КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [20.11.2066] Гей-клуб "Голубая барракуда"


[20.11.2066] Гей-клуб "Голубая барракуда"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: 20.11.2066, вечер.

Место: гей-клуб "Голубая барракуда", Алмазный Берег.

*

http://s2.uploads.ru/t/25rau.jpg

Действующие лица: Калиса Лабиен, Райан Моретти, Чак Гудман.

Описание ситуации: что может объединить сиятельную мадам Лабиен, поп-диву Райана Моретти и детектива Гудмана в одном месте в одно и то же время? Неудачное свидание, неудачная попытка слежки и неудачная попытка выйти попить пива с коллегами. Сплошные неудачи, щедро сдобренные блестяшками, закусками в форме мини-членов и музыкальным репертуаром нежно-синего оттенка.

Дополнительно: "Гей-клуб "Голубая барракуда" - место, где исполнятся все ваши желания!" - из рекламы заведения.

Отредактировано Чак Гудман (05.08.2016 06:17:53)

+4

2

Допив свою уже восьмую Голубую Маргариту, мадам лихо крутанулась на барном стуле, цепким взглядом осматривая зал полный исключительно мужиков. Еще не слишком пьяненькая, но уже определенно добрая, она перестала допрашивать беднягу бармена и сыпать угрозами, а все же задумалась, каким образом она оказалась в этой обители голубого разврата. Сиятельная, невероятно роскошная и внезапно жутчайше ревнивая супруга первого главы Корпорации была в принципе привычна оказываться в каких-нибудь эдаких местечках на задворках Джасписа, но это, по ее личному убежденному мнению, был определенно перебор. И дело было даже не в том, что последние дни она как-то заскучала и эта вылазка с горе-слежкой вылилась в очередные поиски приключений на ее прекрасные нижние девяносто сантиметров. Пока что всё обходилось мирно, без жертв, и даже как-то мило. Просто вампиресса, вдруг, поняла, что шпионить она совершенно не умеет, а еще, что по приезду домой, рыжую бестию Эрис, введшую ее в заблуждение своими абстрактными рассказами, будет ждать неплохая такая трепка. Потому что, нехрен вселять в мадам уверенность, что ее ненаглядный Гад тусуется с какими-то бабами, путать названия заведений, а потом по телефону уходить в глухую несознанку, что она, мол, не могла, а это Калиса сама ошиблась и сделала неверные выводы. Ну, да, допустим сделала, заподозрив Максимилиана, этого святого мужчину и порядочного семьянина, в каких-то непотребствах. Но, перепутала акулу и барракуду это Плугару, сообщив Лабиен не верный адрес. Благо хоть приехать и забрать ее согласилась. Правда рыжая задерживалась, а, если учесть, что с каждым выпитым коктейлем Калиса остывала от своего праведного гнева, а музыка ей начинала нравиться все больше, спустя каких-то полчаса Эрис могла обнаружить супругу своего хозяина лихо выплясывающей канкан на барной стойке.
- Еще Маргариту? - вопросил бармен, одарив мадам таким взглядом, будто она престарелая проститутка в компании молоденьких, на что Калиса отрицательно мотнув головой взялась за очередное изучение коктейльной карты.
- Голубая лагуна, голубые Гавайи, Голубая Маргарита, Голубой экстаз... А что-то не-голубое имеется? - голос вампирессы прозвучал в шуме музыки почти требовательно. Бармен пожал плечами, Калиса сурово сдвинула темные бровки, наугад ткнула пальцем в карту... попала опять в Голубую Маргариту, но заказала себе бутылку коньяка. Нет, разумеется, голубой, как цвет, ей очень и очень нравился, безупречно подходил к цвету глаз, а против меньшинств она ничего не имела - во всяком случае, сегодня - но что-то как-то, после восьмого коктейля поднадоел, оставляя весьма четкий привкус приторности на губах. Поэтому, коньяк, получив который, женщина грациозно слезла со стула и направилась к одному из столиков,  тихо ожидать, пока ее заберут из этого фееричного местечка. Однако, тихо совсем не получилось, ибо в какой-то момент, засмотревшись на неоновые огоньки, женщина о кого-то споткнулась, выронив при этом свою драгоценную ношу, которая смачно поцеловавшись с полом, разлетелась множеством осколков, окатив коньяком на прощание и саму Калису, и то существо, которому жить теперь оставалось буквально несколько секунд...

+3

3

Райан сегодня был в очень красивой юбочке и милейшей блузочке, потому что у Райана сегодня было свиданьице. Его избранник был не только симпатичным голубым ирландцем, но и носил смешное имя – Патрик. А на свидание с ним Райан пошел потому что увидел, как Патрик в спортзале качается без майки. Соответственно, теперь певцу казалось, что он трахается с накачанной звездой из Спанч Боба, и это было прикольно. Интеллект Патрика соответствовал своему мультипликационному персонажу более, чем полностью. Пребывающий в хорошем расположении духа, Моретти вдруг начал своим безупречно красивым, круглым и с ямочками радаром подозревать – что-то пойдет не так. Но, что? Он не понимал. Пока не увидел вывеску заведения.
- Голубая барракуда? Голубая барракуда, Патрик?
- Ну…а че?
- Голубая барракуда, Патрик!? – Всплеснул руками певец, обеими ладонями указывая на  переливающуюся неоном вывеску. – Патрик, я пидарас,  пидарас до мозга костей, вскормленный голубизной с молоком матери, но даже для меня ЭТО слишком пидорастично! – Схватившись за пушистоволосую голову, неверяще ею головой поп-дива, отступая на шаг, чтобы наглядно оценить весь махровый масштаб трагедии.  – Ты бы меня еще отвел в «Большие Маракасы!»
- Ну, «Большие Маракасы» за углом, туда можем сходить… - Патрик указал себе за плечо большим пальцем и пожал плечами, пока Райан не меня позы, медленно и со скрипом поворачивал голову в сторону нового любовника.
- Что, еще и «Большие Маракасы» существуют?... – Тихо, словно не верящее уточнил певец, начиная тихо закипать от гнева, а затем закатил глаза к равнодушному небушку и зарычал, как оборотень, сжимая кулачки на уровне щек.
- Ой, да ладно тебе, детка, пойдем, там прикольно. – Обвив тонкую талию блондинки, Патрик одной рукой поднял оную над землей и шагнул в голубые двери.
- Э, мальчик с девочкой. – Остановил их охранник. – Вы в курсе о направленности этого заведения?
- Слышь. – Неожиданно хрипло и басисто, с интонацией негрилы из южного Детройта вырвалось из нежной глотки «девочки». – Дорогу дал, или мне надо хер тебе обязательно показать? Ты что, дискриминируешь нас?
- Ох, ё. – Охранник аж отступил от неожиданности, а Патрик понес Райана дальше.
- Сегодня ты снизу. – Пригрозил любовнику Моретти, становясь на пол и выбирая столик, твердо решив напиться, чтобы это место показалось ему самым лучшим в мире. Так, он же гей, у него нет предубеждений, все должно быть милым и веселеньким. 
Так он думал, пока вместе с коктейлями ему не принесли закуски в форме мини-членов, отчего не самый на свете закомплексованный, привыкший натягивать на себя здоровых мужиков, тяня их за волосы, Райан потерял дар речи.
-  Мини-члены!? Я должен пожирать эти убогие мини-члены, Патрик!? – Снова истерически завизжал певец.
- Ну….- Тот явно озадачился. – Ты же сосешь член.
Моретти резко и драматично обернулся на эту фразу.
- Ну, не сырному человеку же!  Да, я сосу член, но не сгрызаю его к ебаной матери, Патрик!
- Да ладно?
- Существуй… -  Указательный пальчик покачался из стороны в сторону, вместе с головой скривившего губы Ро. – Существуй на свете такое чудовище, как сырный монстр, клянусь боженькой Иисусом, я не стал бы отсасывать у него даже под страхом смерти!
- Я как-то похожу порнушку видел, только там был конфетный человек.
Тихо застонав, Моретти уронил лицо в ладони, пытаясь напомнить себе,  какого мини-члена  он трахается с этим человеком. Смерил спутника взглядом, посмотрел на ширинку. Ну, ладно. Тому вовсе не обязательно быть умным, пока он такой накачанный и хорошенький.  Срочно надо было напиться. Закинув в себя свой коктейль и коктейль Патрика, Райан вдруг услышал отвратительную аранжировку своей песни, где он томно и тягуче пел о том, что предпочитает мужчин постарше. Вот действительно, надо было брать мужчину постарше.  В следующий раз он обязательно так и сделает. А сегодня уходит Патрика так, что тот будет умолять о прощении.
- Ну, чего тебе не нравится, зайка? – Потрепал тот худенькое плечико пребывающего в прострации Райана.
- Пойдем в туалет, отсосешь по-человечески – тогда я тебя прощу.
Патрик с готовностью поднялся и Ро вздохнул с облегчением. Ясно, с этим парнишей лучше общаться простыми командами. Что ж, так даже лучше. Они двинулись вперед, пока между ними не появилась какая-то хорошенькая женщина с бутылкой коньячины в руках.  Женщина ударилась об айсберг накаченного грудака Патрика, коньячина рухнула на пол, разлетевшись в разные стороны, обрызгав низ прекрасной юбочки и дорогие туфельки  Райана, вызывая у него вой раненного в жопу волка.
- Бля, дамочка, смотри куда шагаешь! – Набычился Патрик и тут же словил тыльной стороной ладони по роже от любовника. Рука у внешне хрупкого певца оказалась безумно тяжелой. Откуда ж Патрику знать, что таких как он, Райан привык нещадно пиздить и использовать вместо подставки для ног.
- Не ори на неё! – Моментально встал на защиту женщины певец с чисто «женской» солидарностью. – Дебил, блять, кто ж тебя родил такого, Патрик!? Много смелости надо, хуила, чтобы на женщин быковать, да? – Сделав губы уточкой, Ро щелкнул пальцами над головой и описал указательным пальцем полукруг, нацелившись в результате на проштрафившегося по всем фронтам любовника. 
- Да чего я-то!? – Возмутился тот, уже откровенно задолбавшись огребать за сегодня. – Смотреть надо, куда прешь!

Отредактировано Райан Моретти (05.08.2016 19:45:20)

+3

4

Стоило сразу догадаться, что их с коллегами мирная вылазка попить пива в пятницу вечером просто обязана накрыться тем самым медным органом. Знаки были повсюду, но Гудман, за напряженную рабочую неделю откровенно заебавшийся много и напряженно думать, вечером пятницы отправил мозги в режим гибернации, и ни на что не обращал внимания.
Даже когда криворукий лаборант, в своих огромных стрекозиных очках, врезался в него в коридорах и случайно облил какими-то образцами, Гудман не усмотрел в этом ничего подозрительного, и просто поинтересовался, не ВИЧ ли это положительная кровь. Лупоглазый замотал башкой так, что чуть было не остался без очков и заверил, что это – всего лишь слюна какого-то обвиняемого.
- Спасибо, хоть не моча, - философски отреагировал Чак и тут же отправил двух сослуживцев искать ему сменную рубашку. Те отсутствовали около десяти минут, после чего явились с пёстрым свертком, судя по печати, явно лежавшим до сих пор в архиве.
- Да ты не ссы, Гудман, там за сроком давности уже все обвинения недействительны, - в один голос уверяли сослуживцы, пока Чак с разных сторон рассматривал кислотно-цветастое нечто.
- А чего цвет такой петушиный? – наконец, спросил он, уже надевая новый элемент одежды.
- Ну извини, блядь, это ж не торговый центр!
Звучало вполне резонно, да и машина их уже давно ждала. Чак не чувствовал никаких подвохов ровно до того момента, как в зоне видимости не стала мелькать совершенно определенная неоновая вывеска. Как выяснилось, сослуживцы направлялись именно в «Голубую барракуду». В открытый гей-бар.
- Ребята… - выйдя из машины, Чак приобнял коллег за плечи и, доверительно посмотрев то на одного, то на другого, спросил, - вы чё, блядь, совсем ёбу дали? Нас здесь выебут и высушат так, что пикнуть не успеем.
- Да чё ты, Гудман! – раздался тот же тон, который в участке уверял его, что цветастая рубашка в стиле диско – это вообще-то модный и хороший фасон. – Педиков испугался? Это они нас бояться должны! И вообще, у нас скидочные купоны есть на бухло. Какой-то спасенный от хулиганов гомосек нашему Ларри подгон сделал.
- Сколько скидка? – тут же деловито спросил Чак, а получив в ответ весомое: «-50% на весь бар всю ночь», пожал плечами. – Ну, «Барракуда» так «Барракуда». Кого стоим, чего ждем?
Внутри клуб был настолько же эпичен, насколько можно было ожидать от заведения, в названии которого фигурировало слово «голубая». Оценив обстановку и заметив сразу несколько женщин, детектив не удивился – очень многие его знакомые предпочитали отдыхать в гей-клубах, объясняя это тем, что здесь уж точно никто не станет приставать.
- Приве-ет, красавчик, красивая руба-ашка – раздалось совсем рядом с ухом. Обернувшись, Чак окинул взглядом пацана лет семнадцати. Симпатичного, в принципе, если смыть километровый слой штукатурки.  – В первый раз тут, да-а?
Ох уж эта привычка мило растягивать слова.
- Угу. Принеси-ка дяде чегой-нибудь выпить, мелкий, а там и разговоры разговаривать будем.
Просияв, словно Гудман уже пообещал взять его замуж, мальчишка унёсся,  получив шлепок по заднице для ускорения, а сам детектив направился к занятому коллегами столу. И по службе, и во время редкого отдыха Гудману приходилось в самого разного рода заведениях, но ни одно из них так открыто не заявляло о своей направленности, как «Голубая барракуда». Ну и хер с ним, не может же алкоголь у педиков быть хуже алкоголя не у педиков, в конце концов?

Отредактировано Чак Гудман (07.08.2016 10:02:34)

+3

5

Коньяк было жалко. У растачительной обычно и привыкшей буквально сорить деньгами мадам Лабиен иногда все же просыпалась жадность. Не такая, как у любимого супруга, конечно же, она не распространялась на мебель, аксессуары интерьера, красивую одежку, автомобили или же походы в Клуб, охватывая при этом все остальное, включая выпивку. Поэтому, потратив уже н-ную сумму зеуров на приторную Маргариту и бутылку хорошего коньяка, которая только что разлетелась вдребезги, мадам испытала очень горькую обиду, основанием для которой была досада, вызванная потерей перспективы полакомиться коньяком, коротая свое ожидание. Взмах рукой в попытке подозвать одного из надоедливо следовавших за ней охранников и досада вампирессы становится сильнее, отчего Калиса даже шикнула себе под нос. Разумеется, отправляясь на эту нелепую слежку, она оставила своих церберов дома, наказав им молчать под страхом быть выпотрошенными. Но, если бы она знала, что ее маленькое приключение будет содержать наезды мужика, по виду сожравшего целый склад анаболиков, она бы не была столь беспечна и этого мужика уже бы кто-нибудь ломал. Впрочем, а что мешает ей самой сломать его? Лабиен, игнорируя возмущение груды мышц, придирчиво окинула его взглядом и для себя решила, что коли гулять, то не скупиться, поэтому разбитая бутылка коньяка тут же была позабыта, а сама Калиса хрустя осколками под дорогими туфельками, шагнула сначала к мужику, а потом уже обратила свое внимание на симпатичную девочку рядом с ним. На девочку, что своей попыткой заступиться за вампирессу, тут же вызвала в ней прилив позитива и лучезарную улыбку на заинтересованной мордашке.
- Мы раньше не встречались? - блондинки, хорошенькие и миниатюрные, прямо как ее милая Мышка, всегда нравились Калисе, но с этой было что-то не то. И дело даже не в месте, где собираются мужчины, любящие исключительно общество мужчин, или внутренняя сила, что чувствовалась от нее. Мадам эта девочка казалась знакомой. Визуально уж точно.
- Скажем, КГБ, - озвучила она свою первую и единственную догадку, нагло отпихивая мужика в сторону.
Ну, да, разумеется, не по выставкам для садоводов или боям без правил ходит это милое создание, что теперь буквально обречено составить компанию вампирессе, пока та дожидается Эрис и машину.
- Милые туфельки, кстати. И юбочка. Жаль, забрызгали, - Калиса печально вздохнула, не стесняясь при этом разглядывать девочку. - Кстати, об этом, - она прищелкнула пальцами в сторону мужика, что явно сопровождал свою блондинку, - Метнулся-ка к бару и принес нам выпить что-то не-голубое. Например, коньяк, который ты мне должен.
И слишком предсказуемо было, что этот здоровый детина возмутится и откажется топать туда, куда его послали. Но, на этот случай у Лабиен имелось пара трюков. Подавление воли с легкостью коснулось чувств мужика, направленное на него и только, склоняя того в сторону послушания и, вот уже через несколько секунд, он не особенно понимая, что происходит, тащится к бару за коньяком, а Калиса, явно довольная собой и перспективами хоть как-то развлечься, выбирала, за какой же столик им приземлиться.

+3

6

Когда Патрик продолжил быковать, Райан уже готов был воткнуть ему между двумя идеальными полужопиями горлышко от разбитой бутылки. Но то, что произошло далее – превзошло все вероятные и невероятные ожидания певца. Женщина с такой легкостью загнула здоровенного хуилу, а тот с такой безропотностью пошел за новой бутылкой, что на незнакомку Ро смотрел уже совершенно другими глазами – полными восхищения. Вот это да, вот это сила духа! Ну, ахуеть теперь просто! Наверняка, она – верхняя. Правильно, так его, свинью недоделанную.
У Моретти было весьма странное отношение к мужчинам и женщинам, ибо любил он – последних, даже будучи непроходимо голубым. А мужчины для него оставались мясом, к которому он относился соответствующе. Себя к подобной категории, не смотря на биологию, он не относил. Он-то особенный, ни на кого не похожий, уникальный.  Ему-то всё можно, его-то все любят.  Так и выходило, что Райан даже выступал в поддержку феминизма, считая, что прекрасным существам уже давно пора скинуть оковы патриархата и установить свои права. Вероятно, он считал, что в таком случае, ему будет уготовано теплое местечко рядом с женщинами. Подумаешь, член. Если на член не смотреть – ни одного отличия не найдешь. Ну, не считая отсутствия груди.  А так-то, вообще свойский весь. Женщины Райана тоже любили, он для них был странным симбиозом любимой подружки, совмещенным с функцией милого котика и парой тяжелых вздохов из серии «ну пошто ж ты такой гомосек?».
Мило улыбнувшись, певец встряхнул подол юбочки и притворно вздохнул, смахивая алкогольные капли с носка туфельки.
- Да, они мне очень нравились.…Но что поделать, если эта свинья такая неаккуратная. – Мимолетный взгляд на спину переставшего интересовать любовника, и обратно – на Калису.
Ого, КГБ.  От этой аббревиатуры певец улыбнулся шире, выдавая себя с головой. Он любил там поездить верхом, скажем так. Значит, она точно верхняя. Ну, не может быть не верхней, она же так себя ведет! И как он ее там не замечал? Или приходили в разное время, или у этой прекрасной дамы есть доступ туда, куда у Райана никакого доступа не было. Он бы посмотрел вообще, как она хлещет таких, как Патрик по жопе. С удовольствием был глянул, даже поаплодировал бы стоя.
- Мне приходилось там бывать… - Щебечуще пропел Ро, показывая на хороший столик и усаживаясь с женщиной рядом. Еще и прекрасный вид открывался на столик с относительно не страшными мужиками. Самый симпатичный, правда, был в какой-то петушиной рубашке, но то –мелочи. – В качестве клиента, конечно же. Но такое лицо бы точно осталось в моей памяти. – Прищур разноцветных глазок был очень внимательным. Нет, он никак не мог вспомнить эту женщину. А жаль. – Какое ужасное упущение с моей стороны.  Даже жалко приоткрывать завесу тайны, но… - С улыбкой поджав губы, они возвел глаза к потолку, поднимая узкие плечики. – Думаю, что вы меня могли видеть по телевизору. Вот так.

+3

7

По-хорошему, мальчишку, конечно, следовало отодрать. Причем, не в игривом гомоэротическом смысле, а в натуральном воспитательном: перекинуть через колено и надавать по круглой заднице ремнем. Гудман никогда особенно не испытывал тяги к рукоприкладству, особенно в отношении тех, кто были меньше в три раза, но в тот момент, когда сделал глоток принесённого мальчишкой голубого с блестками напитка, в многострадальной голове завертелся целый рой мыслей. Цензурной среди них не было ни одной.
- Попадись мне только этот пидарок… - шипел Чак, с трудом проглотив нечто приторно-сладкое, заявленное как «он так здорово оттеняет цвет твоих глаз, та-ак классно!». Неужели не ясно, что когда взрослый мужик говорит принести что-нибудь выпить, он имеет в виду человеческое бухло, вроде пива или вискаря, а не этот нектар для феечек.
Кинув мимолётный взгляд на одну из зеркальных поверхностей рядом, Гудман обнаружил, что его губы покрыты блестками до такой степени, словно секунду назад ему пришлось целоваться с дискошаром.
- Пиздееец, - протянул бравый детектив, пытаясь вытереть рот, но делая этим только хуже. Блестки успешно размазывались по подбородку и щекам, решительно отказываясь покидать лицо. Коллеги были слишком заняты обсуждением какого-то случая недельной давности и не заметили его злоключений, и хоть этому Гудман был благодарен. Заметь они нечто подобное, от позывного «Блестяшка» Гудман бы в жизни не отделался.
Поднявшись со стола и держа злосчастный бокал у лица для прикрытия, Гудман осмотрелся в поисках сортира. Хоть он в этом блядском клубе должен быть? Через секунду пришло понимание, что не просто «должен быть», а категорически обязан – в противном случае всем этим гомосекам было бы попросту негде друг у друга радостно отсасывать. Чак был настолько занят наблюдением за обстановкой, что чуть было не врезался в огромного хуилу, прущего напролом через толпу, как ледокол, с бутылкой коньяка наперевес. Уже собравшись заорать, чтобы «спасатель Малибу» смотрел, куда шел, а то «чё блядь, совсем широкий нахуй?!», Гудман вдруг замер с открытым ртом и чуть не подавился воздухом.
Где-то он уже видел это ебало, причем недавно. В голове с бешеной скоростью закружились многочисленные фотороботы и объявления криминальных элементов в розыске, пока не осталось только одно. Наркодиллер. Обернувшись вслед мужику, Гудман думать забыл и о феях, и о блестяшках, и о мальчике с накрашенными глазами, которого намеревался выебать опосля. За этим мужиком они второй месяц гонялись, но тот всегда уходил из рук в последний момент, а теперь у него, Гудмана, есть возможность его изловить и вернуть себе расположение комиссара. Проследив за мужиком взглядом, Гудман прокрался в сторону его стола, обнаружив за ним двух девушек. «Клиентки» - тут же подумалось ему, - «может, даже, не подозревают об этом!»
Тщеславие тут же расцвело буйным цветом. Поймать преступника И спасти ничего не подозревающих клубных тёлочек, пока коллеги продавливали жопами диваны – это тянуло на нехилое поощрение. Но требовались веские доказательства, чтобы просто взять и задержать  этого уебана. Гудман притаился за статуей в форме гигансткого члена и принялся ждать, попутно слушая разговор девуль.

+5

8

Хорошенькая девочка сверкнула разноцветными глазками, которые Калиса ранее и не приметила, и вот тут вампиресса смекнула, где она видела эту прелесть. Абсолютно точно не в Клубе, абсолютно точно не там, где частенько бывала сама Лабиен - в таких местах, как ранее уже отмечала про себя мадам, подобные создания не водятся. Все больше бугаи безмозглые и желающие потом и кровью заработать, или пафосные дамочки в шляпках и с крошечными собаками на руках. А вот девочку эту, что на самом деле и не девочка вовсе, супруга патриарха видала в каком-то жутко модном клипе, под который выплясывала на днях на кухне ее горничная.
Женщина лучезарно улыбнулась уже-мальчику, обозначив про себя его Звездочкой, и подсела поближе. Перспективы вырисовывались действиетльно не столь плохие и даже фоном заиграла приятная музыка, пришедшая прямиком из прошлого века. Голубая, естествеено, как и все это заведение, но уже не вызывающая у немножко неуравновешенной вампирессы желания засунуть эту самую музыку в задницу тому, кто ее там ставит.
- Калиса, - мадам протянула руку мальчику для знакомства и собиралась уже обозначить свою фамилию, чтоб они оказались в равных условиях, ведь только ленивый на Алмазном берегу не слышал про Лабиенов. Но, не судьба случилась с этим, потому что, как раз в этот момент к ним вернулся дружок симпатичного мальчика. С новой бутылкой коньяка, как и приказывала Калиса, но без бокалов.
Вампиресса смерила суровым взглядом груду мышц.
- И? Мы по-твоему животные что ли, чтоб из горла хлестать? - женщина привычно хищно улыбнулась, снова захватывая в свою власть эмоции мужика и немного надавливая, - Бегом опять к бару за бокалами. Надеюсь, объяснять, что это должны быть коньячные, а не под мартини, не нужно?
Из любопытства банальнейшего Лабиен проводила взглядом Патрика, собираясь вернуть свое внимание обратно блондину, сидящему рядом, чтоб все же закончить представляться. Но, опять не свезло сиятельной мадам. Ибо взглядом она уперлась в стоящую рядом статую члена, которую ранее даже и не приметила, вернее - даже не в саму статую, а в кокетливо выглядывающую из-за куска гипса мужскую фигуру. Буйная фантазия Калисы тут же дорисовала картинку происходящего, где ее слежка за любимым Гадом не удалась, зато у супруга все, как всегда, было отлажено и очередной шпион по душу непоседливой вампирессы докладывал Максимилиану о ее передвижениях. Вспыхнув на мгновение праведным гневом, женщина тут же взяла себя в руки, понимая на самом деле, что муж это все от заботы о ней прекрасной, от переживаний. Однако, и это не повод посылать следить за ней. Оскорбленная невинность мадам требовала сатисфакции, поэтому Калиса, предварительно бесцеремонно чмокнув в красивую щечку мальчика, шепнув ему, что скоро вернется, вынула из сумочки смартфон, поднялась и направилась к шпиону. А подойдя к нему и деловито подбоченившись, начала разглядывать.
Обычно хвостами за ней ходили более приличные мужчины, в то время как этот был одет нелепейшим образом и весь перепачкан в блестках. Ясное дело - конспирировался под окружение. Паршиво так, ибо выглядел горе-шпион не как завсегдатай этого заведения, а как случайно влипший в историю гетеросексуал.
- Нормальные, видимо, кончились с предыдущего раза, - прокомментировала мадам внешний вид блестящего и протянула тому свой телефон, - Звони давай Максимилиану и говори, что его любимая жинку будет сегодня не позже полуночи. Пусть не волнуется.

+3

9

- Какое интересное имя! – Искренне восхитился Райан, воспылав к сильной и независимой женщине пылким обожанием.  – Никогда такого раньше не слышал.
Он уже ожидал, что Калиса ответит и о своем происхождении и назовет фамилию, как приперлось туловище Патрика, нарвавшись на еще одну порцию роскошного презрения и сиятельной дискриминации. Положив ладони на сердце, Ро улыбнулся шире, искренне восхищаясь такому обращению с мужиками, но разговор опять не задался. Получив поцелуйчик с щечку, Моретти удивленно похлопал глазами в сторону удаляющегося силуэта его новой знакомой. Присмотрелся получше, куда она идет,  безмерно удивился, что вместо дамской комнаты, та остановилась напротив гигантского члена. Явно она это не для поклонения фаллическому символу. Перегнувшись через стол, поп-дива четким орлиным зрением уцепилась взглядом за фигуру какого-то мужика, с которым разговаривала женщина и, как показалось самому Райану, злилась.
Мгновенно распушившись и нахохлившись, Моретти встал нахмурив бровки и сжав маленькие кулачки, готовясь вершить возмездие и справедливость. Кивнув какому-то странно потерянному Патрику, Ро поманил его за собой и уверенным шагом отправился на спасение прекрасной дамы, вырастая из-за спины внушающей и крайне недовольной, угрожающей горой. Точнее, вышеперечисленным был Патрик, а Ро просто гневно сверкнул глазками в сторону мужика в петушиной рубашке и блестками, обрамляющими шокированное ебало. 
- Калиса, извини, этот мужик тебя бесит? – Скрестив руки на груди, Моретти шагнул в сторону, чтобы было видно, насколько он грозный и злой. – Нам охрану позвать, или самостоятельно проводить до дверей? У меня вон. – Кивок в сторону Патрика. – Обученный швейцар.
- Эй, парень, бросай своих телок и иди к нам! – Поржала неподалеку какая-то компашка, которая выдавала в каждом если не стилиста, то парикмахера, или администратора салона красоты.
Модно расстегнутые рубашечки, загарчик, глазки игриво блестят, причесочка в светомузыке отблескивает бриолинчиком.  Кашлянув в кулак, Райан резко развернулся, широко расставив ноги, уперев ручки в бока, снова басисто и низко гаркнул:
- Ша, курицы, позашивали хлебало, а то щас каждый из вас по жопе получит!
Широкий диапазон надроченного учителями голоса, помогал хрупкой на вид фитоняшке, не только подражать пению темнокожих певичек, но еще и запросто пугать несостыковкой нежного облика в сочетании с огрубевшим голосом драг дилера с тремя ходками на зону. Мальчишки в модненьких штанишках ахнули и тут же начали жеманно перешептываться, испуганно поглядывая в сторону певца. Лишь фыркнув с них, тот пощелкал пальцами над головой и указал на них пальцем, предупреждая, чтобы рты не раскрывали, на одной ноге оборачиваясь обратно к Калисе и веселенькой рубашке.

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [20.11.2066] Гей-клуб "Голубая барракуда"