КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [16.11.2066] Нет больших проблем, есть много маленьких


[16.11.2066] Нет больших проблем, есть много маленьких

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время: 16 ноября 2066 год

Место: -1 этаж ЦИЭМ, половина которого занята под «Evolving Gates Industries».

Действующие лица: Цукуё Накадзима, Клод д'Эстен, Дэниел Гейт

Описание ситуации: когда два гендира договариваются о сотрудничестве, иногда требуется помощь обычного менеджера.

Дополнительно: -

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

+2

2

Цукуё нервничала. Сидя на заднем сидении автомобиля, под взволнованные взгляды дампира Луиджи, непривыкшего к такой хозяйке, и безуспешно пытаясь запомнить хотя бы что-то из того, о чем японке предстояло говорить с патриархом Котов. Но как она не старалась, выходило из рук вон плохо. Просто потому, что она никогда не интересовалась наукой на столько, чтоб утруждать себя запоминанием сложной терминологии с приставками нано-, био- и прочими, которые моментально вылетали из головы предпримчивой азиатки, знающей как отхватить кусок бизнеса побольше, как надавить на ту или иную персону, но абсолютно не готовую вслух рассказывать о перспективах совместной работы с д'Эстенами. И она бы запросто спихнула эту встречу на специально обученного для этого человека, имеющего непосредственное отношение к науке, но ситуация была такова, что для большей убедительности, следовало ей не только присутствовать на этой встрече, но и говорить самой. Поэтому, в тысячный раз проклиная все на свете, Химе мяла в руках листок с пламенной речью, обращенной к Клоду, и уже в третий раз за время пути от гостиницы до ЦИЭМа съедала алую помаду, которой привычно были очерчены аккуратные губы.

"Издали руководить компанией по производству косметики гораздо проще, чем это..."
Она сокрушенно взмахнула листами, обращая взор темных глаз в окно автомобиля.
- Гидрофобный паклита... - упс, кажется, Цукуё, отвлеченная тем, что они уже (так скоро!) оказались на парковке Центрального Института, снова позабыла то, от чего не отрывала взгляда всю дорогу, - Я даже не знаю, что такое этот па... пакли... - она заглянула в шпаргалку, выискивая нужное слово, - ...таксел. Паклитаксел!
- Лекарство наверно какое-то, - дампир Луиджи неловко пожал плечами, в ответ на возмущения хозяйки и вышел из машины, чтоб открыть дверь Химе. Но Накадзима только сильнее разозлилась, чувствуя себя маленькой девочкой, больше которой знал даже ее совсем не умный охранник. И, видимо, дампир почувствовал раздраженные настроения своей госпожи, решив более не говорить и молча открыв Цукуё дверь.
- Ничего, Луиджи. Я буду действовать по обстоятельствам, - вампирша проговорила это с уверенностью, звеневшей в голосе металлом дерзости. - Как всегда. - во взгляде отразилось пламя, делая из сомневающейся в себе мгновение назад азиатки, хрупкой и маленькой, ту, кого знали как Огненную ведьму. Резкую, опасную, не упускающую своего, и правда привыкшую действовать по обстоятельствам, без долгих раздумий и приготовлений.   
Встреча предстояла тет-а-тет с Патриархом и уже скоро японка, отпустив верного охранника ждать в коридоре, распахнула стеклянные двери зала для презентаций, в котором ее ожидал Клод.
- Господин Патриарх, - вампирша приветственно качнула головой, не забывая про уважительный полу-поклон, от чего волосы, уложенные крупной волной, чуть шелохнулись и нетерпеливым каскадом, рассыпались по плечам, - Я благодарю, что вы уделили мне время. Приступим?
И не раздумывая более, Накадзима заняла одно из мест за столом, начав свой длинный и определенно утомительный рассказ о пользе совместных работ, о перспективах и прибыли, используя сложную терминологию, для того, чтоб прочитать верно которую, Химе приходилось произносить слова по слогам.

- ...В данный момент, у нас уже есть кое-какие наработки с применением дендримеров и нанопористых материалов, однако, это все только проекты, - Цукуё выдохнула ненадолго замолкая и отрывая взгляд от листа бумаги.
На какое-то мгновение ей вдруг даже показалось, что она видит скуку на лице Клода. Впрочем, это было ни сколько не удивительно, потому что, саму Накадзиму от всей этой наноэлектромеханики, мицеллов, полиэтиленгликоля, квантовых точек, путешествий частиц через ткани, клеток и вирусов, лечение которых возможно осуществить при помощи наномедицины, о которых она со всем своим возможным энтузиазмом рассказывала, тоже начинало клонить в сон. И просыпалась Химе только тогда, когда видела цифры прибыли от этой малопонятной научной хрени. Разумеется, предполагаемые цифры, до которых ее слушателю оставался еще целый лист.
- Итак, продолжим. - силясь скрыть свою собственную скуку, маскируя ее деликатной улыбкой, вампирша отпила воды, перелистнув страницу...

Отредактировано Цукуё Накадзима (15.05.2016 10:36:29)

+4

3

Клод вежливо улыбнулся, подавив вместе с зевком желание в очередной раз проверить телефон — писем, как он знал, не было, а время текло слишком неспешно и не стоило демонстрировать своё нетерпение, отслеживая каждую секунду. По крайней мере, теперь. Прошло не более пятнадцати минут с тех самых пор, как он приветствовал леди Цукуё и она, не дав ему возможности сообщить план встречи, заговорила. Её стоило остановить сразу или после первой минуты, но ошарашенный Клод смолчал, и теперь признаться в своей неграмотности было глупо и, что важнее, грубо.
Грубо, — вампир мысленно фыркнул, — с каких пор это его начали волновать подобные категории?
На данных переговорах Клод запланировал только формальное своё присутствие. Он собирался поприветствовать Цукуё, проводить её по этажу, вежливо побеседовать и благополучно сплавить вместе со своими бумажками на своего сына-дампира. Сделать это сразу мешала вежливость. Клод не слишком разбирался в нюансах азиатского воспитания, но многие высокородные вампирские дома смотрели на полукровок не слишком благожелательно, и общение с Гейтом Накадзимы могли воспринять, как неуважение. Конечно же, им пришлось бы его проглотить, но для лучшего сотрудничества не стоило регулярно проверять степень их терпения, если это не шло на пользу делу.
Если вдуматься, во всех его нынешних проблемах была виновата вежливость и внезапно проснувшееся воспитание д'Эстена, который решил быть предельно галантным с азиаткой. В итоге, он оказался в крайне неловкой и даже несколько неприятной ситуации: дама вещала по бумажке, а он с умным видом слушал, даже близко не понимая более чем половины терминов и лишь крайне смутно догадываясь о значении остальных. Клод никогда не считал себя глупым, но к науке он был далёк настолько, что начинал испытывать мигрень от необходимости даже не запоминать, а просто слушать монотонную речь женщины. Возможно, в устах интересного оратора, который бы соизволил упросить текст до понятных слов, её доклад и был бы интересен, но госпожа Цукуё оратором не была и Клод подозревал, что она также не слишком хорошо разбирается в том, что упорно втирает ему в уши.
От этой мысли д'Эстену пришлось подавить смешок. Он нетерпеливо поёрзал на стуле и глянул на часы. Шла пятнадцатая (или уже двадцатая?) минута доклада, а у него уже гудело в голове, болела задница и нестерпимо хотелось закурить. Будь на месте Цукуё его сын, он заткнул бы его на втором предложении и потребовал перейти ближе к сути. Будь на месте Цукуё её секретарь, он бы сделал то же самое, но, возможно, в чуть более вежливой форме. Но Цукуё, насколько Клоду было известно, крутила делами своей семьи и оскорблять её не входило в планы д'Эстена. Хотя, надо признать, последние пять минут он пассивно занимал себя вопросом, насколько госпожа Накадзима может оскорбиться, когда в конце своего чудесного доклада о чём-то его спросит, а он не сможет ответить.
М-да. И надо же было ему так влипнуть. Если бы сын его пришёл раньше, доклад бы пришлось выслушивать ему. Он-то наверняка бы понял хоть что-то. Но сын опаздывал. Никто не ожидал, что дама так быстро перейдёт к научной части, и в самом начале встречи это не казалось проблемой, но теперь проблемой было всё. Оставалось только надеяться, что Дэнни успеет прийти быстрее, чем Цукуё закончить. В противном случае, Клоду придётся строить из себя большего дурака, чем он уже является.
Д'Эстен подавил страдальческий вздох. Цукуё замолчала, бросила на него взгляд, и ему ничего не оставалось, кроме как проявить заинтересованность к докладу, который он благополучно пропускал мимо ушей.
— С нанопористыми материалами понятно, — произнёс Клод, хотя, на самом деле, не представлял, что это за материалы и зачем они нужны. На примитивном уровне вампир знал, любой материал характеризуется объемом и плотностью. Чем плотнее материал, тем меньше в нём пор. Таким же образом он мог порассуждать над приставкой «нано», но в целом не понимал ничего. — Но не могли бы вы поподробней рассказать о наработках с применением дендримеров? — с самым невинным видом попросил д'Эстен, мысленно благодаря отца с его учителями, заставлявшими мальчика на слух воспринимать и воспроизводить самые сложные имена — дело полезное в дипломатических и, как оказалось, научных целях.
«Надо было сообщить, что для меня ЦИЭМ полон неприятными воспоминаниями, и сразу отказаться от встречи», — думал Клод, когда Цукуё заговорила снова. Как ни странно, само здание ЦИЭМа содрогаться не заставляло. Единственный раз, когда он почувствовал себя неуютно, был в момент, когда двери закрылись и лифт поехал вниз, но потом встреча и тоскливый ужас от доклада затерли это чувство, и вампир заскучал.
Какое-то время Клод развлекал себя тем, что рассматривал госпожу Цукуё. Женщин не должно оскорблять внимание мужчины, но последнюю сотню лет в моде была личность, и пристальный интерес к телу сходил за оскорбление, а зря. Насколько Клод знал, личность воспринимается гораздо лучше, если заключена в красивую оболочку, а Цукуё на свой азиатский манер была красивой. Клод в подробностях рассмотрел её лицо-сердечком, заметил, что выглядит она молодо, а грудь у неё небольшая. Впрочем, последнее не всегда являлось недостатком.
«Можем, с ней заговорить о зомби?» — вампира позабавила эта мысль. О зомби он мог сказать многое, и зомби отлично бы отвлекли от мыслей о груди докладчицы.
Клод проверил телефон. Ответа на его сообщение сын так и не прислал. — «Для тебя же будет лучше, если ты поторопишься».
— Может, вам предложить воды или чаю? — с надеждой спросил д'Эстен в очередной паузе. Боже, сколько у неё там листов?! — Долгие доклады имеют привычку сушить горло, —  а ему просто необходимо потянуть время.

Отредактировано Клод д'Эстен (27.06.2016 06:55:22)

+4

4

Но пауза продлилась, а Цукуё, пытаясь оттянуть тот момент, когда ей придется снова окунуться в непонятные термины, выхлебала всю воду из стакана, стоявшего перед ней. И, надо сказать, что предложение Патриарха долить ей еще воды, или чаю, оказалось как нельзя кстати. Химе вежливо улыбнулась Клоду, поднимая взгляд на того и мысленно задавая сомой себе вопрос о том, слушал ли ее вообще вампир. Отчего-то она догадывалась, что нет и ему сейчас было также скучно, как и ей, а прервать поток непонятной информации, д'Эстену не позволяла банальная вежливость. Впрочем, это где-то в глубине души порадовало ее, ибо в таком незамысловатом жесте со стороны Патриарха угадывалось уважение в адрес азиатки, в котором, в свою очередь, виделись нехилые перспективы для совместных дел.
- Да, пожалуйста, я бы не отказалась от чая. Зеленого, - уточнила Химе, откладывая перед собой листы.
На самом деле, она бы не отказалась бы и от обеда, и от чего-нибудь еще, лишь бы не возвращаться к своей скромной презентации, что в виду неумения Цукуё проводить подобные мероприятия, была более похожа на доклад. А еще, все это неимоверно злило японку и она бы отдала все на свете для того, чтоб здесь и сейчас был ее помощник, от которого утром сегодня уверенная в себе вампирша отказалась. И очень зря, ибо столько сложностей с чтением, и более того - с пониманием, текста она не испытывала никогда в своей долгой и очень интересной жизни.

...в какой момент все пошло не так, Цукуё не поняла, но, только что лежавшие перед ней листы бумаги, испечатанные разной научной терминологией, вдруг вспыхнули под ее тяжелым взглядом. Недолгая вспышка гнева затопила сознание яркой обжигающей волной, и подчиняясь ментальному импульсу Накадзимы, огонь в мгновение охватил доклад.
И все бы ничего, если бы не невозмутимость азиатки в этот момент, с которой она несколько секунд наблюдала за пламенем, и только потом спохватилась, так же применяя силу мысли, туша огонь. Впрочем, конечно же, опаздывая с этим. Потому что, пожарная сигнализация уже вовсю вопила об опасности, и более того - включилась система тушения огня. А далее, в зал, с огнетушителем в руках, явно раздобытым где-то в коридоре, ворвался дампир Луиджи, довершая всю эту картину хаоса своей немедленной реакцией и окатывая стол пеной.
- Ох, господин Патриарх, я прошу прощения за это. Я, должно быть, задумалась. Я... Простите, - Цукуё проговорила это, стараясь выглядеть обеспокоенной.
- Луиджи, вон! - скомандовала она, оглядывая зал и несколько боязливо возвращая взгляд к Патриарху. Неловкая улыбка, окрасила ее лицо. Однако при этом, вампирша испытывала четкое ликование от того, что вся эта научная ересь сгорела. Она, несомненно была довольна собой, хотя и чувствовала неудобство перед Клодом. За срыв переговоров, за внезапный пожар, за то, что по ее вине вампир вымок, за возможное негативное впечатление о себе, но все-таки. Теперь, она сможет не пялиться на непонятные слова с постоянными мысленным возмущением, вызванным непониманием, а перейти к сути дела. Разумеется, если у нее еще будет шанс.

+3

5

Клод понятия не имел, есть ли в этом здании на этом этаже треклятый зелёный чай, но не сомневался, что кто-нибудь из помощников, которые обитали в одном из соседних помещений, обязательно справятся с задачей найти его и заварить. Правда, вряд ли напиток удовлетворит, несомненно, изысканные вкусы госпожи японки, но это волновало Клода в последнюю очередь. Клода волновал его сын, а, если быть ещё чуть более точным, его отсутствие на переговорах, на которые он должен был прийти. И пока кто-нибудь из помощников готовит чай госпоже японке, он собирался потратить немного времени на его поиски. Оставалось только надеяться, что этого времени будет достаточно, чтобы подавить гневный порыв свернуть ему шею, но не слишком много, иначе этот порыв возникнет снова.
— Тогда я вас ненадолго оставлю, — Клод вежливо улыбнулся, аккуратно поднялся, задвинул неудобный стул, на котором сидел, поправил пиджак и неспешно вышел. Он не хотел показаться суетливым и резким, не хотел потерять контроль и ещё более не хотел, чтобы госпожа японка увидела, чтобы он этот контроль потерял. Особых причин для такой предусмотрительности не было. Клод, по меркам вампиров, был молод и мог пользоваться всеми благами своего возраста. По крайней мере, у него не было острой нужды выглядеть умнее или солиднее, чем он на самом деле являлся. Тем не менее, назначив встречу и позволив ей идти в преувеличенно официальном стиле, Клод собирался довести её до конца именно так.

Дэнни он не нашёл ни в ближайших комнатах, ни на этаже. Клод пробовал дозвониться до сына, но тот или не видел звонка, или не слышал, или игнорировал. От мысли о последнем Клод резко сжал и разжал пальцы своей искусственной руки. За свои годы он привык, что не всё может идти по плану, и особой нужды в планах не испытывал, но игнорирование со стороны сына в данных обстоятельствах виделось ему неуважением, и это неуважение ему сильно не понравилось ещё и потому, что, по сути, проявлялось на встрече с посторонними. По крайней мере, Клод трактовал это именно так.
Впрочем, долго над этой трактовкой он поразмышлять не успел. Вернувшись к залу злым и испытывающим настоятельную потребность не только выкурить пару сигарет, но и выпить, как минимум, один двойной виски, Клод пропихнул заставшего в дверях помощника с подносом, на котором стояли чайные принадлежности, и тут же был оглушен очаровательным сочетанием воя сирены, запахом палёного и ледяным душем. Прежде чем он успел что-то сказать или сделать, мимо него пронесся какой-то дампир и принялся тушить и без того уже изрядно мокрый стол, на котором лениво дымились останки того, что госпожа японка, видимо, считала своим докладом.
Впрочем, хуже всего было другое. На противоположной стороне конференц-зала в дверях застыл возлюбленный сыночка со своим гайджетом, с которым он, на памяти Клода, практически не расставался, но который, конечно же, не подвернулся ему под руку, когда это нужно было отцу.

Клод сам точно не знал, что именно его выбесило: тот факт, что сын, которого он искал едва ли не по всему зданию, находился на месте, его опоздание или то, что он, судя по всему, в это самое время занимался съемкой очередного жаркого видоса из жизни д’Эстенов. Так или иначе, не слишком утруждая себя лишними размышлениями и не отвлекаясь на Цукуё, Клод быстрым шагом пересёк зал и смазал Дэнни по лицу, вовремя сообразив сделать это правой рукой. Тоже далеко не лёгкой, но, по крайней мере, живой. Выпавшую из рук Дэнни электронную игрушку он раздавил одним движением каблука. Самого Дэнни Клод схватил за грудки и хорошенько встряхнул, едва сдерживая желание двинуть ему по смазливой морде ещё пару раз, чтобы в ней окончательно прояснилось.
— Ты блять что делаешь?! — прошипел он, едва разжимая зубы, и снова хорошенько тряханул сына. — Ты со своей тупой башкой вообще дружишь?! Где тебя носило? Какого хуя я должен бегать по всем этажам и искать тебя?! Что это блять такое было?! — Клод кивнул на разбитый планшет. Плевать он уже хотел, как выглядят эти семейные разборки со стороны. Дампир, застывший в стадии подростка переходного возраста, испытывал его терпении на протяжении слишком долгого времени.
— Чтобы этого дерьма я больше не видел. Я ясно выражаюсь? Это не вечеринка на заднем дворе и не посиделки в клубе. Хочешь работать, стать кем-то важным, просто что-то значить, научись различать ситуации, когда твои гребучие шуточки будут уместны. Понял? — Клод с силой выпустил мальчишку из хватки. —  Я не доволен тобой. Мы поговорим о твоём поведении позже, — добавил он, поправляя мокрый пиджак. Кулаки по-прежнему чесались, оба. Чтобы справиться с искушением, Клод порылся в карманах, отыскивая сигареты, но поздно спохватился, что они отсырели, и, наконец, обернулся к Цукуё.

— Вы устроили здесь пожар? — уточнил он с любопытством, но без прежнего преувеличенно вежливого тона. — Чудно. Ваш чай испорчен и ваш доклад тоже. Подозреваю, что обе эти новости являются хорошими. Позвольте мне представить своего сына — Дэниела Гейта. Вопросами ЦИЭМа в моей расчудесной семье занимается он. Занимался, по крайней мере, — Клод бросил на сына взгляд. — Прежде чем мы продолжим нашу увлекательную беседу, — а откладывать её на какой-то другой день вампир не был намерен, — предлагаю перейти в сухое место и найти сухую одежду. Дэнни, в этом здании найдётся сухая одежда? Ещё актуально была бы бутылка виски или коньяка, сигареты и возможность курить без риска принять холодный душ, — Клод быстро осознал, что подобная подготовленность означала желание продлить встречу на неопределённо долгий период. Это в его планы также не входило. По крайней мере, настроение выслушивать нудные длинные доклады, которые ничего ему не говорили, Клод подрастерял.
— Госпожа Цукуё, — он вновь посмотрел на женщину, — пока мы меняем место проведения нашей встречи и приводим себя в порядок, почему бы вам не сократить свою речь до простых выводов: что вы можете нам предложить и чего от нас хотите? Подробные детали нашего сотрудничества вы сможете обсудить с Дэниелом, мне важно понять общую суть.

+2

6

В жизни Гейта было много насилия. Того самого, которое обычно называют бытовым – мастер Келли не брезговал пользоваться физическими наказаниями, как способом воспитания, Сфорца если и нечасто, то регулярно распускал руки, и даже в случайных любовников и любовниц полукровка на каком-то интуитивном уровне выбирал тех, кто любит пожесче и погрубее.
Было ли первопричиной подобного какая-то склонность, так называемый синдром жертвы, или он привык к подобному обращению и не видел других вариантов отношений?
Замкнутый круг.
Уроборос – змей, кусающий собственный хвост.

Гуль стиснул зубы, чтобы не рявкнуть в ответ – в глазах застыло недоумение, обида и злость. У Клода не было права так обращаться с ним, и, тем более, при посторонних! «За что?! Какого хрена?!!» - Гейт прерывисто выдохнул, вспоминая, что вокруг есть зрители, и скользнул яростным взглядом по лицу японки, но та выглядела по-восточному невозмутимой. Остальные же и вовсе предпочли отвернуться.
Запоздало стало стыдно. На щеках заходили желваки.
- Хорошо, позже, - единственное, что смог выдавить из себя гуль, хотя голос завибрировал на последнем слове. Одернул майку, вздергивая подбородок, и нагнулся за планшетом. Сетка трещин, прошедшая по темному экрану, заставила поморщиться сильнее, чем от ноющей скулы. Гуль огладил пальцем кнопку включения и коротко дернул губами, улыбаясь, когда гаджет среагировал – спешно убрал его в сумку, что бы снова не разозлить Клода. И только после этого внимательнее ощупал пальцами место, куда пришелся удар.

«Занимался, значит?» - полукровка поймал взгляд Клода. Гейт-мертвец нехорошо сщурился, близкий к тому, что бы съязвить или огрызнуться. Во всем здании – как же! – Клод говорил так, словно купил весь ЦИЭМ сверху донизу. «Если ты помнишь, па-па, у нас половина этого этажа,» - гуль шумно выдохнул и потер пальцами переносицу.
- Идите за мной, - наконец кивнул гуль, выходя из помещения и останавливаясь, чтобы дождаться остальных.  И, заодно, отправить одного из дампиров из Воронья за полотенцами и пижамами подходящих размеров. Гейт сдержанно улыбнулся: японке больше подошел бы короткий халат медсестры. Смотреть на уважаемую Цукуё было жалко, хотя даже в таком состоянии, мокрая, как кошка, которую кинули в ванную, она умудрялась выглядеть почти достойно.   
– Из чистой одежды здесь только медицинские халаты и одноразовая одежда для подопы… кхм, пациентов. Похоже на пижаму. Но зато есть все размеры.

«Обсудить со мной после того, как ты устроил мне выволочку при ней же?!» - гуль снова глянул на опасную Цукуё, с которой вообще не горел желанием долго контактировать. Он слабо понимал, зачем вообще здесь объявилась японка и о каком сотрудничестве могла идти речь. А впрочем… если она даст доступ  на нижние этажи и информацию о них же, это будет очень неплохо.
Гейт моргнул, понимая, что задумался, и открыл дверь в кабинет. Внутри тот больше был похож на подсобку, и по сравнению с конференц-залом, где проходила встреча Цукуё и Клода, выглядел куцо. До того, как попасть из поля зрения отца, Гейт говорил здесь с парой Воронов. На единственном столе осталась стоять пепельница с затушенными окурками и бутылка минералки. А еще папка с распечатками. Гуль закрыл ее, убирая в сторону, и пододвинул ближе к столу третий стул.
В дверь постучали.
Гуль проследил, как дампир положил на стол полотенца и, отдельной стопкой, «одежду». Улыбнулся одними уголками губ, заметив штамп на краю ткани.
- Алкоголя нет. Мы все еще в состоянии переезда, - коротко пояснил полукровка отцу, оставаясь стоять в дверях и приваливаясь плечом к косяку. – Если мизз Накадзима захочет переодеться, могу предоставить пустую отдельную комнату.

+3

7

Агрессия. О, как Цукуё обожала агрессию, любое ее проявление, она буквально пела в вампирше, доставляя удовольствие, раскрашивая лицо улыбкой, а взгляд небывалым весельем, любопытством и, безусловно, азартом. В такие моменты, даже если причиной чужой агрессии была и не она, или же не сама Химе проявляла себя в нападении, она все равно, неизбежно чувствовала себя хорошо, она ликовала, приходила в восторг и готова была аплодировать сцене разборок отцов и детей. Но, это было по меньшей мере невежливо. Поэтому, японка предпочла сделать вид, что ничего не видит и не слышит, до тех самых пор, пока господин д'Эстен не обратил на нее свое драгоценное внимание, представляя сына.
- Рада знакомству, Дэниел, - она почти приветливо улыбнулась, намеренно игнорируя вопрос Клода о пожаре. Накадзима уже извинилась, даже не единожды, оставив для себя это досадное недоразумение в прошлом и предпочтя смотреть в будущее, о котором азиатка и поспешила рассказать, пока они шли до кабинетов, где их ждала сухая одежда. Для самой Цукуё все перспективы совместной работы были разложены по полочкам, поэтому она рассказывала своим языком, простым, незамысловатым, более без применения сложнопроизносимых научных терминов, говоря в первую очередь о прибыли проектов, разработка которых уже велась сейчас. Однако, чего-то японцам все же не хватало, при полном доступе к нижним этажам, сотрудничестве с Цепешами и руководстве одолженными Окумурам людьми, которые старались в большей степени для Лабиенов, Химе все еще не видела полной картины. Совать свой нос везде, где только оно возможно - прекрасно, но вот полного понимания происходящего не было, она как будто что-то упускала из виду. Поэтому, японка с яростным энтузиазмом рассматривала новые предложения и искала сама пути для сотрудничества, рассчитывая, если не понять все, то закрепить свои позиции в работе с представителями европейских вампиров. Не сидела на месте последние дни, все больше времени проводя в ЦИЭМ, встречаясь с кем-то, обсуждая и привлекая все новые и новые силы, организовывая что-то, вчитываясь в чужие отчеты о проделанной работе. Накадзима даже забыла, когда последний раз созванивалась с Тоши, чтоб узнать о том, что происходит дома и справляется ли со всем ее племянник.

Взгляд критически скользнул по предоставленному кабинету, что презентабельностью своей больше был похож на склад или подсобное помещение, где уборщики хранят инвентарь, и если бы Цукуё была чуть более привередлива, она непременно высказала свое мнение. Но нет, Накадзима хоть и любила комфорт и ценила красоту окружающих ее людей и вещей, капризна не была.
- Комната не обязательна, можешь даже не отворачиваться, - не глядя на мальчишку проговорила азиатка. Стеснительностью и скромностью, положенными женщинам Страны восходящего солнца, к слову, вампирша не обладала также. И в данной ситуации ей было абсолютно плевать, что в этой комнате, помимо нее находятся еще двое мужчин, единственное, что волновало ее, это - как можно скорее скинуть с себя набрякшие водой и промокшие насквозь пиджак и брюки. Поэтому, не глядя на присутствующих и не отвлекаясь на самолюбования, Химе быстренько скинула с себя одежду и облачилась в предоставленную "пижаму". Большего внимания удостоились волосы - их женщина тщательно просушила, на сколько это было возможно, имея в руках лишь полотенце, и только после этого Цукуё обратила внимание на мужчин.
- Мне кажется, перспективы очевидны, - как ни в чем ни бывало, снова вернулась она к своей недавней речи, с улыбкой глядя сначала на Патриарха, а потом на его сына, - А что думаете вы? Наномедицина неплохо вписывается в понятие об экспериментальном лечении. Образцы мы готовы предоставить прямо сейчас. Плюс, у вас будет возможность получить доступ к нижним этажам. Под моим контролем, разумеется, но все-таки.

+3

8

Клод отстраненно подумал, что пока всё шло хорошо.
Хорошо, что Дэнни не стал демонстрировать свой характер здесь и сейчас. Действительно, хорошо. Прямо замечательно. Его не в меру умный сыночка Дэнни просто умница. Этот умница, правда, ещё выест ему мозг, по поводу или без припоминая данную ситуацию, но он обижался, не доверял и злился долгое время, не имея никакой причины. Пускай, наконец, поимеет. У Клода давно чесались руки смазать ему по физиономии и сейчас он за собой никакой вины не чувствовал, только злорадное удовлетворение, словно бы Дэнни и правда виноват в половине его проблем. В других обстоятельствах он не отказался увидеть что-то кроме обиды в наглых глазищах. В других обстоятельствах, в другое время, в другом месте и без свидетелей, если на то пошло. По крайней мере, без посторонних свидетелей. Цукуё Накадзима показывала себя чудесной женщиной, но знакомить её с семьёй настолько близко было пока рано.
Хорошо, кстати, что госпожа Накадзима не стала как-то реагировать на его выходку, на Дэнни или на смену кабинета. По крайней мере, никакого недовольства от неё Клод не уловил. Наоборот, всё происходящее ей в той или иной мере нравилось. Это, конечно, вполне устраивало Клода, но казалось странным. Ему, к примеру, совсем не нравилось сидеть мокрым в маленьком кабинете и без выпивки. В подопытную робу он переодеваться не собирался, а потому капал на пол и разбирал промокшее содержимое своих карманов с не слишком довольным видом. Нащупав пачку сигарет, он высыпал её на стол, отобрал наиболее не отсыревшие и прикурил одну из них.
«Хорошо, конечно, но музыки не хватает», — лениво подумал Клод, выдыхая сигаретный дым и наблюдая за переобеванием. Его смотреть не приглашали, но он не видел причин для того, чтобы не удовлетворить своё любопытство. Госпожа Накадзима была совсем не против того, чтобы на неё смотрели, и вполне могла обидеться, если  смотреть не будут. Сочла бы ещё за неуважение или оскорбление — никогда не знаешь, чего ожидать от женщин.
Какое-то не слишком продолжительное время Клод обдумывал, не является ли отсутствие застенчивости приглашением или соблазнением, но, в итоге, пришёл к выводу, что нет. Стриптизу не хватало не только музыки, но и чувственности. Женщина раздевалась, не стесняясь и не зажимаясь, но не на публику. Ей не было неловко и никакого смущения она не испытывала, как и не испытывала удовольствия от внимания. Ей было всё равно. В этом игнорировании было в равной степени что-то провоцирующее и отталкивающее. Клоду не привык к тому, что его воспринимают предметом мебели.
— А по старой дружбе мы, значит, попасть на этажи не можем? — он с любопытством посмотрел на японку. Когда Окумура обратилась к нему за помощью, именно Клод напомнил ей о родственниках. И вот она благодарность. «Я запомню», — подумал вампир. Впрочем, в её предложении ничего отталкивающего он не нашёл.
— Мы думаем также. Так ведь, Дэниел? — улыбнулся Клод, бросив взгляд на сына. — Что ж... — хлопнув в ладоши, он поднялся. — Если с этим мы определились, я вас оставляю. Дэнни командует здесь всем, я ему полностью доверяю и вам советую. Если я вам ещё понадоблюсь, сообщайте. Дэниел, держи меня в курсе и не позволяй себя обобрать.
В машине, конечно, сухой одежды нет, но там есть выпивка или, на крайний случай, на ней можно добраться до места, где будет выпивка и не будет скучных разговоров.

Отредактировано Клод д'Эстен (07.07.2016 16:27:34)

+3

9

«Теперь ты у меня решил спросить?.. – гуль поднял одну бровь, нейтрально улыбнувшись. – Сначала по роже мне съездил при этой японке, а теперь спрашиваешь?» За пару секунд Гейт-мертвец успел разъяриться и снова вернуться к своему обычному без эмоциональному настроению.
- Да, разумеется. Перспективы, - отозвался полукровка.
«Командует здесь всем?!.» - новый виток ярости. Гейт мог поспорить, что Клод не понял и половины из того, что втирала ему японка. Да что там, гуль сам был далеко не сведующим в вопросах нанотехнологий и прочей подобной лабуды. А главное – за каким чертом оно могло понадобиться в Центре реабилитации, на постоянной основе, на условиях, которые предлагала Цукуё?

- Я позвоню, - сказал Гейт уже в спину уходящему вампиру. Вздохнул. И внимательно глянул на японку, которая в пижамообразной одежде перестала казаться настолько же неприступной бизнес-леди, как до этого. Обманчивое, конечно, ощущение. С Цукуё следовало быть очень и очень осторожным.
Взять хотя бы обращение. Черт ногу сломит в тонкостях азиатского этикета. Как обращаться-то к ней? Сан? Сама? Или хватит и нейтрального мизз? «Башку она мне открутит на этих п-переговорах, па-па…» - гуль сердито выдохнул и потер ладонью шею, словно уважаемая госпожа Цукуё уже успела приставить к ней катану, примериваясь к удару.

- Присядете, госпожа Накадзима? – Гейт улыбнулся, предлагая японке стул. Сам привалился бедром к столу и потянулся за минералкой. – Насколько я Вас понял, Вы предлагаете два варианта сотрудничества. Первый. Заключение долгосрочных контрактов на конечную продукцию, которую Вы сможете выпускать после того, как часть исследований будет завершена. Вы допускаете финансовое вливание со стороны рода д’Эстен, в обмен на какие-то… бонусы.
Гуль поморщился, чувствуя себя так, словно говорил на незнакомом ему языке.
- Второй. Вы предлагаете свои разработки для их использования в рамках проекта «Центра».  В обмен Вы предлагаете д’Эстенам возможность посетить нижние этажи ЦИЭМа. Под Вашим контролем, разумеется.

Что-то тут было не чисто. Клод упоминал, что у него есть какие-то договоренности с японцами – не только с родом Накадзима, но и с родом Окумура. Но в его голосе было недовольство, когда он упомянул «старую дружбу». Сложно… «Не вляпаться бы не туда,» - подумал Гейт,  а потом разозлился. Раз Клод кинул его с этой японкой, ничего толком не объяснив, гуль сделает все по-своему, и пусть потом па-па распекает его хоть сколько.

- Давайте я кое-что объясню, чтобы у нас не возникло недопонимания, госпожа Цукуё. До реструктуризации ЦИЭМа, на верхних этажах, располагался Центр экспериментальной медицины и нетрадиционного лечения.

«Располагался…» - гуль поморщился, как от зубной боли. Документы, которые попали ему в руки, свидетельствовали только об одном. Этот центр уже лет двадцать не работал даже на тридцать процентов, хотя с ним и были связаны некоторые громкие акции Эвана Хета.  Гейт-мертвец заподозрил отмывку денег и какие-то непонятные серые схемы спонсирования Центра. Малыш-Дэнни был более мягок в формулировках и продолжал смотреть на мир через розовые очки.

- В нем использовались новейшие разработки. Разумеется, прошедшие все положенные тесты, в том числе и на добровольцах, но еще не запущенные в массовоое производство. Пациентам Центра часто не приходилось выбирать – либо подписать отказ от претензий, если препарат не сработает или сработает не так, как предполагалось, либо… умереть. Потому что те, кто попадали в этот Цент уже не могли рассчитывать на помощь традиционной медицины.
Гуль сделал паузу для глотка воды.
- Но это не означает, что пациентов Центра превращали в подопытных кроликов, а лечащим врачам, врачам, заметьте, не ученым, было плевать на их жизни. Я планирую придерживаться той же политики. Наши пациенты – не лабораторные крысы. Наши пациенты – это люди и нелюди, имеющие право на полноценную жизнь. 
Говорил ли он больше, чем следовало, причем настолько простые и банальные вещи, что их и проговаривать вслух-то смысла не было? Гейт нахмурился, мысленно сокращая свой монолог.
- Центр будет сотрудничать с такими организациями, как Врачи без границ, ВОЗ, Красный крест, и прочие подобные. В случае удачного применения препарата, либо технологии лечения, это неплохая реклама. О каждом третьем, если не втором пациенте, будут говорить – потому что каждый второй или третий случай реабилитации будет ни много, ни мало, а настоящим чудом.

…как же ему нужно было согласие Уолша, со всеми его знаниями, связями и навыками! Вот кто действительно знал толк в чудесах. Если этот малый мог организовывать сложнейшие акции в горячих точках  и странах третьего мира даже с минимальными средствами, "на коленке", то уж с Центром он справится и подавно. Кроме того, его идеология была близка к идеологии малыша-Дэнни, который был счастлив возможности приложить руку к чему-то, делающему мир немного лучше.

- Учитывая сказанное, Вы ведь понимаете, что я не допущу к использованию… хм, непроверенные препараты. Более того, у любого врача Центра, имеющего соответствующую квалификацию и полномочия, и у меня лично, а так же управляющего Центром, должна быть возможность получить не только всю необходимую документацию, но и доступ на нижние этажи, в конкретный сектор, где производится исследование. Это не от недоверия, госпожа Цуукуё. Но учитывая, что большая часть историй болезни будет уникальна, любой фактор может сыграть важную роль. Возможно, важную и решающую не для чудесного исцеления, а для летального исхода.  Трупы не нужны никому из нас.

Гейт снова улыбнулся, чуть виновато, словно приносил извинения за все сказанное. Улыбка вышла почти искренней, если бы не отсутствие характерных морщинок в углах глаз. Глаза у гуля оставались холодными. Им с Цукуё следовало обсудить еще несколько тем, но пока что Гейт замолчал, давая возможность японке сделать ответный ход.

Отредактировано Дэниел Гейт (17.07.2016 18:25:53)

+3

10

Цукуё улыбнулась в ответ рассматривая мальчишку полукровку, представленного Патриархом сыном, но на предложение того присесть, промолчала и прошла мимо. Если на этом этаже нет спиртного, то кофе уж должен быть точно, за которым ее верной охранной единице придется удалиться, перестав подпирать входную дверь с другой стороны. Отдав поручение дампиру, японка вернулась к столу и таки приземлилась на стул. К этому моменту монолог Дэниела Гейта миновал вступительную, не слишком интересную, часть и коснулся наконец того, что Накадзиме не шибко понравилось. Впрочем,  она все же предпочла выслушать все до конца, и это было верным решением. Потому что, злость, что на какое-то мгновение овладела сознанием азиатки, стихла, уступая место рассчету и в какой-то мере жадности. Цукуё в первую очередь была бизнесменом. Впрочем, нет. И это было не основным, ибо  Цукуё-химе была прежде всего воином, безжалостным, что привык не отсиживаться в штабах, размышляя над стратегией, а нестись вперед, лишая врагов жизни сам, своими руками. А уж потом, она являлась бизнес леди, которая строит свою маленькую косметическую империю, пытаясь приспособиться к новому миру, где такие кровожадные монстры, лишающие неугодного головы одним движением руки, были лишними. Порой ей это удавалось, порой быть хорошей и миролюбивой женщиной было не сложно, а порой, примерно как сейчас, пока она слушала этого мальчишку, ее посещали мысли о том, что она желает вернуть прошлое. Хотя бы Босин сэнсо, когда сторонники сёгуната, которых она поддерживала, выступив против своего брата, проиграли. Тогда, не смотря на поражение, что привело ее обратно в семью, она была счастлива, она была на своем месте. Японка тяжело вздохнула, на несколько мгновений прикрывая темные глаза, в которых играли воинственные огоньки. Время не стоит на месте, она давно это поняла, поэтому и научилась вести дела более мирно. Химе была Демоном, по крови и рождению, и действовала в интересах семьи. А ныне интересы семьи Накадзё были направлены на Европу, на как можно более тесное сотрудничество с европейскими вампирами и внедрение в систему Корпорации. Поэтому, придется еще раз выдохнуть, мысленно послать этого кудрявого полукровку к чертям и улыбнуться так сладко, как она вообще умела.
— Я разве говорила о подопытных крысах? Или предлагала использовать ваших пациентов в качестве оных? — в какой-то момент ее голос из ласкового стал слишком жестким и Цукуё даже не старалась скрыть свое раздражение. Вместо этого, она поднялась с места, делая шаг к мальчишке. Да, он сын Патриарха, но ей не ровня явно и диктовать условия он будет ее представителю. Когда-нибудь потом, при следующей встрече, если таковая состоится. А пока... Она снова улыбнулась.
— Меня, как и вашего отца, интересуют в первую очередь результаты, но это не означает, что я готова плюнуть на этику, пренебрегая моралью, — Цукуё лукавила, если не сказать больше — нагло врала, этика и мораль ее интересовали в последнюю очередь и обычно о подобных мелочах за нее думали другие, специально нанятые, люди. Поэтому, в свое время ее "Кагуя" прославилась как фирма выпускающая идеальную косметику, созданную на основе цветочков и технологий, которыми пользовались таю и гейши Страны восходящего солнца, а не что-то что убивает человека при первом использовании.
— Поэтому, препараты будут проходить все должные проверки, иметь сертификаты соответствия и... о чем еще ты там говорил? — она вопросительно вскинула брови, наконец перестав демонстрировать дружелюбный оскал, именуемый обычно улыбкой. — Что же до доступа на нижние этажи, то формулировка "у любого врача Центра" меня лично не устраивает, — она помолчала недолго, раздумывая, — "Сколько? Кого?" — Трупы не нужны нам, я согласна абсолютно, — японка снова уселась на стул, деловито закидывая ногу на ногу, — Но следует понимать, Дэниел, что "старая дружба", о которой упомянул Клод, не означает, что я буду под свою ответственность водить на нижние этажи целые экскурсии.

Отредактировано Цукуё Накадзима (01.08.2016 16:47:36)

+2

11

«Не понравилось что-то», - подумал Гейт, наблюдая за японкой. Он не перебивал госпожу Накадзиму. В конце концов, она же дала договорить ему до конца. Сделал несколько глотков минералки. Сравнение с Клодом заставило улыбнуться. Вампиры, озабоченные этикой и моралью.
Несмотря на вспыльчивый характер, его отец, насколько он успел его изучить, как раз таки и плевал – и на этику, и на мораль. Не плевал только на прибыль. А онную иногда обеспечивала хотя бы видимость того, что кого-то эти абстрактные понятия волнуют.
Вот такой вот замкнутый круг.

- Миз Накадзима. Я не в курсе вашей старой дружбы с Клодом. Это вы можете обсудить лично с ним. Вряд ли меня, полукровку, недавно принятого в семью, могут касаться дела двух чистокровных, стоящих у истоков власти двух вампирских родов, - гуль мягко улыбнулся, закручивая крышку и отставляя бутылку в сторону.

- Сейчас мы говорим о работе Центра. Я не прошу у вас открытого доступа для всех моих сотрудников к вашим нижним этажам. Как Вы выразились, экскурсии?.. Я не прошу доступа к секретным документам. Я не сомневаюсь, что те препараты, которые Вы будете предлагать – будут иметь все необходимые сертификаты и пройдут все необходимые проверки. В таком случае, доступ к нижним этажам и впрямь не нужен.

Гейт поднялся, оставляя визитку на столе.

- Пришлите мне список лекарств, которые Вы захотите предоставить. Я выберу то, что будет нужно, для Центра, и включу его в общий список медикаментов, возможных для использования. Относительно второго вопроса – так же можете прислать список разработок на мой е-мейл. Я передам его секретарям Клода, что бы они рассмотрели возможные варианты спонсирования разработок и связались с Вами.
Разбитый планшет в сумку, сумку на плечо.
- У Вас больше нет вопросов, миз Накадзима? Если это все, я скажу помощнику, чтобы он проводил Вас до выхода с этажа.

Отредактировано Дэниел Гейт (03.08.2016 15:11:54)

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [16.11.2066] Нет больших проблем, есть много маленьких