КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [Май 1971] Маленьких опасностей остерегайся сильнее, чем больших ©


[Май 1971] Маленьких опасностей остерегайся сильнее, чем больших ©

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: май 1971 года

Место: США, штат Калифорния, округ Сан-Франциско, недалеко от Хейт-Эшбери

Действующие лица: бродячая эльфийка Регинлейв, не менее бродячая цирковая труппа (НПС).

Описание ситуации: Путешествуя по свету узнаешь много нового, знакомишься с интересными людьми. (Чингиз-Хан)

Дополнительно:
Олег безумно удивился,
Когда к нему пришел енот.
Енот был удивлен не меньше:
В его норе сидел Олег. ©

+1

2

Вот уж больше года жила юная и немного взбалмашная особа чистейших эльфийских кровей, именуемая Регинлейв, в коммуне хиппи. Процесс вписывания в человеческое общество шел то шатко, то валко. Английский язык с американским акцентом пал под ее напором и ныне она мучила группку французов, что кучковалась в одной из просторных и полупустых квартир. К запаху сигаретного и прочих дымов гордая дочь Фрэвардина уже давно привыкла. Она ко многому привыкла за почти три года своих странных странствий. Люди оказались не такими страшными, как рассказывали в общинах, а нелюди ей встречались редко и, как правило, были слишком заняты своими делами, чтобы обращать на нее внимание. Тоска, свернувшаяся в сердце кусачей змейкой, эльфийку почти не мучила. Жадный до знаний ум морской губкой впитывал любую информацию и на тоску просто не оставалось времени.

   Накаленный на солнце асфальт обжигает босые ступни и Регнилйв начинает подумывать о том, что наверно стоит надеть плетеные сандалии, сейчас зажатые в руке. И продолжает ступать необутыми ножками по горячей дороге, едва заметно морщась. В конце концов должны же быть в жизни трудности! Вот и на пути к стоянке бродячего цирка эльфийка была твердо намерена организовать себе хоть какое-то их подобие. Цирк был чем-то новым, неизведанным, он искрился на горизонте волшебным миражом и это сокровище не могло попасть ей в руки просто так. Только трое из Хейт-Эшбери тоже собирались посетить первое представление, но и они планировали не сильно напрягаясь доехать до места на машине. Регинлейв щурится, вглядываясь в раскаленное небо Калифорнии. Морщит чуть облупившийся на жарком солнышке носик и улыбается своим мыслям. Ничего эти короткоживущие не понимают. Редкие автомобили периодически притормаживают рядом с девушкой, чья выгоревшая на солнце копна светлых волос сейчас горит истинным золотом. Она улыбается и машет рукой водителям, чтобы проезжали дальше. Бусинки в браслетах на руках и ногах, в нитках, вплетенных в волосы и в вышивке рубашки тихо перезвякивают.

  Цирк ослепляет, сбивает с толку. Вихрем самых разных запахов кружит светловолосую головку и глушит спрятанные прической острые ушки какофонией звуков. И неприятной неожиданностью среди всего этого шума и блеска - чья-то рука на коленке. В коммуне эльфийку уже давно никто и не помышлял трогать, зная о ее "фобии" на прикосновения. Да и были у Регинлейв подозрения, что почти все тамошние обитатели считают ее почти ребенком. Так что в первые мгновения она несколько растерялась, искоса изучая мужчину, что сидел справа от нее. Не слишком крупный, так что скинуть его на арену большого труда не составит. Но действие сие привлечет излишнее внимание. Да любой имеющийся в ее арсенале прием - привлечет. А значит нужно попробовать тихо уйти. Одним текучим движением выскальзывает эльфийка из нежелательных объятий и устремляется к выходу...

  ...Прячась за цветастой занавесочкой, Регинлейв наблюдает, как нетрезвая компания все же удаляется от фургона и мысленно ругается на трех языках сразу - родном, английском и французском. Кто бы мог предположить, что прицепившийся к ней мужик не один. А еще кому-то следовало думать, прежде чем лезть в первый подвернувшийся фургон. И уж дважды надо было думать перед тем, как захлопывать за собой кем-то приоткрытую дверь. Эльфийка мечется из угла в угол, спотыкаясь об наредкость низенькую мебель и клянет свою везучесть на чем свет стоит. Окошки такие крошечные, что она рискует застрять в весьма пикантном положении. Нет уж, когда хозяин объявится - "Где его черти носят?!" - ей следует быть во всеоружии. Если бы у нее еще это оружие было! Короткий взгляд на посудный ящик. Нет, все не настолько плохо, чтобы хвататься за ножи. Она просто все объяснит и ей поверят. Регинлейв тихонько всхлипнула и потянула носом, заранее тренируя жалобное выражение лица. Расположенное странно низко зеркало показало ей, что с выражением все в порядке. Остается только ждать. Разместившись на трехногом табурете, юная эльфийка обняла коленки и вздохнула. Давно с ней такого не случалось, расслабилась. Но где все же носит хозяина фургончика?! О том, что он артист и представление еще не закончено - дочь Дану за своими бедами благополучно забыла.

+1

3

http://s4.uploads.ru/t/q5wKU.jpg

Ханни, Банни и др. , оборотни-еноты, от 35 до 500 лет,
в людском обличье - лилипуты.
Потомственные циркачи.
Специализация - клоуны, акробаты, фокусники.
Работают на арене, как в человеческой, так и в звериной форме.
В труппе от семи до двенадцати оборотней.
Заключают контракты с разными бродячими цирками.
Путешествуют по всему миру.

-  ...и пьесу эту мы не ставили сто лет! - тонкий пронзительный голосок разносился по окрестностям, - Тут все свой текст позабыли, а виновата одна я...

- Лет пять... - отвечал чуть ворчливый фальцет, - ...и никто тебя не винит, беби...

Две низкорослые фигурки быстрым шагом семенили в направлении фургона, самого дальнего от шатра Шапито. Острые каблучки "беби" рассержено процокали по доскам настила возле передвижной конюшни.

- Дааа?! А что ты мне сказал в антракте? Мммм? И я тебе не "беби"... и вообще, ты знаешь - я не могу полноценно играть в полнолуние! - в голоске стали явно проскальзывать визгливые нотки.

- Ну, Ханни, ну что я такого сказал... и полнолуние было неделю назад.

- Аааа, "что такого"?... Вот! Опять! Значит, по-твоему, я лгу-у-у! И после этого... - но тут они добрались до фургона, и разобиженная Ханни первая взбежала по лесенке и задёргала дверную ручку, - ... и ты опять захлопнул дверь! Ты специально, изверг, ты же знаешь, что в трико мне некуда класть ключи...

"Изверг" уже не возражал, хотя всего только вчера, она орала на него за то, что он оставил дверь не запертой, и у них непременно украдут все костюмы и запас сгущенного молока и арахисового масла. Он сосредоточенно рылся в карманах широченных клоунских штанов. Наконец, в пятом по счёту кармане, погребённые под дюжиной фантиков от шоколадок, двумя неработающими зажигалками (не выбрасываем - их ещё можно починить), куском бечёвки и скомканным клетчатым носовым платком  ключи обнаружились.  Замо́к был благополучно открыт, дверь распахнулась - лунный свет на минутку проник внутрь фургона, придав всем вещам нереальные оттенки и очертания - и парочка лилипутов чуть не ввалилась в помещение. Потому что Ханни очень спешила и постаралась оттолкнуть своего - безымянного пока ("изверг" не в счёт) - спутника.

- Всё, я не могу ждать не секунды, и достань мне печенье, - заявила она и начала поспешно срывать с себя одежду, расшвыривая её куда ни попадя.
Оставшись в чём мать родила, крошка повалилась на плетёный коврик и... внезапно контуры её тела пошли волнами, она стала обрастать шерстью, и через несколько минут вместо изящной лилипутки на коврике обнаружился довольно крупный енот. Спутник скандального существа ничуть не удивился происшедшей метаморфозе, а со стоическим терпением принялся собирать разлетевшиеся по всему фургону одёжки подруги, ворча себе под нос что-то вроде:

- Где я возьму тебе печенье, ты вчера ночью последнее доела, и как в тебя влезает... И какого Багги забыл у нас свой плащ, будет потом...

Что потом будет делать Багги навек осталось тайной, ибо при попытке ухватить край небесно-голубого, расшитого блёстками плаща, плащ сей вдруг шевельнулся и уставился на изумлённого ворчуна не менее изумлёнными глазами. И оказался к тому же совсем не плащём - как вообще можно было так обознаться! 
Маленький клоун в ужасе заорал и пулей вылетел из фургона, следом за ним, подскочив с перепугу ярда на три и чуть не впечатавшись в потолок, сиганул в дверь и енот.

Но убежать далеко беднягам не пришлось.

+1

4

Конюх тупо уставился на песика. - Это ты сказал? - спросил он.
- Конечно нет, - ответил песик. - Собаки не умеют разговаривать. Ты что, совсем тупой?©

    Пронзительные голоса ворвались в мирный и тихий сон Регинлейв совершенно не вовремя. Недовольно шевельнувшись на низеньком табурете, она вздохнула, пытаясь вернуться к чему-то стремительно ускользавшему, но несомненно замечательному. Что-то было там про прищепки и чьи-то излишне длинные носы в чужих делах. Но голоса все не стихали, напротив, становились громче. И чего этим супругам Взжимским неймется опять, а? Эльфийка смирилась с тем, что спокойно досмотреть сон ей не дадут и распахнула глаза, уже готовясь произнести гневную тираду, но тут же прикусила язычок, ибо зрелище ее очам открылось... своеобразное.

    Вошедшие карлики ее решительно не заметили (что, впрочем, совершенно неудивительно, учитывая некоторую захламленность фургончика и почти полное отсутствие освещения) и продолжили свои бьющие по нежным ушкам препирательства. И ладно бы они только препирались, так ведь нет! Повторно потерявшая дар речи эльфийка даже отвернуться толком не успела, потому что едва небрежно сдираемые и расшвыриваемые одежки упали на выцветший ковер, устилавший пол фургончика, как шумная лилипутка взялась преображаться самым радикальным образом. Нет, Регинлейв слышала об оборотнях. И даже с несколькими встречалась. Но вот застать оборот вживую ей пока не доводилось. И сейчас она порадовалась этому обстоятельству. И пожалела, что нырнула именно сюда. А потому, когда второй лилипут начал дергать ее за подол, а потом, встретившись с нею глазами, заорал как резаный, она тоже заорала. От неожиданности, от всего вот этого. И еще подумалось, что может там снаружи что-то случилось, потому что и лилипут, и пушистый енот, оба рванули на выход, только пятки сверкнули. И юная эльфийка замерла в ожидании ужасного...

    Оцепенения ее хватило на пару минут. После чего мысль снова заработала сразу в нескольких направлениях. Шум снаружи был, но не такой, какой должен бы быть, когда идет бой с каким-то монстром. Скорее там продолжалась примерно та же болтовня, разве что на несколько тонов громче. И пока тонкие голоса звенели, Регинлейв успела вспомнить, что на афишах значилась добрая дюжина лилипутов. И примерно столько же енотов. Так, это получается она их секрет открыла? И чем ей это грозит? Даже ее богатое до чрезвычайности воображение наотрез отказалось показывать сцену расправы то ли лилипутов, то ли енотов над юной и несомненно прекрасной дщерью Дану. Возможно и зря. В конце-концов вряд ли эти оборотни сумели оказаться совсем уж в стороне от войн прошлого. Еще одна загадка, над которой, будь она старше и умудреннее, Регинлейв непременно задумалась бы — каким таким образом все нелюди друг о друге знали, периодически довольно кроваво воевали, но при этом умудрялись оставаться совершенно незаметными для людей. Так, отголоски легенд, не более, вызывающие лишь насмешку у всех знакомых ей короткоживущих. Вот хоть только что разыгравшуюся сцену взять — окажись на ее месте обычная девчонка из города — визгу было бы. И к закату вся округа бы уже слышала о ужасных чудищах. Эльфийка вздохнула — ее мысли занимало совершенно другое. И потому вошедший — какой-то еще лилипут — был с порога огорошен вопросом, заданным на чистейшем голубом глазу. И плевать, что глаза серые.

— А платят вам как — в двойном размере, как за лилипутов и как за енотов, или же напротив, экономят и платят за оба облика лишь один раз? — и ресничками пушистыми еще хлопнуть этак наивно. Что, правда, сейчас действует не так эффективно, как обычно, учитывая разницу в росте между не очень обрадованным ее появлением лилипутом и уже вставшей с табуреточки Регинлейв. Но она старалась.

Отредактировано Регинлейв (28.09.2016 03:16:54)

+1

5

http://s3.uploads.ru/t/Hsf0Z.jpg

Бруно Кавалли, оборотень-енот, примерно 270 лет
В людском обличье рост  4 фута 7 дюймов (1,397 м).
Постановщик трюков, клоун, акробат, эквилибрист и жонглер.
Шаман, полиглот, самый ответственный и приспособленный,
а потому главный в труппе енотов-лилипутов.


...она на проволке плясала,
махала белою ногой,
и кавалеров страсть бросала
к ногам циркачки молодой...(цы)

… что ж за невезуха такая!  Всяко случается, но две сбежавшие Белоснежки за один  месяц – это явный перебор.  И если от умницы-красавицы-примадонны,  дуры первостатейной, всегда можно было ждать какого-нибудь  финта, и Бруно даже не удивился, когда четыре недели назад она разорвала контракт с их цирком, швырнув директору в лицо чек на оплату неустойки, и укатила в Голливуд с этим пройдохой Пелаччо; то от Лулу, потомственной циркачки «рождённой в опилках» он никак не ожидал такой подставы. Главное, она же сама предложила заменить эту новоиспечённую кинозвездульку  во всех номерах, потому что понимала, что ни в этой дыре  Брентвуде, ни в Аламо, ни даже в Хейт-уорде им не найти никого подходящего. 
О, она  отлично понимала  –  не могла не понимать  –  что теперь весь репертуар держится на ней, что её уход ставит всю труппу в ужасное положение.

Как, как она могла сбежать! И с кем? Неужели с этим долговязым клерком из адвокатской конторы, что таскался за ними от самого Фриско, на каждом представлении садился в первый ряд, пожирал акробатку глазами и швырялся в неё букетами?  И как он, Бруно, мог пропустить симптомы надвигающегося сумасшествия? Ничем другим, как только полной потерей рассудка, объяснить поступок циркачки было совершенно невозможно.  Чувства и страсти роковые бывают в кино, а не в жизни. Ну откуда, помилуйте,  у рассудительной девушки, каковой не без оснований считали Лулу все, кто знал её достаточно близко, взялась вдруг какая-то  там «неземная любовь»?!
Или что она там нацарапала в той дурацкой записке? 
И теперь Бруно может бить себя по лбу … чем-нибудь,  или нацепить парик и ходули, что  Бенвенуто Алегри-Скварчалуппи  предложил ему сегодня утром, когда собственно и обнаружилась пропажа Лулу.

Сам итальянец с такого горя немедленно напился, бросив Бруно выруливать одного. И Бруно вырулил. На сегодня, ага. Вспомнил сам и заставил своих ребятишек в темпе вспомнить старую пьеску, рассчитанную исключительно на их лилипутский состав. Уговорил фокусника Багги изобразить укротителя енотов –  благо от «укротителя» не требовалось ничего особенного, только принимать  красивые позы и раскланиваться – Багги любезно согласился, но  потом Бруно ещё не раз пожалеет  об этом, ибо неведомо какую любезность старый лис потребует от него взамен.

И всё равно представление вышло так себе. Ни тебе воздушной акробатки-канатаходки, ни наездницы на лихом скакуне – скакун, брошенный хозяйкой, стоял понурившись на конюшне и страдал не меньше Бруно. И Гвоздя Программы, столь обожаемой публикой маленьких американских городков  «Белоснежки и семи гномов», тоже не было. Излишне говорить, что и воздушной акробаткой, и лихой наездницей, а последние четыре недели и прелестной Белоснежкой должна была быть всё та же ветреная Лулу. 

Погруженный в свои невесёлые мысли Бруно брёл от шатра шапито в сторону фургончиков. Завтра предстоял тяжелый день, над их пьеской публика конечно посмеялась, но завтра нужно предложить что-то другое. И послезавтра тоже. В этом городишке они обязаны дать ещё три представления. Ну почему эта мерзавка Лулу не могла потерпеть ещё хотя бы три дня!  И мысли несчастного оборотня понеслись было по кругу, словно цирковая лошадь, как внезапно их бег ретивый был оборван жутким душераздирающим воплем из ближайшего фургончика.
Оборотень ломанулся на звук – какой там ещё сюрпризец на его голову?  И тут же дверь распахнулась, и оттуда выпрыгнул и  чуть не сбил с ног орущий благим матом Банни, а следом  налетел настоящий ураган. 

Да,  Ханни умела одинаково пронзительно верещать в любом из двух обликов и, кстати сказать, одинаково же бестолково. Бруно так и подмывало дать ей хорошего пинка, но он с большим трудом сдержался.  Сперва аккуратно оторвал от одежды вцепившуюся  как клещ  Ханни, потом основательно тряхнул клоуна за плечи, чтобы тот начал изъясняться членораздельно. Но из снабженного обильной жестикуляцией рассказа удалось понять только, что в фургоне кто-то есть. В существование всех перечисленных Банни монстров Бруно не верил. Ну, почти.

Продемонстрировать страх, значило уронить и навсегда потерять всякий авторитет, и хочешь не хочешь, а пришлось  соорудить на лице высокомерно-скептическое выражение,  и со словами – «Как дети малые, чесслово!» - лезть в тёмный фургон. Да, конечно, еноты – животные ночные, но всё же…

* * *
… Монстр оказался девушкой.  Совершенно незнакомой высокой  блондинкой. Бруно подозрительно смерил блондинку взглядом  и осмотрел помещение на предмет других посторонних.  И никого не обнаружил.  Странно, ну не могли же его друзья ТАК испугаться одной простой девчонки.  Или могли?  Эта мысль показалась столь занимательной, что он не сразу понял, что ему задан вопрос.

–  Нам платят по ставке, за номер,  –  на каком-то автопилоте ответил оборотень, и только потом осознал, о чём собственно она его спросила. Осознал, и покрылся холодным потом.
Откуда девчонка могла узнать? Что она видела? Кто она? И что с ней делать  прикажете? Радушно предложить чаю, подсыпать наркотик отшибающий память, или…  Или что?
Бруно постарался взять себя в руки и продолжил светскую беседу:
– С какой целью интересуетесь? – он натянуто улыбнулся, - Синьорина ищет высокооплачиваемую работу?

Отредактировано Джон Дуглас (30.09.2016 19:32:35)

+1

6

Работа мне нравится. Она меня зачаровывает. Я способен сидеть и смотреть на нее часами.©

   
    Будь Регинлейв постарше да по-опытнее, она, быть может, остереглась бы задавать маленькому человеку... То есть нелюдю, конечно, подобные вопросы. Да ещё с порога. Но юность свято верит в собственное бессмертие, и беглая дочь Фрэвардина не была в этом плане исключением. Но все же и она кое-чему успела научиться. Не делать резких движений при встрече с оборотнями, например. А потому она очень аккуратно включила наконец-то свет — теперь, когда стало видно, кто живет в этом фургоне, выключатель нашелся легко и просто. Там, где и положено, просто чуть ниже. И одним текучим движением села на ковер, рассудив, что нависать над и без того раздраженным собеседником не стоит. Удирать давно расхотелось, а вот когда ей предоставится новый случай ознакомится с жизнью цирка изнутри — одним богам ведомо.

— За номер... разумно, — как будто она что-то в этом понимает! Нет, разумеется, за прошедшее со дня побега время Регинлейв успела вникнуть в основы человеческого товарообмена, не зря же вопрос задавала. От чуткого слуха юной охотницы не укрылась напряжение в голосе маленького нелюдя. Вот с лицом было немного сложнее, плотный грим хорошо прятал эмоции, но что-то такое и в лице читалось неуловимое, отчего наверно все же следовало бы удирать, сверкая аккуратными белыми пяточками. Но эльфийка осталась сидеть, задумчиво перебирая пальчиками светлые пряди с позвякивающими бусинками в них. И, будто бы небрежно и не думая совершенно о том, что делает, заправила локоны за острое ушко, открывая его, ушко то бишь, на всеобщее обозрение.

— Высокооплачиваемую работу... Скорее — интересную. А у вас тут довольно занимательно, — и взгляд в глаза прямой. За три года эльфийка отучилась быть небрежной в жестах и характерными эльфийскими ушами светила крайне редко. Не то чтобы она не знала, как отвечать, в случае чего. "Атавизм" стал одним из первых выученных ею слов. Но с нелюдями история совершенно другая. И хотя далеко не все они сталкивались с эльфами до встречи с Регинлейв, но слышать, так или иначе — тут исключений не было — слышали. Порой детей Богини выдавали даже не уши, но та хрупкая, хрустальная красота, какой больше никто из живущих в подлунном мире не обладал. И охотнице приходилось стараться, наводя маскировку, скрывающую хотя бы часть. С помощью краски ли, каковую человеческие женщины, обманывая себя, использовали для того чтобы якобы стать красивее, а эльфийка вполне честно — чтобы чуточку приглушить природное сияние. Прической ли, что не давала светлым волосам струится волной. Одеждой ли, что прятала изящную фигурку. Но нынче она забыла о краске, рассудив, что смотреть будут не на нее. Хотя полумрак, что тусклые лампочки не столько рассеивали, сколько подчеркивали, должен был скрадывать многое. Так что с ухом — оно надежнее.

Отредактировано Регинлейв (26.10.2016 02:42:57)

+1

7


БРУНО КАВАЛЛИ
оборотень-енот


Девушка щёлкнула выключателем, тусклый желтый свет залил окружающий бедлам. Даже неудобно как-то стало перед девушкой за своих сородичей. На одну секундочку стало неудобно, но при мысли о них злость вспыхнула гораздо ярче дурацких лампочек - какого лесного демона они умудрились не заметить в собственном жилище не мелкую такую девицу? И устроили перед ней представление с разоблачением, ммм? Но им он потом хвосты накрутит... или вообще оторвёт нахрен.
А сейчас у него на повестке дня... то есть, уже ночи, стоят ребром вопросы с незваной гостьей. Да, вопрос "кто виноват?" подождёт до утра, а вот - "что делать?" Мысли немного путались, не от усталости и злости, что-то мешало, скребло его подсознание тонкими коготками. Был какой-то диссонанс в облике девушки - на первый взгляд, обыкновенной хиппи, если судить по платью и побрякушкам в волосах - какое-то неуловимое несоответствие и, вместе с тем, что-то до боли знакомое. Вот, волосы её - что-то с ними не так, и где-то он же видел такие. Давно. У пары знакомых... парней. Ага. Такие волосы, такую же нереально грациозную пластику. Такие же сияющие небесным светом глаза - лицо мягко опустившейся на не слишком чистый ковёр девушки оказалось почти вровень с его глазами - и такой же формы уши.
Почти такие. У девушки всё это было ещё нереальнее, и ушки гораздо изящнее, и пластика грациознее, и волосы на вид казались ещё более шелковистыми - хотя он никогда не трогал волос своих знакомых... ЭЛЬФОВ, да.
От облика гостьи, от осознания того, кто перед ним - а сомнений никаких не осталось - у бедного Бруно дух захватило. Не то что бы он вовсе никогда не видывал эльфов женского полу, нет, но те все были гораздо мельче и не такие красивые, и хотя видел он их очень давно, но точно помнил, что они совершенно ни в какое сравнение не шли с этой девушкой. Тёмные лесные дикарки. Тёмные во всех смыслах, себя-то Кавалли считал вполне цивилизованным, культурным и образованным оборотнем. И дремучих лесных эльфов не любил. Злобные они и не умные, впрочем, достаточно приспособленные к современной жизни, изворотливые, хитрые, жестокие. И много их слишком развелось, и каждый из них норовит сшить себе шапку меховую. Из енота. И им - сволочам - плевать, из простого зверька или из оборотня. Брррр...

А вот те его давние приятели были почти легендой. Живой легендой - снежные эльфы. Ходили слухи, что их общины обитают в самых глухих таёжных дебрях, пути к ним перекрыты страшными магическими заслонами, и только редкие эльфы, и только мужчины выходят изредка к людям.
Он даже во сне не мечтал встретить настоящую снежную эльфийку.
А тут, вполне наяву, в их стареньком, немного пыльном и таком привычном фургоне, прямо на полу, на облезлом ковре сидит настоящая живая снежная эльфийка. Даже захотелось потрогать её, чтобы убедится, что это не иллюзия, наведённая насмешником Багги. И почему-то вдруг вся облезлость обстановки стала особенно заметна в присутствии необыкновенной гостьи.
Но все эти сентиментальные и где-то даже романтичные мысли быстренько пронеслись в голове Бруно и уступили место вполне реальным и деловым соображениям. Еноту было не до сантиментов, на нём лежала тяжким грузом, а то и висела камнем на шее, ответственность за всю труппу. И как только он осознал, что девушка, сама будучи нелюдем, шума не поднимет и в полицию не побежит, мозги его заработали в совершенно определённом, конкретном направлении.

- То есть, вас всё же интересует работа, - скорее утвердительно, нежели вопросительно, произнёс Бруно.
- Хмм, а вам кто-то посоветовал обратиться именно к нам? - Мысль, что эльфийку прислала себе на замену Лулу, мелькнула, но была отброшена, как совсем уж сумасшедшая. И тут вопросы полезли из него, как голодные котята на запах сырой печенки:

- А откуда вы родом? Хотя можете не говорить. Вы тут с друзьями, или?.. ага... А какими цирковыми специальностями вы владеете? На какой гонорар рассчитываете?
А сердце его пело - "вот она, вот о-на, наша Бе-ло-снеж-ка!"

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [Май 1971] Маленьких опасностей остерегайся сильнее, чем больших ©