КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [03.11.2066] Кто свидетель? Я свидетель! А что случилось? ©


[03.11.2066] Кто свидетель? Я свидетель! А что случилось? ©

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: 03.11.2066

Место: Комитет Безопасности

Действующие лица: Доминик Цепеш, Райан Моретти,агент зайка Ольга Корсакова
Описание ситуации: Разговоры об увиденном, обмен впечатлением, культурное общение.
Дополнительно: А поцчему Ви спrашиваете?

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Райан Моретти (13.10.2016 20:18:54)

+2

2

Дело Марго Цепеш плавно подходило к концу. Всё как по сценарию: скандальную девку загнали в угол, вынудили уехать в Латвию и там тихо пристрелили. И поделом ей. Только с последней частью вышел небольшой промах. Помимо подозреваемого, появился свидетель. Откуда ему вдруг взяться в Латвии – загадка. Там порядка пятидесяти лет люди смотрят себе под ноги и дальше носа ничего не видят. Вначале Доминик рассудил, что свидетель быстро сольётся, если ему предложить проехать на Алмазный Берег. В ходе работы агента выяснилось, что очевидец не только согласен прибыть к месту назначения, но ещё и обладает гражданством АБ. Решено было эвакуировать свидетеля самым интересным и быстрым способом – увезти на вертолёте. То ли Корсакова перестаралась с убеждениями, то ли этот очевидец решил, что он бессмертный, но на территорию Комитета его-таки доставили. Цепеш не любил удивляться, поэтому тут же решил заняться этим делом сам. Делом свидетеля. Процедурой убийства и его расследования занимался сын, Волк не собирался ему мешать: всё-таки Марго объявила себя невестой Игоря, а не Доминика, вот пусть отпрыск и решает проблему.
Прямо на входе в общую приёмную Цепеш как нельзя кстати встретил своего агента. Как всегда собранный. Как всегда – исполнительный. Этот почти человек был, пожалуй, идеален во всём. Кроме одного: он был бабой. Волк женщин любил и часто, но нисколько не уважал. На работе они ему казались совсем неуместными. Жёны должны сидеть дома, растить детей и заниматься всякими бесполезными занятиями. Например, взять это странное рукоделие. Полезная, наверно, штука, если им все занимаются. Только Цепеш ценности в этом никакой не видел, как и вообще в любой бабской работе. Новый век принёс большие перемены, сильно поменяв быт и нравы обычного люда. Чтобы не отстать от своего главного пропитания, поменялись и вампиры. Вначале, разумеется, Лабиены. Падки они всегда до моды и денег. Пришлось меняться и Цепешам. И вот уже в начале прошлого столетия на работах всё чаще можно было встретить секретарей в юбках, да бравых воинов с косичками. Жизнь никогда не стояла на месте. Практика чаще показывала, что женщины способны очень на многое, тем более, им проще затеряться в толпе, им чаще доверяют и они, суки такие, красивые, вдобавок ко всему. В середине нового века встречать в коридорах Комитета и Корпорации очаровательных и привлекательных агентов в юбках стало нормой. Доминик коротко кивнул Корсаковой, так и не поздоровавшись с ней вслух. Женщин он всё так же не уважал, несмотря на изменения в мировых тенденциях.
- Что, и подозреваемого без происшествий довезла?
Усмехнулся Цепеш, не признавая профессионализма девушки, хотя она никогда не подводила Комитет и лично Доминика, поэтому ещё была жива.
- Этот щуплый – свидетель? Сдохнет быстро, если…
Волк никогда шутить не умел, поэтому недосказанная фраза несла в себе больше чего-то очень нехорошего, зловещего и на шутку походила едва ли.
- Разберёмся.
Скомандовал Доминик, махнул агенту рукой, чтобы шла с ним, и направился к свидетелю. Тот притащил с собой охрану, которая была неуместна в КБ.
- Доброго времени. Пройдёмте.
Без долгих расшаркиваний и ненужных представлений, объявил Цепеш. Его и так все знали, а здороваться неизвестно с кем он не любил. Волк коротко глянул на охранника и распорядился тому ждать снаружи – Доминик предпочитал работать только с теми, кого он считал нужным и интересным. Поэтому свидетель в единственном экземпляре был препровождён в рабочий кабинет следователя. К себе Цепеш его не потащил – другая атмосфера, ни к чему впечатлительному человеку там находиться. Агент так же шла где-то поодаль, потому что иного указания от начальства ей не поступало.
- Заходите. Присаживайтесь.
Буднично распорядился Цепеш свидетелю, сам же сел за стол, неаккуратно положив перед собой две папки, что он заблаговременно прихватил с собой. В одной из них была подробная информация, наспех собранная по мальчишке. Вторая же – дело об убийстве. Сформированное, но не сшитое.
- Значит вы, Райан Моретти, проходите по делу об убийстве.
Доминик цепко рассматривал человека, будто на нём могли быть написаны какие-то свидетельские показания, либо ценная информация. Можно было залезть очевидцу в воспоминания, тогда и вопросы оказались бы излишними.
- Свидетелем.
Важно уточнил Цепеш, теряя интерес к мальчишке. Взял в руки папку, углубляясь в чтение и более не обращая на свидетеля никакого внимания.
- Что же вы видели? Я слушаю.
Последняя фраза прозвучала сухо. Доминик не любил долгие допросы, он чаще приказывал и требовал незамедлительных, чётких и точных ответов. Навряд ли чего-то подобного возможно было ожидать от молодого человека.
«Сколько там ему стукнуло?»
Цепеш мельком глянул в распахнутую папку, и почему-то ухмыльнулся.
«Всего двадцать? Дитё ещё, а всё туда же – стучать на других. Пускай».

+2

3

Райан краем уха услышал о том, что неподалеку есть автомат с чипсами и от этой мысли слегка погрустнел. Вонять ими сейчас было не к месту, а жрать хотелось ужасно, он ведь так и не покушал. Бедненький, хотел покушать, уже даже собрался пойти покушать, а тут женщина от пули умерла, и он так и не покушал. И даже пожалеть некому. Бионическая зайка жалости не знает, Логан ничего приятного сказать не сможет, да начнет опять долгий рассказ о том, как Райан может, в крайнем случае, скушать автоматную очередь. Найджел вообще, походу, нервничал.
Нервничал он! Ро вот тоже нервничал и ничего! Веселил сам себя, искал положительные плюсы во всём, а эти трое создавали атмосферу непроглядного уныния и тлена. Скорее бы закончить, потом поехать в ресторанчик, потом до хаты, ванночку принять, да на бочок. Отчего-то, то ли защищая организм от стресса, то ли просто стараясь не задумываться, Моретти был уверен, что сейчас быстро всё расскажет и пойдет домой.
Гнетущая атмосферка мало по малу начала развеивать иллюзию, вкрапляя в нее иррациональное беспокойство. Но ему-то чего бояться? Он же ничего плохого не сделал, да?
И самое отвратное – ничего не происходило! Даже воздух застыл в этой сраной приёмной, сколько ждать  - тоже было непонятно. Сраные государственные учреждения! Как будто паспорт снова пришёл делать. Постучи он хоть в какую дверь, наверняка бы оттуда вылезла бабка, орущая о том, что у неё обед и вообще, у Райана полного пакета документов нет.
Наконец-то агент зайка вернулась с каким-то угрюмым мужиком и певец встал, оттряхнув брючки, направляясь по указанному маршруту.
- Здрасте.
Лицо мужика показалось странно знакомым, что-то даже не по себе от этого стало. В инстаграмме его Ро точно не фолловил, в социальных сетях и чатиках не встречал, может деятель какой местный? Типа глава управдома, или один из тех, кого отправляли отдуваться в утреннюю программу новостей, говоря, что в Багдаде все спокойно, пока ведущие выгибали брови и язвили о том, что на Алмазном Берегу у жителей повышен свинец в крови. Как вы, дескать, намерены решать эту проблему? Министерство здравоохранения не справляется, исход, как правило, летальный.
Вот они дошли до двери с табличкой, Ро на нее глянул и было дальше уже пошёл, пока не сделал шаг назад и еще раз не прочитал.
«Ох, ебаться в рот, драссте. А чего так жирно-то сразу?»
Родственник, что ли? Да не дай Бог! Майклсон говорила, что девчонка была знатная, но…Нет, ну логично, но чего этот-то пришёл!?
Лично с Домиником Цепешем Райан, естественно, был не знаком. Да и не особо-то и стремился. Как человек любознательный, Ро регулярно читал и смотрел новости, поэтому у него никогда не возникало вопросов в плане «ху из ху», но лучше б его допрашивал какой-нибудь там уполномоченный по допросам случайный свидетелей, а не глава дома Цепешей. Это же младенцеед!  Сколько Райан  видел по статьям и отрезкам  вечерних новостей, сколько слышал от "очевидцев"-сплетников, все сводилось к тому, что патриарх Цепешей отпочковался в своё время от Сатаны, а тот, испугавшись, вышвырнул дитяко на землю, надеясь, что тот не найдет пути обратно.
Ну какого хуя?
Поджав уголок губы, Моретти медленно вдохнул и медленно же выдохнул, размещаясь в указанном месте, складывая руки на коленях, как школьник. Заплаканным мужик не выглядел, скорее скучающим. Значит, родственница дальняя. 
Фраза о том, что приличный и честный Райан, любимец толпы и просто солнышко проходит по статье за убийство, безумно возмутило. Поп-дива уже открыла рот, чтобы возразить и с щелчком его захлопнула. Правильно, свидетель он, какой из него убийца? Он даже жучка убить не в состоянии, у него для этого есть целая группа вооруженных мужиков, которые под отчаянные испуганные визги расстреляют жучка на молекулы, лишь бы работодатель перестал истерить.
Ладно, не было смысла затягивать резину, пока ему не съели печень. Такие мужики художественную словесность и аллегории не понимают, тут надо четко.
- Как я уже ранее рассказывал агенту Майклсон, я шел познакомиться с пострадавшей (не говорить же, что с убитой, она была еще живая и теплая, когда он хотел познакомиться) и в этот момент в нее кто-то выстрелил. Три раза. – Снова, как и в участке, показав цифру «три» на пальцах, проговорил певец, ощущая легкое дежавю.  – Ну и, собственно, неподалеку от нее стоял мужчина, которого считают подозреваемым, но в его руке пистолета я не видел.  Это я чуть позже понял, когда его уже схватила полиция. 
Которая появилась просто неправдоподобно быстро, словно в уголочке ждала, курила и в нужный момент рванула из-за поворота. Если б везде так правоохранительные органы работали. Только кто-то шоколадку с магазина спер и сразу «уиуиуиуи», мигалка по глазам херачит, дубинка по почкам, преступник схвачен, наказан. Стоило бы, наверное, и об этом сказать, но почему-то не хотелось. Наверное,  соображения банальной логики были к этому как-то причастны. Сам Моретти надеялся на то, что его сочтут не очень интересным и отпустят. Поэтому на всякий случай добавил:
- Если честно, я даже не знаю, кем конкретно она была, меня сразу…
«взяли за жабры».
- Доставили сюда.

Отредактировано Райан Моретти (13.10.2016 23:35:25)

+3

4

Покончив с пожеланиям сопровождаемым, оставив их в надежных стенах КБ, Ольга через минуту уже выбросила обоих из головы. Сочувствия, переживания, всякие прочие эмоции к ним больше не были нужны ни им самим, ни ей. Помочь ничем она не могла – и не собиралась. Каждый из них был способен позаботиться о себе сам. Или же найти кого-то, кто позаботился бы. Охраны с ее стороны им больше также не требовалось. При всей ее не слишком богатой, но профессионально яркой фантазии Ольга с трудом могла бы представить самоубийцу, решившего устроить покушение прямо здесь. Практически под кабинетами самих Цепешей. Даже будучи самоубийцей, его сложно было бы понять, действительно. Поэтому здраво рассудив, что ни ее присутствие, ни ее дальнейшие указания здесь не требуются, агент развернулась  и направилась на выход. Остаток дня был свободным. Алиша могла выдернуть в любое время дня и ночи, поэтому свободное время представлялось чем-то эфемерным и непривычным. Потому каждую минуту стоило потратить с пользой для себя. «Для себя» тоже звучало непривычно и странно, но неплохо.
"Прежде всего, добраться до квартиры."
Мысль была здравой и своевременной. В Латвии Ольга оказалась оперативно и быстро на месте преступления не просто так – она там БЫЛА изначально. По другому делу, но в непосредственной близости от города. Потому сейчас стоило навестить свое собственное жилье. Проверить, цело ли вообще.
"Поставить новый замок."
Ольга любила менять замки. И предпочитала делать это еще до того, как квартиру возможно и потенциально обчистят. Она вообще предпочитала предупреждать, нежели после разгребать последствия. Это было и проще, и быстрее, и умнее иногда.
"Покормить Барри."
Рыба всегда ждал ее, был преданным, молчаливым и никогда не подводил. Ни разу не сдох, к примеру, за все время, проведенное с Ольгой. Ольга это очень ценила. Потому, что человек – существо социально активное. И для полного душевного спокойствия и равновесия стоит иметь молчаливое, преданное максимально живое создание, которое не открывает рот лишний раз, ест из кормушки и не требует постоянного ухода. Барри был именно таким.
"Корма ему хватит еще дней на пять. Хорошо."
Фигура Доминика Цепеша преградила выход на этой мысли. Остановилась, коротко и молча кивнула в ответ. Прорываться сквозь Доминика Цепеша в голову не пришло. Его прекрасно знали и уважали все, некоторые мудро боялись. Ольга не боялась – не видела смысла. Однако четко чуя субординацию, не спешила лезть с приветственными объятиями. Просто ожидая.
- Да. И подозреваемый, и свидетель доставлены живыми, здоровыми, в адекватном состоянии и готовы к допросу.
Ответила, указала взглядом в сторону приемной за спиной. Посторонилась, пропуская его, вернувшись обратно. Судя по всему, он не собирался прерывать разговор прямо на пороге. Ольга не собиралась, соответственно, также.
- Он очень живучий.
Дипломатично уточнила о свидетеле. Внешне выглядящий хрупко поп-дива на самом деле обладал стальными нервами, хитростью и выдержкой. Что уже продемонстрировал в вертолете наглядно. Он мог продолжать строить из себя изнеженную фиалку. Ольга верила только в то, в чем убеждалась лично. Или знала точно. Приказ в виде взмаха рукой не заставил себя ждать. Ольга вошла в кабинет последней, закрыла дверь, встала у стены.  Подперла ее плечом и принялась слушать. Раз Доминик Цепеш решил, что она еще может быть здесь ему полезной, значит будет. Пока все шло хорошо.
"Говорит быстро, не раздумывая, по делу. Ничего лишнего."
Как обычно, в Моретти не ошиблась.
"Выдает только нужное. Ни о своей первой встрече с оборотнем, ни о личной неприязни, ни о том, что сообщал Картер не распространяется. Молодец."
Снова спокойно оценила, молча продолжая наблюдать. Напоминая Будду в юбке, статую у стены. Судя по всему, Доминик Цепеш все же даст ему шанс пожить еще немного.

+2

5

Как и предполагал Доминик, Ольга уже допрашивала свидетеля сразу, на месте. Поэтому он пригласил её в допросную. Если Моретти станет нагло врать, агент поймёт это и уведомит Волка о неточностях в показаниях.
«Майклсон, значит».
Отметил Цепеш: он не видел новых документов Корсаковой, поэтому и не обращался к ней лично при свидетеле. Ему не нужно знать всех тонкостей работы агентов, Комитета Безопасности и Корпорации в целом. Целее будет.
- По вашим же словам выходит, что вы видели момент убийства, но не видели стрелявшего. Зато уверены, что подозреваемый не стрелял. Верно?
У Доминика на руках не было полной информации о подозреваемом, которого в Комитет Безопасности доставила лично Корсакова. Им занимался сын, поэтому Цепеш только мельком глянул дело оборотня и не взял с собой. Смотреть там есть на что. У Картера ведь великолепный послужной список. Участник войн, был в горячих точках. Идеальная репутация. Но потом что-то пошло не так. Отсюда – попадание в Клуб, рабство. Участие в восстании. Это он был привлечён к перевороту внутри рода Джонсон. Но такой информации не значилось в деле, ведь подобное не записывают на бумагу. Только помнят.
- В каких отношениях вы находитесь с подозреваемым, проходящим по делу?
Строго глянув на допрашиваемого, спросил Доминик, и не отвёл взгляда, продолжая изучающе рассматривать парня. Цепеш не читал мысли, не лез в воспоминания, только поверхностно, незаметно глянул то, что сейчас было на уме у человека. Закрываться тот, конечно, не умел, да и навряд ли заметил вообще, что на него каким-то образом воздействовали. Зато теперь Волк знал куда больше, чем говорил свидетель. Главе Комитета Безопасности было очень выгодно иметь одного подозреваемого, один труп и одного свидетеля. Последний должен был просто подтвердить, что подозреваемый и есть убийца. Доминику только казалось, или мальчишка не собирался это делать?
- Маргарита Цепеш. Именно её смерть вы видели. Думаю, вам знакомо это имя. Или, хотя бы, фамилия.
Марго была известна многим, хотя бы благодаря её небольшому бизнесу, пользующемуся популярностью особенно среди несовершенных людей.
- Тот, кто лишил её жизни – должен понести наказание. Вы согласны?
Был ли у свидетеля выбор? Он вообще у кого-то был в этом новом мире? Доминик неопределённо ухмыльнулся, ещё раз заглянув в дело человека.
- Они у нас знакомцы, так, агент Майклсон?
Вопрос преднамеренно был задан своему сотруднику, а не напрямую свидетелю. Человеку будет, на что ответить, перед этим ему стоит подумать.
- Шоу-бизнес, значит?
Резко, совсем не как подобает в цивилизованном обществе, перевёл тему Цепеш. В деле о человеке было много интересного. В основном, за короткие жизни люди наживали не так много. Всё какое-то скучное, обычное. Парень не вписывался в стандартное описание людей, чем, возможно, и пользовался.
- В Клубе, у нас, на Алмазном тоже выступали, нет?
Это огромное здание, отстроенное преимущественно Лабиеном, притягивало многих. Особенно людей. Им нравилась роскошь, им нравилась вседозволенность. Это у короткоживущих тварей с прошлых веков багаж. Тогда, когда их содержали вампиры на своих землях, чтобы иметь бесплатную рабочую силу и пропитание. В те далёкие времена, глядя на проживающих в огромных, крепких замках нелюдей, короткоживущие мечтали жить так сами. И это будто передавалось по наследству, от матери к ребёнку и далее, чтобы однажды попасться в новое, красивое рабство. Вампиры продолжили использовать людей. Только теперь делали это не так заметно, как ранее. В новом мире правили деньги и те, кто их печатал. Люди, с поросячьим визгом, радостно тратили заработанное потом и кровью, стремясь к большей роскоши, тратя всё больше и больше, уже не в состоянии остановиться. КГБ было тем местом, где роскошь граничила с рабством и безысходностью. И людям это очень нравилось. Быть выше кого-то хоть на немного, хоть ненадолго. Стоит ли говорить, кто этим пользовался?..

+2

6

Вопрос об отношениях оставил смешанные чувства: одновременно захотелось и возмутиться и заржать. Какие там могут быть отношения? На сценарий фильма Гая Ричи только могут пойти за основу. Поэтому Ро лишь недоуменно поднял бровь. Как можно выше. А мог бы – поднял бы её до стратосферы, показывая как относится к такого рода «отношениям».
Как сообразительный умник, он очень быстро прочухал атмосферу и отделив от себя Мэрилин Монро, отставил её в сторону, включая мальчика. Сидел прямо, руками не махал  и был максимально сосредоточен. Даже хвост, полный невообразимой пушистости свисал ровно.
А вот рта открыть Цепеш ему не дал. Сыпал вопросами, то ему что-то говорил, то агенту зайке. Почесав пальчиком скулу, Ро глянул сначала в сторону, а потом начал отвечать кивками «да» и «нет». Значит, мертвая царевна все-таки была из Цепешей. Ну, тогда в интересах папки было найти убийцу родственницы. После вопроса о клубе началось секундное затишье, и Моретти взял быка за рога.
- С подозреваемым у нас было знакомство. Он меня ограбил на улицах Латвии. Наука мне не ходить без охраны. – Разведя ладонью, слегка поджал уголок губ, щуря разноцветные глаза. От эпатажного персонажа вроде Райана можно было ожидать размахивания всеми конечностями, брызганья радужными слюнями и подробного рассказа в лицах. Этим он обязательно займется, но только в своей компании геев-котиков. – Он еще и машину украл. – Словно не выдержав, добавил певец, все-таки пожаловавшись на такое ужасное поведение.
Здесь главное – выдержка. Не сболтнуть чего-то не по делу, но в то же время ничего не утаивать. То, что комитету надо узнать – комитет всегда узнает, будь ты хоть трижды Рихард Зорге. Но и перегружать уши допрашивающего лишней информацией – чревато. А так глядишь, и на своих двоих уйдешь. Просто секи фишку. Но в данном случае всё было не так просто. Откуда Райану было знать, что в убийстве Маргариты Цепеш виноваты сами Цепеши? Да, полиция появилась архи быстро, да, в неё точно стрелял не Картер, а кто-то из окна (или крыши), но не подозревать же сразу в убийстве отца семейства? Райан не знал мотивов. Возможно позже, прошерстив интернет, послушав слухи, почитав побольше об убитой и о тех скандалах, в которых она была замешана, возможно тогда бы он смог увидеть мотив. Правда, что бы он мог сделать против системы? Намотать себе этот мотив на шею. Или на другую выступающую часть тела. А пока мальчишка находился лишь в состоянии неясной подозрительности.
- В руках подозреваемого я не видел пистолета. – Честно ответил Моретти и мельком глянул на Майклсон. – У него же его вроде и не нашли, да? – Тогда он не ошибся. -  А в клубе выступать ещё не приходилось. – Вежливо ответил и на последний вопрос Ро. – Быть может однажды, с большим удовольствием.
Вопрос для общего развития – ответ для общего развития.  Конечно хотелось как-нибудь и там поблистать, потом можно было бы хвастаться. Но всему своё время. Он и так собирал стадионы на своих концертах. Так что если наикрутейшие мира сего вдруг решат пригласить выступить – он, конечно, снизойдет, порадует их, и выступит. А самому рваться в клуб  - увольте. Он не рядовая «звездочка», чтобы рваться и набиваться на модные площадки. Сами однажды предложат, сами позовут.  Правда, вряд ли в ближайшие лет десять. Да и не о том речь-то сейчас шла. Какие клубы, когда тут такие серьезные дела ворочаются? Посадить Логана Райан был бы и рад, но за убийство Марго Цепеш не выйдет, ведь он её не убивал.  Райан ещё раз заглянул в свои воспоминания. Логану  от неё точно было что-то нужно, учитывая с какой решительной рожей эта безмозглая гора мышц и какашек к направлялась к бедной женщине. Но он не стрелял. Это был кто-то другой, определенно точно.

+2

7

«Без происшествий довезла. Не живучий. Хм, хм.»
Привыкшая прислушиваться к тому, что ей говорят, а иногда и слышать сквозь слова, Ольга заинтересовалась. Ситуация становилась все прозрачнее и яснее. До сих пор в суть дела особо не вникала. Получив конкретное задание, это задание стоило и выполнять, не размениваясь на самокопания и домыслы. Однако приказа не думать пока не поступало. Потому и продолжала. Свидетель вел себя более, чем прилично. Взял в руки, говорил по делу, и Ольга слегка заскучала, тем не менее слушая очень внимательно. Думать, слушать, а то и говорить, все вместе и одновременно, не упуская при этом услышанных мелочей, тоже научилась давно.
«Значит, вот как. Значит, свидетель мешает. И что теперь дальше?»
Мельком задумавшись о судьбе Райана Моретти, выкинула тут же из головы. Точнее, отложила на дальнюю полку, в папку файлов под надписью «Разобрать позже». Ликвидировать его пока явно никто не планировал. Иначе и приказ бы звучал немного иначе изначально.
«Интересно, как ведет себя на допросе Картер? Отношения. Об их отношениях стоило бы сочинить отдельный доклад. Выпустить брошюркой, разошлась бы вмиг. Многомиллионным тиражом».
Первичный допрос всегда проводила заранее и сама. Не потому, что не доверяла более опытным в этом плане коллегам по КБ. Скорее, не доверяла вероятным форс-мажорным обстоятельствам, которые могли наступить в любой момент. Скажем, подозреваемый мог сожрать свидетеля по пути на Алмазный Берег. У свидетеля могла открыться аллергия на полеты, с отеком Квинке и смертельным исходом. И тогда та информация, которую она успела зафиксировать и запомнить, осталась бы единственной доступной следствию. Случаи – они разные бывают (с).
«Согласен ли свидетель с тем, что убийца родственника Доминика Цепеша обязан понести наказание. Уточняется в присутствии Доминика Цепеша самим Домиником Цепешем. Я бы определенно ответила да и на менее спокойный вопрос в данной ситуации.»
Если до сих пор какие-то сомнения в происходящем еще могли оставаться, сейчас стало просто интересно. И Ольга тоже принялась наблюдать за свидетелем, бесшумно скрестив руки на груди. Ей с автоматически выбранной позиции было удобно наблюдать за любым объектом и субъектом в кабинете. Привычка уже.
- Да.
Услышав вопрос, непосредственно адресованный ей, коротко согласилась. Если бы сейчас Моретти попытался отрицать, пришлось бы вмешаться. Потому, что знакомство свидетеля и подозреваемого еще до убийства Маргариты Цепеш могло считаться неоспоримым фактом. Однако свидетель благоразумно не стал ничего скрывать, продолжая делиться информацией.
«Ограбил. Хм.»
- Факты насчет ограбления мистером Картером мистера Моретти на данный момент не расследованы и не подтверждены официально. Вы обращались в полицию с соответствующим заявлением?
Прочитав ответ в нестандартно-разноцветных глазах звезды, мягко уточнила.
- Однако подозреваемый и не отрицает факта знакомства с мистером Моретти. Думаю, после допроса подозреваемого все детали прояснятся окончательно.
«То, что всплыло еще и это дело о мелком хулиганстве – огромный плюс для Картера. Как бы парадоксально ни звучало. Моретти только что доказал, что у него не было ни единого повода покрывать того, кто ограбил его и нанес материальный ущерб. То есть, убеждая Цепеша в том, что оружия в руках Картера не было, он автоматически обеспечивает ему действительно железобетонное алиби. Именно в свете того, кто стал свидетелем, кто – обвиняемым.»
Задумчиво перевела взгляд на Доминика Цепеша. Который, казалось, потерял интерес к делу и проникся интересом уже к самому Райану Моретти. На риторический вопрос Моретти об оружии, адресованный ей, не ответила. Во-первых, потому что он был риторическим. Во-вторых, вопросы здесь задавал Доминик Цепеш.

+1

8

Агент так же заострила внимание на словах свидетеля. Верно, Моретти не обращался ни в органы местной власти, ни в полицию на Алмазном Берегу.
- Ограбил? И что взял? Почему же всё-таки нет вашего обращения в участок полиции по месту прописки или проживания? Каждый гражданин АБ хочет защиты, требует её с правоохранительных органов, но не соизволит заявить в полицию при необходимости. И как же вас, таких, охранять прикажете?
Недовольно спросил Доминик, с недоверием глянул на свидетеля, будто именно в эту минуту решив более не верить ни единому его слову. Конечно, Цепеши всё проконтролировали, всё узнали. Не было никакого заявления от нынешнего свидетеля. Значит, его не просто ограбили, но ещё грозили чем-то. Или человек что-то получил с оборотня, поэтому никуда не заявлял. Чем Картеру грозить Моретти? Зверь с улицы, без связей. Свою жизнь свидетель спасти смог бы. О его статусе Цепешу тоже было известно. Остаётся второе.
- Машину? Целую машину украл и не одного заявления в полиции. Странно.
Настороженность и недоверие витали в кабинете. Доминик всегда любил такую атмосферу. В ней неуютно чувствуют себя все вокруг, кроме Цепеша. Поэтому становятся сговорчивыми и покладистыми. Что и нужно следствию.
- Странно, что сейчас вы оправдываете его по делу убийства. Если человек так невменяем, что ему украсть машину раз плюнуть, то он и убить может.
Может, но не убивал. Военные все такие. Без приказа они привыкли не действовать. Картер был, к тому же, оборотнем. Они, собаки, верные, но не всем. Кто платит, или кто умеет отдавать приказы. Животные инстинкты – подчиняться тем, кто способен подчинить и не обращать внимания на лычки.
- Верно. Пистолета и любого другого огнестрельного оружия при подозреваемом не было. Это не мешало ему успеть избавиться от улик.
Меньше, чем за минуту. Такая информация не была важна для следствия. Комитету требовался подозреваемый. Один единственный подозреваемый. Без вариантов, всевозможных допущений и всяких ненужных никому «но».
- Но оружие есть у вашей охраны. Разрешение на его ношение и пользование.
И эта несчастная певчая птичка, ни разу не выступавшая в Клубе, кстати, притащила с собой новых подозреваемых на Алмазный Берег, в Комитет. Такому подарку любой следователь обрадуется. Доминик являлся Главой Комитета Безопасности, и очень давно не был следователем, ведя только те важные дела, ровно до того момента, покуда они ему казались интересными.
- Если вы однажды покрывали преступника, то могли это сделать ещё раз.
Предположения. Цепеш пока не обвинял свидетеля, да и ни к чему ему подобным заниматься. Надо станет – человек сам всё скажет, что нужно Доминику, сам напишет в трёх экземплярах и распишется. И ещё будет радоваться, непременно радоваться, что вышел из Комитета живым и целым.
- Тем более, одного и того же преступника. Вчера он машину угнал, сегодня женщину убил, а завтра он и вовсе теракт устроит с тысячами жертв.
Строго объяснил Доминик, чтобы свидетелю стало понятно, где он оказался и что ему светит за нерадивое поведение и полнейшее игнорирование гражданской ответственности. Мало знать свои права – спросят-то обязанности. Цепеш не сомневался, что сможет накатать дело на Моретти, отдельное, хорошее дело, по которому того оштрафовать можно, либо посадить. Далеко и надолго. О людях забывают быстро. Сто лет – и вот уже нет человека. Нет человека – нет и проблем. Простая арифметика.

0

9

- Я там больше как свидетель по угону проходил. – Пояснил Моретти. – Наверняка в деле есть.
Зря рыдал в участке, что ли, зря, что ли, Турсумбековым детям автографы выписывал? Эшмелбе, бешмельбе, жына под тебя танцует, давай селфи, типа  братья.
Он был очень настороженный, но в панику не впадал, хотя это и требовало усилий. Папка Цепеш, сучий потрох, давить умел на тшедущненьких, это прям по взгляду читалось. Как надавит, так прямая кишка и вывалится. Работал бы в коллекторской фирме – был бы у них боженькой Иисусом.
Был ещё интересный момент: Ро и не знал, что у него такие гибкие брови. Потому что почти прямое обвинение в убийстве откатило светлую бровь едва ли не на затылок. Певец похлопал разноцветными глазами. Повел головой, прикидывая, то ли он услышал.
- Вы меня не поймите не правильно, товарищ Картер в кровавых боях сильно раненый в самую сердцевину, если по его диким рассказам же и судить, а я при первой встречи наслушался. - Ладонь поколебалась у виска. - Поэтому я был бы одним из первых, кто бы ратовал за его содержание в бронированной камере.  Но лжесвидетельство, на мой взгляд, еще и патриарху Цепешей, еще и насчет убийства родственницы патриарха Цепешей – это ж вещь тоже такая, довольно ужасающая, в плане последствий. Мне нет смысла врать, потому что если я совру, вы ведь в считанные минуты узнаете, что я соврал. – Снова сложив руки на коленях, мальчишка призвал к себе все самообладание.  – А охрана моя у витрины торгового центра стояла с сумками, в полном составе, наверное можно будет увидеть по камерам.
Хорошо, что хватило мозгов не отвесить ещё раз шутку о том, как застрелил Марго Цепеш из розового дилдо. Сиди Райан сейчас в полицейском участке, то начал бы уже с воплем «ЧТОООО», отпинывать от себя стулья, драматично закатывать глаза и заламывать руки. Но поскольку пребывал он в местах, где заломать ему руки могут по щелчку совершенно определенные люди, вынужден был сохранять ясность ума и максимальную тактичность. Голоса не повышал, выговаривал слова членораздельно, ударения правильно ставил.  Отличник на экзамене, которого валят дополнительными вопросами.
А ещё внутреннее чутье начало подсказывать, что насчет возможной причастности Картера к убийству лучше не спорить. Неужели Цепешу так хочется посадить того, кто не угандошивал его родственницу, как того, кто её, в конечном счете и угандошил? Это довольно странное проявление клановой любви, но очень бы хотелось понимать, каких именно показаний от Райана ждут в конечном итоге. Неужели Картер был прав, и здесь из Райана могут запросто сделать из свидетеля подозреваемого? Вот он поржет потом, если так и произойдет. Правда, мысли об этом поп-дива гнал как можно дальше. Ему же ещё жить и жить.
- Прошу прощения, правильно ли я понимаю, что есть, возможно, какая-то подробность дела, о которой я просто не в курсе, но указывающая на то, что убийство совершил именно Картер? И поэтому мои показания разнятся с вашими данными? Потому что меньшее, что я хотел бы делать – это врать следствию. – Осторожно уточнил Моретти.
На весельчака и приколиста Доминик Цепеш не походил. Так себе, стендап мастер. Значит, или пытается запугать, чтобы выбить нужные показания, или пытается понять, не запамятовал ли Райан ли чего, и не пытается ли скрыть важную информацию о расследовании. Запамятуешь тут с таким.

+2

10

Недовольство Доминика Цепеша было вполне обоснованным. Скорее, выглядело обоснованным. Чем дальше, тем прочнее и тщательнее он упаковывал свидетеля в паутину его же показаний. Ольга не мешала и не помогала. Она продолжала стоять, удачно гармонируя по степени равнодушия к происходящему с обстановкой кабинета. На самом деле ей было более, чем интересно.
«Итак. Кто был основным организатором, как – понятно. Зачем – не мое дело. Алиша сто процентов в курсе происходящего. Теперь осталось убедить марионеток сыграть свои роли».
Доминик Цепеш демонстрировал и не скрывал своего недовольства отношением свидетеля к личному гражданскому долгу каждого уважающего себя жителя Алмазного Берега. Он был недоверчив, суров и насторожен. Если бы Ольга не знала, кто такой Доминик Цепеш, и не работала периодически непосредственно на него, она бы (на месте свидетеля) призналась во всем незамедлительно. Момент с оружием немного притормозил так плавно и удачно протекающий допрос.
«Оружия, действительно, Картер в руках не держал. Что делать будем?»
В отличие от задумавшейся Ольги, у Доминика Цепеша с этим проблем не возникло. Мысленно улыбнулась, внешне сохраняя полную серьезность. Наблюдать за сменой эмоционального ряда на лице свидетеля в этот момент было сплошным удовольствием.
«Картер был прав, как оказалось, видишь. Из свидетеля очень легко перебраться в разряд подозреваемых.  Сюрприз. Ну что же. Теперь слово за мистером Моретти».
У Моретти, тем временем, возникало все больше обязанностей и оставалось все меньше прав. Логическая цепочка, выстроенная Цепешем, с возможностью теракта в конце, была преувеличением. Но обоснованным и вовремя предложенным преувеличением. Судя по окончательно ошарашенному выражению лица Моретти, очень вовремя предложенным. Так или иначе, но свидетель все еще продолжал держать лицо. И держал его очень неплохо. Сразу сбившись на обычный, ярко окрашенный тон, тем не менее продолжал защищаться. Отреагировал фактами, пробовал обращение непосредственно к личности самого Цепеша. Последнее, по мнению Ольги, было хорошим ходом. Но, в данном конкретном случае, безрезультатным.
«Доминик Цепеш согласится и примет лесть, если ему это будет выгодно. Сейчас же – вряд ли».
Мысленно оценила, вспомнила Картера. Решила, что действительно сочувствует ему, хотя и не должна бы. Симпатия к пытавшемуся активно защищать секретного агента оборотню так до конца и не прошла. Как и симпатия к этому, пытающемуся сейчас выкарабкаться, красивому свидетелю. Именно поэтому она молчала. Не упоминая, скажем, что все показания камер, как на месте преступления, так и вокруг, давно изъяты следствием. Доминик Цепеш это знал и сам. А пугать Моретти она могла – и не хотела.
- Никто и не утверждает, что вы пытаетесь обмануть следствие, мистер Моретти.
Доминик Цепеш молчал, поэтому негромко уточнила.
-  Однако, даже не желая врать, вы могли ввести следствие в заблуждение другим путем. Случайно. Не желая этого. Скажем, просто не заметив каких-то важных деталей. Или зафиксировав их автоматически. И если они не пришли вам на ум раньше, то сейчас у вас есть возможность подумать как следует. Успокойтесь. Расслабьтесь. И вспомните.
По абсолютно невозмутимому выражению лица Ольги было неясно, издевается она или говорит серьезно. Чаще всего к своей работе она относилась профессионально-прохладно. Однако сейчас был один из тех нечастых случаев, когда получала откровенное удовольствие от процесса. Вдумчиво перевела взгляд со свидетеля на Доминика Цепеша и принялась ожидать дальнейшего развития событий.
«Я – добрый коп. Не иначе».

+2

11

Как интересно. Значит, в полицию он всё-таки обращался? Тогда почему же в папке с официальной информацией нет ничего, что могло это подтвердить?
- Нам не было передано подобное дело. Значит, его и не существует вовсе.
Пояснил Доминик так же холодно, спокойно и отстранённо, ведь мальчишка забывал, где он находился. Комитет Безопасности всегда получает всю информацию, какая ему требуется. Иногда случается так, что некто по каким-либо причинам, чтобы, к примеру, выслужиться, либо не иметь дальнейших проблем с КБ, некую информацию не передаёт вовсе. В таком случае, агенты Комитета и Корпорации получают её сами, но по официальному делу она не проходит. Видимо, так и случилось на этот раз. Не маловата ли звёздочка, раз не покрывают её органы Латвийской власти? Может, мало заплатил? Но это ли проблемы Доминика? Нет, конечно. Это проблемы подозреваемого.
«Из вас двоих – ты больше тянешь на раненного. В задницу».
Люди всегда удивляются делам, которые успевают наворотить за свою жизнь долгоживущие существа. Не понимают они такого, как же некто может за свою жизнь пройти порядка десяти войн или быть женатым на тридцати жёнах. Объяснять все нюансы преимущества других рас Доминик никогда бы не взялся, особенно человеку. Не поймёт, напугаться может, к тому же. На протяжении всей своей долгой жизни, Цепеш видел немало. Певец пытался держаться правильно, тактично. Но было в нём много всего, что не нравилось Волку. Хотя сейчас он не покупал товар на рабском рынке лично для себя, а лишь вёл важное дело, итогом которого станет сообщение в СМИ об обнаружении убийцы самой Марго Цепеш. На том всё и должно закончиться. Ольга, как и предполагалось, заняла свободную доныне роль доброго полицейского, из-за чего удостоилась краткого, но внимательного взгляда Доминика. Подсказывать и «помогать» свидетелям вспомнить то, что нужно следствию, а не им самим – стандартная штука. Применялась здесь часто.
- Возможно, и есть некая подробность дела, о которой вы не знаете вовсе, либо целенаправленно умалчиваете по каким-то нам неизвестным доселе обстоятельствам. Поэтому вы ещё здесь. Потому вы здесь и останетесь.
Короткая пауза, взгляд на Ольгу, мельком, и уже более требовательно – на свидетеля, который в данный момент балансировал на грани перехода в разряд обвиняемого. Конечно, вначале – подозреваемого, но эта грань уже преодолена: свидетель подозревался Домиником Цепешем. И навряд ли кто-либо подобную ситуацию мог исправить, кроме самого Доминика Цепеша.
- Покуда не решите говорить только правду и ничего прочего, кроме неё.
Верил ли допрашиваемому человеку Волк? Да, разумеется. У того не получилось бы утаивать что-либо, иначе Доминик это узнал. Но певец хотел легко отделаться, и шёл в Комитет добровольно. Значит, чувствовал за собой силу, уверенность. К чему такая роскошь свободным гражданам? Цепешу симпатизировало то старое время, когда люди боялись темноты и богов.
- Следствию врать не нужно. Вам должно быть известно, что в таком случае будут нехорошие последствия. Верно я говорю, агент Майклсон?
Обращаться с лишними вопросами к нижестоящему подчинённому – бессмысленно. Но требуется. Иногда. Кто же станет спорить с выводами патриарха Волков? Точно не его агенты. Только если они не играют роль доброго полицейского по немому распоряжению самого Доминика Цепеша.

+3

12

Эка их всех шатало. Не то – съедим, не то – по шерсти погладим. Прямо как в кино. Сраная Латвия, блядь, ну на кой член он вообще туда поехал. Сидел бы себе дома, ногти красил, горюшка не знал, а теперь вот сиди с жопой в огне. Мог бы в будущее смотреть – расцеловал бы Картера в обе щеки за предупреждение в комитет не соваться. И не сунулся бы. Блин, вот бомж с контузией, а смотреть наперед умеет лучше. И даже совесть впервые кольнула, даже жалко лжесвидетельствовать стало.  Если выберется отсюда, надо будет Логану апельсинов каких-никаких занести.
Но проблема отваливающихся почек здесь уже простым боржоми не решить, поэтому надо выкручиваться.  Мозговая активность с радостным «досвидулии», упорхнула в рассвет, поэтому ощущал себя Ро так, словно у него в районе нежной шейки топор серебрится.
- Врать следствию не стану. – Согласно кивнул Моретти и немного приподнял с колен ладони, показывая жест полнейшей капитуляции. – Не в моих интересах.  Я ведь всего лишь свидетель.
Помог следствию. Помогальщик, блять.  Мельком обернулся на агентессу, подумав, что это, возможно, последнее симпатичное существо, которое он видит в своей жизни. Щас как отправят его лес валить, куда-нибудь, в Тайгу. И начальник охраны будет, как жена декабриста, письма ему слезливые писать. От этой перспективы певец даже поежился. Да Ро даже веточку с трудом с земли поднимать будет, какое там лес валить? Ну почему за последние несколько дней его жизнь постоянно подвергается опасности? Таких, как Ро нужно холить и лелеять, или просто не трогать. На «просто не трогать» он сейчас был особенно согласен.
Самое противное было то, что следствию, походу, всё и так было известно, а они его тут зачем-то стрессуют. Зачем? Чтобы не лез дальше в это дело? Да он и не собирался, собственно. Своя мягкая шкурка дороже и ближе к телу.  И врать следствию сейчас – более, чем глупо. Было бы понятнее, если бы они ему сейчас сказали «Пацан, нам надо, чтобы ты вот это сказал, а потом, что вот это, а потом армия спасения прискакала на единорогах». Это был один вопрос, но тут все играли в каких-то Штирлицев.
- То, что я видел: женщина шла по улице, к ней шел Картер, я хотел её окликнуть, потому что подумал, что это опасно, но не успел. Кто-то в неё выстрелил. – Измученно вздохнув, Моретти развел руками. – Пистолета я действительно не видел.  Чего не видел, того не видел. А в комитет поехал, потому что понимал, что меня в любом случае будут допрашивать, и хотел просто помочь следствию. Больше я действительно ничего не знаю. И, если честно, надеюсь, что не узнаю. Потому что дело следствия – это дело следствия, а  я обычный человек, который просто оказался в тот момент неподалеку. У меня нет ни мотивов, ни потаенных желаний скрывать правду, меньше всего на свете мне хочется как-то нарушать закон, поскольку я законопослушный гражданин, который предпочитает жить законопослушную жизнь и лишний раз из неё не высовываться. Поэтому, я надеялся, что та информация, которой я поделюсь со следствием,  как-то сможет помочь, а дальше меня отпустят. Вот и всё, на самом деле.  – Говорил он без дерзости и очень спокойно, снова и снова осторожно объясняя свою позицию. Конечно, стремно и так было до одури, поскольку немного порванный с пары сторон шаблон о законе и порядке говорил о том, что пришить ему здесь действительно могут что угодно. Ну, так. А чего бы и нет? Дело раздуют, мол, гомосек убил человека и все, новости пестрят, с экранов говорят, а потом выпустят новый фильм «шестьдесят оттенков плохого эротического вкуса» и люди вообще забудут о том, что какое-то убийство было. И снова всем хорошо.

+2

13

Если свидетеля можно было читать, как раскрытую книгу, то Доминик Цепеш на протяжение всего допроса демонстрировал ровно столько эмоций, сколько ему самому хотелось. Окружающие видели ровно то, что он им показывал. Остальное можно было додумывать, можно – не додумывать, как кому было удобно. Это ее лично не смущало. Если бы она была на месте Райана Моретти – смущало бы. Того и смущало. От дела по угнанной машине открестились быстро и категорически. Ольга снова замолчала, заинтересованно слушая. Допрос становился все увлекательнее, хотя и все предсказуемее. Вначале еще была интрига – кто кого и зачем. К середине интрига значительно потускнела, хотя все еще пыталась оправлять старенькое платье и хорохориться. К концу – а все шло к концу – от нее остались рожки да ножки. Настолько кристально прозрачной выглядела ситуация.
- Думаю, мистер Моретти все еще недостаточно понимает ситуацию.
Профессионально-ласково улыбнулась сначала Доминику Цепешу – она же сейчас выступит его «врагом» и непосредственным «другом» свидетеля. Говорить НЕТ напрямую было бы чревато. Несмотря на все ролевые игры в хороших-плохих, субординации никто не отменял. И если бы сейчас Ольга вдруг начала хамить Доминику Цепешу, это все потеряло бы даже минимальный смысл. НЕТ и так прозвучало достаточно внятно. Затем такой же улыбки, только с еще большей теплотой во взгляде, удостоился Моретти. В принципе, она ему действительно симпатизировала. Как симпатизировала и Картеру. Однако если бы кто-либо попытался указать на этот факт как на нечто весомое или значимое сейчас, очень удивилась бы. Эмоции оставались эмоциями. А приказы Цепеша, пусть и не высказанные вслух – приказами Доминика Цепеша.
- Естественно, никаких попыток целенаправленного причинения вреда следствию у мистера Моретти и в мыслях не было.
"Еще немного, и я все скажу за него. В принципе, неплохая идея. Терпение Цепеша не безгранично. А судя по «последствиям» и «здесь и останетесь» - уже закончилось."
Так как все втроем все еще находились в кабинете, ситуацию надо было двигать. Доминику Цепешу не был нужен Моретти. Иначе бы Моретти уже забрали. Ему был нужен Картер. Оставалось только донести в мягкой и ненавязчивой форме эту нехитрую мысль до самого Моретти. Который, по какой-то неизвестной Ольге причине и всей своей догадливости, никак понимать мысль не желал. Либо же желал и не делал, что было еще хуже. Не для Ольги, конечно. И тем более, не для Доминика Цепеша.
- Верно, но не совсем.
Пауза после «несоглашения» и «спор» с начальством была выразительной и заняла несколько целых округлых секунд. Ольга внимательно посмотрела на Моретти. Отошла от стены, направилась  к нему. Повернулась с очень благожелательным выражением лица. Аккуратно оперлась о край стола, не заслоняя Доминику Цепешу обзор, посмотрела в глаза Моретти еще более внимательно. Насколько возможно.
- Не в данном случае, не так ли, мистер Моретти? Если бы здесь сидел кто-то другой, я бы первая передала вас в руки правосудия за ложные свидетельства, за попытку помешать следствию и выгородить преступника. Настоящего преступника.
Подчеркнула, легким кивком.
- Видите, вы сами ощутили опасность, раз не окликнули женщину. Вы сразу поняли, что опасность исходит от Картера – других вариантов в поле вашего зрения не было. Ваша интуиция сработала раньше, чем ваши глаза – и это правильно. Потому, что именно так все и было. Вы не видели пистолета, потому что и не могли его видеть – как и Картера целиком, снизу доверху, в лицо и вплотную.  Вы же смотрели на женщину. Некоторое расстояние всегда подразумевает и некоторые неточности. Вы не видели пистолета? Или же вы не видели, как Картер от него избавился? Но вы не можете утверждать, что его не было, верно?
Тон голоса стал мягкий, теплый. Взгляд – тоже очень теплым и понимающим. Игры всем надоели. Пора было решать дело так или иначе.
- Вы ничем не можете помочь преступнику, мистер Моретти. Вы можете только НЕ навредить себе. Это в ваших силах. Мы ни в коем случае не заставляем вас давать ложные показания. Мы просим вас еще раз подумать, так ли убеждены вы в том, что видели – или же все было иначе? Давайте посмотрим в глаза ФАКТАМ. Вы видели женщину. Вы видели того, кто был рядом в момент ее убийства. Кто имел возможность и мотив убить ее – иначе бы зачем шел к ней. Вы не видели оружия, которое могло быть спрятано где угодно на теле или вокруг. Так с чего же вы делаете вывод, что Картер не виновен? И надо ли ВАМ делать подобные выводы?

+2

14

Допрос практически становился неинтересным и бессмысленным. Но что-то не позволяло Цепешу его прекратить. Ему всё чудилось, что он чего-то упустил. Что-то очень важное. И не только по этому конкретному делу.
«Всего лишь свидетель».
Доминик отчётливо фыркнул на эту фразу. Всего лишь свидетель. Всего лишь подозреваемый. Всего лишь обвиняемый. Один шаг до плахи, один единственный шаг, с любой из этих позиций. Так работали Цепеши, только очень давно. Потом к ним прибились Лабиены, которые начали вести свою игру, покуда терпеливые Волки соглашались на такой порядок дел. Поэтому сейчас свидетелю не угрожала ни плаха, ни острый топор, а только Доминик.
- Вы нашли опасным… что? Что один человек шёл навстречу другому?
Подозреваемый, то есть, пока, свидетель, говорил много, хоть и спокойно. Может быть, будучи настоящим человеком, Цепеш поверил в его слова. Но Доминик был не человеком, он знал, как ведут себя люди при разных обстоятельствах, но никогда не вдавался в подробности чувств тех, кто пытался что-то скрыть. Для Волка они были автоматически виновными во всём разом. Конечно же, не в этот век, не при новых законах гадкого Лабиена. Сейчас следовало действовать аккуратно, неспешно и сажать за решётку только тех, кто не мог потом оттуда выбраться. Довольно известный певец не особо подходил на роль мышки в клетке. Мальчишка всё сказал, но отпускать его Доминик не спешил. Удобно, когда всю грязную работу за тебя делает кто-то другой. Корсакова включилась в игру, Доминик ей не мешал, только делал недовольный вид, мол, что это девчонка лезет поперёк следователя и смеет высказываться? Ольга делала свою работу чётко и выверено, Цепеш не отличался терпимостью, поэтому набирал своё окружение с тем умыслом, чтобы оно компенсировало его недостатки. Агент говорила много, говорила правильно и так, как то было необходимо. Волк долгое время не вмешивался, усевшись за стол и изредка бросая оттуда недовольные взгляды то на свидетеля, то на «доброго полицейского».
«Почему же там был тот, второй? Оборотень. Оборотень, выполнивший наш заказ. Не подставили ли его нам специально, с каким-то тайным умыслом?»
Доминик отдал на допрос сыну подозреваемого, теперь он считал это ошибкой, сомневаясь в Игоре. Не чисто что-то было в этом деле. Оборотень оказался возле Марго, это видел свидетель, но стрелял однозначно не он. Не складывалось. Чего-то не хватало, кто-то из этих двоих на самом деле что-то скрывал. Эта скрытая информация мешала Цепешу понять, что же пошло не так в их плане, откуда там так удачно взялся медведь? Его использовала Корпорация для очень грязного дела. Не могло ли случиться так, что кто-то ещё знал об этом? Не верил Доминик в простые стечения обстоятельств.
- С ним ещё кто-то был? Рядом.
Бесцеремонно перебив приятную речь Корсаковой, резко спросил вампир, рассматривая свидетеля в упор. Они что-то упустили. Не по этому делу, но по другому. И теперь, возможно, следует убрать не только одного оборотня.
- С подозреваемым, в тот момент, либо в момент вашего первого знакомства, пытался кто-то вязаться? Телефонный звонок, что-то ещё?
Теперь Доминик допрашивал свидетеля так, как допрашивал до этого многих других: преступников ли, либо таких же ничего не знающих очевидцев.
- Этот, Логан, в первую встречу скрывался от кого-либо? Что-то искал?
Почему вообще этот оборотень оказался в Латвии? Цепеш отчётливо помнил, как сохранил ему свободу и отпустил на все четыре стороны. Что вынудило зверя уйти на неизведанные земли? В поисках чего? Он был воином, не свихнувшимся маньяком, но вдруг повёл себя странно. Что бы это значило.

+2

15

Нить понимания тужилась, пыжилась, а потом начала медленно таять, как первый снег. Или не первый, но в условиях +2.  И в то время, когда Райан уже совсем перестал понимать, чего от него хотят: лжесвидетельства, или правды, включилась агент зайка, за что Моретти стал ей безумно благодарен, а над головой у нее засветился ангельский свет. Или что-то электричество тут в КБ барахлит, что тоже вероятно. Но посмотрел Ро с благодарностью. Если все хорошо кончится – подарит ей что-нибудь полезное, что можно продать, а потом купить что-нибудь ненужное.
Ну, наконец-то кто-то через рот прямо сказал, чего от него хочет. А то только гадать приходилось. Это ж не они жопой на углях сидят, тут от «с кровью» до «зажарено до хруста» - миллиметр телодвижений в неправильную сторону.
Так все-таки лжесвидетельствовать надо? Ну, слава Богу. Нет, дело-то конечно богомерзкое, но хоть теперь понятно, что нужно, а то Ро запутался совсем, бедняжка. Вот правильно он делал всегда, что ногти красил дома, пока всякие вертихвостки с чиновниками мутят. Ну их нахрен, людей, которые делают большую власть. Как поджарит – так не увернешься нихрена.
Картеру он пытался помочь, чем мог, но тут ему, красивому, не оставляют иного выбора.
Два раза хлопнув ресницами в прекрасный олений взгляд агента Майклсон, Райан уже собрался рот раскрыть, как включился папка Цепеш, отчего по спине снова пробежал холодок предсмертия.
- Э-э, нет. – Ответил, пожалуй, сразу на все певец, задумчиво взявшись за подбородок. – На той улице тогда рядом с Марго Цепеш я никого, кроме Картера не видел. Улица еще так шла…- Поставив ладони параллельно, глянул на них. – Тут стена, где стояла девушка. – Немного приподнял и опустил ладонь. – Тут стена дома напротив. – Вторую. – А впереди, через небольшую дорожку еще дома. И вот в зоне моей видимости были только Марго Цепеш и Картер. Потому что они стояли очень близко друг к другу. Она когда осела на землю, я тогда и подумал, что может Картер в нее выстрелил.  Потом начал вспоминать и, как вот вы и говорите, агент Майклсон, может и запутался, может, правда не увидел…
Типа, смотрите, я могу в политику партии.  Мол, исправляюсь вот прям щас, как вам и хотелось, а если очень сильно захочется, то приплету хоть Наполеона, верхом на НЛО, только намекните.  Всё равно он хуже, походу пьесы, Логану не сделает. Они уже там своего чего-то нарешали, теперь вот из худой блондинки жилы тянут.
И как настоящие шпионы на допросах не выкидывали мозг в окошко? Тут же хрен без поллитра вмажешь, что правильно говорить, а что – нет. Блин, а таким умным себя до этого считал. Но, как говорится, рожденный ездить в модных туфельках на ламборджини баклажанового цвета, летать не может. И лучше не вникать, живым бы уйти.
- А в том подвале, где состоялось роковое знакомство,  и где я прятался, он…Картер туда запрыгнул, да. Вероятно, что тоже прятался от кого-то.  Но от кого – мне неизвестно, я старался поменьше задавать вопросов в тот момент, мне было важно живым домой попасть. По телефону он не разговаривал, это точно помню, потому что он всё время находился рядом, чтобы я никуда не вздумал сбежать от него. О своих связях с другими людьми он никакой информацией не делился, иначе бы я запомнил.
Так и подмывало вскочить и заорать «Да не интересный я, блядь, и даже не Мата Хари! Ни танца живота, ни полезной информации!».  Но вместо этого, Райан собранно и по-солдатски  отвечал на все вопросы, стараясь не упустить ничего важного. В данном случае, любое упущение может против него сыграть.  Хотя, он не был уверен, что прям-таки по-солдатски, он вообще только в фильмах видел, как солдаты отвечают.

+2

16

Собеседование, плавно перетекающее в допрос, наконец сдвинулось с места. Допросом оно могло смело определяться и изначально. Однако следовало соблюдать формальности. Доминик Цепеш активно хмурился, выражая недовольство мелкой сошкой, не позволяющей ему сразу отправить Моретти на нары. Лучше – сразу и без мелочей, типа приговоров суда. Хмурился. Недовольно кривился. Сердился. Значит, был явно доволен ее действиями и поведением. Ольга не смотрела на него. Она продолжала гнуть свою линию, мягкую, теплую, приторную и навязчивую. Она не ломала. Она нежно и ласково нагибала в сторону, нужную Доминику Цепешу. Судя по тому, что звезда просиял и заговорил, гнула правильно. И под нужным углом. Как только Цепеш перебил, замолчала. Склонила голову к плечу, слушая внимательно. Молча, не вмешиваясь, оторвалась от стола, переходя поближе к Моретти. Кивнула, продолжая слушать, спокойно встала сбоку – за спиной его могло нервировать. Ее лично нервировал кто бы там ни был за спиной обычно.
- У вас отличная зрительная память, мистер Моретти.
Похвалила, разряжая обстановку. Мельком глянула на Доминика Цепеша. На секунду взгляд стал отсутствующим. Напрягла и свою память тоже. Ее доклад еще не успел оформиться на бумаге, поэтому чего-то он мог не знать. Это было плохо.
- Значит, в момент убийства возможным подозреваемым Маргариты Цепеш…
Аккуратно поставила перед фактом. Подчеркнула фамилию, чтобы не вздумал снова вдруг забыть.
- …вы не услышали и не увидели рядом никого постороннего. Кроме жертвы и ее возможного убийцы. Давайте вернемся к вашей первой встрече с ним. Подумайте, вспомните, не спешите. Все мелочи важны.
Коснулась плеча Моретти успокаивающе. Доминик Цепеш желал услышать еще деталей, явно за что-то зацепившись. Обдумывать можно будет после, сейчас стоило думать в другом направлении. Скажем, каким образом будет наиболее эффективно вытащить эти детали из свидетеля. Даже если он их не знает. Ее присутствие действовало обычно как доза валерианы. Внешне приятная. Не орет. Не давит. Против начальства ради него пошла. Ольга четко осознавала плюсы своего положения и не стеснялась ими пользоваться во благо общего дела. Если бы от нее требовалась только работа руками, ограничилась бы высокой должностью регулировщика.
- Подумайте.
Отошла от свидетеля, давая ему время и место подумать. Склонилась к столу, простым карандашом чиркнула пару слов на фиолетовом листике для заметок. Обошла стол, молча положила листок перед Цепешем. Короткое замечание, вырвавшееся у Картера вслух в полицейском участке. Нужное ли Доминику Цепешу, нет ли – не ей решать: «Картер упоминал парня. Имя – Ян. Судя по всему, оборотень «одной с Картером крови». С Алмазного. Искал Маргариту Цепеш. Остальные детали может дать сам Картер». Вряд ли перевозбужденный в тот момент певец зафиксировал свое внимание на этой детали. Сомнительно было и что сам Картер сейчас рассказывал это на допросе у Игоря Цепеша. Скорее, там он просто сейчас защищался. Выпрямилась, глянула на Моретти, кивнула. Если тот и понервничает немного – о чем переписываются – будет неплохо. Будет думать и вспоминать еще активнее и лучше. Сделала шаг в сторону и снова устроилась у стены. Ольга всегда предпочитала оставлять пространство для маневра.
- Итак?
Уточнила, пока все вокруг молчали. Допрос рано или поздно должен был либо закончится -  либо все же прийти к логическому концу и все равно закончиться. Судя по Доминику Цепешу, ничего тут не будет кончаться, пока он не узнает все, что хочет узнать. Ольга не возражала. Встала поудобнее, готовясь продолжать. У них было полно времени. И желания.
«Главное – не устраивать Моретти и Картеру очную ставку. Я уже видела, что это такое. Вряд ли что вспомнят полезное – а растаскивать придется нам.»
Философски отметила мысленно. Тем не менее продолжая активно присутствовать на допросе, не упуская деталей.

+1

17

Прятался. Оборотень от кого-то скрывался. Ушёл с АБ в Латвию, хотя у него была свобода. Медведь. Они все неповоротливые и редко меняют место дислокации. Военный – тем более, не любит перемещаться без необходимости. Участник не одной битвы, и всё же – завязал с войной. Значит, не любит понапрасну проливать кровь, не зависим от адреналина. Безукоризненно выполнил приказ Цепешей. Исполнительный. Хотел свободы – получил свободу. Что могло такого не человека побудить уйти в Латвию? Опасность. Откуда ей взяться? Бывший раб Клуба, освобождён под своим именем, которое в документах КГБ не упоминалось вовсе. В тех документах, которые видели патриархи. О его существовании знали только те, кто сохранил ему жизнь и отпустил на вольные хлеба – двое из Теней Корпорации, Лабиен и Цепеш. Есть ли вероятность, что дело с левыми рабами Клуба было распутано не до конца? В отличие от эльфа и пары других освобождённых невольников, только у Логана не было полного досье в КГБ. То уже давно насторожило Цепеша, но в тот момент он думал о другом деле, поэтому пропустил такой важный нюанс. Лабиен говорил о перепроверке, Доминик не услышал его, ведь события после восстания рабов, спланированного Тенями, завертелись с огромной скоростью. Не до невольников в такие моменты. Выходит, Логан – единственный выживший из нелегально набранного товара. Оборотень получил свободу и возможность проживать на Алмазном Берегу, но ушёл на территорию менее спокойного государства, чтобы… от кого-то скрыться. Он не просто покинул Алмазный Берег, он сбежал в Латвию. Цепеш глянул на подошедшую Корсакову, и тут же – на запись, которую она положила перед ним.  На бумаге была интересная информация, которая добавила новые подозрения. Доминик знал одного паренька под таким именем. Ян Рувье, молодой оборотень, слуга крови Давида Цепеша. И если это он, то что он забыл в Латвии? Давид вмешался в это дело без уведомления патриарха. Хотел найти Марго, но не сам. Спасал ли он её, или наоборот – хотел убить. Ещё одно лицо, которое для чего-то разыскивало угнанную в Латвию Корпорацией Маргариту.
Итого: Ян, посланный Давидом, но не обнаруживший себя в момент убийства. Стрелявший, неизвестный снайпер. Оборотень-медведь с Алмазного Берега, преследовавший Марго по неизвестным причинам. Всё показывало на то, что и Логана кто-то преследовал: хотел ли он убить его или подставить? Всё это добро сошлось в одной точке, в тот самый момент убийства. Доминик сделал выводы, что Марго во всём разом была замешана. Как не странно, теперь подвернувшийся неожиданный свидетель был кстати.
- В первую вашу встречу подозреваемый вёл себя напряженно? Агрессивно?
Эта информация требовалась Цепешу, поэтому Доминик задавал вопросы, не касающиеся убийства Марго. Дверь кабинета следователя открылась, Волк кивнул своему секретарю, замершему в дверях, после чего получил от него в руки отчёт о проделанной работе от отряда «516-77». Подозрения подтвердились: агент выстрелил точно в цель один-единственный раз. Два других выстрела производились кем-то другим. Ранение в плечо и грудь совершены на секунды позже первого, точного выстрела. Снайпер не смог увидеть фатального ранения, значит, он не был вампиром, оборотнем, либо эльфом – их зрение не подвело бы в такой неудобной ситуации. Вывести Марго на выгодный угол стрельбы из снайперки входило в задачу агентов. Остальные этой ситуацией воспользовались. Или сами делали то же самое, что и отряд спец. назначения. Целью их была Марго, или нет? Вопрос о стрельбе лучше было оставить агентам, свидетель видел не всё, он находился слишком близко к убитой. Наверняка не обратил внимания, откуда стреляли, с одного ли места или разных, и с каким интервалом – секунда или полторы.
- И всё-таки, после встречи с подозреваемым в первый раз, вы попали домой. Он отпустил вас? Не могли же вы от такого просто взять и сбежать.
От оборотней сложно скрыться, особенно простому человеку. Узнать бы, от кого бежал в тот день медведь, и зачем он оказался так близко к Марго.

+2

18

Ольга встала и что-то начала Цепешу строчить, что никак не добавляло спокойствия свидетелю, который и так уже был готов рвать волосы на всех местах. Ну, на одном, на котором они были. Что они там записочками обсуждают? С салатом руккола или с лимоном будет вкуснее обсасывать кости субтильной блондинки? Да не вкусный он, и вообще, даже на холодец не пойдет, даже на суповой набор, так, диетическая водичка получится.  Серьезные люди ж, негоже диетической водичкой питаться. Неужели преступников больших и мясистых в недостатке, жрать, что ли, некого?
Довели, напугали, взволновали, нервничать заставили, сиди теперь, как на иголках, переживай, трясись. А Картер оказался какой-то очень темной лошадью. Ну, или клячей. Ро показалось, что его пытаются втянуть в расследование ситуаций, которых он не хотел бы касаться даже трехметровой палкой. Они бы еще спросили, как часто эта машина для убийства зубы чистит.  Откуда ж ему знать, какие делишки проворачивает этот хуила в свободное время от закусывания водки младенцами, нападения на мальчиков-трансвеститов и ценных консультаций насчет ям и опасностей в самом Комитете?
- Агрессивно – это еще мягко сказано. – Согласно кивнул Моретти, вспоминая встречу, после которой он обпивался валерьянкой и для усиления эффекта терапии, обкладывался красивыми мальчиками. – Такой был…ммм…Нервый.  От любой фразы вставал на дыбы и шел в атаку. – Пояснил на всякий случай.  Больше-то он всё равно ничего сказать не смог бы.
А вот вопроса о том, как они с Логаном расстались Ро ждал. Ну, очевидно же, что спросят.  Сама комичность ситуации не пугала, может даже за идиота примут и отпустят уже, просто надо было преподнести как-то, чтобы вопросов больше не возникало и подозрений в том, что поп-дива может быть участником злостного покушения. Судя по логике допрашивающих он мог быть соучастником убийства чисто по приколу. Был прекрасный день, светило солнце и Райан вдруг подумал, почему бы не убить незнакомую женщину и не полететь сдаваться в понимающие руки Комитета Безопасности. Ну, поймут,простят.  И если уж рассуждать по этой логике, Райан путем естественного отбора должен был погибнуть ещё во младенчестве, сунув пальцы в розетку.
- А отпустил он меня, когда понял, что я не девушка. – Развел руками певец. -  Обиделся, понял, что каши со мной не сваришь, и отпустил восвояси, что меня и спасло.  Ну, чуть не убил сначала, но, слава Богу, передумал. – И предупреждая возможные вопросы, снова решил пояснить. – До этого я не стремился его переубеждать, потому что очень сильно опасался за сохранность своей жизни и частей тела в их первозданном виде. Личность Логан характером непредсказуемая.
Господи, если это Комитет Безопасности, то у них должно быть разнообразие фотографий Моретти, начиная от красных платишек от шанель, аля «я звезда ковровой дорожки»,  заканчивая вариантом «я надел мужской костюм, чтобы выглядеть брутальнее, но все равно похож на лесбиянку».  Да и сейчас он выглядел, как та самая лесбиянка. Очень-очень нервная  и испуганная лесбиянка, но тем не менее. Вряд ли тема его внешнего вида кого-то удивит, или заинтересует. Но все возможные почемучки должны были и так отпасть с первого взгляда. Внешность у него такая, универсальная, тут хочешь-не хочешь, спутаешь.

+2

19

Доминик Цепеш молча глянул на ее записку. Прочитал. Ничего не ответил и никак не отреагировал. Но в плане Доминика Цепеша это означало: принял к сведению. Если бы информация была лишней или не требующейся сейчас именно, его реакция была бы отрицательной. Ольга мысленно кивнула. Она тоже так думала.
«Значит, Марго Цепеш, Райан Моретти, неизвестный Ян, убийца, Джеймс Картер. Судя по всему, последний интересует Доминика Цепеша больше всего. Он его явно знает. Картер в вертолете упоминал, что хорошо знаком с правилами КБ. Времени на ознакомление с его досье не было. Жаль. Полная информация здорово облегчила бы мне понимание всей ситуации. А еще было бы интересно узнать, чем на данный момент заняты Картер и Игорь Цепеш. Думаю, там степень накала эмоций при допросе на пару градусов выше.»
Делать дальнейшие выводы не спешила. Во-первых, свое задание она уже выполнила, выполнила именно так, как следовало. Во-вторых, на дальнейшее развитие дела ее пока никто не направлял. В-третьих, подводных течений оказалось куда как больше, чем одно или три, а действовать вслепую Ольга не любила. Сейчас была благодарна Доминику Цепешу за то, что прихватил с собой на допрос. Пусть даже причина благодарности отличалась от той, по которой ее прихватил Цепеш.
«Очень уж вовремя такой потенциально виновный во всех грехах субъект как Джеймс Картер оказался именно в нужное время, в нужном месте. Подстава? Почему именно его? Или стечение обстоятельств – но причем тут оборотень-Ян, тоже связанный с Маргаритой Цепеш и Джеймсом Картером? Создается стойкое впечатление, что убийство во всем этом играет не первую роль. Так, просто необходимость, через которую следовало пройти и забыть.»
Ощутила легкую степень недовольства, задумчиво коснулась затылком стены за собой, наблюдая за свидетелем. Тот снова занервничал. В записке могло быть что угодно, начиная с призыва, наконец, перейти к физическому воздействию на него. Мысленно улыбнулась. Если до сих пор он еще пытался что-то скрыть, сейчас он будет говорить даже то, чего не видел, не знал, не делал.
«Стоило бы допросить и начальника охраны Райана Моретти, Найджела. Разумный, профессиональный. Если кто-то и мог заметить что-то подозрительное в общей панике и толпе, тщательно расправляющейся с уликами, то он мог».
Доминику Цепешу советы давать не стала. Он прекрасно знал, кто ему нужен и зачем. Ольга была уверена, что никто не покинет КБ, пока весь интерес Цепешей будет целиком удовлетворен. Доминик задавал вопросы, Ольга с каждым новым убеждалась, что ее мысли правильные. Секретарь заставил на минуту всех отвлечься и замолчать. Краем глаза скользнула по принесенной папке. Уловила знакомые моменты форм отчетности. Однако лезть через плечо Доминика не стала спешить. Она еще успеет ознакомиться со всем материалом, который имеется. Естественно, если будет как-то задействована в этом мутноватом деле и дальше.
- Конечно, мы понимаем. Вы были не меньше взволнованы после вашей первой знаменательной встречи. А как вел себя Джеймс Картер?
Не вмешиваясь больше в беседу, уточнила негромко, направляя свидетеля в нужную сторону. Отвлекая от себя, любимого, от переживаний. Тот оказался понимающим, в этом уже сомнений и не оставалось. И принялся рассказывать все, что интересовало Цепеша. На секунду пришлось отвернуться, скрывая не вовремя промелькнувшую улыбку. Слишком ярко представила себе «изумление» медведя, обнаружившего в девочке мальчика вдруг.
«Понимаю, почему он так вдумчиво рассматривал меня в полицейском участке. Я бы тоже после такого поостереглась доверять внешности.»
Снова обернулась, с обычным, спокойно-равнодушным выражением лица. Судя по всему, из этого свидетеля уже вытащили все возможное и невозможное. Он был согласен со всем и заочно, он был готов подписывать любые бумаги, гарантирующие ему возврат его нормальной жизни хотя бы опосредованно. Он вспомнил все (с). Он охарактеризовал Картера со всех сторон, включая личную и интимную. Больше пока в беседу не лезла, предпочитая слушать.

+1

20

Гибель Марго и последующие за ней детали больше не волновали Доминика. Этой особе суждено было сдохнуть, так или иначе. Не стоило переходить запретную грань. Доброе имя Наследника рода Цепеш охранялось Патриархом рьяно, любые поползновения пресекались тут же и жестоко.
- Агрессивно, значит.
Повторил за человеком Цепеш, глянув на того недобро, будто свидетель сказал какую-то скверную вещь, которая ломала все представления о мире. Медведи неповоротливы и довольно спокойны, пока их не разозлишь. Кто-то нервировал, напрягал оборотня, он чего-то опасался, поэтому реагировал на любые действия и слова человека враждебно, относился с недоверием.
«Оно ещё бабой в тот день претворялось?».
Зачем было злить оборотня? Доминик перестал доверять свидетелю, но потом вовремя вспомнил, что тот, пожалуй, и не в курсе, кого на самом деле случайно встретил. Люди редко интересовались другими расами. Им привычно жить в простом, понятном мире, где все друг другу братья и одной крови. Вампиры не старались развенчать мифы о своём «вымышленном» существовании. Это проще, если политик – человек. Вещай с высокой трибуны в народные массы свои идеи, не забывай охранять покой мирных граждан, и тебя будут уважать, ценить и даже любить иногда, по праздникам, или когда вдруг с тяжелого бодуна пожертвуешь какому-нибудь сиротскому приюту в Зимбабве пару лимонов евро, чтобы от тебя все отстали, наконец.
«От кого же ты бежал, Джеймс Картер? Кто смог спугнуть медведя из теплой берлоги и заставить уйти так далеко? И впутаться ещё в одно мерзкое дело».
Было странно и удивительно, почему оборотень решил уйти именно в Латвию, имея свободу. Он мог уехать куда угодно, и в то место, которое считал домом. Если у него было такое место. Семьёй медведь не обзавёлся, судя по его досье. Но имелось всё же какое-то поселение, куда он бы захотел вернуться. Перевёртыши сильно привязаны к своей территории, клану. Этого понесло в Латвию. Всем в мире известно, что такое Латвия, поэтому там и сокращалось население. Оставались только те, кто уехать не мог, либо не хотел. Приезжали же туда такие личности, которым требовалось скрыться от закона. Или от кого-то. С законом у медведя было всё в порядке. От кого он скрывался – неизвестно. Свидетель по делу об убийстве ничего больше не знал. Его требовалось отпустить, и срочно поднять все дела об убийствах за последние несколько месяцев. Если это вообще что-то даст в итоге. Цепеш чувствовал, что дело идёт не в то русло, не по тем рельсам они ехали.
«Лабиену что ли позвонить? Нет, рано. Я сам не знаю, в какую сторону смотреть, Максимилиан только ещё больше запутает своими догадками».
- Ваши показания были полезны.
Официально и отрешённо заявил Доминик свидетелю. Он сказал куда больше, чем должен был, поэтому в какой-то мере Цепеш его начал ценить.
- Агент Майклсон поможет вам изложить всё сказанное вами в письменном виде, для приложения показаний к официальному делу. После этого вы можете быть свободны. Но не покидайте границ Алмазного Берега пару месяцев. Возможно, Комитет Безопасности обратится к вам за уточнениями.
Стандартная процедура допроса свидетеля, стандартные слова и фразы. Доминик говорил их так, как требовалось от любого следователя, но его мысли были заняты уже совсем другими фактами. Кто-то объявил облаву на одного медведя. Зачем? Возможно, и не на одного оборотня открылась охота.
- Кстати, можете занять себя на эти пару месяцев выступлениями в Клубе – после неких… перестановок там освободились вполне вакантные места.
Цепеш как-то сталкивался с то ли певцом, то ли танцором, которого так же «приговорили» к безвыездному проживанию на АБ на месяц. Тот всё переживал, что где же ему теперь концерты давать, фанаты в шоке, жизни конец. Поэтому Доминик относился к полезному свидетелю снисходительно.
- По моей протекции не так сложно попасть на главную сцену Клуба.
Уведомил Цепеш, будто бы и вправду интересовался будущим певца.

+2

21

Райан аж ахренел. Всё? Пытка закончена? Жить, что ли, можно? Похлопав глазами, певец тут же яростно закивал, готовый мелким почерком переписать хоть «Войну и Мир» на стикерах-листочках, лишь бы от него наконец отвязались. То ли поняли, что из него, бедного, больше ни шиша не вытянешь, то ли награлись уже и кушать с рукколой не станут.
Облегченно выдохнув через нос, Райан уже хотел подняться, как прирос задницей обратно к стулу. В клубе? В клубе выступать? Это что, бонус такой? Или у них, в КБ, кастинги подобным образом проводят? Убивают стороннюю знатную женщину, ставят свидетелем, а потом проверяют на прочность, мол, хватит ли крепкости яйчишек петь для богатых пьяных рож. Так и хотелось сказать: «ребятки, вы опоздали лет на десять, я богатым пьяным рожам стишки ещё со стула читал, мне не привыкать!». Но от всех комментариев Райан тактично сдержался, выдерживая торжественную паузу, пока Цепеш не закончил, а после чего кивнул.
- Это большая честь и прекрасная возможность для меня, мистер Цепеш, я с удовольствием ею воспользуюсь.
«Я же не отчаянный самоубийца, елки».
Папка Цепеш отжигал лучше, чем дорвавшаяся до пивасика старшеклассница из строгой католической семьи: сначала чуть ли не язву желудка от стресса спровоцировал, а потом похвалил и плюшку в зубы всунул.
С другой стороны, плюшка – меньшее из зол. И вообще не зло.
Как ни странно, но к необходимости сидеть на обоих круглых полужопиях в Алмазном, да не высовываться особо, Моретти отнесся спокойно. Нет, он с удовольствием рванул бы куда-нибудь на морько, чтобы упасть в утешающие объятия загорелого накаченного островитянина, но и дома тоже было ничего.
Посидит и дома с удовольствием, напьется в пьяные слюни, пристанет к садовнику. Не островитянин, но в условиях суровой реальности сойдет.
И в клубе он споёт, если надо. Ещё и выебываться будет, что эксклюзивно пригласили, и вообще никому не насрать.
Когда же Ро был отпущен, тот был так рад, что свои показания написал очень быстро, да еще и красивым почерком, да еще и без ошибок. Мог бы даже смайликов поставить, если бы потребовали. Хоть отпечаток пятки, что угодно.
После чего торжественно повис на начальнике охраны, играя умирающую королеву лебедей так, словно точил зубы на оскар, и велел унести себя домой, в тишину, покой, безопасность, и где коньячок, который поддержит, все стерпит и не осудит.

+2

22

Доминик Цепеш вдумчиво и очень недоверчиво повторил характеристику подозреваемого свидетелем. Нахмурился, явно составляя собственное мнение, которое у него было по любому поводу. И спрогнозировать которое никому до сих пор не удавалось. Сейчас он мог хмуриться, а в следующую минуту – огладить, одарить и отпустить с миром. Пути Патриарха Цепешей вообще были неисповедимы, в принципе своем. Ольга философски продолжала наблюдать со стороны, не встревая больше.
«Естественно, Картер вел себя агрессивно. Натуру не исправишь, все равно полезет со всех щелей. »
Отметила мысленно, припоминая, что Картер очень прилично вел себя в вертолете, ей повезло. Он явно сдерживался и умел себя контролировать, при желании. Тогда у него желание было, в подвале – не совсем. Молча кивнула Цепешу, показывая, что поняла. По счастливо-недоверчивому, обалдевшему виду Райана Моретти было ясно, что он изложит все четко, детально, если понадобится – в двух экземплярах. Не доверяя копировальному аппарату. И единственное, в чем будет заключаться ее функция – избавить, по возможности, официальный отчет от слишком красочных описаний и лирических отступлений. И еще не забыть проследить, чтобы описание Картера в изложении Моретти ограничивалось нейтральными «отрицательный, плохой». Максимум – «плохой». Эти показания еще другим читать.
«А вот и пряник.»
Прямое указание сидеть на попе ровно, не выезжая с территории Алмазного Берега, судя по всему не слишком огорчило счастливую окончанием процесса допроса звезду. Однако пилюля все же была подслащена – выступления на одной из самых престижных сцен Алмазного Берега котировались высоко в карьере любого артиста. И попасть туда просто с улицы мог не каждый. Да никто не мог. Судя по тому, насколько быстро и с какой благодарностью Моретти ухватился за возможность, он это прекрасно понимал. Или, как вариант, просто готов был на все, лишь бы быстрее свалить из дружелюбно-серых стен КБ.
- Пройдемте за мной.
Мягко подхватила окончательно ошалевшую от радости звезду под локоток. Повлекла за собой в соседнее помещение. Усадила на такой же удобный и комфортный, как и предыдущий, стул. Заставила методично, четко, дотошно и в мельчайших деталях зафиксировать все вышесказанное на бумаге. Ознакомилась сама, кое-где уточнила. Дала ознакомиться ему, убедила перечитать еще раз, уточнить. Довела своим спокойствием, лаской и железобетонной целеустремленностью до ручки. Отпустила, лично проводив до самой приемной, сдав с рук на руки начальнику его охраны.
- До свидания, мистер Моретти. До скорых встреч.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [03.11.2066] Кто свидетель? Я свидетель! А что случилось? ©