КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [22.09.2066] То, что бывает с другими


[22.09.2066] То, что бывает с другими

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: 22.09.2066, первая половина дня.

Место: АБ, Джаспис.

Действующие лица: Игорь Цепеш, Влад Цепеш.

Описание ситуации: судьба Владислава Цепеша решена. Молодому вампиру позволено остаться в резиденции Цепешей на Алмазном Берегу, а вот его матери предстоит депортация в Россию. Игорь планирует поговорить с Маевской о её сыне до того, как та покинет столицу.

Дополнительно: нет.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

+1

2

Как и предполагал Наследник, бумаги, собранные в папке заботливой мамашей Владислава, оказались самой обыкновенной липой. Большинство подделок отличало невысокое качество. Однако свидетельство об окончании курсов по международной экономике изготовили, судя по всему, профессионалы своего дела. Скорее всего, мать Влада догадывалась, на что Патриарх обратит внимание в первую очередь, и позаботилась о том, чтобы убедить Доминика: её сын гений.

Игорь отдавал этой женщине должное. Она проделала грандиозную работу, чтобы продвинуть Владислава до самого Патриарха, заставить старого вампира хотя бы принять, выслушать. Обратить внимание на "юное дарование" и дать ему шанс. Всё это ради чего? Ради сытой благоустроенной жизни на закрытой территории Алмазного. Вряд ли госпожа Маевская задержалась бы здесь надолго без содействия Цепешей и по сути расплатилась собственным ребёнком за квартиру и вид на жительство.

Её обман раскрылся. Игорь выдохнул тогда. Мысленно, разумеется. С Доминика станется требовать от Владислава невозможного на основании одних только злополучных цветных картонок с несуществующими успехами. Парнишка действительно здорово чертил от руки, но умелый чертёжник не равно талантливый художник, это ещё О'Генри подметил.* Что уж тут говорить об экономике, политологии, философии и других дисциплинах!

Маевскую задержали. До выяснения обстоятельств женщина осталась под подпиской о невыезде в своей новой квартире в Джасписе. Игорь собирался навестить подозреваемую, чтобы лично поговорить с матерью брата, но не для того чтобы обсудить подделки. Хотелось потолковать о Владиславе, о его прежней жизни в Санкт-Петербурге, привычках, увлечениях. Обо всём том, что осталось в России. Кроме того, придётся обсудить и судьбу самой Маевской.

Цепеш планировал поехать один, несколько телохранителей не в счёт. Младший брат о предстоящей встрече не знал... По крайней мере, Игорь так думал, пока сопливый гений не припёрся прямо в Комитет с просьбой взять его с собой!

— У тебя всё? — скучающим тоном уточнил Цепеш.

Вот что с ним делать?

Игорь поднял глаза от бумаг, разложенных на столе, и окинул неприязненным взглядом Влада. Тот решительно не хотел уходить. Убираться отсюда подобру-поздорову, пока Цепеш не вспомнил, что он на минуточку старший брат и что приказы надо выполнять!

— Я сказал "нет", — повторил Игорь. — Потом сам навестишь её. Один, без меня.

Юное дарование переминалось с ноги на ногу, мямлило что-то маловразумительное и действовало на нервы. Цепеш аккуратно собрал бумаги, убрал их в стол и поднялся на ноги. С тихим, едва слышным шелестом перешёл в спящий режим моноблок.

Поравнявшись с братом в дверях, Игорь проговорил:

— В машину. Ни дай Бог ты будешь вмешиваться в разговор с твоей матерью! Шею сверну, а Патриарху скажу, что так и было.

* В рассказе "Чародейные хлебцы" из сборника "Всего понемножку".

Отредактировано Игорь Цепеш (15.04.2016 00:20:50)

+3

3

Влад сомневался, что  это была хорошая идея, тащиться прямо в Комитет, на прием к Наследнику, пытаться уговорить его взять с собой на встречу. Но идти на попятную уже не было ни смысла, ни возможности, потому что брату уже сообщили о его приходе и оставалось только дождаться, пока разрешат войти в кабинет.  Но что ему говорить? Как упрашивать? И как вообще объяснить,  откуда он узнал о предстоящей встрече. Всего лишь услышал, вскользь, краем уха,  случайно, так получилось. Но зацепился за эти крохи информации как за спасительную соломинку, увидев возможность хотя бы попытаться нормально поговорить с матерью. Потому что  последняя встреча вылилась в полномасштабный скандал, после того как женщину навестили суровые дяди в черном, и она узнала о том, что ее подлог обнаружился. И, конечно же, весь негатив она тогда вылила на нерадивого сына, который «безмозглый, бесполезный, подвел, облажался,  кинул на произвол судьбы и мать, и сестер, во всем виноват и лучше бы не рождался».  После такого  подросток долго не решался на встречу с ней, да и не хотел, затаив глубокую обиду, по все равно понимал, что надо еще хоть раз попытаться с ней поговорить. Поэтому он и ухватился за возможность поехать к ней со сводным братом, понадеявшись, что при посторонних она хотя бы постарается вести себя с ним спокойно. Оставалось только уговорить Наследника взять его с собой.
Вот только заставить себя войти в его кабинет оказалось  почти так же сложно, как и в кабинет отца, еще тогда, при самой первой встрече. Было неприятно чувствовать себя нежеланным гостем, но переступить порог все же пришлось.
- Здравствуй… те.
Очень  сложно воспринимать  серьезного мужчину, сидящего за столом как своего старшего, пусть и сводного, брата. Нет, это Наследник рода, суровый Цепеш, не брат. Открытие, от которого  как-то резко поплохело и почти забылось то, зачем он вообще сюда приперся.
- Я узнал, случайно, что вы собираетесь к моей матери… Можнояпоедусвампожалуйстаянебудумешать! - выпалил на одном дыхании, да замер напряженно.
Неприязненный взгляд обжог похлеще кипятка, мальчишка вздрогнул и невольно отступил назад, к двери. Нет, он не собирался сразу сбегать, но он такого взгляда и равнодушного голоса стало очень не по себе.
Глупо было надеяться, что Игорь сразу согласиться, возьмет его с собой и будет возиться как с писаной торбой. Но как его уговорить, как  упросить и при этом не вывести из себя. Это «нет» прозвучало слишком категорически. 
- Пожалуйста… я не буду мешать, честно. Я не смогу один, она… не захочет говорить тогда. Пожалуйста, можно с вами, сейчас...
Влад нервно  сжал в руках куртку, которую снял перед входом в кабинет, с затаенным отчаянием наблюдая, как собирается вампир. Вот сейчас он встанет,  выйдет из кабинета, и все.  Так и не получится у подростка  встретиться с матерью. Потому что он всерьез опасался, что после разговора с наследником ее непременно вышлют в Россию вот прям сразу, и он не успеет ни поговорить, ни попрощаться, ни даже увидеться.
- Пожалуйста, господин Цепеш, - последняя попытка.
Мальчишка нехотя отступил в сторону от двери, не решаясь в наглую перегораживать выход, и настороженно  глянул на мужчину, когда тот остановился рядом.  Сказать, что он был удивлен и рад,  рад и удивлен, значит не сказать ничего.  Подросток еле сдержался от радостного громогласного «Дадададаа!!», но вот не менее радостной, дурацкой улыбки «от уха до уха» скрыть не смог.
- Спасибо! Спасибо огромное! Я не буду вмешиваться, честное слово.
Радостный парнишка поспешил на выход из кабинета за мужчиной, на ходу натягивая куртку. Сейчас он увидит маму, поговорит с ней, может быть даже с сестрами, и  все тогда будет хорошо, обязательно.

Отредактировано Влад Цепеш (15.04.2016 18:54:26)

+4

4

— Чтоб ты знал: Патриарх проявил редкое великодушие в отношении твоей матери-лгуньи. Никто не любит чувствовать себя обманутым, а древние вампиры, владеющие телепатией, — особенно. Не понимаю, как ей это удалось... Ну а ты-то куда смотрел? Не сообразил, что замышляет мать? Или радость от встречи с отцом заглушила голос разума? — поинтересовался Игорь.

Он миновал проходную и направился к выходу, где для "господина Наследника" подали автомобиль.

— Как вообще тебе его представили? "Пудинг, это Алиса, Алиса, это пудинг",© так что ли?

"Теперь ты знаешь, "пудинг": у этой Алисы до крайности острые зубы", — мысленно добавил Игорь. Вслух он ничего подобного, разумеется, не сказал: недопустимо подрывать авторитет Патриарха в глазах вампиров-подростков. Гнев Доминика чудовищен, однако никогда не бывает безосновательным. Так что Игорь размышлял на тему, а не прекратить ли ему самому вмешиваться в отношения отца и брата, если предыдущие бесчисленные попытки оказались безуспешными? Самому прилетало не раз и не два за такое.

Цепеш сел в машину. Владу открыли дверцу с противоположной стороны.

— На какой факультет поступать будешь? Твоя мать всё об одном поёт... Что ты талантлив в любых областях науки, читаешь Шекспира в подлиннике и как минимум новый Джон Мейнард Кейнс! Да.

Выслушав ответ, Игорь надолго замолчал. Он пока не находил с братом тем лучше учёбы, а говорить лишнее о Патриархе не хотел. В конце концов, у парня своя голова на плечах есть: рано или поздно сообразит. Сам.

До места добрались без происшествий. Машина остановилась перед элитной высоткой на Первой авеню. Игорь вышел из автомобиля, достал сигареты. Закурил.

— Идём, — бросил Цепеш.

Он зачем-то посмотрел наверх, разыскивая взглядом окна квартиры, хотя наперёд знал: не разглядит. Утренний туман пополам с городским смогом скрадывал очертания дома. Кроме того, Маевскую поселили высоко-высоко. Это, видимо, чтобы досадить Игорю, который терпеть не мог лифты. Ха!

— Что-то мне подсказывает, что твоя мать не будет рада тебя видеть, — с убийственной прямотой поделился наблюдением Игорь. — Не знаю, у кого отношение к собственным детям лучше...

"У моего отца или у твоей горе-мамаши", — мысленно дополнил Цепеш.

Парадная чем-то напоминала питерские доходные дома. Шириной, наверное... Ничего общего с грязью в питерских дворах-колодцах она, конечно, не имела.

Перед дверью Маевской вампир замер, словно нечто безмолвное, незримое оттолкнуло Волка от квартиры. Поднял руку к звонку, а ведь у Игоря были свои ключи и к этой двери...

Запах. Здесь, вот на этой самой площадке, но за дверью густо и солоно пахло кровью. Свернувшейся кровью. Смертью, и только совсем молодой вампир не воспринял бы этот цепеняще страшный аромат однозначно.

Наследник пока не вполне понимал, что здесь творится, но это что-то ему отчаянно не нравилось.

— Подожди меня на улице, — сухо приказал Игорь.

Отредактировано Игорь Цепеш (17.04.2016 15:43:17)

+3

5

Стыдно было признаться, но Игорь попал в точку. Кажется, тогда мысли о встрече с  отцом настолько  поглотили подростка, что он не мог думать ни о чем другом,  да и банально не ожидал, что  мама может так все провернуть и его подставить. Пусть она и не было примерной матерью, но  в его легкомысленную голову не закралось даже сомнения в ее действиях и словах.  Может быть, если бы тогда он включил мозг и попытался подумать, поговорил бы с женщиной,  возможно сейчас все было бы по-другому.  Хоть и не факт, что лучше.
Влад удивленно глянул на мужчину, стараясь не отставать от него. Он не сразу сообразил,  причем тут пудинг и Алиса, но потом невольно улыбнулся, вспомнив старую добрую сказку про страну чудес. Его весьма удивило то, что господин Наследник  не только знает ее, но и цитирует, ведь когда она была написана, вампир был не намного моложе, чем сейчас. И то, что древний читал эту сказку было странным, но приятным.
- Эм, ну да, примерно так.
Оказавшись на улице, мальчишка немного подвис, потому что такие крутые тачки он видел только на расстоянии, а тут представилась возможность даже покататься.  Так что когда перед ним открыли дверь, подросток операвно забрался внутрь, стараясь не лыбиться слишком уж откровенно и не глазеть по сторонам.
- Вообще то я читал  Шекспира… - тихо буркнул, быстро растеряв радостный настрой.  Пусть он  и не гений, каким преподнесла его  мать, но и безграмотным невеждой он себя точно не считал.
- Ну,  сейчас я пытался поступить  в университет политических служб… Но это не мое, вообще, совсем, абсолютно и полностью. Вся эта политика… бррр, -  вздохнув,  Влад искоса глянул на сводного брата и  уткнулся взглядом в свои колени. – Попытаюсь поступить в Академию права. Это хоть понятнее и интереснее.
Повисшее молчание немного угнетало, подросток не знал, о чем еще говорить с Наследником, и надоедать ему своей ненужной болтовней совсем не хотелось. И чем ближе они были к  дому, где поселилась его мать,  тем сильнее Влад начинал нервничать, а мысли волей неволей  возвращались к их последней встрече.
Когда авто затормозило,  парень  нехотя вылез на улицу, будто  стараясь отсрочить момент  встречи,  сунул руки в карманы куртки и тоже глянул вверх. Где-то там высоко  обитает его мама. Наверняка еще спит, ей нет нужды вставать в такую рань, и  таким непрошенным гостям она точно не будет рада.
- Ну да,  вы правы, - с деланным безразличием пожал плечами. Неприятно слышать такую правду, но против нее не попрешь, и отрицать было бы глупо.
Подъем  на нужный этаж до квартиры оказался слишком быстрым. Влад заметно нервничал,  в кармане перебирая пальцами ключи от квартиры, и  все пытался себя убедить в том, что мама наверняка уже остыла и у них получится нормально поговорить.
Соваться  в квартиру первым он не стал, решив, что Цепеш этого точно не оценит и еще чего доброго отправит пацана  ждать на улицу. Но почему мужчина медлит, он понять не мог. Подросток насторожено  глянул на  брата,  подошел чуть ближе. Что-то явно было не так. Сам Влад ничего не чувствовал,  не видел закрытой двери ничего особенного, но древний вампир на то и древний, чтобы чувствовать больше, ощущать, слышать, предугадывать.
- Что случилось? – нерешительно подал голос, невольно боком подступая ближе к двери.
Нехорошее предчувствие  прочно засело у него внутри.
- Что?.. Почему на улице?
Наверное, надо было послушать старшего, но мальчишка поддался мгновенному импульсу. Поспешно ухватился за дверную ручку и нажал на нее, в кои-то веки, радуясь тому, что мать не изменила своей дурацкой беспечной привычке не запирать дверь на замок, и теперь не пришлось долго возиться с ключами. Влад ловко проскользнул в квартиру перед носом у Цепеша, сделал несколько шагов вглубь, да так и замер. Вот теперь почувствовал и он. Странный удушливый запах, который он никак не мог распознать. Что-то смутно знакомое, что заставляет цепенеть, а  к горлу подкатывает неприятная тошнота. 
- Мам? – позвал тихо, будто боялся нарушить странное спокойствие обычно шумной и бурной жизни, которая кипела в этой квартире.
Никакого ответа. Наверное, она просто спит еще, все-таки такая рань, зачем  вставать еще. Мальчишка сдвинулся, наконец, с места, стараясь абстрагироваться от странного запаха, не замечать его, и зашел в комнату, которую мать облюбовала себе в качестве спальни. Источник запаха нашелся очень быстро.
Кровь повсюду, реки крови, с живописными брызгами на стенах и потолке,  с кровавыми отпечатками ладоней той, кто пытался защищаться и как-то спасти свою жизнь,  алого цвета, красиво растекающаяся по полу… Так обычно бывает в фильмах. На деле оказалось все куда прозаичнее. И никакая она не алая, почти черна, лишь с багровым отливом,  скромной лужей пачкает пол.
- Мам… эй, ты чего…
Самое тупое, что можно спросить у трупа.
Влад  на негнущихся ногах подошел ближе, не замечая, что так по-варварски вторгается в  застывшее пространство и  баламутит подошвами кед идеальную лужицу на полу.  Присел рядом на корточки,  не отводя оцепеневшего взгляда от  лица той, кто была его матерью. Такая бледная, с закрытыми глазами. Просто спит, наверняка же, или захотела напугать своего нерадивого сына, чтобы больше неповадно было ее расстраивать и огорчать.  Главное не смотреть ниже, не опускать глаз, чтобы не видеть запекшихся потемневших ран.

+3

6

— Потому что я так сказал, — машинально обронил Игорь, не осознав, что привёл аргумент Патриарха номер один в решении споров и конфликтных ситуаций в семье.

Цепеш так и не прикоснулся к звонку, интуитивно избегая трогать здесь что бы то ни было. Волк ещё рассматривал дверь цепким взглядом, словно та могла ему что-нибудь рассказать о случившемся, и медлил, когда мелкий решился действовать в обход требования старшего брата.

— Стоять! — рыкнул Игорь.

Рука взметнулась вверх, чтобы сцапать глупого щенка за шкирку или за что там придётся, но на этот раз Влад оказался быстрее, а Цепеш зазевался, принюхиваясь и надеясь, что ему показалось. Чёрта с два! Волки не ошибаются.

Выбирать не приходилось: Наследник потянул дверь и вошёл за братом, стараясь нечего не трогать руками. Он понимал, какое большое значение для следственной деятельности имеют следы пальцев рук, а они здесь, определённо, присутствовали. Оставалось только понять, что произошло с Маевской, и к несчастью, запах не позволял трактовать случившееся двояко. В этом помещении находился труп.

— Назад, — скомандовал Игорь, настигнув Влада в дверях спальни. — Ничего не трогай! Ничего не тро...

Цепеш отстранил младшего с пути.

— Твою мать! — вырвалось у него.

Не сказать чтобы за свои шесть сотен лет Волк ни разу не видел смерть близко-близко в её ничем неприкрытом уродстве. Это лишь у романтично настроенной молодёжи человеческой породы смерть окрашена в глубокие пронзительные краски подлинного величия, окутана флёром священной скорби и таинственности. Де факто смерть неприятна до крайности, если не сказать омерзительна, и лужа, натёкшая под трупом и состоявшая не только из крови, говорила об этом самым красноречивым образом.

Более наблюдательный Игорь заметил на шее покойницы странгуляционную борозду, свидетельствовавшую о том, что Маевскую душили, и смерть, судя по всему, наступила от этого, а не от многочисленных ножевых ран. Цепеш с первого взгляда насчитал их семь или восемь.

Из-под кровати выглядывала рукоять самого обыкновенного кухонного ножа. Убийца не сделал ничего, чтобы скрыть следы преступления, и отыскать его вряд ли будет трудно, но... проклятье, кто мог сотворить такое с безобидной, хотя и вздорной бабёнкой! Маевскую всегда отличал горячий темперамент. Что, если один из любовников приревновал её к другому? Если в квартире ничего не пропало, это выступит версией номер один в расследовании.

"Надо доложить Патриарху".

— Влад! — позвал Игорь шокированного подростка. — Влад, идём. Живо!

Пришлось прикрикнуть, но мелкий будто не слышал его, поэтому Цепеш сжал руку на плече брата. Когда и это не помогло — буквально вздёрнул на ноги и выволок из квартиры. Не хотел, чтобы Владислав смотрел на то, во что превратили его мать, и тем более как-то общался с покойницей, уничтожая возможные улики.

Оказавшись на лестничной клетке, Волк невозмутимо вытащил коммуникатор, вызвал сохранённый в списке номер и сообщил в трубку:

— Цепеш. Первая авеню, тридцать девять, квартира сто семьдесят три. Труп с признаками насильственной смерти.

Игорь добавил ещё пару слов и вовремя успел оттащить от двери Владислава. В такой ситуации полагалось утешать, поддерживать, говорить какие-то правильные, нужные слова, а Цепеш их не находил.

"Теперь отцу".

— Влад, ей ничем не помочь и никак не вернуть, — Волк сжал ладонь на предплечье брата, не позволив ему броситься в квартиру. — Иди в машину.

+2

7

Он еще никогда не сталкивался лицом к лицу со смертью. Не видел  трупов, не чувствовал этот удушливый  едкий запах, от которого сдавливает горло так, что не продохнуть. Он столько раз сам думал о собственной смерти, это казалось ему чем-то романтичным и таким запретным, недосягаемым, но неизменно притягивающим. А на деле  все выглядело совсем не так как в мыслях, в фильмах и книжках. Особенно когда  у ног лежит та, кто дал тебе жизнь, кого ты любишь больше всех несмотря ни на что.  Так неправильно, грязно, отталкивающе. Лучше посильнее зажмуриться, и представить, что все это не взаправду. «Пожалуйста, пусть она будет жива, пусть только будет жива».
От звука собственного имени мальчишка заметно вздрогнул и открыл глаза.  Ему показалось,  будто его зовет мать, но куда ему идти?  За ней, к ней, туда, в этот мрачный кошмар? Чтобы не оставаться там одной, чтобы он смог ей помочь хотя бы там, если не смог сделать этого при жизни.
- Не хочу… - «Стой, пусти!».  Не хочет, но все равно почему-то  двигается,  какая-то дьявольская сила утаскивает, но не к ней, а от нее. Прочь из разворошенной спальни, прочь из провонявшей квартиры, подальше от окоченевшего трупа.  – Пусти…
На лестнице должно было бы дышаться легче,  но  за каждый вдох приходилось бороться,  грудь сдавливало отупляющей паникой, которой невозможно было сопротивляться. Мелкими глотками, урывками,  чтобы не задохнуться и справиться с накатившим головокружением. Влад, повинуясь неопределенному желанию,  дернулся в сторону приоткрытой двери, которая так и манила темнотой и затхлым воздухом, будто желая убедиться, что ему все это просто показалось. Просто глюк, разыгравшееся воображение впечатлительного подростка. Но  та же неведомая сила,  что буквально выволокла его из квартиры, сейчас точно так же оттащила от двери, не давая сделать и шагу внутрь.
Влад ошарашенно уставился на мужчину, будто только сейчас заметил его, почувствовал стальную хватку чужих пальцев на своей руке. И будто очнулся от страшного наваждения. Точно, он ведь приехал сюда вместе с Наследником, чтобы увидеться с мамой перед ее депортацией и поговорить. Вот только встреча оказалась совсем не такой, на какую он рассчитывал. Больше  подростку не поговорить с ней, не услышать ее голоса, и теплых слов, которые она ему говорила, пусть и до обидного редко.  А ведь он даже не успел с ней помириться, не попрощался, и теперь все это не имеет смысла.
- Нет… -  сипло выдохнул и с силой дернул рукой, высвобождая ее из захвата, по инерции отступая назад.  – Зачем вы ее убили?..
Подросток  никак не мог отвести взгляда от Цепеша,  в голове все смешалось в  полнейшую кашу, и только одна мысль настойчиво просилась наружу.
- Вы же обещали… Вы же обещали, только депортация… Вы обещали отпустить, домой.  Зачем вы ее убили?.. – отчего у него не возникло и тени сомнения в том, кто виноват в случившемся. Кому, как не господам Цепешам женщина  перешла дорогу, облапошив поддельными документам. Пусть это и было нарушение закона, но  за такое точно не наказывают смертью в нормальном мире. А тут, где закон вершиться одним не-человеком по желанию и велению его левой пятки, возможно все. И он, как наивный доверчивый идиот повелся на слово обретенного папаши, поверил, что тот сменил гнев на почти милость и  решил отпустить взбалмошную  женщину восвояси, закрыв глаза на ее обман.
-  Зачем?! – пришлось преодолеть всего два шага, что бы оказаться почти вплотную к сводному брату и вцепиться дрожащими руками в ворот его куртки.  Влад не отдавал отчета своим действиям, им двигало отчаяние с примесью не свойственной ему злости, желание получить ответ, поверить в то, что виновный понесет наказание. И совсем наивная крохотная надежда на то, что это все окажется просто шуткой. Злой, не смешной шуткой.
Хотелось встряхнуть его хорошенько, заставить рассказать правду, но вместо этого слабые пальцы разжались, едва ощутимо скользнули вниз по  куртке, будто в ничтожной попытке уцепиться хоть за что-то, чтобы не сорваться. Шаг назад, еще один, и еще, пока не наткнулся бедром на холод  лестничного ограждения.
- Можно мне ее увидеть? Пожалуйста… - тихий шепот слетел с пересохших губ,  подросток механически поднял руку к лицу, проводя пальцами по глазам и смахивая выступившую влагу. Он не заметил того момента, когда по щекам покатились первые соленые капли, просто картинка в какой-то момент затуманилась. Но какая вообще разница. Это не стыдно и не зазорно оплакивать  потерю единственного  любимого существа.

+2

8

Парнишке не повезло. Прошло меньше месяца с тех пор, как он лишился привычной жизни, получив взамен какую-то далёкую, чужую, враждебную… населённую странными людьми, которые при ближайшем рассмотрении оказались и не людьми вовсе. Игорь понимал его: мать оставалась для Влада спасительной нитью, связывающую его с прошлым. С тем, что он любил в родном городе и в себе самом, и вот теперь Цепеши пытались превратить его… в Цепеша. Передав сына родному отцу, Маевская перестала о нём заботиться, однако несмотря на обстоятельства, она оставалась его матерью. Какой-никакой, а матерью. Чисто по-человечески Цепеш-младший мог понять брата, но Игорь был Волк.

— Нет… Зачем вы ее убили?..

Цепеш ошарашено замер. Его только что обвинили не много не мало в убийстве. Фактически назвали убийцей. Игорь никогда не притворялся белым и пушистым. В глубине души понимал, что руки в крови по локоть, и себя никогда не оправдывал. Но и не осуждал, а если и убивал, то по приказу своего Патриарха и только. Если бы Доминик отдал приказ о ликвидации неудобной бесполезной мамаши бастарда, Игорь знал бы о нём.

— Влад, — Цепеш-младший поймал Владислава за руку и отстранил от двери, — успокойся. Прекрати немедленно! Послушай меня. Род непричастен к этому…

"... убийству".

—... злодеянию. Я найду того, кто этот сделал. Рано или поздно. Даю тебе слово брата и Наследника.

— Зачем?!

Не услышал. Шок. Самый обыкновенный. Игорь хорошо помнил эти ощущения, несмотря на то, что ни одна смерть сегодня не заставила бы его так убиваться. Первое и единственное живое существо, по которому он с ума сходил, звали Анна. Но Анна погибла настолько давно, что время стёрло из памяти черты её лица, голос, запах. Боль утихла многие годы, века назад, но это не сделало Волка полностью невосприимчивым к ней.

Цепеш медленно отцепил от своего воротника руку Владислава. Вторую он разжал сам. Игорь убрал в карман мобильный, так и набрав номер Патриарха. Он никак не мог повлиять на эмоциональное состояние брата. Природная эмпатия, свойственная хищникам, позволяла ему различать только простейшие чувства, проявления которых обусловлены физиологией. Агрессия. Страх. Возбуждение. Но что делать с полыхающей болью утраты, с недоверием и обидой на целый мир, который отнял у Влада мать? Это вопрос.

— Можно мне её увидеть? Пожалуйста…

— Нет, — запретил Цепеш. — Пойми, ты уничтожишь собственными руками улики. Ни в коем случае.

Пустые слова. Попытка засыпать бескрайнее море жалкой гостью песка.

Игорь длинно вздохнул и привлёк к себе Влада, крепко обняв. Этот простой, незамысловатый жест дался ему нелегко. Рассыпал колючие искры под кожей, пересчитал нервы холодными пальцами. Лучшее, что Волк сумел предпринять, он предпринял. Дал слово, а Цепеши не бросают слова на ветер.

Протянув ладонь, Игорь вызвал лифт. Не хотелось здесь оставаться. Он чувствовал себя… странно, когда на Алмазном Берегу, исключительно благоустроенной территории с рекорно низким показателем преступности случалось нечто подобное. Кроме того, убийство затронуло род Цепешей, несмотря на то, что погибшая относилась к нему лишь постольку-поскольку. Это в любом случае оскорбление. Игорь этого просто так не оставит.

Цепеш погрузил брата в лифт. В прямом смысле слова погрузил, потому что оттащить его от квартиры представлялось не самой простой задачей. В лифте наконец-таки набрал sms Доминику с печальной новостью и просьбой перезвонить, как сможет.

— В машину. Я отвезу тебя обратно в резиденцию. Не вздумай обвинять Патриарха в убийстве своей матери: он такого не потерпит, — предупредил Игорь.

Отредактировано Игорь Цепеш (25.05.2016 00:17:08)

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [22.09.2066] То, что бывает с другими