КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [15.11.2066] Как-то в полночь, в час угрюмый... ©


[15.11.2066] Как-то в полночь, в час угрюмый... ©

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://se.uploads.ru/WzH5D.gif http://s4.uploads.ru/bLAYD.gif

Время: поздний вечер 15-го ноября текущего года.

Место: Королевство Средиземье, Менегрот.

Действующие лица: Эирвен, Трандуил.

Описание ситуации:
В то время, как все по приказу Короля спешат покинуть содрогающийся от подземных толчков дворец, Эирвен решает остаться. Ведь она должна быть здесь, зов крови предков силен и он ведет юную эллет вопреки опасности, чтоб девушка нашла то, что совсем недавно виделось не более, чем просто сказкой.

Дополнительно:
Эпизод проходит в рамках квеста Fire & Blood.

0

2

Толчок, стена, до сегодняшнего дня казавшаяся бесконечно толстой и совершенно нерушимой, вибрирует.  Под рукой снова расползается страшный узор, трещины напоминают корни деревьев, с каждой минутой они прорастают в новых и новых местах, словно  решив за эту ночь уж точно  охватить все строение.  Эирвен страшно,  но теперь этот страх завязан не на переживаниях о ком-то, страх живет в ней, девушке впервые страшно за себя.
Она  замерла в проеме дверей мастерской, наблюдая за тем как мимо нее, торопясь к выходу из главных ворот, идут сородичи.  Очередная волна, которая за последние дни, Эирвен уже устала считать, дворец, словно вздохнул, вторя девушке.  Трещина на потолке  комнаты дополнилась новой веткой и стала походить на корону, такие рисовали в книгах, над статными мужчинами с золотыми кудрями, крепко державшими меч.
«Все женщины, должны покинуть здание» мимоходом бросает  белошвейка, накидывая на плечи плащ и выходя, напоминает, что это приказ короля. Эллет кивнет и улыбнется в ответ, Короля, а ведь она видела его сегодня, совсем не долго, кажется всего несколько мгновений. Это был ее Король, и он вернулся, как  обещал, хотя сама девушка, в это совсем не верила.
Радость от встречи была коротка и беспокойна. Уже несколько дней девушку не отпускало странное чувство, словно кто-то звал ее, глухо едва слышно кто-то тянул ее, манил к себе в глубины замка, голос словно растекался в крови, кочуя по венам, он будоражил ее сознание. Сегодня этот голос стал намного громче, теперь она слышала его всюду, он сопровождал ее, становясь все более навязчивым, от него болела голова, пульсирующая боль уходила в висок, маленькими коготками цепляясь за нервы.    Эллет наконец-то решилась, она устала и измучилась настолько, что сегодня решилась отдаться зову полностью. Когда ее напарница скрылась за поворотом, по направлению к выходу, она направилась в противоположную сторону, туда, куда ее безвозвратно тянуло.  Поворот, небольшой темный коридор, заканчивается так же внезапно, как и начинается, следом  узкий мост и арка.  Эльфийка всего минуту постояла на краю языка   древнего, беззубого чудовища, которое, то и дело ворочалось, пытаясь проснуться, переживая очередной толчок. Страх оставался за спиной, устало прикрыв глаза, качнувшись на волнах внутреннего сознания, уйти, чем дальше удавалось зайти на зов, все более уверенный голос шептал «ближе, ты все ближе, мы ждем». Шаг, от шага становясь все увереннее, она уже почти бежала по слабо освещенному коридору, большинство фонарей унесла охрана, сопровождая покидающих дворец жителей.  «Быстрее, быстрее, ближе, ты рядом совсем рядом», сердце стучало неистово  вторя словам. Перед глазами дверь, две огромные створки, это один из залов, что уже успели обжить. Приложив немного усилий, эллет откроет ее шагнув внутрь, затрепетав замрет среди множества сундуков, старинного оружия и драгоценных металлов. Что-то внутри заурчит и словно свернется в клубок. Он доволен, потому что она нашла, она пришла за ним.

+1

3

Вечер начавшийся с проблем и негодования, вызванного происходящим во дворце, казался бесконечным, поскольку никак не хотел отпускать Короля из суматохи и непрерывных дум о том, почему все произошло именно так, а никак иначе. Нет, разумеется, недолгий разговор с Этайн очень многое прояснил для Трандуила, однако не то, как дева-воительница могла так поступить с ним, и более того - иметь наглость заявить ему в лицо о том, что она исполнит любую просьбу своего почившего родственника. И вспоминая ее лицо, не обремененное малейшим чувством вины за сделанное, эллон злился еще более. В свою ошибку он не верил и надеялся, что за время совещания, экстренно собранного с Управляющим советом, гнев его пройдет окончательно, чтоб он попытался еще раз поговорить с Этайн. Но нет, тщетно. Поэтому, Трандуил решил идти к ней и так. Ибо понимал, что воительница вероятнее всего просто запуталась, и, вопреки гневу на нее, ощущал свою нужность для Этайн в этот непростой момент.
Гулким эхом по коридорам звучали непривычно тяжелые и стремительные шаги Короля, что, раздавая последние указания секретарю, спешил в темницы к воительнице, дабы выяснить все еще раз. Но вот, проходя мимо залы в котором были сгружены найденные в подземелье сокровища, Трандуил остановился, замечая движение. Тяжелый и явно раздраженный вздох, а секретарь, чувствуя настроение правителя, поспешил вперед.
- Простите, миледи, но здесь нельзя находиться, - уверенно проговорил юноша, обращаясь к эллет.
- Всё в порядке, я сам. Ступай, - жест рукой, с которым шорох от движения тяжелой мантии шепотом рассыпался по полу и после короткого поклона секретарь Его Величества удаляется, а Трандуил обращает усталый взгляд на Эирвен.
Не успев насладиться обществом прекрасной девы сразу по приезду и вынужденный покинуть ее с целью разобраться с происходящим, он, безусловно, рад был ее видеть, но юный эльф был прав и среброволосой эллет правда здесь не место. Впрочем, стоило взгляду Короля зацепиться за светлые локоны, убранные в аккуратную прическу, и платье, растекшееся по каменному полу ночным звездным небом, как все былое недовольство кануло в забвение. На его памяти, Эирвен впервые была одета во что-то, - мужчина на короткое мгновение задумался, выбирая среди своих мыслей подходящее слово, - во что-то не светлое. И как только он сразу, при первой встрече сегодня, не обратил своего внимания, на этот синий, оттенка чернил, цвет. Простота и необычайная загадочность, утонченность и свежесть, что, казалось, холодила бы кончики пальцев при прикосновении, яркость и нежность, смешивались и тонко переплетались меж собой в одном образе юной эльфийской девы, которой с огромным удовольствием любовался Трандуил. Он стоял почти в проходе, не двигаясь с места и сложив руки за спиной, позабыв куда и зачем направлялся.
- А ведь он прав, арвэн нин, вам нельзя здесь быть, - скучающим голосом проговорил эллон, все же проходя вперед, - Вернее, здесь нельзя быть никому, а лично вы должны были быть уже за пределами дворца.
Напускное безразличие и холодная надменность Короля были не более, чем просто маской, в то время, как на самом деле, Трандуилу очень льстило присутствие девушки, ибо эльф был убежден, что Эирвен здесь из-за него. Несколько уверенных шагов вперед, едва уловимая улыбка трогает его губы, но по-прежнему дистанция и руки за спиной.
- Неповиновение королевскому приказу, - мужчина хмыкнул, на мгновение наклоняясь к деве, но тут же отстраняясь, - Я, несомненно, не одобряю, что вы живете в лесу в какой-то хижине, но сейчас ваше хлипкое жилище во много раз безопаснее и надёжнее этого древнего исполина. Так что вы забыли здесь, сердце мое?

+1

4

Это был зверь – определенно. Какой точно, сейчас она не могла сказать, но сомнений в этом не было.  По шипению, что преследовало ее эти несколько дней, по тому тихому урчанию, которое словно растворилось в ее крови, когда эльфийка вошла в этот зал. Все что она могла осознавать, что это неведомое ей создание было достаточно диким  и всячески старалось управлять девушкой, с той самой поры как странное чувство захватило ее, внутри началась борьба, и возможно сегодня. Когда его неизвестная цель была так близка, эллет позволила себе расслабиться, тем самым дав сущности контролировать ее.
На фразу молоденького эльфенка Эирвен лишь цокнула языком, раздраженно качнув головой она словно попыталась от него отмахнуться, будь он комар или бесполезная надоедливая муха, которых, оставалось все меньше с каждым новым шагом зимы в лесу. Казалось ей это даже удалось, вот только молодой эльф был не один, и Правитель уж точно не оставил бы ее тут. Причин было множество и конечно ей хотелось бы верить, что главная из них это забота о безопасности девушки, но, увы, рассредоточенные по полу сокровища практически кричали об обратном. 
-Никому? – смешливый вопрос, который скорее принадлежал зверю, чем самой эльфийке, - Вы так думаете Владыка?
Медленно поднимаясь с колен, казалось она утопила в шорохе шелка весь зал, пустое эхо которого, казалось, было готово отражать даже удары сердца.   Длинный синий край платья обернется вокруг ног, словно хвост в тот момент, когда Эирвен наконец-то установит зрительный контакт с Королем.
- От чего же, все это так плохо стерегут? Раз тут, - девушка обведет рукой все сокровища и холодно улыбнется, - нельзя бывать никому. Быть может, Вы думаете, что я вор? Ведь к заговорщикам меня уже причисляли. Пришла сюда, чтобы выкрасть пару камней, - сердце словно пропустит удар, тонкие девичьи пальцы коснутся алых рубинов на подносе, она сделает шаг, в противоположную от короля сторону, словно танцуя с ним на слишком большом расстоянии, - а может меня интересуют уже готовые украшения.
В ладони окажется несколько колец, которые практически сразу золотом стекут обратно. Тому, кто поселился в сознании Эирвен, явно нравилась игра, звон и блеск металлов, он старался увести ее глубже, так как было нужно ему и ровно к тому месту, дорогу, куда знал лишь он.   Король эльфов ему мешал, он был явной угрозой тому, что замышляла сущность. Он вынуждал Эирвен дерзить Трандуилу, словно понимая, что сама девушка, подобного бы точно не позволила.
-   Или не украшения вовсе. – остановив движения у ларца не самого большого размера, эльфийка положит на него ладони. Сердце забьется быстрее, забьется, сильнее, внутри в такт трепещущим ударам забьется мифический зверь. Пальцы вопьются в крышку ларца до болезненной синевы на суставах, глаза медленно затягивает пелена. Девушка теряла сознание…

+1

5

Трандуил смотрел на эллет, следил за ее плавными движениями, за тем, как словно бы полотном ночи скользил по полу подол платья, и неизбежно хмурился, вслушиваясь в слова, что все менее начинали ему нравиться. Слишком много дерзости и неприятностей для сегодняшнего вечера, слишком много провокаций в его жизни. Безусловно, Король был согласен, что какие-то из этих провокаций были нужными, чтоб в итоге подтолкнуть его к какому-то действию или решению, на которое у самого эльфа ушло бы больше времени. Но, при этом всем, он не любил подобного и всякий раз злился, когда кто-либо пытался подобным образом влиять на него. И этот случай не был исключением. Ему нравилась Эирвен, ему нравилась ее хрупкость и нежность, что заметно контрастировали с неуравновешенной и непредсказуемой Регинлейв, для него эта эллет была словно бы глотком свежего воздуха, и уж тем более - ему нравилось, что рядом с ней он не испытывал гнева. Любопытство, желание оберегать ее, влечение, что еще угодно, но не привычные гнев и ярость, за которыми обычно следовала пустота. Он как-то внезапно полюбил чувства, что вызывала в нем Эирвен, он скучал и с упоением вспоминал ту единственную ночь перед отъездом, он хотел бы еще и больше и, возвращаясь, предвкушал новую встречу, но глядя сейчас на эльфийку, не видел той девы, что увлекла его внимание, поселившись в сознании светлым воспоминанием. Это была какая-то другая девушка, что играла со словами, обращенными к нему, не отвечая на поставленный вопрос, ускользая и забываясь. На какое-то мгновение Трандуил устало прикрыл веки, выдыхая волну гнева вновь охватившего его. Сначала Этайн "радовала" его во время короткой беседы, теперь Эирвен. Женщины как-то вдруг позабыли о том, кто здесь король и как следует обращаться к правителю. Впрочем, между одной и другой женщиной была огромная разница, что заключалась в отношении самого Трандуила. Он был терпелив, но ровно до того момента, пока интересовался кем-то или видел в этом ком-то ценность.
"Змея..." - мелькнуло в его сознании, когда дева скользнула в сторону, как только он снова сделал шаг к ней. Эирвен даже говорила иначе и в голосе ее слышалась не просто дерзость, а власть и сила, что обычно копится веками, но по-прежнему тихая и не бросающаяся в глаза. Так говорят королевы, за плечами которых есть армии и богатства.
- Стало быть, украшения, - более не двигаясь с места проговорил эллон. Ему надоел этот красивый, но бессмысленный танец, где всякий ее шаг, оказывался отражением его движения. - Или нет? - он переспросил, внимательно и сурово глядя на девушку с высоты своего роста.
- Должно быть, вас внезапно одолел драконий недуг, что вы вдруг начали дерзить мне, - в голосе Трандуила весьма четко слышалась насмешка, но совсем не злая, а скорее снисходительная. Сказки об этой якобы страшной болезни, которой были подвержены предки, что поражала сознание жестокой алчностью, а потом и вовсе лишала рассудка знал всякий эльф с самого детства, но глядя сейчас на Эирвен, вспоминая то, как говорила Этайн, Трандуил начинал сомневаться в том, что это всего лишь выдумки. Впрочем, терпеть, играть, или соревноваться за внимание сегодня он не был настроен, в виду банальной усталости.
- Не стоит этого делать, - Король все же шагнул к эллет в тот самый момент, когда она вновь увлеклась очередным ларцом и повернулась спиной, снова, словно бы волшебством, наполнив зал тихим шорохом юбок, которому вторили движение его тяжелой мантии и шепот голоса. С желанием мягко обнять ее за плечи, чтоб поймать и окончательно сломать эту ее игру, мужчина легко справился, отступая назад и вовсе отворачиваясь, медленно направляясь в сторону выхода.
- Сообщите мне, когда придете в себя, - остановившись, вполоборота серьезно проговорил эллон, - И, прошу, берегите себя. Находиться в Менегроте и правда не безопасно.

+1

6

По телу пробежала мелкая дрожь, существо было возбужденно происходящим, оно словно наконец-то получило обещанное, и почти ничего не отделяло его от цели. Такие ощущения часто описывают в книгах, сравнивая с разрядом тока. Существо было так близко к своей цели, к тому ради чего без малого неделю сводило эльфийку с ума, что казалось, даже голос его изменился. Теперь Эирвен слышала иронию, смешанную со злостью, практически насквозь пропитанную недоверием к стоявшему в стороне мужчине. Он мешал существу, отчаянно мешал.
«Уходит, ты только посмотри какой гордый» - пытаясь перебороть происходящее, девушка моргнет, ей не хотелось слышать этот голос, эти слова. Помещение вокруг изменится, как будто кто-то заменил ее глаза другими, кошачьими. Мир сосредоточится в треугольнике зрачка. Все, что она будет видеть это ларец, небольшой деревянный с петлями серебром, усиленными углами и несколькими украшениями по боку, камни густо черный и зеленый, пульсируют изнутри. – «Пусть идет, он не нужен нам, ни сейчас, не впредь. Мы сами Король, мы власть, мы сила».
- Помогите мне! – произнесет Эирвен, как никогда нуждаясь в помощи, голос дрогнет, пытаясь прорваться сквозь стену мыслей и образов.  «Он не нужен!» прозвучит еще яснее, каждая буква, каждый звук шипящий - словно змей. «Он не нужен им!» «Мы сила, в тебе сила!»  «С-с-ама, он не спасет, сама! Он не поможет!» - Помогите, прошу!
Уже громче, словно в отчаянье, девушка закроет глаза и глубоко вдохнет. Все успокоится, голос стихнет, и она даже сможет убрать руки от украшения. Развернется – широко открытыми глазами посмотрев на Правителя, сможет сделать шаг навстречу.
- Помогите, я не знаю, что делать!
Шаг – она увидит небо, чистейшее весеннее небо, расплескавшееся ровной гладью так далеко, как только видно глазу. Небо на горизонте перетекает в воду, бескрайнее море идет мелкой рябью, дрожит отражение солнца. 
Еще шаг – трава, цвета изумруда. Сочная настолько, что даже хрустит под ногами.  Шаг тяжел, а взгляд направлен вперед. Там, люди и огонь, много огня, но он не ранит. Скорее бережет. Тревога, она заставляет сердце биться в диком ритме, ведь там они… шаг, шаг шаг…
-Помоги! – сознание вернется к Эирвен, но не на долго, лишь для того чтобы понять -  ведь она уже почти рядом

+1

7

Он абсолютно точно не имел намерения продолжать играть, полагая, что сейчас не самый подходящий для этого момент. Он собирался уходить, но голос Эирвен, что снова обращалась к нему, дрогнул, срываясь на крик и Король, раздраженно вздохнув, все же обернулся к девушке. Короткого взгляда ей в лицо было достаточно, чтоб понять, что эллет не шутит, пытаясь подобным образом привлечь внимание Трандуила, что с ней действительно что-то не так. И первая мысль, что подобно росчерку молнии сверкнула в сознании эльфа - это и правда драконий недуг или что-то неизвестное, что поражало не физическую оболочку живого существа, а трогало разум и сидело внутри. Он был готов поклясться, что видел, как на какое-то мгновение цвет глаз девушки поменялся с лазурного на янтарно-желтый. И это заставило Короля замешкаться, оставаясь на месте, внимательно взирая на эллет, словно бы ожидая повторения этого необычного явления. В конце-концов, если дворец на столько пропитан магией, что не может без нее стоять и начинает рушиться, почему бы не произойти чему-то еще, что на первый взгляд не поддавалось логическому объяснению. Но помощь, о которой просила Эирвен - он не понимал, чем и чему может помочь. Впрочем, опомнившись, Трандуил все же сделал шаг навстречу деве, что в следующий миг потеряла сознание, упав ему в объятья.

К тому моменту, как он доставил деву в свои покои, она уже пришла в себя, что впрочем не меняло общего настроения Трандуила - настороженного и в какой-то мере обеспокоенного.
- Как вы? Я могу позвать лекаря, - осторожно присаживаясь на постели подле девушки, вопросил Трандуил. Голос его был спокоен, однако сам Король не переставал хмуриться, вспоминая произошедшее в зале с сокровищами - сначала перемены в поведении Эирвен, затем взгляд в желтые глаза, что без сомнения принадлежали какому-то зверю, потом этот внезапный вскрик о помощи и то, что, будучи без сознания, говорила эллет о каких-то голосах зовущих ее.
- Вы... - он на мгновение замолчал, серьезно вглядываясь в лицо Эирвен, - Вы заставили меня понервничать. Что произошло там? С вами. Эта шкатулка, о которой вы твердили без умолку всю дорогу.
Мужчина вздохнул - не следовало приносить ее сюда, нужно было вместе с охраной или сопровождением вывести Эирвен из дворца, как и остальных женщин. Это было бы правильней, и он, вопреки своим желаниям и возможным возражениям со стороны молодой эльфийки, пожалуй так и сделает. Но не ранее, чем поговорит с ней о произошедшем, ибо как не старался эллон избавиться от этого чувства, любопытство докопаться до истины все же имело место быть. Одной странностью больше, одной меньше - подумаешь, а в темницы, в гости к Этайн, он не так уж и торопился.

+1

8

Она снова видела небо, слишком высокое и слишком голубое.  Она видела горы, огромные серые исполины со снежно белыми шапками, рядом с ними вековые сосны были так малы, что скорее походили на зеленый травяной ковер, чем на густой и непроходимый лес.  Она чувствовала ветер и как бьется его сердце, он был рядом, всегда рядом с ней. Словно тонкая нить связывала их от сердца к сердцу, белая чешуя бриллиантовым блеском играет на солнце, тысячами искр сверкая и отражаясь в глазах цвета золота. Опустится мягко на траву, сминая ее когтистой лапой, поступь уверенная, без права оступиться.
«Вернись, немедля, забери шкатулку. Она нужна, не он…»  - попытался приказывать, но тут в стороне от шкатулок и сокровищ не он хозяин положения. Эирвен откроет глаза, и попытавшись привыкнуть  к свету несколько раз моргнув попытается оценить то место где находится.  Место оказалось знакомым. Она была тут несколько дней назад, в другой роли, в иных обстоятельствах.
- Не нужно лекаря, - облизнув губы, девушка попыталась улыбнуться, она меньше всего хотела, чтобы Король переживал о ее самочувствии, которое к тому же, практически нормализовалось.  – Все хорошо.
  Опершись на руку, эльфийка села на кровати.  Ей действительно стало намного лучше, голос, что так был так громок практически стих, сейчас она не слышала ничего кроме собственного дыхания, образы, что приходили в беспамятстве заставляли задуматься, но сейчас ее больше печалило, беспокойство Короля, а так, же и его вопросы.   
- Я не хотела этого, извините... – ее пальцы легко коснулись руки эльфа, словно пытаясь успокоить, еще до отъезда, до того как это странное чувство начало преследовать ее, эллет поняла, что не хочет быть поводом для печали этого мужчины. Вот только признание в том, что уже неделю ей чудится голос, который то и дело зовет ее в сокровищницу, не добавят ему радости, но и скрывать  этот факт уже не было возможно. – Шкатулка я плохо помню ее, как она выглядела. Все началось неделю назад, с первыми толчками, что сотрясли дворец… Голоса, я стала слышать их, они звали меня все настойчивее и настойчивее, пока я не сдалась, тогда они повели меня туда, в зал, где было золото и сундуки. Они привели меня туда…
Выдав словесную тираду, словно оправдываясь девушка замолчала, конечно у эльфийского короля есть все основания считать ее воровкой, причем так неумело лгущей, конечно он может вызвать стражу, а не лекаря и возможно поступит правильно. Эирвен молчала о тех видениях, что приходили к ней, молчала о словах, что нашептывало нечто о Короле. Она не хотела огорчать его еще больше, сжав его пальцы своими, она словно просила, хотя скорее требовала, чтобы он поверил ей.

+1

9

- Это все? Или есть еще что-то, что мне следовало бы узнать? - серьезно спросил мужчина.
За время короткого и сумбурного рассказа Эирвен о том, что происходит с ней, Король успел изумиться, нахмуриться, разозлиться и задуматься о связи этих ее голосов с разрушением Менегрота. Этайн ведь тоже в сущности была не примечательна ничем, кроме своих родственных связей и проснувшейся в ней фанатичной веры в почившего - монарх вздохнул - внезапное осознание того, что он не в курсе, кем именно воительница приходится Знающему, пробудило новую волну бессмысленного гнева. На ситуацию в целом и отдельных личностей, причастных к происходящему сейчас. Быть может, и эта маленькая узорница замешана в падении магической завесы дворца. Трандуил моргнул рассеянно, переводя взгляд с лица девы на ее руку, которой она сжимала его ладонь, приблизился и мягко обнял за плечи. Недоверие и подозрения в предательстве они уже однажды проходили и Эирвен оказалась невиновна, однако, если в прошлый раз Трандуил был спокоен и уверен, то сейчас нет. Вязкое, словно патока, гнетущее чувство тревоги поселилось в его душе, с объятьями болезненно-чуткими в воспоминаниях о прощании, о словах, что тогда показались ему лишними, но теперь виделись нужными. Он ощущал тяжелый бархат тепла в ладонях, что делили они той ночью на двоих, он хранил его в памяти, мысленно возвращаясь к Эирвен. И теперь,  несмотря на перемены, на то, как вела себя эллет там, в сокровищнице, через прикосновения Трандуил понимал, что это ее страх и беспокойство, совсем как тогда, когда он явился на допрос, совсем как ее волнение в вечер накануне отъезда. Но, мысль о том, что это голоса напугали Эирвен, показалась ему несколько странной. Ведь, эльдрим - существа иного склада, нежели короткоживущие, они умеют чувствовать, видеть и слышать более тонко, чем доступно многим. Связь с природой и духами предков, окружающих остороухий народ, столь сильна, что услышать голос в шорохе листьев, движении ветра, журчании ручья, или ином звуке, коими несчетным множеством в своей неповторимости полнятся леса  - это что-то само собой разумеющееся. К тому же, есть еще осанвэ, что сейчас, для невербального общения используют немногие, учась все более не налаживать мыслесвязь и открываться, а напротив - закрывать свой разум от чьего-либо вмешательства. Быть может, то, что звало Эирвен - это всего лишь чья-то неумелая и слишком настойчивая попытка коснуться ее разума. Эллон снова нахмурился, с этой мыслью ощутив короткий укол ревности, что даже позабавил его,  и, чуть отстранившись, взял ее руки в свои.
- Осанвэ? - недолго подумав, мужчина все же вслух озвучил свою догадку, - С самого детства нас с братом отец учил, что разум эльдрим открыт и, чтоб уметь общаться без слов, нужна связь -  родственная близкая, эмоциональная. Но бывает достаточно и просто сильного желания. - голос его ровной вязью из слов на родном языке звучал тихо и мерно. Очередной толчок, от которого снова задрожал и загудел дворец уже не застал эльфа врасплох. Реакцией на это был только вздох едва ли слышный и Король позволил себе на мгновение сомкнуть веки, чтоб в следующее мгновение снова внимательно воззриться на Эирвен. - Быть может, есть кто-то, кто мог пытаться говорить с тобой? Что говорили эти голоса? Ты знаешь, что в той шкатулке и зачем они вели тебя к ней?
Было странно задавать эти вопросы, терпеливо с вниманием выслушивать, не оглядываясь на собственные проблемы, что теперь не ограничивались им самим лишь, а охватывали целый народ. Было странно забыть ненадолго о том, что нужно думать о чем-то большем. Но сейчас, глядя на эллет, аккуратно и трепетно прикасаясь к ее рукам, Король видел лишь ее одну, и снова чувствовал как внутри, тонко переплетаясь с ее тревогой, просыпается та звенящая беспечностью и любопытной отвагой юность, позабытая им давно, для которой важно лишь то, что происходит в эту минуту.

Отредактировано Трандуил (03.10.2016 06:43:22)

+1

10

Эирвен было нечего скрывать от мужчины кроме собственных тревог и опасений, ничего важного, ничего такого, что могло бы навредить королевству или Королю. Так ей казалось, так она думала в тот момент. Ей хотелось, чтобы такое мнение сложилось и у эльфа, видимо удача была на ее стороне. Она не умела скрывать собственного волнения, быстро говорила, перебирала что-то в руках или же наоборот старалась их спрятать. Светловолосый правитель быстро научился читать ее, еще быстрее у него получалось успокаивать эллет, оказавшись в ловушке его рук, девушка упокоилась окончательно. Коснувшись носом шелка рубашки, впервые за много часов она смогла дышать ровно, вторя ударам собственного сердца. Он пах домом - пряным можжевельником и северным кедром, он пах осенью, терпко кислым ароматом поздних яблок, что разрезают сладостью лозы темного винограда. Слова слетали с губ, словно багровые листья, с тихим шелестом растворяясь в комнате, говоря на родном языке слегка хмурясь, он становился для нее все более необходимым.   
- Осанвэ? – недоумевая, девушка ответила вопросом на вопрос, в недоумении сведя светлые брови к переносице, привыкшая держать маску спокойствия и вежливости при дворце, Эирвен только оставаясь наедине с Королем эльфов могла позволить себе привычные с детства эмоции – удивления, беспокойства или же страха. Она слышала о подобном, но это было так давно и скорее всего вскользь, что совсем не предала этому значения. Возможно, в этом была и заслуга ее отца, так часто повторявшего, что из их общины так давно ушла магия, что многие стали сомневаться в том, была ли она вообще. Они становились все ближе к людям, стремительно рассеивая мифический туман, веками собиравшийся вокруг их расы. – Боюсь, я мало знаю об этой способности. 
Опустив взгляд к собственным рукам, туда, где тонкие белые пальцы девушки переплетались с сильными украшенными перстнями пальцами правителя. Эирвен задумалась еще сильнее. Ее все еще терзали сомнения, стоит ли передавать каждое слово услышанное ею.       
- Единственным истинно близким для меня оставался только один эльф – мой брат, но он мертв. Так мне сказали. Больше нет среди живых того, кто смог бы попытаться…- она осеклась, словно пыталась переосмыслить свои же слова, и заговорить снова торопливой вязью родного наречия - голоса говорили о многом, о власти, о силе, о просыпающемся могуществе. Голоса вели в замок, глубоко, они не просили, они всегда требовали. Они шипели, и всегда звались множественно, хотя различить получалось все чаще один. Они требовали спасти, пришло время, говорили голоса, пришло их время. Первый раз они позвали тихо около недели назад,  мне казалось это шепотом у двери, случайно подслушанным разговором, они говорили о огне рождающем величие и великом богатстве и силе, что его бережет. Обрывками они словно вещали старую сказку, становясь все настойчивее.   Когда я коснулась шкатулки, они просто ликовали…
Эирвен замолчала, сжав ладонь Короля еще сильнее, сделала глубокий вдох, собирая остатки девичьей храбрости вместе, наконец-то озвучила просьбу.
- Дайте мне ее, прошу , мне нужна эта шкатулка !

+1

11

Он все более четко видел в Эирвен чистый лист, с неясным наброском светлого образа. Абрис, очертания, что с каждой встречей, с новым прикосновением или словом торопливо произнесенным ей, принимали более осмысленную, яркую форму. Трандуил будто бы сам рисовал ее, раскрашивал этот образ осторожными мазками красок своей страсти, которая следовала за ее движениями, вторила тихому дыханию, стирая границы приличий и дозволений, сначала в сознании, а потом и наяву, чтоб в следующее мгновение снова обозначить и заставить Короля остаться на месте.
- Мне жаль, твоего брата, - ответил эллон, - Эта война унесла много жизней, оставив нам отпечаток потерь.
Ее голос, рассказывая, звучал беспокойно, походя не на мерное течение большой реки, а более на тонкий ручей, юный и звонкий, что спешит куда-то вперед, теряясь средь кореньев вековых буков, прокладывая себе дорогу. Совсем не такая, как в их первую встречу, словно потерявшая осторожность, направленную в сторону Трандуила, но по-прежнему дарящая свет и нежность, и проявляющая любопытство. Король лишь молча улыбнулся своим мыслям, не спеша отвечать на ее вопрос об осанвэ и слушая дальше, возможно не так внимательно, как следовало бы, погружаясь в собственные думы и возвращаясь к прошедшему.
Его память хранила в себе множество образов, запахов, звуков, или воспоминаний о чувствах, что были связаны меж собой. Но, он не мог понять, как случилось так, что с самой первой встречи, когда миниатюрная эллет разбила чайник, случайно ранив осколком его, Трандуил был открыт для нее. Всегда неизбежно выстраивая целые стены в общении с собратьями, не пуская никого к себе ни в разум, ни в мысли, закрываясь даже от возможного чужого желания установить мыслесвязь с ним. А здесь, по сему выходило, что его душа сама стремилась к Эирвен, минуя преграду из телесной оболочки, отчего ему были ведомы все ее чувства и чаяния. Неосознанно, интуитивно, он все лучше читал ее, узнавая, без слов, буквально за несколько встреч научившись видеть больше, чем доступно многим, понимать и чувствовать, принимая это как непреложную истину, незыблемую и нерушимую. Ее красота несла в себе чистейший звездный свет, за которым Трандуил перестал различать что-то еще. Белая Дева. Эирвен стала миром для его бесконечно мятущейся в стылом огне гнева души, его тихим счастьем, рядом с которым наступало долгожданное спокойствие, что однажды могло взрастить необходимую для Короля мудрость. И это было совершенно непохоже на то, что испытывал мужчина рядом со своей племянницей, абсолютно несравнимо и незабываемо. Тоньше, но вместе с тем прочнее. Возможно, ему это лишь казалось, но Трандуил почти отчетливо ощущал, что, равно как и его, Фаэр* Эирвен также стремилась к нему, и в ту ночь, когда он пришел прощаться, соединились, образовав для двух эльдрим связь, сделав для них осанвэ чем-то безотчетно интуитивным и истинным в своей неразрывности, что не нужно было и слов. Странно и удивительно.
Король снова улыбнулся, выныривая из своих размышлений как раз тогда, когда дева закончила рассказ и выхватил из общего потока сказанного последнее. Просьбу, требование, снова переполненное волнением, что на какое-то мгновение обескуражило мужчину и заставило его, не скрывая своего изумления, посмотреть на эллет.
- Отдать? - переспросил Трандуил, - Нет. А впрочем, да, - он приблизился к лицу девушки, заглядывая в глаза, - Останься сегодня со мной, а на утро получишь эту шкатулку, - осторожно, тыльной стороной ладони он прикоснулся к ее лицу, выжидая паузу и тем самым давая эллет немного времени на раздумия, провел пальцами по изящной линии плеча, убирая с него белоснежные локоны, и шало улыбнувшись, одним плавным движением поднялся с места. - Шучу. Эирвен, ты ведь даже не знаешь, что в этой шкатулке. Зачем она тебе? Потому что, так сказали голоса?
Король незлобиво усмехнулся, отходя в сторону стола и наполняя два кубка вином. Сегодня он пил терпкое в своей сладости яблочное вино, что неизбежно яркостью вкуса и аромата, напоминало о последних солнечных днях этого лета. Днях, когда началась война, что перевернула привычный жизненный уклад эльдрим, принеся с собой сначала непомерные горести и беды, а потом изменения.
- Огонь рождающий величие и сила, - выхватывая из памяти услышанное, Король задумчиво повторил слова, что говорила эллет, и снова вернулся к ней, присаживаясь подле на постели.
“И слышать это ты начала как раз тогда, когда пала магическая завеса Менегрота - не может быть это простым совпадением.”
- Быть может, лучше я расскажу тебе об осанвэ? - с улыбкой проговорил эллон, протягивая один из кубков Эирвен, догадываясь, что так просто дева не сдастся.


*(синд.) - дух, душа.

+1

12

Зверь не отступил, зверь был рядом, зверь был внутри девушки все это время. Казалось, он только слегка задремал, или просто притаился, свернувшись клубком и выжидая удобный момент, для следующей атаки разума эльфийки.  Он зашипел тихо, едва слышно, словно осенний ветер ворвался в помещение, принося с собой некое смятение.
-Отдай, отдай нам его эльф – тихое шипение заставляло Эирвен дрожать, продолжая искать защиты у Короля, она молчала, внимательно вслушиваясь в каждое его слово, она молчала, совершенно не понимая как быть, она молчала от того, что боялась голосов, что они снова возьмут над ней верх, вздох за вздохом, заставляя сердце биться медленнее, она молчала, прислушиваясь к голосу мужчины. – Ночь с ним… за шкатулку… соглашайся.. немедля…  это хорошее предложение.
Чем спокойнее дышала эльфийка, тем ровнее билось ее сердце. Голосов было два ,теперь не отдаваясь панике, она могла их расслышать, второй был более мягкий, гипнотический  властный, казалось это он тогда владел её сознанием там, в комнате среди украшений из камней и золота.   
-Голоса не только говорили, - уверенно произнесла девушка, достаточно тихо, чтобы поднявшийся с места правитель мог расслышать.  – Я просто хочу убедиться, что эта шкатулка всего лишь красивый деревянный ларец, и все остальное возможно совпадение. Череда несвязанных событий.
Стены комнаты вновь завибрировали, зацепившись пальцами за край кровати, девушка села, вздрогнув в унисон с дворцом. Едва касаясь босыми ногами гладкого дерева, продолжила рассуждать.
- Может, это просто усталость и страх от происходящего, может голоса, всего лишь мои фантазии.         
На мгновение пальцы переплелись у основания кубка. Эирвен в очередной раз заглянула в глаза Королю, словно стараясь найти там, ответы, на те сотни вопросов, что крылись у нее в голове. Ища поддержку, понимание, защиту она вновь обращалась к нему.  Единственному кому могла верить, не смотря на слухи, о связях с вампирами, о совершенно дурном характере, сейчас этот эльф был ей ближе, чем кто либо.   

-Осанвэ? Отец называл это сказкой дурманящей разум  - поднеся кубок к губам, девушка лишь вдохнула аромат напитка, щекотавшего нос. Яблоки, краснобокие, терпкие, последнее осенние яблоки, с тонкой морозной горчинкой, умело спрятанной за слабостью меда.  – Сейчас не то время, чтобы обнажать перед кем-то душу, давно не то время.
Еще один, полной грудью вдох, голоса затихли, казалось Эирвен, смогла их покорить, на долго ли? Этот вопрос пока оставался открытым.

Отредактировано Эирвен (24.10.2016 16:48:51)

+1

13

Предсказуемое. Он ждал этого, он был готов к тому, что Эирвен просто так не отступится, что здесь проявит свою тихую решимость и ненавязчивое упрямство. Будто в этой шкатулке, будь она неладна, сосредоточилось что-то жизненно важное, тогда как сам Трандуил опасался, как бы ларец не оказался очередным горнилом для бедствий эльдрим. Впрочем, эллет снова не требовала, не капризничала, а скорее речами своими словно бы оправдывала и себя, и голоса, что, как она говорила, желали получить шкатулку, списывая все на усталость и фантазии. В то время как Король все более обретал уверенность в том, что совпадением это не может быть. Быть может, магия, что благодаря поступку Этайн, начала таять в Менегроте пробудила что-то еще. Эльф молча отпил вина и отставил кубок в сторону, на прикроватной столик, задумчиво, изучающе глядя на Эирвен, и продолжая ее слушать.
Он лишь тихо хмыкнул на слова об осанвэ, не став вслух комментировать. Дар Богини, что позволял ее детям не только тоньше чувствовать друг друга или общаться между собой без слов, но и лучше понимать природу и зверей, ее отец называл сном, дурманящим разум. Трандуилу даже вдруг захотелось познакомиться с этим эдель, что почему-то одним только заявлением виделся ему невежественным в своих суждениях, которые, впрочем, могли легко объясниться тем, что в семье Эирвен никто не пользовался этой способностью. Ведь ныне не многим оно было доступно, а еще большее количество эльфов добровольно отказывались, закрываясь. Сам же Трандуил был таким. Он умел поддерживать мыслесвязь, но не желал делать этого. Улыбка едва ли уловимая окрасила лицо Короля, но тут же растаяла, когда взгляд его коснулся трещины, поползшей по колонне у входа. Трандуил тяжело вздохнул - за несколько часов он уже, казалось, привык к непрестанной дрожи дворца, но эти разломы, что вгрызались в камень всякий раз при новом толчке, заставляли его снова злиться от незнание, что с этим всем делать и как предотвратить разрушение Менегрота. Впрочем, гнев, тьмой зашевелившийся в душе эльфа отступил, стоило ему взглядом столкнуться с синевой очей Эирвен. Она боялась, она нервничала, невольно заставляя и Трандуила испытывать эти же эмоции, заставляя его хмуриться, нехотя склоняться к решению. Король ненадолго сомкнул веки, приблизившись к деве, вдыхая ее запах - сладостный, нежный, тонкий, что в воспоминаниях, пока он был в чужих землях, непрестанно звал его к себе, тонким кружевом морозных рисунков расписывая эмоции нежностью и трепетным предвкушением ее ожидания, сменяясь его томным жаром, ярко подсвеченного иноземным солнцем. Дыхание, полусон, каприз, в его сознании непрестанно звучал шорох шелка ризы, ее светлых платьев, звук подола которых сливался в сонм отголосков осторожно потревоженной тишины. Осознание того, сколь сильно он скучал по своей Белой Деве на какое-то мгновение словно бы ослепило Короля, потянувшегося ближе к Эирвен, желая обнять ее. Но, она была права, говоря о несвоевременности. Страсть в коротком прикосновении к тонким напряженным пальцам эллет загорелась в сердце и следом же истлела, обернувшись пеплом, заставляя эльфийского короля почувствовать ее болезненное нетерпение в едва ли ощутимой дрожи. Небеса, что ласкаюшим бархатом растилались в лазури глаз Эирвен, сменились будничной серостью. Он коротким поцелуем коснулся лба девушки, отстраняясь и снова ощущая себя рядом с ней не достаточно юным для таких порывов. Время - это не его стихия, оно жестоко и беспощадно в том, что неизбежно отнимает у Трандуила, делая всякий момент неподходящим для того, чего жаждало сердце Короля.
- Хорошо, - почти пропел он на родном наречии, поднимаясь с места, - Если этот ларец - это то, чего ты хочешь, если это принесет тебе спокойствие.
Решительным шагом он пересек комнату, чтоб распорядиться страже о том, чтоб те принесли в покои Владыки сундук - не какой-то, а конкретный, описанный Трандуилом как единственный закрытый в сокровищнице, украшенный и укрепленный с углов серебром. И пока ждал он, мысли в опасении чего-то неизвестного и сомнениях мешались в единое грозовое облако, клубившееся стаей хищных птиц, время пролетело слишком быстро. Эллон всего лишь допил свое вино и снова наполнил кубок, стараясь обходить своим напряженным вниманием и деву. Ларец был оставлен стражей на полу. Трандуил молча сделал жест, чтоб посторонние покинули его покои, наконец обращая взгляд на Эирвен, выискивая в лице ее ответы и выжидая короткую паузу.
- И что дальше? Откроешь? - все же прозвучали вопросы, однако более холодно и бесцветно, чем хотел бы сам Трандуил.

0


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [15.11.2066] Как-то в полночь, в час угрюмый... ©