое не хочу, — отозвался Наследник, имея в виду те странности, которые творились с Домиником после военного конфликта с ушастыми, но Лабиену, конечно, об этом знать не следовало...

Или следовало? Паук наверняка заметил. Нет-нет, это дела семейные.

—... Кстати, Игорь, а что, если его что-то когда-то проглотить заставили?

— Внутриполостным способом переносил, так сказать? Да, вышло бы. Само, — ухмыльнулся Волк. — Причина в скрипке, я уверен. Если только этот полосатый товарищ не знает нечто такое, о ценности чего и сам не догадывается. Но вряд ли. Ненадёжно. Мог забыть. Как вариант, Вороны планировали привлечь телепата, чтобы вытянуть сведения из "неактивной" памяти.

Цепеш охотно занял место рядом с Максимилианом. Изысканно сервированный стол интересовал его куда больше, чем раб-скрипач, да и какой Волк поставит искусство выше обеда?! Впрочем, до поры до времени Цепеш не смотрел на то, что стояло перед ним.

—... А со скрипкой?

— Если раба оформляли через Клуб, с ним могли продать любую ценность, мадам.

— Дорогая? Да, вроде нет, не Страдивари - я б знала. Или, может... он ее украл? Тогда, разрешаю вам, мальчики, отрезать ему руку. Правую. Нет, все же левую.

"Зависит от того, правда он или левша, но в любом случае, после этого его дешевле убить, чем держать в доме", — мысленно ответил Игорь, лениво взглянув на возмутителя спокойствия.

— Кстати, а скрипку я сломала. Поиграла ей в крокет. Или то был крикет - я совершенно не разбираюсь в этих тонкостях спорта. Но дело обстояло так - скрипка не выдержала удара по яблоку и разбилась. Ее больше нет.

— Мадам!.. — Игорь откровенно рассмеялся.

"Разбила скрипку, врезав ею по яблоку! Шикарно! Эта женщина умеет развлекаться, как никто другой".

На этой позитивной ноте Цепеш-младший переключил своё внимание на обед. Что-то здесь не пахло мясом, а это не значило для Волка ровным счётом ничего хорошего. Игорю удалось сохранить невозмутимое выражение лица титаническим усилием воли: он терпеть не мог цветную капусту, а брокколи — это на минуточку её генетический предшественник. Морковь и сельдерей радовали хищника не больше, чем сочный телячий стейк корову.

— Не знал, что вы увлеклись вегетарианством, — оформил своё "да вы охуели, господа!" в этичную лексику Игорь, после чего вернул всё своё внимание Калисе.

Раб, мнущийся у стенки, мало занимал Цепеша. До поры до времени.

— Может быть, в скрипке что-нибудь находилось? Записка, флешка, ключ, что угодно... но маленькое? — спросил Игорь. — Или присутствовала какая-то надпись на самой скрипке? Внутри неё?

Отредактировано Игорь Цепеш (04.05.2016 14:20:28)

+4

20

- Может и в скрипке дело. Вообще, Джонсоны ведь помешаны на всяких причудах. Может быть, музыка у нас теперь чего-то да стоит? Ну, там, генетические мутации происходят, если слушать Моцарта год подряд, не прекращая? Или Баха! Уши там отсыхают, или, наоборот – отрастают, как у эльфов? А что? Многим же нравится остроухость, себе хотят!
Вообще, Лабиен-то сам не думал о том, что Джонсоны могут нечто такое замутить. У них, вон, хирургия есть, отрезать и пришить что угодно можно!
- Да если б не полез он вперёд да с песней, может и настрелял чего побольше. А так… даже в лазарет Цепеша засунуть смог, ты прикинь! Видимо, и правда было херово ему. Он-то в основном больницы не терпит даже на дух!
Тут же поделился своими наблюдениями Максимилиан, успешно умолчав о том, что сам не особо спешил на выручку старому волку, позволив тому проиграть. И правильно! Цепешу-то от колюще-режущего ещё одного ничего не будет, у него их целая коллекция, а вот операция по отстрелу эльфов сорвётся. Это придётся всё заново разрабатывать, обдумывать, планировать!
- Вот, просрался б уже давно и ещё у Беннета!
Озвучил все свои мысли Лабиен, усаживаясь за стол, глянул на жену.
- А чего я? Я ничего! Что естественно, то и заебись!
Радостно разулыбался вампир, устраиваясь удобней на своём месте.
- Чо, опять эта твоя зелёная капуста что ли?
Совершенно некультурно поинтересовался Патриарх, потрогав вилкой зелёные насаждения на своей собственной тарелке. Всё было красиво, и, может быть, даже очень вкусно, но не для хищника, и, уж тем более, не для вампира.
- Это правильно, это к деньгам!
Тут же радостно приободрился он. Ну конечно, будто он не знал Калису все эти 500 лет! Дай ей только повод поглядеть на недовольную мину супруга – так вообще не отвяжется! Поэтому Лабиен совершенно оптимистично тыкал вилкой в зелёную штукенцию на своей тарелке, и так же довольно отправил ту в рот, аппетитно причмокивая при этом и украдкой наблюдая за женой.
- Не, не увлекаемся. Это всё жинка. Вон, на дворе сено посадила, теперь и в дом притащила, и в тарелки её укладывает, будто я на мясо не зарабатываю!
Как-то необычайно радостно пожаловался Лабиен Игорю, с характерным хрустом сгрыз брокколи и взялся за кусочек морковки, прям руками, покрутил ту и надкусил с боку. Древнему не нравилась эта кухня, но он неожиданно вошёл во вкус, взявшись ещё за что-то зелёное и не жаренное.
- Калиса, распорядись на счёт мяса. Жрать хочу. А когда я голодный – я злой!
Переживал Лабиен, исключительно, за Наследника. В его доме все уже привыкли, что тут и столы летают, не говоря уже о чашках. Относились к этому хоть и скептически, но спокойно, позволяя Патриарху и его любимой жене развлекаться так, как им того хотелось. А уж Лабиены знали толк в развлечениях! Поэтому прислугу приходилось иногда менять совсем.
- Вот! И скрипку она сломала! Лучше б сено своё скосила.
Бурчал Паук, продолжая с аппетитом жрать, что дали.
- Эй, тигра, чего там у тебя за скрипка таинственная, а? Давай, рассказывай.
Приказал вампир, прикончив овощи и ожидая, наконец, заслуженные мясные блюда. Ну не позориться же перед гостем-то с брокколи весь обед ведь!

Отредактировано Максимилиан Лабиен (04.05.2016 17:56:11)

+3

21

Калиса едва ли не скрипнула от досады зубами, наблюдая за тем, как это гад с довольнейшей рожей поедает траву. Как какой-то бизон, пасущийся в поле, как чертов кролик морковку, или самый настоящий бывалый веган, коим Максимилиан никогда не был. Переиграл, зараза. Невозмутимостью и хрустом овощей под ее взгляды и, не смотря на недовольство, ласковую улыбку, которая, как знал Лабиен, не сулила ему ничего хорошего. Стол дрогнул несколько раз, бокалы и остальная посуда жалобно звякнули и тут же все стихло, а мадам отпила еще вина, топя в нем свое маленькое поражение, пока супруг ее невежественно сетовал на жизнь нелегкую рядом с такой великолепной женщиной, пока обзывал ее чудесные цветочки, ее деток, сеном. А ведь это "сено", пока он там свои бумажки в Корпорации перекладывает, не единожды брало голубую ленту победителя в конкурсе журнала "Летопись мандрагоры" на лучший сад.
"Святые пончики, какое неуважение!" - вампиресса тихо фыркнув, отставила бокал в сторону, взгляда не сводя с супруга. Если ему так угодно и красота в виде шикарных цветов его не устраивает, но при этом, он так с удовольствием поглощает морковь, завтра же Калиса прикажет избавиться от декоративных растений и засадит все пространство овощами, а еще лучше крапивой. Может быть, таким образом и отучит она ненаглядного гада мять своей пьяной рожей ее замечательные нарциссы и прочую прелесть, над которой трудится не один садовник.
- Максимилиан, - с трепетом положенным перед таким могущественным мужчиной, и всей своей любовью произнесла Калиса имя супруга, обращаясь к тому, - Ты бы не критиковал меня при мальчике. А то, не хорошо это как-то. Я же не говорю, что сено в тарелки уложено потому, что ты из Канады этой своей лишнего привез, - мадам на мгновение замолчала, лукаво улыбаясь и опуская взгляд, - И это я не про твою остроухую приживалку.
И в самом деле, незачем посторонним знать о подробностях их отношений. Особенно - слушать жалобы. Особенно, если этот посторонний - Игорь Цепеш, коего вампиресса и правда считала мальчиком, даже не смотря на то, что он был на целую сотню лет старше самой Калисы и всего-то на сотню лет младше своего отца. Мадам не понимала отношений в семье Волков и неизбежно сравнивала то, что было известно ей от той же Аниты, с тем, как развивались отношения ее супруга с сыновьями. Не только Доминик был деспотичным диктатором, Максимилиан порой в этом не уступал ни чуть Цепешу. Но в отличии от Волка, Паук давал достаточно свободы своим детям, что определенно положительно сказывалась на воспитании и мальчики, сначала Адам, а теперь и Тейлор, росли более самостоятельными. А ведь ее милый младший сыночек еще считался ребенком даже по человеческим меркам. В то время, как Игорь Цепеш в свои шесть-с-лишним-сотен лет все еще слишком зависим от отца и вряд ли был способен занять пост патриарха. Впрочем, Калиса не знала всего, и рассуждать объективно не могла, поэтому редко засоряла свою голову подобной ерундистикой. Так и сейчас, бросив короткий взгляд в сторону гостя, а потом на супруга, она прогнала все мысли со сравнениями из головы, и озаботилась тем, что оповестила прислугу, чтоб те, поскольку шутка удалась, несли на стол основное блюдо, а именно - сочнейшие стейки из телятины слабой прожарки. И уже после этого, пока слуги были заняты тем, что меняли сено на мясо, мадам вернулась к цели визита Наследника.
- Да, в скрипке действительно было кое-что. Странно даже, что я не вспомнила об этом раньше. Я такая забывчивая у тебя, Максик, - женщина непринужденно рассмеялась, находя этот момент забавным.
- Это что-то вроде шкатулки, - впрочем, мадам уверена не была, но вдруг задумалась над тем, что эта штука, найденная ее милой Мышкой, должно быть, здорово портила звучание скрипки, что несомненно являлась инструментом весьма нежным и чувствительным.
- Эй, Люцифер, - Калиса строго глянула в сторону раба, при этом прищелкивая пальцами, - Принеси-ка этот предмет, я, кажется, оставила его где-то в гостиной.

+5

22

И все же забавные эти вампиры. Люц уже несколько минут наблюдал за ними, но никак не мог взять в толк, с чего вдруг они на траву перешли. А ведь на столе и правда была одна трава.
«Неужели в вегетарианцы подались? Да нет, точно вряд ли, они ж помрут от одной травы, через недельку все дружно ласты склеят…»
Про себя усмехнулся скрипач, даже во всех красках представил такую великолепную картину, как массовое вымирание кровососов. Воистину эпический сюжет для блокбастера. Но в реальности этого не случится, увы.
Правда, из мечтаний его беспощадно вырвал вопрос Максимилиана. Но вот что он может сказать? Что у него за скрипка? До недавнего времени он думал, что у него самая обычная скрипка, которую ему подарила бабушка, желая при этом ему успеха в музыкальном мире. Она, кажется, что-то говорила про то, что ему эту скрипку оставил его отец. Но Моро тогда был слишком рад подарку, чтобы еще и его историю выслушать. Как же там старая тигрица говорила? Еще б вспомнить. Можно было бы конечно, и придумать что-нибудь, но эти ж проверят, и за вранье прилетит. Это и дураку ясно.
- Таинственная? Даже не знаю, что и рассказать, если честно. До того как Миледи сломала скрипку, я полагал, что она самая обыкновенная. А тут вон оно как оказалось.… В ней какая-то штуковина оказалась. Но она не открывается. Хотя там в ней явно что-то есть. Но что я даже не представляю. Правда-правда.
А чего ему остается то? Говорить как есть. Да и если честно, самому интересно, что там запечатано? Раз так упаковано, значит что-то важное. Но кому? И от кого? От его отца?
Ой, как же много теперь вопросов появилось. И где искать на эти вопросы ответы?
И вот опять, из размышлений в попытке сообразить, что к чему с этой штукой, которая находилась в скрипке, безжалостно вырвала фраза вампирши, да еще и эти раздражающие щелчки…
«Я не Люцифер, Люциан я, черт побери! А.. Впрочем, не важно, не горшок главное и не в печке…»
- Да Госпожа, - все же справившись с желанием поправить Калису, отозвался тигр, и тут же развернулся на пятках, отправился за странной штукой.
«Ну и куда она кинула эту штуковину?»
Рыскал по гостиной тигр, принюхиваясь. Не открывающаяся штуковина все еще пахла его скрипкой, домом, поэтому найти ее все же не составило слишком уж большого труда. Все же нюх у него был отличный. Что-то от охотника еще осталось.
Подхватил эту странную штуку, повертел ее в руках, но как-то тоже ничего не обнаружил.
«И что же это за штуковина такая? Эй ты, штука, как тебя открыть?»
Вопросил он, уставившись на шкатулку из скрипки, но, разумеется, ничего не произошло. Тигр грустно вздохнул и поплелся обратно в столовую, где его ждали вампиры.  Ибо эпопея в три действия, по поиску штуковины была завершена, оставалось лишь эту самую штуковину доставить.
Вернувшись в комнату, где вампиры поглощали сегодня травушку-муравушку, Люциан подошел к столу, и положил на него эту самую штуковину, гладкую, без каких бы то ни было кнопочек или рычажков.
«Вот  вам штука, господа, ломайте голову над тем как ее открыть…»

+4

23

Максимилиан с завидным аппетитом принялся пожирать зелёные кусты со своей тарелки. Игорь кисло взглянул на дивные кушанья, едва не сравнившись цветом лица со злополучной брокколи, тоскливо нанизал на вилку веточку гадости и отправил в рот. Разочарование, написанное на волчьем лице, не прочитал бы только ленивый или слепой. Ни тем ни другим Лабиен не являлся.

"Господи, за что мне всё это?" — горестно осведомился у Небесной канцелярии Наследник, по примеру Максимилиана поглощая печёную морковь, густо присыпанную измельчённым сельдереем. Его хвалёного самообладания, позволяющего молча переносить кнут и прочие прелести жизни рядом с Домиником Цепешем, хватило ровно на два ломтика дряни. Конечно, это вкусно, полезно и низкокалорийно, но... жрать невозможно.

Игорь аккуратно отодвинул тарелку, стараясь, чтобы это не выглядело хоть сколько-нибудь демонстративно. Нацепил на морду лица светскую полуулыбку и сделал вид, что бесконечно рад попробовать настолько изысканные кушанья.

Калиса, видимо, осталась не слишком довольной эффектом, произведённым на супруга и гостя. Что поделать? Максимилиан отшутился, а Игорь, воспитанный в строгости, просто не мог себе позволить критиковать порядки чужого дома.

"При мальчике?" — Цепеш-младший поднял взгляд от тарелки. Вечно юная вампиресса не выглядела старше него самого, скорее наоборот, и судя по всему, толковала не о паспортном возрасте, а о психологическом. Это... это странно. Но чем красивей женщина, тем с большей вероятностью ей забудут любую нелепицу. Так вот, очаровательной Калисе Лабиен вампир запросто подтвердил бы, что Земля имеет форму плоскости, возложенной на трёх слонов и черепаху. Настолько хороша была Калиса — словами не передать.

Цепеш неопределённо улыбнулся: семейная сцена никак его не касалась. Соусник, конечно, занимал его куда больше, что вы, что вы. Услышав о мясе, Волк повеселел и приободрился. Секрет Люциана отошёл на второй план, увы, ровно до тех пор, пока мадам Лабиен не призналась о шкатулке.

Стейки пахли волнительно и прекрасно, дразнили чуткое звериное обоняние. Игорь хищно облизнулся. Мысленно, разумеется, потому что несолидно и неприлично капать в гостях жадной слюной на скатерти. Сколько раз Цепеш повторил себе, что то или иное действие при союзниках недостойно? Овердохрена.

С видимым любопытством воззрившись на предмет, принесённый Люцианом, Игорь проговорил:

— Интересная вещица. Прямо-таки золотой снитч.

Волк подержал тигриное сокровище в ладони, согревая теплом рук, но ожидаемо ничего не произошло.

— Если это и есть то, из-за чего Вороны затеяли настолько многоходовую заварушку, теряюсь в догадках зачем. Вещица не похожа ни на один современный цифровой носитель. Каким-то образом это должно открываться, а содержимое извлекаться, и судя по всему, достаточно просто. Шкатулки с потайными замками пользовались немалой популярностью несколько веков назад... Тонкая работа!

Игорь покрутил вещицу в пальцах и бережно передал Максимилиану, после чего обратил внимание на Моро. Не мог ли он знать что-то такое, о чём не сказал хозяйке? Нет, вряд ли. Калиса бы из него полосатый коврик за враньё сделала.

— Возможно, это что-то и не открывается совсем. Шифр может быть нанесён прямо на поверхность предмета.

+6

24

Вообще, за столько лет жизни ко многому привыкаешь, особенно к выкрутасам собственной жены. Это даже, надо сказать, очень здорово разбавляет серые будни семейных пар. Поэтому выходки Калисы Лабиен иногда и поощрял. К тому же, и жинка не скучает, придумывая новую, так называемую, подлость для супруга, которую он преодолеет так же красиво и непринуждённо, как и сотни раз до этого. Паук любил играть и занимался этим всю свою жизнь. В политике, экономике и даже личных отношениях.
- А чего это я лишнего привёз?! Ты про что это ещё?
Тут же озаботился вампир, недоумённо взглянув на жену, отрываясь от еды
- Чего просила – то и привёз!
Окончательно оскорбился супруг, догрызая с аппетитом последнее брокколи.
- Не, я вот не против зелени. Но, вообще, у полезной жратвы есть единственный, существенный такой недостаток: её жрать невозможно!
Совсем не деликатно рассказал Лабиен Игорю. У Цепешей-то было всё иначе. И вот подай подобное на стол Доминику, к примеру, Анита… Максимилиан ехидно ухмыльнулся, глянув на Наследника. Пострадала-то не только бы сама Анита, а, однозначно, вся прислуга и, разумеется, Игорь.
- Калиса, вот что вы на пару с Домиником заладили? Мальчик, мальчик. Да мужик он! Вон, посмотри: нормальный такой, справный мужик!
Несомненно, назвать мальчиком шестисотлетнего вампира может только Калиса. Ну и Цепеш, конечно. Последний вообще много чего может, падла. Лабиен видел в Игоре наследника рода Волков. Кажется, он единственный, кто это видел, и, вообще, смотрел дальше, чем на пару лет. Доминик всё воспитывал своего сына, и Максимилиан думал, что как-нибудь, вот непременно в следующий раз, он покажет старому Волчаре, как следует детей воспитывать. Особенно тех, которые наследники, блядь, твоего рода!
- Ну, лучше уж поздно вспомнить, чем никогда.
Совсем не обиделся Лабиен. Теперь его больше занимали выставляемые на стол блюда, ведь они уже не пахли зеленью – это было вкусное, сочное мясо.
- Шкатулка, значит. И Тигр про неё ничего не знает. А я не люблю, когда никто ничего не знает. Люциан, выходит, скрипка твоя, шкатулка – тоже твоя. А то, что там в ней ты не знаешь. И я этому верить ещё должен?!
Лабиен, может быть, и любил загадки, но не такие, которые касались Джонсонов. В это нестабильное время они и так наломали слишком много дров, чтобы им продолжать списывать их грехи. За всё придётся отвечать и нести ответственность. Бывший патриарх уже заплатил дорогую цену. Новоизбранный тоже это сделает. Макс так просто всё это не оставит, хватит.
- Там золото есть?
Тут же, даже оторвавшись от вкусного стейка, уточнил Лабиен. Нельзя, ну нельзя при жадном до наживы Пауке произносить подобные слова! Мясо сразу же было оставлено, а Максимилиан уже оказался возле Игоря, отобрав у того шкатулку и повертев ту в руках. Золота там не было, к сожалению. Вампир огорчённо вздохнул и, вовсе потеряв к штуковине интерес, неаккуратно бросил ту на стол. Вон, Волк-то ближе к Комитету Безопасности, а, как известно, там и не такие штуки в своё время вскрывали очень эффективно. И языки кому угодно развязывали. А тут – молодой тигр. Расковырять тому память, выудить всё, что можно, да он даже сам помрёт потом, не придётся морочиться. Утилизация жертв репрессий на АБ давно налажена. Сбагрить тело на органы – так все ещё и в выгоде останутся!
- Если что-то прятали, что-то провозили так, чтоб никто не заметил – то это что-то обязано открываться. Вещь крепкая, ломать, думаю, бесполезно. Видимо, надо подойти к проблеме с другой стороны. Кстати, просто купить скрипку и привезти её через границу АБ – простое дело. Но тут для чего-то тащили всё дело с рабом. Будто он для чего-то нужен в этом вопросе.
Лабиен очень внимательно воззрился на оборотня. Тот ничего не знал, и знать не мог: иначе открыл бы эту шкатулку и толкнул кому-нибудь её за свою свободу. Если там что-то стоящее, а Макс в этом не сомневался, потому что иначе бы Джонсоны не морочились так сильно, то это непременно бы кто-нибудь да купил. Тигр ничего не знает. Но он шёл в комплекте. И скрипка, тоже, присутствовала. Скрипка. В ней – тайник с неизвестной хернёй. И раб. Раб со скрипкой, в которой находится что-то важное
«Две вещи. Через границу везли две вещи и за каждую умудрились переплатить. Раб. Скрипка. Шкатулка не открывается. И, думаю, при силовом воздействии мы просто повредим её содержимое. Значит…»
- Эй, Люциан, откуда у тебя взялась скрипка? Кому она принадлежала ранее и как давно? Игорь, шкатулку могли спрятать ранее. И сами Джонсоны.
Они-то давно уже находились в шатком положении в Корпорации. Может быть, опасались потери власти или чего-то ещё более… существенного.

+3

25

- Да нет там... - впрочем, договорить о том, что в этой шкатулочке нет золота, Калиса не успела, ибо Максимилиан, при одном только упоминании о драгоценном металле - даже не зная, что такое снитч - уже оказался рядом с гостем и сам вовсю рассматривал странную штуковину. Мадам, бесконечно влюбленная и по сей день в этого гада, наблюдала за супругом с некоторым умилением, лениво болтая под столом ножкой и попивая свое вино. И о недавней вспышке гнева, на невозмутимость Лабиена, она совсем уж позабыла, делая вид, как и все прочие, что она увлечена тайной шкатулки из скрипки. Вот только, на самом деле, интереса какого-либо в адрес этой вещицы у вампирессы не было. Она потеряла его в тот самый момент, когда перед приходом Макса, выпустила эту штуковину из рук. И вернуть былое маниакальное любопытство могла только возможность открыть многострадальный таинственный предмет, в чем уверенности у женщины абсолютно не наблюдалось. Поэтому, она сама сейчас только и делала, что наблюдала за мозговым штурмом двух детективов и одного раба.
- А может, все же, руку ему отрежем? - начиная скучать предложила вампиресса, кокетливо оскалившись, после чего, тяжело вздохнув и уже не скрывая своих настроений, подперла ладошкой подбородок.
- Этот Люцифер определенно что-то знает, - мадам взглядом нашла оборотня, внимательно оглядев того, - Связь-то между рабом и скрипкой прослеживается весьма четкая.
Впрочем, она далеко не мисс Марпл, и в данный момент только и делала, что ленно поддакивала уже ранее озвученному и потихоньку соображая, какое бы дело себе найти, чтоб не уснуть здесь под все эти рассуждения мужчин. И ответ, от которого взгляд Калисы засветился подобно гирлянде на новогодней ёлке, пришел сам собой. Шопинг! Ну, разумеется, шопинг. То, что обожают, в большинстве своем, женщины и перед чем бессильно пасуют мужчины. Пока любимый Максик на пару со старшим сыном Доминика будет здесь занят расследованиями и допросами, она взбодрится тем, что прошвырнется по магазинам вместе со своей ненаглядной маленькой Мышкой и прикупит чего-нибудь интересненького. А там, быть может, и супруг уже освободится и они, как и планировала ранее мадам, наведаются в Клуб.
Калиса легко вспорхнула со стула и, плеснув себе в бокал еще вина, обошла стол, подходя к супругу.
- Максимилиан, вы же здесь справитесь без меня? - с самым скучающим видом проговорила женщина, пряча взгляд за темными ресницами.
- Я пока погуляю, вы пока разберетесь с этой таинственной шкатулочкой. На вечер всё в силе, милмуж, - вампиресса чмокнула мужа в щеку и обернулась к Наследнику патриарха Цепешей, - Я надеюсь, мальчик, - она лукаво улыбнулась, - простит мне, что я исчезну? - мадам пригубила вина и, оставив свой бокал на столе, огладила супруга по плечу, после чего грациознейшей походкой, пожелав всем всего доброго, удалилась транжирить мужние капиталы.

+4

26

Размышлять о том, зачем вампиры поедают, зелень было очень занятно, если честно. Но Люциана сейчас больше волновала странная вещица, которая как, оказалось, хранилась в его скрипке. Что это и почему спрятано, скрипач не ведал, но понимал, что ему вряд ли поверят в то, что он ни при делах. И поэтому сейчас он быстро пытался сообразить, как эта штука оказалась в скрипке? И самое главное, зачем ее тут спрятали? От кого? В общем, вопросов было целое море, а вот с ответами не складывалось совсем, ибо ответов на гору вопросов не было. Так же как и воспоминаний, связанных со скрипкой.
«Так, как там эта штука могла появиться? Вероятно, что это еще подарочки от моего давно почившего отца. Но если это так, то зачем? Что там спрятано? Хотя.… Если рассудить логически, то вероятнее всего информация, может быть флешка? Да вполне возможно. Может компромат на какую-нибудь важную шишку?»
Но, не смотря на все эти мысленные штурмы непреступной загадки, что говорить Лабиену тигр даже не представлял, а вампир начал уже говорить и то, что Люц слышал, его напрягало, мягко говоря. Ему не верят. Хотя... Он тоже, наверное, не поверил бы в такой ситуации. Но если честно он не знал, как бы поступил в подобной ситуации на месте вампиров.
- Я, правда, ничего не знаю. Я могу высказать свои предположения, но не могу ручаться, что окажусь прав.
Он посмотрел на Калису, которая утверждала, что он что-то знает просто молчит, но не стал ей отвечать, ибо не желал навлечь на свою многострадальную шкуру еще большие проблемы. Он поклонился провожая вампиршу взглядом.
- Скрипка мне досталась от моей бабушки. Ей ее привез мой отец до того как погиб. Я тогда был еще маленький совсем и не знаю подробностей, мне не рассказывали. А когда подрос, ни мама, ни бабушка не захотели мне ничего рассказать.… А я, видя как им тяжело вспоминать прошлое, не стал настаивать…
То, что когда ему вручали скрипку, рассказывали ее историю, он благополучно забыл, потому что тогда толком и не слушал, а потому и не помнил ту историю.

+2

27

— Я надеюсь, мальчик простит мне, если я исчезну?

Игорь заинтересованным взглядом смерил Калису и пришёл к выводу, что та зачем-то вознамерилась его задеть. Почему бы это? Он, вроде, вёл себя с ней уважительно и доброжелательно. Оставалось только гадать, что в поведении Цепеша заставило мадам Лабиен обратиться к нему именно так, да ещё и два раза, после замечания, сделанного ей Максимилианом.

Лабиены не умеют воспитывать своих женщин, держать их в строгости. Ляпни за столом что-нибудь подобное Анита, ей бы не поздоровилось. Никто в резиденции Цепешей не смел обращаться к сыновьям Доминика без должного почтения. Тем более к Наследнику.

— Не хотелось бы вас задерживать, — спокойно ответил Игорь. — Благодарю за гостеприимство, мадам.

Проводив её взглядом, Цепеш отодвинул от себя тарелку. Разгадка таилась в полосатом рабе, который, судя по всему, не располагал никакими секретами и служил не более чем упаковкой странного подарка.

— Это что-то вряд ли появилось внутри давным-давно. Любой посторонний предмет, несомненно, испортит звучание такого тонкого, капризного инструмента как скрипка, а судя по рабу, он использовал её по назначению довольно часто. Выходит, шкатулку поместили в скрипку перед доставкой товара в Клуб. Ну и что нам теперь делать с этой шкатулкой Лемаршана, и не откроет ли она дорогу в ад? — усмехнулся Игорь. — Такие вещицы могут открываться при определённой температуре, от нагревания, например, но вряд ли серьёзного… Мы не успели уточнить у мадам, нагревала ли она это или наоборот остужала ли. На крайний случай, могу показать специалистам в Комитете.

Потом заговорил Люциан и ответил не то, что хотел услышать Цепеш-младший. При этом ещё и невнятно до безобразия. Весь его ответ Игорь уместил бы в несколько коротких слов. Конкретика — вот то, что Волк уважал.

— Всё сказанное никак не противоречит предположению, что шкатулка помещена внутрь совсем недавно. Музыканты обращают внимание на малейшие изменения звука собственного инструмента. Ты говорил о каких-то предположениях, которые можешь сделать. Так делай, — подтолкнул к истине Цепеш, медленно теряя терпение.

Гладкий золотистый металл притягивал взгляд, завораживал. Игорь взял шкатулку, опять согрел в ладонях. Шкатулка. Скрипка. Музыка. Раб, способный исполнять... что исполнять?

Цепеш резко вскинул голову, уставившись на Люциана. Догадка оказалась слишком внезапной и простой, чтобы мгновенно поверить в неё.

— Тебя чему-нибудь научили до того, как передать с рук на руки покупателю? Какой-нибудь новой мелодии? — уточнил Игорь, едва заметно понизив тон, словно спрашивал о чём-то запретном.

+4

28

Происходящее всё больше напоминало Лабиену какую-то сомнительную игру, правила которой ему забыли поведать. Раб со скрипкой, шкатулка, что не открывалась, брокколи на тарелках и, в довершении всего, Игорь в гостях.
- И зачем нам безрукий раб? Ещё один. А, не, те же ж вроде сдохли уже.
Жена не разделяла увлечённого настроения супруга. Тем более, была расстроена его реакцией на брокколи. Макс жил не первую сотню лет, он на многое был способен, даже на такие низкие поступки, как сожрать траву.
- Уже уходишь?
Удивился Лабиен, внимательно глянув на жену. Ну, нормально. Бросить беспомощных мужчин на произвол судьбы в компании странной, никак не открывающейся штуковины, недоеденного мяса, и, не менее недоеденного, раба! Макс фыркнул, красноречиво высказывая недовольно своей жене.
- Тогда чтоб пеньюар себе купила, новый, а то тот, который ты купила позавчера, мне уже приелся. И чтоб непременно прозрачненький!
Настоятельно велел супруг. А то бабло-то она его тратит, так что, мужу тоже должно быть приятно, на что тратят его, потом и кровью заработанные, евро.
- И хватит звать его мальчиком! Тоже, нашла сынка! Он ж тебе не Тейлор.
Доходчиво и совсем не грубо объяснил Лабиен. Спасибо, что хоть не при Доминике. Хотя, он-то мог простить Калисе очень многое, Макс вот даже ревновать начал. Цепеш ни к кому из представительниц слабого пола не относился хоть как-то заботливо и с пониманием. Кроме Калисы. Поэтому поводов для ревности у Лабиена было хоть отбавляй. И не будь он так вечно занят собственным распиздяйством и Корпорацией, то непременно б вызвал Патриарха Волков на дуэль, или на что там вызывают в это время обидчиков.
- Ты уж извини её, Игорь. С возрастом у баб и не такое бывает.
Извинился за жену Лабиен, больше для того, чтоб больше задеть последнюю.
- После того, как умер первенец, она всё ищет его в других. Это уже давно…
Максимилиан замолчал, резко заткнувшись. Тогда он сам не ожидал, что дар покойной бабки перейдёт именно к его новорождённой дочери. Тем более, не ожидала Калиса. Гибель Адама отвратительно сказалась на их отношениях, и, благо, они давно выправлены, но отголоски того страшного прошлого преследуют до сих пор чету Лабиен. Он, как никто другой, понимал жену, но Игорь-то тут совершенно ни при чём, он никак не мог повлиять на их семью.
- Да говори ты уже, не мямли там. Ты ж тигр, хищник, мать твою.
Вампир любил чёткие ответы по делу. Невольник, видимо, был вовсе не дрессированный. Если учесть, откуда его взял Лабиен, это немудрено. Бен его не только не обучал, но и даже не воспитывал. Раб и теперь продолжал жить своей жизнью, не особо считаясь с распорядком дня нового хозяина. Правильно, у предыдущего-то и распорядка дня не было. Какой ещё распорядок дня у Морригана-то! Нажраться, уснуть и выжить, при нынешнем положении дел, вполне себе занятие, достойное такого вампира, как Беннет.
- Что, Игорь, считаешь, открыть эту фиговину можно музыкой? Не, ну логично ж. Вон, на рабских рынках, чуть ли не каждый на чем-нибудь да тренькает. А тут – зачем-то тащили раба со скрипкой через Клуб. Странно ж.
Догадка Цепеша вполне имела под собой здравый смысл, решил Лабиен.
- Ты как в рабство-то загремел, а, тигра? Помог кто-то, аль сам попался?
В предположении Игоря Максимилиан уже не сомневался. Он уже сам думал о чём-то подобном, и согласился с Цепешем очень просто, ведь он озвучил мысли Лабиена. Вот с Домиником бы он поспорил. Но здесь был его сын, а не он сам. К Игорю же Паук относился с куда большим доверием, потому что молодой Волк не творил много необдуманной хуеты, подобно своему отцу.

+3

29

Обращение мадам Лабиен к Цепешу, безусловно, удивила тигра, на мальчика этот вампир не походил, вполне себе взрослый мужик. Впрочем, ничего говорить на этот счет скрипач не стал. Это не его дело, как вампиры называют друг друга и почему.
Сейчас Люциану не давало покоя воспоминание о последнем уроке с его дорогой бабушкой. Только сейчас, слова о том, что он должен хранить скрипку как самый дорогой бриллиант, и не забывать гимн семьи, обретала какое-то значение. И предположение о том, что эта странная штука открывается с помощью музыкального кода, перестала казаться бредом.
-  Понимаете… - неуклюже протянул он, переминаясь с ноги на ногу. Честно говоря, Люциан волновался, выдавая свою версию. Но сумел взять себя в руки, и начать говорить нормально, четко. И ровно, без заиканий и мямления.
- У моей семьи есть гимн, которому меня обучали с 15 лет, каждый раз разучивая новый виток, новую часть мелодии, и доводя ее звучание до идеала. Эта мелодия не звучала никогда в концертах.… Играл ее я исключительно на бабушкиной скрипке. Тогда мне казалось это бабушкиной прихотью. Но теперь я понимаю почему.… У моей скрипки было особое звучание. Из-за этого маленького контейнера… - Скрипач почесал затылок, - Вероятно, перед тем как кануть в небытие, мой отец спрятал что-то важное в скрипку.… Но как он был связан с этим вашим миром, я не знаю. Но не буду утверждать, что он не работал на какой-то ваш клан.
Задумался, попытался вспомнить хоть что-то о своем отце, но, увы, не помнил. Он тогда был слишком маленький, а потому не запоминал коротких моментов проводимых с отцом. Он ведь тогда думал, что его папа тигр сильный, и всегда будет рядом, и всему научит, когда придет время…. А теперь, теперь эти отрывочные воспоминания нагоняют грусть. Ведь он не помнит элементарного, как выглядел тот, чья кровь течет в его жилах.
- А попал я в это «чудное местечко» прямиком с конкурса юных музыкантов. Я помню, как отмечал с друзьями победу, а потом очнулся связанный…. А потом вы и сами наверное догадываетесь… Беннет отдал вам, мадам разбабахала скрипку и нашла эту вот штуку, - кивнул на шкатулку.
Впрочем он ничего нового не сказал, просто подтвердил своими словами догадки вампиров, но как бы ни было, решил говорить все так как есть. Проку ему что-то скрывать сейчас не было.

+3

30

Если так поразмыслить, белая тигровая шкура неплохо будет смотреться в качестве свадебного подарка невесте. Серьёзно. Белое платье, белая фата, много-много белых цветов, которые благоухают настолько густо и сладко, что хочется чихать, и-и-и... белая шкура! Класс. Это надо обдумать. Лабиенам явно ни к чему этот бестолковый тигр. Цепеш с удовольствием освежует его лично, собственными руками.

"Так, что-то я отвлёкся".

На рабских рынках каждый второй на чём-нибудь пиликает, это Максимилиан верно заметил. Игорь вспомнил недавнюю "нашумевшую сенсацию", пресловутую девушку-флейту, которая свистела всеми отверстиями своего тела и производила неизгладимое впечатление на неокрепшие учёные умы. Какой только херни не придумают эти вездесущие Джонсоны! Музыкальный код — это что-то крайне любопытное.

Мать Игоря, Шайна Раубфогель, несомненно, знала об этом больше, чем сын, неравнодушный к музыке настолько, насколько рядовой потребитель — к хлебу. Зато Волк обладал совершенно изумительным слухом, позволяющим ему различать малейшие колебания звука. Поэтому-то он небезуспешно освоил некоторые музыкальные инструменты в прошлом, а спустя какой-то время благополучно утратил навыки.

Физика звуковой волны — отдельная тема для беседы.

— Особое звучание из-за контейнера внутри? — переспросил Игорь. — Исключено.

Сделав ладонью в сторону Моро неопределённый жест, Цепеш добавил:

— Тогда предположение о том, что шкатулку поместили в скрипку совсем недавно, теряет всякий смысл. Если требовалось что-то передать с рук на руки, зачем всё так долго? Заказчик товара — Родри Хет. Ни о каких родственных тиграх и речи не шло. Складывается впечатление, что Родри таким странным образом передал вещицу Уильяму, царствие ему небесное, а открывается шкатулка...

Волк ненадолго замолчал, собирая мысли в единое целое. Мысли шипели и сопротивлялись, не желая складываться в версию произошедшего.

— Вероятно, с помощью этого семейного гимна? — осенило его. — Тогда всё сходится.

Игорь опять рассматривал Люциана не как приложение к роскошной тигриной шкуре, а как обладателя неких ценных сведений. Точнее навыка.

— Дай-ка догадаюсь: без своей бесценной скрипки ты сыграть мелодию не сможешь? На другом инструменте? — уточнил Наследник. — Вряд ли она настолько особенная. Не могли Джонсоны не учесть возможности безвозвратной утраты скрипки. Ведь тогда получится, что шкатулку никак не открыть.

Цепеш с подозрением уставился на недоеденный стейк. Нанизал его на вилку, после чего отправил в рот и закусил ненавистной брокколи.

— Теряюсь в догадках, что внутри. Это может быть связано как с семейной тайной Хетов, так и с ЦИЭМ, а ещё Бог знает с чем. У Джонсонов много всяких странностей, но чтобы передавать информацию — если это информация, — вот так... Пусть сыграет, Максимилиан. У тебя тут наверняка найдётся какая-нибудь ещё скрипка. Надеюсь, это не взорвётся к чёртовой матери от первой ноты, — весело проговорил Игорь.

+3


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [01.11.2066] Ключ