КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [08.11.2066] No More Heartbreaks


[08.11.2066] No More Heartbreaks

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: 8 ноября 2066 года, день.

Место: королевство Средиземье, Менегрот.

Действующие лица: храбрая портняжка Эирвен и вредный провокатор Трандуил.

Описание ситуации:
Если Дану то угодно, она не перестанет сталкивать двоих.
Несмотря на чины и статусы, не смотря на то, что в этом огромном дворце есть множество иных, кому возможно поручить ту или иную работу.
А быть может, и не Богиня то виновата, а кто-то просто-напросто преследует кого-то?...

Дополнительно:
Немного ванильки и бесплатные обнимашки королю.
...

Она опять кивнула и со вздохом принялась шить. Оба были убеждены, что Мартин пришел домой пьяный. Их души были глухи ко всему прекрасному, иначе они бы поняли, что эти сверкающие глаза и сияющее лицо были отражением первой юношеской любви. ©

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

0

2

Девушка сидела за работой с самого утра, если не сказать, что с глубокой ночи. У нее бывали такие моменты, когда увлеченность работой перекрывала собой даже  здравый смысл. Длинная тончайшая игла с остро  заточенным концом, легко входила в ткань цвета безлунной ночи. Чернильно-синий, почти черный плотный шелк, словно сытый ленивый кот, расселился по коленям девушки, охватывая ноги, плавно спускаясь  вниз, он растекался глубоким озером, играя переливами серебра, ведь там узор уже был окончен. Длинные ветви серых лип – выполнены тонкими стежками, первый раз она взяла в руки иглу в три, скорее из интереса и свойственной детям тяги к блестящему. Ветви расходятся листьями, изящно загнутыми, моментами закрученными спиралью, вышивка тут ложиться рвано, длинный стежок сменяется коротким, то натягивая, то, послабляя нить, заставляя орнамент набираться объемом. В десять она уже повторила попытку осознанно.  Отец праздновал свой очередной юбилей - девочка хотела сделать ему приятный сюрприз. Она помнила тот платок, квадратик льна с кучно набросанными снежинками, разного размера и формы,  он почти всегда был с ним, аккуратно сложенный в треугольник, лежал в кармане у сердца.  В листьях прячутся цветы, они отливают золотом, тонкие переплетения чудных линий, похожи на снежинки с маленькой точкой сердцем внутри. Теперь она была мастером, способным посоревноваться в умении с почти любой известной ей эльфийкой, за исключением разве что собственной матери и пожалуй Миренн.
Эллет слышала, как скрипнула дверь,  но, не сразу подняла голову от работы, рассчитывая, что это всего лишь соседка по мастерской. Образовавшаяся тишина, затянулась. Будь это мастерица, она бы уже приступила к работе, и комната наполнилась бы звуками: звякнули ножницы, зашуршала ткань. В  воздухе разлилась бы тихая песнь, она любила петь, что-то тоскливое, далекое, о несчастных влюбленных и погибших душах, Эирвен нравилось слушать,  иногда лишь улыбаясь, когда сюжет неожиданно перетекал в правильное, счастливое, русло.   Закрепив стежок и по привычке приколов иглу к рукаву своего платья, вышивальщица встряхнула свою работу.
- Вы, наверное, хотите забрать колет, все почти готово, осталось только… - от неожиданности закончить фразу удалось не сразу, она ожидала увидеть кого-то из уважаемых при дворце, уж слишком хороша ткань и тонка работа, но совсем не правителя, девушка рассеяно моргнула -  примерить на Вас.

+3

3

Трандуил тихо отворил дверь в помещение, где его должны были ждать на примерку какой-то там праздничной вещи, оставив единственного стражника охранять вход. Отворил и так и замер стоять на месте, внимательно взирая перед собой. Он ожидал увидеть здесь красавицу ткачиху, чье имя он в очередной раз позабыл, или кого-нибудь еще, но только не эту маленькую снежинку, увлеченную вышивкой. Вздох, и он подпер плечом дверной косяк, даже не думая подавать голос. Лишь взглядом цепким следя за ее движениями рук, неотрывно и завороженно, будто перед ним диво какое-то или манипуляции эти с иголкой и серебристой нитью были чем-то сверхъестественным. А впрочем, именно для Трандуила оно почти так и было, и если вспоминать детство и матушку, то тогда еще совсем юный эльф очень любил наблюдать за матерью за работой, которая казалась ему истинным волшебством. Чем-то непонятным, невероятно сложным, но безусловно красивым и заслуживающим внимания. Возможно, именно поэтому теперь при дворе был набран целый штат ткачих и вышивальщиц, чье мастерство заслуживало внимания и признания.
Все же отлипнув от стены, он сделал короткий шаг вперед. Снова, совсем как тогда, в их первую встречу, мужчина поймал себя на мысли, что то, что он видит перед собой, не может быть настоящим. Эта девушка не может быть настоящей и снова видится ему гостьей из других, далеких миров. Слишком красивая, слишком хрупкая, чтоб существовать и не раниться о неизбывный мрак и жестокость этой жизни, слишком другая и не похожая на иных дев, живущих во дворце. Однако, в этот раз, в залитой утренним светом комнате, Эирвен выглядела совсем иначе - более уверенной в себе, она отчего-то, вдруг неожиданно для Трандуила, стала частью Менегрота. Уже совсем холодные, но не менее яркие оттого, лучи осеннего солнца играли светом в локонах цвета чистейшего снега, а Король снова не мог отвести от девы взгляд. Невольно улыбаясь, он вспоминал и ее испорченную туфлю, и свою рубашку пропитанную сладким чаем, и свежесть аромата, увлекавшего его в свои объятья, как только Трандуил приближался к эллет. При этом, совершенно забывая о том неприятном разговоре, состоявшемся на следующий день.
Еще один вдох, еще один шаг вперед, а позади, казалось, осталась целая вечность, когда она все же подняла взгляд голубых глаз. Мысли, в которых до сего момента царило напряжение, вызванное очередным ворохом сегодняшних дел, в считанные секунды спутались, а потом зазвенели напряженной струной, которой эллет случайно коснулась, а сам Трандуил почувствовал себя мальчишкой, глупым и сбитым с толку чужой красотой.
Впрочем, с внезапным и непривычным волнением ему удалось справиться.
- Это оно? - Трандуил хмыкнул, уже уверенно проходя вперед, и придирчиво разглядывая вещь, лежащую на коленях у эллет, - Времени у меня не так много, поэтому, давайте как-то поскорее? - он перевел взгляд с недошитого кафтана на лицо девы, понимая, что возможно снова пугает ее, чего эльфу совсем не хотелось. Как и тогда, когда он подхватил девушку на руки, чем очень смутил ее, как и в тот раз, когда ее привели на этот нелепейший, но такой нужный, допрос.
- Очень красиво, - мужчина улыбнулся, почти нейтрально, при этом все еще не сводя взгляда с ее лица, отчего, возможно, было непонятно, имеет в виду он вышивку или саму эльфийку.

+1

4

Все мужчины одинаковы, улыбнулась собственным мыслям Эирвен, особенно когда вопрос касается одежды. Словно, что-то незримое дергает их на бесцветные нити разума, а затем тянет за язык, заставляя произносить одну и туже фразу.   Я слишком занят, чтобы тратить время на глупости, передразнила про себя Короля, юная эльфийка, я буду ходить в заплатах, чтобы все видели как бедственно положение детей Дану.
- Да это именно он, -  в ее голосе прозвучала уверенность, перемешиваясь с нежностью, в словах. Мужчина вызывал в ней смешанные чувства, будь то удивлением в первую встречу, страхом и полным непониманием во вторую,  но все чаще и чаще он заставлял возвращаться мыслями домой, в то далекое беззаботное время, когда у нее была семья. «Северный ястреб» - ее любимый младший брат, был ниже правителя, как минимум на голову,    свои длинные белоснежные волосы убирал в косу, смешно морщил по-птичьи длинный нос, и так же притворялся ужасно занятым, когда Эирвен пыталась стянуть с него старую рубаху, в попытке одеть что-то иное. Ей хотелось, чтобы девушки смотрели на него с восторгом, чтобы провожали взглядом, как это бывало с самой эллет, но юношу интересовала только охота. – Примерка не займет много времени.
Ткань стелиться в руках, мягко обволакивая, колет легок даже для рук девушки, она уверена, что эльфу он и вовсе покажется невесомым, так и было задумано. Одежда не должна доставлять неудобства, особенно ему. Подняв лицо вверх Эирвен встретиться с изучающим взглядом, он вновь очень внимательно на нее смотрел, словно под гипнозом, она сделает шаг, затем, еще и еще, кулаки сожмут края ткани  у рукавов. Запоминать лица, эмоции, чувства- это было интересно, но редкий житель общины или дворца доставлял снежной девочке подобное удовольствие, ведь каждому было что скрывать, а прямые взгляды уж очень часто наталкивают на самые глубинные мысли, Эирвен научилась рассматривать лица незаметно, из под опущенной головы, веера ресниц и едва заметной улыбки выходила неплохая маскировка. Король был иным, смотрел прямо, взгляда не прятал, не говорил загадками, хотя скрывал наверняка многое.
- Вы находите? – улыбка медом растечется по губам, неопределенный ответ, даже не на вопрос, а на утверждение. Эирвен не отведет взгляда, мастерская была ее территорией, словно заряжая уверенностью. Вдохнет терпко сладкий воздух, сделает еще шаг, оставляя расстояние в ладонь между телами, и тихо скажет. - Раздевайтесь.

+3

5

Не стоит смотреть на губы женщины, это слишком явно выдает желание целовать их, это неприлично. И уж более того, непозволительно королю, которому, казалось бы, можно в этом мире, если не все, то очень многое. Эльф тяжело вздохнул, все же поднимая взгляд в глаза девушке. Тихое счастье - вот как охарактеризовал бы ее Трандуил. В глазах ее мирно спали целые океаны, пока еще не потревоженные пылкой страстью штормов. Скромная, спокойная, одним присутствием своим рядом дарящая безмятежность даже его вечно беспокойной в своей стылой ярости душе, Эирвен с одной стороны неотвратимо влекла к себе его, а с другой стороны этим же и пугала. Непривычно было ощущать себя на столько ровно, без нескончаемых грозовых переливов внутри, это казалось эльфу чем-то чужим, чем-то, к чему он прикасался по ошибке. Прикасался, успокаивался весь и разом, становясь увереннее, и хотел еще. Никогда ранее он не обращал внимания на таких девушек, считая их, если не слишком скучными для себя, то предназначенными для кого-то иного, но, сейчас абсолютно случайно, с каждым новым взглядом на эту совершенно положительную, милую эллет, мимо которой раньше непременно прошел бы, Трандуил понимал, что возможно этого ему и не хватало всегда. Он всю жизнь любил чужую женщину, он почти был уверен, что полюбил беспокойную и резкую Регинлейв, он забывался в обществе Финдабайр, бесконечно очарованный ее медоточивой лестью, но оказавшись рядом с Эирвен осознавал, что любовь - это не только испытания, страсть или чьи-то чары. Он хотел бы любить это тихое счастье, возвращаясь к ней вечерами, просто смотреть на то, как серебряной нитью дева вышивает чудесные картины и чувствовать себя бесконечно уверенным в завтрашнем дне. Хотел бы, но... Похоже, он хотел слишком многого и, безусловно, одного его желания теперь недостаточно. Потому что, ныне есть долг перед королевством, есть обязательства и уже сделанный шаг навстречу другой эллет, о которой в беспрерывной суете последних дней он все меньше думал.
- Абсолютно точно, - проговорил он тихо, не двигаясь с места и наблюдая за тем, как робко - словно ступая по тонкой корке льда, только-только схватившей водоем - она подбирается к нему держа в руках расшитый чудесными рисунками кафтан. Будто это не вещь вовсе, которую ему следует примерить, а мудреная ловушка на зверя. И вот, когда остается расстояние в один небольшой шаг и дева, теперь еще и улыбающаяся Трандуилу, казалось готова накинуть на него свои сети, он чуть отступает в сторону, обходя эллет и оказываясь позади той. И движение его, мягкостью и плавностью более походит на то, как вода в реке прозрачной тканью обходит препятствия в виде камней, в то время как внимание эльфа целиком и полностью сосредоточено на аромате, снова захватившем его в свои невидимые объятья. Вот только, теперь это не свежесть мятного холодка, а тончайшая сладость медового напитка с примесью горчинки летних трав, что дурманили сознание и оставляли в памяти еще один отпечаток приятных воспоминаний.
- Так сразу. А если кто-то войдет? - улыбка лукавая в это время играла на лице эльфа, впрочем Эирвен, стоя спиной к нему, не видела этого и могла слышать только интонацию голоса - мягкого, вкрадчивого, низкого, почти шепота, - Или теперь вас не беспокоят возможные сплетни? - проговорив это, мужчина приблизился к эллет, беря из ее рук колет, касаясь пальцев девушки, почти обнимая ее, нарочито медленно и осторожно, но следующим же движением отступая назад. Будто Эирвен и правда крошечная хрупкая снежинка, что от прикосновения его и теплого дыхания могла сломаться или растаять. Пальцы изучающе прошлись по узорчатой вышивке, исполненной идеально, и эльф удовлетворенно хмыкнул, отходя еще на несколько шагов в сторону. Примерять вещь он не спешил, вместо этого снова обращая внимательный взгляд на Эирвен.

+2

6

Эльфы затеяли игру, она нравилась им обоим, возможно, по той простой причине, что каждый из них не считал себя жертвой в этой маленькой «охоте». Эирвен знала прописные истины о женщинах, о красоте, коварстве женского ума и прочем, но в силу достаточно юного, в чем-то еще достаточно наивного, возраста предпочитала быть собой, сохраняя в душевном балансе все чувства и эмоции, оставаться милой и доброй девушкой. Эирвен знала, что она достаточно красива по меркам детей Дану, что даже слишком для обычных людей. Когда-то давно, в совсем другой, простой, разукрашенной яркими цветами лета жизни, человек, бывший в общине, назвал ее – Картонная королева, со словами презентовав белоснежную фигурку, ажурно вырезанную из листа бумаги. Эллет симпатизировала эта роль, иногда ей нравилось представлять себя такой же, особенно в моменты подобные этому. Королю же она отмерила иную, но вполне подходящую роль.         Картонная королева не высока, нарезанная тонкими серебряными ножницами из бархата бумаги она изящна и привлекательна, и знает это, картонная королева любит смотреться в зеркала, меняя бумажные платья, улыбнется девушка своим мыслям на речи правителя.
Паук хитер, умен и удивительно терпелив, он может быть учтив, но лишь, когда видит в этом собственную выгоду. Паук нравится многим женщинам и причиной тому не только внешний вид, его по-мужски изящные, крепкие руки-лапки и блестящие глаза лишь дополнение. Он красиво говорит, заманивая в паутину, которую так умело, плетет днями и ночами, ради подобных ей – маленькой картонной королеве.
- Быть раздетым в комнате портнихи, и появиться у лекаря на руках Короля – она выдержит паузу, картонная королева в длинных лапках паука двигается очень быстро, но не только  потому, что он очень умело ей крутит. Ей нравится игра – обрученного Короля. Совсем разные вещи, разные слухи, их я боюсь меньше, после разговора с вашим начальником охраны. 
Картонной королеве в пору бы начать сопротивляться, но паук мастер, отличный мастер своего дела. Она улыбнется, склонив голову на бок, уверено шагнет ему на встречу, снова, зная, что паук не отпустит картонной королевы, конечно, он возможно и даст ей свободы, небрежно махнув лапкой, позволит распутать тонкие липкие нити, но он все равно будет наблюдать за ней. Картонная королева в мыслях даже, сбежит от него и будет чувствовать себя свободной, но не пройдет и нескольких месяцев как она вновь сама  вернется в крепкие паучьи сети. Она будет смотреть на хитрого подлеца, вопросительно выгнув картонную бровь, а он выпьет вина и почти наверняка ухмыльнется, ведь им обеим нравится игра, которую они затеяли.
- Раздевайтесь, мне кажется он Вам велик! – это ее владения, тут Картонной королеве разрешено приказывать по праву. Она сделает это привычно, и шелест шелка на ее платье сольется с шелестом слов.

+3

7

Легким уколом по самолюбию мужчины звучит напоминание о том, что он обручен с другой девой. Эллон недовольно хмыкнул, продолжая рассматривать вещь у себя в руках, пальцами водя по узорам и улыбаясь - как будто он сам не знает об этом. Знает, но непрестанно забывает о кольце у себя на пальце при виде Эирвен, или когда рядом с ним находится прекрасная Финдабайр, что речами своими словно бы колдует, заставляя Короля думать только лишь о себе. Трандуилу вдруг, на какое-то мгновение, даже стало жаль свою племянницу, которой наверняка никогда не сравниться в лести и мудрости со Сказительницей, или в естественной притягательности скромной наивности Эирвен, что свои присутствием буквально светом озаряла эту небольшую комнату, делая ее уютной. И что же тогда было за наваждение, что длилось каких-то несколько недель, в беспрерывной суете которых Трандуил не видел никого более, увлекаясь Регинлейв, искренне считая, что любит ее, но сейчас, когда дева отдалилась от него, прошло. Наваждение, что растаяло, оставляя за собой лишь горечь сожаления. Но, Король надеялся, что этот холод ему всего лишь кажется, и что предстоящая поездка в земли вампиров исправит все, позволив им с племянницей снова сблизиться, а ему забыть о других женщинах. Потом, через несколько дней, совсем скоро, а пока, увлеченно рассматривая вышивку, слишком похожую на морозные узоры, эллон представлял себе, что надев этот колет, его душа может оказаться в плену этой серебристой тюрьмы, откуда выбраться возможно будет только по воле чаровницы вышивальщицы. Он снова улыбнулся, на сей раз оборачиваясь к эллет, в чьем голосе звенели нотки упрямства, в попытке приказывать ему. Мужчина на мгновение сомкнул веки, опуская взгляд, снова шагая назад и не глядя оставляя расшитый узором новый колет на стуле.
- Как скажете, - голос мягкой музыкой звучит на родном языке, а взгляд пытливый, чуть озорной, скользит по хрупкой фигурке Эирвен. Молода, красива, в сдержанной гибкости нрава своего естественно ладна, словно ива, она понимала его игру и двигалась так, что каждый шаг ее оказывался отражением его. Улыбкой своей манит, очаровывает, заполняя все мысли, но говорит лишь о своей работе, требует и не подпускает близко, позволяя Трандуилу лишь любоваться собой. И это безусловно нравилось Королю. Бледность ее, словно молочное серебро, легкость подобная прозрачному шифону, и безупречная свежесть в тонком переплетении с медовой сладостью. Он смотрел на нее бесконечно околдованный этой нежностью образа и хотел прикоснуться, но лишь отступал назад, повинуясь приказу. В конце-концов, он пришел на примерку. Кафтан, в котором Трандуил пришел, вскоре был оставлен также на стуле, и эллон облачился в новую вещь.
- Вам действительно не показалось, - он повел плечами, взглядом находя в комнате зеркало и подходя к нему, - вот только, он не велик, а мал. - мужчина осторожно поднял руку, отводя ее перед, и демонстрируя, что ткань на плечах и спине едва ли не трещит по швам, - Было бы весьма неприятно - одним резким движением испортить такую чудесную работу. Кстати, - он обернулся к деве, - ваша работа - вышивка, а где остальные мастерицы?

Отредактировано Трандуил (29.06.2016 07:12:32)

+2

8

Эльфу не понравилось упоминание о браке, у Эирвен удивительно быстро получалось улавливать его настроение, столь переменчивое, что, пожалуй, лишь летний южный ветер мог за ним угнаться. Откровенно говоря, ей самой не нравилась мысль о том, что мужчина обручен. Конечно, девушка не имела никакого права, на злость, ревность или любые другие эмоции, адресованные в его сторону, кроме, пожалуй, столь привычного и наверняка успевшего приестся самому Королю почтения. Увы, сделать что-то с собственными мыслями, у белокурой эллет, тоже, ничего не получалось. Отец покупал для нее книги у людей, толстые красочные тома с рассказами о разных, кажущихся людям нереальными, мирах. В них эльфы были идеально-гордыми преданными созданиями, сродни белому лебедю они обязательно любили только одного и на всю бессмертную жизнь. Реальность значительно отличалась от напечатанных сказок, большинству из детей Дану, возможно и доводилось любить одну или же одного, но часто ли имя супруга совпадало с именем любимого, Эирвен могла сосчитать подобных, по пальцам одной руки. Наблюдая за мужчиной стоящим перед ней, неосознанно вторя движениям, вслушиваясь в переливы речи, ловя эмоции в выражении лица, интонации каждого слова, улыбке, небрежном жесте руки, с чьей помощью он демонстрирует ей досадную ошибку. Девушка все яснее осознавала, что совсем не помнит лица своего нареченного, ни того что он любил, чем дорожил, к чему стремился, она не узнает его голоса, даже если по чудесному стечению обстоятельств, он окажется здесь во дворце совершенно живым и здоровым. Все, что осталось в памяти это длинный медный волос, запах хвои и мысль о том, что она должна полюбить его, потому что так нужно, так правильно и так решено.                     
- Да, это было бы не приятно, - а счастлив ли он с нареченной, мысль мелькнула в голове эльфийки, в то время как она, ответив на вопрос, машинально взялась за мерку, или спустя время он также не вспомнит ее лица, стертого чередой других образов и событий, -  швея недавно  ушла. Сейчас время обеда, а я просто увлеклась.
Носком туфли, выдвинув маленький стульчик, Эирвен легко поднимется на него, напарница была так же не высока, и этот предмет в интерьере был чрезвычайно необходим, особенно на примерках.   Ладонь скользнет по плечу, разглаживая невидимые морщинки на темной ткани, улыбнувшись, оправит рукав. Эллет совершенно не помнила лица своего суженного, а выражение глаз Короля эльфов, когда он улыбался, могла легко воспроизвести в памяти.
- Мы исправим, досадное недоразумение, будьте уверены, это не составит труда. Осталось только,  - выдохнув фразу и потянувшись за меркой, девушка скользнет руками  по груди и талии мужчины, заключив на мгновение в импровизированные объятья,  – снять несколько мерок.

Отредактировано Эирвен (04.07.2016 17:17:41)

+2

9

Кажется, у него уже входило в привычку следовать взглядом за всяким движением девушки, непременно сопровождающимся шорохом длинных юбок, что звучали словно тихие всплески волн, которые слушать хотелось бесконечно. Слушать и смотреть за тем, как в ее плавной и грациозной походке, похожей на вальсирующий под едва ли слышимую музыку ветра снег, оживает и начинает дышать вся комната, пронизанная утренними солнечными лучами; ловить эти несмелые взгляды голубых глаз, в которых виделись бескрайние небесные просторы, но, при этом, не касаться ее. Потому что, нельзя. Потому что, прикоснуться к этой дивной красоте, не виданной доселе, означало сломать ее, нарушив мерный ход течения ее жизни, словно стряхнуть пыльцу с крыльев бабочки, лишив ее тем самым возможности летать. Он нахмурился своим мыслям, вдруг понимая, что наверняка выглядит со стороны, любуясь ей, очень глупо. Опять. Снова как мальчишка, впервые обезоруженный и пораженный женскими чарами, против которых сила воли оказывалась истинным бессилием, противоречивым в своих желаниях. А уж, когда дева подошла к нему ближе, и вовсе замер на месте, стараясь дышать тише, улыбаясь, глядя на прекрасную эльфийку сверху вниз. Руки скользнули по одежде, расправляя складки, видимые одной только Эирвен, а потом девушка взялась за мерку, с удивительной невозмутимостью обмеряя его, почему-то за пояс, чему Трандуил несколько удивился, однако продолжил с невозмутимостью ни чуть не уступающей ее, стоять.
- Здесь в пору, а вот в плечах и спине - не очень, - с улыбкой все же напомнил он, оборачиваясь снова лицом к зеркалу и уже в отражении глядя на эльфийку, но на этом умолк, ибо девушка, наверняка же, знала все и сама, - Эирвен, - уже чуть тише проговорил он ее имя, делая в речи паузу и внимательно наблюдая за эллет, - Если я приглашу вас прогуляться со мной, каков будет ваш ответ? - мужчина задал этот вопрос почти обыденно, как обсуждает завтрак или погоду, однако, следом же, как только Эирвен закончила с повторными мерками, обернулся. Не справедливо, по мнению Трандуила, что у нее была возможность обнять его, даже под таким хитрым предлогом, а у него - увы, нет. И он почти уже опустил ладони ей на талию, чтоб притянуть ближе, наплевав на противоречия, мучающие его желанием и невозможностью прикоснуться к этой эллет, но в этот момент дверь уверенно отворилась и в комнату вошел его секретарь с сообщением о том, что они немного отстают от сегодняшнего графика и Короля ждут на очередном совещании. Трандуил коротко фыркнул, жестом показывая секретарю, чтоб тот ждал его за дверью, а сам спешно снял новый колет, по привычке, оставляя его на спинке одного из стульев.
- Вечером, после заката, у северных ворот дворца, я буду ждать на мосту, - на ходу, подхватывая уже свой кафтан и не одевая его, проговорил эллон, направляясь в сторону выхода, - Доброго дня.
И кажется, увлеченный своими мыслями и созерцанием ее красоты, Трандуил упустил ответ на свой вопрос, поэтому вечером, в назначенный час, Король сам, без сопровождения, ожидал в указанном месте. А если быть точнее, не особо ожидал, но непременно надеялся, что не напугал Эирвен в очеребной раз и девушка придет.

+1

10

Вечер, вступил в свои права, медовые осенние сумерки, накрывали землю, медленно затягивая тонким покрывалом запахов, заставляя дышать глубоко. Наслаждаясь ароматом поздних цветов, шорохом кое-где осыпающейся листвы – шуршавшей под подошвами туфель, девушка  торопилась. Почему-то, она решила для себя, что не может подвести этого мужчину. Быть может, она просто чувствовала за собой вину, странным образом сформировавшуюся из череды горьких потерь прошлого, или это были совсем иные чувства, Эирвен не хотела задумываться об этом сейчас. Совсем скоро наступят холода, захватив все в цепкие лапы льда и снега, она родилась летом, в один из самых жарких и плодородных месяцев, но была бесконечно влюблена в снега и очарование зим. Когда эллет была еще совсем ребенком, мама шила для нее красный плащ утепленный мехом черных лис. Так мы не потеряем тебя среди сугробов, моя маленькая снежная девочка, шутил отец, а мать отвечала тихим смехом.
Эльфийка, повела плечом, отгоняя вместе с холодным ветром, остатки прошлого, которое приходило в памяти все чаще. Платье белоснежно белое, зажатый, словно в тиски лиф, причудливая накидка, вшитая в плечи напоминающая перья птицы и одно из массивных украшений, дракон оплетал шею нежно, расположив голову на ключице. Ей хотелось быть красивой. Впервые, за всю ее не долгую жизнь ей хотелось быть красивой для кого-то одного. Не потому что так заведено, или того требуют правила, не потому что это было нужно  для блага дома или общины. Девушке просто хотелось быть красивой для него, чтобы он оценил, чтобы ему понравилось, ему одному и только.
Под ногами хрустят тонкие ветки, она почти невесома, едва касаясь земли движется к северным воротам. Напарница швейка заплетая белоснежные локоны в тонкие косы, старательно выпытывала у Эирвен кто он, тот к кому так торопится.  Версий было множество и одна из них даже была верной, но улыбаясь эльфа отрицательно качала головой.  Врала, ведь она не хотела подвести его, хотя и согласием на приглашение не отвечала.       
- А день и правда выдался добрым, - она говорит тихо, глядя на спину стоящего на мосту мужчины. Он напряжен, и смотрит вперед, эллет кажется, что он не надеялся на то, что его предложение примут, возможно она едва успела, но он еще был тут. Холодные пальцы коснуться его руки сжавшей перила моста, - надеюсь и Ваш тоже?

+2

11

Он не ждал ее, в глубине души надеялся, что Эирвен все же примет предложение, не испугается и придет, но не ждал уж точно. Стоя на мосту и вглядываясь в вечерние сумерки, эллон размышлял о том, что снова вынужден прятаться и скрываться - чтоб провести время с той, кто ему по душе, опять нужно искать время, выбирать места и опасаться взглядов, чтоб потом не поползли ненужные и порочащие честь девушки слухи. В этот раз, правда, все немного иначе, чем было когда-то, почти в другой жизни с Иримэ, и несвободен сейчас именно он, отчего ответственности за возможные действия становилось больше. Перед Регинлейв, что где-то там, в стенах дворца чем-то занята до такой степени, что сегодня они виделись всего единожды и совсем недолго. И, безусловно, перед Эирвен, с мыслями о которой он провел сегодняшний день, предвкушая вечер. Однако, он ведь теперь король и может позволить себе больше, чем все прочие. Кто осмелится упрекнуть его? Трандуил вздохнул, внимательно глядя на пар, что вырвался из легких, и стянул с рук перчатки, оставляя их за поясом. Вечер и правда выдался прохладный. Неизбежно казалось, что зима уже здесь, что она таится за ближайшим деревом, что прячется под мостом, сковывая пока неловким и хрупким льдом воду, но все еще боится показываться на глаза, зная, что ее время еще не пришло, но напоминая миру о себе. Ожидание тянулось напряженной струной и вдали затихали звуки. Он не случайно выбрал это место для встречи, - здесь, у северных врат дворца, что еще стояли запечатанными, и караул не ходит, -  но, видно, пришел зря. Или, все же нет. Тихие шаги за спиной заставили сначала напрячься, но потом Трандуил удовлетворенно хмыкнул, когда девушка заговорила. Значит, он не ошибся, разглядев в ней ответную симпатию. На какое-то мгновение ему стало безумно радостно оттого, что Эирвен не испугалась, что пришла, впрочем, самодовольную улыбку с лица стереть все же пришлось, заменив ее на более вежливую и приветливую.
- Вы пришли. Теперь мой день можно в полной мере назвать удавшимся, - взгляд скользнул сначала к руке, когда девушка коснулась его, а потом к лицу эльфийки. И вот это, наверно, было ошибкой, потому что, Трандуил понял, сколь мало стоит его самообладание.
Одно мгновение - и ему уже хотелось утонуть в этой чистейшей небесной лазури ее глаз, раствориться в ней, прикоснуться, поцелуем стирая все возможные границы приличий. Шаг вперед, что сокращает и без того не большое расстояние, но он останавливается, тяжело выдыхая, ненадолго роняя взгляд под ноги, а затем уже более внимательно, если не сказать - серьезно, разглядывает девушку. Платье, украшения, как убраны ее волосы, словно пытаясь запомнить этот момент, запечатлеть ее образ в памяти, и мысленно соглашаясь с самим собой, что не стоит торопиться, ведь спешка может обойтись ему слишком дорого.
- Вы прекрасны, - чуть наклонившись к эллет, тихо произнес мужчина и улыбнулся ей, - А на улице холодно, - еще одно осознание того, что все происходит не так. Он хотел прогуляться в окрестностях, но разве ж с девушкой, что так легко одета, далеко уйдешь? Снова, даже в таких мелочах, его планы рушились, однако на сей раз Трандуил не испытывал ни сожалений, ни разочарования. Он любовался прекрасной девой, стоящей перед ним, улыбался и раздумывал, что делать дальше, - Вам холодно, - не вопрос, утверждение, и решение приходит само собой. Эллон потянулся к ее рукам, что оказались холоднее льда. Будто зима, что, как ранее ему казалось, пряталась за деревьями, теперь стоит за спиной у Эирвен, прячется в складках чудной накидки, желая увести ее с собой. И словно бы в подтверждение этому, в ветвях деревьев зашумел ветер, путаясь в еще не облетевших осенних листьях и пытаясь освободиться, сдирая их и унося с собой. Трандуил все же шагнул еще ближе к эллет, осторожно притягивая ее к себе за талию одной рукой, а другой обнимая за плечи, укрывая от ветра. Шалая улыбка раскрасила лицо Короля - теперь пришла его очередь обнимать девушку под хитрыми предлогами.

+1

12

Он проявлял заботу, не потому что этого требовали приличия, не потому что на них смотрели, и было необходимо играть на публику, доказывая, что он благосклонен с любыми из подданных. Тут они были вдвоем и  только, он проявлял заботу о девушке лишь потому, что считал это правильным. Так казалось Эирвен, и меньше всего ей сейчас хотелось ошибаться в этом выводе.  Осенний ветер, подгонявший ее всю дорогу, тут казалось, шумел еще сильнее, нагоняя тревогу и холод, она боялась, много если не сказать всего, что сейчас ее окружало. Боялась, что это какой-то тактический ход и сейчас появятся охранники или же начальник стражи, боялась, что это очередной хитрый план или что-то ему подобное, опасалась и совсем простых детских, по эльфийским меркам, наивных и простых вещей.  Оступиться, упасть, боялась выглядеть смешной или не красивой,  для девушки было важным, чтобы он оценил и ожидания оправдались. Слова разлетятся тысячами звуков разорванными в клочья очередным порывом ветра, теперь каждый измученный осенью лист, засыпающее на зиму дерево или животное, знали – он оценил.     
Эльфийка слышала, как под ее ладонью замершей на груди мужчины бьется сердце. Удар, за ним второй, третий, сердце бьется чаще, чем обычно, не уж то? Так значит и для него  эта встреча не обыденность. Улыбка, которую он не увидит, ощущение тепла ладоней на талии и плечах. Правитель был первым, кто пытался согреть девушку – зиму, поставив вердикт не требующий обсуждений, ей это нравилось, но поспорить эллет все же решилась. 
      - Мне вовсе не холодно, - эллет поднимет голову, мелкие льдинки в его взгляде, как покажется Эирвен  рассыпятся в прах, Король пах осенью, беспокойной, ветреной, дождливой, такой же переменчивой как его настроение. Сейчас, все что окружало ее, было  охвачено им, -  это, правда, а руки, не стоит о них думать, они всегда были холодными как у лягушек, с самого детства.
Ветер же пытается доказать обратное, толкая девушку в спину очередным порывом, погода играла по своим правилам, солнечный день, сменил холодный вечер, на который совершенно не было рассчитано платье Эирвен, хотя она стоически пыталась держаться. Поздняя осень брала свое, охватывая потоками северных ветров. В попытке согреться эльфийка прижмется к мужчине, растворившись в тягучем аромате и впервые примет решение.
- Вы мне доверяете ? – беспечно-наивный вопрос, на который ей нужен единственно верный ответ, совсем забыв, что перед ней далеко не простой представитель расы, девушка требовательно смотрит в глаза.

+2

13

И снова она старается казаться сильнее, чем есть на самом деле, снова отрицает очевидное. Совсем как тогда, когда она поранила ногу. Упрямится, но сама не отталкивает Трандуила, а напротив, словно бы следуя за порывами ветра, льнет ближе, стремится к нему в объятья, прижимаясь, на что мужчина лишь улыбается, встретившись взглядом с эллет. Обычно отрицание очевидного и противоречия ему не нравились. Трандуил находил подобное глупостью, бессмысленным женским упрямством и отсутствием мудрости, но в случае с Эирвен он совсем не злился, а напротив чувствовал в душе отклик снисхождения в ответ на попытки нежной девы казаться сильнее.
- Что же, тогда, я могу отпустить вас, - заглядывая в глаза, проговорил эллон. Он не спрашивал девушку, но при этом и не отпускал ее из своих объятий, наслаждаясь этой близостью. Несколько странно было это все. Встреча, беззвучное согласие с его действиями, что отдавалось в каждом ударе сердца, в теплом дыхании, в невесомых прикосновениях. Трандуилу казалось, что так и должно быть, будто все стоит на своих местах, а то, что было до этого не вернется. Отчего-то именно сейчас, ощущая тепло близости этой маленькой и хрупкой эллет, Король понимал, что значит для него прошлое. Иримэ навсегда останется частью его жизни, значительной, самой пожалуй болезненной, но его. С годами ее образ сотрется из памяти, оставив лишь следы, полупрозрачные фрагменты общего прошлого, моменты коротких тайных встреч, где он позволял себе лишь взять ее за руку, ласковую улыбку и тихий голос, что непрестанно повторял о времени - однажды оно будет на их стороне. Мужчина тихо фыркнул своим мыслям, чуть крепче прижав к себе Эирвен. «Уже не будет.» Рядом с ней его воспоминания переставали иметь какое-либо значение, они не мешали, не путались в эмоциях, заставляя оглядываться назад, они были там, где им и место, в прошлом. Он провел рукой по ее волосам, аккуратно прикоснулся к щеке, потом кончиками пальцев по линии подбородка, заставляя эллет поднять голову. Казалось бы, намерения Трандуила в это самое мгновение были ясны, но вместо того, чтоб склониться к деве и запечатлеть на ее губах поцелуй, что горел внутри единственным желанием, он все же отпустил Эирвен, на короткий шаг отходя назад.
Он не ответил на ее вопрос.
И действительно, что можно ответить на подобное тому, кто в этой жизни не доверяет и собственной тени, а к всякому решению привык подходить основательно, продумывая все, стараясь просчитывать, но ошибаясь бесконечно. Он снова фыркнул, на мгновение прикрывая веки, а потом снова взял девушку за руки. Так уж выходило, что последнее время, все чаще возможности обдумывать или планировать у него не оставалось. По воле случая, с чьей-то могущественной воли, по прихоти, в чужой игре ли, Трандуилу приходилось принимать решения мгновенно, но в большинстве ситуаций эти решения оказывались верными, а то, что ему виделось провокацией, являлось необходимым толчком к действиям. Быть может, в этом и есть решение проблемы? И чтоб перестать ошибаться, следует меньше раздумывать, а больше полагаться на интуицию, что пока не подводила его. Король улыбнулся, в мгновение стирая с лица отпечаток дум, но взгляда серьезного по-прежнему не отводил от глаз эллет.
- А вы? Вы мне доверяете? - он поднес ее руки к губам, согревая тонкие пальцы своим дыханием. Ответ на вопрос был очевиден, ведь она пришла. Впрочем, как и он. Трандуил тоже пришел, а перед этим сам позвал же девушку погулять. А еще ранее, несколько дней назад, выяснил, что ни к каким интригам и покушениям Эирвен отношения не имеет. Значит, все же доверял. Разумеется, в большей степени опираясь на собственные чувства, что после нескольких встреч, тянули к ней, заставляя позабыть о всем остальном, но все-таки. - Хм, даже если в складках платья вы прячете оружие, которое намеревались вонзить мне в сердце, мой ответ, - он умолк ненадолго, наклоняясь к девушке, - Мой ответ будет таким же, как и ваш.

Отредактировано Трандуил (13.07.2016 13:20:36)

+1

14

Ощутить тепло его дыхания на своих руках, это казалось чем-то необычным, проявление заботы от того, кто не входил в семью. Заботы трепетной, таящейся глубоко в глазах.   Не требующей ничего в замен. Он чаще утверждал, чем спрашивал, так делал и ее отец. Казалось, оба этих мужчины знали куда лучше самой Эирвен, что для нее есть хорошо, а что плохо.  Эллет не обижалась на это, понимая, что в обоих случаях это лишь участие в жизни молодой эльфийки, кровно-родственное или же просто по желанию собственного сердца, не принципиально.  Уверенность в том, что мужчина, которого теперь все звали Королем, не причинит ей вреда, была посеяна еще в первую встречу, продолжая крепнуть с каждой случайной встречей, с каждой минутой проведенной в обществе ясноглазого правителя.

- Самое страшное оружие, которым я владею, это чайный сервиз,- девушка улыбалась, вспоминая то утро, порез на ноге вышедший досадным недоразумением, реакцию правителя и поток смешанных эмоций, что успел тогда накрыть ее с головой, - Вы уже испытали всю его мощь на себе, не так давно.

Рука белоснежной эльфийки, коснется волос короля. Тыльной стороной ладони эллет осторожно проведет по светлой пряди, пальцы неловко тронут его щеку, нет, не так, как это было тем утром, когда наивная девушка пыталась жалеть мужчину, в этот раз она касалась его, испытывая совсем иные эмоции. Ей семьдесят, по меркам эльфов достаточно юный и ветреный возраст, в таком обычно принято увлекаться воинами и охотниками, тайком бегать на свидания, но эта встреча, пожалуй, первая, когда за Эирвен не присматривает бдительный отец, или уж чрезмерно заботливый младший брат. Ладонь скользнет вниз по щеке, изучая его лицо словно слепой старец, девушка не сможет оторваться, запоминая изгиб скул, холод кожи, все, что только она могла почувствовать. Если все подобные встречи таковы, то я многое потеряла, отказываясь от свиданий ранее, странная мысль промелькнет в сознании Эирвен, в момент, когда подушечкой указательного пальца она уже коснется губ  Правителя, хотя среди тех многих, не было ни единого похожего, на него. Смутившись, эллет уберет руку, спрятав ее под накидку платья.
-   Я доверяю, сегодня я доверяю Вам. -  тут же повернувшись спиной, девушка примет решение сделав шаг с моста, - А значит, на сегодня и Вы доверитесь мне. Идемте.
Рука протянута в приглашающем жесте, осознавая, что эллон вправе опасаться, эльфа решила показать ему чуть больше чем дворец и поселения, она хотела показать ему то, что не затронула война, то на что не обращали внимания эльфы. Оставалось только надеяться, что приглашение будет принято.
- Ну же, идемте. Не то я совсем замерзну- улыбаясь пошла на мелкий шантаж Эирвен.

+1

15

Тому сервизу, что дева назвала своим единственным оружием, следовало бы сказать спасибо и, возможно, будь Трандуил хотя бы сколько-то сентиментален, он бы сохранил осколок от злополучного чайника на долгую память о первой встрече, когда миниатюрная эльфийка вошла в его покои впервые, а оттуда тихими шагами проложила путь к самому сердцу. Не спеша, аккуратно, не требуя ничего и не провоцируя его на необдуманные действия, а напротив - успокаивая одним своим присутствием, захватывая все его внимание. Даже Иримэ в свое время это оказалось по силам не сразу и это скорее сам Трандуил учился искать в ней спокойствие, слушая и наблюдая. Сейчас же, Королю было странно это все, но нравилось безусловно. Он был спокоен, но не скучал, он наслаждался ее обществом, не переставая любоваться дивной красотой, которую выделял для себя средь всех прочих, и хотел большего. А она...  Эирвен сейчас лукавила, говоря про фарфоровый чайный набор. Тихо, безобидно, не вызывая желания уличить себя во лжи. А мужчина в очередной раз ловил себя на мысли, что абсолютно не испытывает рядом с ней даже малого намека на гнев, в то время когда если бы нечто подобное ему сказала другая, он бы непременно почувствовал раздражение, что сорвалось бы словесным замечанием. Или, быть может, в том были виноваты ее прикосновения? Эллон не следил за движением ее руки, глядя в этот момент на деву, подмечая для себя сосредоточенность внимания, с которым она изучала его лицо. Словно бы так же, как и он сам, Эирвен старалась запомнить его, словно бы эта встреча не более, чем сон, что развеется с приходом рассвета, оставив за собой лишь горечь послевкусия чего-то нереального. Впрочем, для Трандуила в какой-то мере оно так и было и завтра все изменится. Ночь пройдет и унесет за собой это небывалое чувство легкости, подменив его очередным суетным утром и мыслями о грядущей поездке на Алмазный берег, на которую Король возлагал определенные надежды, решив для себя, что именно с того момента откроется новая страница его жизни. Он перестанет думать об этой девушке, оставив лишь ее образ в своей памяти, как то было уже не единожды. Не смотря на то, что взгляд ее голубых очей и робкие прикосновения всякий раз небывало волнуют душу, заставляя забывать обо всем, есть еще долг. И совесть, в наличии которой у Трандуила столь многие сомневаются, но какая-никакая она есть. Правда именно сейчас, Когда Король глядит на Эирвен, ступающую с моста, совесть предпочла совсем замолчать.
- Только сегодня? Ну, ладно, - он улыбнулся, уверенно шагая за девушкой, но останавливаясь не дойдя до нее и все же снимая с себя куртку. Ему не привыкать ходить по осенним лесам без верхней одежды, а вот эллет, не смотря на то, что храбрилась, выглядела продрогшей. Он накинул свой кафтан на плечи деве, попутно пользуясь моментом и снова обнимая ее. Сюрпризы Трандуил не любил, но в данный момент определенную долю любопытства испытывал. Было интересно, что же задумала Эирвен, что оказалась абсолютно не подготовлена к прогулке, но знающая, куда стоит идти, чтоб отогреться.
- Маленький коварный цветочек, - проговорил мужчина по-прежнему улыбаясь и уступая деве дорогу, чтоб она вела. Впрочем, за руку взять Эирвен Король посчитал нужным. И не зря, ибо, как известно, ночь темна, а тропа эльфийская, на которую увела его девушка, оказалась из тех, коими пользовались очень редко, потому что, петляла она до самой человеческой дороги. Дороги, что тоже, в свою очередь, была заброшенной, но приведшей их к хижине. Что же, сюрприз удался. Почти. Они находились достаточно далеко от дворца, но при этом в пределах магической завесы, что и ранее скрывала Менегрот от людей и благодаря которой он выстоял в войне с вампирами. Оставалось только выяснить, откуда скромная вышивальщица, вряд ли когда-либо бывавшая на охоте, знала об этом месте. Но ведь, она, наверно, скажет об этом?

+1

16

Множество дорог ведут во дворец эльфов, и не меньшее количество выходят из него. Некоторые достаточно широки и популярны среди жителей, другие же переходят в тропки, тонкие и совсем заросшие, так не сразу и разберешь о том, что за деревом или кустом папоротника есть проход, о каких-то знают травники, о иных охотники.  Всех же  знать не возможно, даже самому зрелому эльфу.
-Доверие хрупкая вещь, Вам ли не знать об этом,-  улыбнувшись, Эирвен сжала ладонь Короля в своей, двигаясь вперед, дорога заняла некоторое время, но девушка точно знала путь и не сбилась с тропы. Стоя у небольшого деревянного сруба, поставленного у самой крайней черты магической границы, она зажмурилась, снова возвращаясь в недавнее прошлое. Шумное, беспокойное, тревожное и полное боли, ее личное, скрытое за семью замками прошлое. – Это не дворец, и даже не его подобие.
Слова будут произнесены тихо, но ветер донесет Королю. Она была в этом уверена, ведь он имел тут особую магическую силу, так думалось юной эллет, с того самого дня как отец оставил ее тут, пытаясь спрятать, она была уверена, что он уходя слышал, те слова прощания что шептала девушка ему в спину стараясь казаться сильной, стараясь быть стойкой, достойной гордости отца. На тот день в ее семье уже  знали о гибнущих одна за одной общинах, они уже скорбели о павшем сыне и определенно не хотели терять дочери. Легко толкнув рукой дверь, она пригласит мужчину в дом, маленький мир, который она старательно пыталась воссоздать в эти недели.
- Тут достаточно тесно, но тепло, - улыбнувшись, словно извиняясь за скромные размеры и обстановку, эллет шагнет в глубь комнаты, зажигая три свечи, которые тут же начнут танец теней на стенах. – сейчас, это место я зову домом. Иногда остаюсь во дворце, ночуя в комнате одной из портних, если увлекусь работой. Потому, что боюсь темноты.
Девушка смутится, и на щеках заиграет едва заметный румянец, единственный кто знал о этом страхе это младший брат, который то и дело веселясь называл ее трусихой.  Король практически наверняка не увидит этого, при столь скудном свете. Несколько  поленьев, пучок сухого мха и охотничья спичка, привычный ритуал. Она дает правителю осмотреться, пока разгорается камин, наполняя теплом комнату.

+1

17

Милое жилище. Небольшой, уютный домик, коих когда-то в общинах было множество, и к которым так привыкли эльфы. Трандуил шагнул внутрь, отмечая про себя, что дверной проем и потолки низковаты. В остальном же, замечание эллет о том, что это не дворец, было явно лишним. Королем он ведь стал совсем недавно, а не родился и вырос принцем, прихотливо относящимся ко всему буквально, и привыкшим к роскоши просторных чертогов Менегрота. Как и многие, как и все остальные, он жил в общине, в похожем домике, охотился на зверя разного и птицу, умел свежевать добычу, обрабатывать шкуру, недурно готовил для себя, а еще когда-то дед научил его вырезать из дерева чудные фигурки. Эллон фыркнул своим мыслям, мотнул головой, в мгновение прогоняя из сознания все лишнее и понимая, что так и стоит на пороге.
- И живете вы здесь одна? - он все же прошел дальше в комнату, осматриваясь, пока Эирвен занялась камином. Король хотел было ей помочь, но видя на сколько буднично и привычно для девы разведение огня, только улыбнулся и прошелся по помещению. От окна до стола, словно бы меряя комнату шагами, он прикидывал, его прежний дом был таким же крошечным, или все же больше. Однако, тогда, когда мир эльфов был еще не тронут войной, очень многое воспринималось иначе, в том числе и размеры собственного жилища. Наверняка же, окажись он снова там, в прошлом, его дом показался бы ему маленьким. В сравнении-то с дворцом! В прочем, потолок в этой хижине был и правда низковат и стоило эльфу подняться на мыски, он макушкой упирался в него. Неприятно, но не смертельно. Да, и подобные мелочи не интересовали Трандуила прямо сейчас, в отличии от того, что девушка пригласила его к себе.
- Вообще-то, я пришел проститься, - голос прозвучал ровно и буднично, но взгляд Короля, что был направлен на эллет, был полон интереса. Он недолго помолчал, прежде, чем продолжить говорить, снова прошелся по комнате, нарочито медленно, осматриваясь по сторонам, и остановился у стола. - На днях я уезжаю. В вампирские земли, - и Трандуил снова умолк, прислушиваясь к своим ощущениям, в которых ярче всего остального читалось какое-то волнение по поводу сказанного. Он совершенно точно знал, что едет по делам, с отчетами, еще для того, чтоб вернуть сына, о котором узнал буквально вчера, но кроме этого, думая о поездке, волновался так, будто может и вовсе не вернуться оттуда. Пожалуй, именно поэтому, говоря сейчас с Эирвен, эллон и остановился на формулировке о прощании. Но, что сказать ей еще, он не знал. Во многом потому, что они не были достаточно хорошо знакомы, пусть ему и казалось обратное, но время и здесь стало врагом ему. Интерес и любопытство во взгляде на какое-то мгновение сменились печалью, уступая место спокойствию, а далее Король решительно шагнул ближе к деве.
- А вы? - он протянул руку к ее лицу, почти уже привычно касаясь пальцами подбородка и заставляя поднять взгляд, - Зачем пришли вы, - уже тише совсем не вопросом продолжил говорить Трандуил, заглядывая эллет в глаза. Он пытался найти в ее светлых очах ответы на вопросы, что развеяли бы его сомнения, сгустившиеся разом в душе в одно грозовое облако. Но в какое-то мгновение все стало неважно. Легкий аромат, тонкого переплетения мятного холодка и медовой сладости, что на улице гнал прочь от Трандуила ветер, здесь, в тепле и уюте крохотного домика, снова окружили и поймали в свою власть его, стоило приблизиться к Эирвен. "Безнравственная ты скотина," - лениво подумалось эльфу, вдруг совсем не кстати вспомнившему племянницу, но мысль эта, совсем не новая и не режущая своей внезапностью совесть, так и растаяла в сознании. Ведь он уже решил для себя, что новый виток отношений, новая страница книги, начнется с момента поездки на Алмазный берег. А сейчас, есть только она, милая, нежная, хрупкая, что глядит ему в глаза, и чей ответ абсолютно не повлияет на его решение. Или, все же...
- Остановите меня? - шалая улыбка на мгновение застыла на его губах, чтоб в следующий миг, не дожидаясь ответа, Трандуил все же наклонился к деве, целуя ее. Коротко, осторожно, будто пробуя на вкус саму Эирвен и ее реакции - оттолкнет ли, вскрикнет возмущенно, когда его ладони опустятся ей на талию, чтоб притянуть ближе, - Прогоните? - еще короткий вопрос, за которым следует еще один поцелуй, на этот раз совсем неспешный, в котором было лишь наслаждение моментом и близостью с девушкой. Он обнимал ее крепко, уже не боясь сломать своими прикосновениями, прижимал к себе, и целовал долго, до головокружения, желая получить ее всю, без остатка, забрать себе лишь и не делиться с кем-либо. Трандуилу казалось, что ночь замерла вокруг них, укрывая бархатом наслаждения момента, а он - через прикосновения к этой совершенно особенной девушке, через ее дыхание, сбившееся в момент, когда он все же отстранился, разрывая этот бесконечный поцелуй - познает мир вокруг, снова, не просто видя красоту, а чувствуя ее свет внутри, узнавая что-то новое, чему пока не было названия.

+1

18

Проститься, эхом пронеслись слова короля в сознании Эирвен, он пришел проститься. Так странно, ведь с ней никогда не прощались за всю ее недолгую жизнь. Встреченные ею люди почти всегда обещали вернуться, чтобы научить ее языку, привезти книги или что-то купить, они всегда возвращались, сколько помнила девушка, не часто исполняя обещанное, но всеже возвращались в общину. Другие  же, как отец и брат просили ждать, хотя нет, просил ждать только отец, ее любимый брат, молодой снежный воин, просил об обратном, когда он обнимал сестру он просил не ждать его, не думать о встрече, ведь как он считал в ожидании проходит вечность,  и девушка не думала, доверившись совету брата, не ждала, надеясь увидеть вскоре, а потом не верила узнав о его смерти. Она никогда и ни с кем не прощалась и сейчас, поднявшись на ноги, она просто смотрела на мужчину, не понимая как ей быть.
- Я пришла, - эллет замолчала, не отводя глаз, она боялась сказать правду, не зная, как на нее могут отреагировать. Она понимала, что все, что она сделала этим вечером от ее первого шага из комнаты портних до его последнего шага в ее небольшом жилище, было далеко от принятых и прививаемых матерью норм морали, - потому, что хотела увидеть Вас снова.
Она делала то, что хотела. Теперь она всегда будет делать все, чего захочет, жизнь изменилась, сильно. И оглядываться назад, было бесполезно, там ее никто не ждал, уже не существовало тех, кто мог ее осудить, тех, чье мнение было бы излишне значимым, для Эирвен. Теперь мир разделился надвое, нечеткое прошлое  и будущее, в котором существовала лишь одна девушка и как она распорядится своей судьбой, своим именем, своей честью ровно так, как решит сама. Девушка не остановила мужчины, не оттолкнула и не прогнала его, когда ладони сомкнулись на талии, притягивая все ближе. В комнате становилось теплее, абсолютно не понимая, был ли тому причиной разгоравшийся камин или же тепло исходило от тела эльфа, эллет подалась вперед, словно желание снова  коснуться его губ было чем-то жизненно важным в эту минуту. «Я пришел проститься» фраза крепко засела в мыслях, пусть так, но теперь я буду помнить не только слова. Снежная девочка уже не думала о том, что будет завтра, не существовало завтра, стерлось из памяти вчера, оставалось сейчас – минута, вечность, час, не важно сколько. Белоснежные пальцы путались в пуговках его одежд, дрожа, она приподнялась на пальцах словно в балетном па, коснутся его губ снова было необходимым как воздух.

Отредактировано Эирвен (29.07.2016 16:32:16)

+1

19

Цветом спелой вишни на щеках ее алел румянец, сладостью естественной скромности. Снова безмолвное согласие девы с его действиями. Оно в отзвуке биения сердца, оно в дыхании, что срывается с губ. Король безошибочно читал эллет, ее взгляд и напряжение в теле, ее смущение - ловил все абсолютно без слов. Дрожь в торопливом и непозволительно дерзком движении рук, когда пальцы Эирвен коснулись его одежды, на какое-то мгновение передалась и Трандуилу. Но эльф лишь улыбнулся, снова наклоняясь к деве, поцелуем касаясь ее ланиты, а потом носом зарываясь в волосы, что не смотря на золото пламени свечей и камина все также сияли светом звезд, холодным, далеким, но таким манящим. Эллон вдыхал ее запах, что обволакивал его, тонко сладостный, нежный, опьяняющий своей свежестью. Этим запахом пропитались его мысли с самой первой их встречи, им с того момента были наполнены его дни и ночи, все его его королевство. И даже он сам, как казалось Трандуилу, когда он взял на руки эльфийку, пропитался им. В безотчетном жесте он чуть сильнее прижал к себе деву, пальцами находя завязки на платье, что своей белизной даже в свете живого огня идеально подчеркивало глубину лазури ее глаз. Мужчина и сам не понял, как столь быстро нашел и справился со всеми застежками и завязками, но через несколько мгновений, шорохом опадающих в лесу листьев, платье предательски скользит к ногам эллет, а сам он, нехотя отстраняется, чтоб с гордостью и восхищением взглянуть на Эирвен. Трандуил словно бы впитывал в себя этот образ, плавность линий, хрупкость ее и тонкость, что завораживали и манили прикоснуться.
- Арвэн нин*, ты прекраснее звезд, - едва ли слышимый шепот срывается с губ, но он уверен, что она слышала, - Итиль, - ненадолго его взгляд темнеет и Трандуил снова шагает к ней, чтоб порывисто склониться к деве, чтоб пальцами запутаться в белоснежных локонах, расплетая косы, чтоб снова упоительно поцеловать желанные уста, увлекая в свои объятья.
Мир вокруг сужается, а потом и вовсе перестает существовать, дыхание, что рождается в поцелуе, сбивчиво растворяется, тает одно на двоих, смешиваясь с едва слышным треском огня. Мысли, казалось, сплетались тоже меж собой, проникая друг в друга отголосками наслаждения. Трандуилу были ведомы ее тончайшие ощущения, равно как и ей его. Словно отражение эмоций, когда при каждом новом прикосновении внутренний свет и тепло становились ярче, красочнее, разгораясь огнем новых ощущений, ошеломляя его, но заставляя желать большего и с наслаждением брать. Сотканная из света и неизбывного тепла, в его руках трепетала сама Луна, Итиль, когда Король горячими ладонями прижимал ее к своему напряженному телу. Его вдох сменяется ее выдохом, его извечная тяжесть колкого холода отступала перед ее легкостью, растворяясь в ней, томно, не спеша, и снова захватывая темнотой, привычной, бархатной и терпкой, в которой было лишь место откровенным эмоциям и чувственным движениям. Он любил ее, подминая под себя, неистово сжимая руками податливую нежную плоть, забываясь в ее объятьях, наслаждаясь этой близостью с эллет. И он чувствовал, впервые пожалуй в своей долгой жизни, как ее чувства вторят его. Не сердцебиением, не дыханием, а глубже, тоньше, словно она также пропитывалась им. Целый вихрь эмоций обжигал их пламенем, проходя сквозь, вплавляясь в сознание и прорастая там единением. Трандуил знал, каково на вкус взаимное притяжение эльфов, он прекрасно помнил, что дают подобные ощущения, но со смертью той, другой, чье имя теперь меркло перед светом Эирвен, ему неизбежно казалось, что он потерялся и более подобного не испытает. Но сейчас, когда целая вечность отступала перед одной этой ночью, когда он терялся в своих ощущениях, в которых царил безграничный восторг обладания девой, эллон понимал, что теперь, в сплетении тел, ее душа роднится с его, что с этого момента чувствовать и желать он будет ее одну лишь. Свою Итиль. И сколько бы не было сладостных вздохов, сколько бы стонов он не срывал с ее губ, Королю было не насытиться, и только рассвет, робко заглянувший в окна и знаменующий приход нового дня, смог немного остудить его страсть. Этим днем он отправлялся в поездку, а значит действительно следовало прощаться. Только вот, вряд ли выйдет. Ведь, получив однажды, Трандуил более не отпустит ее.


* (синд.) - дословно "моя леди".

Отредактировано Трандуил (01.08.2016 17:11:15)

+1

20

Рассвет вступал в свои права. Медленно шагая, он словно наступал на край платья, томной леди ночи, то и дело, пытаясь сорвать его быстрее положенного. Эти вечер и ночь стали для Эирвен чем-то особенным, неповторимым, она была уверенна, что запомнит их до самых последних дней, до своего последнего вдоха она будет помнить, его.    Даже если Богиня начнет играть с ней дурные шутки, стирая из памяти лица. Девушка знала, что не забудет,  того ощущения  как его горячие пальцы, нежно касались ее кожи, все еще не согревшейся  после осенней прогулки, как губы трепетным касанием скользили по лицу, как замирало дыхание, ловя ритм его сердца. Она не забудет тихих слов и уверенного голоса, она не забудет того с кем ей было достаточно даже просто молчать.
Однажды забредшая с людьми цыганка,  сказала эллет: « Наступит тот день,  когда ты встретишь такого, что  сможешь прочитать  по глазам. Тебе не нужны будут слова, хватит лишь жеста, чтобы понять и перенести его настроение на себя. Ты станешь для него свечей, дарующей ясность в жизненном пути, ты станешь самой счастливой из женщин, ты станешь другой.»   Сегодня с первыми лучами солнца, лениво заглянувшими в окно Эирвен,  действительно стала другой, шагнув  в новое как ей казалось лучшее будущее.  Вот только станет ли она чем-то значимым,  для мужчины лежащему рядом? Об этом совершенно не хотелось  думать.  Пальцы скользнули по плечу эльфа, лениво очерчивая полукруг, прошлись по линии мышц на руке. Поднявшись, девушка села на кровати, натянув белую, простынь выше груди, это был не жест стеснения, скорее что-то механическое сродни инстинкту.    Глядя на Короля внимательно и наверное даже излишне серьезно, пытаясь подобрать слова, понимая, что теперь им и вправду должно проститься, Эирвен вздохнула.
- Пообещайте вернуться, - она наклонилась ближе так словно, боялась, что сказанное ею может украсть ветер, колышущий деревья за стеной. Белые локоны упали на грудь, - пусть не ко мне, пусть не сюда, пусть не так скоро, увеченным, ли, раненным ли, укушенным, не важно. Просто вернитесь - живым, вернитесь потому, что  Вы нужны, потому, что Вас ждут, и будут ждать всегда. Вернитесь, потому что оплакивать еще одного у меня не хватит сил.

+1

21

Он внимательно смотрел на деву и не менее внимательно слушал ее речи. Эирвен просила его, не требовала или вынуждала, не уговаривала, а именно просила. Но, не для себя будто бы, а для всего народа, для каждого эльфа Средиземья, для которого было важно возвращение Короля. Потому что, он знал, если что-то случится, если он вдруг не вернется - свободному государству эльдрим придет конец. Даже толком не начавшись. Трандуил прикоснулся к щеке эллет, убирая светлые пряди с лица и внимательно воззрился ей в глаза. Создавалось упорное впечатление, что эльфийка знает что-то, чего не известно ему, что-то об опасности или сложностях этой его поездки. Мужчина хмыкул своим мыслям и сомнениям, что поселила в его душе Эирвен своими словами - все это наверняка только кажется - поцеловал девушку в лоб и одним движением молча поднялся.
Волшебство ночи, что оказалась слишком короткой, сходило на нет с рассветными лучами, а Эирвен своими речами словно бы тоже отнимала у него время, заставляя думать о том, что будет вечером, завтра или через несколько дней, тогда как сам Трандуил желал бы просто быть с ней, целовать ее снова и снова, и... не быть королем. Глупое желание, абсолютно лишенное здравого смысла, почти мальчишеское, когда собственная важность отступала на последний план, а над чувствами брал верх эгоизм, продиктованный сиюминутными желаниями. Он не любил давать обещаний, предпочитая говорить, что постарается исполнить то, о чем его просят, но обещать - нет. Слишком велика ответственность, которой и так в последнее время неимоверно много свалилось на плечи одного единственного эльфа. Ответственность за зарождающееся государство, ответственность за отношения его народа с вампирами, от которых зависело будущее, ответственность, которой он не просил. И Трандуил почти свыкся с этим за последние несколько недель, но одна ночь, которая ярчайшим отпечатком останется в его памяти, перечеркнула все, заставив утром снова привыкать к собственной важности для эльдрим и учиться быть не просто счастливым мужчиной, а королем. Это тяготило.
Легкость, что своей нежностью дарила ему Эирвен таяла, оставляя на губах уже не вкус мятного холодка, смешанный со сладостью меда, а полынную горечь, резкую и терпкую, которой было пропитано слово "прощание".
Он оделся непривычно быстро и, погруженный в свои мысли, будто спешил сбежать от эллет. Должно быть, именно так казалось со стороны. Трандуил чувствовал на себе ее по-прежнему не требовательный взгляд и хотел бы также молча уйти. Хотел бы, но не мог позволить себе оставить ее вот так.
- Эирвен, - голос тих, но он решительно шагнул к сидящей на постели девушке, опускаясь рядом с ней, - меня не будет меньше недели, - Трандуил улыбнулся, мягко касаясь пальцами лица девы. - На закате шестого дня я вернусь. Обещать я не стану, просто вернусь. К тебе, - он лгал ей, заведомо решив для себя все еще вчера, решив, что постарается не думать о ней, заменив образ Эирвен той, что теперь была его нареченной, той, которой тоже давал обещание, чтобы вернуть утерянные чувства к Регинлейв. Потому что, был должен.
Он лгал. Но, не ей, а в первую очередь самому себе, полагая, что сможет не думать о своей Итиль, и что не вернется к ней.
- Наваэр*, - шепотом, целуя ее в плечо и оставляя на нежной коже след от своего горячего дыхания, проговорил эллон. Ограничиться одним поцелуем было сложно, но это слово, о котором думал Трандуил, что оно ничего не значит, уже сейчас грело его сердце предвкушением новой встречи.


*(синд) - до свидания.

+1

22

Девушка сидела на краю кровати в привычной для себя позе, согнув одну ногу в колене и практически сев на нее, она тихо болтала второй в воздухе. Наблюдая, как одевается мужчина, как быстры и порывисты его движения, она понимала, чтобы он не сказал сейчас - он солжет. Чтобы не обещал, чтобы не делал, чтобы не говорил, он будет лгать ей, она не просто знала это, эллет буквально требовала он эльфа этих слов и действий. Где-то глубоко в собственных мыслях она уже убедила себя в том, что правда губительна, для всего, что сейчас ее окружает. Правда жестока – не раздумываясь, каждое слово правды, рушит ее хрупкие, практически невесомые замки из мыслей и фантазий. Правда рушит моменты, и не жалеет воспоминаний, ей хотелось чтобы он обманул, чтобы ушел как ее мужчина и, непременно, пообещал вернуться. 
- Какая-то неделя, - Эирвен, грустно улыбнулась, пожав плечом, "это так мало, чтобы забыть тебя, дорогой Правитель, но достаточно, чтобы начать тосковать." Размышляя над ходом времени, растворяясь в ощущениях, словно качаясь на волнах из собственных мыслей в такт ударам сердца, в такт собственной ноги, что едва-едва пальчиком касалась пола, она тихо продолжила - какая-то неделя и снова тебя увижу.             
В этот момент пропали условности, исчезло  ее привычно-вежливое Вы,  окончательно стерлась грань, сейчас он был мужчиной Эирвен, а она пусть и не долго, его женщиной.

- Наваэр, - медом растекался по плечу след от губ, терпким запахом осенних яблок пропитывая воздух. Сжав своими холодными пальцами его руку, она легко коснулась щеки губами. Тихо отметив – пора. Трандуил сказал то, что так хотелось слышать молодой эльфийке, и даже если каждое из его слов было правдой лишь на половину, эти несколько фраз были необходимы обоим.

Отредактировано Эирвен (11.08.2016 16:54:05)

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [08.11.2066] No More Heartbreaks