КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [28.10.2065] Dear players, betting time is over!


[28.10.2065] Dear players, betting time is over!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: 28.10.2065, вечер.

Место: Монте-Карло, Монако.

*

http://www.calipso-adv.ru/images/monako6.jpg

Действующие лица: Акира Окумура, Макс Браун.

Описание ситуации: спустя всего неделю общения с Максом Брауном, их с Акирой Окумура самая обычная прогулка спонтанно перенеслась с Алмазного Берега в Монако.

Дополнительно:
- Ты понимаешь, что в казино выигрывает лишь тот, кто им владеет?
- Безусловно. Крупье, повышаю ставку втрое!

Отредактировано Акира Окумура (23.08.2016 16:16:16)

+1

2

Максу безусловно нравилось проводить время с этой женщиной. Он не помнил, когда стремился выполнить задание так быстро, чтобы скорее вернуться на Алмазный Берег. И тем не менее, даже переписка в специализированных мобильных приложениях останавливалась только в перерывах на сон. Окумура была остроумна, изъяснялась изысканно, а ее тонкий юмор с мягкими, но выверенными подколами добавлял ей ещё больше обаяния.
Имев неосторожность обмолвиться о своих трепетных чувствах к азартным играм, японка тут же спровоцировала вора на спонтанную авантюру – поездку в Монте Карло.
- Давай. Ты и я, прямо сейчас. Ловим такси, заказываем билеты, доезжаем до аэропорта, пара часов и мы на месте.
Вежливый скепсис ожидаемо сменился согласием, вызвав внезапный прилив бодрости и вдохновения на поиск приключений. Акира была безусловно азартна и эта черта нравилась Максу. Его жизнь была вечной авантюрой, хорошо, что находились те, кто поддерживал такой стиль существования.
Вопрос денег не стоял остро. За годы работы Макс стал довольно зажиточным человеком, получая деньги и от высокой художественной галереи, и от воровства. Тем более, недавно он выполнил задание для мексиканцев. Тратиться можно было смело. Акира тоже в деньгах нужды не испытывала, так что они спокойно позволили себе каждый по отдельному номеру. Так же дела обстояли и с покупкой одежды. Ему в номер доставили идеально севший по фигуре смокинг, так что посмотрев на себя в зеркало, Браун вышел в коридор напевая главную тему из Джеймса Бонда.
Зато когда он увидел Акиру, то обомлел: сотканная из самых величественных и женственных образов, от фресок и картин императриц, до фотографий звезд сороковых годов. Мысли путались в голове и Браун, не страдающий обычно косноязычием, все никак не мог подобрать удачного сравнения, пока Акира не подошла ближе и верная ассоциация не зажглась в голове яркой вспышкой. Та выглядела словно сошла с картины Густава Климта, облаченная в золото, изящная, тонкая.
Улыбка проступила на губах и вор впечатлено покачал головой, предлагая даме взяться за свой локоть. Запросто ее сейчас сфотографировать – и Акира будет олицетворять собой саму суть Монте Карло в плоти и крови: золото, лоск, шик и красота, которая никого не оставит равнодушным.
- Ты выглядишь прекрасно. Что же мне теперь делать? Не отходить от тебя, чтобы тебя не похитили князья Монако? – Улыбнувшись, он сопроводил её к выходу.
В самом же казино, среди дам, шляпок, галстуков-бабочек, сшитых на заказ костюмов и вышколенных официантов с подносами, утопая в запахе вина, шампанского и смешивающихся ароматов духов и одеколона, Браун точно мог ответить, кто привлек всеобщее внимание. Однако, эффектное появление его спутницы было лишь цветочками. Можно даже сказать – бутонами цветочков.
Стоило лишь сесть за игральный стол. Когда Акира говорила, что азартна – Макс даже представить не мог себе, насколько её страсть к играм сильна на самом деле.

+1

3

Существовало несколько причин, по которым Акира за свою довольно долгую, особенно, по человеческим меркам жизнь, ни разу не одевалась в золотое. Во-первых, золотой, как и жёлтый цвета символизировали божественную власть солнца, и молодой Акире, а также её многочисленным родственникам, казалось попросту нескромным использовать эти цвета в одежде слишком часто. Во-вторых, оттенки желтого были довольно коварны для обладателей белой кожи. Так, опытным путём выяснилось, что если кожа имела желтоватый подтон, то одежда аналогичного цвета лишь усиливала её желтизну, в лучшем случае визуально добавляя несколько лет, а в худшем – давая окружающим повод для опасений, что незадачливый любитель золотых тканей имел серьезные проблемы с работой печени. С другой стороны, обладателей розового подтона кожи желтый цвет, наоборот, делал ещё более розовыми. А прослыть «поросёнком» даже в шутку не хотелось никому. К счастью, кожа Акиры не была ни желтоватой, ни розовой – она была белой, и золото лишь подчёркивало её фарфоровую белизну.
Говоря по правде, Матриарх понятия не имела, откуда такое экстравагантное платье оказалось среди её вещей. Она была абсолютно уверена, что раньше его не видела: платье, безусловно, выделялось среди её обычно монохромного и пастельного гардероба. Решение примерить его пришло спонтанно, и виноват в этом был, конечно, Макс Браун. Дух авантюризма, который её новый знакомый буквально источал и распространял во всех направлениях, передавался и Акире. Иначе было очень сложно объяснить, с какой стати благовоспитанной и даже немного чопорной японке пришло в голову нарядиться в парчовое платье фасона «русалочий хвост». Не говоря уже о том, чтобы ни с того – ни с сего взять и сорваться в княжество Монако.
- Ну… - аккуратно опустив пальцы на подставленный локоть своего кавалера, Акира слегка приподняла подол платья, пока они вместе спускались по лестнице в громадный холл казино Монте-Карло.  – Тебе же показалось хорошей идеей подарить мне это платье. Стало быть, ты должен был допустить такой вариант, что я его, и, правда, надену.
Она шла очень грациозно, держа голову  немного вскинутой и совсем не глядя под ноги. Секрет заключался в том, что когда с малолетства привыкаешь носить многослойные и тяжелые старинные кимоно, справиться с платьем, пусть и длинным, не составляло никакого труда. Уголки светлых губ слегка поползли вверх, и на секунду могло показаться, что в темных глазах японки мелькнул отблеск рубинов с её украшений.
Акира никогда не принадлежала к типу женщин, от вида которых у мужчин пропадал дар речи и путались мысли. Именно поэтому реакция Макса, которой, по-хорошему, стоило быть ожидаемой, действительно удивила её. Но понравилась, безусловно.  На какой-то момент Матриарху даже показалось хорошей идеей повторить идею с переодеванием.
Строгий дресс-код казино распространялся только на мужчин, женщинам же позволялось наряжаться  во что заблагорассудится, с оговоркой лишь на формально-вечерний стиль, которого стоило держаться. Поэтому Акира совсем не удивилась, обнаружив дам в нарядах, аналогичных её. Осмотревшись, Матриарх направилась к игральному столу, минимальная ставка на котором начиналась со ста зеуров. Макс, в самом деле, не предполагал, насколько азартной женщиной была Акира. Игра ради игры её не прельщала, поэтому столы с небольшими ставками и были так недвусмысленно проигнорированы. В Монте-Карло у Матриарха была цель: выиграть как можно больше денег за как можно меньшее количество времени.
- Шампанского, мадам? – Откуда ни возьмись, словно из-под земли, вырос официант с подносом, подзавязку заставленным фужерами с игристым вином. Акира подвинула несколько фишек в середину стола, не отводя  темного взгляда от рук крупье, облаченных в белые перчатки, и только когда тот раздал карты на первый раунд пятикарточного покера, посмотрела на стоящего рядом со столом официанта снизу вверх:
- «Сантори Ямазаки» двадцатипятилетней выдержки, будьте добры.
Опустив две выданные карты на стол рубашкой вверх, Акира смерила  опустившегося на соседний стул Макса заинтересованным взглядом, про себя отметив, что выглядит он точь-в-точь как герой «бондианы».
- Предупреждая твой вопрос: да, японский виски очень хороший, и, нет, я пью его не потому что он японский.

+1

4

С догадки о платье Макс только непонимающе тогда приподнял брови, прикидываясь ветошью. В конце концов, хоть это и не было главным, но он был уверен, что Акире пойдет такой наряд, когда бегло листал предложенный работниками отеля каталог. Тем более, это же Монте Карло. Мужчины в своих темных смокингах, служили лишь фоном для разнообразия палитры выбранных платьев их спутниц. В том, что японка сейчас выглядит эффектнее любой из женщин, Браун не сомневался ни разу.
Опустившись рядом, он отмахнулся от хоть и дорогой, но сладкой дряни шампанского, предпочитая остаться верным своей старой «пиратской» любви. Заполучив стакан с черным ромом, он бросил взгляд на спутницу. Японский виски? Звучало практически как оксюморон.
- Я нисколько не сомневаюсь в твоём выборе, my dear. – Коротко поцеловав белые пальцы, вор с легкостью отпустил их, якобы переводя взгляд на карты, на деле же, кидая насмешливое предупреждение сидящему напротив, который едва не стек со стула, лишь только увидел его золотую подругу. 
В карты Макс обычно играл по долгу «службы», когда нужно было разговорить кого-нибудь, или завоевать интерес перспективного работодателя. Мухлевал, конечно же, отлично. И запросто мог разглядеть такого же шулера, как и он сам. Но не сегодня, не в Монте Карло, не рядом с Акирой. 
Бокалы глухо чокнулись и Браун наконец  взял свои карты. Сегодня он был больше наблюдателем, чем игроком. Нет, сам процесс интересовал его, но играть по-крупному вор согласился бы всего лишь с одним оппонентом. Короткий скользящий взгляд по игрокам, чтобы оценить настроение за столом, подсказал внутреннему чутью, что можно будет и немного повысить ставку. 
И если он испытывал лишь заинтересованное спокойствие с тенью воодушевления, то рядом с ним горел бенгальский огонь так, что искры жгли кожу. При этом всем Окумура являла собой бесподобное олицетворение японской сдержанности, просто каменное изваяние Будды, умиротворенное и непоколебимое. Внешне. То и дело кидая взгляды на нее, Браун убеждался, что та буквально пышет азартом. Он светился в глазах, проступал косточками напряженной шеи, концентрировался в якобы незаметно вздымающейся груди и вырывался коротким выдохом, почти неразличимо трепещущих крыльев белого носика.   
Повезло опустить глаза в карты за секунды до того, как к нему обратился крупье и не выдать себя.
- М? Простите, какая ставка? Десять? – Фишка полетела на стол.
- Принято.

+1

5

Акира безусловно была азартна, но это, отнюдь, не делало её профессиональным игроком. Напротив, азартность мешала трезво оценивать противников и риски.  Почему нигде, кроме игры в покер, она не проявлялась и не мешала, оставалась загадкой. Но, тем не менее, играть Акире нравилось, несмотря на то, что последние несколько раундов она проигрывала.
Игроки за столом смотрели кто с сочувствием, кто насмешливо, а крупье молчал. В Монте-Карло, в отличие от Лас-Вегаса не было принято давать советы по стратегии
- Сто зеуров на следующий раунд, - беспристрастно объявила Акира, свободной рукой подвинув четыре фишки номиналом в 25 зеуров к середине стола. Другая рука была согнута в локте, и в ней Матриарх держала бокал с янтарной жидкостью на дне, выглядя точно так же непринуждённо, как и до проигрыша нескольких сотен. Посмотрев на Макса, она отрицательно качнула головой, давая понять, что отступаться не собирается.
Крупье закрыл ставки и молча раздал сначала по две закрытые карты каждому игроку, после чего на стол легли три карты номиналом вверх.
- Дама крестей, десять бубен, десять пик. Пара на столе, - прокомментировал крупье и обвел взглядом играющих, в том числе Макса и Акиру. – Желаете коллировать?
За столом ненадолго повисла тишина. Игрок справа от Акиры вскрыл карты, выбывая из игры,  и крупье с помощью специального приспособления забрал его фишки. Остальные два игрока, как и сама Акира, были намерены продолжать и удвоили начальную ставку.
- Дамы и господа, на тёрне – дама, на ривере – туз! Открываем карты.
На многозначительные ухмылки игроков Акира отвечала озадаченным взглядом, которым переводила со своих карт на карты на столе и обратно. Крупье объявлял результаты:
- Две пары у вас и у вас, господа. Мисс?
Матриарх единственная не открыла карты, и было понятно, что обращался крупье к ней.  Озадаченное выражение покинуло лицо Акиры в самый последний момент. Маленькие пальчики развернули карты номиналом вверх.
- Фуллхаус, мисс, - прокомментировал крупье, заставив остальных игроков резко развернуться в её сторону, после чего добавил. – Мои поздравления.
Лицо Акиры озарилось улыбкой, выплата у этой выигрышной комбинации была большая. Теперь, пожалуй, можно было уйти. К примеру, за другой стол.
- Пойдем за рулетку? – предложила она подавшему руку Максу, и, придерживая платье, поднялась из-за стола. – Я чувствую прилив удачи, это нельзя пропускать.

+1

6

Хорошо, что они не ставили слишком много. Решив, что выступать голосом разума и поддержкой сегодня будет разумно, Браун изо всех сил старался следить за тем, чтобы Акира не спустила за этим столом все средства, заканчивая платьем и украшениями.
- Может тебе стоит притормозить, радость моя? В казино выигрывает только казино.
Но этот бешеный бурлящий поток азарта остановить было невозможно. С одной стороны – это было очаровательно и мило, с другой – немного настораживало. Хотя, Акира не была похожа на тех игроманов, что закладывают дома, детей и детей будущих детей.  Неожиданное везение и выигрыш поразили его до глубины души. Малодушно вор помышлял о том, что его спутница сейчас разочаруется, спустив еще одну сумму денег, и тогда от стола её будет не оттащить. Но фортуна решила иначе. Она вообще любила засранца Макса, поэтому он решил, что это ему, а не Окумура повезло, что игра наконец-то закончилась.
- Где строить дамбу? Мне кажется, что река выходит из берегов. – Улыбнувшись, он предоставил даме свой локоть, сопровождая её на рулетку.
Там он, будто бы совершенно случайно обронил, как здорово было бы перекусить в местном ресторане, сделав небольшой перерыв в играх. Но тогда логично вставал вопрос резервации.  И нужно обладать достаточным обаянием и хитростью, чтобы быть в состоянии выбить столик там, где их бронируют чуть ли не за месяца. Поймав красноречивый взгляд карих глаз, Браун фыркнул с улыбкой.
- Дай мне одну минуту.
У ресторана он сделал вид, что говорит по телефону, дожидаясь пока метрдотель отвлечется на гостей, и с легкостью заглядывая в список приглашенных на вмонтированном в стол сенсоре. Одиннадцать часов. Прекрасно.
- Месье. – Выплыв перед метрдотелем, вор расплылся в самой мягкой и доброжелательной улыбке.
Весьма колоритный персонаж с моноклем и истинно французскими усами взглянул на него оценивающе и строго, после чего поправил стекляшку, и, разжав ниточку губ, с сильным французским акцентом спросил:
- Добрый вечер, месье. На какое время у вас резервация?
- На одиннадцать часов. Герцог Гарриет, из Англии. Резервация на двоих. – Показав пальцами «викторию», Макс понизил голос до шепота. – Так случилось, что сэр Гарриет задерживается. – Развел ладонью. – Англичане.
Раз уж перед ним стоит француз, то давить надо на самое больное. А что может быть лучше взрощенной чуть ли не с молоком матери ненависти к роду англичан?
- Так получилось, что я сопровождаю спутницу сэра Гарриета, он прибыла раньше. Сэр Гарриет прибудет с опозданием…где-то на час-два от назначенного времени. Если необходимо, вы можете уточнить у его секретаря. – Кивнув, Браун немного оперся на стойку, не дав метрдотелю опустить взгляд на сенсор, в поисках телефона. – Я прошу прощения за свою навязчивость, месье. Но это у вас «Carl Zeiss»? – Взгляд уцепился за монокль. -  Точно не французская марка, сейчас уже никто не работает со стеклом, но качество видно невооруженным глазом.
- Все верно. – Удивился тот. – Это подарок от наших дорогих гостей.
- Полагаю, что они были более чем довольны. – Макс улыбнулся шире. – А как же золотой лорнет?
- Это для более торжественных событий.
Кажется, разговор клеился. Это хорошо. Сейчас нужно было надавить еще немного, чтобы отвлечь внимание старого французского сноба.
- Там, я полагаю, стоит французская линза? Я сам пользуюсь только французскими марками. По-моему, они делают вещи на все времена. – Кинув взгляд в сторону Акиры, вор поджал губы.  – О, наша дама уже успела заскучать. Прошу вас, скажите, нам стоит подойти позже, или мадмуазель может дождаться графа в ресторане? – Взгляд стал донельзя хитрым и бегло посмотрев по сторонам, словно опасаясь, что их могут подслушать, Макс добавил, - Боюсь тогда, от скуки она просадит все, вплоть до самых туфель.
Метрдотель с трудом сдержал улыбку и шагнул из-за стойки, внимательно оглядывая зал, в поисках еще не занятых, забронированных столиков.
- Думаю, что мы сможем найти одно место, месье. Прошу вас.
- О, как я вам благодарен. – Положив ладонь на сердце, вор покачал головой. – Вы настоящий кавалер, ведь как можно заставлять свою даму ждать?
«Не то, что эти англичане» - можно было закончить фразу, но француз Макса и так прекрасно понял. Браун цокнул языком со своей удачливости. Кажется, в книжках по психологии для чайников, супер-эксперты, мнящие себя психологами любили повторять, что главное  - уверенность, люди на нее реагируют, сами соглашаясь  на все условия. Или может этому рафинированному французишке просто не могло прийти в голову, что кто-то в Монте Карло способен на такой дешевый и грубый обман? Прием был настолько топорный, что обладателю чванливого мозга это казалось невозможным. Тем лучше.
Метнувшись к Акире, художественный критик мягко отстранил её от рулетки.
- Прошу вас, моя дорогая. У нас есть где-то два часа, чтобы насладится едой до того момента, как явится истинный обладатель брони. И если мы не успеем, то попадем в крайне неудобное положение. Разве это не интересная игра? – Улыбка стала и теплее, и мягче. – Не забывай, что ты немного расстроена отсутствием твоего дражайшего графа рядом, поэтому вынуждена довольствоваться моим серым и скучным обществом.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [28.10.2065] Dear players, betting time is over!