КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [07.09.1849] Это Вы давали объявление, сэр? ©


[07.09.1849] Это Вы давали объявление, сэр? ©

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: 07.09.1849 год.

Место:- Великобритания, Лондон,
гарсоньерка в частном доме на Доути Мьюс.

Действующие лица: Джон Дуглас, Сатьяджит Сивапити (нпс,  Николя Хет).

Описание ситуации: Когда проснулся, тогда и утро.
А если ты не проснулся, а тебя разбудили – тогда это как называется?

Дополнительно: не для слабонервных. 18+

Отредактировано Джон Дуглас (06.09.2016 15:36:15)

+1

2

Не то что встать, - ему казалось, что он не может
открыть глаз, потому что, если он только это сделает,
сверкнет молния и голову его тут же разнесет на куски.
...Ни который сейчас час, ни какое число, ни какого
месяца - он решительно не знал и, что хуже всего,
не мог понять, где он находится.(цы)

Он совершил невозможное – открыл левый глаз. Это нисколько не помогло изменить окружающую действительность, удушающая тьма никуда не делась. Он попытался пошевелить рукой или ногой, но конечности не отзывались на вялые мозговые импульсы. Собственно мозговое вещество, из которого означенные импульсы долженствовали следовать, представлялось несчастному его обладателю сгустком раскалённой лавы помещённым в хрупкий хрустальный сосуд, который, несмотря на всю свою хрупкость, умудрялся упруго пульсировать, то сжимаясь в горошину чёрного перца, то разрастаясь до размеров  хорошей дубовой бочки в каких ненавистные испанцы привозят из заморских колоний свой треклятый контрабандный ром.

–  Фэ айрдлойф, проснитесь! Милорд… -  шепот над ухом вернул в реальность и даже помог обрести утраченную ориентацию в пространстве, и даже ощутить себя лежащим ничком на чем-то мягком  и до странности неудобном. Через несколько секунд это нечто было идентифицировано как скомканные простыни и плед, в который милорд  соблаговолили зарыться физиономией так, что только чудом не задохнулись.

Попытка набрать побольше воздуха и послать куда подальше того, кто посмел нарушить его сон – и неважно, что сон этот более походил не предсмертный кошмар – провалилась с треском, из груди вырвалось шипение, переходящее в хриплый и невразумительный рёв:

–  Хххгррр-гхххыыррр…

–  Милорд, не  извольте гневаться, - в мальчишеском голосе звучала отчаянная мольба, - проснитесь… Вас там настоятельно желает видеть…

–  Хххто? За черрр… зачем? – Милорду наконец-то удалось не только повернуться к источнику звука, но даже сесть, спустив с кровати босые ноги, и теперь он остервенело тёр виски, и свирепо воззрился на слугу, будто не собственная невоздержанность, а юный грум был виновен в плачевном состоянии своего господина.
Мальчишка готов был уже разрыдаться:

–  Вас желает видеть какой-то господин. Он с утра ожидает в приёмной, милорд…

«Приёмной» слуга  громко называл небольшую переднюю, где зимой вешались шубы, а в остальные сезоны можно было оставлять мокрые зонтики и плащи. Там же стоял обязательный столик с серебряным подносом для писем и визитных карточек. 

–  С утра? А сейчас что? –  Несмотря на жесточайшее похмелье – сколько же алкоголя влил в себя вчерашний бедолага, кровушки которого так опрометчиво хлебнул молодой упырь – Джон почувствовал неловкость перед неизвестным посетителем, и смутное беспокойство охватило его – он никого не ждал сегодня, иначе не позволил бы себе так расслабиться накануне.

–  Проводи господина в гостиную, а мне кувшин воды. – Распорядился милорд. Поднялся, нашарил вслепую домашние туфли, вылил на голову кувшин холодной воды, наскоро растёрся мокрым полотенцем, пригладил щёткой влажные волосы, что должно было привести страдальца в божеский вид, облачился в бархатный халат, прокашлялся, глянул на себя в зеркало, передёрнулся от увиденного там зрелища.

И вот, наконец, лорд Дуглас собственной персоной  возник в дверях столовой, исполнявшей в этой небольшой квартирке почётную роль также и  гостиной, куда был препровождён тем временем его загадочный визитёр.
Визитёр сей знаком Дугласу не был, а несколько экзотический вид господина не давал ни малейших шансов сообразить, кто он такой, и что ему может быть нужно.

–  Это Вы хотели меня видеть? – Джон хмыкнул, тут же отметив про себя явную абсурдность вопроса, ибо никого другого в комнате не наблюдалось, и некоторую резкость тона, но тут же постарался смягчить впечатление:

–   С кем имею честь… и чем могу быть Вам полезен?

Отредактировано Джон Дуглас (16.04.2017 06:24:38)

+1

3

http://s7.uploads.ru/t/sWFM7.png

Сатьяджит Сивапити, (оборотень-гигантский орангутан, в 1849 году - 238 лет)
Родом из Индии. С начала XIX в. служит роду Воронов. Порученец по самым разным делам. Сильный маг: потомственный индийский шаман и навыки европейской магии. В совершенстве владеет приемами Ади-хай пидутам, Гатка, Каларипаятту и Кушти. Мастер скрытности. Красавец-мерзавец и любимец женщин.

  Напольные часы красного дерева мерно отзванивают пять утра и едва слышное похрапывание, раздававшееся в комнате всю ночь, стихает. Неизмеримо длинная рука, покрытая рыжей, чуть курчавой шерстью, протягивается из-за тяжелого бархатного кроватного полога и отодвигает его в сторону. Звериное обличье сползает с Сатьяджита постепенно, вместе с отступающим сном. До ванной комнаты, где с вечера приготовлена ледяная ванна, ковыляет лениво почесывающийся орангутан, а обратно, утираясь чистым куском ткани, - мягко ступает высокий индус, с кожей цвета золотой бронзы. Хна и кисточки - на привычном месте у окна. И опустившись на узорчатый коврик Сатьяджит на миг закрывает глаза, отбрасывая все лишнее. Сегодня ему наконец-то представится возможность послужить Маха-сагибу, ибо вчера он получил первое серьезное задание. Долгие годы обучения миновали. Крылья тонкого носа чуть трепещут от сдерживаемого возбуждения -  Сивапити не подведет своего спасителя. Кисточка порхает над золотистой кожей, губы шепчут заклинания - сегодня ему понадобиться вся возможная удача. Короткая заминка на пороге гардеробной - что если выбранный наряд все же слишком экзотичен? Белозубая улыбка зеркалу - тем сильнее будет шок и меньше сопротивление.

  Дорога до частного особняка на Доути Мьюс скрашивается встречей со стайкой милых барышень, внимание коих экзотический облик Сатьяджита привлекает, а его манеры, обхождение и чистейшая речь (Маха-сагиб сам ставил произношение) - очаровывают. Времени у индуса покуда в достатке, да и клиент, по имеющейся информации, вовсе не склонен к ранним пробуждениям. Полчаса спустя оборотень раскланивается с хихикающими барышнями и без дальнейших приключений добирается до гарсоньерки сэра Дугласа.

  Знал бы Сатьяджит, что ждать пробуждения лорда ему придется битый час, да еще в крошечной прихожей - право слово, задержался бы рядом с милыми барышнями еще на полчасика. Индус невозмутимо взглядывает на серебряный бригет. Два раза по полчасика, ага. Приглашение пройти в гостиную Сивапити воспринимает с прежней невозмутимостью. Аккуратно ставит саквояж на журнальный столик и сдержанно кланяется изрядно помятому молодому вампиру в халате.

- Сатьяджит Сивапити, камердинер и дворецкий, - обаятельнейшая улыбка призвана ослепить собеседника. - Вот мои рекомендации, - средних размеров пачка писем вручается встрепанному лорду. - Когда прикажете приступать к работе, сэр Дуглас?

+2

4

«Ну и имечко! Просто специальный тест для определения степени опьянения».

- Чей, вы камердинер? Эскьюзе муа, я не расслышал? – вежливо переспросил  Джон, отступая на шаг от мощной фигуры необычного посетителя.  И, вместо того чтобы взять предложенную пачку бумаг, непроизвольно спрятал руки за спину. «Неужели я вчера так надрался, что ничего не помню?» 
- Вы уверены, - уточнил он, - что именно я должен обеспечить вас работой, а не ваш хозяин?

Неужели вчера вечером Дуглас пообещал кому-то… что-то?  Когда успел?
Или кто-то из друзей решил подшутить? Но кто? Вчера все упились в хлам. Джон точно помнил, что был самым трезвым из всей их компании. Ну, пока помнил что-то.  А если так, то его друзьям сейчас не до шуток, как и самому Джону.

А может это сестрица решила над ним подшутить?  Хотя…  Нет, сестрице тоже сейчас не до него. Сестрица же на днях отправилась путешествовать.  Инкогнито, как обычно, в компании таких же, как она слегка экзальтированных девиц … эммм… разного возраста. Интересно, могла ли Бесс вся в предотъездных хлопотах вспомнить о дорогом братце и устроить ему на прощание подлянку?

Или это явление – происки одной из многочисленных тётушек, желающих, во что бы то ни стало, наставить обормота-племянника на путь истинный? Он терялся в догадках. Впрочем, то что визитёр очевидно не принадлежал к человеческой расе, изрядно сокращало круг вероятных подозреваемых.  Отпадали все, номинально числящиеся роднёй, представительницы древних и благородных людских родов.  Тогда это, скорее всего, тётя Агата.  Это она главная поборница трезвого образа жизни. И это её очередной муженёк служил в колониях и недавно прислал ей оттуда целый штат туземной прислуги? Неет, исключено. Та туземная прислуга связать двух слов по-английски не может. 

Он так углубился в вычисления источника проблемы, что несколько отвлёкся от самой проблемы. Тем более, что изрядно проспиртованные накануне мозги с возмущением отвергали самые попытки принудить их к работе.

+1

5

http://s7.uploads.ru/t/sWFM7.png

Сатьяджит Сивапити, (оборотень-гигантский орангутан, в 1849 году - 238 лет)
Родом из Индии. С начала XIX в. служит роду Воронов. Порученец по самым разным делам. Сильный маг: потомственный индийский шаман и навыки европейской магии. В совершенстве владеет приемами Ади-хай пидутам, Гатка, Каларипаятту и Кушти. Мастер скрытности. Красавец-мерзавец и любимец женщин.

Для человека, путешествующего исключительно за счет своего хитроумия,
газета была ценным сокровищем. Засунь ее в рубашку — она будет греть.
Ею можно разжечь огонь. Для особо разборчивых и утонченных она могла
заменить дневной запас щавеля, лопуха или других растений с широкими листьями.
Ну и, в крайнем случае, ее можно читать. ©

    Разумеется Сатьяджит не рассчитывал, что все будет легко и просто, да еще и сразу. Отвергнутые помятым лордом рекомендации прячутся обратно, а на лице рисуется легкая растерянность, пополам с удивлением. И вместо рекомендаций несчастному лорду протягивается утренний номер "Таймс", развернутый на странице объявлений.

— Разве это не Ваше объявление и не Ваш адрес, сэр? — в голосе столь искреннее изумление, словно бы не он сам, собственной персоной, отправлял накануне мальчишку с поручением в редакцию. Сначала была мысль отпечатать один номер, благо возможности имелись, однако потом оборотень эту идею отверг. Вероятность, что сэр Джон прочтет утром настоящий выпуск хоть и была призрачна и ничтожна, однако же так рисковать смысла не было. А отбить атаки потенциальных конкурентов орангу труда не составит. — Вот здесь, — смилостивившись над похмельным вампиром, Сатьяджит кончиком ногтя обозначает местонахождение означенного объявления на странице. После чего устремляет кристально-честный взгляд упырю в глаза. Во взлохмоченной голове уже должны рождаться смутные воспоминания последнего вечера, основную часть которого, это Сивапити знает абсолютно точно, составляли неумеренные возлияния. Впрочем и не знай он этого, сейчас догадался бы, причем даже не имея чрезвычайно чуткого носа.

— Мне кажется, Вам стоило бы присесть, сэр, — деликатное прикосновение к локтю. — Вы выглядите... усталым, — снежный блеск зубов призван ослепить и тем окончательно дезориентировать жертву, то есть, тьфу, нового хозяина, который почти без сопротивления усаживается в кресло. Вручив таки вампиру уже несколько потрепавшуюся газету, индус деловито устремляется к собственному саквояжу — пришла пора приводить клиента в чувства. А то он еще потом забудет, что нанял Сатьяджита и придется опять разыгрывать все с начала. Не то чтобы это было так уж трудно, но зачем плодить сложности, если можно этого избежать. Несколько флакончиков выстраиваются на журнальном столике. Плотно притертые пробки поддаются неохотно и высокая мензурка, в которую капаются в разных пропорциях жидкости разной степени вонючести, наполняется до середины и вручается Джону Дугласу с немалой торжественностью.

— Думаю, Вам стоит это выпить, — смуглое лицо ничем не выдает нетерпения. — После чего Вы сможете в полной мере осознать, что лучшего нелюдя на эту должность Вам не сыскать.

+1

6

...он стоял на пороге вечности. Уже целую вечность стоял...(цы)

Помятый лорд уставился на номер Таймс так, словно  из свежих газет по утрам на него выпрыгивают кобры. Чей адрес? Какое объявление?! Какие кошмарные планы!
Предприняв попытку вспомнить хоть что-то, Джон почувствовал себя так, словно с него заживо дерут кожу. Причём начали – сволочи – с затылка.

Слова «ваше объявление» странным образом преломились в его бедной головушке в «объявление О ВАС».  Тааак. «Вчера… Что там было вчера?» Он продал кому-то мост  Чизуик, купил Хэмптон Корт – или наоборот –  и  его разыскивает полиция? «Охх, как не кстати…» Ведь после его последней выходки в Челси, он клятвенно обещал знакомому упырю из Скотланд-Ярда, который его отмазывал, и замял историю,  сидеть тихо, как мышь в головке сыра, по крайней мере ближайший месяц…  При воспоминании о сыре внезапно подкатил такой острый приступ тошноты, что лицо злополучного денди покрыла селадоновая бледность, и сам он стал похож на французский сыр  Baiser d'un ange.

А этот чей-то-там  –  он так и не понял, чей  –  дворецкий продолжал настойчиво совать Дугласу в самый нос проклятую газету. И то ли от того, что текст прыгал и невыносимо рябил перед глазами, то ли от густого запаха типографской краски, или – что там сказал странный незнакомец? -  «сэр устал», но вампиру стало так плохо, что он почти осел в любезно подставленное кресло.

Газетенка ложится на стол, Джон совершенно не в состоянии сейчас прочесть мелкий шрифт, которым объявления печатают,  даже крупные заголовки воспринимаются с трудом.  Брезгливо морщась, как кот, которому подсунули овсянку без сливок, от страниц с объявлениями он стал лениво и мимодумно перелистывать листы к началу. Ну, что там пишут?

«Очередной утопленник выловлен в Темзе –  тоже мне новость!» В подвале запоздалые письма Ледрю-Роллена или закрытие «Neue Rheinische Zeitung».
Тааак, опять беспорядки в Вюртемберге, странно, что эта тема выползла чуть ли не на первую полосу –  за почти два года вся эта заварушка успела порядком поднадоесть публике  – Джон завёл бы глаза к потолку от возмущения бессовестными писаками.  Если бы мог. Как же глаза-то болят, и ведь вместе со всем содержимым черепушки. Нет, он точно убьет этого пьяницу и мерзавца Уотли… или Хелти… или… ну, да ладно, без разницы. Он убил бы этого Хелти-Скелти, если бы тот не  уплыл вчера …ммм… изучать особенности лондонских морских портов и эстуарий Темзы в целом.

А на первой полосе  «Большой резонанс в среде британских промышленников и бизнесменов».  Хмм, Society of Arts какую-то выставку затеяли  … Брррр…

«Ну, какие  новости могут быть важнее отъезда Бесс!»  - Дуглас с отвращением отодвинул печатное издание подальше от себя.  Лучше всего было бы закинуть его куда-нибудь на большое старинное бюро - туда, где уже грустили разрозненные выпуски Панча в компании початой бутылки с оленьей головой на этикетке, засохшего сандвича и неразрезанной книги стихов Саути. Но общее состояние организма не позволяло и мысли допустить о каких-то резких жестах.

Нет, лучше умереть, чем пошевелить лишний раз конечностью, не говоря уже о голове. «Вот интересно –  может ли считаться конечностью голова?», а ещё он подумал, - «хватит ли остатков виски, чтобы решить его проблему?» – и бутылка как бы намекала, -  «Пер ме си ва … версо ле верита», но как это проверить, не вставая с кресла, - «вот в чём вопрос. А не то, что возомнили некоторые тут…»

От таких глубоких мыслей Джона отвлек мягкий голос гостя – Джон совсем забыл о нём за изучением прессы и вздрогнул от неожиданности, и даже  такого незначительного движения хватило, чтобы в мозг впились тысячи раскалённых гвоздей. «Гость сказал, - “стоит выпить”. И сколько стоит?», а ещё он успел подумать, - « …….…»*.
Предложенная склянка с крайне подозрительным содержимым была встречена философски замечанием:

- Надеюсь, это покрепче, чем цикута, - и действительно, простым-то ядом кровососа не возьмёшь, - Вас прислали меня отравить? – голос прозвучал хрипловато, но совершенно спокойно.
В глазах на мгновение мелькнуло сумасшедшее бесшабашное веселье, - «чем чёрт ни шутит!» И жидкая гадость проглочена единым духом.
Молодой вампир даже не поморщился и выжидательно уставился на своего предполагаемого убийцу.

Часы на камине тикали сухо и громко в повисшей тишине. Время шло, а Дуглас не ощущал никаких привычных признаков отравления. Даже как будто полегчало.  По крайней мере, в голове чувствительно прояснилось.

- И что это было? – Нарушил лорд затянувшееся молчание.



* /удалено цензурой, как нецензурное/

Отредактировано Джон Дуглас (16.04.2017 06:35:13)

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [07.09.1849] Это Вы давали объявление, сэр? ©