КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [16.11.2066] Вернуться — не значит пятиться назад, это шаг вперед


[16.11.2066] Вернуться — не значит пятиться назад, это шаг вперед

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время: 16 ноября, ближе к обеду.

Место:
Джаспис, аэропорт Гранд-Вояж

Действующие лица: Элизабет Ковенант, Калиса Лабиен, Стелла Андервуд (в порядке очерёдности)

Описание ситуации: Новость о разрыве помолвки её дочери и Игоря Цепеша вынудила Элизабет начать действовать раньше, чем все необходимые приготовления были готовы. К счастью, жизнь публичной персоны научила англичанку держать удар и импровизировать, а так же обеспечила полезными знакомствами.

Отредактировано Элизабет Ковенант (16.11.2016 07:35:01)

+1

2

После жаркой Мальорки ветер рванувший полы элегантного твидового пальто, небрежно наброшенного на плечи женщины, показался ещё более пробирающим до костей. Элизабет коротко поёжилась, плотнее запахивая больше эффектную, нежели тёплую одежду и решительно застучала каблуками модельных туфель из последней коллекции по трапу частного самолёта. Как ни велик был соблазн повернуть назад и отправиться обратно в тёплые края, но проблемы сами себя не решат. Да и заставлять себя ждать было не в правилах пунктуальной британки. И уж точно не следовало заставлять ждать саму Калису Лабиен, если конечно та действительно соизволила удовлетворить скромную просьбу о встрече.
- Доставьте багаж в отель «Голден Плаза», - короткая заминка на последней ступеньке, ровно столько, сколько требуется для короткого распоряжения и то чтобы упрятать холёные ладони в перчатки в тон обуви. Автомобиль аэропорта уже ждёт, гостеприимно распахнув заднюю дверь, чтобы доставить важную персону прямо к главному зданию.

- Элизабет Ковенант, прибыла уладить семейные дела, - положив свеженький, оформленный на её девичью фамилию, паспорт на стойку, вампирша ослепительно улыбнулась работнику таможни. В представлении явно не было нужды, после трагедии в особняке таблоиды пестрели её фотографиями. Шумиха же с расторгнутой помолвкой, только подлила масла в огонь вызвав очередную волну пересудов о пропавшей вдове Морриган. В эту секунду о её внезапном возвращении знали уже, наверное, все в аэропорту. И не только, но у женщины была небольшая фора и она собиралась использовать её с умом.
Клерк не спешил возвращать документы, напряжённо вглядываясь в невидимый для Элизабет монитор. Явно тянул время, ожидая распоряжений сверху. «Ну нет, дружочек, цепешевским собачкам придётся подождать, у меня пока другие планы», - веки едва заметно дрогнули. Любой, кто знал вдовствующую вампиршу достаточно близко, при виде этого слабого прищура поспешил бы убраться с её пути подобру-поздорову.
- Всё в порядке? – вопрос, заданный обманчиво мягким тоном, подкреплялся всей мощью подавляющей воли на какую только была способна вампирша. Наверное, колени задрожали у всех в довольно обширном помещении. – Я немного тороплюсь, меня уже должно быть ждут. Не могли бы вы немного поторопиться, мы ведь не хотим тратить ничьё время?
Забрав наконец документы из немного трясущейся руки таможенника, Элизабет уверенным шагом направилась прямо к выходу в главный холл. На ходу мягко приглушая свойственную всем чистокровным способность, она не любила использовать её без лишней нужды.

+3

3

О том, кого она будет встречать на выходе из терминала "Гранд-Вояж", Стелла узнала едва ли не в последнюю очередь, когда получила в руки табличку с именем Элизабет Ковенант. И она готова была поклясться, что, имей имена известных личностей вес не метафорический, а вполне реальный, ее долбаная табличка сейчас могла бы оказаться самой тяжелой из всех табличек мира. Лань испытывала противоречивые чувства, то подвергаясь сомнениям и считая, что слишком мелкая сошка, чтобы сопровождать такую персону и по такому случаю, то мысленно благодаря подобное стечение обстоятельств и восхищаясь собой и своей отзывчивостью и предприимчивостью. С другой стороны, Стеллу изрядно напрягал тот факт, что на нее вышли через третьих лиц, и какое-то время ей приходилось вариться в информационном вакууме. В таком положении Стелла Андервуд обычно чувствовала себя уязвимой и потому-то терпеть не могла ситуации, в которых теряла контроль над происходящим, и старалась в них не ввязываться.

Об этом небольшом волнении, пожалуй, можно было судить по тому, как она изредка переступает на высоких каблуках, нетерпеливо и нервно, и как оглядывает и оправляет велюровые пиджак с коротким рукавом и юбку — бежевые, одного цвета с широкими ремешками туфель, охватывавшими ее щиколотки.
Иной раз, конечно, мысленно она одергивала себя:
"Эй, подруга! Да все ведь, черт возьми, просто шикарно! Отвезешь до места, расскажешь как тут что, подсуетишься где надо — ничего необычного. Оставишь визитку. Перспективы!"
Этакая внутренняя встряска здорово ей помогала, в каком-то смысле вправляла мозги и тычками загоняла животные инстинкты и страхи куда-то очень глубоко, хоронила их под фундаментом из практичности и честолюбия. А практичная и честолюбивая Стелла уже умела акцентировать свое внимание на важных вещах и отделять зерна от плевел.

И одной из таких важных вещей был внешний вид Элизабет Ковенант. Ее выбор в одежде, ее макияж, походка и экономичные, отточенные жесты говорили только о вкусе, сдержанности и чувстве стиля, истинная британка и настоящая женщина чувствовалась в каждом движении и в каждом штрихе макияжного карандаша. Стелла видела ее и раньше — фото или видео в новостных лентах, — но встретиться вживую, как известно, совсем другая история. Края ее губ едва заметно дрогнули в легкой, удовлетворенной улыбке. Стелла, склонив голову, вежливо поприветствовала вдову Джонсон:
— Добро пожаловать на Алмазный Берег, миз Ковенант. Прошу за мной.

За дверями их уже ждал автомобиль. Стелла пропустила Элизабет в просторный салон лимузина, затем последовала за ней.
На улице было чертовски холодно. Здесь, в салоне — напротив. Стелле ужасно захотелось снять туфли и вытянуть ноги, пошевелив пальцами, будто за день она уже исходила половину Джасписа, — холод отчего-то навевал на нее тоску и усталость, — но вместо этого она потянулась к бару.
— Предпочтете алкоголь или нет?

Отредактировано Стелла Андервуд (27.10.2016 16:01:43)

+2

4

Леди Ковенант окинула девушку, встречающую её, коротким взглядом и позволила себе лёгкую удовлетворённую улыбку. Миловидная, но не вульгарная, опрятная и одета хоть и без лишнего шика, но с определённой долей вкуса. Она явно волновалась, при встрече столь известной персоны, но в панику не впадала: не мельтешила, не заикалась и в целом производила весьма приятное впечатление. Какой-то там кузен, занимавшийся подбором кандидатки, явно не ошибся с выбором. Нужно будет поблагодарить его при встрече. Хотя внешние данные встречающей волновали Элизабет в последнюю очередь, в отличии от профессиональных качеств, но всегда приятнее иметь в своём окружении что-то красивое. Пусть и на короткое время.
Не теряя драгоценного для неё времени, вампирша проследовала за – «как же там её зовут?» - мисс Андервуд к уже ожидающему лимузину. Комитет, имеющий к не слишком скорбящей вдове множество вопросов, уже наверняка был осведомлён о её прибытии и, если она не хотела сгинуть в его недрах окончательно и бесповоротно, как уже это сделали некоторые представители её рода, ей следовало быть расторопнее.
- Бренди, и немного льда, - небольшой аперитив перед предстоящим обедом будет совершенно не лишним. Тем более, что внешне невозмутимая Элизабет в действительности ощущала сильное беспокойство. Ступив снова на землю вампирских территорий, она ступила на враждебную землю. Её супруг оставил ей проблемное наследство. Его брат же лишь усугубил положение. Расторжение так давно планируемой и подготавливаемой ими с Уильямом помолвки – что за безобразие?! Ей следовало вмешаться раньше и пресечь эту болезненную связь Ады с дядей, но она не сделала этого, слишком погружённая в дела своего фонда и понадеявшись на свойственное Воронам благоразумие. И как видно ошиблась. Теперь же ей придётся расхлёбывать ещё и это.
- Что говорят о расторжении помолвки Ады Виктории и Игоря Цепеша? – внезапный вопрос, как и внимательный взгляд, адресованы её сегодняшнему гиду. Конечно же, вдова Морриган осведомлена о том, что пишут в газетах, но стоит узнать и то, что думают об этом простые жители Берега. Никогда не стоит сбрасывать со счетов настроения масс, история Британской Империи научила её этому.

Отредактировано Элизабет Ковенант (01.11.2016 02:53:15)

+3

5

— Да слухов полно… — Отозвалась Стелла. — Причем самых разных.
Стоило ли говорить, что сейчас она была совершенно не готова к экзамену по родственным связям и переделу сфер влияния известнейших правящих семей? Да еще с экзаменатором в лице вдовы Джонсон. Из тех немногих фактов и домыслов, что заполняли новостное пространство, или из пересудов своих деловых коллег Стелла могла составить какую-никакую картину, но в достоверности убеждена не была. О перипетиях в верхушке власти не знал никто и ничего — по крайней мере, из ее круга общения, — они ощущали только последствия, в то время как причины ускользали, скрываемые неочевидной цензурой и негласными правилами тех, кто держал Алмазный Берег в своих руках.

Бокалы тонко зазвенели, когда в них упали кубики льда. Без лишней церемонности, но аккуратно Стелла заполнила их до середины, лишь единожды раздосадованно цокнув языком, когда лимузин плавно качнулся на повороте, и золотистая жидкость лизнула стекло едва ли не по самому краю. Лань недовольно покосилась в сторону водительской кабины, но, разумеется, ничего к этому взгляду не добавила.
— Стелла. Стелла Андервуд. — Она протянула бокал Элизабет. Свой до поры поместила в держатель; заказчик сама решит, ответить ли на ее намек благосклонно или нет. — Со свадьбой косвенно связывают очень много вещей, от эпатажа до заказных убийств, со смертью Уильяма — простите, что лишний раз напоминаю об этом, — и так далее. Говорят, что дядя Ады Виктории мог инициировать размолвку потому, что хотел защитить племянницу. Еще считают, что брак был взаимовыгоден раньше, но необходимость, в первую очередь для Цепешей, в нем отпала. И хотя это по-прежнему выглядит как расторжение брака со стороны Джонсонов, причины прямо противоположные.

Стелла сделала паузу, во время которой осторожно покосилась на Элизабет, следя за ее реакцией, и позволила себе закинуть ногу на ногу.
— Самое популярное мнение: брак был нужен как символ перемирия, а сейчас в нем нет никакого смысла. Говорят, что Волки здорово потрепали Воронов, что Джонсоны теперь слабы как никогда и это уже ничем нельзя исправить. — Стелла вдруг посмотрела на собеседницу иначе. Изучающе. — Но теперь я вижу, что это  не так.

Отредактировано Стелла Андервуд (28.10.2016 16:12:39)

+5

6

О, в том, что слухов было множество, Элизабет нисколько не сомневалась. В последние месяцы фамилия Джонсон мелькала в СМИ чаще любой другой. И к сожалению, всё больше эти упоминания носили негативный характер. По мнению самой вдовы Морриган, это было самым настоящим позором для славящейся своими сдержанностью и разумностью древней семьи. Что думали по этому поводу остальные представители рода ей ещё предстояло узнать, и оставалось только надеяться, что не все Джонсоны лишились рассудка и разделяют её точку зрения. Хотя поступки Уильяма, старого Хета, а следом за ними и Беннета, говорили скорее об обратном.
Позволив себе только один короткий вздох досады, леди Ковенант мягко улыбнулась своей сопровождающей.
- Приятно познакомиться, миз Андервуд. Моё имя Вы и так знаете, - приняв предложенный бокал, вампирша слегка его пригубила и отметила, что фамилия очень шла шатенке. Подлесок. Да, во всей внешности Стеллы сквозило что-то такое дикое и свежее, прочно ассоциирующееся с весенним лесом. Кажется, от девушки даже слабо пахло хвоёй. Поджарая, подтянутая фигурка и лёгкая нервозность: ни дать, ни взять, зверёк, готовый в любую секунду сорваться с места. Всё это начинало будить обычно тщательно контролируемые хищнические инстинкты сдержанной британки. Даже немного жаль, что сейчас было не время для каких-либо игр в охотника и добычу.
Всё-таки кузен удивительно удачно подобрал кандидатуру опираясь на единственное условие, не касающееся профессиональных качеств: никаких мужчин. Распущенные Цепешами слухи и без того бросили тень на её репутацию, давать повод для новых, появляясь в обществе потенциального любовника, было сейчас совершенно излишним. Хотя Элизабет немного забавляло, что в столь прогрессивный век, мало кто рассматривал возможность получения удовольствия вне зависимости от пола партнёра, но этой зашоренностью стоило пользоваться.
- Как интересно, - ещё одна лёгкая улыбка и чуть вздёрнутая бровь выразили заинтересованность в словах мисс Андервуд. Впрочем, внутри англичанка чувствовала скорее досаду, нежели любопытство. Настроения и шепотки простых жителей Алмазного Берега удивительно точно совпадали с догадками самой вампирши. Вся это ситуация с разрывом помолвки была шита белыми нитками, да и имела весьма неприятный душок. Следовало разобраться с ней как можно скорее, а для этого нужно в самом ближайшем времени навестить дочь. Лучше всего, сегодня же. Но это в случае, если затеянная ей шумиха позволит если уж не избежать скорого визита в Комитет, то как минимум сократить его длительность.
Леди Ковенант по старой привычке чуть закусила губу, погрузившись в задумчивость, из которой её вывели последние слова сопровождающей.
- И что же Вы такое видите, миз Андервуд? – спокойный взгляд упирается прямо в собеседницу, лицо выражает доброжелательную заинтересованность. Элизабет давно привыкла к заискиванию и подобострастию. Будучи супругой Патриарха более чем два века она слишком часто с ними сталкивалась и сейчас совершенно уверена, что услышит именно их. Бренди оседает на языке лёгким привкусом разочарования, Стелла начинала ей нравиться.

Отредактировано Элизабет Ковенант (01.11.2016 04:03:18)

+2

7

— На самом деле мне не нравится это слово. Миз. Оно до безобразия искусственное. — Стелла откинулась на спинку сидения и с удовлетворением отметила, как мягкая подушка приобняла ее за плечи. — Я бы предпочла, чтобы вы обращались ко мне по имени, и хотела бы получить такую же возможность в ответ.
Она сделала короткую паузу, будто давая собеседнице время на то, чтобы обдумать и принять это предложение. Стелла смотрела на нее и чувствовала, что сейчас ей будет почти физически неудобно называть эту женщину миз Ковенант. Тем более принимая в расчет то, в какое русло вдруг повернула их задушевная беседа. Беседа, превратившаяся в небольшую увлекательную игру, где обе они потихоньку прощупывают друг друга и проверяют, насколько далеко они смогут зайти в этом странном, неспицифичном для деловых бесед взаимном изучении. Стелле нравилась эта игра, и от осознания, с каким сильным игроком она ее ведет, лань где-то внутри нее вздрагивала в волнении и предчувствии. Миз Ковенант очень изящно подхватила эту партию, добавив в свой вопрос тонкую, но достаточно явственную провокацию.
— Так вот, Элизабет. — Не дожидаясь согласия, продолжила Стелла. Она испытывала какой-то удивительный, дурной азарт и никак не могла понять, с чем это связано. — Смотрю я на вас и думаю одну мысль. Не поймите меня неправильно, я очень сожалею о смерти вашего мужа… Но будь я на месте того, кто мог его… устранить, уж я бы сделала это исключительно с целью занять его место. Мне кажется, рядом с вами может быть очень, как бы сказать, увлекательно. Как вам такая идея?

Стелла  недолго смогла выдерживать взгляд Элизабет, ее хваленой внутренней храбрости хватило едва ли на секунду. Она посмотрела за окно, села вполоборота, чтобы Элизабет не увидела, как дрогнула ее губа и на миг расширились ноздри. Эта женщина интересно пахла. Очарованием и опасностью, молодостью, свежестью вечно юного тела и одновременно чем-то неизвестным, неуловимо далеким, будто она пронесла это с собой через многие десятки лет, дорогими духами и древней, страшной магией. Много, слишком много всего для задиристой лани, тщетно пытавшейся сейчас отделить одно от другого и привести разгулявшиеся мысли в порядок. Разумеется, Стелла не была глупа, она понимала, кто перед ней. И тем больше она с себя удивлялась. Ее диковатая откровенность, обернутая в неуместное подобие шутки, могла стоить ей очень дорого. Но ей сложно было что-то поделать с этим. Наверное, такова особенность всего их племени — не умевшего контролировать свои инстинкты и порывы зверья, — и потому-то сейчас они находятся в таком плачевном положении.
Стелла снова посмотрела на Элизабет. Ей не хотелось бы сейчас извиняться, изображая фальшивое подобострастие. Вовсе не его она испытывала. Что-то иное — совершенно новое, непонятное чувство. Наверное, именно от подобного чувства предостерегают старые и многомудрые оборотни молодых. Стелла, пожалуй, не отличалась особой осторожностью. Избирательностью — да. Но разве не являлась эта женщина самым интересным выбором?
— О, мы уже довольно близко. — Неопределенно добавила она.

Отредактировано Стелла Андервуд (01.11.2016 17:05:46)

+2

8

Просьба сопровождающей повергла Элизабет в крайнее изумление. Уже в который раз за короткую поездку, безупречно идеальная линия брови изогнулась, выражая уже не просто удивление, а самое настоящее недоумение. Что это: безвкусная шутка, наглость, уходящая корнями в беспросветную глупость или же принадлежность к известной фамилии больше не имела никакого веса? Вдова Морриган хотела верить, что не последнее, но для блага самой вопрошавшей первое предположение было предпочтительней. Неудавшуюся шутку можно простить, сделав вид, что подобное никогда не звучало, наглость же, помноженную на отсутствие предусмотрительности, вампирша терпеть не собиралась.
Панибратски-плебейское обращение, так и не дождавшейся позволения миз Андервуд, резануло по слуху. Веки Элизабет лишь слегка дрогнули, но казалось, температура в салоне упала на пару градусов. Компаньонка, резко переставшая нравится вампирше, опасно балансировала на самом краю пропасти, понимала она это или нет. От неприятных последствий такого поведения её отделял лишь тончайший волос безупречных манер, не позволявших леди Ковенант отрывать головы направо и налево.
Если бы не аристократическое британское воспитание, с самого детства вкладывавшее в её голову идею постоянного самоконтроля, Элизабет, наверное, рассмеялась бы в голос. Нет, что этот лесной зверёк себе позволяет?! Сначала оскорбляет, потом абсолютно прозрачно намекает на её причастность к гибели супруга и тут же просится в ближайшее окружение. Всё страньше и чудесатее, как выразился бессмертный английский классик. Сопровождающая определённо завладела вниманием вампирши, раззадорив её женское любопытство. Правда насколько этот интерес был благоприятен для самой Стеллы стоило ещё разобраться.
- Для Вас, леди Ковенант, если уж нейтральное миз Вам так претит. Я достаточно понятно выражаюсь, Стелла? – холода, контрастирующего с вежливой улыбкой, в голосе британки хватило бы на десяток айсбергов. Она могла бы воспользоваться силой, полученной по праву рождения, для подкрепления своих слов, или попросить верного Алезаруса вложить в голову хамоватой девчонки мысль об уважении, но к чему это всё? Кем она будет, если не сможет справиться без применения силы? Пусть оружием бряцают мужчины, это в их природе, ей же следовало действовать иначе.
– Помимо увлекательности, рядом со мной может быть и опасно, но в любом случае это место нужно ещё заслужить, а для этого Вы ещё сделали недостаточно, - короткий взгляд на улицы, проносящиеся за окном автомобиля. Водитель явно знал своё дело: даже на таком громоздком транспорте умудрялся лавировать в дорожном потоке, ловко избегая пробок и лишних светофоров. Дорога заняла гораздо меньше времени, чем Элизабет предполагала. Какие-то пара минут, и они прибудут на место, к самому известному и звёздному французскому ресторану в Джасписе. А самое главное с хорошим освещением и чудными огромными окнами.
- Сегодня Вы сопровождаете меня и выполняете все мои требования. Надеюсь, не нужно уточнять в точности ли Вы выполнили уже полученные инструкции? – внимательный взгляд возвращается к лицу миз Андервуд, выискивая на нём ответ, который вампирша и так узнает в самом ближайшем времени. – Если справитесь, вышлите мне своё резюме, и я рассмотрю Вашу кандидатуру.
Расторопный и сообразительный помощник ей и впрямь будет не лишним, а особой веры к представителям собственного рода в виду последних событий не было. Стелла могла бы занять это перспективное место, только вот соответствует ли она высоким стандартам леди Ковенант?

Отредактировано Элизабет Ковенант (01.11.2016 20:27:39)

+2

9

Тонкое винтажное бедфордское кружево, за века не потерявшее своей идеальности в цвете и качестве - именно такие ассоциации вызывала у мадам Лабиен Элизабет. Она нравилась Калисе как женщина с безупречным вкусом и манерами, как собеседница и компаньон, как невероятно привлекательная картинка, облаченная всегда и неизменно во вкус и стиль, но при этом не лишенная и ума, истинно женской смекалки и хитрости. Быть может, именно поэтому между двумя дамами никогда не возникало разногласий. Добрые приятельницы, которым нечего делить, зато приятно иногда встречаться, беседовать за бокалом хорошего вина, обсуждая происходящее вокруг - вот кем они были друг для друга.
Пожалуй, Калиса не первая, кто вспыхнула недоумением, прочитав в прессе о связи леди Ковенант со стариком Махретом, но она была одной из немногих, кто в это не поверил, не став смаковать скандальной новостью с кем-либо, подумывая детали. Она прекрасно понимала, что это ложь и провокация, направленная на привлечение наибольшего внимания к вдове, поэтому звонок Элизабет с предложением увидеться вызвал у мадам легкое удивление, смешанное с неизмеримым любопытством. Новость, что Ковенант вернулась на Алмазный берег почти буквально пахла очередной волной скандальных заголовков в прессе и опасностью. Как раз то, что было по душе неугомонной и вечно скучающей Калисе. Предложение было принято, мадам была почти счастлива и предвкушала встречу с блондинкой. Поэтому в выбранный ресторан прибыла заранее.
Мягкое кашемировое пальто бежевого цвета женщина скинула практически на ходу, зная, что метрдотель подхватит его, не дав упасть предмету ее гардероба. Уверенный шаг тонкого каблука светлых ботильонов гулким эхом отзывался во внезапно образовавшейся в зале ресторана тишине, что неизменно сопутствовала древнему существу. Будто все замерло, перестав и дышать. Сама мадам Лабиен не обращала внимание на это, но вот с людьми ничего не поделаешь - они всегда одинаково реагировали на присутствие вампира. Калиса самодовольно хмыкнула, откидывая с плеча волну рыже-каштановых локонов, располагаясь за столиком, к которому ее проводили и немного сгладила влияние подавления воли, ослабляя его. Лишнее внимание сегодня ей было ни к чему. Вампирша понимала, в каком положении находится ее приятельница - каждый час, пребывания Элизабет на АБ, был на счету, прежде, чем ищейки из Комитета Безопасности среагируют.
- Бутылку Божоле, - коротко, деловитым тоном обозначила свой выбор алкоголя мадам, - Основное меню принесет позднее, когда прибудут мои гости.

+3

10

Глупая, глупая, тысячу раз глупая девка! Стелла знала, что не краснеет, не ощущала, что ее уши горят, глаза не слезились от страха или стыда — о, нет, природа избавила ее от всех этих неловких внешних проявлений чувств, — но как же она сейчас корила себя за свой язык без костей и совершенно развязный ум, и за привычку сначала делать, потом думать, которую жизнь до сих пор из нее не выбила!
Выросшая без воспитания, самонадеянная девчонка, она всегда думала, что всего может добиться, имея в вооружении одну лишь только наглость. Умела себя вести, держать себя в руках, если требуется, но стоило Элизабет ее осторожно и так же беззастенчиво поддеть, стоило увлечь всего лишь на секунду и создать иллюзию ответной увлеченности, как у лани тут же сорвало крышу. И до чего же было обидно получить мгновенный отворот-поворот, ушат леденящей воды прямо в лицо… Но Стелла соврала бы самой себе, если бы сказала, что в этот момент она возненавидела леди Ковенант.

Нет, вовсе нет. Когда взгляд Элизабет изменился, стал тяжелым, а слова начали колоть, будто стальные спицы, и губы двигались без лишней дрожи, роняя эти слова с механической безжалостностью, только слепой мог бы не восхищаться ей. Стелла испытала странное чувство, словно ребенок, который с виноватым лицом слушает, как его отчитывают, но в душе очень рад, что провернул такую шалость. И она сейчас смотрела на Элизабет во все глаза.
Может быть, дело было в том, что Стелла никогда не встречалась с вампирами — с настоящими вампирами, а не с отбившимися от рук полукровками, чью нечистоту она могла унюхать и с трудом потом отделывалась от этого гадливого ощущения, — может быть, все дело было в этой особенной притягательности, которой обязаны все истинные дети ночи, или в том, что за долгие века они оттачивают свое мастерство пантомимы до совершенства. Может быть. Где-то на границе сознания Стеллы эти мысли ютились, кусались и резались, просили обдумать их, взвесить. Но даже сейчас, проученная за свою наглость и приструненная, она все еще была слишком взволнована и увлечена, чтобы придавать им заслуженное внимание.

— Конечно. Я все поняла. — Стелла ответила с готовностью. Ее голос дрогнул, но вовсе не от страха; она силилась сдержать улыбку и рвущиеся с языка очередные смелые слова. Она и сама не понимала, отчего ей хочется общаться с Элизабет вот так, по-свойски, списывала это на то, что всю жизнь стремится к упрощению и искренне ненавидит разницу в статусах, состояниях и возрасте. Что уж говорить, ужасные качества для ее-то профессии, требующий тактичности и своевременного и тонкого проявления уважения. Сейчас Стелла постаралась выказать его, а также готовность поработать над собой. — Я вас не подведу, леди Ковенант.
Она повернулась к окну, когда автомобиль остановился.
— Вот мы и на месте. И к вашему появлению уже все готово.
Стелла взволнованно вздохнула. Возможно, ей придется тяжело. Непривычно, некомфортно и тяжело. Но сейчас она хотела схватиться за предоставленный ей шанс — любезно предоставленную последнюю попытку после закономерного и очень недвусмысленного нагоняя.

Отредактировано Стелла Андервуд (08.11.2016 11:39:47)

+3


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [16.11.2066] Вернуться — не значит пятиться назад, это шаг вперед