КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [28.10.2066] Мир, искрошенный в строки газет ©


[28.10.2066] Мир, искрошенный в строки газет ©

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: 28 октября 2066 года, день.

Место: Столица Алмазного берега, не очень благополучные окраины.

Действующие лица: Брианна Хет, Николя Хет.

Описание ситуации: Встреча после долгой разлуки.

Дополнительно: 18+, уберите беременных слабонервных детей от синих экранов  ваших мониторов.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

+2

2

Еще одна бессонная ночь в попытке сбежать от терзавших ее кошмаров. Каждая была похожа на предыдущую и не важно спала она на дорогих шелковых простынях дома в небольшом поместье где-то в лесах Этернити, в своей дорогой квартире где-то в столице, на уютном кожаном диване в лабораториях "Флюида" или черт знает где, в Богом забытом месте на окраинах Джасписа. В трущобах. Интересно, а что сказал бы папочка, застань он свою одаренную дочурку среди всего этого...бардака что ли?
Грязные улицы. Люди как тени. Хотя нет, люди здесь превратились в тени от людей, некоторые даже боятся нос на улицу показать. Кто-то стал призраком самого себя и не знает, что делать дальше. Ее новенькая, купленная для такого случая, Audi смотрелась на парковке очень глупо. Снятый номер за наличность в лучших традициях детективных сериалов: никаких имен, только нал, невзрачные шмотки, как у бродяг - разница, опять же только в стоимости. Возможно эти деньги позволят кому-то не попасть в рабство к таким как она или позволят просуществовать еще один день на дозе заменителя радости.
Очередная тачка прохрипела стареньким движком, проезжая мимо. Она сидела в темноте номера мотеля возле кровати и  пялилась на противоположную стену, завешанную газетными вырезками, стикерами разных цветов и прочим хламом. Чьи-то портреты, какие-то заметки. Брианна выкуривала одну за одной и в очередной раз давала себе обещание бросить эту пагубную для организма привычку. С синяками под глазами, зачесанными назад и собранными в узел волосами, в длинной черной кофте с растянутыми рукавами, черных джинсах...босая. Любой не знающий эту удивительную женщину смело сказал бы, что она наркоманка со стажем.
- Где же я облажалась... - скорее мысль, чем вопрос, требующий ответа.
Вот уже 10 дней она прячется от мира и размышляет. Вновь и вновь прокручивает в голове воспоминание о пожаре и пытается вспомнить все лица, которые видела мельком. Одна такая ниточка вывела ее на Игоря Цепеша, который, к сожалению, отказался сотрудничать. Просто так или намеренно скрывал информацию, рассчитывая на собственную выгоду? Может быть и то, и другое. Придурок? Несомненно.

Скрип колес. Скрежет гнущегося руля в автомобиле. Она потом отправила машину в ремонт ибо в приступе бешенства разнесла всю переднюю часть машины. Лучше так, чем кого-то из окружающих покалечить.
Бушует пламя. Жар бьет ей в лицо не хуже раскаленного до бела стального кнута. Кто-то оттаскивает от ворот. Дом рушится!! Дом сейчас обрушится!!! Эван!! Спасайся!!!!
Никто не слышит. Горло саднит, как будто она действительно кричала. А дом складывается карточным домиком. Тук..тук..тук...тук...

Стук шел от двери. Мы ждем гостей?

+2

3

Она ускользала. Исчезала среди нестерпимо ярких картин этого безумного города. А сыпавшиеся со всех сторон дела, да случаи не оставляли Николя времени на полноценные поиски. И тогда он снова сделал то, что запрещал себе уже не раз. Вышел на дорогу наугад. Именно здесь, где опасность таилась за лощеной благопристойностью, где нарушением становился брошенный на асфальт окурок и за закрытыми дверьми сдирали шкуры. Именно через этот город пролегал единственно верный путь, что должен был привести его к... к чему? "Пока не попробуешь, не узнаешь." И нынешним утром он наконец-то решился, быть может почувствовав, что нить истончается до предела. Наверно он мог бы сесть в машину и, приложив некоторые усилия, отыскать нужную дорогу, поминутно отмахиваясь от нелепых вопросов водителя и назойливого присутствия охраны. Наверно. Выложиться до предела и иссякнуть на полпути. Так уже было однажды и накрывшая его тогда слепота напугала его преизрядно, а приказ "Поворачивать обратно" укрепил сопровождающих в их представлениях о его душевном состоянии. Нет. Нынче все будет иначе.

  Отцепиться от охраны в этот раз оказалось немного сложнее, но он справился. И в этот побег он озаботился тем, чтобы содрать и срезать все приметные ярлычки с потертой кожаной куртки и не менее потертых джинс. Николя не найдут, пока он сам не включит телефон и не подаст сигнал. И пусть бесятся. Все измениться. Все уже изменилось и им придется это проглотить. В душное и тесное метро он спустился уже ничем не отличимый от сотен и тысяч студентов и разнорабочих. Во всяком случае - на первый взгляд не отличимый. Толкотня и шум вокруг почти сбивают его с толку и стоит огромных усилий удержать перед глазами тот единственно верный вариант действий, что приведет его туда, где он обретет искомое. Сунув сжатые до боли кулаки в карманы куртки, Николя забивается в угол вагона и зажмуривается, хотя бы так прячась от окружающих. До нужной станции он доезжает совершенно выжатым и еле успевает выскочить из вагона, лишь в последний момент осознавая, что нить рвется.

  Зачуханный район, совершенно не похожий на те, где Николя приходилось вращаться последнюю неделю. И все же где-то когда-то он уже видел нечто похожее. Медведь. И женщина, нестерпимо прекрасная. Тряхнув головой и избавившись от ненужных сейчас воспоминаний, Николя перепрыгивает через лежащего поперек тротуара нищего и освежившись сим упражнением, уже гораздо спокойнее нащупывает нужный ему вариант вероятности. Обшарпанный отель, перед входом в который его ловят сразу две страшно бедные девицы - на приличную одежду им явно не хватает денег и поэтому бедняжки вынуждены щеголять в малоопрятном нижнем белье. И работают они наверно клоунессами на детских праздниках, судя по гриму. А он уже видит нужную дверь. Различает жестяной номер на ней и почти чувствует медный запах латунной ручки. Вежливо, но решительно стряхнув клоунесс с себя, Николя бормочет что-то о том, что детей у него покуда нет, а потому и в услугах милых барышень он не нуждается, и направляется вверх по стертой до ям лестнице, оставляя девиц крутить пальцами у висков.

  Несколько секунд он стоит перед дверью, не решаясь постучать - звонка нет - и мучительно сомневаясь. Сейчас наваждение отпустило его, и остатки его храбрости уползают куда-то в район пяток. А вдруг он ошибся и там кто-то совершенно чужой?.. "Пообедаешь тогда. Стучи, болван." Слов Николаса Николя привычно не различает, но все же стучит и почти сразу испытывает жгучее желание совсем по-детски удрать. Но остается, каждой клеточкой своего тела ощущая, как нестерпимо тянется секунда за секундой ожидания...

  Дверь распахивается, резко и зло, и Николя не удерживается от слабого вздоха облегчения. В этот раз все верно.

- Здравствуй. Это я, - вспомнив внезапно какой-то детский мультик, что шел по каналам давно исчезнувшего Союза - зачем-то слуги настраивали телевизор и на них - и фразу из него, "Я - бывают разные", Николя решает уточнить: - Николя, - и еще немного подумав, добавляет: - Хет.

  Взгляд скользит по осунувшемуся лицу и отмечает все следы, оставленные на нем горем. У самого Николя по погибшему племяннику скорбеть не получается, - он его никогда и не видел - но боль потери ему знакома.

- Рад тебя видеть, - взгляд опускается к ботинкам, вампир понимает, что совершенно не знает, что следует делать в такой ситуации. Взгляд поднимается обратно к лицу сестры - когда-то казалось, что они связаны нерушимо - и губы произносят совсем не то, что Николя хотелось бы: - Паршиво выглядишь, - осознав сказанное, вампир смущенно шуршит фантиком в кармане куртки и вздыхает. - Извини. Впустишь?

Отредактировано Николя Хет (26.06.2016 02:12:21)

+1

4

- Не поняла...
К двери она подходила с опаской. Разводной ключ, на всякий случай зажатый в руке, был на готове, а где-то напротив двери, в тени, левитировал небольшого размера нож. Её нашли "сочувствующие"? Или это кто-то из рода хочет напомнить об оставленных обязанностях? Чертов нарик проболтался?
Тонкие пальцы отвели в сторону занавеску, что бы в следующий момент Брианна чуть ли не взвыла от досады. Угол обзора был настолько не удачный, что видно только плечо незваного гостя. Опознать же его по такой незначительной детали практически невозможно. Да что там практически! На 99,9 процентов! Такие обшарпанные крутки носит каждый третий. Это может оказаться кто угодно.
Ткань с едва различимым шелестом вернулась на место. Ну в самом деле, неужели за такой короткий срок она стала параноиком? Ну кто там может стоять? Что он, неизвестный, мог сделать ей вампирше, которая прожила на свете шесть столетий, выжила при массовых расправах святой инквизиции, Европу в свое время они прочесали не плохо, и продолжает здравствовать среди своих же сородичей, где каждый готов, если не вырыть соседу яму, то уж точно вцепится в глотку. Пришлось несколько раз досчитать до ста - туда, а затем обратно. Стало чуть легче. Ну не убьют же ее в самом деле?
Дверь открылась.
- Матерь божья....
Галлюцинация...у меня галлюцинация. Этого не может быть на самом деле. Ха-ха...Я сошла с ума на нервной почве.
- Нет-нет-нет-нет...Этого быть не может. - рука непроизвольно потянулась к лицу. - Как такое может быть? Это невозможно. - Неужели глаза ее не обманывали? Какова может быть вероятность, что на пороге стоит действительно Николя Хет, сын экс-патриарха рода Джонсон, ее родной брат? Как такое возможно?  Этот вопрос пронесся в голове раз двести за несколько секунд. Мало ей было что ли проблем? - Какого черта ты здесь делаешь? Почему?

Вот дура! Ей надо было писать учебники по конспирации. Чем дольше они торчат на пороге, тем больше глаз их может увидеть. Женщина не придумала ничего лучше, чем одной рукой схватить брата за куртку и втащить в номер. Тот не сильно сопротивлялся и уже через секунду за его спиной захлопнулась дверь.

- Что все это значит, Никки?

+3

5

Возглас Брианны настолько искренний, что Николя едва сдерживается, чтобы не обернуться и не посмотреть, не пришел ли некто вслед за ним. Некто, кого Николя порой замечает краем глаза, но на кого никогда не осмеливается посмотреть прямо. Они порой появлялись в его жизни, всегда безмолвные тени чьего-то прошлого. А вот эта, последняя, появляется рядом с ним уже с неделю, а то и больше. Но на Божью матерь она совершенно не похожа, так что Николя напоминает себе о том, что это просто восклицание, призванное выразить силу эмоций. Видимо милую сестрицу потрясло его появление здесь.

— Не черта. Тебя ищу... Ну то есть нашел, конечно... — рука тянется к его лицу, и Николя даже чуть прикрывает глаза в ожидании ласки, но вместо этого его довольно грубо хватают за  куртку. И именно в тот момент, когда Брианна решает затащить Николя внутрь, вампир замечает во второй ее руке тяжелую железяку. Разводной ключ, вот как этот предмет называется. И Хет пару мгновений сопротивляется, однако почти сразу одергивает себя — ну не прибьет же его сестричка, в самом-то деле? Вздрогнув едва заметно от дверного хлопка, Николя уже вполне самостоятельно делает пару шагов внутри номера, пытаясь сообразить, что же делать дальше. Порадовать новостью или сначала посочувствовать утрате? «Ни то, ни другое.» И он аккуратно забирает железку у сестрицы из ручек. Уронит же еще. И ладно, просто на пол. А то ведь на ногу Николя. Или себе, что еще хуже, потому что Николя будет виноват.

— Дом сгорел. И папа умер, — вампиру было трудно определить, какое из событий трагичнее, — А я теперь здесь и про меня все знают, - он запнулся и решил уточнить. - Не совсем все, конечно. Всякие важные... из советов, - опять он путался, кто из какого. Был один совет, которому Хета показывали, потом были представители другого, явившиеся знакомится в холл его гостиницы и Николя с затаенной тревогой ожидал, что не сегодня, так завтра, он у себя в номере, на коврике в ванной, обнаружит какой-нибудь третий совет в полном или неполном составе. Брр. Не Алмазный берег, а Страна Советов какая-то!

  Взгляд вампира падает на газетные вырезки на стене и он делает несколько шагов ближе. Взрыв... Гибель патриарха и талантливых ученых... Невосполнимая потеря... Резко обернувшись, он опять пристально рассматривает Брианну. Даже такая, осунувшаяся и потускневшая от горя, для него она горит внутренним огнем ярче... ярче почти всех, с кем Николя доводилось встречаться.

— Ты уже знаешь, как и что там произошло, - не вопрос, почти утверждение. Не было в роду Джонсонов алхимика лучше Брианны. Возможно были сопоставимые по таланту и базовым знаниям, но ее опыт... Его всегда восхищала ее способность по запаху в лаборатории мгновенно определить, что с чем Николя намешал и что именно у него пошло не так. — Ты же поэтому заперлась здесь?

+2

6

- Да, Советский союз в миниатюре. - злобная усмешка - Комунизма только не хватает. Слышала я о таком режиме в далекие-далекие времена...
Глубокий вдох и разводной ключ отправляется на кровать, а нож, поддаваясь мысленному посылу, занимает свое законное место на кухне. А нервы надо лечить...
- Никки, матерь божья, как же тебя угораздило-то во все это ввязаться?
Вопрос носил скорее риторический характер. Брианна была в растерянности. Наверно впервые в жизни она совершенно не представляла что теперь делать. Смерть сына, теперь еще смерть отца, внезапное появление Николя...Как много она умудрилась попустить погрузившись в свое горе и уйдя в глубокое подполье? А главное, с чего теперь начать разгребать все навалившееся? С какого конца взяться?
Видимо погружаться в свои мысли стало для женщины привычкой. Она стояла прислонившись спиной к стене и думала..думала обо всем. И шестеренки в ее голове крутились, со скрипом, но крутились гоняя импульс по нейронным сетям мозга. Выстраивая план дальнейших действий. И так глубоко Брианна погрузилась в раздумья, что чуть не пропустила вопрос от брата.
- Чертовщина какая-то. - она провела по волосам, возвращаясь из мира грез в реальность - никто толком ничего не знает. Цепешь молчит, как рыба и делает морду кирпичом на любые намеки, что покушение было спланировано. И знаешь, что бесит больше всего? То, что при всем моем опыте и накопленных знаниях, Комитет, и Цепешь в частности, пытается убедить меня, что это был просто газ!!! - голос срывался только при одном воспоминании ее разговора с главой внутренней охраны Алмазного берега. - Мне!! Мне алхимику со стажем будут говорить, что там взорвался газ! Да какой, к черту, газ?
Закрыть глаза. Глубоко вдохнуть. Досчитать до 10 и медленно выдохнуть. Простенькая дыхательная гимнастика, но помогает успокоиться в моменты, когда воздух начинает искрится от неконтролируемого выброса энергии. Повторить упражнение несколько раз, чтобы потом обреченно произнести:
- У меня просто нет никаких доказательств...ни-ка-ких...

+2

7

Николя чуть растерянно хлопает ресницами. С объяснениями, куда и как его в очередной раз угораздило, у него всегда было туго. Как-то вот так получилось, и он уже не тут, а там, по самые свои аристократические уши в развлечениях. Впрочем масштабы нынешней катастрофы оценке поддавались с большим трудом и страшным скрипом.

- Как-то... Папа умер, и поместье сгорело. Совсем, представляешь? Одни черные угли. И я думал пожить немножко в беседке, но тут приехала Накадзима-сан и сказала, что папа поручил ей заботу обо мне. И мы поехали в... а-э-ро-порт. В Куусамо, ну ты знаешь. А оттуда - прилетели сюда. А тут... - растерянный взмах рукой. Николя понимает, что повторяется, но ничего нового придумать не может и сильно надеется, что сестра простит ему эту растерянность. - Вот...

  Он умолкает и внимательно следит и за движениями, и за речами Брианны. В очередной раз отмечает, что такой потерянной сестру Николя никогда не видел. Слушает вдумчиво, опустив взгляд к ковру, на котором какое-то пятнышко, каковое Николя упорно пытается сковырнуть носком ботинка. Кивает, то ли словам сестры, то ли своим мыслям, беспорядочным и сумбурным. Пережидает вспышку гнева на безопасном расстоянии - не то чтобы разбушевавшаяся Брианна и правда могла его шибануть током насмерть, но и не насмерть получить - все равно неприятно. Наконец ее ярость стихает и Николя решается преодолеть те несколько шагов, что их разделяют. Осторожно, нежно касается щеки Брианны и закусив губу заглядывает ей в глаза.

- Доказательства... Мне они не нужны, достаточно твоих слов, - вампир вздыхает, утешитель из него конечно аховый. Высказываться на тему Цепешей деликатный вампир не спешит, да и не очень он понял, о котором из Цепешей идет речь. Их же, как выяснилось, страшно много. - А что именно там взорвалось, ты понять успела?.. - Николя хмурится. В прежние времена, во время великих и мелких битв вампиры гибли. Так погиб и его дед, которого Хет никогда не видел. Гибли во время внутриклановой борьбы за власть. Но чтобы вот так вот умереть на территории, созданной вроде как специально для нелюдей, тогда, когда вроде как все сильнейшие рода сотрудничают...  Нет, у Николя вся эта свистопляска решительно не укладывалась в голове. И если гибель патриарха еще была объяснима - пост опасный и сам Николя никогда к нему не стремился - то вот зачем кому-то понадобилось убивать его племянника... необъяснимо.

- Мне кажется, что сейчас мы правды не узнаем... Нужно ждать. И разобраться в том, почему вокруг инцидента в ЦИЭМ подняли такой шум, - вампир опустил взгляд и прикусил ноготь. История и правда была до крайности странная. Штатная в общем-то ситуация вызвала такой переполох... Гипертрофированный. Если бы каждый сбой в экспериментах вызывал бы такую же реакцию - они всею дружною толпою до сих пор сидели бы в каменном веке. Ни медицина, ни военная наука... Паровые машины не были бы запущены, ни один самолет не поднялся бы в небо. Проклятье, даже ткани бы не окрашивали! Потому что там тоже может что-то загореться-взорваться и гибели на этом производстве - хоть и не так часто, но случаются. Взгляд на сестру растерянный.

- Или ты хочешь спрятаться и переждать, как... как всегда делал папа? Спать. В убежище, пока не станет хорошо, - темные брови сходятся к переносице. Это Махрет мог выходить из тела и наблюдать, чтобы вылезти целиком, когда все наладиться. Умеет ли так Брианна - Николя не знал.

+3

8

Как интересно сошлись звезды на небе.
Всегда такая сильная и несгибаемая, она, которая всегда настаивала на своем мнении и утиравшая носы самым ретивым скептикам, сидит сейчас в каком-то совершено глухом районе, почти в притоне и зализывает раны, доводит золотые мозги рода Джонсонов до критической точки - шестеренки крутятся и почти слышно как трещат износившиеся шестеренки, доведенные до саморазрушения полным отсутствием сна. Тебе самой от себя не противно?
- Ох, Никки.... - от прикосновения она дернулась и это вывело ее из задумчивости. - Мне явно не хватает хорошего морального пендаля.
Забавно. Когда-то, давным-давно, она сама утешала маленького Николя. Все таки из них двоих, самым доверчивым всегда был мальчишка. Нет, уже не мальчишка. Сейчас перед ней стоял совершенно другой вампир, нет тот, кем он был раньше. Может где-то внутри и живет тот вечный ребенок с детской непосредственностью. Ребенок, которого заперли в поместье подальше ото всех ради его же безопасности. Так они считали... И наверно это было даже правильным. Не скрыли. Не уберегли его от этого жестокого мира, как хотел когда-то отец. А теперь он сам отошел в мир иной, а ее брат здесь и даже пытается ее утешить. Забавно. И очень мило, что ли?
Поддавшись секундному порыву, женщина потерлась щекой о руку брата.
- Если бы вечные прятки помогли решить многочисленные проблемы, наверно я бы так и сделала. - тяжелый вдох. - Но я не наш горячо любимый папочка и столько отсиживаться для меня огромная роскошь.
Почему-то Брианна всегда считала, что это она должна приглядывать за братом, а не наоборот. Непривычное ощущение эта беспомощность.
- Возвращаясь к нашим баранам... - она взяла брата за руку и потянула, чтобы тот сел рядом. Смотреть на него снизу вверх было то еще мучение. При разнице в росте и при условии, что вампирша сидела на кровати...В общем шея начала отчаянно затекать. - Что взорвалось - не понятно. Слишком быстро потом распространилось пламя. Никто даже глазом моргнуть толком не успел. Как это произошло? Могу только предположить. В моей голове живут три жизнеподобные версии, каждая из которых имеет обоснованное право на существование. Но! Ты их не узнаешь, пусть они пока поживут в моей голове. - голова начала побаливать. Опять мигрень. Правда, привалившись к плечу Николя, давление в висках стало проходить. Фантастика, не иначе.
Вся усталость, накопившаяся за то время, что она пряталась ото всех, как-то резко навалилась на плечи. А ведь еще возвращаться в город, приводить себя в божеский вид и появится у всех перед глазами. Это план минимум. План максимум - надрать пару вампирских задниц. Ну так, чтобы не расслабляли. Если Брианны Хет нет в ближайшем обозримом пространстве, это еще не значит, что эта ненормальная забыла о вас и однажды не вспомнит.
- Как же я устала... - она уперлась лбом в плечо брата и посидела так минут десять - Никки, ты просто себе не представляешь. Поехали домой, а?

Отредактировано Брианна Хет (09.09.2016 17:46:09)

+3

9

Видеть Брианну такой... слабой, было страшно странно. По-началу Николя надеялся, что ему показалось, что сейчас сестрица встряхнется и вновь возьмет на себя роль ведущей, главной заводилы и умницы их семьи. Но время шло, разговор лепился сумбурным нагромождением смыслов и слов и вампир понимал, что все гораздо хуже, чем ему показалось в начале. Волны легкой паники уже подступали к самому горлу, и робкому Хету стоило больших усилий не поддаваться им. Не бросить все и не удрать прочь от роли старшего брата, от Брианны, с таким несчастным видом трущейся щекой о его ладонь, что хотелось заорать и встряхнуть ее хорошенько. Надавать по щекам — он когда-то видел, как матушка таким образом приводила в чувства одну из служанок, вздумавшую падать в обмороки и вообще вести себя самым непотребным образом. Но Брианна — не служанка. Да и Николя сам прежде в обморок грохнется, чем поднимет на кого-то руку, пусть и в лечебных целях. Самая мысль о подобном вызывала в нем некоторую дурноту. Он кивнул, соглашаясь с невозможностью пряток в сложившихся обстоятельствах.

— Быть может, этот способ работал в прежние времена, но ныне — совершенно непригоден, — вампир вздохнул и, после краткой заминки, сел рядом с сестрой. Выслушал ее речи о взрыве и пожаре и согласно кивнул. — Пусть живут там до поры, ты права. Это все надо было или расковыривать сразу, или... Время уже не имеет значения. А, возможно, работает на нас. Те, кто совершил это, убедясь в собственной безнаказанности, могут стать беспечнее. И допустить ошибку. — Хет смотрел поверх чернокудрой головки у себя на плече и осторожно поглаживал сестрицу по волосам. Связи меж близнецов крепки, образуются оне еще в материнской утробе. Николя вздохнул. Он не знал, как правильно, не знал, правда ли это древнее убеждение, или очередная ложная гипотеза, рассыпающаяся прахом под мелькоскопом. Только вот не сумел он возненавидеть Брианну тогда, когда ее сообразительность ставили ему в пример. Когда шли разговоры, что из нея вышел бы наследник куда лучший, чем из Николя. Когда его заперли вдали от общества, изгнали из родового гнезда, а ее - оставили. Когда... Завидовал лишь немного. Восхищался. А теперь — удивлялся тому, что спустя годы они оба вдруг решили вспомнить, что именно он — старший. И глава семьи теперь. Вот ведь, кто бы мог подумать. Точно не Николя.

— Поехали. А к кому? — он знал, что у Брианны есть свой дом. А у него, надежной цепочкой прикрученный, имелся теперь ключ от отцовского особняка. История его получения ввела тогда Хета в короткий ступор. Все же батюшка умел подбирать весьма... своеобразную обслугу. Слуга крови, толстый и абсолютно лысый, явился к Николя тогда, когда никого рядом не случилось, молчаливо обнюхал растерянного вампира, потом, совершенно неожиданно, цапнул Николя за руку! И пока отпрыгнувший от такого нападения Хет разглядывал укус в полной растерянности, лысый толстяк неторопливо посмаковал его кровь на языке, кивнул, даже не взглянув на перстень, и вручил ключ вместе с карточкой, на которой адрес был нацарапан лапой явно нетрезвой курицы. Адрес Николя запомнил, а карточку сжег, — черт его знает, зачем — но полностью переселиться в батюшкин особняк покуда не успел. Хотя и навестил и даже услышал пару слов от молчаливого толстяка. Бегло ознакомился с домовыми книгами и  удрал на очередную, оченно важную встречу.

— Поехали, — он поднялся и накинул на сестру найденное на вешалке пальто. Главная цель его поиска-побега была достигнута — он нашел сестру и она решила больше не играть в прятки. Остальное — уже не столь важно. Все не важно, они сумеют справится со всем, что пошлет им неласковая судьба. Теперь их двое. "Трое."

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [28.10.2066] Мир, искрошенный в строки газет ©