КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [14.11.2066] Трагикомедия мест, обстоятельств и времени: далеко не всё


[14.11.2066] Трагикомедия мест, обстоятельств и времени: далеко не всё

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: 14 ноября 2066 года, поздний вечер.

Место: АБ, загородный дом Игоря Цепеша.

Действующие лица: Ада Виктория Морриган, Игорь Цепеш.

Описание ситуации: помолвка расторгнута, отступные выплачены. На Алмазном Берегу о сорванной свадьбе Цепеша и Морриган не услышал только ленивый или глухой. Ада встречается с Игорем, чтобы вернуть помолвочное кольцо... То же место. Те же лица. Но другие обстоятельства.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Игорь Цепеш (25.07.2016 15:40:18)

+2

2

Шок так и не прошел окончательно, но голова почему-то оставалась наредкость холодной, все вокруг – безразлично, и даже жадно и из горла выпитая полбутылки виски не подействовали, не дали обычной расслабленности и понимания ситуации. Новость, полученная с утра, газеты буквально взорвались фонтаном домыслов и фантазий, по Цепешам и Джонсонам не прошелся только ленивый – а она продолжала в ступоре рассматривать свое фото на первой полосе, там, где и привыкла видеть обычно. Только вот заголовок…
"Расторжение помолвки… Ой, блядь…"
Никогда даже в мыслях не крывшая матом, сейчас не сумела бы заговорить никак иначе, кроме как на нем, родимом, потому, что при виде того, что наделал ее родной, ранее горячо любимый дядя, язык не поворачивался вообще. Все разом и вдруг перевернулось с ног на голову и не встало обратно. Прямо с утра куда-то испарились все мальчики Игоря, к которым она уже привыкла, как к родным, как к части своей обычной жизни, затем эта газета прямо на коврике, на пороге. Кто-то не поленился купить, позвонить в дверь, кинуть, убежать, в духе этих самых сволочей, которые обычно пишут и подкидывают анонимки, торчат под окнами в надежде, что звезда уронит им на голову использованный презерватив, которые первыми узнают подобные убийственные новости. И доводят их до сведения.
"Блядь…"
Телефон, как домашний, так и мобильник, разрывались от звонов, играя всевозможные мелодии на разные голоса, в дверь кто-то стучал, чего-то требовал, потом ломились – Ада сидела неподвижно, присев в кресло там, где глянула в газету, не реагируя абсолютно ни на какие внешние раздражители.
"Он психопат. Он ненормальный, психопат, который сошел с ума еще тогда, в кафе. Который сделал такое… Господи, что МНЕ делать теперь??? Как он мог со мной так???"
Медленно сглотнула холодный мокрый ком чего-то тяжелого в горле, судорожно нашарила не глядя початую бутылку виски, глотнула повторно, прямо из горла, струйка дорогого напитка пролилась в декольте пеньюара, однако Ада этого не заметила. Мелодия, взорвавшая телефон, заставила вздрогнуть, выронить бутылку, машинально нажать кнопку ответа. Перевела взгляд с бутылки на телефон, слушая, глядя на него широко распахнутыми, не мигающими глазами.
"Дядя. Ты хочешь что-то еще мне сказать, дядя Бен?"
Крики знакомого голоса, раздавшиеся из телефона, резанули по ушам, заставив коротко поморщиться, глядя перед собой, слушая, молча, ничего не отвечая, да и не могла бы сейчас выдавить ни слова. Судя по всему, он был даже доволен собой? Он орал и захлебывался восторгом, он намекал на какое-то будущее, он описывал все преимущества – а дальше чередой пошли приказы, как вести себя, что отвечать, куда ходить и куда нет, где сидеть, на кого смотреть, насколько быстро ехать к нему, а дальше он устроит, сделает, сможет. Отдельным пунктом шло ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ, демонстративное возвращение всего, что подарил ей Игорь Цепеш, ведь он наверняка завалил драгоценностями, пытаясь купить любовь?! Не выключая телефон, поднялась, механическим шагом прошла до туалета, оставив открытой дверь, плеснула холодной водой в ненакрашенное с утра, и от этого красивое живой, слишком юной, никому не демонстрируемой красотой, лицо, раз, второй, пытаясь очнуться от этого кошмара. Все произошло слишком вдруг, чтобы можно было принять это сразу и попытаться хотя бы приблизительно понять, за что ей это???
"Он даже не соображает, что почти угрохал меня. Он даже не понимает, что сломал все, что мог только что. Одним своим словом, одной заметкой, одним интервью. Он что-то упоминал там о моих словах, обо мне? Твою мать, это… господи."
Голос дяди все еще вещал из трубки, проходя мимо, не глядя, нажала, выключая, телефон тут же снова зазвонил, на этот раз не прекращая, на все лады, на все голоса. Почему-то даже в голову не пришло просто отключить его. Попробовала сбежать, бегом поднялась в спальню, рухнула на кровать, забралась под одеяло, накрыла голову подушкой, плотно-плотно, в тайной надежде, что, может быть, удастся удавиться?
"Надо позвонить Игорю, он решит…"
Вжалась лицом еще сильнее, вдруг осознав, что Игорю звонить больше не придется. Ни по какому поводу, ни-ког-да. Нельзя было больше, да и не могла после всего, не смогла бы просто.

Вечер наступил слишком быстро и внезапно, как и все, что происходило вокруг сегодня. Оторваться от подушки показалось невозможным, однако удалось и отодрать себя, буквально выдирая из кровати с корнем, и отвести в душ, и включить ледяную воду, и не ощутить ее, с удивлением каким-то наблюдая, как нежная кожа покрывается странными синими мурашками. Вытащила себя из душа, когда пальцы окоченели настолько, что перестали удерживать душ, завернула себя в полотенце, вернулась к кровати, присела, вытираясь, прислушалась. В дверь больше не стучали, видимо, устав, наконец. Телефон продолжал петь на разные голоса, заставив поежиться – сейчас говорить с кем-то? Но говорить было надо, что-то там было такое, о драгоценностях, о любви. Поднялась, скинула полотенце, ноги утонули в теплой пушистости ковра, прошла к трюмо, двинула ящичками, достала, потянулась, машинально надевая на палец. Замерла, глядя, как блестит, переливается, играет всеми гранями своими бриллиант колечка, подаренного Игорем тогда, к помолвке. Решительно сжала в кулаке, развернулась, выходя из спальни… и только от двери вспомнила, что не одета. Пришлось возвращаться, чтобы через пять минут, невозможно коротких, за которые было только натянуто платье, снова покинуть квартиру, так и не притронувшись к телефону. Тихо и через черный ход.

+5

3

День прошёл отвратительно. Он начинался не лучшим образом — с ночных кошмаров, которые преследовали Игоря от того-самого-вечера, — продолжался так и закончился не лучше. Свадьба, в организацию которой Цепеш вложил столько сил и времени, сорвалась. Слушая Беннета, сначала по телефону, а потом и лично, Игорь никак не мог отделаться от ощущения, что пернатый кретин разыгрывает его. Да, разыгрывает, и да, кретин, потому что только в шутку или от небольшого ума кто-то рискнёт отнимать у Цепеша женщину, которую тот уже считает своей. Но факт оставался фактом: выступая от имени племянницы, Морриган объявил о расторжении помолвки. Игорю показалось, что тот с трудом скрывает радость в голосе. Радость от чего? От того, что он подписал собственному роду если не смертельный приговор, то поспособствовал наступлению дальнейшего пиздеца определённо.

Игорь злился. Внешне он оставался таким же холодным и отстранённым, равнодушным к любым раздражителям, в том числе и к вездесущей прессе, при этом тихо мечтая передушить журналистскую сволоту голыми руками.

Волк не понимал Беннета. Не понимал от слова совсем и от множества других слов непечатного характера. Что, что могло случиться за две недели, если Морриган вдруг решился отменить свадьбу, перечеркнув тем самым все усилия! Собственные, усилия Игоря, наплевав на волю Уильяма, согласившись на баснословные отступные... В голове не укладывалось, и вместе с тем впервые за две недели Цепеш-младший наконец-то ощутил свободу. Вампир снова был собой. Простым, самым обыкновенным. Роль супруга, примеренная на серую волчью шкуру, трещала по швам. Казалось, произошло то, о чём Игорь тайно мечтал. О чём не смел попросить Патриарха. Бракосочетание отменили за два дня до официально объявленной даты. Это ли не повод для радости?

Лаборатория. Карточный домик планов рассыпался в одночасье, но Волк пока раздумывал, отменять ли договорённости с Дугласом и Хетом. Эти двое — Вороны, а с Воронами у Волков особенные счёты.

В общем, поступок Беннета ещё аукнется тому очень дорого...

Ближе к вечеру позвонил секретарь певицы, чтобы назначить встречу. "Вернуть ценности, которые мисс Морриган получила от вас". Какие, вашу мать, ценнос... ах да. Кольцо. Чёртово кольцо на чёртову помолвку перед чёртовой свадьбой, которой не суждено состояться. Ну-ну.

На такие мелкие глупости у Волка совершенно не нашлось свободного времени, особенно сегодня, когда общественность словно с цепи сорвалась и телефоны звонили беспрерывно. Игорь ответил было, что если мисс Морриган посчитает нужным, может избавиться от кольца любым удобным для неё способом, но звонивший настаивал на кедре, а именно: вернуть драгоценность Наследнику и никак иначе. Цепеш предложил подъехать в Комитет, но этот вариант не устроил, видимо, саму Аду, что неудивительно... Джонсоны по доброй воле к Комитету на пушечный выстрел не подойдут. Через какое-то время экс-невеста набрала его номер сама. Чтобы отделаться от девушки, Игорь назначил ей встречу в собственном особняке. Но та неожиданно приняла предложение.

Волк ожидал Аду в гостиной на первом этаже. Вряд ли мисс Морриган задержится здесь хотя бы на пять минут. Скорее всего, выполняет требования Беннета с демонстративным возвращением обратно злополучного кольца, или что, поехавший докторюга решил, что Игорь одно и то же кольцо будет дарить разным девушкам? Вот дебил, нечего сказать! Впрочем, может, это и не Беннет виноват. Ада ведь никогда не хотела этой свадьбы, а Морриган пошёл на поводу у капризной, взбалмошной племянницы. Наверняка.

"Ну вот и расспрошу".

Бывшую невесту проводили в гостиную, где её ждал Цепеш.

— Здравствуй, Ада, — буднично поприветствовал он.

Отредактировано Игорь Цепеш (19.07.2016 17:09:15)

+4

4

Ту же, знакомую уже, легкость и пустоту в голове почувствовала снова, прямо в такси, которое везло ее к дому Игоря Цепеша. До собственной машины, брошенной, как обычно, прямо перед центральным подъездом, не дошла, да и не пошла бы к ней. От одной мысли о том, что пришлось бы прорываться через толпу микрофонов и направленных прямо в рот камер затошнило так, что пришлось с силой прижать руку с зажатым в ней кольцом к ненакрашеным губам. Как ни странно, помогло, муть отступила, кольцо удалось не проглотить – вот смеху-то было бы… - такси тоже нашлось мгновенно, подъехав еще раньше, чем Ада вскинула руку. Нырнув внутрь и надежно укрывшись от всех, на минуту прикрыла глаза, откинулась на спинку сидения, не слушая осторожных уточнений водителя, куда, собственно, леди желает ехать?
"А куда мне ехать? И зачем?"
Кольцо в кулаке снова напомнило о себе твердостью, теплом и … своим наличием. Не открывая глаз, назвала адрес, снова замолчала, с силой потирая висок свободной от кольца рукой, пытаясь все же хотя бы как-то, но приготовиться к тому, что сейчас будет. Ей придется смотреть в глаза своему бывшему уже жениху и что-то говорить.
"Что? Что я должна сейчас сказать ему, а, дядя Бен? А почему бы тебе, тварь ты высокомерная, тупая, патриаршья, почему бы тебе самому не явиться к Игорю с кольцом? Боишься, что не выживешь после этой встречи? Зря. Он не стал бы о тебя руки марать. А за меня больше не боишься? Ах, да. Желание укусить побольнее в спину сильнее любых страхов. Это верно, это я тебя понимаю…"
Сейчас Ада откровенно не понимала, как она могла любить Беннета Джонсона раньше, как? Вариантов ответа было несколько, и ни один сейчас не давал конкретных и устраивающих ее объяснений. Фигуру дяди медленно, плавно, наползая сменила фигура будущего и не состоявшегося мужа, Игоря Цепеша. Глаза пришлось открыть, слишком ясно представляла сейчас себе и то, как стоит, и то, как морщится от ее голоса в трубке, и то, как пытается вежливо отказать ей во встрече.
"Я сама себе противна сейчас. Так что и тебя понимаю… дорогой."
Губы дрогнули, скривились в нехорошей, нервозной улыбке, тут же испарившейся, слишком мало было повода, чтобы улыбаться, даже такой вот улыбкой.  Машинально опустила взгляд, осматривая платье, выбранное из гардероба не глядя, едва сдержалась, чтобы истерически не расхохотаться.
"Господи, ему-то ЭТО за что!"
Всегда имеющий счастье наблюдать ее исключительно ярко раскрашенной, блестящей, сексуальной, пахнущей всеми цветами радуги, в маникюре, с губами, сразу бросающейся в глаза, сейчас Игорю Цепешу предстояло нелегкое испытание: огромные ледяные голубые глазищи на бледном, без кровинки, лице, на котором губы почти пропали, без обычной, сверкающей помады, распущенные волосы, не собранные ни в какую приличную прическу. И единственное, неяркое, светло-голубое платье из всего ее гардероба, чудом очутившееся в нем, кто-то подарил, закинула и забыла, и вот теперь платье отомстило, вывалившись в руки первым, когда ей было некогда, когда лишь бы не голой.
"Офелия. Ах, ты, черт, смешно-то как! Сдохнуть от смеха можно! Дядя, ты не представляешь, ты даже не понимаешь, как мы с тобой напугаем Игоря Цепеша!"
Не выдержала идиотской иронии ситуации, расхохоталась, перепугав водителя, усилием воли заставила себя заткнуться, прогоняя зарождающуюся истерику. Нет, она доведет дело, последнее дело с Цепешами, до конца. Она вернет кольцо, скажет несколько ничего не значащих, высокомерных и приличных слов, она гордо вздернет подбородок – они ведь победили, да, дядя? – и уйдет в закат, как и полагается невесте из знатного…
"Приехали."
Такси уже пятнадцать минут стояло у ворот особняка Цепеша, водитель не решался побеспокоить ее, а сама Ада продолжала сидеть на заднем сидении, вдумчиво рассматривая что-то за окном, не спеша ни выходить, ни делать что-либо вообще.
- А, да. И ждите меня здесь, я скоро.
Не оборачиваясь на с готовностью кивнувшего таксиста, молча прошла к входной двери, не замечая ни охранников, недоуменно пытающихся понять, останавливать ли ее ТЕПЕРЬ или пропускать как обычно, ни какого-то слугу, распахнувшего перед ней дверь. Скорее ощутила, чем увидела, где именно ждет ее Цепеш, еще несколько шагов – и привычная уже, массивная фигура, спокойно стоящая перед ней, намекнула – она пришла, наконец.
- Привет, Игорь.
Автоматически поздоровалась, протянула руку с зажатым в ней кольцом, подумала, опустила и принялась внимательно, хмурясь, рассматривать волка перед собой. Как всегда собранный, как обычно спокойный, невозмутим настолько, что хочется ударить.
"Ничего не изменилось. Он вообще знает о том, что помолвка…?!  Ах, да, телефон же."
Поняла, что постепенно сходит с ума, неловко усмехнулась, глубоко вдохнула, прогоняя кислород по организму, так, чтобы хоть капля добралась до мозгов.
"Пришла, встала, теперь надо говорить."
План был изумительно хорош. Другое дело, что он еще и требовал исполнения…
- Как ты? А, ну да. Точнее…  Господин Цепеш, я не займу слишком много вашего драгоценного времени. В свете произошедших событий я больше не желаю иметь с вами никаких общих дел, в том числе и…
Снова протянула руку с кольцом, несколько секунд недоуменно смотрела на нее, опустила. Замолчала, покусывая бело-розовую губу, глядя перед собой, куда-то в район грудной клетки Цепеша.
- Ох, Игорь, как же мне тошно от всего этого. Сдохнуть хочется.
Помолчала, усмехнулась.
- У меня тут кольцо, в руке. Только никак не получается тебе отдать. Так что я лучше…
Не договорила, замолчала, обернулась к столику, разжала, наконец, пальцы над ним, позволяя кольцу аккуратно лечь на гладкую поверхность, на последок еще раз сверкнув бриллиантом.
- Вот. Кажется, больше я тебе ничего не должна.

+4

5

То, что Аду удивило, являлось не более чем результатом информированности. Игорь предупредил охрану и персонал, обслуживающий дом, что прибудет мисс Морриган, и приказал впустить. Хорошо, что на этот раз Ада приехала на такси, а не на собственной машине. Таксист сто процентов не будет разбивать автомобиль об ограду или ворота, как в прошлый раз сделала будущая и теперь уже бывшая невеста.

Игорь окинул гостью ровным нечитаемым взглядом, в самой глубине которого обозначилось удивление. Он не привык видеть Аду настолько… естественной, настоящей что ли. Минимум косметики и неяркое платье в деликатно голубом оттенке. Ей чудо как шёл такой наряд, Волк залюбовался. Исподволь, разумеется, потому что его глаза по-прежнему оставались сине-серыми, холодными и равнодушными. Так он смотрел на мир в целом, не выделяя в нём каких-то конкретных персон. На ту же Хелену, которая тенью обозначилась за спиной, подав хозяину дома вечерний чай.

Волк глянул в чашку:

— Если хочешь, тебе принесут чай. Какой ты предпочитаешь? Чёрный? Зелёный? Фруктовый? Может быть, кофе?

Дежурная вежливость. Она не значила ровным счётом ничего личного, не являлась выражением дружелюбия или подлинной радости от встречи. Игорь, если угодно, вообще не решил, как относиться ко всей этой истории с отменой помолвки. Не разобрался, кому оторвать к чёртовой матери башку: ветреной певичке или чокнутому учёному. Оба виноваты.

— Как ты?

"В порядке", — хотел ответить Игорь, но Ада опередила его, поправившись:

— А, ну да. Точнее... Господин Цепеш, я не займу слишком много вашего драгоценного времени. В свете произошедших событий я больше не желаю иметь с вами никаких общих дел, в том числе и...

— Это тебя Беннет научил так говорить? Давай как-нибудь по-простому. Я Волк, и красивые словеса мне без надобности: могу и не понять, — по-звериному вздёрнул верхнюю губу Цепеш; насмешничал.

В её ладони блеснуло нечто хрустально белое. Игорь знал, что там. Ради этого злополучного предмета Ада и появилась в особняке лично. Кольцо. Чрезвычайно дорогое кольцо, о котором Наследник и думать забыл.

— Ох, Игорь, как же мне тошно от всего этого. Сдохнуть хочется.

— Разве не ты инициатор "всего этого"? — спросил Волк прямо, глядя собеседнице в глаза.

— У меня тут кольцо, в руке. Только никак не получается тебе отдать. Так что я лучше... Вот. Кажется, больше я тебе ничего не должна.

— Зачем ты принесла мне его? — бесцветно спросил Игорь.

Он протянул руку, взял кольцо. Ничего не значащая побрякушка. Красивая, драгоценная. Бездушная. Волк дарил кольцо без каких бы то ни было чувств к невесте. Без чувств оно и вернулось обратно.

Игорь сделал глоток чая. Горячий. Ненужное кольцо отправилось в декоративную вазочку из прозрачного белого стекла, наполненную круглыми цветными стекляшками.

— Ты мне не ответила. Чай, кофе? Чего-нибудь покрепче? Да, кстати, охрану я снял, будь осторожней. Мечты сбываются, столько только расхотеть, правда? Так что случилось, Ада? Объяснения твоего дяди выглядят как бред сумасшедшего: он посмел втирать мне какую-то чушь о чувствах, когда мы оба и ты в том числе понимаем, что свадьба по расчёту. Не стану скрывать, мои планы сорваны. Мне это не нравится. Руки чешутся возложить на кого-нибудь ответственность. Я ведь профессионал. Возлагать ответственность умею лучше всех, — Волк усмехнулся, холодно, пустовато, одними губами.

Отредактировано Игорь Цепеш (22.07.2016 00:13:15)

+3

6

Судя по слишком, прямо-таки ненормально спокойному и тихому виду и поведению Ады, она все еще продолжала пребывать в таком шоке от произошедшего ВДРУГ, внезапно, что ни на выбранное средство передвижения, ни на собственный внешний вид не обратила ни малейшего внимания. И если с такси все было бы еще более-менее ясно, то наплевательское отношение к косметике, длине и цвету платья и прочим не слишком важным для окружающих, но очень важным для нее мелочам объяснить можно было только тем же шоком, стрессом и нервами. Напряженными настолько, что, возможно, охрана и сделала ошибку, послушавшись своего начальника и пропустив ее без проблем.
- Угу, чай… черный, без сахара, без блюдечка, и без ничего вообще.
Равнодушно и отстраненно согласилась, то ли просто повторив его предложение и взяв оттуда первое, что попалось под руку, то ли действительно не желая конфликта. Может, просто потому, что уже больше, чем сделал дядя, просто усугубить было невозможно? В любое другое время Ада обфыркала бы чай, кофе и водичку, заявив, что первым он может давиться сам, последним – поить своих домашних животных, а нормальной красивой современной леди предлагать что-то кроме виски – идиотизм и не комильфо. Однако сейчас чай был самое то… и очень к месту. Особенно если ты не собиралась ничего ни пить, ни есть, возможно даже до конца дней своих.
- Если бы я сейчас повторила тебе все, чему меня учил все утро дядя, у тебя бы уши завяли.
Огрызнулась вяло, без обычных эмоциональных всплесков. Как-то резко перегорев за утро, сейчас даже поругаться толком бы не смогла, и сейчас с новым недоумением глянула на собеседника, пытаясь понять, а зачем она приехала к нему? С внезапно вспыхнувшей долей интереса внимательно, молча принялась рассматривать мужчину, стоявшего перед собой. Помедлив, не сводя все такого же внимательного и слегка недоуменного, очень напряженного взгляда, сдвинула брови, не глядя придвинула к себе ближайшее кресло, опустилась в него, похерив все возможные возражения хозяина кресла и продолжила осмотр, теперь уже снизу вверх, но все так же внимательно.
- Это я сама сочинила. Круто, да? Да куда уж проще!
Заметив насмешку, тут же блеснула холодными, снежными глазищами. Несмотря на отсутствие краски на светлых, пушистых ресницах, глаза блестели ярко – Ада не собиралась умирать печальным лебедем под его ухмылкой, как бы там ни было!
- Хотя могу попробовать, если не понимаешь! А, к черту…
Вспомнила, снова погасла, прекратила рассматривать его, уставилась перед собой, на ту самую вазочку, декоративную, блестящую, разноцветную и засверкавшую сейчас всеми оттенками бриллианта на колечке. Как и сама Ада недавно.
- Я? Инициатор? Чего?
Откровенно недоумевающе глянула в глаза, поймала взгляд, не отвела свой, продолжая смотреть, пока не дошло, о чем он вообще. По белым, голубоватого оттенка, в тон платью, губам расползлась широкая улыбка, пытаясь удержать смех, хохотнула, отмахнулась от него, с силой провела ладонью по лицу, стирая истерику. Убрала руку, опять подняла глаза, невесело усмехнулась.
- Ты ж всегда в мои мозги без спроса лазишь, как к себе домой. Вот и загляни. Только не слишком глубоко – там дальше море мата и … короче, нет. Не я. В газете с утра прочитала, так что…
Снова махнула рукой, лениво, безразлично, поднялась, молча проследила за тем, как прислуга принесла чай всем желающим и заказавшим, с утроенным вниманием пронаблюдав, как внесла, донесла, как осторожно поставила. Почему-то это оказалось жутко важным, стоящим самого непосредственного интереса… тряхнула головой, стряхивая морок.
- Зачем принесла? Носить, блин, будешь.
Невесело скривила губы в улыбке, улыбка исчезла.
- Быть осторожнее – ты мне угрожаешь или заботишься обо мне? Извини, я не верю во второе – значит, первое? Зря, Игорь. На меня возлагать ничего не надо – поверь мне, я боюсь даже подумать, сколько сейчас появится желающих кроме тебя… возложить.
С трудом сглотнула, поняла, что если подумает еще немного – разревется, снова сглотнула, успокаиваясь и прекращая думать.
- А вот что случилось – хороший вопрос. Могу ответить, да. Мой дядя и Патриарх моего рода по совместительству с какого-то хрена вдруг взял и расторг нашу помолвку!!! Прикинь??? Теперь ты знаешь, теперь ты в курсе!!!
Быстро замолчала. Пора было брать себя в руки и уносить отсюда. Потому, что кольцо было возвращено, приказ Патриарха выполнен, а к разговорам она не готова.
- Чувства, эмоции, хрень собачья. И ты и я понимаем, ЧТО он наделал. И у меня ответ один – мой обожаемый дядя сошел с ума. Я не имею права так отзываться о собственном Патриархе? К черту. Он имел право похерить мою жизнь – я имею право на все, что угодно! Так, все, спокойно.
Снова помолчала, подумала.
- Знаешь, а я ведь несколько раз уже представляла нашу первую брачную ночь. Сначала с ужасом. Потом – со смехом. А в конце – это могло быть интересно, Игорь.
Невесело усмехнулась.
- Мысли вслух. И спасибо за… чай.

+2

7

Казалось, Ада удивлена развитием событий. Развитием, о котором она сама просила Беннета тридцатого октября! Игорь об этом знал, несмотря на то, что учёный предпринял все меры. Но бесполезно утаивать что-то от безопасника, который держит руку на пульсе жизни Алмазного Берега уже много, много лет.

Однако Цепеш не стал как-то комментировать ситуацию. Несоответствие его только позабавило. Значит, пока Морриган носится как сраный веник, собирая отсутствующие у него деньги, его племянница, лицо, приближенное к Патриарху, ничего не знает! Бле-е-еск.

— Быть осторожнее – ты мне угрожаешь или заботишься обо мне? Извини, я не верю во второе – значит, первое? Зря, Игорь. На меня возлагать ничего не надо – поверь мне, я боюсь даже подумать, сколько сейчас появится желающих кроме тебя... возложить.

— Не болтай ерунду, — фыркнул Волк.

Вот уж, действительно. Он не питал к мисс Морриган никаких приязненных чувств, но не до такой же степени, чтобы прибить дурёху немедленно! Кто она такая, эта Ада из Воронов? Да никто. Или станет никем, когда этому поспособствует Игорь. Ситуация в пернатом роду настолько нестабильная, что скинуть Аду не составит никакого труда.

— А вот что случилось – хороший вопрос. Могу ответить, да. Мой дядя и Патриарх моего рода по совместительству с какого-то хрена вдруг взял и расторг нашу помолвку!!! Прикинь??? Теперь ты знаешь, теперь ты в курсе!!!

— Успокойся, — поморщился Цепеш, — не кричи. Я тебя ни в чём не обвиняю.

Он соврал. Обвинял, но после драки кулаками не машут. Дело сделано, однако солидная сумма компенсации, выплаченная Беннетом, несколько компенсировала неудобства, связанные с расторжением помолки. Если кто-нибудь и посмеётся о том, что Игорь остался с носом... посмотрим, чей нос холодней и кто смеётся последним, а главное, весело.

— Я подозревал, что Беннет не совсем здоров. Не суди его строго: на него легла большая ответственность, — ровно проговорил Цепеш. — Совершенно очевидно, что он питает к тебе какие-то чувства. Любит как племянницу или как женщину, теперь уже неважно. Ты повзрослела, видишь дальше, понимаешь больше.

Соображения касательно первой брачной ночи Игорь оставил при себе. Лишнее оно. Волк мазнул взглядом по вазочке, где ярче всех сияло кольцо с безупречным бриллиантом, и подумал о том, что побрякушка Аде нужнее. Это у нее кредиты, нахватанные после отмены концертной деятельности, и не факт, что Беннет выплатит их за племянницу.

— Не за что, — Цепеш хлебнул из своей чашки; чай, казалось, не остыл ни на градус. — Вороны в очень щекотливой ситуации, Ада. На твоём месте я бы заручился поддержкой кого-то влиятельного из твоего рода и отстранил Беннета от дел. Впрочем, не уверен, что кто-нибудь окажет тебе её. Однако попытаться ты можешь. Понаблюдай за дядей. Ему не место в политике. Большинство Джонсонов талантливы, это правда, но только в одной сфере. Морриган врач. Понимаешь?

Помолчав, Игорь добавил:

— Время позднее. Не хочу давать поводов для сплетен и кривотолков. Ты знаешь, где меня найти, если возникнут трудности.

Отредактировано Игорь Цепеш (25.07.2016 12:41:31)

+2

8

Если бы сейчас Игорь вдруг напомнил ей, внезапно, о каком-то там желании, выраженном Адой ее дяде, что она не хочет замужества, что она против и что она настаивает на расторжении, она была бы поражена и удивлена даже больше, чем до сих пор. Потому, что ее желания менялись куда как чаще, чем погода весной, потому, что она была настоящей женщиной и следовать ее вдруг возникающим желанием и хотениям, удовлетворяя их, мог бы только совершенно ненормальный человек, особенно если он – мужчина, да еще и считающий себя умным и гением. Сегодня она хотела расторгнуть помолвку, а завтра она хотела Игоря Цепеша в мужья, а послезавтра она желала новое платье и лак, вон тот, оттенка вишни в снегу!  Предположение о том, что ее драгоценный дядя банально сошел с ума то ли от большой любви к ней, то ли от увеличившегося напряжения на троне, подтверждалось с каждой секундой и уже отнюдь не казалось просто словесным оборотом. Ведь дядя знал племянницу лучше кого бы там ни было. И пойти на поводу у сиюминутного желания, выболтанного просто так, на эмоциях, просто вслух, просто за чашкой мартини, похерив и возможности Рода, и мнение Совета было… уму непостижимо. Даже Адиному уму, сейчас.
- Я не кричу! Я совершенно спокойна!
Огрызнулась невесело, тут же подтверждая все вышесказанное наглядным примером. Беспокойство вполне могло быть вторым именем бывшей певички, ее визитной карточкой, она беспокоилась и психовала настолько часто и профессионально, что успешно заражала этим всех вокруг, даже деревья рядом с ней, казалось, вот-вот вытащат корни из земли и пустятся бегом… куда-нибудь.
- Ну естественно, он меня любит. Но знаешь, я бы предпочла, чтобы он меня лучше ненавидел, даром, что мой Патриарх. Своей повышенной любовью он методично и плавно закапывает меня. Хотя почему закапывает? Уже!
Снова замолчала, наблюдая, как Игорь Цепеш неспешно, повышенно спокойно и целеустремленно пьет свой чай, слушая ее несвязные местами вопли с таким видом, как будто она явилась рассказать о вечеринке, устраиваемой ее маникюрщицей в будущую среду. Понаблюдав несколько минут, тяжело вздохнула и подвела закономерный и такой неутешительный итог – все хреново…
- В щекотливой ситуации? Ты хотел сказать – в заднице, правильно?
Невольно рассмеялась, он был таким джентельменом, какое счастье, что она таким джентельменом никогда не была и вполне позволяла себе выражать именно истинную суть любого положения!
- А сейчас, после выходки дяди, все станет еще хуже, верно? Верно. И ты лично ведь позаботишься об этом. И все твои уверения, что мол не винишь и все отлично… ай, все, да ладно.
Отмахнулась, развернулась и молча направилась к двери, напрочь позабыв и попрощаться, и поцеловать его как следует, как планировала, чтобы понял, чего лишился. На полпути остановилась, задумчиво обернулась, рассеянно глянула, кивнула.
- Если бы сейчас именно от меня зависело положение моего дяди в пространстве, он был бы давно заключен под наблюдение специалистов, тоже врачей, коллег его, так сказать. Однако это не зависит от меня. Найти кого-то влиятельного из СВОЕГО рода? Не смешно, Игорь. Если даже ты считаешь, что я виновата во всем произошедшем наравне с моим Патриархом, ты можешь себе представить, что подумают остальные Вороны? То, что Беннету Джонсону не место в политике надо было думать раньше, всем, включая и меня саму, голосовавшую за него. Ладно, проехали…
Ада снова замолчала, наконец осознав одну простую истину, не доходившую до нее до сих пор: Игорь больше НЕ ее жених, то есть, больше он не на ее стороне, больше она не может приходить к нему вот так вот, запросто и врываться без стука, она не имеет права больше думать о первой брачной ночи и звонить ему, если что-то случилось. Момент про сплетни и кривотолки заставил снова усмехнуться – он оставался таким Игорем Цепешем, что просто слов не было! У нее жизнь рушится, а он  - сплетни?
- Конечно, Игорь, я обязательно найду тебя там, где тебя надо искать, если вдруг что.
Светски улыбнулась, и он, и она прекрасно понимали, что искать его она не станет, особенно – особенно! – если возникнут трудности. И целовать его сейчас не будет на прощание, потому что Ада была гордой.
- Удачи тебе, Игорь Цепеш.
И ушла. Такси, потому что, ожидало.

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [14.11.2066] Трагикомедия мест, обстоятельств и времени: далеко не всё