КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [7.11.2066] Dungeons and Dragons


[7.11.2066] Dungeons and Dragons

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: 7 ноября 2066 года.

Место: замок светлейшего, точнее, заброшенная его часть.

Действующие лица: Этайн, Далвах.

Описание ситуации. И направились они в поход сложный, полный опасностей, врагов и коварных ловушек; и вели они долгие беседы о бытие, о нравах и времени; и вернулись они, славой и честью покрытые. Немножко в паутине и пыли, но вполне довольные.

Дополнительно: эпизод открывает квест Fire & Blood.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Этайн (16.07.2016 02:22:59)

+3

2

Противогазов как-то было мало. А ведь вентиляция в замке уже не та, и пыль скапливается, а там и болезни посыпятся чего доброго. Далвах, конечно, не был ярым сторонником чистоты и порядка, его вполне устраивало то положение вещей, которое сложилось. Ему вообще грех жаловаться! Спальня большая, светлая, с высокими потолками и тонкими элегантными колонами. А какая кровать! Зеркальная поверхность на потолке над ложем, конечно, первое время заставляла вздрагивать по утрам… Но зато как бодрит!
Вот и сейчас, укрытый легчайшим одеялом, Далвах смотрел на свое отражение и пытался сообразить, а не лучше ли подыскать себе комнату пусть и поменьше, но без угрозы сердечного приступа. Идея уже не раз посещала, но как-то эллон все откладывал решение в дальний ящик.
Задумываясь о том, где же в замке есть еще место, достойное такой значимой персоны, как начальник охраны всея дворца, энный начальник внезапно пришел к мысли, что под землей еще масса неисследованных помещений, достаточно древних и даже легендарных, которы давно было пора осмотреть. Темницы, пыточная, погреба, кладовые и может быть даже сокровищницы..! Конечно, существовал риск наткнуться и на достойную стражу пещерных залов – предки дураками не были, а потому вряд ли охранником они оставили лишь время. Пожалуй, понадобиться кто-нибудь, кто шарит в колдовстве побольше Далваха, ибо есть вероятность, что взрывчаткой все на свете не решишь.
Итак, с работой на день, а то и на два, а там глядишь и на неделю, было решено. Осталось собрать отряд добровольцев и найти для них все необходимое оборудование. Те же злосчастные противогазы пойдут в расход, а также ломы и кирки, излюбленная взрывчатка, фонари и поек. И кое-что из оружия, само собой.
- Оговорю-ка все с Трандуилом, - вслух решил эллон, неторопливо потягиваясь. Замок то Королю принадлежит в известной степени, а потому глупо не поставить того в известность.

Король был немного рассеян с утра, но разрешение дал. Наверное, государственные дела все решал, а то мог и не позволить разносить подземные залы. Обменявшись любезностями с горничной, весьма симпатичной и вроде даже неглупой особой, Далвах с удовольствием отметил, что шпионскую сеть из горничных будет особенно приятно иметь под боком. И глаз порадуют, и последние новости из королевской спальни предоставят. Одна беда – Король уж больно осторожен и подозрителен, при посторонних лясы не точит.
- Мне нужны добровольцы, - оглядывая выстроившихся воинов, эллон с досадой думал о том, что многие из них все же нужны здесь. К сожалению, но для такого огромного замка требовались не только ополчение, но и эльфы с профессиональными воинскими навыками, которых катастрофически не хватало. Мудрый Эйар, конечно, каждый день муштровал и гонял, не позволяя расслабляться ни новичкам, ни ветеранам, но оттачивать мастерство придется долго. Ведь стража сильна в единстве и слаженности, а достигается все это трудовым потом и стальной дисциплиной. И пусть большинство эльфов обладало достойной выучкой своей общины и индивидуально они были сильны, но действовать так, как положено королевской страже они не могли. Частенько они даже мешали друг другу, а потому приходилось разрабатывать и новые стратегии в обучении, и проводить дополнительные вылазки с инсценированными вторжениями. Последнее, слава Дану, уже не так удручало. Воины уже меньше напоминали вооруженную толпу. – Думаю, хватит одного добровольца.
«Слишком глубоко вниз забредать не будем. Исследуем то, что исследовать можно. Рисковать кадрами я пока не намерен, а потому слегонца там повзрываем то, что и без нашего вмешательства казалось хрупким, а там и решу дальше, что делать… Может, рукописи какие старинные доведется найти. А там, глядишь, и новые оптимистичные предсказания. Главное, много шороху не навести, а то так и до вампиров дойдет слушок. Любопытства у них побольше, чем у знаменитой кошки, только не губит оно их от слова совсем».
- Знаю-знаю, переживаете, что отправлю маршировать до самого заката, но нет. Есть работенка в замке. Не могу обещать, что шанс остаться живым к концу дня велик, но ведь здесь собрались лишь храбрецы, - ласково улыбаясь одними лишь губами, Далвах проницательно разглядывал своих каменнолицых подчиненных. Все как на подбор, но дух авантюризма просыпаться в них что-то не спешил. Если отдать приказ – пойдут куда скажут без ужимок и отговорок, но вот энтузиастов здесь было немного. Но не одному же Дереку идти?!

+4

3

Настроение последние два дня было исключительно лирическое, никого уже даже не хотелось придушить за халатность, трусость и лень. Но шарахаться от Этайн почему-то не перестали, наоборот — стоило ей показаться в коридоре, и всех оттуда сдувал какой-нибудь ураган, навевая стойкую ассоциацию с торнадо, унесшим Элли из Канзаса. Только одну полукровку это внезапное стихийное бедствие не трогало, видимо. Она сначала фыркала, мол, я, что ли, такая страшная, потом узрела замученное выражение лица монарха, которому гордость не позволяла унестись на крыльях того самого урагана, то есть, если по-человечески, просто удрать. Трандуил выразительно взирал на равнодушную к намекам телохранительницу, надеясь, видимо, что она сама все поймет, но после того, как она в очередной раз его растолкала и заставила что-то ей объяснять, не выдержал и послал далеко и почти в отпуск. Лишь бы из дворца не вылазила, только отстань, демон. Шарахаться после этого от нее стали еще активнее — довести монарха считалось подвигом.
«Кого бы... достать?»
Полуэльфка сейчас кружила по дворцу, заглядывая во все щели, а если щелей не было, организовывала и тоже заглядывала, и была очень похожа на замучившегося ожиданием стервятника с такими же голодно блестящими глазами. Скука одолевала и шептала предательское «ну что же ты, пусть и другим тоже плохо будет, не только же тебе маяться». Припахать злобную Этайн не решались даже самые смелые, кандидаты на подраться закончились еще на той неделе, самые здоровые из них старательно закатывали глаза и падали в обморок при одном только упоминании этого злобного монстра. Заняться и правда было решительно нечем. И последняя попытка полезть к монарху после его откровенного посыла закончилась запертой дверью. Этайн потом до слез смеялась, сидя под этой дверью и вспоминая свои утренне-ночные мысли о Трандуиле-девице на выданье. В покои светлейшего ее не пустили даже после этого.

Шел пятый круг по замку, Этайн шагала по коридору, пытаясь счистить с рукава паутину, в которую радостно успела вляпаться, пока лазила в запертую кладовку, от которой ключи потеряли, судя по насквозь ржавому замку, лет сто назад. В кладовке обнаружились только необщительные лохматые пауки и приветливо ударившая в нос пыль, неудача только подогрела охотничий азарт. Делать по-прежнему было нечего.
- Мне нужны добровольцы.
Проходившая мимо окна полуэльфка сделала охотничью стойку и чуть не вывалилась с третьего этажа, пытаясь расслышать дальнейший монолог. Узрела начальника дворцовой охраны перед строем отчаянно ленивых бездарей, потерла руки и кубарем скатилась с лестниц, чтобы уже к концу вдохновенной речи эльфа стоять у него за левым плечом и заинтересованно осматривать лица «солдат». Рожи были исключительно кислые, энтузиазма, как это часто бывает, - ноль.
«Их бы погонять...»
Она мечтательно зажмурилась, чем, кажется, вызвала чуть ли не священный ужас у всего строя. Ну и поделом им, трусам. Вон, даже не смогли поймать несложившегося убийцу их драгоценного короля, а судя по видимости бурной деятельности, которую они уже успели развить, и не собираются его искать.
- Плюнь ты на них, кэп. Вдвоем пойдем.
«Вот только заяви мне, что это не женское дело или тебе не мила моя компания. Огребешь в зубы на глазах у всего строя!»
Личность ответственного за дворец короля заинтересовала полукровку еще во время их первой встречи, но тогда знакомиться времени не было: Трандуил уже куда-то бежал с таким вдохновенным лицом, что у Этайн все внутри похолодело, тогда стоило больших трудов хотя бы из виду его не упустить, не то что остановиться и поболтать за жизнь с кем-то левым. А сейчас как раз представился прекрасный шанс узнать потенциального коллегу поближе, к тому же, выяснить, как тот относится к монарху и стоит ли доверять этому хитрющему лису.
«Нет уж, не лис. Змея, самая натуральная. Интересно-интересно...»

+4

4

Охрана как-то слишком уж перепугалось. Далвах недоверчиво переводил взгляд с одного лица на другое, уже вполне созрев для вопроса, какого дуба его подчиненные боятся подземелий, но тут подала голос настоящая причина их тревоги.
Вздохнув и потерев глаза указательным и большим пальцем, Дерек медленно повернулся к Этайн, к этой дикой ласке с беспощадным нравом. О, на нее у него была даже относительно плотная папка, полная сведений. Эльфы пусть и неохотно, но таки делились информацией о ней. Картинка вырисовывалась занятная и крайне кровожадная, но зато не скучная, определенно не скучная.
- О, прекрасная новость, моя дорогая, лучше кандидата и не найти! – сам Далвах был не так чтобы рад, но показывать этого не собирался, само собой. В отличие от большинства его подчиненных, девчонка была не только скора на расправу, но и голова служила не держалкой для волос. Ее бы во внутреннюю разведку, но она нужна была Трандуилу, особенно в свете последних событий. И пусть на данный момент рядом с королевскими покоями было не протолкнуться от количества охраны, но это лишь на время. Дворец расчищался, эльфы все прибывали, а потому солдат не хватало - хоть плачь.
Подозвав Глоросса, который нисколько свою неприязнь к Этайн не скрывал, чем откровенно  веселил Далваха, и отдав ему приказы, которые должны быть выполнены в отсутствие его начальника, эллон наконец свободно выдохнул. На самом то деле, он просто спихнул всю самую скучную и утомительную работу на плечи бедолаги Глоросса, которму и своей работы хватало. Но он был толковым заместителем, а секретарем так обзавестись не удалось. А не помешало бы, не помешало.
Оружейная быстро очистилась от посторонних, если так можно назвать тех, кто напрямую ей пользуется, и теперь можно было поговорить и об экспедиции вниз.
- Итак, - не мешкаясь, Далвах приступил сразу к делу. С военными в этом вопросе всегда было проще – можно было без обмена любезностями обойтись. Раскатав новую карту, на которой было еще тьма тьмущая слепых, не прорисованных зон, он неторопливо склонился над ней, глазами ища ножное. Не прорисованными оставались не только подземелья, но и часть особенно старых коридоров и помещений, в которые откровенно опасно было соваться без необходимого оснащения, - У нас несколько задач, дорогая. Начнем отсюда, - Далвах указал на обозначенный, пусть и не детально и без надлежащего эльфийским рукописям стиля, лестничный проем. – Здесь, во-первых, относительно расчищено, да и к нужным мне покоям отсюда кратчайший путь…
Призадумавшись, эллон медленно разогнулся, прекратив нависать над самой картой. Даже подбородок поскреб, после чего изрек, наконец, свою мысль:
- В общем, не знал, посвящать ли тебя или нет, но таки лучше сказать сразу. У меня есть подозрения, что внизу имеются сокровищницы. Точнее, не просто внизу, а в некоторых помещениях, в которых логичнее всего было бы их разместить. А поэтому, сладкая, экипируйся так, будто идешь драться с троллем или драконом. Предки могли оставить кучи сюрпризов!
На сборы ушло не так много времени, да и добраться до входа в подземелье труда не составило. В плотных, толстых сапогах уже становилось жарко и Дереку даже не терпелось сойти вниз. Да и вся остальная одежда, предназначенная защитить не только от холода, но и от неожиданных ловушек, раздражающе быстро стала удушливой.
«Ах, как быстро привыкаешь к роскоши! Не так давно каждый день мог носить тяжелое обмундирование, да еще и оружие таскал, а теперь скучаю по своей шелковой сорочке! Даже стыдно, особенно глядя на девчонку!»
Выдав эллет фонарь, Дерек пропустил девушку вперед, вполне резонно придя к выводу, что у девушки на данный момент рефлексы получше. Пускай первая идет. Если и погибнет – то будет кому исполненную печали и гордости речь произнести, как никак! А вот Далваху, может статься, никто красивую панихиду и не приготовит. Тяжела, тяжела доля начальника дворцовой охраны.

+2

5

«Так, куда бы его: в скулу или в нос? Как удобнее-то будет.. а ну-ка... Стоп. Что он только что сказал?!»
Уже в уме поделившая лицо эльфа на несколько удобных для удара зон Этайн широко раскрыла глаза и чуть не ляпнула «да ладно?!» на виду у всех собравшихся во дворе бездарей и слуг, лучших сплетников Средиземья. Настолько легкого и изящного, надо отдать змею должное, согласия она не слышала уже давно, даже монарх, давая добро на очередную злую выходку своей подчиненной, предпочитал немного поупрямиться, так что женщина готовилась к активному спору, который затянется не меньше, чем на несколько десятков минут — на потеху окружающим. Потому что тихий незаметный спор полукровка считала личным оскорблением. Тем не менее, пауза затягивалась, неровный строй бравых эльфийских трусов начинал волноваться и роптать, а в глазах помощника Далваха зрело все более отчетливое презрение. Ситуацию надо было как-то решать, поэтому, взяв себя в руки и изобразив фирменную надменную физиономию, полукровка благостно ухмыльнулась, мол, кто бы сомневался.
«На этот раз пронесло. Ну надо же, теряю хватку, начинаю делать ошибки. Надо срочно исправлять положение. Где бы только жертв достать...»
Пока начальник охраны решал какие-то свои проблемы с подчиненными, телохранительница занялась оценкой окружающих и к моменту окончания инструктажа пришла к выводу, что здешних обитателей она уже и так успела порядком достать — они научились подозрительно быстро удирать за несколько мгновений до ее появления. С одной стороны, стало обидно, с другой же, одолевала гордость: сбоивший инстинкт самосохранения у замковых слуг теперь работает прекрасно, и это все — только ее заслуга! Пора переходить на следующий уровень.

- Я не сомневаюсь в изощренности предков, - Этайн выразительно скривилась и осмотрела разложенную на столе карту еще раз, запоминая уже нанесенные на нее части дворца, растрепала многочисленные косички, пытаясь сообразить, что же ей во всей этой затее не нравится. - Другой вопрос: что можно было в этих сокровищницах спрятать? - повальная нелюбовь остроухого народа к золоту и драгоценностям не то, чтобы напрягала, скорее, озадачивала. Людские монархи, дорвавшись до трона, начинали грести под себя все, до чего могли дотянуться, а взошедший на престол Трандуил ограничился венком из, смешно сказать, травок, листиков и ягодок! А наследственность — очень противный и единственный, пожалуй, не дающий сбоев механизм, безошибочно выделяющий в предках все самое плохое и охотно передающий это следующим поколениям, так что вероятность встретить в сокровищницах золото... по мнению полуэльфки, стремилась к нулю. А следом за первой догадкой с медленной неотвратимостью приходила следующая: в подвалах заперта магия. Например, что-то похожее на недавний камень, запечатавший брешь в Мир мертвых. Конечно, не такое опасное для жизни — монархи прошлого явно не были дураками, но такое же действенное и подлое. А они вдвоем сейчас пойдут именно к такому действенному и подлому. Вдвоем. В неизведанную часть подземелий.
«Ну и хрен с ним, так даже веселее».
Полукровка давно ловила себя на мысли, что стала относиться к жизни проще, но сегодняшняя реакция удивила даже ее саму, после чего женщина сделала вывод, что сошла с ума окончательно и остается только с дурной улыбкой идти навстречу поджидающим приключениям. В их наличии она не сомневалась ни капли.

- Меня, значит, не жалко? - Этайн хохотнула, поудобнее перехватывая фонарь и придерживаясь свободной рукой за стену, чтобы не навернуться с очередной раскрошившейся под ногами ступеньки. На подобную предосторожность она даже не обиделась: учитывая, что она и сама опасалась оставлять такого змея как Далвах у себя за спиной, а еще прибавляя к этому знание мужчиной тех баек, которые неохотно рассказывали о ней эльфы... пожалуй, полукровка и сама начала бы себя побаиваться. - И вообще. Ты столько обо мне знаешь и до сих пор зовешь сладкой? Я поражаюсь твоей толерантности, - прозвучало с явной насмешкой, на секунду женщине даже стало стыдно, но она тут же взяла себя в руки и устыдилась — с каких это пор она переживает за душевное состояние окружающих? - А вот я о тебе почти ничего не знаю. Будь душкой, скрась наши блуждания захватывающей историей.
Этайн была довольна сейчас абсолютно всем: тяжелые сапоги приятно оттягивали ноги, меч легко вынимался из спрятанных под курткой ножен, кинжалы удачно легли в голенищах, лестница уводила все дальше вниз, обещая в скором времени окунуть двоих приключенцев в затхлость давно не посещавшегося подземелья. Стыдно признаться, она приходила в восторг от одной только мысли, что скоро, может так случиться, придется сражаться с хитрыми оборонными средствами древних предков.

+3

6

Далвах скупо улыбнулся, но оправдываться не стал. Ему действительно не было жаль девчонку. В общем то, хотелось бы посмотреть на того, кто посмел бы ее пожалеть и остаться цел. Поэтому вопрос был засчитан как риторический.
- Одно другому не мешает, драгоценная, - отвечая на вопрос о своей «толерантности», как назвала Этайн любовь начальника охрана к разного рода слащавым обращениям, Далвах вспомнил о противогазах Они бы тут не помешали, учитывая, что в подземелье система вентиляции определенно будет уступать жилой части замка. Пока, конечно, терпимо, но что там впереди одной Дану известно. – Я не мастер историй, увы. К тому же, я практически все время прозябаю в своем кабинете. Так уж планеты встали, что начальник охраны по большей части занимается бумажной волокитой!
Врал как дышал. Когда он вообще в последний раз занимался бумажной работой? Только подписи ставил на необходимых свитках, да прочитывал отчеты, чтобы быть в курсе, насколько продвигается обучение новобранцы. К тому же! К тому же у начальника охраны недавно появилась новая игрушка, о которой он страшно мечтал. И все его внимание сосредоточилось именно на ней, а точнее на его маленькой, миленькой, обожаемой внутренней разведке. Еще слабой, неокрепшей, но Дерек был намерен это исправить в ближайшее время. А подземелья… О, подземелья послужат очень многим целям.
Руки буквально зачесались от желания потереть ладоши и негромко хохотнуть с довольным видом. Мешали почти в одинаковой степени идущая впереди девчонка и фонарь в руках.
- Но у меня есть идея, - внезапно для самого себя нашелся Далвах. – Знаю одну в игру, в которую мне пару раз приходилось играть. Возможно, ты о ней слышала, ибо к нам от людей пришло много игр, - последнее Далвах сказал с неудовольствием. Те же карточные игры его раздражали, как и все слишком азартное, отчего могла пошатнуться дисциплина среди воинов. – «Правда или действие». Как ты на это смотришь?
Они наконец спустились до первого пролета. Лестница уходила глубже, но ниже спускать Далвах намерен не был. Там могло быть уже по-настоящему опасно, а потому сам туда он бы точно не полез. Даже в сопровождении еще трех таких, как Этайн. Кто знает, может, там нужна целая сотня дерзких эльфиек, чтобы выбраться живым.
- Направо. Если правильно судить, то должны выйти куда-то прямиком под тронный зал. А учитывая увлеченность нашего народа символичностью, в тех помещениях должно быть то-то интересное.
Свет фонарей скользил по ровным стенам, в которых на равных расстояниях друг от друга обнаруживались ниши, предназначенные для канделябров, чтобы освещать высокий, но довольно узкий коридор. Более двух эльфов в ряд пройти бы не смогли. И пока ни одной двери… Может, они замаскированы? Благо, ни одной ловушки пока не было обнаружено, а это вполне могло означать, что раньше эти коридоры использовались скорее как еще один этаж замка, благодаря которому можно было сократить путь до… до чего-то. В конце коридора возможность выяснить и представиться.
- Я начну, пожалуй, - призадумавшись, Дерек на какое-то время даже замедлил шаг. – Начнем с простого. Ты влюблена в Короля? – не то, чтобы его так уж интересовали дела любовные, хотя любопытство присутствовало, но было скорее важно узнать, насколько адекватна компаньонка. Влюбленные женщины всегда доставляют проблемы, даже когда искренне этого не хотят. Они как кошки, которые ничего не могут поделать с любым предметом, лежащим на столе. Надо скинуть лапой. Бессмысленно, но очаровательно. Особенно, если наблюдать со стороны, а не лежать тем самым предметом на столе.
Далвах ставил на то, что не влюблена. И очень на то надеялся. Конечно, для Трандуила это скорее минус, ибо своего возлюбленного эта ласка защищала бы так, что и клоп королевскую задницу тронуть бы не посмел. Но как же это скучно, господа! И если сердце Этайн свободно – туда можно поселить любовь к чему-нибудь другому. Например, к государственным тайнам и секретным миссиям. И кто знает, может, Дереку удастся заполучить такой ценный кадр себе на службу!
Да, было бы чудесно.

+2

7

Этайн шла вперед, подняв над головой фонарь и временами оглядываясь по сторонам — предки были достаточно извращенцами, чтобы устроить где-нибудь в стене ловушку для горячо любимых будущих поколений. Неосторожное касание какой-нибудь плиты, и можно вляпаться в несколько очень неприятных минут бегства со всеми вытекающими в виде, вполне возможно, разрушенного коридора. Полукровке очень не хотелось бегать и разгребать завалы. Поэтому она бегло, но внимательно осматривала стены и пол впереди, краем уха слушая болтовню Далваха, вышагивающего по коридору как по бульвару. Иногда накатывало желание стукнуть его по макушке фонарем — ни эльфа, ни светильник не жалко. Но каждый раз она упорно напоминала себе, что членовредительство — не то, чего ждет от нее монарх, особенно в отношении начальника дворцовой стражи.
- Твоего народа, - женщина повернула в указанном направлении, рассеянно поправляя спутника, — нечего приписывать ее к остроухим, она не желала иметь с этим глупым народом ничего общего. Эльфы представлялись ей хомячками: такие же дурные и такие же бесстрашные, скорее всего, оттого что дурные. Лезут везде, куда их не просят и не ждут, поголовно, всей нацией совершают одну и ту же ошибку раз за разом, не берегут свою жизнь, хотя обожают размышлять о вечном, сидя на камушке посреди цветочного поля. Иметь хоть что-то общее с подобными существами? Черт возьми, это очень неприятно. - Давай поиграем, - полуэльфка обреченно вздохнула и потерла переносицу, остановилась, чтобы посветить на чем-то не понравившийся ей участок, двинулась дальше. Если не согласиться на игру, можно и вовсе не узнать правду, а так хоть какая-то крупица истины в постоянном вранье эльфа затеряется.
«Что сегодня на обед будет? Только не говорите мне, что опять какая-нибудь овощная гадость! Терпеть не могу овощи без мяса, это вообще не еда, это издевательство. Как бы так объяснить местным поварам, что мне нужно питаться нормально, а не умирать от истощения и недостатка полезных веществ в организме? Идиоты».
Этайн сделала очередной шаг, собираясь зевнуть и продолжить вырабатывать план по укрощению дворцовых поваров, но тут прозвучал вопрос... тот самый сокровенный вопрос, который так волновал абсолютно весь замок. Она слышала, как об этом шепталась прислуга, читала этот вопрос в глазах почти всех женщин, живущих и приходящих сюда, ощущала его в воздухе противной недосказанностью. Но еще никто не набрался смелости задать его полукровке напрямую. Поэтому сейчас она ощущала нечто вроде облегчения: наконец-то она сможет рассказать, что думает по поводу их с монархом отношений! Хоть кто-то узнает правду от нее самой, а не будет подогревать нелепые слухи и интерпретировать любое ее движение!
- Нет, - она улыбнулась, хотя прекрасно знала, что Дерек не сможет увидеть этой улыбки: злая, она больше походила на оскал голодного хищника. - Я ненавижу монарха, я презираю его поспешность и необдуманность, я уже много раз ловила себя на мысли, что мне очень хочется его убить, - голос ни разу не дрогнул, как будто женщина рассказывала о том, что съела на завтрак или как прекрасно в саду расцвели розовые кусты. - Но меня связывает с ним обещание, поэтому я убью любого, кто попытается навредить этому придурку. И сделаю все, чтобы его планы и мечты воплотились в жизнь, - никакой любви и преданности, никакой привязанности. Она всего лишь будет до конца жизни держать свое обещание, данное холодным осенним вечером обреченной на смерть дикой тварью одинокому королю. Их разговор, спустя время, начал казаться полуэльфке вырванным из сказки, настолько все тогда было... нереально. - Моя очередь, - Этайн остановилась и довольно улыбнулась: впереди зияла довольно широкая дыра в полу, обойти которую не представлялось возможным.
«Хорошо, что я успела восстановиться. Прыгать со слабостью в ногах было бы самоубийством».
Полукровка отошла на пару шагов, качнулась вперед-назад и, резким рывком преодолев разделяющее ее и край дыры расстояние, красиво прыгнула. На несколько секунд показалось, что она зависла над пропастью, женщина даже забыла сделать вдох, настолько иррациональным был прыжок, а потом стопы коснулись пола. Она тут же присела, гася чудовищную инерцию, грозившую сломать ей ноги, резко разжала руку, удерживающую фонарь — тот почти без стука опустился на камень, а сама полуэльфка кувыркнулась, тут же вставая на ноги. В следующее мгновение она уже поправляла слегка сбившуюся куртку, возвращаясь обратно к краю дыры.
- Моя очередь, кэп! - Этайн сейчас сияла как начищенный самовар, широко счастливо улыбаясь. Эльф, нагло совравший про бумажную работу, все-таки был не настолько хорош в плане физической подготовки, чтобы без труда преодолеть разделяющее их расстояние. - Ты знаешь, что такое прыжок веры? Это слепой прыжок, где, как правило, только момент приземления дает понять, ошибся ли человек с расчетом или нет. Так вот... мой вопрос. Поверишь ли ты мне? - и очень медленно она раскрыла руки, вытягивая их вперед. - Прыгнешь? - и веселая усмешка.

+3

8

Он был доволен. Он был крайне доволен, но долго это не продлилось. Вот он узнает приятную новость, запоминает слово в слово и готов цитировать днями напролет, но главное – сможет занести информацию в папку. А в следующей момент они подходят к дыре. Причем, посветив туда фонариком, Дерек поразился таким неприятным фактом, что дна не видно. Совсем.
Конечно, были подозрения, что ловушки будут включать в себя припрятанные ямы с острыми или даже покрытыми ядом лезвиями на самом дне. Или с работающими жерновами, хотя это скорее разыгравшаяся фантазия подбрасывала совсем уже безумные идеи. Но внезапно бездну посреди коридора образовать? Может, обман зрения? Осторожно попробовав носком сапога ступить туда, где земля отсутствовала, Далвах с разочарованным вздохом убедился, что дырень настоящая. Конечно, у него с собой была веревка, и даже был крюк, с помощью которого, теоретически, можно было зацепиться за выступы в полу у той части дороги, что продолжалась через провал.
- Мы могли бы…
И тут Этайн прыгнула, оставив Дерека с ужасом взирать ей вслед, уже не чая увидеть девчонку когда-либо еще. Все, можно разворачиваться и тащить мраморную плиту, венки и тех голосящих певуний, что вызывают тошнотворное желание вспоминать все смерти мира, а не только смерть того, с кем пришли прощаться. А они даже не достигли нужных покоев!!
Но девчонка допрыгнула. Приземлилась мягко, будто ежедневно практиковала затяжные прыжки, от которых кровь стынет и зубы начинают постукивать. Не у Дерека, конечно, ибо он куда больше ужасался за последствия, которые могли бы последовать за смертью королевской телохранительницы. Все-таки ответственность за эту экспедицию висела бы на начальнике охраны, а это значит (тут заныли даже десна), что ему пришлось бы как-то правдоподобно оправдываться и объяснять, почему он не удержал дурочку от опрометчивого поступка.
Но все же она допрыгнула. И предложила то же совершить и Далваху.
- Благодарю, дорогая моя, но у меня возникали сомнения и по поводу твоих способностей летать, а вот по поводу своих у меня и сомнений нет. Я летать не умею. Уверяю, - нервно улыбнувшись тьме в бездонном провале, Дерек перевел взгляд на девушку, которая уже приготовилась ловить.
«Это она так шутит, я убежден».
Он начал было искать какие-то другие пути, чтобы преодолеть бездну, но ожидающая его девчонка, которая все так же терпеливо держала раскрытые объятия, ужасно мешала сосредоточиться.
- Это называют манипуляцией, - решил уточнить Далвах, с прищуром глядя на Этайн и хмурясь тому, что выхода у него нет. Либо довериться девчонке, либо попытаться ее убедить, чтобы та поймала конец веревки, с помощью которой, возможно, появится возможность перебраться на ту сторону без риска для жизни. Но что-то подсказывало Далваху, что она не согласится.
Фыркнув, походив из стороны в сторону, эллон, дико недовольный, стал срывать свою мантию, слишком тяжелую для такого прыжка. Он бы еще и выругался, но вместо этого лишь сильнее стиснул челюсть и еще раз с многообещающим прищуром глянул в сторону девчонки. Глубоко вдохнув, замирая всего на мгновение и еще раз оценивая, как много у него сегодня шансов вернуться в личный кабинет, и шумно выдохнув мгновением позже, Далвах побежал, сетуя в уме, что не догадался скинуть и сапоги. Оттолкнувшись у самого края провала, эллон высоко прыгнул, летя на девчонку с грозным, как он надеялся, видом.
Эльфы, безусловно, прекрасные прыгуны, ловкие и легкие. Но Далвах редко полагался на свою природу, куда больше предпочитая отдавать должное уму и хитрости. Конечно, жизнь проучила.
Недолетал, он недолетал. Со свирепой гримасой на обычно лишенном глубоких эмоций и переживаний лице,  Дерек вцепился в руки девушки, рванув ту на себя, повиснув над самой бездной с коротким вскриком, в котором скорее слышалось удивление, чем страх. Никогда же не ожидаешь, что сорвешься, что недолетишь, что умрешь.
- Держи меня!! - рявкнув, Далвах из всех сил вцепился девушке в руки, нисколько не сомневаясь, что если она его не вытащит, то полетит во тьму вместе с ним.

Отредактировано Далвах (15.07.2016 12:49:14)

+4

9

Этайн прекрасно понимала, что подобные решения не принимаются в течении нескольких секунд, поэтому продолжала терпеливо стоять у края с вытянутыми руками и спокойствием дохлого льва. Если бы ее саму попросили о подобном, она бы даже через пропасть дотянулась плюнуть предложившему такую глупость в лицо, а потом с гордо поднятой головой развернулась и ушла искать запасной переход. Но она — это она, у нее жизнь была тяжелее, чем у всех прочих эльфов, а от Дерека она хотела не просто прыжка, но как бы подтверждения, что он рискнет довериться выродку с примесью вампирской крови. В их будущем сотрудничестве — если кэп таки решится — это не просто важно, это жизненно необходимо. В себе-то полукровка не сомневалась, а вот окружающие всегда вызывали у нее некую весомую долю недоверия. И, кстати, совершенно заслуженно.
«Зачем он мантию снял? Холодно же потом будет, ныть станет».
Она вздохнула, наблюдая за возней и архиважными приготовлениями спутника, мысленно качая головой — большинство движений мужчины были совершенно лишними, слишком порывистыми и необдуманными. Хорошо хоть сапоги снять не додумался, а то бы тогда полукровка смеялась в голос, позабыв даже о том, что ей надо этого странного эльфа ловить. И, судя по тому, как это несчастье взяло старт, ловить действительно придется на подлете — ласточка у Далваха выйдет кривая и нелетающая, в отличие от нее самой. А еще у него знатно шалили нервы, это было видно даже с расстояния между краями дыры, а прыгать с захламленной всякой чушью головой можно только со скалы. Головой вниз, для достижения лучшего эффекта.
«Горе луковое. Мне начинает казаться, что мирное время слишком сильно балует эльфов. Устроить им, что ли, войну локального масштаба? Вечную. Чтобы присутствия духа не теряли».
Женщина опасно наклонилась вперед и сжала запястья Дерека, тут же выпрямляясь и опускаясь на корточки, одной ногой уперлась в выступ у самого края, чтобы не свалиться под неожиданной тяжестью. Физиономия у начальника охраны была сейчас та еще: наверное, ему она казалась свирепой, но на самом деле лицо было перекошено помесью ужаса, злости и жажды убийства. Правда, даже тщательно рассмотрев сию прелесть, полуэльфка отказалась стыдиться своего поступка, разумно предположив, что подобная встряска заставит эльфа хоть немного заняться собой и вернуть себе форму.
«Ладно, проверку прошел. Пора его вытаскивать».
Этайн слегка качнулась назад, проверяя, не впечатается ли Далвах во время спасательной операции лицом прямо в край дыры, удовлетворенно хмыкнула и все с тем же спокойствием дохлого льва резко поднялась на ноги, одновременно напрягшись и потянув руки вверх, отступила на пару шагов, чтобы спутник ощутил наконец-то твердую почву под ногами. Постояла так немного, потом медленно разжала пальцы на чужих запястья и высвободилась из мертвой хватки мужчины, потерла резко занывшие запястья — наверняка к вечеру синяки появятся, объясняйся потом с монархом, откуда взялись и почему его начальник охраны такой нервный стал.
- Ну, молодец, - Этайн еще немного постояла, потом неловко приобняла напарника и хлопнула его по спине, отстранилась, дошла за края пропасти и заглянула вниз, нахмурилась. На самом деле, Дерек очень сильно рисковал, решившись прыгать, она даже не ожидала. И теперь придется отвечать тем же. Приятный сюрприз, с одной стороны, но громадная морока — с другой. Хотя, кто знает, что из этого всего выльется. - Обратно пойдем по боковому ответвлению, я знаю, где оно, - а вот теперь эльф с чистой совестью мог ее убивать — знала-то полукровка об обходном пути еще когда сама прыгать собиралась, да и думала рассказать об этом спутнику, но в последний момент передумала, решив, что раз играть, то по-крупному. - Ну-с, твоя очередь задавать вопрос, - подхватила фонарь и решительно зашагала вперед, поднимая его повыше, чтобы осветить путь и топающему следом, она не сомневалась, начальнику охраны.
«Интересно, он мстительный? И что заставит сделать в ответ на мою провокацию? Его, вон, до сих пор колотит, я даже спиной ощущаю».

Отредактировано Этайн (15.07.2016 14:46:45)

+4

10

Еще немного, и эльфа бы всего перекосило. Перво-наперво, он приложился коленом и выступ. И едва Этайн вытащила его, Далвах стал растирать ушибленное место, про себя цветасто выругавшись. И да, витиеватые и не самые приличные эпитеты в основном были обращены к этому бесу лохматому. А во вторых…
- Что?! – Дерек округлившимися глазами уставился на девчонку, начиная понимать всех тех жертв, что попадали ей под раздачу. А он то смеялся и отмахивался, считая слухи преувеличенными. Конечно, на ус мотал, но относился крайне снисходительно, высокомерно считая, что уж его она не сможет вывести из себя или заставить избегать. Думал, ну что может утворить пусть и боевитая эллет, пусть с фантазией, но все таки обычная эльфийка? Без рогов на башке и огнедышащего дыхания. Да у нее даже хлыста нет, чтобы за демона сойти! Но ей бы подошло, определенно. – То есть ты бывала тут раньше? И ничего не сказала?
Далвах давненько не ощущал себя таким обманутым. Более того, для него был неясен мотив для такой лжи, а это как-то не давало разозлиться, было только недоумение и обида. Он даже губы поджал и отвернулся к стене, чтобы поскрипеть зубами, не выдавая своих эмоций.
- Хорошо, вот мой вопрос. Объяснись. Мне неясен твой поступок, а знать бы хотелось, что у тебя на уме. Хотелось бы доверять тебе, особенно в столь опасном месте, - Далвах смотрел на эллет скрестив руки на груди, напряженно, и с все так же поджатой нижней губой. – Я не раз рисковал своей жизнью в довоенное и военное время. И мне не улыбается рисковать ею сейчас, крошка.
Далвах не любил быть серьезным. Ему это не шло. Ему больше нравилось улыбаться сладенько и льстиво, нравилось подшучивать и посмеиваться. Он же не Глоросс с его этой постной и скучной физиономией. Но ситуация требовала потерпеть и показать, что начальник охраны весьма будет признательным, если ему объяснят, на кой черт потребовалась рисковать его драгоценной жизнью.
«Эх, Трандуил, а я то не понимал, почему ты так меняешься в лице, когда речь о ней заходит… Если она и ему такие сюрпризы устраивает – могу понять его желание порой закрыться в своей спальне и не вылезать оттуда даже по делам государственной важности».
Конечно, были подозрения, почему девчонка так сделала. Может, она проверяла, насколько хороша его подготовка, или насколько серьезны его намерения в желании исследовать подземелье. Глупо со стороны Далваха, но ему даже хотелось покрасоваться. Конечно, получилось не очень, получилось с натяжкой. И что злило больше всего – было не понятно, прошел он проверку или нет. Еще одна причина поскрежетать зубами. Дану-Дану, а он ведь считает себя едва ли не самым умным эльфом в королевстве, а не может разгадать причины поведения у этой эллет! Не может же быть, что все дело в элементарном недоверии к нему? Есть же другие способы добиться правды в этом вопросе, не столь радикальные.
Он оперся спиной о стену, чувствуя, как сердце, наконец, выравнивает свой ритм, а пальцы прекращают подрагивать. Встряска что надо, это отрицать нельзя.
И тут стена начала продавливаться и подаваться назад, чем вынудила Далваха отпрыгнуть от нее, будто ошпаренному, быстро поднырнув за Этайн. Нене, ему на сегодня хватило уже игр со своей жизнью.
Стена медленно, но на удивление бесшумно сначала ушла внутрь, а затем стала отъезжать в сторону, оставляя многозначительно черный проем, из которого дыхнуло затхлостью и каменной пылью. Поджилки нервно сжались, но Далвах лишь скривился собственному малодушию.
- Об этом ты знала? – вглядываясь в беспросветный мрак, Дерек в который раз ощущал противную неуверенность, стоило ли вылизать из кабинета. Тем более в компании с одной лишь эллет. Может, надо было бы с собой и Глоросса захватить? Скучно, конечно, но зато определенно безопасней. – Идем туда? Я бы не хотел оставлять нечто неисследованное за спиной.

+2

11

Полукровка покачалась вперед-назад с носков на пятки и обратно, с неохотой принимая тот факт, что дальше они пока двигаться не собираются — начальник охраны изволит немножко злиться и капризничать, высыпая ей на голову все те тонны недовольства, которые у него скопились за время работы в замке. Даже без детального разглядывания лица Далваха ощущалась искренняя, ничем не замутненная ярость, исходившая от него волнами эдакого солнечного ветра, от которого никуда не деться, а зацепит — «поцелует» такой дозой радиации, что помрешь, не успев даже толком пожалеть о произошедшем. Пожалуй, ни один вампир не умел так талантливо злиться, как это делают чистокровные высокородные из лесного народа. Ее старейшина, когда отчитывал нерадивую сироту за очередную ее выходку, полыхал не меньшими эмоциями, каждый раз заставляя ребенка восхищаться неиссякаемыми запасами вдохновения — это же какую связь надо иметь с высшими материями, чтобы так возмущаться?!
- По порядку. Я тут раньше не была, - Этайн осторожно поставила фонарь на пол и уселась рядом, скрестив ноги и глядя на возмущающегося эльфа снизу вверх — так обзор был лучше, ведь хотелось увидеть и запомнить все грани недовольства этого змея. - Когда только заметила дыру — ты же не думал, что пол случайно обвалился? - внимательно осмотрела стены неподалеку, в одной из них был явно выдвинут камень. Поскольку везде в остальных местах кладка гладкая, делали-то на века, очевидно, что это рычаг. На этой стороне есть такой же, - махнула рукой в темноту неподалеку от себя и пожала плечами. Золотое правило, если хочешь выжить в лесу: смотри по сторонам, очень внимательно смотри, и замечай все необычное. Видимо, в эльфийских подземельях оно тоже исправно работает. - Теперь о наболевшем, - кашлянула и отвернулась, вглядываясь в сгущающуюся за пределами круга света тьму, слегка прищурилась, но из-за близкого фонаря не смогла ничего различить, да и сомневалась, что сможет, вздумай кто-нибудь погасить их источник света. Казалось, что во мраке за спиной и по бокам что-то существовало своей размеренной жизнью, воспринимая вторгшихся сюда приключенцев как неизбежное зло, которое надо перетерпеть — и оно само уйдет. В лесу легче, там всегда есть свет, пусть бы даже и от звезд, по нему хотя бы можно ориентироваться, а здесь... в абсолютной темноте было неуютно, сразу ощущались тонны камней, нависающие над двумя живыми. - Я раньше в своей жизни не доверяла никому. Вдумайся, Далвах. Ни-ко-му. Но теперь я работаю с монархом, а это тяжело, мне еще много к чему надо привыкнуть, а кроме всего прочего — заставить себя доверять хотя бы кому-нибудь. Так встали звезды, что мы полезли с тобой в подземелья именно сейчас. Прыжок веры — моя проверка твоего доверия мне. Ты ее прошел, как ты мог уже понять... - и тут она сделала величайшее, грандиознейшее в своей жизни открытие. - Или ты даже об этом не подумал?
А в следующее мгновение случилось... случился апофеоз эльфийской глупости: начальник охраны решил легкомысленно опереться о стену, которая незамедлительно высказала все, что думает о неосторожных идиотах, не удосуживающихся изучить место, куда они рискуют прислонять свою драгоценную задницу. Женщина уже была на ногах, когда эльф только отрывался от неторопливо отъезжающей стены, и пыталась не смеяться в голос, закрывая рот затянутой в перчатку ладонью. Конечно же, кэп выбрал самое безопасное место, то есть, у полуэльфки за спиной, тут же туда юркнув и укрывшись от возможных сюрпризов предков-затейников. Она честно выждала положенную паузу в две минуты, в течение которой и должны были на ее голову посыпаться те самые сюрпризы, ничего не заметила и не торопясь подняла фонарь, обернулась к своему, несомненно, храброму спутнику и похлопала его по плечу.
- Нет, Далви, об этом я не знала, - возникло такое стойкое ощущение, что она пытается втолковать ребенку, что у него в шкафу монстры не прячутся, и под кроватью тоже никого нет, и да, в туалет ночью тоже можно ходить без опасений, оттуда ничего не выпрыгнет. - Пойдем, - благодушно кивнула и неспешно переступила порог комнаты, посветила фонарем, быстро обнаружила торчащий из стены факел и, вытащив загодя припасенные спички, зажгла его, а вместе с одним факелом — и всю их цепь по периметру потайной комнаты. - Знаешь, мне кажется, нам понадобятся твои бравые солдатики. Одни мы столько не дотащим.
«Меняю свое отношение к предкам. Они были очень, ну очень прагматичными эльфами. Встретила бы — точно бы руку пожала! Каждому!»
Потайная комната оказалась, барабанная дробь, сокровищницей. И что-то подсказывало, что никаких заклятий на с любовью скопленное золото наложено не было, иначе бы подаренный дедом кинжал уже предупредил вертящую в руках здоровый рубин хозяйку об опасности.
- И мой следующий вопрос: что тебе известно о монархе? Его жизнь, его характер, его близкие. Мне нужно знать о нем все. Но - постарайся уложиться в пять минут.

+2

12

«Далви, она назвала меня Далви…»
Дерек скривился, будто наелся зеленых клопов, про себя проговаривая эту сокращенную форму своего имени. Не нравилось, категорично не нравилось. Имя для оленя, или скорее даже для олененка.
- Оу… - глубокомысленно, очень глубокомысленно высказал свое мнение Дерек, осматривая самые настоящие сокровища, которые лишь слегка покрывала пыль. Конечно, когда он собирался идти в подземелья, он говорил о сокровищах и активно делал вид, что ищет именно драгоценности, но на самом деле начальник охраны не сильно надеялся вообще что-то найти.
Присев на корточки и взяв в руки тяжелую трость, инкрустированную рубинами с голубиное яйцо, Далвах с сомнением осматривал ее, все еще не доверяя своим глазам. Как-то не верилось, что сокровища хранились вот в такой куче, без ловушек, без охраны… Конечно, эльфы мало ценили материальные блага, к тому же здесь не было ничего, что было бы создано эльфами.
- Думаю, это дары, которые подносились нашим предкам, - высказался наконец эллон, продолжая дотошно осматривать трость. – Грубо сделано, да и рубины обработаны примитивным образом. Слишком тяжелый предмет, значит, целиком из золота, без полостей. Хм… Еще одна загадка. Кто же мог делать такие богатые подарки предкам, - Далвах приподнялся и только сейчас заострил внимание, что ему задали вопрос.
Отвечать не хотелось. До момента с открытием сокровищницы, он услышал кое-что, что ему крайне не понравилось. Во-первых, Дерек недооценивал ее. И поплатился а это. Во-вторых, у Этайн реально больше шансов выжить, чем у него. По сути, сейчас он зависим от нее, и виноват в этом он сам. Какая ирония, ведь начальник охраны всегда оказывался по другую сторону таких отношений. Ему нравилось ставить других в зависимое положение, ну а затем уже пользоваться своим превосходством. Досада и обида пригрелись в груди, ворча изнутри и заставляя мысли вертеться только в одном направлении – месть. Так просто нельзя спускать девчонке с рук ее власть над ним, которую она уже бессовестно использовала, заставив рискнуть своей шкурой. Доверие? Любой в замке в курсе, что доверять ему нельзя. Ни в коем случае.
- Хм… - с невозмутимостью кладя золотую трость обратно, Дерек повернулся к девушке и ослепительно улыбнулся. – Боюсь, что в пять минут не уложусь. Трандуила жизнь потрепала, особенно, как это часто бывает у нас в общинах, его трепали свои же. Думаю, тебе знакомо, какого это – отличаться от остальных, - про себя мужчина снова лишь тихо хмыкнул. Далвах тоже отличался от остальных, но выгодно. Ему не были знакомы издевки, но зато он хорошо их видел, наблюдая со стороны за теми, кто внезапно оказывался «не таким». Печальная участь. - И я должен сразу извиниться, но о личной жизни государя я распространяться не собираюсь. Во-первых, таким образом я предам доверие Короля, а во-вторых, заодно предам и твое, которое я заслужил едва ли не ценой своей жизни. Разве станешь ты доверять эльфу, который бессовестно выбалтывает все секреты своего сюзерена?
Глаз зацепился за крупный алмаз, от которого исходило собственное свечение, как это бывает только с настоящими драгоценностями. Действительно крупный, с кулак ребенка. Такие камни напитываются магией как губка водой. Увы, сам Далвах был не в курсе, как это делается. Да и сомневался, что сейчас хоть кто-то обладает нужными знаниями, чтобы накачать такой камень магией или же наоборот изъять ту.
Дерек вышел их сокровищницы и с тоской посмотрел в том направлении, где осталась лежать теплая, пусть и тяжелая, мантия. Холод здесь не был сильным, но присутствовал постоянно, отчего ощущался с каждой минутой все назойливее.
- Что же, необходимо оставить некую метку, чтобы не забыть позже, где находится сокровищница, - Далвах вздохнул, понимая, что все это золото пройдет мимо его кармана. Все уйдет во благо новорожденного королевства. – Мой черед. Расскажи, почему так интересуешься Трандуилом.
Эллон оставался безынициативен, позволяя всей работой заниматься Этайн, и нет, ему стыдно не было. Девушка сама вызвалась добровольцем, к тому же Далвах все равно мало чем сможет тут помочь. А вот усугубить может вполне.
- У тебя… - недоговорив, что там у девушки, Далвах вытащил платочек с внутреннего кармана и оттер темное пятно с ее щеки. – Похоже на сажу. Умудрилась перепачкаться, пока факелы зажигала? – с насмешкой, но без злобы в голосе, Дерек еще раз оглядел щеки Этайн, чтобы удостовериться в их чистоте. – Порядок, идем.

+3

13

Маленькая фигурка в отблесках драгоценностей казалась чуждой этому месту, жалкой и беспомощной. Этайн стояла, держа в руках погашенный за ненадобностью фонарь, и с грустью смотрела вперед, на одну из особенно внушительных гор золота, в неописуемом количестве громоздящихся вокруг. На богатствах Древних плясали отблески настенных факелов, где-то далеко, почти у самого входа раздавался приглушенный голос эльфа, размышляющего о чем-то, а прямо перед ней...
«Вот почему нас никто не встретил и не убил, когда мы зашли сюда».
Теперь поселившаяся в подземных пещерах тьма не казалась живой, в ней больше не прятались коварные всемогущие враги, только горькая печаль разливалась по давным-давно забывшим свет залам. Вся мощь этого места начала угасать сотни лет назад, и теперь остались только крохи былого величия, сгнившего много лет назад вместе со своим могучим хранителем.
«Менегрот пал уже так давно, а никто этого не заметил. Как смешно и отчаянно глупо полагаться на эти стены. В них больше нет силы».
Полукровка медленно повернулась и, по очереди туша факелы, пошла к выходу из сокровищницы, стараясь не оглядываться. А из темноты, неспешно выбирающейся из самых потаенных уголков, на нее смотрели две пустые глазницы драконьего скелета. Защитник эльфийской силы умер так давно, что даже запах тления успел выветриться и смешаться с затхлостью давно покинутых живыми пещер. Сказки, которые рассказывали маленьким детям старейшины, не врали, но уже давно превратились в быль, сказание о временах, когда лесной народ умел покорять драконов и владел мощью, несравнимой даже с силой древних кровососов. Но это было так давно... что уже стало казаться ложью.
«Не стоит говорить Дереку... пока. Потом сам увидит, если, конечно, рискнет спуститься сюда еще раз. Незачем пугать его еще больше. Мне еще надо... надо что-то сделать... Только вот что?»
Ее гнало вперед странное ощущение пустоты внутри, как будто в грудь женщины вшили мощный магнит, притягивающий ее к своей второй половинке. И с каждым пройденным шагом это чувство... необходимости двигаться вперед нарастало, усиливалось, жгло изнутри, подгоняя и заставляя чаще биться сердце — совсем скоро, еще немного!
- Он — мой король. Хочу знать о нем достаточно, чтобы уберечь от приветов из прошлого, готовых его убить, - полуэльфка легко пожала плечами, нетерпеливо дернувшись из-за вынужденной остановки, скривилась и, забрав платок резким движением, чуть ли не побежала вперед, подгоняемая только одной мыслью - «двигайся, быстрее, еще быстрее!». Желание играть в вопросы и ответы пропало, места в сознании не было больше ни на что, кроме бешеной жажды попасть... куда-то, где ей так страстно было надо оказаться именно сейчас.
К очередному повороту дыхание сбилось, спутник отстал еще минут десять назад, затерявшись в темноте переплетений залов и коридоров, но Этайн это не волновало, она просто разжала пальцы и уронила включенный фонарь на каменный пол, когда перестала слышать чужие шаги за спиной. Темнота не мешала ей — сейчас она ориентировалась на внутреннее чутье, безошибочно сворачивая в нужные переходы, все ускоряя шаг, чтобы последние несколько залов преодолеть бегом, слыша только бьющуюся в такт сердцу мысль «вперед». А потом резко остановилась, забыв, что так и не выдохнула.
Широко раскрытые глаза отчетливо видели: тьма сжималась и, словно побитая собака, уползала под теряющиеся впереди своды величественного зала, его колонны терялись в темноте где-то далеко наверху, по отшлифованному, покрытому выбитыми в камне узорами полу гулял сквозняк, холодящий ноги даже сквозь теплые сапоги. А в самом центре, в сердце зала...
Поляна ежилась под холодным всепроникающим лунным светом, куталась в хищные тени покореженного кустарника, щерилась на нежданных гостей клыками поваленного ствола. А на ее плечах лежали чужие ледяные ладони, и она прекрасно знала, кому принадлежит сухой голос, так похожий на отрывистое воронье карканье. Шаг — и граница пройдена, поляну заливает вязкая тишина, сердце сжимается от ощущения прихода чего-то могучего, способного забрать жизнь вошедшей в залитый голубоватым светом круг полукровки одним лишь своим желанием.
Опуститься на колени перед черным камнем — как во сне, наблюдая, как медленно обрастает он дивным узором инея, как смешиваются облачка пара от горячего дыхания все еще живого существа со звенящим от напряжения воздухом. И кто-то чужой мягко вытягивает ее руку над черным жертвенником, кто-то — а может быть, она сама? - не торопясь вытаскивает из удобных, сшитых по специальному заказу ножен короткий кинжал, чтобы так же неспешно провести его заточенным, словно бритва, лезвием по вытянутой руке.
Кровь настолько темная, что почти сливается цветом с камнем, первая ее капля разбивается о шероховатую холодную поверхность, ломая идеальный белый узор, оставляя на нем рваные раны. А потом темно-красная отравленная кровь проливается на алтарь водопадом, и сознание гаснет вместе с рокотом разбивающихся о камень красных струй.
«Сколько прошло времени?»
Перед глазами все еще темно, и фонаря под рукой больше нет, а значит, придется выбираться на ощупь, держась иссеченной кинжалом рукой за стену. Кровь больше не идет, и странное видение отступило, растворяясь во вновь осмелевшей и затопившей собой весь зал тьме. Только вот почему-то Этайн уверена, что каждую ночь теперь ей будут сниться сны. И сны ли?..
Далваха она встретила спустя полчаса, невесело ему усмехнулась и, подхватив под руку, повела к выходу из подземелий, навстречу солнечному свету и свежему ветру. Подальше от зла, которое она сама принесла в Тысячи Пещер, которое выпустила на волю и оставила править бал медленного разрушения. Наверное, даже хорошо, что она не знала, какой ценой впустит призрак родной крови в Менегрот, до неотвратимого конца.
- Славно повеселились. Как-нибудь еще поболтаем, Дерек.

Отредактировано Этайн (24.09.2016 16:57:17)

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [7.11.2066] Dungeons and Dragons