КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [15.11.2066] Не пойман - не вор.


[15.11.2066] Не пойман - не вор.

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Время: 15 ноября 2066 года.
Место: Столица АБ, квартира Макса Брауна.
Действующие лица: Макс Браун, Ольга Корсакова.
Описание ситуации: Я знаю, что ничего не знаю (с)

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

0

2

Пробуждение бывает очень приятным. Ты выплываешь из сна с ощущением комфорта, расслабленности, неги во всем теле. Голова легкая и способная сразу же соображать. Настроение приподнятое, ты способен на любую деятельность: от мозговой до физической.
Так вот, это пробуждение было нихрена не такое.
Он точно не помнил, что произошло: вернулся в свою уютную квартирку на Алмазном Берегу, скинул пиджак, закатал рукава, помыл руки на кухне. Открыл холодильник и подумал о том, что как-то странно… ведь когда он уходил, дверь в гостиную не была приоткрыта. А когда сейчас проходил мимо, то точно видел щелочку и опущенную вниз ручку. Моргнув в холодную пасть холодильника, Браун успел только сдавленно матюгнуться и, кажется, получил по башке.
Сейчас он выплывал из липкой темноты сквозь пульсирующую боль в черепной коробке. Видит Бог, как человек терпеливый, Браун мог стерпеть любую боль, даже зубную. Но когда гудит голова – это просто адская пытка какая-то. Даже свет доставляет ужасный дискомфорт, от которого хочется перестрелять все живое вокруг себя. Затушить свет, потушить солнце, если именно оно светит по больным глазам.
Еще и поза такая неудобная. Браун пошевелил руками и быстро понял – связаны. Хм, скотч. Хороший такой, промышленный скотч. Это только с кожей отдирать. Отлично. Отлично начался вечер.
Так, сидит он на стуле. Хорошо. Не так страшно, как могло бы быть.
Приоткрыв темный глаз, вор распознал рисунок своего пола и с облегчением понял, что кем бы ни был нападавший – он решил оставить его в квартире. Слава Богу. А то бывало, когда тебя вывозят на заброшенный склад, а ты потом как хочешь, так оттуда и выбирайся.
Нахмурившись, невероятным усилием воли Браун поднял ушибленную голову и посмотрел на своего мучителя исподлобья. Женщина. Вот тебе и раз.
Несколько секунд на визуальный анализ: женщина незнакомая. Выглядит очень молодо. Явно нет тридцати. Девчонка еще. Пф. Хотя, какое там «пФ», старый ты дебил, если тебя смогла вырубить девчонка?  Остается загадкой только то, что этой девчонке могло понадобиться от Макса? В последнее время он вел относительно мирный образ жизни, освещая художественные выставки, писал критические статьи, да присматривал несколько объектов для последующего похищения во время транспортировки.  На обиженную художницу его незваная визитерка не похожа. Значит, месть тут исключается. Да и нужно быть умственно отсталым, чтобы хоть какие-то мокрушнические действия совершать на Алмазном Берегу. Значит, ее интересует что-то куда более серьезное. Это плохо. Это в его планы ни разу не входило. Сквозь пульсирующую агонию, Браун вдруг понял, что открывать рот и говорить по существу лучше не стоит. Он же обычный интеллигент.
- Кто вы такая? Вы пришли меня ограбить? - Вложите в голос больше настороженности, мистер Браун. И опаски. Пошевелите запястьями, насколько крепко они примыкают друг к другу? Крепко. Вот же хрень.

+3

3

"Он действительно не понимает, кому перешел дорогу. Или просто считает себя всесильным? Все рано или поздно засыпаются именно на этом. Водители. Наркоторговцы. Воры и убийцы. Мошенники всемирного масштаба. Как только начинает казаться, что ты держишь Бога за яйца – ты уходишь в расход."
Темная рука в перчатке аккуратно поставила фото на место. На столик у кровати. Не сдвинув ни на миллиметр – привычка. Она просто желала убедиться, что на фото рядом с кроватью изображен именно тот, кто вернется в эту квартиру. И ляжет на эту кровать.
"Макс Браун. Надо же. Пользуется собственным именем. С другой стороны, официально всего пару приводов. За хулиганство. Смешно, да, верно."
Мысли текли как всегда спокойно и равномерно. Перед каждым заданием концентрировалась исключительно на одном моменте – кормлении единственного друга. Золотой рыбки Барни. После этого голова становилась ясной и прохладной, ничто больше не отвлекало, не мешало сосредоточиться. Вот если бы Барни остался голодным – это был бы весомый повод для беспокойства. Проникнуть в квартиру не стоило не малейших усилий, это было слишком привычно и обыденно, чтобы специально напрягать еще кого-то из команды. Впрочем, задание было выдано ей лично. Следовательно, априори не стоило прибегать к помощи посторонних, пусть даже эти посторонние прикрывали ей спину последний год.
"Он. Хорошо…"
Заблаговременно приоткрытая щель двери платяного шкафа позволила убедиться в том, что квартирой не ошиблась. И в том, что объект находится в здравии и хорошей физической форме, обладая при этом неплохой фигурой. 
"Рано, рано. Вот."
Мужская фигура, удачно освещенная светом из холодильника, представляла собой идеальный объект для дальнейших действий. Тихо выскользнув следом – двери шкафа были проверены заранее – бесшумно материализовалась за спиной. Вырубила коротким ударом, подхватывая одной рукой, второй  - припечатывая контрольный дверцей холодильника. По той же голове. Ценность объекта была велика. Однако не настолько, чтобы подвергать риску внезапного воскрешения из небытия раньше времени себя. Ровно настолько, чтобы балансировать между сотрясением мозга и отключением его же.
- Макс Браун?
Повторение и уточнение не были лишними никогда. Особенно, когда впереди было задано достаточно времени, для вдумчивого и безошибочного проведения анализа ситуации. Скажем, ночь.
- 36 лет. Человек. Меценат, деятель культуры, критик. Несколько официальных приводов. Что делает вам честь – вы предпочитаете не засвечивать для широкой публики основную свою деятельность.
Негромкий, умиротворенный, успокаивающий женский голос. Вслед за ним стул напротив слегка придвинулся ближе, продемонстрировав ту, кто сидела на нем. Фигура в темном. Явно женская, явно молодая – по голосу слышно. Она не посчитала нужным менять голос сегодня. В полутьме ночника блеснул металл – явно вооружена. А большего ему знать и не следовало.
- Вы можете и далее пробовать освободиться, однако если просто начнете отвечать по существу, это сбережет время и силы вам, и мне. Мы оба с вами понимаем, что я похожа на грабителя ровно столько же, сколько вы – на мецената и критика. Иначе бы все вокруг было разбросано и разворочено, ваш личный сейф за картиной, за вашей спиной – неаккуратно вскрыт, а ваше тело украшали бы следы ожогов и рваных ран от пыток. Мы же с вами начали с вежливой и, надеюсь, продуктивной беседы. Итак.
Стул легко крутанулся, подчиняясь свободной от пистолета руке. Присела, укладывая руку на спинку, подбородок – на руку, рука с пистолетом так и не шевельнулась, направленная точно ему в лоб.
- Я слушаю вас, Макс Браун.

Отредактировано Ольга Корсакова (10.07.2016 22:10:43)

+3

4

Макс напряженно моргал, пытаясь сфокусироваться  так, чтобы все касаемые боковым зрением предметы перестали расплываться.   Что ж голова-то болит так, словно ударили товарным составом?
Как в фильме про шпионов оказался: приглушенное освещение, фигура с пистолетом на стуле, пистолет в руке (вот это еще хуже), перечисление регалий и, походу, своеобразная форма допроса.
Кто эта женщина и что ей нужно – Макс решительно не понимал. Голова еще болела и вынуждала щуриться. Стоило уже начинать опасаться, что он и сделал. Что она хочет от него?
- Хорошо, вы не вор. – Осторожно подал голос тот, кто на самом деле являлся представителем названной профессии, демонстративно перестав дергаться и сидя смирно, как паинька. – Тогда я не совсем понимаю, что вы хотите от меня услышать…  - Вскинуть голову  было очень плохой идеей. Браун поморщился и моргнул сначала одним глазом, а потом и вторым, как семафор. – Я самый обычный человек, что вам конкретно нужно от меня узнать? I truly and utterly  do not know what I can do for you.
Кто же она такая? Кто его мог сдать? Более того, если его кто-то сдал, то по какому из преступлений, что Браун совершил за свою довольно продолжительную карьеру?  Она чья-то ищейка? Вполне возможно. Скорее всего, нанятая. Видит Бог, Макс человек опыта богатого, так просто его вырубить у неподготовленного человека не получится. Застать врасплох – тем более.   Значит, она или работает на влиятельную семью, или на полицию. Полиции о нем ничего не известно. Это она и сама уже сказала. Тогда на кого она работает? Ох, если на шишек с Алмазного Берега, то это очень нехорошо. Оч-чень не хорошо. Если это так, то нужно фильтровать каждое сказанное слово. А еще лучше – договориться с этой девчонкой, чтобы отпустила. Если же все еще хуже, что нужно давать деру. Ладно, посмотрим по её поведению.

+2

5

"Голос не дрожит, взгляд ровный, не расфокусирован. Медицинской помощи явно не требуется. К допросу пригоден. К вербовке? По ходу действия посмотрим. Нужно ли."
- Мы с вами выяснили, что из нас двоих я – точно не вор. Теперь вопрос в вас.
Совершенно серьезный тон тихого, заставляющего прислушиваться к себе, женского голоса. В отличие от него, девушка явно знала, к кому пришла. И четко понимала, чего именно желает от него услышать.
- Не совсем. Верно, вы понимаете «не совсем», так как список вариантов, прокручиваемых сейчас в вашей, стоит отметить, светлой голове, довольно обширен и разнообразен.
По всем законам жанра именно сейчас наступил наиболее продуктивный момент, чтобы направить лампу в лицо связанному на стуле. Однако вместо этого одним движением поднялась, продолжая удерживать под прицелом. Мельком глянула в окно, всматриваясь в кого-то на темной улице. Никакой свет, кроме полумрака ночника, снаружи был совершенно не нужен.
- По моим данным, вы специализируетесь в основном на драгоценностях, камнях, полотнах. Я говорю сейчас не об официально оформленных сделках, как вы понимаете.
Голос продолжал звучать спокойно, мягко, на той же ноте. Создавалось впечатление, что с ним говорит профессионально запрограммированная машина. Ольга не волновалась. Барни был накормлен, для  решения остальных проблем ее полномочий было предостаточно.
- Почему же вдруг внезапно и так необдуманно решили расширить свой кругозор и полезли туда, где вам не место? Почему оружие, мистер Браун?
Снова вернулась, не торопясь, однако присаживаться напротив. Приблизилась, встретилась взглядом. Пистолет исчез, скрестила руки на груди, рассматривая.
-  Я хочу знать, кому вы передали партию оружия, не принадлежащего вам. Предлагаю сразу перейти к моменту, когда вы «вспомните», о чем я говорю. И мне не придется вынуждать вас делать это.
Обошла его вокруг, проверяя, надежно ли закреплен на стуле. Здесь сейчас был не один из шпионских фильмов, в которых в процессе беседы главный и не всегда положительный герой перепиливал зажигалкой стальные наручники в процессе беседы и убегал в закат.
- В том, что вы понимаете, что именно я имею в виду, сомнений нет. Информаторы, которые навели на вас, выдали достаточно надежные сведения. Меня интересует все, что вы можете знать. Детали сделки, время, место. Главные действующие лица – кроме вас, мистер Браун. Знакомство с вами уже состоялось, как вы понимаете.
Несколько минут вдумчивой тишины, необходимой для обоих. Макс Браун, вероятно, раздумывал о смысле жизни. Ольга прислушивалась к самой тишине. Тишину она всегда предпочитала любому другому виду окружения. Включая и музыку, всегда казавшуюся ей пусть ритмичным, но лишним шумом. Ритм можно отбивать и ладонью.
- Вы не знаете обо мне ничего. Я же о вас  - практически все.
На этот раз полуправда была намного выгоднее лжи или же откровенных угроз. Угрожать ему смысла не было. По большому счету, ампула раствора скополамина, прихваченная заблаговременно, позволила бы сейчас решить основную проблему и без душещипательных бесед. Однако несмотря на задание, сама Ольга своей целью ставила не получение разовой информации сейчас. Точнее, не только получение разовой информации.
- Итак, я все еще вас слушаю. Внимательно.

+3

6

К несчастью, у Макса не было ни напильника, ни зажигалки, чтобы избавиться от пут промышленного скотча. Руки были абсолютно беспомощны. Пока. Был у него один план, но для этого девчонка должна отвлечься.
Как уверенно она о нём говорит. Словно действительно всё знает. Словно его действительно сдали со всеми потрохами и родословной в придачу. Это очень плохо. Если всё так и есть,  то нужно поспешно ретироваться отсюда и затаиться где-нибудь в Мексике. Тем более, что в Мексике у него хорошие друзья, которые скорее отгрызут себе руку, чем его выдадут.  Живые деньги же и рабочая сила. Звучит почти как план.
По-хорошему, нужно было не рыпаться и сидеть на своем стуле ровно, уходя в глубокую несознанку. Вот только где гарантия, что  в ванной эта девчонка сейчас не греет паяльник? Или еще что похуже. У него вот самого был номер с колючей проволокой, который уже стал притчей во языцех среди маргиналов Латвии. Оставалось надеяться, что его визитерка не притащила с собой ничего подобного. 
Хотя, секундочку. Она притащила с собой новости.
- Оружие?
«Чего-о? Какое оружие? Что за бред?»
Он похож на того, кто торгует оружием? Да заниматься оружием – самое неблагодарное и тупое дело, если ты не бывший боевик. Интеллигентным людям в оружии положено разбираться, но лезть в этот бизнес – увольте. Но почему тогда пришли к нему? Кто-то из его знакомых явно хочет подставить голову вора на плаху вместо своей. Этому кому-то очень не поздоровится, едва только Браун перешагнет порог этой квартиры. Желательно целым и невредимым.
Но кто? Кто?
Его мексиканские друзья – вряд ли. Хоть торговлей оружием занимаются испокон веков, более того, подставлять Макса им не было никакой выгоды, он хороший друг самого дона. Да и не поверил бы никто, что тот, кто занимается картинами, статуэтками из золота и бриллиантами вдруг полезет в такую грубую, неповоротливую стезю. Тогда мексиканцы отпадают. Кто ещё?  Кто из его подельников занимается оружием? Вдруг любезно включившееся подсознание дернуло гардины догадок, раскрывая под торжественную музыку парочку имен, которым Браун в свое время перешел дорогу. Вот пидоры. У них будет очень серьезный разговор потом. Очень. Очень серьезный. Можно даже сказать, что на повышенных тонах. Вот где ещё раз пригодится фокус с колючей проволокой.
А пока…
- Я решительно и совершенно не понимаю о каком оружии вы говорите! – Вскинулся вор, хмуря черные брови. -  Да, я специализируюсь на картинах, потому что это моя работа – быть художественным критиком.  Вы явно путаете все и обо всем! Да вы…да вы… - Встретившись взглядом с дулом пистолета, вор поджал губы, раздувая ноздри,  и машинально вжался в спинку стула. – Ладно, ладно,  хорошо. Только уберите пистолет.  – Кое-как уперевшись ногами в пол, он чуть крутанулся на стуле, щетинистым подбородком кивая в сторону секции. – Второй ящик слева. Больше ничего не знаю… Ну, правда! – Отклонился он от дула пистолета, сведя над переносицей брови, выглядя как затрусившее ничтожество.  – Я бы и сам посмотрел, но может вы меня тогда развяжите? Нет? Окей, я понял. Да понял, понял я. Берите все, что в столе и оставьте меня в покое.
Вздохнув, Браун вытянул ноги и запрокинул голову, жмурясь от боли голове.
Топ.
Вор приоткрыл черный глаз. И на второй «топ» - подался вперед, стараясь делать это без скрипов. Ох, это будет больно. Связанные за спиной руки вытянулись, приподнимаясь.
Топ.
Неразогретые мышцы затрещали. Локоть согнулся, опускаясь вниз. Второй локоть потянулся вверх. Браун просунул голову в образовавшуюся петлю. Больно было – просто пиздец. Но это лучше, чем лежать с простреленной головой, или угодить в какие-нибудь допросные подвалы. Связанные руки оказались у Макса перед грудью и он резко вскочил, наконец-то позволив себе шуметь. От проделанных манипуляций, лоб взмок. И очень скоро в этом лбу зияла бы дырка. Он не сомневался, что взявшая его в плен девчонка успеет выстрелить.
Если бы в нее не полетел стул, на котором еще совсем недавно сидел сам вор. Заминки хватило, чтобы настигнуть её в два прыжка и сбить с ног окончательно. Целью была не она, а пистолет, который упал на пол. Поймав его ногой, Макс с силой отфутболил оружие в дальний угол комнаты и преградил девушке дорогу.
Со связанными руками противником он был крайне посредственным. И если не освободится от скотча, то на второй такой фокус девчонка не купится, а просто закопает Брауна в паркет.  Вот теперь уже можно включать дипломатию.
- Now, kiddo.  – Подняв к груди согнутые связанные руки, Макс выдохнул. – Теперь, когда мы на равных, давай поговорим. – Из голоса исчезли трусливые и непонимающие нотки. Но сдавать себя Макс так быстро не собирался. Говорить надо было быстро, мысль формулировать доходчиво. Где гарантия, что у этой фурии нет второго ствола? - I am truly and utterly incapable of answering you, kiddo. Потому что нихрена не знаю о каком оружии ты говоришь. Более того, я нихрена не понимаю, что ты там обо мне рисуешь. – Это, конечно, уже не было правдой. -  Потому что я обычный, но крайне недовольный мужик, которому вломились в дом. – Он отходил к пистолету медленно. Лучше отфутболить его еще дальше. Не хватало только еще ствола с его отпечатками.  – Особенно добропорядочный мужик будет недоволен, что женщина приходит к нему не с шампанским, а с пушкой.
«Особенно, когда это сраный Glock 34, которым нахрен можно снести полбашки. И где она его только пронесла?»

Отредактировано Макс Браун (11.07.2016 19:53:32)

+3

7

Наблюдать, как ее собеседник обдумывает вопросы, было сплошным удовольствием. Со своим обычным спокойствием, не мигая, смотрела, следя за движением мысли по его лицу. Мимика – отличная помощница всех, кто ею желает и умеет пользоваться. И если бы до сих пор Ольга еще сомневалась в каких-либо данных, то сейчас сомнения были развеяны. Им же самим. Он повторил основное слово из ее вопросов. Оружие. Он сразу сконцентрировал внимание именно на нем. Это могло значить, что либо оружием он интересовался и интересовался  всерьез. Либо сам лично занимался им. Либо знал кого-то, кто был непосредственно связан со сделками подобного типа. Любая информация была бы достаточно интересна. А большое количество интересной информации делало автоматически интересным и самого Макса Брауна.
- Оружие.
Неспеша повторила, давая ему еще несколько минут форы. Проще и лучше было бы действовать резко, быстро и максимально болезненно. Это давало свои плоды в стандартных ситуациях. Пакет на голове заставил бы его сказать все. Однако после этого оставалось только ликвидировать, как а)ненужного более свидетеля б)преступника, до которого не так просто добраться правосудию в) просто видевшего ее в лицо. Однако все эти пункты имели столько минусов, что сразу выбрала четвертый. Разговор. Без препарата. Пока.
- Во втором ящике слева у вас находятся документы по художественной галерее Амброзиана.
Заметила равнодушно, тем не менее кидая взгляд в сторону указанного предмета мебели.
- Причем наравне с официальной документацией чрезвычайно увлекательные детальные чертежи как самой пинакотеки, так и библиотеки. С тщательной прорисовкой и уточнениями местоположения сигнализаций и пунктов охраны. Вы подрабатываете починкой сигнализаций? И каким образом это должно заменить мне нужную информацию?
Не сводя пистолета с собеседника, сделала шаг к секции. Еще один. Глядя прямо на него потянулась, нащупывая ручку. На секунду теряя контакт глаза-в-глаза, но этого оказалось достаточно. От летящего в голову стула удалось увернуться, рефлексы сработали безупречно, тело ушло с траектории полета предмета раньше, чем информация добралась до мозга. Однако удар поймала, принимая на руку, вламываясь спиной в ту же секцию. Звук отлетевшего пистолета не понравился больше всего. Глок давно стал частью ее самой. Продолжением руки. Поэтому ситуация хоть и не перешла в разряд опасных, однако вышла из разряда спокойных и нейтральных.
- Стоять.
Пока он находился на месте и говорил, сжимая прижатые к груди и все еще связанные руки, медленно отодвинулась от секции. Вместе с ним двинулась в сторону, обходя по кругу, не спуская глаз. Однако его сближение с пистолетом следовало прекратить. Немедленно.
- Стой на месте. И, возможно, разговор продолжится.
Несколько секунд без выражения слушала его объяснения. Коротко вздохнула. Блеснула сталь, стилет вжикнул, полоснув по перехваченным рукам, распорол скотч, освобождая его руки.
- Сядь и слушай.
Легко толкнула ладонью в плечо, прицельно заставляя опуститься обратно на стул. Неспеша подобрала пистолет, пряча.
- Пропала слишком большая партия оружия. Слишком – для того, чтобы пропустить это безнаказанно. Хорошо. Допустим, ты лично не занимался этим.
Предупреждающе вскинула ладонь.
"Пока не будет доказано обратное – именно ты связан с этим."
- Однако ты не можешь не знать ничего.  Вдаваться в детали я не вижу смысла. Либо они известны тебе и без этого – либо тебе и не стоит их знать, не так ли.
Рука нырнула в карман. Слушать дальнейшие уверения в его белоснежном оттенке собственной репутации начало надоедать. Ольга не любила безрезультатно проверенного времени.
"Третья попытка, мистер Браун. Последняя…"

+3

8

Это произошло так быстро, что Браун даже не понял, как оказался с развязанными руками на стуле снова. Только блеснуло лезвие, только он сгруппировался, чтобы увернуться от удара и всё.
Это женщина, или новая версия терминатора? Пока Макс пребывал в легком шоке от прыткости ушлой девицы, он даже не понял, что на месте ее «тычка» потом нальется синяк.  Сбежать от нее так просто не получится, это точно.
Так.  Он теперь может и не самый виноватый, но виноватый хоть в чем-нибудь, иначе какой смысл?  Что за беспристрастное лицо, его допросчица  выглядела так, словно на утро питается хлопьями за самодельном столом, на самодельном стуле из горсти самолично прирезанных трупов.  Такое спокойствие никак не импонировало. Когда собеседник излишне спокоен, то напоминает вычислительную машину. А договариваться с вычислительной машиной – ой, как сложно.
Браун глянул на опустившуюся в карман ладонь.  Нет, так не пойдет. Вообще никак. Гибко подавшись в сторону, вор вытащил из-под себя стул, развернув себе седушкой и держа за ножки на манер щита. Выглядело комично, только вот Брауну было ни разу не до шуток.
- Ты бы из карманчика лишние цацки выбросила, kiddo. – Взгляд обогнул обманчиво-хрупкое женское запястье. Что же там у нее? Ещё один нож? Или какая-нибудь более нелицеприятная херня?
Ох, это никуда не годится. Качнув головой, «художественный критик» поднял на незнакомку взгляд и вдруг слабо улыбнулся. Нет, на его территории он по чужим правилам играть не будет. Отступив в темноту коридора с тем же самым стулом, Браун свернул на кухню. Поставил стул и уселся на подоконник, рядом с холодильником. Открыл дверцу и достал пачку сока. Скользящая из дверцы прохлада давала немного успокоиться и внести ясности в мозги. Холод на него всегда действовал отрезвляюще полезно.
- Так вот, не знаю ничего об оружии, kiddo. Явно ты не к тому пришла. – Рука пошарила по подоконнику, взяв пачку сигарет, взгляд со вниманием приковался к приближающейся фигуре. Вот сколько,интересно, наивных мужских туловищ повелись на этот ее вид и сейчас кормят речных раков?
Оставалось загадкой - зачем Браун загнал себя в угол сам? Дальше подоконника не двинешься, кухня сравнительно небольшая, но на этом месте он явно чувствовал себя увереннее и спокойнее. Еще дверца холодильника эта, которую он так и не закрыл.
- У меня вот только чертежи зданий, доступные любому сотруднику галереи, поскольку они сделанные с пожарными входами и выходами. – Сказал он не совсем правду.  - Я для тебя, боюсь, скучноват. 
А может у нее там диктофон? Да нет, что-то больно личико решительное. Сейчас как пшыкнет какой-то отравой прямо в лицо. Браун поднял палец и указал им на незнакомку,  будто бы предупреждая и всё так же не двигаясь с места. 
- Понимаю, это обидно. – Браун несколько раз покивал, выражая своё сочувствие. – Однако те, кто много болтают, решив подставить скромного работягу,  явно пытаются обвести тебя вокруг пальца. – Дым густо вырвался из губ, прямо по направлению лица напротив, но завеса быстро развеялась. – Был бы ужасным преступником, уже бы стволину выхватил и устроил тут салун на диком западе, но, как ты видишь, сижу себе спокойно, сок пью. – Бумажная пачка покачалась в пальцах. – Мне вот, как скромному человеку, оружие без надобности. Что я буду с ним делать? В металлолом сдам? Или голодным детям Африки отправлю, как гуманитарную помощь?  Спасибо, я как-то больше по Дега и Рембранту специализируюсь.  Несу прекрасное людям, просвещаю, что автор имел ввиду, рисуя синие занавески.  А вот нехорошие люди из ваших наводчиков…Ну, в лучших традициях злодеев из боевиков уже наверняка сплавляют ворованное  заказчикам, пока ты меня тут колешь. Не могу сказать, что я в этом спец. – Ещё затяжка. – Но писал бы сценарии к фильмам, именно так бы и сделал.
Вроде бы и сказал что-то, а вроде бы и не сказал. Самая лучшая политика, когда и подставиться не хочешь, но сказать что-то надо, а то не отлезет же, Мата Хари.  Даже если свои собственные знания ситуации ограничиваются только предположениями и догадками, как бы поступили считающие себя очень умными пидоры, решившие его подставить. Но, блин, серьезно? Его? Вора драгоценностей? Что ж они наплели-то там такого ушлого, что им все поверили?
- Хочешь чего-нибудь? Холодненького.  Думаю, что тебе будет сейчас самое то.  Да и мне тоже. Присядь лучше, kiddo, поразмыслим, как обстоят дела. Лишние махач и шум – это привлечение внимания через стенку, а ты не знаешь моих соседей. Им бы лишь со стаканом у стены постоять. Потом услышат вопли, выстрелы, брань, мольбы о помощи мои жалостливые, полицию начнут звать. Тебе-то, наверное, пофигу. Но если засветишься, то начальство по голове вряд ли погладит. Смею предположить, что тебе велели быть бесшумной и незаметной. Ну, как говорится, если бы я разбирался во всех этих крутых штучках, связанных с погонями, наемниками и прочей мишурой на премию «оскар», то именно так бы и предположил.
Вот тут оставалось только ждать. Если этот айсберг в привлекательном женском обличье согласится на диалог, то может он и окажет посильную помощь, чтобы отвертеться от данного вопроса, и себя не обидеть. Если нет, то нужно использовать план «B», а затем «C» и «D», припасенные на случай попыток взятия Бастилии его личной зоны комфорта.

+3

9

Предложение очистить карманы вызвало легкую полуулыбку. Ему повезло – улыбку в ее исполнении видели немногие. И не часто. Поводов веселиться было не так много, а веселье без повода Ольгу не привлекало. Поэтому улыбалась она редко, по делу. Как сейчас. Молча, не отвечая на такое странное и нелогичное предложение с его стороны.
- Нет.
Все же сообщила, наблюдая, как стул сначала оказался между ней и объектом, становясь своеобразной защитой последнему. Мысленно одобрила – идея была пусть и непродуктивна, но хороша. Задумчиво проследила, как собеседник, прихватив стул, направился в кухню. Проследовала туда за ним, все так же молча. Его можно было понять. Он нервничал, пытался нащупать привычную почву под ногами. Потому и передвигался по квартире, пробуя доказать в первую очередь себе, что все еще контролирует ситуацию. Ольга не возражала.
- Я знаю, к кому я пришла. Мало того, знаю слишком много подробностей, чтобы допустить возможность ошибки. В данном, твоем случае это исключено.
Он выпил сок, закурил. Зачем-то загнал себя в неудобную и невыгодную позицию на подоконник. Приблизилась, притянула стул, села прямо напротив него, в первоначальную позицию – рука на спинке, подбородок на руке, вторая – свободна для любого маневра. Не глядя толкнула ногой дверцу холодильника, захлопывая. Лишних помех рядом быть не должно было, события могли развиваться в любую возможную сторону. Из тех, в которые намеревалась развивать их сама Ольга.
- Нет.
Спокойно уточнила, и насчет чертежей, и по поводу его бесполезности для нее.
- Чертежи, при умелом использовании, автоматически становятся как основной помощью тебе в деле ограбления итальянцев – так и основной же уликой против тебя, как только все будет закончено. Однако меня сейчас интересует не это.
Если он до сих пор еще колебался, работает ли она на полицию, армию или другую правоохранительную структуру, сейчас должен был прекратить. Структура и правда была правоохранительной. Частично. Ровно настолько, насколько это считал их руководитель. Поэтому для незнакомого человека логичнее было предположить нечто частное и хорошо оплачиваемое.
- Я не собираюсь арестовывать тебя и сдавать полиции с рук на руки. Хотя могла бы, как ты уже понял.
Заметила, если он еще сам не успел заметить. Судя по его взглядам – успел.
- Спасибо.
Заинтересованно посмотрела на направленный на нее палец. Задумчиво не оценила – Глок в ее руке смотрелся куда как более внушительно. Вежливо поблагодарила за сочувствие. Никак не отреагировала на сигаретный дым практически в лицо. Сама не курила, однако, как ни странно, сигаретный дым, как и аромат жженных спичек, нравился. Более, чем. Так сказать, одна из маленьких, вполне допустимых слабостей.
- То есть, картины ты обычно направляешь голодным детям в качестве гуманитарной помощи?
Снова заинтересовалась, качнула головой.
- Я не стану рассказывать тебе, что именно следует делать с украденным оружием. Во-первых, я этим занималась недостаточно плотно, чтобы знать все рынки сбыта. Во-вторых, ты это знаешь лучше меня. В-третьих, именно за этим я и пришла. О чем мы говорим уже…
Не глянув на светящийся циферблат, настолько тонкий, как будто приклеенный к коже, подсчитала.
- … уже сорок пять минут. Не считая того получаса, пока ты находился в бессознательном состоянии на стуле. Твой ствол я временно убрала. И тот, что под подушкой. И тот, что в сейфе. В твоем нижнем белье и одежде ничего огнестрельного и колюще-режущего не обнаружилось.
Действительно обыскала, сразу, как только вырубила.
- Хорошо.
Внезапно резко поднялась со стула, кивнула, легко соглашаясь. Он предложил компромисс. Мало того, он подумал в нужную сторону и принялся строить диалог. Даже если он был непосредственным участником или инициатором, это было именно то, чего добивалась. Стрельбой и пытками можно получить многое. Разговором можно получить все. Скажем, от того же трупа намного меньше нужной информации, чем от живого. Условно.
- Предположим, я тебе верю. Почему бы и нет. Действительно, все могут ошибаться.
Забрала у него пачку сока, дотянулась до чистого стакана. Налила половину, вернула ему пачку. Автоматически выбрав из всего, что было у него в холодильнике, именно то, что сто процентов не содержало отравы. Миролюбиво сказала именно то, что он желал услышать от нее.
- Ни шум, ни выстрелы мне действительно не нужны.
"Ты на коне, ты главный, мистер Браун. Начинай колоться."
- Однако не бывает дыма без огня. Давай подумаем, кому был выгоден мой ночной визит к тебе? Возможно, что-то прошло мимо тебя, связанное с моим делом? Мимо – и достаточно близко, чтобы ты успел рассмотреть детали? Лица?

+3

10

Ситуации бывают в жизни самые разные. Вот сейчас Макс назвал бы ситуацию как-нибудь поэтично.
Но суровая реальность была такова, что «в дерьме по самые уши» - было самым четким и верным определением. Железным фактом.  Завязавшийся диалог, обязанный принести облегчение от того, что спасение драгоценной и единственной задницы наконец-то начало вставать на какие никакие лыжи, никакого облегчения ему не принес.
Уж слишком спокойна была его собеседница. Следя за ней, Браун не увидел в больших и красивых глазах ни одной мелькнувшей эмоции: ни удивления, ни интереса. Живая, закаленная сталь. Что она пьет такого, чтобы оставаться спокойной? Валиум? Или же она полностью уверена в том, что целиком и полностью контролирует ситуацию. Что ж, так пока оно и было. Хотя бы потому что у нее есть пистолет в руке. А еще неизвестно какая организация за спиной.  Бьющийся в голове импульс, то и дело подкидывал уже одну и ту же догадку. И чем больше Макс думал о том, на кого именно работает эта неулыбчивая девица, тем грустнее ему становилось. Это значило, что сейчас ему нужно будет извиваться ужом на сковороде.
- Вот ты зря так, kiddo, про итальянцев. – Оставшись без сока, Браун снова приоткрыл дверцу холодильника, ловя прохладу. – Твоими словами говорить, так значит пересажать нужно всех, кто хоть как-то был замечен в здании. От охранника до уборщицы. Но уборщицу-то за что? Прекрасная же женщина.
Догадка пришла внезапно. Нет у нее на него ничего. Кроме наводки – вообще ничего. Ведь было бы что-то, то они разговаривали бы уже в совсем другом месте. И, пожалуй, даже не друг с другом. Макс бы вел светский диалог с теми, кто умеет грамотно, дюйм за дюймом тянуть из тела жилы, накатывая их на катушку.  Что ж, раз ничего нет, то можно немного успокоиться. Вот только то, что находилось у этой девчонки в кармане,  никак не успокаивало, а напрягало даже больше пистолета. Пистолет лишь для устрашения и самозащиты.  А вот штучка в кармане явно для других увеселений.
Да и какая она девчонка? Фурия. Читой воды. 
Браун прищурил карие глаза.
Это она только кажется спокойной, если с ней быть недостаточно аккуратным и попытаться сбежать, она сорвется в погоню с рвением истинной гончей и будет гнать, пока не достигнет заветной цели. У таких, как она, явно по-другому распределяется внутренняя энергия. Для нее злость была бы мотором, вечным двигателем,  который дает силы.  На лице не проступит, а вот скорости придаст.
Поэтому и каждое своё телодвижение тоже стоит контролировать.
- Мало ли, кому понадобилось меня подставить, kiddo. – Браун затянулся до фильтра и открыл окно, выбрасывая окурок. -  Может я где-то кому-то дорогу перешел. Чьему-то родителю сказал, что дитятко рисующее задницей – не талантливое, а вам бы к доктору-с. У  меня знаешь, сколько таких родителей было на своем веку? О-о. – Время закурить ещё. Пока куришь – голова болит не так сильно. – Вот даже, если взять самую недавнюю выставку современного искусства, подошли два бугая, все черном, рожи серьёзные, брови аж на переносице сходятся, искру одна об другую высекают. Пойдем, говорят,  с нами, в страну лимонию, поговорим о том как мы тебе денег дадим, а ты нам рецензию напишешь хорошую о том, как наш босс рисует. Как Гитлер прямо рисует, скажешь, что не талантливо – в печь отправишься, или куда-нибудь в Африку, где сейчас пожарче. А я им, нет, говорю, я с Гитлерами дела не имел, не имею, и иметь не собираюсь. Честный я, говорю. Искусство, говорю, моя единственная любовь, изменять ему не собираюсь. Нет ничего такого, что я посчитал бы достойным своего внимания, помимо искусства. Ну, вот только ты, kiddo, исключение.
Максу тогда это сразу показалось подставой какой-то странной. Более того, что совершенно не его профиль. И вот, не ошибся. Память любезно подкидывала факт за фактом, но сам-то он ничего всё равно не знает.
Пока эта боттичеливская красота с пушкой больше, чем она сама (а держит так, словно весит как ложка, сколько ж силищи у нее в руках?) фильтровала информацию, Браун задумался о том, может ли реально на него что-то быть, кроме гнусной наводки, которую ей подкинули, выставив его вором и ужасным человеком? Нет, ничего не может. Работал он один. Причем, работал через тех, кто нос свой на Алмазный Берег не кажет, охранку не любит, а если попробует к ним охранка сунуться, так пройдет через такой хитровымудренный фильтр, что пока до нужной ступени дойдет, сама эта ступень уже будет отсиживаться в частном домике, где-нибудь в холодных горах, где на вольном выпасе снежные барсы. И козы еще, тоже горные. Работал Макс чисто, трупов не оставлял, лицо всегда прятал, перчатки на перчатках, да не простых, а на заказ сделанных, чтобы следов не оставалось от слова совсем. А если где-то в камеры попадал, так высокие мужчины, одетые во все черное, с маской на голове и в очках – в любую хронику преступлений загляни, там этих мужчин будет выше крыши. Более того, свою собственную безопасность он подготавливал с тщанием куда более яростным, чем даже само преступление. Камней, золота, да серебра в мире много, а он один такой. Уникальный и неповторимый. Своя рубашка-то ближе к телу.
- И вот таких примеров у меня, знаешь, сколько? Да не счесть. – Браун пожал плечом. – А козла отпущения найти, да факты сфальцифицировать – это ж дело не особо-то хитрое.  Явно это какая-то недоработка структур ваших. Насчет тебя, kiddo, сомнений нет. Работаешь ты так чисто, что не встретил бы – не поверил, что ты настоящая, а не киношная, эдакий Джеймс Бонд, только красивее и с хорошеньким геометрическим каре. А вот начальство твоё явно тебя или не ценит, или тоже хочет, чтобы ты в лужу села. Насолила кому-то, что ли?

+3

11

Делая еще глоток, кивнула. Взгляд на собеседника был внимательный, пристальный. Ловящий каждое слово. Ольга слушала и периодически кивала, разбавляя короткими согласными успокаивающими кивками тишину со своей стороны.
"Он ведет себя грамотно. Успокаивает. Отвлекает внимание. Умело манипулирует моим эго, делая незаметные, но ощутимые для профессионала комплименты. Не разменивается на пошлости – сразу уловил, что это к результату не приведет. И не дает ничего из той информации, за которой я пришла сюда. Плохо."
Откинулась назад, отпуская спинку стула. Поднялась, склонилась к холодильнику, держа мужчину в поле зрения, одновременно прикрываясь дверцей. Свет из холодильника позволил без проблем снова нырнуть в карман, достать ампулу со светло-мучнистым раствором, сжать осторожно.
- Вполне допускаю, что тебя подставили.
В тоне женского голоса не было ни единого намека на недоверие. Действительно, его могли подставить. Как могли любого. В принципе, допустимо все. Когда Ольга слышала выражения, типа «она/он не могла сделать этого», ей хотелось смеяться. Потому, что если у тебя есть две руки, две ноги и здоровый позвоночник, ты МОЖЕШЬ сделать что угодно. Остальное вторично.
- То есть, я тебе нравлюсь?
Улыбка в голосе, короткий взгляд над дверцей холодильника. Поймала его глаза, не выпуская из своих, медленно улыбнулась короткой, выразительной улыбкой. Он должен был видеть, что снежная королева дрогнула, его комплимент достиг цели. Продолжая смотреть в глаза, под прочной защитой дверцы пальцы автоматически невесомо сломали ампулу. Мелькнула игла тонкого шприца, окунулась, потянула, нырнула в холодильник – оттуда будет проще забрать, не отыскивая. Оставлять улики, даже в случае удачи, было нежелательно.
- Спасибо.
"Нет, не скополамин. Новая разработка, насколько я поняла. Оттенок иной, плюс слухи насчет фантазий виртуозов из ЦИЭМ. Ставлю на амитал-натрий, плюс что-то еще. Время начала укоротили до пяти секунд вместо двух-пяти минут. Срок действия – тот же, три часа. Замедление всех рефлексов, ощущение эйфории и легкости алкогольного опьянения. Желание говорить много и долго. Главное, направить разговор в нужное русло. И не давать отвлекаться. Представляю, что он будет мне нести сейчас."
- Хорошо. Предположим, фальсификация. И наводка на тебя напрочь ошибочна.
Когда дверца снова была захлопнута, в руке Ольги оказался второй пакет с соком. Приподняла, кивнула.
- Томатный люблю больше. Тогда встает закономерный вопрос – почему именно ты?
Ни к чему больше не обязывающий разговор служил единственной цели – отвлечь его внимание. Аккуратно вскрыв пакетик сока, прикрывающий шприц, прошлась по кухне. Остановилась перед ним, задумчиво кивнула.
- Вряд ли мое начальство поставило перед собой цель достать тебя. Как и спровоцировать меня. У моего начальства совсем иные средства и методы, можешь мне поверить. Поэтому...:?:%%;%?!
Полуопираясь о спинку стула, соскользнула локтем, теряя равновесие, падая в его сторону, плеснув соком на него, заставляя автоматически склониться к облитому. Мгновенно перехватывая шею в захват, фиксируя, четко вводя иглу, быстро, не церемонясь больше, впуская раствор. Не выпуская, слегка придушила – дергаться с иглой в шее было не слишком полезно для организма потенциального информатора. Отсчитала пять. Медленно выпустила, настороженно следя за ним. Сюрпризы не любила.
- Витамины. Ты слишком бледно выглядишь…
Усмехнулась без улыбки.
- Для того, кто говорит чистую правду. Попробуем еще раз?
Терпеливо кивнула в сторону спальни.
- Или там тебе будет удобнее? Захочешь лечь – не стесняйся.
"Мне все равно, в каком именно положении ты, наконец, откроешь не только рот, но и сознание. И предоставишь его мне в полное распоряжение."
- Итак, тебя зовут Макс, верно? И что же интересного ты можешь рассказать о себе, Макс? Не спеши. В моем лице ты обрел действительно благодарного слушателя.
"Десять минут воспоминаний из детства. Еще десять – о неудачной любви и разбитом сердце, о том, какие женщины суки. Больше двадцати на это давать не стоит. Далее переход на настоящее и дело. Поехали."

+2

12

Улыбается. Ого. Будь Макс двадцатилетним спермотоксикозником с мозгами ананаса, то обязательно бы поверил в эту милую улыбку и подумал, что теперь в безопасности.
Но он не верил. Не бывает, суммой простой логики, так, что пришла к тебе женщина с пистолетом, потыкала им в лицо, а потом растаяла, шутки с ним начала шутить, хороводы водить.
Как-то это подозрительно. Что-то с этим не в порядке. Браун заметно напрягся, едва только женщина оказалась слишком близко. Точеный локоть соскользнул со спинки стула, облитый вор машинально дернулся в сторону, всего на секунду теряя зрительный контакт,  и  моментально попал в захват. Кретин. Будто в первый раз замужем.  Прохрипев, пытаясь материться, уголком сознания он подумал, что ни разу не удивился бы, узнав о родстве его мучительницы с кланом циркачей-силачей. Сколько ж силищи у этой медведицы!? Блядь!
В шею впилась игла.
- Блядина! – Кулак сжался, оставляя на плече феминной версии терминатора синяк, но он ей был пофигу. 
Макс был крепким и очень сильным мужчиной, даже смог приподняться с девчонкой на себе, а после… а после его накрыло.
Шумно вдыхая, Браун схватился за шею,  отступая назад и едва не падая, чудом пальцами хватаясь за спасительный подоконник. Надо было добраться до нычки в холодильнике раньше, вот тогда бы они помахались. Но тело накрывала эйфория, оно становилось ленивым и ватным. Двигаться совершенно не хотелось. Да и зачем двигаться в этом суетливом мире? Легче пропускать его через себя, пусть пульсирует в венах, такой разнообразный, прекрасный, красочный мир.
Стоп. Что?
Не будь у Брауна абсолютно черных глаз, ночная визитерка запросто разглядела бы расширенные зрачки, размером с вселенную.
Ох, как же его кроет. Качнув головой, он зажмурился, потер глаза и перед ними замелькали разноцветные круги, превращаясь в снегопад переливающихся снежинок.
- Вот это пиздец. Ну, ты пиздец, женщина.       
Осознанной речью пока не пахло. Отодвинув агрессивный объект от себя не больно, но настойчиво, Макс гордо шагнул из кухни, пошатнулся в коридоре, на одной ноге развернулся в сторону гостиной, чуть не влетел в шкаф и уселся на письменный стол, с интересом разглядывая как ему машет девушка с веслом из картины напротив. Кажется, она машет ему веслом? Кажется она…Элвис?
Зато голова больше не болит! Удивительно! Помотав  оной из стороны в сторону, пришлось придержаться за стол, чтобы не отправиться в полет на Сатурн. Нельзя еще на Сатурн. Еще совершенно не время, миссия на земле не окончена, никак нельзя еще возвращаться домой.
- Ох, как меня накрыло. Что ты мне вколола, Эльза Кох?! – Растерев глаза ладонями, Макс неожиданно рассмеялся, а потом шумно вдохнул воздух, раздувая ноздри подобно огнедышащему дракону. Наркотическое опьянение всегда действует на людей по-разному. Валит абсолютно каждого – люди слишком хрупкие существа. Но глядя на объект допроса нельзя было сказать точно – сопротивляется ли крепкий организм, или это своеобразная реакция на препарат?
- Что там у тебя? Дай сюда!
С несвойственной даже для себя ловкостью, Макс вдруг легко выхватил пистолет из руки пришедшей по его душу профессиональной убийцы. Вряд ли бы ему удалось это «трезвому». Но любое опьянение открывает в человеке самые разные возможности. Кто-то вот по-китайски начинает говорить. Недовольно посмотрев на пистолет, Браун даже совсем не умно заглянул в дуло, пытаясь через странную подзорную трубу разглядеть берега Африки, а затем раздраженно отбросил ствол куда-то за диван.
- Ерунда! – Голос был серьезный и строгий. – Совершенная ерунда!
Что она там спрашивала? Что он хочет рассказать?
- Зачем тебе эта железка, ты же создана для другого! – Важно объясняя глупой маленькой девочке такие простые важные вещи, он протянул ладони вперед. – У тебя же такая редкая, Боттичелливская красота, ты же словно, - Вскочил с места, обходя агента кругом, задумчиво держась за подбородок. – Ты же словно Афродита, из пены морской, тебе же надо на выставку. Чтобы смотрели и понимали, какое дерьмо рисуют. – Ладони очертили неясные круги вокруг висков. – Чтобы понимали, что вот он – идеал, к которому надо стремиться, чтобы говорили мне: «ааа, Макс, я был так не прав!». – Браун схватился за голову и вновь серьезно заглянул в суровые глаза напротив. – Не пиши мне хорошую рецензию, я пойду сожгу все, что создал, я теперь понял, понял, к чему мне надо стремиться. Вон та женщина с пистолетом мне дала понять! А тыы, ай-яй-яй. Так же нельзя, что же о тебе люди скажут? Ведь все искусство держится на женщине! Вся промышленность держится на женщине! Вся жизнь, вся жи-изнь! – Чисто итальянским жестком, собрав пальцы в щепотку он потряс ладонью. – Вся жизнь держится на женщине! Но…о чем я? – Темные брови сошлись на переносице.
Так, так, так. А! Она же вколола ему какую-то дрянь. В дом нагло проникла и по голове больно ударила. Как-то не по-божески это. Вообще неправильно. Нехорошо так. А если бы все так себя вели?
- Чего ты там хотела, напомни?... А! Секреты! Страшные секреты. Ну, могла бы и не вкалывать, я же тебе почти честно ответил. – Похихикав, не удержался и погладил неразумную, но такую красивенькую девочку по голове. – А ты не поверила? – Снова хихиканье. – Вот ты глупенькая. Но такая красивая, с ума сойти. Такие бывают? Ты кто? Славянка? – Взгляду вернулась подозрительность. Пальцы щелкнули. – Точно, славянка! У тебя еще «р» такая…такая…гар-рсирующая. Точно, славянка!  - Ладони хлопнули, Браун отошел, оценивающе глядя на девицу чуть со стороны.
Вырубить бы её и сбежать. Вот прям кий схватить, что в шкафу и по голове ей, по голове. Но разве ж так можно? Нет, так нельзя. Кто ж он, варвар какой? С драмой драться – нонсенс. С дамой, точнее. Драма – это то, что сейчас происходит. В общем, нельзя девочек бить. Или можно? Ну так, может…подвинуть просто немножечко в сторонку. Чтобы идти не мешала.
- Ходят, короче, об этом оружии слухи, но я тебе ничего не говорил…нет! Ничего не буду тебе говорить, ты дерешься.  А драться – плохо. Я вот – ни с кем не дерусь. С девочками – тем более. Вообще, кто мы? Мы же не Рокки Бальбоа, чтобы на всех с кулаками лезть, мы же в современном мире живем, в современном мире дела должны решаться без капли крови! Без оружия! Я против оружия.  Так дураку дай пистолет – он же лоб расшибет! Кому-нибудь…
Ох, как же его кроет. Голос разума ушел на задворки сознания, отчаянно скребясь ногтями о воспаленный мозг занятый просмотром мультиков. Надо бы нырнуть головой под холодную воду. Да, точно, холодная вода! Тогда его отпустит. Но воды поблизости не было. Это Макса немного расстраивало. Что-то сегодня все не слава Богу.  Что он хотел? Да, точно. Бежать надо.

+3

13

- Да.
Просто согласилась с его определением, коротким и емким. Грубость с его стороны в данном случае была вполне обоснована. Она бы тоже была возмущена, реши кто-либо сделать ей принудительную инъекцию неизвестного препарата. Дальше оставалось только ожидать и наблюдать. Ольга умела первое и второе тоже.
- Конечно. Пиздец – это я.
Не стала спорить, дотянулась незаметно, коснулась его шеи двумя пальцами. Нащупала, проверила, кивнула.
"Выдержит. Мужик здоровый. Могла тройную дозу пробовать – только сильнее откат бы получился. Несколько часов, потом – здоровый крепкий сон еще часа на три. Продолжаем наш разговор."
Пока обдумывала, объект уже отправился в коридор, затем – в свой кабинет. Не возражая, покладисто отодвинулась. Направилась следом, замерла в дверном проеме, наблюдая, как он таращится на фото Элвиса Пресли. Губы невольно дрогнули в улыбке – он вел себя наредкость интересно. Не стандартно.
- Тебе лучше лечь.
Заметила, оставляя дверь, приближаясь. Как выяснилось, зря. Потому, что пистолет мгновенно оказался в его руках, движением, за которым она даже не успела уследить. Напряглась на секунду, готовясь выбить из его рук оружие – и расслабилась. Не пришлось.
- И что там увидел?
Губы снова дрогнули. Получить вместо ответов на вопросы его мозги на противоположной стене показалось  забавным.
"Была бы моя вина. Не стоило недооценивать возможности именно этого Макса Брауна под препаратом. Как выяснилось, его движения сейчас могут вполне превосходить по скорости своей человеческие, обычные. Почему я узнаю об этом только сейчас, а не в лаборатории?"
Пистолет улетел за диван. Философски поняла – лезть придется. Однако все дела следовало отложить на более поздний срок. Скажем, когда неугомонный объект должен будет уснуть.
- Помочь добраться до кровати?
Оглянулась через плечо, наблюдая за тем, с каким горячим интересом он ходит вокруг, осматривая ее в деталях. Ни резких движений, ни дальнейших приказов пока не отдавала. Применять силу тоже было бесполезно. Сейчас следовало только кивать, соглашаться, мягко контролировать, чтобы не разбил или сломал себе что-либо и слушать. Ждать и слушать.
- Почему именно Афродита?
Сравнение слегка удивило своей нелогичностью. Вспомнив все известные ей произведения художников, изображавших богиню любви, не согласилась. Для пышнотелой изнеженной блондинки, пышущей сексом, у Ольги не хватало слишком многих факторов. Пышного тела, к примеру.
- Хорошо. Договорились. Я не стану тебе писать хорошую рецензию – а ты мне за это расскажешь все, что знаешь или слышал о крупной партии оружия, не добравшейся до пункта назначения.
Спокойным, уговаривающим тоном, каким говорят с непослушным, но все еще любимым ребенком, сообщила, соглашаясь.
- Видишь, как легко мы пришли к общему мнению? Итак? Ты остановился на том, что совсем недавно к тебе в руки попала информация, что некая Корпорация планирует переправить…  я слушаю тебя внимательно.
Терпеливо вынесла поглаживание по голове, продолжая наблюдать.
- Грассирующая.
Автоматически поправила и глянула коротко на него.
- Отлично, молодец. Никому не скажу. Обещаю больше не драться. Но для этого ты должен рассказывать дальше.
Поймала его за руку, на подходе то ли к шкафу, то ли к входной двери. То ли к ванной. Рывком втянула в спальню, толкнула на кровать, успев предварительно стянуть плед свободной от него рукой. Накинула плед сверху, укрывая до носа. Потянула край, спеленала, укутала. Выпрямилась.
- Теперь тебе хорошо, спокойно. Никуда не хочется и ничего не надо. Верно?
Заглянула в глаза. Абсолютная темнота не позволила рассмотреть ширину зрачка, однако по выражению лица поняла – все идет как надо.
- Рассказывай дальше. Ты обещал мне рассказать про оружие. Это очень интересно, я слушаю тебя.
Кивнула.

Отредактировано Ольга Корсакова (18.07.2016 15:33:15)

+3

14

-  Что значит «почему Афродита»!? – Даже оскорбился Браун неоцененному сравнению. – Глаза, ты на глаза свои посмотри! Большие, немного выпуклые веки, ты ж как с картины сошла!
Господи, как бы он ржал, если бы видел это со стороны, если бы актер был другой. Но нет, Макс играл сам. Его плющило и колбасило, как никогда в этой жизни. Обучивший всему старый вор в свое время достаточно красноречиво настучал по башке за употребление наркотиков. Потом оттащил за шкиряк его, еще мальчишку туда, где заканчивали свой век наркоманы, сжираемые некрозом, непохожие на людей. После этого Макс зарекся курить даже травку. И вот, здрасте-пожалуйста. Все беды от красивых женщин. Не зря же умные люди говорят, что они доводят до самого цугундера.
- Что говоришь? Не «грассирующая», а «гарсирующая»! – Возмутился в очередной раз.  – Или нет? Нет!? Дожил до тридцати семи почти и не знаю, как правильно слова произносятся!? Боже мой, только никому не говори, меня же серьезные люди засмеют! 
Как-то он оказался в кровати, укрытый пледом. Это что такое!? На это он не соглашался, они еще не слишком хорошо знакомы – раз, а два – женщина еще не заслужила доверия. После такой проснешься в ванной с колотым льдом без почки, а ее ищи-свищи. И почку даже не отберешь.
- Ничего я тебе не обещал! Что ты меня как бурито завернула? – Повозившись с боку на бок, вор кое-как освободился и положил ладони поверх покрывала.
И что ему теперь делать!?
- Вломи ей! – Пропищало откуда-то с левого плеча.
Нахмурившись, Браун повернул к плечу голову, увидев красненькую, маленькую свою мучительницу. В руках у нее были вилы, а на голове – рожки.
- Женщин бить нельзя! – Ее сестра-близнец, но только абсолютно белая, спустилась на правое плечо. – Расскажи как хороший мальчик. – Пальцы тронули струны арфы. – Ты же хороший мальчик?
- Кажется, меня кроет еще сильнее, чем я думал. – Пришлось снова растереть себе глаза ладонями, взывая к ясности сознания, но то ответило только женским смехом двух скачущих по покрывалу галлюцинаций, державшихся за ручки.
- Раньше надо было думать, когда к холодильнику пошел! – Держась за плечи, две маленькие, абсолютно не помогающие ему ехидны танцевали канкан, заливаясь язвительным смехом.
Недовольно зарычав, вор скинул покрывало, с головой накрыв свою «гостью», заваливая её на кровать. Рывок в сторону небольшого табурета. Один удар дал бы преимущество для побега, даже не смотря на то, что слова рвались с языка фонтаном, и удерживать его больше не было абсолютно никаких сил.
Но вместо этого Макс выдохнул и кинул табурет на пол. Выдохнул, руки упер в бока, поглубже вдохнул и сердито посмотрел на ушлую девицу.
- Бесполезняк. Ладно. Только скажи этим, чтобы перестали. – Две маленькие копии все еще скакали по кровати, танцуя стриптиз и отвлекая от правильных мыслей.
Неожиданно до воспаленного мозга вора дошла простая истина: сбежать не получится. Ну, не получится, побереги ты себя, кретин. Давай лучше языкасто. Выворачивайся словами.
- Я знаю, что я ничего не знаю. – Развел руками Макс. – Вот слышал я от людей слухи, что собираются какие-то другие, совершенно нехорошие люди, похищать оружие. Много. Вероятно, это было твоё оружие. А помимо того, что они совершенно, совершенно безнравственно решили похитить оружие, еще меня пытались приплести. Но не поддался я. Не стал бы я у тебя воровать, ты же такая красивая. Хоть и порядочная стерва. Да и что у тебя без оружия останется? Как по улице ходить будешь, незащищенненькая?  Да и что я, террорист, или маньяк какой!? Я же приличный человек! – В это он, походу, свято верил, раз уж даже под препаратами говорил, против которых силиться не смог бы даже кто-нибудь покрепче. А тут человечишка.  - Ну и короче, слышал я, что планируют они… то ли теракт, то ли продать кому-то, кто борется за независимость, какого-то вот такого… - Указал на фалангу указательного пальца. – Маленького, плюгавого региончика. Или там теракт устроить. Не вливался в подробности. Ну, ты-то, наверное, в сто раз лучше знаешь, у кого там с кем какие терки. Меня это не касается, да и я бы предпочел, чтобы не касалось. Это ваши собственные игрища, мне они совершенно не интересны. – Отмахнулся.

+3

15

- Тебе очень идет костюм бурито.
Негромко заверила, снова полуулыбнувшись. Несмотря на серьезность ситуации, этот Макс Браун оказался довольно симпатичным потенциальным информатором. Поэтому ни его выходка с пистолетом, ни то, что лежать спокойно и открывать рот для рассказа он не желал, негативных эмоций тоже не вызвал. Все шло как надо.
- Сомнительный комплимент.
Выслушала момент о веках, мысленно согласилась – он был прав. Ассоциативный ряд угадывался без труда. Это значило одно: он действительно понимал толк в искусстве. По крайней мере, без труда мог найти и подобрать аналогию.
- Если тебе действительно актуально мнение серьезных людей,  я ничего им не скажу.
Заверила, кивнула.
- Однако в замен ты продолжишь рассказ об оружии и ответы на мои вопросы. Это будет честная сделка. Что или кто там?
Пристально глянула на его руки на пледе, поймав в поле зрения. Сюрпризов с его сверхскоростью и сверхсилой больше не хотелось. Однако упаковывать обратно не спешила. Пристальный взгляд допрашиваемого на собственные плечи указал на наличие кого-то, кто хотя и являлся плодом его воображения, однако был вполне материален. Для него. Стоило допустить, что беседа протекает без ее участия.
- Ничего страшного. Это скоро пройдет, и ты уснешь. Поэтому нам стоит быстрее говорить на интересующие нас темы.
Мягко подвела к общему знаменателю, пытаясь закрепить в его мозгах понятие «мы». «Мы» в его состоянии должно было подействовать в положительную сторону. С «мы» обычно никто не пытается драться, с «мы» соглашаются и выполняют указания. Плед прилетел внезапно, быстро увернулась, оказавшись под ним, но не в нем. Мгновенно стряхнула с себя, оказываясь на кровати. Наблюдая за рванувшим в сторону табурета человеком.
"Швырнет. Не швырнет."
Варианта действительно было всего два, оба устраивали. В первом случае – позволили бы применить физическую силу и положить конец этому бардаку. Во втором – продолжить неспешную беседу, дающую свои плоды. Проводив грохнувшую об пол табуретку взглядом, кивнула, села на кровати в позу лотоса и сложила руки на коленях.
- Конечно. Прекратите немедленно.
Серьезно обратилась к кому-то на пледе, рывком тряхнула его, стряхивая. Кто бы там не присутствовал кроме них, мешать сейчас ему не стоило.
- Так, так.
А дальше началось интересное. Все отвлекающие моменты испарились, информация пошла сплошным, пусть и прерывистым потоком. Моментов, на которые следовало обратить внимание, было достаточно: 1) он был в курсе того, что происходит на рынке оружия, что сразу поднимало рейтинг его, как информатора, на недосягаемую высоту 2) он слышал что-то, касающееся непосредственно ЭТОЙ партии, то есть, оружие все еще находилось в пределах доступа 3) он слышал и о борьбе за независимость, и о потенциальных терактах, то есть, ее информация и мысли по поводу дальнейшей судьбы партии были возможно верными.
- Очень хорошо.
Одобрительно похвалила. Снова улыбнулась.
- Ты беспокоишься о моей безопасности? Это очень мило.
До сих пор о ее безопасности беспокоился только Барри. Так как кроме нее о нем никто не знал. Ольга не приглашала к себе в квартиру ни единой живой души, предпочитая явочные в случае необходимости. В квартире она спала и кормила Барри. На работе она работала. Мухи отдельно, суп отдельно (с).
- Я верю, что ты не стал бы красть у меня.  Это радует. Взамен я обещаю не красть у тебя и задам тебе еще несколько вопросов. Если ты не против.
Судя по теплоте во взгляде, если бы он был против, это решительно бы ничего не изменило.
- Несмотря на то, что сам ты лично не замешан в пропаже, ты многое слышал и знаешь. Подумай как следует.
Вскочила с кровати, одним смазанным плавным движением оказалась рядом. Заглянула в глаза, оценивая степень действия препарата. Заодно и убедилась, что пациент скорее жив.
- Что говорили о сроках передачи? Продажи? Давай поспорим, что говорили о нескольких ближайших днях. Спорим? И спорим, что места ты не запомнил. Или все же запомнил и хочешь выиграть?
Совершенно серьезно протянула ему руку. Надеясь, что по ней не прыгает никто, кто бы подсказал ему отрезать на корню.

+2

16

Две галлюцинации послушались свою мать (?) и сели ровно. От этого стало немного легче, хоть не отвлекают от разговора. Крыло до сих пор так сильно, что Макс старался не глядеть никуда вокруг себя, мало ли, что еще увидит. Он точно был уверен, что под кроватью кто-то есть.  Зря девочка такая спокойная, как выпрыгнет же сейчас и сожрет.
Наверное, страшная галлюцинация была свидетельством внутреннего волнения. В допросную к федералам, или еще кому, похуже, Брауну не хотелось. Свободу терять тоже не хотелось. Чтобы о нем знал кто-то – вообще никак не хотелось.
На протянутую руку он глянул тоже с подозрением. Был готов поспорить, что видит, как у девчонки под кожей бежит кровь. Прямо как рентгеновское зрение.
- Конечно, не стал бы тебя грабить. Какое грабить, тебя нужно на руках носить, скучать не давать, ноо… у тебя кожа такая нежная, вот это да… Что? А, да! Расскажу я только при условии, что никто больше не станет беспокоить доброго дядю-критика. Ну, ты можешь беспокоить, для тебя – сколько удобно. Угодно…
Естественно, что молчать он бы не смог, даже не смотря на то, что очень хотелось. Препарат давал о себе знать и безудержный фонтан воспаленной словесности .
– Короче! – Браун смешно распахнул глаза, так и не выпуская ладони агента из своей. – Я слышал только, что они планируют что-то сделать послезавтра. Что там должно послезавтра произойти – хрен его знает, переворот, революция – мне не интересно было. Знаю только, что этих дебилов можно найти на окраине Алмазного Берега, там у них штаб-квартира, типа. Представляешь? Называть гадюшник какой-то штаб-квартирой. Дорога будет вести… ща,ща.
Приобняв женщину за плечо, Макс широко развел рукой, рисуя мысленную карту.
– По кокаиновым дорогам, вымощенным шлюхами, хреновой одеждой и дешевыми понтами.  Там, там, в черном лесу, у искусственного и абсолютного безвкусного озерца с карасями будет возвышаться пряничный домик, в котором сидит злой-презлой упырь. Короче, Алмазный Берег, южный округ, дом 2. Одна туда не ходи! – Строго посмотрев на причину своих галлюцинаций, предостерег Браун. – Эти мордоворты – не я, на диалог не соглашаются, вежливо не разговаривают, сразу стреляют. Одна не ходи, я буду беспокоиться, не заставляй меня беспокоиться, я же дурной, полезу за тобой и встряну в задницу, еще более глубокую чем та, в которой я сейчас. – Посмотрев на обрисованную картину, он философски вздохнул. – Ненавижу этих мужиков, жил себе, не тужил. Так они тебя подослали. Нет, тебе-то я рад, я с тебя просто ахреневаю, вот эта женщина, но какой пиздец в моей жизни теперь начнется – даже не представляю.  Драпать мне надо, короче. Лет так на пять.
Элвис в картине танцевал свой коронный танец, напевая, что-то вроде «Devil in Disguise»
- Вот прав, мужик, как пить дать, прав. You're the Devil in Disguise. Oh, yes you are.

+3

17

В идеале сейчас было бы включить диктофон. Потому, что любым сообщениям устным любое начальство всегда предпочтет более весомые и точные доказательства. Кроме того, расколоться на пленку всегда намного предпочтительнее того же процесса, никак не зафиксированного. Для того, кто колет, разумеется. Однако большой глупостью было бы прерывать открывшего, наконец, рот по делу Макса Брауна. И Ольга не спешила ни прерывать, ни дергаться. Руку пожал. Мало того, временно приватизировал, не спеша отдавать. Понимая, что ее присутствие действует на него успокаивающе – после препарата и не такое бывало – терпеливо отдала, слушая внимательно. Не отрывая взгляда от его лица.
- Я предпочитаю ходить пешком. Лучше – ездить на машине. Еще лучше – на мотоцикле.
Заметила мимоходом, для того, чтобы убедить его – она слушает. Ни одно его слово не пропадает зря.
- Скучать тоже не приходится. К сожалению.
Последнее добавила от себя лично. Впрочем, изрядно покривив душой, так как трудоголик-Ольга просто не поняла бы, что ей делать со свободным временем. Если бы вдруг оно у нее появилось. Кормление рыбки занимало ровно полчаса, даже при обязательной беседе с ним. Дальше снова шел сон и работа, работа и сон. Иногда только работа.
- То есть, ты будешь не против периодически делиться информацией?
Уточнила, поймав очередную ниточку нужного ей в словесном потоке.
- При условии, что общение будет происходить исключительно со мной? Подходит.
Тут же согласилась. Кроме просто информаторов у каждого агента было достаточно информаторов личных, о которых, разумеется, знали априори – но не знали конкретно. Многие предпочитали работать с отдельным человеком. Плюсы от этого сотрудничества были ощутимые, в случае провала страдало только конкретное звено цепочки, не вся цепь. Минусы – после гибели агента вся его агентурная сеть чаще всего пропадала.
- Если у меня появятся дополнительные или новые вопросы, я тебя найду сама. Если у тебя появится дополнительная или новая информация – вырази желание меня видеть.
Губы снова дрогнули в улыбке.
- Громко. И я тоже найду тебя сама.
Своего телефона или адреса давать не спешила. Да и куда он мог заглянуть? Корпорация, главный вход, подземные этажи? Обозначь она себя так, и сейчас оба сидели бы под кроватью. Оба – потому, что он так и не спешил расставаться с ее ладонью.
- Мне и удобно, и угодно.
Заверила, замолчала. Он снова заговорил, и Ольга порадовалась – приобретение было отличным. Препарат тоже был использован не зря.
- Послезавтра.
Повторила, позволила себя обнять, следя за его руками. Воображаемой карты не видела, однако по направлению движения, рисуемого жестами от его дома, можно было приблизительно определить, о какой конкретно окраине он говорит. Дальше дело техники.
"Революция или переворот на окраине Алмазного Берега? Вряд ли. Иначе КБ давно было там. Это было бы громко, быстро и без привлечения спецагентов. А вот продажа-передача, тихо и незаметно – вполне. И место выбрано удобно, следует отметить. Надо поторопиться."
Мельком глянув на часы, аккуратно обняла его в ответ, перехватывая за руку, разворачивая в сторону кровати. Кто бы не танцевал на диване, будет неловко, если новоиспеченный информатор рухнет на пол на полуслове. Судя по времени, сон был на подходе. Пол был твердым.
- Отлично.
Внезапно получив еще и точный адрес, наконец, улыбнулась. Не факт, что информация была точной. Не суть даже, если она была верной. Но любая наводка – уже больше, чем тишина в эфире. Поэтому он даже сам не понимал сейчас, насколько она довольна. Он сейчас мало что понимал по сути своей.
- Хорошо. Одна не пойду.
Подумав, пообещала. Действительно, на дело придется собирать команду. Никто бы ее одну и не послал. Как минимум, двое.
- Нет. Ты туда не пойдешь. Сейчас тебе захочется спать, ты ляжешь. На кровать. Проснешься только завтра утром и снова начнешь соображать, как следует.
Теперь он был не просто объектом разового использования. Он стал ее личным информатором, поэтому можно было вполне потратить еще пять минут и позаботиться о его целостности и сохранности.
- Убегать не имеет смысла. И я, и те, кому ты понадобишься, найдем везде.
Утешила, успокоив. Прислушалась. Одобрительно кивнула – он был прав. Снова прислушалась и ощутимо напряглась. Колокольчик звякнул, предупреждая об опасности. Интуиция? Или лишний в ночной тишине звук прошуршавших шин у подъезда? Снова с силой толкнув Брауна на кровать, нырнула за диван, вынырнула с пистолетом, замерла.
- Ты ждешь гостей? Не вставай!

+2

18

http://s7.uploads.ru/qgdMy.jpg

Ghost, (раса - неизвестна, возраст - неизвестен)
Об этом агенте отряда 516-77 неизвестно ничего. Специализируется на штурмовых и инфильтрационных операциях.

Первая фаза прошла чётко и чисто, комар носа не подточит. Приступая же ко второй Василий был напряжён. Работа под прикрытием была мягко говоря не его профилем. Но «Партия сказала: надо! Комсомол ответил: есть!» Директива товарища маршала была кристально прозрачной: внедриться в отряд 516-77 и проконтролировать чтобы расследование пропажи груза оружия прошло как надо, без сучка и задоринки. Поэтому Кроликов, временно сменивший позывной на ироничное для него «Ghost», и сидел сейчас на пожарной лестнице дома напротив квартиры некоего Макса Брауна – художественного критика, а на самом деле буржуйской рожи и афериста.
Получив доступ к материалам расследования и бегло изучив их мертвец первым делом взял под колпак свою новоявленную коллегу.  Ольга Корсакова оказалась девочкой молодой, малоопытной и гонористой, но вроде бы сообразительной и не обделённой некоторым талантом.  Лет через пятьдесят из неё мог бы выйти весьма достойный оперативник. «Если не помрёт раньше», - в чём Василий был совершенно не уверен наблюдая за её действиями в квартире Брауна через оптический прицел.
Сам бы он на всю эту канитель с запугиваниями, душевными разговорами и сыворотками не стал и заморачиваться. Просто сломал бы аккуратненько товарищу Брауну пару пальцев и тот бы сразу выложил всё что знает. Точно выложил бы. Никто не хочет вытаскивать собственные конечности из разных анатомических отверстий тела. Но Василию был поручен контроль над расследованием, а не ведение его за Корсакову. Потому он терпеливо сидел на пожарной лестнице, внимательно наблюдая и слушая всё происходящее в квартире. Благо его без лишних вопросов обеспечили всеми необходимыми техническими приблудами для ведения операций в городе.
Пребывание его коллеги в гостях у Брауна подходило к логическому концу. Тот наконец выложил нужную информацию и Ольгу больше ничего не задерживало. Кроликов уже приготовился сняться с места, когда у подъезда многоквартирного дома, в котором проживал самопровозглашённый критик, остановилась пара характерных машин с полностью тонированными стёклами.
«Вот срань», - коротко подумал мертвец, пересчитывая не менее характерных и совершенно точно вооружённых людей, скрывающихся в подъезде.

Отредактировано Василий Кроликов (22.07.2016 13:35:49)

+3

19

Сговорчивая Ольга. Такая хорошенькая. Тот Макс, что был трезв, тряс его за плечи и орал о том, что срочно нужно бежать в Мексику и менять имя.  Но тот Макс, что видел как Элвис дает успешный концерт, вылезая из картины девушки с веслом, был весел и доволен. Интересно, а куда делась сама девушка с веслом?
Непонятно.
- Только обо мне – никому! – Строго предупредил агента Браун, словно это на что-то могло бы повлиять. – А то будете меня искать, я буду убегать, потом вы за мной будете гоняться, потом поймаете, потом я типа скажу, что согласен на любые условия, потом опять убегу, а потом закономерно окажусь в ближайшей канаве. Оно мне надо? Приличные люди по канавам не валяются. Ну, ты понимаешь, я надеюсь.
Вроде все решилось хорошо, сейчас Ольга пойдет и надает затрещин плохим дядям, собиравшимся продать оружие голодным детям Африки, а она-то надает, она-то сможет. Ей вон, палец в рот не клади, дай кому-нибудь пестиком в лицо потыкать, это абсолютно точно.
Браун вполне послушно улегся в постель. Похлопал рядом с собой, чтобы рядом легла, а то негоже как-то одному валяться после всего, что между ними было. Но задуманного воплотить не успел, чутко уловив, как кто-то копается в его замке. Вот наивняк. Нужно немного надавить на замок, два поворота влево, один – вправо, два раза потянуть на себя, а потом еще три поворота влево. Самый обычный специально подломанный замок, чтобы любой представитель любой незаконной профессии мог услышать, что какие-то нехорошие люди лезут в квартиру.  Что, разве так сложно, что ли?
- Это, слышь. – И как он только научился бесшумно ходить? Пальцы легли девушке на плечи, Браун нахмурился с улыбкой. – Это за мной, скорее всего. Раз меня кто-то хотел подставить, то сейчас хочет сделать фаршмак, чтобы ни ответа, ни привета. Видишь, какие нехорошие люди? А ты ко мне полезла. Во-от кого надо было ловить. А я всего лишь критические статейки выписываю. Если я умру, или засвечусь – я с тобой больше не дружу.
Дверь наконец-то скрипнула. Россыпь уверенных шагов направилась в сторону горящего в комнате света.  Человек десять, не меньше. Те, кто решили сжить неуемного Брауна со свету, были хорошо осведомлены о том, что брать эту тварину лучше количеством, потому что Браун – он как уж, скользкий, мерзкий, просочится даже в форточку.
Хмурые лица, крепкие тела, угрожающе наставленные дула на двух, оставшихся запертыми в комнате людей.   Все это говорило, что у вора сегодня крайне неудачный вечер.
- Ребята! – Радостно вскинул руки тот. – Как дела? Вы это, с ней не шутите. – Потыкав пальцем в Ольгу, Макс покачал головой. – Не женщина, а зверь! Уходила меня так, что я не уверен, что теперь буду спать без кошмаров.
Мужики переглянулись. Одна девка с пистолетом и один вор, который явно не в себе – для них не помеха.
- Бухой, что ли, Браун?
- Ну, тип.
- Повезло тебе, сдохнешь веселым. 
Пистолет у Ольги их не напрягал совершенно. Их же больше, стволов у них тоже больше. Единственная причина по которой Ольгу с Брауном не расстреляли на месте – была в том, что слишком уж смешным был сейчас обдолбанный вор.
- А можно завтра? Мы спать собирались.
- Вот сейчас и поспишь.

+3

20

Предложение прилечь рядом было очень привлекательным. Естественно, не банальный трах – любым, пусть приятным, выбросам адреналина Ольга предпочитала здоровый сон. Когда еще удастся сэкономить час-другой. Да и отдых телу и мозгу одновременно. В то, что Макс Браун тоже будет спать, она вполне верила. Рано или поздно, должен был наступить обратный эффект воздействия. Главное было вовремя уложить тушку нового информатора в койку и выйти, тщательно прикрыв дверь. План был хорош, оба плана. Однако, как и большинству отличных планов, обоим не суждено было сбыться.
- Подожди. И молчи.
Несколько машин..
"Две."
… остановились точно у его подъезда. Вариантов того, что к соседу сверху прибыли заказанные ранее проститутки, становилось все меньше. Когда едва слышный шум шагов прекратился…
"На его этаже. Третьем."
… прямо напротив двери, сомневаться было смерти подобно. Ольга не планировала умирать сегодня.
"Две машины. Значит, как минимум восемь. Максимум – десять. Хорошо."
Хорошего было мало. Она могла уйти одна, прямо сейчас, не дожидаясь проникновения команды неясных пока личностей внутрь. Однако бросить выгодного информатора в состоянии, в котором он мог выложить что угодно и кому угодно?
"Восемь патронов. Обычный минимум, чтобы не заело. Восемь. Потом – в окно. Их машины стоят прямо под окнами. Положим, по водителю в каждой. Это не проблема. Хорошо."
План нарисовался штрихами быстрее, чем первый из «гостей» попытался проникнуть сквозь запертую дверь. Гости не были агентами, что показала не слишком умелая попытка открыть замок с первого раза. Глок уже вернулся в руку, у другой руки материализовался неясно как подобравшийся Макс Браун.
- Я кому сказала лежать?
Коротко глянула через плечо, через его руку. Лежать он явно не собирался. А уговаривать ни времени, ни желания не было.
- Ладно. Стой, где стоишь. При первых выстрелах падай на пол!
Снова глянула. Глубоко вдохнула. Судя по его состоянию, сейчас он был больше склонен кинуться к нападающим на шею и слиться с ними в глубоком поцелуе. С языком. Гости вошли, в спальне сразу стало тесно. Пока входили, успела сделать ровно два шага к окну – и дивану рядом. И то, и другое оказались самыми необходимыми сейчас вещами во всей квартире. Так же незаметно потянула за собой стоящего рядом Брауна. Стиснула его руку свободной от пистолета рукой – стой тихо, наркоман неудавшийся. Руку пришлось выпустить.
"Восемь. Не десять. Хорошо."
Ее информатора закономерно (после препарата) не испугал, а развеселил визит вооруженных до зубов «гостей», и он завел с ними неспешную и дружелюбную беседу, вздымая руки, тыкая в нее пальцами. Все это веселье проходило как при гробовом молчании самой Ольги, так и при некоторой ошарашенности посетителей. Они явно не ожидали встретить тут кого-то, кроме своей жертвы. А саму Ольгу от стандартной проститутки по вызову тоже что-то неуловимо отличало. То ли необычная молчаливость. То ли темная одежда. То ли пистолет в руке.
"Отлично. Двое проходили по розыску. Так как проходили у нас – брать можно в любом состоянии, как живыми, так и мертвыми. В данном случае выбор очевиден."
Слово «поспишь», последнее в диалоге, еще не успело быть услышанным до конца, как прозвучали три коротких хлопка выстрелов. Двое нападавших сползли на пол. Еще один помедлил и присоединился к ним. Дырки во лбу не позволяли надеяться, что они споткнулись и снова примут участье в веселье. Четвертого снять не удалось, потому что град выстрелов в ответ намекнул – пора переходить в оборону. Нырнула за диван, туда же нырнул Браун – было не до уговоров, просто полетел вниз.
"Восемь минус три – пять. Пять против двух. Против одной. Неплохо."
Коротко выглянула, тут же рядом со щекой свистнуло, обожгло. Выстрелила, снова нырнула за диван.
- Готовься.
Одними губами приказала Брауну. У них двоих другого выхода не было.
"Третий этаж. Всего лишь третий. Отлично."

+3

21

«Какого хрена она, мать её, делает? Бессмертной себя мнит?» - возмущению мертвеца при виде действий новоявленной коллеги не было придела. Будь Ольга его подчинённой ей бы светило не меньше полугода гауптвахты. К сожалению, она не имела к КБ ни малейшего отношения. Василию только и оставалось продолжать внимательно наблюдать за совершенно идиотскими с его точки зрения действиями.
За то время, что потребовалось восьми вооружённым людям на то чтобы подняться на третий этаж и проникнуть в квартиру, сам Зеро успел бы раз сто пустить пулю в лоб ненужного больше Брауна и ещё раз тридцать уйти незамеченным, попутно делая анонимный звонок с сообщением об убийстве.  Полиция Берега как раз бы успела прихватить восьмерых мордоворотов над ещё тёплым телом.
«Бабы», - не будь мертвецом, Кроликов всенепременно бы сплюнул. Вопреки тому, что он никогда не считал себя шовинистом и у него самого в подчинении была пара женщин, в чьём профессионализме, как и полной безбашенности, он давно уже не сомневался, но видя, отступающую под прицелом Ольгу, но всё ещё продолжающую прикрывать собой злосчастного афериста, он наконец согласился с мнением товарища маршала – место бабы у плиты.
Как бы не был он возмущён всем происходящим, но о своей задаче не забыл. Как только в квартире поднялась пальба, мертвец двумя меткими выстрелами снял водителей, беззаботно куривших у припаркованных у подъезда машин. Те едва успели поднять головы в сторону окон третьего этажа, как уже оседали на асфальт. Куриленко за это время сумела грамотно распорядиться инициативой и тем, что от хрупкой с виду девушки вооружённые мордовороты не ожидали столь меткой стрельбы. Тремя противниками теперь было меньше. И ещё один с матюгами опустился на одно колено, держась при этом за простреленное бедро и совершенно забыв о собственном оружии. Его Василий и добил ещё одним выстрелом в голову. Оставшаяся четвёрка не успела понять, что происходит. Слишком заняты были обстрелом дивана, за которым успели укрыться девчонка и товарищ Браун. Кроликов не стал даже гадать, на что надеялась его коллега, вверяя свою жизнь столь ненадёжному укрытию, но мертвец собирался спросить её об этом в самое ближайшее время.
Ещё пара выстрелов и мордоворотов осталось всего двое, они всё-таки сообразили, что стреляют по ним уже не только из-за порядком издырявленного дивана и поспешили укрыться за поворотом коридорчика ведущего в прихожую.
Какой бы хороший обзор не открывался Зеро с его точки, именно поэтому он терпеть не мог все эти новомодные европейские студио, жильцы которых казалось даже не слышали о шторах, а эта парочка теперь была вне его досягаемости. Пора было сменить положение.

+4

22

Как-то все началось некрасиво. Сначала его ослепило выстрелами, потом Ольга потащила за диван. Браун не преминул возможностью напомнить ей о том, что на подобные действия можно рассчитывать только после того, как они пару раз сходят в ресторан, чтобы та успела загладить свою вину перед ним. А он уж там решит, как дальше будут развиваться их отношения.
В последний раз он в такую перестрелку попадал во Франции, если память не изменяет. Он тогда воровал очень большой голубой бриллиант, а его подельники пытались его подставить. Вот как сейчас. Только эти морды стремные не были его подельниками,  да никогда и не будут. Вот ещё, со всякой шушерой знаться. Ольга или была сверхчеловеком, или призвала полтергейст, но людей в квартире стало сразу в разы меньше. Ох, вот же пиздец его ожидает потом. Точно драпать надо, в Мексику.
Приподнявшись на локтях и ощупав себя, Браун с удивлением обнаружил, что он живой. И даже без ранений. Нет, любит, любит Госпожа Удача этого засранца. Как ни крути, а любит всё равно. Уважительно посмотрев на агента, Макс поджал губы и покивал несколько раз.
- Вот это женщина. Эу! – Крикнул он в коридор. – Есть кто живой? – Отмахнувшись от девицы, Браун уверенно пополз в сторону выхода из комнаты.
- Браун, ты аухел!? Давай договоримся!?
- Ахуел, ахуел! Я вас ждал! – Злорадно ответил вор, осторожно подползая поближе к шкафу. – Нехрен лезть к приличным членам общества!  У меня тут люди по всему периметру, готовы каждому из вас разработать анальное отверстие и подогреть ужин пулеметной очередью.  Как вариантик? А бошки ваши потом привезу начальству в качестве подарка. Вот, скажу, верные сыны твоего дома! Иди и сделай из них холодец, например, Элвис, отвали! – И отмахнулся от навязчивой галлюцинации. Элвис настойчиво пополз следом.
Мужики, прижавшись спинами к стенке, переглянулись и покрутили пальцами  у виска, решив, что упоролся Макс  чем-то вроде героина.
Скрипнула дверь шкафа. Неужели Ольга не смогла найти еще какое-то припрятанное оружие у Брауна в доме? Что мешает сейчас  одурманенному от наркоты вору достать пистолет и открыть огонь по всем окружающим? Руки исчезнувшие в темноте шкафа достали что-то и резко обернувшись на женщину, Макс наставил на нее…кошку. Небольшую, дворового типа, с белой шерсткой и рыжим хвостом.  Вероятно, у вора были свои ценности.  Вон весь шкаф изрешетили, хорошо, что в кошку не попало, нехрен ей там сидеть.
- Что, пидары, испугались, да? Немудрено, я бы на вашем месте тоже зассал.  – Возвращаясь обратно, безбашенный вор всучил кошку Ольге. Кошка выгнулась и испуганно зашипела. – Потеряешь – ничего не скажу. Эээу! Ну что там, решили что-нибудь?
- Слушай, мы подумали, может договоримся, Браун?
- Рано еще на радостях начали друг другу отсасывать, что думать научились, рано! – Крикнув это, он опустился обратно за диван и внимательно прищурил глаза. – Где твой полтергейст, чтобы ему было удобно этих ребят достать? Элвис говорит, что он тут ни при чем. Значит, твой полтергейст. Что смотришь? Не полтергейст? Сама их так перестреляла? – И уважительно поджал губы. – Молодец. Доверяю тебе кошку. А ну, цыц! – Быканул он на последнюю и та прижала уши.  – Пацаны, давайте так! Поскольку я сегодня под кайфом – я добрый. Шуруйте сюда, свиньи, на кухне все равно долго не просидите.
- Ага! Мы сюда «шуранем», а нас твоя бабца пристрелит?
- Фу, как грубо. – Нахмурился вор. – Не бабца, а домомучительница моя.
- Ты женился, что ли!?
- Перекрестись!
Осторожно открылось окно,  Макс посмотрел по сторонам и решил, что если захотят – допрыгнут. Кивнул Ольге, чтобы поспевала следом.
- Ладно, погоди, давай так, мы выходим, вы оружие тоже складываете!
- НЕТ, СТОЙТЕ!! 
С одной стороны – те уже сдались, а с другой – он со своей новой подругой и кошкой уже почти полезли в окно. И что теперь делать?
- Макс, ты заебал!
- Подождите, я еще думаю, оставлять ли вас в живых, мне надо посоветоваться! Элвис, что ты скажешь? И ты, домомучительница, тоже подумай. Кошка ни в счет, она у меня без опыта в таких делах, боевики не смотрит.

+3

23

- Да. Я такая.
Негромко, сквозь зубы. Несмотря на общую сложность ситуации, поняла – здесь присутствует кто-то еще. И этот кто-то пока играет на их стороне. Пока – потому, что она не знала о чьем-то еще участии заранее.
"Мне будет, о чем поговорить с начальством."
Неосведомленность о любом побочном факторе на задании, будь то лишний нож или дополнительное прикрытие, могла стать смертельно опасной. Такие вот рояли в кустах, неизвестные для агента, ведущего дело и просчитывающего все свои действия, могли (и заканчивались иногда) горой трупов. Центральное место среди которых иногда занимал сам агент. Вишенкой на торте. На данный момент неизвестный действовал грамотно – контролируя даже из-за дивана, поняла – за стеной спрятались не более двух оставшихся в живых.
"Плюс два водителя."
Ни единого указания на то, что следующими под прицел не попадут они с Брауном, у нее не было. Ольга не любила риск. Неоправданный и необоснованный так и вовсе ненавидела. Но сейчас не оставалось ничего, как просто принять на веру – прикрывающий на их стороне и не наделает ошибок. Доверять Ольга не любила еще больше, чем рисковать.
- Куда?!
Минутная тишина была использована настолько нерационально, насколько мог придумать неадекватный сейчас Браун. Он выполз из-за дивана и куда-то пополз. Молча наблюдала, не мешая ругаться с галлюцинациями и нападающими, держа под прицелом тот кусок стены, за которым укрылись.
"Пусть это будут ОЧЕНЬ нужные мне документы."
- Отлично. Это кошка.
Подобных идиотских казусов с ней не случалось давно. Мало того, что она сама должна была уже час как уйти из этой квартиры, предоставив хозяину возможность разбираться со своими проблемами самому – так еще и кошка. Представляя себе все, что бы она лично сказала на месте своего начальства себе, молча перехватила рыжехвостую помеху. Так же молча прижала к себе и кивком указала Брауну на окно.
- Пошел!
Пока информатор, от которого было больше проблем, чем сведений, препирался с сидящими за стеной, снова глянула на кошку. У Ольги была рыба – единственное животное, с которым она могла найти общий язык. Привязавшийся к рыбе человек к кошкам имеет очень опосредованное отношение.
"Швырнуть ее в коридор. Откроют огонь по движущейся мишени, получу время на ответные действия. Плюс у них закончатся патроны."
План сформировался, и план не один. Во всех планах кошка погибала. Рывком стянула с дивана покрывало, накинула кошке на голову, мотнула, протащила. Бурито, подобное тому, каким недавно был сам Макс, с торчащей ошалевшей кошкиной головой, быстро перекинула через плечо, закрепляя на манер рюкзака. Прыгать в окно с царапающейся, вырывающейся тварью, которая могла выдраться  и рухнуть, покалечившись, она не собиралась. А так и волки сыты, и овца не шевельнется в коконе, имея возможность только дышать своим розовым носом. И мистер Браун, убить которого хотелось намного сильнее, чем спасать, успокоится.
- Мы женаты. Поэтому чужих в нашей койке я не потерплю.
Теперь уже с силой толкнув Брауна в сторону окна, выпрямилась, отступая к нему спиной – к стене с нападающими лицом. Удерживая их на мушке.
- Пошел!
Уже не уточняя, двинула ему так, что выбор оставался только в сторону окна. Несколько выстрелов, два в сторону стены, заставляя дать себе еще три минуты форы. И прыгнула следом, извернувшись в воздухе, сгруппировавшись, приземляясь четко на крышу машины. Тут же соскальзывая с нее, оценивая два трупа водителей рядом. Хмыкнула – прикрывающий работал четко. Намного профессиональнее многих ее коллег.
- Быстро, в машину. Твоя тварь жива и со мной! Не успеешь – увезу и не верну.
С одной стороны, контролировать неадекватного мужчину было невозможно. С  другой – рычаг давления сейчас сдавленно мякнул что-то нецензурное за ее спиной. Подтверждая тем самым, что жива и отлично себя чувствует. Сверху грянули очередные выстрелы – видимо, пришли в себя.
- Надо уходить, поехали!

+2

24

Офф

Я всё понимаю, игровое допущение, стёб, но для человека прыгать с третьего этажа хорошо не заканчивается. Не говоря о том, если его от туда выкидывают. Давайте чуть более логично?

«Какого, блядь, хуя? Совсем ебанулась?» - наблюдая за вылетевшим из окна аферистом и храбро сиганувшей следом Ольгой, Зеро во всей полноте вспоминал богатство родного языка. Происходящее он мог коротко и ёмко выразить всего двумя словами: «Пиздец полный», но в голове упорно всплывали и другие эпитеты.
Если Корсакова так уж хотела угробить своего новоявленного информатора, то могла бы ещё пятью минутами назад просто пристрелить его и сэкономить себе время и нервы, а Василию патроны, потраченные на неизвестных мордоворотов. К чему был нужен весь балаган теперь мертвецу было совершенно непонятно. Мало того, что бедовая коллега засветила своё лицо, так она ещё и оставила в живых свидетелей. Не на долго, конечно, уж об этом Василий позаботится, но сам факт такого непрофессионализма возмущал ликвидатора КБ безмерно. В отличии от самой Корсаковой, приземлившейся без видимых последствий и сейчас пытавшейся временно присвоить одну из машин у подъезда. И активно агитирующую товарища Брауна присоединиться к авантюре.
Спасение афериста иначе чем чудом назвать было сложно. Для человека падение с третьего этажа в подавляющем большинстве случаев если и не заканчивалось летальным исходом, то как минимум приводило к травмам не совместимым с активной жизнью. Товарищ Браун же, запутавшийся в ветвях и переломавший добрую половину кроны дерева, растущего аккурат под его окнами, скорей всего даже испуга не успел почувствовать в своём не самом адекватном состоянии. Везучий поганец, как ни посмотри.
Чтобы не потерять гражданку Корсакову в переплетении улиц, пока сам он будет подчищать за ней хвосты, Кроликов отправил в направлении экспроприированной ею машины всего один патрон. С маячком. После снял ещё одного из нападавших, достаточно дурного чтобы попытаться подстрелить кого-то из беглецов сквозь выбитое окно квартиры Брауна. Оставшегося пришлось подождать, но пуля настигла и его, когда тот только показал нос из подъезда.
Больше здесь делать было нечего и Василий, аккуратно разобрав и сложив в рюкзак винтовку, и не забыв собрать стреляные гильзы, покинул свой пост. Мотоцикл был припаркован несколькими проулками дальше. Когда он повернул ключ зажигания, собираясь нагнать незадачливую коллегу, со стороны опустевшей квартиры афериста раздался вой полицейских сирен.

+4

25

оф

Согласен.В принципе, исходя из предыдущих постов, я думал вариант с пожарной лестницей, если случится так, что персонажи все-таки сначала пойдут через окно. Надо было его заранее обсудить с вами, чтобы не обескураживать, так что за несостыковку приношу извинения, думаю, что это логичнее будет отнести к моему личному косяку. Впредь игра будет логически ровной.

Удар был такой силы, что Макс перелетел через пожарную лестницу и даже не успел зацепиться за нее руками. Последнее, что он видел – возмущенный взгляд домашнего животного, а так же полные решимости глаза домомучительницы. Фортуна опять улыбнулась незадачливому преступнику. С этой поры оставалось себя называть исключительно незадачливым, раньше-то он себя профессионалом считал и в похожие ситуации не верил. Даже если ему о них рассказывали.
Раскинувшееся дерево послужило подушкой безопасности и смягчило удар, но Макс все равно ненадолго отключился. Вероятно, только инстинкт самосохранения вынудил его открыть глаза под командирские крики женщины. С трудом перевернувшись на бок, Браун поднял голову и тряхнул ей, быстро поняв, что идея плохая. До указанной машины удалось разве что доползти, зацепиться руками за оградку и подняться на ноги. Наркотическое опьянение притупило боль. Но интуиция подсказывала, что как только опьянение отпустит, то болеть будет не просто адски, а сверх человеческого восприятия. И было бы неплохо где-нибудь залечь на дно и отлежаться. Месяца два.  И почему все это приключается именно с ним? Он же бедных не грабил, женщин не насиловал, детей в рабство не продавал. А карма отвешивала затрещины такие, что только успевай щеки подставлять. Надо будет к доктору сходить, не треснули ли ребра. Но дышалось вроде свободно. Хотя, не может же ему настолько везти? Нет, это пустое. Чистым и божественным везением будет выход Брауна сухим из воды. Пока перспектива выглядела, как неисполнимая мечта.  Оставалось только предполагать, как будет ржать начальство этого полтергейста и Ольги, когда они будут читать отчет.
Был, значит, подозреваемый. Пришли к подозреваемому, вкололи наркоту, подозреваемый схватил кислотный бэд-трип и был выброшен из окна, вместе с кошкой  подозреваемого. Подозреваемый, вопреки всем чаяниям, выжил и был увезен на машине в далекие дали.  В рассвет.
Макс забрался в машину и обнял сверток с кошкой. Куда его везла женщина, назвавшаяся любимой женой (польстило конечно, значит, она не была против перспективы сходить в кино), представления не было никакого. Это было очень плохо. Вроде они договорились, что будет все шито-крыто, личным информатором быть – не фунт изюму, да и жопа в порядке. Пока на жопе были только синяки, в голове – хаос, в руках – испуганная кошка. Мелькнула мысль отпустить животное, дабы ее не стали подвергать нечеловеческим пыткам, чтобы надавить на жалость и искренние чувства самого вора, но тот решил пока с этим повременить. Во-первых, нелогично скидывать из окна кошку на полном ходу, во-вторых, кошка любимая все-таки, а в-третьих, выпустить ее он всегда успеет, хоть она и не приспособлена к жизни вне дома.
- Куда едем-то? – Зевнул в кулак Макс. – Что мне полиции потом сказать? Что ограбить меня хотели, но не поделили вазочку и перестреляли друг друга? Дело будет громкое, если не замять. А замять – меня засветить, а меня засветить – не будет у тебя личного информатора. Я, в принципе, могу и другую квартиру купить. А этот инцидент замнете, как вооруженное нападение, например. На пустую квартиру пришли грабить, что-то не поделили хлопцы и доблестная полиция всех порешила. О, как хорошо я придумал! Или что вы знали изначально об ограблении, а воры эти жу-уткие, стра-ашные, редицивисты! Вот их всех оперативники и порешили, без лишних вопросов.  Как тебе вариант? Нормальный я такой сказочник, да? О, тебе и не снилось, какой я сказочник!

Отредактировано Макс Браун (25.07.2016 02:38:57)

+2

26

офф

Макс, спасибо) Василий, спасибо, приму к сведению.

Что могло быть печальнее провалившего задание агента? Только то, что наделала она совсем недавно. И задание провалила, и себя засветила, и информатора чудом не угробила, и свидетелей оставила, и камеры не ликвидировала. Уже сидя в машине и даже не пытаясь анализировать ситуацию – анализировать было нечего, все было кристально ясно, отогнала самую здравую мысль. Пристрелить себя и этим снять море головной боли, своей и окружающих. Это было проще и вернее всего, однако рядом все еще оставались два полуживых существа. Как только мистер Браун и его кошка присоединились до конца, машина рванула с места.
- Именно так.
Слушая размышления усыпающего, коротко кивнула.
- Ты вообще ни при чем. Спал, сидел, лежал. Ничего не слышал и не видел – был под впечатлением. Ты – пострадавший, невинная жертва. Дальше уже мои проблемы.
Проблем было столько, что назвать их проблемами мог только очень уравновешенный человек. Ольга себя такой не считала. Но устраивать истерики было некому, незачем и мало полезно в данной ситуации. Сейчас у нее были ровно сутки, чтобы каким-то чудом подчистить за собой концы. Чудом – потому, что в КБ сидели не идиоты. И внезапно устроенный пожар стали бы трактовать как угодно, но не самовозгоранием.
- У тебя есть место, где можно спокойно пересидеть два-три дня? Отвезу туда.
Уточнила, не слишком надеясь на положительный ответ. Когда все шло плохо – плохо шло все.
- Не родственники. Желательно, подальше от центра.
Сейчас было далеко не до него. Однако добивать и без того чудом спасшегося было бы верхом цинизма. Машина летела по дороге, минуты тикали, отсчитывая, сколько ей осталось. По всему выходило – не слишком много.
- Если нет – отвезу в мотель. Тот, в котором тебя искать будут в последнюю очередь. Мне нужно время.
Искоса глянула на него. Судя по всему, сейчас он еще не до конца представлял, во что она его втянула.
- После этого сможешь спокойно жить дальше.
Голос звучал как обычно. Спокойно, монотонно, размеренно. Другое дело, что сама Ольга подобной уверенности не ощущала.
"Десять- пятнадцать минут до прибытия полиции на выстрелы. Проверка камер – еще пятнадцать минут. При хорошем раскладе. Полученную информацию передать пока не представляется возможным – больше я не существую. Значит, придется не существовать."
- Ты отличный сказочник.
Не смотря на мысли, похвалила рядом сидящего. Стоило отдать ему должное – он вел себя более, чем адекватно. Сразу же снова вспомнила о препарате. Наверняка это был очередной побочный эффект, так как нормальный человек на его месте … вел себя иначе.
"Предполагала, что когда-то это произойдет. Но так бездарно завалить дело?"
Дальше предполагать времени не было. На секунду притормозила, сняла наличные, выбрав банкомат без камер, избавилась от карточки, снова села за руль. Ни единой связи с центром сейчас было невозможно больше. От мобильного избавилась ранее, оставался пистолет. И еще несколько вещей, афишировать которые при постороннем не считала нужным.
- Врач нужен?
Снова глянула на сидящего рядом. Судя по тому, что он сумел выжить, рухнув с третьего этажа, врача либо еще не требовалось. Либо уже не требовалось. Удалившись от места разборок достаточно далеко, развернулась на ходу, въехав в ворота дешевого и неприметного мотеля. Аккуратно втиснувшись в единственное оставшееся место – всего их было три. Как раз между двумя уже стоящими машинами. Остановилась, обернулась к Брауну, посмотрела на кошку. Все смотрели на нее.
- Не был бы ты информатором, уже стал бы ненужным, опасным для меня свидетелем.
Объяснила, кивнула.
- Ближайшие сутки я буду немного занята. Так что наш разговор придется продолжить позже.
Если продолжим вообще. Но об этом знать никому, кроме меня, не обязательно. Пока.
- Стой здесь, жди.
Высадив, машина развернулась и исчезла. Вскоре Ольга вернулась – одна, без машины.  Машины больше не было, как таковой.
- Пойдем.
Кивнула на вход в мотель, дешевый настолько, что о камерах в нем можно было только мечтать.

+1

27

Макс мерно покачивался из стороны в сторону, под умиротворяющий гневный рык своей кошки. Ольга говорила о мотелях и спокойной жизни, на что Браун только согласно кивнул.
- Давай в мотель.
Давай в «спокойно жить дальше». В последнем он, даже будучи под кайфом, не был уверен.
- Врёёшь ты всё. Какое там «спокойно»?
На врача – отрицательно мотнул головой. Прикрыл глаза и дальше его начало затягивать в густую, спасительную темноту. Там не было перестрелок, женщин, рож неприятных.  Но поспать настрадавшемуся за сегодня вору никто не дал. Кошка с домомучительницей как сговорились: одна рычит, вторая командует. Когда это им начали помыкать женщины? Как он упустил такой важный момент в своей жизни?
Пришлось послушно высадиться из машины и пытаться заснуть стоя, как слон. Но опять не дали. Ольга довольно быстро воротилась назад, а вот тачки при ней уже не было.  Крайне удивившись этому факту, вор вскинул брови. Вот так и давай женщинам дорогие автомобили – угробят же в момент. Просто бедствие какое-то, а не женщины. Как там Джек Николсон предлагал в популярном у домохозяек фильме? Изобрести от них вакцину, или делать упражнения? Точно! Тридцать приседаний, прививка, и о бедах, что несут женщины – забудьте.  В вашей жизни просто начнет случаться какая-то другая нелицеприятная херня. Бабы хотя бы красивые, это их часто оправдывает. Красивым, типа, можно. 
Ох, поспать бы сейчас. Качнувшись в сторону, Браун чуть не упал, с трудом удержав равновесие и пошатываясь, двинул следом за агентом невероятных спецслужб.  Слово в рифму напрашивалось, но Макс тактично умолчал об этом.
- Иду. Как к тебе обращаться-то хоть?
В мотеле их встретил спящий администратор, к которому Браун тут же проникся зеленой завистью. Люди тут жизнью рискуют, убиваются, как могут, а он – спит! Какая потрясающая наглость. Возмутительно.
- Э! – Ладонь хлопнула по столу.
Мальчишка вскочил, едва не подавившись жвачкой, которую так и не выплюнул, когда засыпал. Окинул парочку устало-равнодушным взглядом, на автомате выдал:
- С животными нельзя!
- Тогда, что ты тут делаешь? – Резонно возразил вор и прижал к себе покрепче кошку. У нее-то интеллекта явно побольше было. Да и будь та человеком – точно не стала бы работать в дешевом мотеле. Ишь,  ты! Ни амбиций, ни рожи симпатичной, а выебывается так, словно в лучших отелях Алмазного Берега подрабатывал. Уборщиком. – Не делай мне нервы, пацан, дай номер и я забуду, как ты выглядишь.
Больше всего хотелось спать. Действие препарата переходило в новую фазу, о которой агент его вроде бы и предупреждала. Сказала же, что захочет спать – он и захотел.  Не под всякими там бутиратами он бы, конечно, ни в жисть не заснул. А так – пожалуйста. Дайте только до кровати добраться, такого храпоча задаст, что успевай уши прикрывать. Это при том, что он никогда не храпит. Но будет очень стараться. И, возможно, по утру его уже отпустит, а то от содержательности собственных же мыслей уже становилось неприятно. Разговаривает сам с собой, как какой-то забулдыга, а не образованный человек.
"Сам ты забулдыга!" – Раздраженно отозвалось сознание и Браун поморщился, приложив пальцы к вискам.
Еще и с собственным мозгом поспорить оставалось.

+1

28

- Нет ее. Не нервничай.
Уловив искру беспокойного удивления во взгляде проснувшегося Брауна, объяснила. Глядя на саму Ольгу трудно было понять, в курсе ли она вообще того, что случилось. Как всегда умиротворенная и спокойная, прохладная, серьезная. Вокруг наступал ее личный Апокалипсис. Она же тратила три минуты бесценного сейчас времени, чтобы прояснить ему ситуацию с машиной. Даже не его машиной. Однако следовало понимать, что логика Ольги отличалась от обычной, стандартной. Она бы поплакала и покричала. Если бы это помогло сейчас, в данной ситуации. Она бы разрядила пистолет в воздух – там еще оставалось два патрона. Если бы это было функционально полезно. Но самое разумное, что оставалось – довести дело с информатором до логического завершения. После чего потратить еще три минуты на обдумывание ситуации. По дороге к собственной квартире.
- Я тебе не вру.
Заметила, задумалась, кивнула.
- Наташа.
Усмехнулась. И сейчас она не врала. Просто одно дело – обращаться, другое – уточнить ее собственное имя. Для степени близости их отношений достаточно было ее знания его данных. Консьерж, охрана и администратор по совместительству мирно спал на стойке регистратуры. Мысленно кивнула – это был именно тот тип мотеля, где тобой не заинтересуется никто. Администратор – потому, что ты уже заплатил. Полиция – потому, что этот мотель еще найти надо. Друзья, враги, родня Брауна – вряд ли они подозревали о существовании мотеля.
- О каком животном вы говорите?
Мелкая для Ольги и Брауна, достаточная для мальчишки купюра мгновенно скрылась с грязной стойки регистратуры.  Судя по вмиг ставшему понятливым взгляду «портье», он был готов забыть обо всем на свете. Заранее. Ключ лег на то самое место, где еще не остыл след купюры. Потянулась, перехватила раньше Брауна, попутно аккуратно подставляя плечо под его руку.
- Пошли.
Времени не было. Однако вероятность того, что он рухнет в коридоре, была высока. Он УЖЕ должен был спать, около пятнадцати минут. Каждый организм реагирует на препарат иначе, поэтому им просто повезло. Ей повезло. Довела до номера, ногой распахнула незапертую дверь. Номер был чист. И почти пуст, потому и чист. Кровать, тумбочка вместо стола. В качестве дополнительного бонуса – окно, выходящее во внутренний двор. Из тех, что никогда не открывают без особой надобности.
- Новости не смотри. Ближайшие сутки не высовывайся. Еду лучше заказывать, сам не выходи. Деньги оставлю.
Усадила его на кровать. Нахмурилась, коснулась его подбородка, приподняла, заставляя глянуть на себя. Помедлив, отпустила. Судя по всему, он спал уже час, двигаясь на полном автопилоте.
- Хорошо.
Подняла смотанную кошку, поймала ее буквально полный ненависти взгляд. Снова усмехнулась. Уложила в смотанном виде на подушку рядом с Брауном.
- Извини.
Кивнула кошке. Склонилась к мужчине, провела рукой по его одежде, несколько крупных купюр переместились в его нижнее белье. Оставлять на столе не стоило – не в этом мотеле. В карманах – тем более. В трусы к нему полезут в последнюю очередь.
- Спи, я с тобой свяжусь.
Утешила и вышла, плотно прикрыв дверь. На выходе из мотеля глубоко вдохнула, резко выдохнула. Руки освободились, и вот теперь надо было решать. С самого начала.
"Быстро покинуть территорию мотеля. Связаться с начальством – через одноразовый, разумеется. Начать подчищать хвосты. Точка."

+1

29

Василий нагнал новоявленную коллегу уже на самых окраинах, около непритязательного мотеля, где она высадила Брауна. Потушив фары и не набирая скорость, Зеро последовал за ней, но далеко ехать не пришлось.
Избавившись от машины (Ну, как избавившись? Просто бросив её в одном из проулков вдали от камер дорожного наблюдения.) Корсакова зачем-то направилась обратно к мотелю.
«Что теперь то?» - мертвец развернул свой мотоцикл в обратную сторону. Можно было бы перехватить Ольгу уже сейчас, но он всё же решил подождать и дать той разобраться с собственными делами, какими бы нелогичными они ликвидатору ни казались.

В номере Корсакова пробыла недолго, покинув его уже без многострадального афериста и быстро направившись в сторону от мотеля. Мертвец повернул ключ зажигания, намереваясь нагнать её подальше от возможных глаз и ушей и там уже поговорить, но женщина остановилась на самом выходе с парковки, видимо, соображая, что делать дальше.
«Спохватилась она. Очень своевременно», - негромко хмыкнув внутри глянцево-чёрного шлема, Зеро медленно тронулся с места. Моргнув пару раз фарой в спину коллеги, он поравнялся с ней, останавливаясь достаточно близко, чтобы она смогла услышать его даже через всё ещё опущенное стекло.
- И что теперь думаешь делать? Уже через сутки КБ будет располагать полной информацией о тебе. Ты и двух шагов не сможешь сделать на Берегу без того, чтобы не попасть на допрос, - он уже знал единственный вариант, как засветившейся следовало поступить, но Василию было немного интересно, что сама Корсакова думала по этому поводу. И думала ли вообще.

+1

30

- Сутки – это достаточно много.
Слежку заметила только на выходе из мотеля. Следить сейчас, именно в эту минуту, мог всего один субъект. Именно тот неизвестный, который прикрывал у Брауна в квартире. Какие именно он ставил перед собой цели Ольга не знала. Могла догадываться, но так как догадки никогда не входили в область ее любимых хобби, не стала. В принципе, вариантов было всего два: либо кто-то из своих, посланных Алишей для контроля/помощи. Либо кто-то из союзников.
- За сутки может произойти все, что угодно.
"Смотря, кому угодно."
Звук чужого приглушенного голоса из-под шлема рядом еще не достиг ушей, не успел покинуть пределы мотоцикла, а ее рука уже сжимала пистолет в кармане. Пуль оставалось всего две, однако промахнуться с такого расстояния даже не обладающему навыками стрельбы было бы сложно. Ольга обладала.
- Я в курсе.
Просто согласилась, выслушав. Остановилась, оглянулась, обернулась к догнавшему, все с тем же спокойствием рассматривая темное непроницаемое стекло. Не в ее стиле было вести сторонние беседы со сторонними же людьми. Особенно если дело касалось ее лично. Однако не в ее положении сейчас было отказываться от разговора с тем, кто прикрыл спину – при всем желании трактовать его поведение иначе, факты упрямо показывали именно на это.
- Кто ты?
Она не ожидала точных и пространных объяснений, а также полной выкладки сведений по своему вопросу. Она ожидала краткой и максимально достоверной информации о том, какой конкретно его интерес во всей этой истории. От этого зависело продолжение разговора. Так как варианта этого продолжения было ровно два: либо он продолжается, либо она ликвидирует его. Последнее, естественно, очень затруднило бы положение. Но есть, как есть.
- Суток вполне достаточно для того, чтобы покинуть пределы Алмазного Берега.
В любом из двух вариантов продолжения разговора объяснять ему свои планы было вполне безопасно. Да и что сейчас могло быть опаснее для нее кроме продолжения существования по сути своей?
- Это второй, не самый продуктивный вариант.
За недолгую, но активную жизнь агент обросла и нужными людьми, и определенными связями. Пусть сейчас обратиться могла к паре-тройке, после длительных размышлений. Времени на которые не было.
- Суток достаточно также для того, чтобы немедленно начать исправлять. Подчищая за собой все то, чему ты был свидетелем.
"Свидетель."
Взгляд безмятежных и безэмоциональных глаз стал вдумчивым. Свидетели ей были не нужны от слова совсем.
"От своих ожидать помощи смысла нет. Меня уже не существует. Первый и основной сейчас вопрос – что он делает здесь, на мотоцикле?"
Замолчала, глядя, ожидая. Опять же теряя драгоценное время, которое стоило потратить на то, чтобы 1)переодеться, целиком, включая парик – светиться на все камеры города не стоило 2)отправить с наиболее незащищенных, а, значит, и непрослушиваемых средств связи информацию, полученную от Брауна, Алише 3)убедить себя не лезть в пункт передачи оружия-денег самой и окончательно не угробить все, чего добилась 4)выбрать дальнейший вариант действий 5)попытаться понять, как с наименьшими потерями добраться до улик и доказательств на себя же 6)уничтожить их. К чертовой матери.

0


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [15.11.2066] Не пойман - не вор.