КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [16.11.2066] Поговорить с тобой хочу. Молчи и слушай.


[16.11.2066] Поговорить с тобой хочу. Молчи и слушай.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: 16 ноября 2066 года. Вечер.
Место: КГБ.
Действующие лица: Алиша Лабиен, Ада Виктория Морриган.
Описание ситуации: Иногда нужно с кем-то поговорить. Иногда – необходимо так, что аж сил нет терпеть, потому, что все плохо, и это - надолго. А местами – говорить надо с определенным человеком, чтобы не получилось просто так и безрезультатно. Даже если сразу это и не слишком в глаза бросается.
Дополнительно: Не надо ничего дополнительно.

Отредактировано Ада Виктория Морриган (19.11.2016 23:40:37)

+2

2

«Голубая лагуна» была, как обычно, восхитительно-кислотного бирюзового оттенка, очень странного запаха, с явно лишним куском лимона, задумчиво плавающим где-то у прозрачной стенки бокала, с целым айсбергом льда внутри, практически вываливающимся из бокала, с барменом, наконец, который выучил пару-тройку ингредиентов и совершенно не представлял, как должен выглядеть уважающий себя коктейль на самом деле. Ада философски вздохнула и с видом королевы в изгнании, попирающей собственные, тщательно оберегаемые моральные принципы, пригубила глоток, тут же удивленно вскинув бровку. На бармена гнать было рано. Точнее, поздно уже, потому что и по поводу ингредиентов он имел очень приблизительное представление – бедная «Голубая лагуна» в его исполнении почти на 50 процентов состояла из водки, в которой там где-то на заднем фоне затерялся спрайт, не говоря уже о Блю Курасао – от ликера остались только цвет и впечатление!
- Интересно, а кто подбирает обслуживающий персонал, м? Кто?
Внимательно, с улыбкой посмотрела на бармена, очень вдумчиво, все так же философски, как только что на коктейль.
- Ведь не сам же ты появился, не сам же материализовался здесь, исключительно чтобы заставить меня испортить себе настроение еще сильнее? Ты представляешь, как чудовищен весь твой проступок?
Несмотря на то, что певичка пребывала явно не в том настроении, чтобы скандалить, орать, аккуратно бить посуду, стараясь не сломать маникюр и длиннющие ноготки, бармен побелел, потом позеленел, потом ретировался на другой конец барной стойки под предлогом обслуживания очередного клиента. Ада не возражала, бармен был неинтересным, скучным и успел надоесть. С удовольствием сделав еще несколько глотков и поставив себе крестик и пометку в дальнейшем готовить исключительно такого типа коктейли, пихнула лениво носком туфли край высокого барного крутящегося стула, полуразворачиваясь от бара к самому помещению, вглядываясь в лица.
«Ну и где она может быть?»
С самого утра, прямо в белоснежной шелковой постели, рассматривая мобильник с очередным мигающим вызовом от дяди-Патриарха, Ада поняла, что больше так продолжаться не может – она не может больше столько пить, она не может рассматривать телефон, она не может видеть и слышать тех, кто тщательно развлекал в любое время дня и ночи, ее затрахали попытки отвлечься от проблем. Ей хотелось убить дядю, хотелось мороженое, хотелось позвонить Игорю Цепешу, хотелось купить новые туфли и снова убить дядю… Последнее явно преобладало, поэтому следовало срочно предпринять что-то – в тюрьму не хотелось, хотя в свете последних событий, возможно, это тоже был неплохой вариант!
«Она так великолепно спасла меня тогда – я не могу ее не поблагодарить!»
Придумать подходящую причину для визита КГБ, в принципе, было и в обычном варианте раз плюнуть: Ада заглядывала сюда часто, обычно – не одна, да что там, всегда не одна. Другое дело, следовало прикинуть хотя бы навскидку, какого черта ей могло понадобиться от Алиши?
«С другой стороны, с какого хрена я выдумываю оправдания? Мне плохо! Мне очень плохо! И хуже она все равно не сделает, а вот лучше – вполне, не упиваться же в одиночестве только потому, что все остальные надоели?!»
По-кошачьи сморщив ровный, очень аристократический нос, не тронутый чудесно-волшебными руками кудесника-дяди, от природы такой, кивком показала бармену на пустой бокал, очень неодобрительно покачав головой.
«Понабирают улиток.  Ах, как жаль, лапочки-Джейкоба нет со мной больше…  Ну какого черта так везет последнее время? Предлагала же Рамла, улететь и развлечься как следует, предлагала же. Что я тут делаю?»
Вопросов было море, и  если на «кто виноват?» ответ светился крупными переливающимися буквами, то «что делать?» вызывало только новые вопросы. В свете последних событий Аде лучше было не показываться нигде: ее ненавидел Игорь Цепеш, ее ненавидел весь Совет в целом и каждый по-отдельности, ее ненавидел дядя, который так и не понял, что происходит, а должен бы был, ее уже успели возненавидеть даже соседи – перестрелки, журналисты, фанаты, полиция, как следствие всего предыдущего сделали свое доброе дело. Поэтому мудрая, логичная и дальновидная Ада сделала единственный верный выбор – взяла и свалила к чертовой матери из дома, укрывшись за прочными стенами КГБ, мороча голову бармену, ожидая рано или поздно появления той, кто вполне могла считаться если не подружкой, то спасительницей, что тож было хорошо и подходило.

+2

3

Вот говорят глупые люди, что в жизни бывают чёрные полосы. Типа, то белая полоса, то чёрная. Ограниченные, посредственные существа, думала Алиша. Ведь у неё, к примеру, была никакая, сука, не зебра, а целая радуга, с расширенной цветовой палитрой. Потому что как только налаживалось что-то одно, то что-то другое налаживаться не хотело и требовало срочного, незамедлительного вмешательства. Ещё возникали такие ситуации, которые ты, вроде бы, как бы даже наладила, всё сделала, по полочкам разложила, и только отошла от них, как вдруг приходится возвращаться и вновь браться за то же самое дело. Именно такое дурацкое дело привело Алишеньку опять в Клуб. Рабы. Да, да, те самые рабы человеческого происхождения, которые закупало КГБ в обход Корпорации. Вроде бы, и Патриархи вмешались, директора убрали, нового посадили, вроде бы всё, вопросов больше возникать не должно. Как бы ни так. Проблемы вернулись. И пока об этом знала только Алиша. Говорить Патриархам было пока рано. Возможно, что ничего не подтвердится, а у них и так дел по горло. Приходится, так вот, брать и решать всё самой. Или хотя бы стоило собрать как можно больше информации. Агенты отряда, конечно, работали исправно, но за такие повторяющиеся дела Лабиен привыкла браться сама. В конце концов, ей потом отвечать перед отцом и его соратниками. Поэтому Алишенька появилась в Клубе опять, в качестве скучающего отдыхающего. Как обычно, завалилась не в самый дорогой бар КГБ – здесь всегда было больше народа, значит и больше сплетен. Очень кстати в такие моменты. Но после того, как Алиша увидела знакомую белобрысую головушку, с нахальной её носительницей, все важные дела мирового масштаба отошли на второй план. Из-за этой вертихвостки и её прихоти почти сломались планы Лабиенов! Не раздумывая и секунды, вампиресса направилась к возмутительнице спокойствия, нагло уселась на свободный стул рядом с той и зло уставилась на птичку. Лабиен даже не поздоровалась, ведь с врагами не здороваются.
- Вот, мне даже интересно, чего ты тут забыла. В такое время.
Под «таким временем» Алиша подразумевала конкретное событие, одно-единственное. Недавнее совсем. Обычное такое, на первый взгляд. Для людей. Но не для вампиров из сильнейших родов. Ада Морриган Джонсон кинула Игоря Цепеша со свадьбой! Об этом говорили многие. Лабиены просто не могли остаться в стороне от такого дела и сохранить нейтралитет. И это тогда, когда в Совете Теней произошло столько изменений! Вороны словно ждали этих перемен, и потом, когда они им не понравились (конечно, с чего бы им прыгать от восторга с таких перестановок?!), то они взяли и отомстили. Цепешам. Идиоты. Кто же мстит Волкам? Известно кто – текущий патриарх рода Джонсон, как его там? Беннет Морриган. Братишка ныне покойного Уильяма, давненько отошедший от политических дел. И вообще ото всех дел, не связанных с наукой и ЦИЭМом. С чего он вообще взял, что имеет право творить такое? Как он мог этой тупой курице Аде разрешить взять и бросить единственную причину, по которой та была ещё жива?! Цепеши с давних времён ненавидели Воронов. Сколько усилий стоило Лабиенам наконец окончательно надеть на Волков ошейник? Стольким рисковал Максимилиан, оставляя в Совете двоих Цепешей. Отца и сына, что ещё хуже. Они могли договориться и сыграть против Пауков.
- Налей мне водки. Надо помянуть одну очень тупую, белобрысую курицу.
Приказала Алиша подошедшему бармену, и красноречиво уставилась на Аду. Да, да, той самой тупой, белобрысой курицей была именно птичка Морриган.

+4

4

Развлекаться, упиваясь вкуснейшим коктейлем и терроризируя ни в чем не повинного бармена быстро надоело, и теперь Ада все более нетерпеливо и со все возрастающим недовольством просматривала зал барчика по периметру, умом понимая, что скрыться тут некуда, и если Алиша вдруг проявится – она ее заметит сразу. Бармен выучился быстро и теперь мудро не светился рядом, тактично мелькал в пределах видимости и неподалеку, и наполнял ее бокал намного быстрее, чем последний кусок льда достигал дна. Обычные, стандартные, практически ежевечерние развлечения Ады в этом заведении разительно отличались от того, чем она занималась сейчас вот уже в течение битого часа, настроение это не улучшало, и несколько раз бармен поймал ну прямо-таки очень раздумчивый взгляд, оценивающий, как будто вместо коктейля в любой момент могла подойти и его очередь, что заставило его занервничать сильнее и материализоваться еще дальше от нее. Довольно улыбнувшись, простучала легко по стойке какую-то вальяжно-прилипчивую мелодию, подхваченную еще дома, в мурлыкающем ересь музыкальном центре, озабоченно оценила идеально ровно наложенный лак, особенно удачно смотревшийся на правом мизинце и рассеянно улыбнулась, услышав, наконец, что кто-то плюхнулся на стул рядом, такой же крутящийся и высокий. Стул.
- И я рада тебя видеть, милая, очень-очень рада.
Сначала вопрос, затем выразительное в своей прямоте обращение к бармену, рассматривающему Алишу с такой собачьей преданностью, что на душе стало теплее, потом ее личный, типично лабиеновский взгляд в сторону самой Ады, ну и плюс тщательно выбранный напиток – если бы до сих пор у Ады еще оставались какие-то сомнения по поводу того, как относится к общей ситуации ее подруга, то сейчас они развеялись как дым, разметались в пух и прах, пошли лесом.
- Ну как это, что я тут забыла?
Раздвинула ярко раскрашенные губки в широкой дружелюбной улыбке, в которой не было ни капли веселья, радости и самозабвенного счастья, кивнула.
- Ты же прекрасно знаешь, для чего и зачем посещают подобные заведения, ну ты же знаешь, правильно.
Так как обе поддерживали разговор глядя, исключительно, на бармена, тот совсем скоро снова психанул от такого повышенного внимания, плюнул на все приличия и Трудовой Кодекс и ушел куда-то совсем. Его место заняла так же профессионально вежливая девушка, Ада мысленно усмехнулась – надолго ли…
- Ты чуть-чуть поторопилась, с поминками. Буквально на пару-тройку дней, умоляю подождать, заранее хоронить, как и поздравлять – дико плохой тон, ну Алиша, ну что ты!
Манерно и церемонно поджала губы, так, что они на минуту превратились в ярко-алую же нитку, и с силой потерла лоб, прекращая улыбаться, тем более, что сделать это было проще простого. Если сейчас Ада и ненавидела что-то, если и не хотела чего-то, то это улыбаться.
-  Что я забыла, что я забыла… А какая разница, где мне находиться сейчас, а, Алиш? Какая разница?
Равнодушно пожала точеными плечиками, удивительной красоты и формы, не обратив, впрочем, обычного внимания ни на их красоту, ни на форму, не до них сейчас было, совершенно. Если кто-то тут еще, в этом баре, на этом соседнем стуле, с этой водкой в ручке, не понимал или надеялся, что певчая птичка не соображает, что происходит в ее жизни и в какой глубины и темноты заднице она оказалась сейчас, то это было зря и напрасно – соображала.
- Конечно, как вариант ты могла бы предложить мне закрыться дома, влезть под одеяло и рыдать не переставая ровно до того времени, когда что-то изменится. Не поверишь, вариант чудо, как хорош! Но…. ммм. Да к черту.
Тяжело вздохнула, окончательно прекращая веселиться, мрачно взяла водку, поставленную-таки перед Алишей, залпом выпила, снова коротко вздохнула и кивнула девушке-бармену.
- Повторить, ей вот. И мне.
Уже по тому, что водка выпилась как вода, без малейшего намека на спиртную составляющую, философски оценила собственное состояние со стороны – ближе к истерике, пожалуй, она бывала редко, даже никогда не бывала. Несколько секунд вполне серьезно размышляла, а не свалить ли, действительно, домой, однако пустота и тишина дома последнее время начали давить на нервы и сводить с ума намного хуже вот этой вот пустой и неинтересной тусовки бара, поэтому выбрала и осталась. Рядом со злой и недовольной Алишей Лабиен, мало того, недовольной лично ею, судя по отдельным, ярким и выразительным признакам, типа твердой уверенности в ее скорой смерти.
- Ну ладно, уговорила, хорошо, к черту романтику… У тебя нет, случайно, знакомого наемного убийцы?
Подхватив очередную водку, аккуратно поставила ее, отодвинула подальше от себя и вполне серьезно развернулась на стуле к Алише. Голубые глаза смотрели очень спокойно, вдумчиво, нетрезво слегка – но последнее было не определяющим. Ада была серьезна и сосредоточена, как никогда.

+2

5

Конечно, птичка рада. Алиша только не рада. Ну да ладненько. Раз уж Морриган припрыгала прямиком в самое логово Пауков, то наверняка понимает всю плачевность ситуации. Или не понимает? Лабиен придирчиво глянула на Аду, на её ярко накрашенные, пухленькие губки, на её идеальный маникюр и подумала о том, что она, как раз, может и не понимать ничего.
- И правда, без разницы.
Невесело и грубовато для девушки из высшего общества ответила Алиша. Грохнуть птичку не составит труда и в её квартире, и на улице, и в бутике. Дело техники. У отряда спец.назначения техника была на высоте. Не составит труда выследить и уничтожить преследуемый объект. Конечно, Цепеши об этом не просили. Поэтому бездействовали и Лабиены, хотя и не находились теперь в стороне. Алиша недоверчиво проводила свою водку, обречённо вздохнула и отвернулась от птички. Нет, та отлично понимала, в какой она необъятной заднице. Понимала. Но что тогда делала здесь, в КГБ?
- У тебя ещё квартирку не конфисковали, случайно?
Аккуратненько уточнила Алиша, ревниво пододвигая к себе ближе новую порцию водки, поставленную барменом на стойку. Может быть, Аде уже и идти некуда, вот и припёрлась в Клуб, тратить последние деньги на спиртное. Лабиен не хотела за неё платить. Подруги подругами, но птичка умудрилась накосячить с Цепешами. С Пауками можно было договориться. С д’Эстенами можно договориться. С Джонсонами. Даже с японцами. Но никак не с Волками. Мстительные, воинственные создания, они привыкли всё решать методами из средневековья. И даже Максимилиан им мешал в этом очень редко. Знал Паук, что помогать кому-то поперёк Цепешей – себе дороже.
- Наёмного убийцы? Тебе не по карману. Могу одолжить пистолет свой. На пять минуток. Вон, туалет, видишь? Пойдёшь и застрелишься, если так надо.
Устало пожала плечами Лабиен, и очень серьёзно предложила вариант с самоубийством. Она не была уверена, что птичка способна спустить курок, приставив дуло себе к виску. Слабенькая она какая-то. Хотя стрелять должна уметь. Или у Джонсонов этому не обучают девушек? У них вообще чему-то учат? Вроде как, даже Родовое Гнездо у них используется для собраний, а не для обучения молодых вампиров, либо хотя бы вообще для обучения особо одарённых, отличившихся, как у Лабиенов. Поэтому о способностях и умениях птички в вопросе самообороны оставалось только  догадываться.
- Ну, и зачем тебе наёмный убийца? Главное, на какие средства?
С обидчиками Цепеши решали проблемы очень жестоко. Алиша не знала прям точно, каким санкциям со стороны Волков подверглась Ада, и подверглась ли вообще, но предположить она могла много чего, ей не запретишь. Тем более, размышлять и додумывать она даже любила.
- Сделайте нам что-нибудь из мяса. Вкусненькое.
Мило обратилась Алиша к девушке за стойкой, перевела взгляд на Аду.
- Эта дура явно не закусывала.
Это уже было адресовано только Морриган. Не умной Али её считала и раньше, но теперь Ада превзошла саму себя. Взяла и обидела Цепешей. Звучало не очень. Как будто им годиков по пять от роду. Но это было именно так. Иначе не выразишься. Джонсоны учудили очередной идиотизм.
- Не закусывала же? По глазам вижу – нихрена ты не закусывала. Дура.
Подвела итог Алиша, бросив неодобрительный взгляд на птичку. Но если они обе оказались здесь (может кто-то даже намерено), то образовавшуюся проблему надо было хотя бы попробовать решить. Если птичка понимала всю плачевность ситуации, разумеется. Если же нет – Али первая пошлёт её куда-нибудь очень далеко и надолго. Ей проблемы с Цепешами не нужны.

+2

6

Алишечка сидела, как всегда, миленькая, красивая и лапочка, периодически бросая выразительные взгляды то на ушедшую в небытие водку, то на саму Аду, обзывалась время от времени, но с завидной регулярностью, плохими словами и явно не пребывала в восторге от ее присутствия рядом и появления себе на голову. Ада ее в чем-то понимала. Потому, что сама бы уже точно наорала на себя, выгнала бы себя за дверь, желательно на мороз, без верхней одежды, конечно, отобрала бы карту Клуба на веки вечные, распяла бы, скинув предварительно с колокольни. А Алиша ничего, все еще сидела, терпела, пила, миролюбиво предлагала застрелиться, даже пистолет обещала одолжить, свой – это всего-то! Ада внимательно и очень вдумчиво выслушала все, начиная с моментов про оружие и заканчивая внезапным беспокойством о ее закуске, тяжело вздохнула… и ниче не ответила, вдруг уставившись на собеседницу во все огромные голубые глаза, осознавая, кто вообще перед ней, какие бонусы и отношения ко всему могут быть не просто у какой-то Алиши, а у Алиши Лабиен, и не совершила ли она фатальную, смертельную, катастрофическую ошибку, явившись к ней сейчас? Уже через секунду поняла, что если подумает в подобном ключе еще немного, если позволит себе посомневаться еще чуть-чуть, то все действительно рухнет к такой-то матери. И останется только умолять ее пристрелить себя, потому что сама Ада с этим не справится, просто промажет, с ее-то великолепными, профессиональными просто навыками стрельбы…
- Черт, как же голова болит, раскалывается.
Пожаловалась вдруг, выпустила пустую рюмку на свободу и обеими руками вцепилась в собственные виски, страдальчески морщась, с силой растирая тонкими, удлиненными, унизанными массивными перстнями, пальцами.
- Ты серьезно считаешь, что если назовешь меня дурой еще столько же раз, я вдруг поумнею?
Убрала руки от собственной головы и глубоко вдохнула, впервые в жизни не стремясь этим продемонстрировать окружающим свою великолепную грудь.
- Понимаешь, какое дело. Мне позарез нужно убить эту тварь, суку эту, сволочь тупую, ты понимаешь?
С силой врезала сжатым кулаком по барной стойке, слишком тяжелые для ее пальцев кольца недовольно звякнули, зазвенели укоризненно, не одобряя столь неаристократичное поведение такой всегда насквозь аристократичной Ады.
"Похеру. Даже если она сейчас выставит меня и не поможет – по-хе-ру. Потому, что никуда я не уйду, с места не сдвинусь, пока не… ни-ку-да не уйду! Стоп, стоп, тише, ну тише, не хватало еще по лицу урвать, лучше сама себе врежу, если что, если истерика вдруг."
- Да причем тут моя квартира?! Нет, представь себе, никто меня не трогает! Всех трогают, а меня – нет! Видимо, забыли! Или ждут терпеливо, пока сама догадаюсь, в туалет, на пять минут, как ты советовала только что! Но знаешь, Алиш, знаешь, перед этим я убью этого гада, своего драгоценного, изумительного, своего горячо обожаемого дядю, Патриарха своего, что, думаешь к нему не пропустят? Да нифига, пропустят, он просто мечтает меня видеть, дай пистолет поносить, а?!
По обалдевшему взгляду только что послушно кивающей Алише девушки-бармена поняла вдруг, что истерику надо заканчивать. Орать и биться в рыданиях, размазывая дорогую косметику по барной стойке, было бы чудо как легко и приятно. Если б рядом сидела не Алиша. Замолчала, заткнулась, безразлично наблюдая за тем, что появилось в виде закуски, тихо уточнила.
- Я ведь уже даже нижнее белье подобрала. Для первой брачной ночи…
Помолчала, чувствуя, что еще немного – и тушь и правда потечет ручьем, и хрен с ним, что не смывающаяся…
- Красивое. Красное. Ему б понравилось. И тут ннннннна тебе. Дай пистолет.

Отредактировано Ада Виктория Морриган (01.12.2016 15:36:06)

+2

7

Голова у неё болит. Как бы ей не болеть?! Может, в кои-то веки думать начала самостоятельно, вот и боли отсюда. Когда ржавый механизм пытаются завести, он нехотя входит в работу. Так и мозг Морриган.
- Нет, конечно.
Удивилась Алиша, мило хлопнув глазками. Зачем такие вопросы? Как будто они сейчас крайне важны. Не об этом надо думать птичке. Даже если её жизни ничто не угрожает, то проблемы на этом не заканчиваются, а только начинаются. Например, как избалованной, молодой вампирессе прожить на пособие для безработных? Ни тебе спонсоров, ни тебе нянек с сиделками.
- Но должно же быть хоть какое-то у меня развлечение. Правильно? Вот.
Сама спросила, сама объяснила, сама ответила. С Лабиенами со всеми так: они многофункциональны, особенно женщины. Сама придумала, сама обиделась – это только верхушка огромного айсберга функциональности!
- Ну, ну. Тебя, значит, мне обзывать нельзя, а ты сама что творишь?
Разумеется, во всём виноваты злые Цепеши. Удобные, кстати, вампиры. Где бы не взорвалась боеголовка, кто бы на кого не скинул парочку ракет – виноваты Цепеши, даже если скидывали Лабиены. Патриарх Волков этим гордился, чем очень настораживал Алишу. Зато Цепешей все боялись.
- Как причём твоя квартира? Волки её в два счёта изымут на нужды государства, родины и удовлетворение личных потребностей их союзников.
«Да прекрати ты такое нести о Цепешах, у них же уши повсеместно, в каждой стене, ванной и туалете, чёрт бы тебя, дуру этакую, вообще… Что?»
- Кого, прости, ты собралась убить? Какого ещё дядю?!
Намного тише и аккуратнее спросила Алиша, пододвигаясь ближе к Аде, как будто та должна была ей сказать какой-то секрет, который никто никогда не знал. Вообще, так оно и было. То, что услышала Лабиен, она слышала впервые и только от Морриган. Вот только что она думала, что обзывается Ада на Игоря, или даже на Доминика, что было совершенно недопустимо. И тут вдруг – на тебе. Патриарх Джонсонов? Этот, как его Беннет – возможная жертва птички?! Но он расторг свадьбу с Игорем Цепешем, как она и хотела!
- Какое ещё бельё, какой пистолет? Ты чего курила, а ну, признавайся!
Пошла в нападение Лабиен, грубо подцепила птичку за подбородок, дёрнула к себе и придирчиво, со знанием дела, заглянула ей в глаза. Помимо почти потёкшей туши и красноты явно от слёз, других отклонений от нормы не было. Кристально чистые, голубые глаза, открытый, прямой взгляд. Али недовольно фыркнула, нахмурилась, отпустила Аду и брезгливо отряхнула ручки. Или это какой-то новый, неизвестный ей (что отдельно обидно) наркотик, или Морриган абсолютно честно и серьёзно говорила о том, что хочет убить не Цепеша, главного обидчика и «неудобную» партию для вольной птички, а того, кто эту самую свадьбу расторг? Чего за бред тут вообще происходит? Лабиен глубоко задумалась, вспоминая, не пила ли она вчера что-то особо сильное, оставившее глюки даже на сегодняшний вечер. Но так ничего не припомнила. В современном мире Алиша вообще была примерной дочерью и честным служащим Корпорации. Не то, что в былые времена, когда она и дня не проводила без расслабляющего, дурманящего разум чистейшего опиума. Интересное тогда было времечко, однако.
- Пистолет не дам. Но могу прописать отличных пиздюлей. Хочешь?
При чём тут оружие? Это уже совсем неинтересно для Алиши. Тут такие страсти разворачиваются. Главное, что та, которая их разворачивала тут, либо бредила, либо говорила серьёзно. И если последнее, то информацию требовалось незамедлительно собрать, проверить на достоверность и предоставить Патриарху Пауков. Пусть думает, что требуется с этим делать.

+3

8

То, что Ада абсолютно никак не реагировала ни на ласковые, ни на неласковые покусывания со стороны Алиши, Ада, которая вечно реагировала так, что пух и перья летели во все стороны, показывало лучше любой лакмусовой бумажки, насколько она не в форме. Или настолько правду говорит сейчас. В ответ на такое радостное заявление о развлечении, глянула так мрачно и тоскливо одновременно, что хотелось либо сразу помочь ей повеситься прямо тут, на барной стойке, либо помочь просто так, незамедлительно, всем, что могло потребоваться Аде в эту минуту.
- Да ради Бога, развлекайся…  почему бы и нет!
Зло фыркнула, на секунду снова став прежней Адой, насупилась и выразительно покосилась на непонятно зачем появившуюся на барной стойке закуску – они ведь не пили! Это было удивительно глупо, закусывать  и не пить она не умела, поэтому и не стала, заботливо придвинула блюдо к Алише и снова помрачнела.
- Ты обзываешь меня, а я – не тебя, улавливаешь разницу?
Вяло огрызнулась, в принципе, рычать на Алишу и в более благостные и спокойные времена было бесполезно и совсем не мудро, а уж сейчас так и вовсе не в ее интересах. Поэтому порычала, прекратила…
- Да ничегошеньки, со вчерашнего дня – ни капли.
Неохотно позволила подцепить себя за подбородок, еще более неохотно глянула в ответ, моргнула, тушь не подвела, и хотя глаза давно предательски блестели прозрачным, непролившимся еще водопадом, однако ни единой некрасиво размазанной тени под глазами не было. Ада умела выглядеть эстетично даже собираясь позорно разреветься прямо посреди густонаселенного бара самого крутого Клуба всех времен и народов. И это совершенно ее не смущало.
- Пока еще не изъяли, чего думать об этом?!
Со свойственной ей дальновидностью и умением думать хотя бы на пару дней вперед и о будущем, отмахнулась от всех квартир вместе взятых, подперла узкой холодной вечно ладонью оставленный Алишей острый подбородок и уставилась в стол, явно думая о чем-то совсем другом, гораздо более важном для нее, чем квартира, чем все квартиры, вместе взятые.
- Не хочу.
Неожиданно категорически и очень серьезно отказалась от возможности получить пиздюлей, пусть даже от такого профессионала своего дела, как Алишенька, на всякий случай помотала головой, показывая, что действительно не хочет. Очнулась, убрала руку от лица, снова коснулась, запустила пальцы в светлые волосы, чистого, блестящего, платинового оттенка, безбожно взъерошив, растрепав их, не обращая ни малейшего внимания.
- Дядя у меня один, единственный, и ты прекрасно понимаешь, о ком я говорю сейчас, когда упоминаю сволочь, верно? Не об Игоре же!
Если до сих пор Алиша поглядывала на нее с некоторым недоумением, то сейчас право первенства на поглядывание перешло к Аде, она посмотрела на собеседницу с таким неподдельным возмущением, что можно было не сомневаться – Цепешами сейчас и не пахло в ее голове.
- Не дашь, хорошо, ладно, ну и хрен с ним, с пистолетом, все равно не попаду, хотя идея была хороша, верно? Алиш, ты понимаешь, в какой заднице я сейчас оказалась??? Ты это понимаешь!?
Цепко ухватила Али за руку, стиснула, продолжая рассматривать, очнулась, выпустила, виновато укусила губу, ярко раскрашенную, как обычно, такую же пухло-сексуальную, как всегда четко в тон ноготкам, туфелькам, нижнему белью, что там еще могла придумать Ада.
- Сначала все было хорошо и понятно. Дядя трахнул меня… головой о стену и заставил подписать брачный договор, хотя моя подпись ничего не решала, но все было ясно, как день. Естественно, я не была в восторге и сообщала это всем, включая тебя – ты прекрасно помнишь! Господи, да только слепой, глухой и дохлый не знали, какими яркими и взаимными чувствами пылает Игорь ко мне и я к нему! А его дом??? Это если бы узнали, как я разнесла… Да пофигу.
Снова отмахнулась, нетерпеливо, чувствовалось, что ее прорвало, наконец, и что если сейчас не выговорится, пусть даже той, кому вообще это все было неинтересно, или слишком интересно – она лопнет просто!
- Дядя вел себя как нормальный, как адекватный человек, пару раз я истерила ему по этому поводу, скорее, чтобы душу отвести, кто ж бы стал слушать мои сентенции в здравом уме, когда замешан совсем иной уровень интересов? Он уточнял, хочу ли, не передумала ли, как там и что… Алиша, я смирилась с мыслью о том, что Цепеш станет моим мужем. Сначала смирилась, потом стала принимать это с черным, но юмором, потом – заинтересовалась, затем поняла, столько бонусов я получаю от этого всего, а после я привыкла к Игорю, к его манере общения, к хвосту его охраны за собой – Алиша, да я стала получать от этого кайф! Я перестала общаться с дядей. И, видимо, слушай…. он сошел с ума?
Глаза прекратили блестеть, Ада медленно и тщательно потянула руку, не выпутывая ее из собственных волос, как будто собиралась выдрать огромный клок, по остановившемуся рассеянному взгляду было видно, что боли не ощущает – просто продолжает думать и пытаться понять.
- Дядя позвонил мне и сообщил о разрыве помолвки первым, внезапно, вдруг, не предупредив, не уточнив, не спросив меня, ожидая, видимо, радости и планов на будущее, но. Алиша, ты представляешь, ЧТО он сделал с этим моим будущим??? Он мне похерил мое будущее! Я хотела эту свадьбу, я готовилась, я собиралась замуж за Игоря Цепеша и я не собиралась ничего расторгать!!!  Я ничего и не расторгала…
Наконец, пальцы и волосы удалось распутать, машинально пригладила волосы, пригладила еще раз, гладила себя по голове снова и снова, успокаивая, хотя бы так, раз иначе не получалось.
- Теперь меня ненавидят Цепеши, которым буквально плюнули в лицо, особенно Игорь Цепеш – вряд ли Доминик Цепеш испытывает что-то сверхсильное ко мне, и слава тебе Господи, он в бонусе ведь, теперь меня ненавидит Совет, в который я нос показать не могу – они меня растерзают за то, что мы с дядей… оцени! МЫ С ДЯДЕЙ!... выкинули такое и так потопили Род, мы пахали, блин, меня ненавидит дядя – не сомневаюсь, что после всего, что я ему высказала, как только пришла в себя, он, пожалуй, на первом месте – и ты еще спрашиваешь, зачем мне пистолет??? Алиша, я просто хотела выйти за Цепеша и жить долго и максимально счастливо, поверь мне, я б с Цепешами могла жить максимально счастливо! Какого черта мой дядя сломал мне жизнь!? Кто его выбрал Патриархом??? И не говори, что я сама виновата, вот только не говори! Нихрена не виновата.
Губы задрожали, отвернулась, сейчас было не время реветь, совсем не время… Но хотелось. Поэтому в третий, контрольный, раз махнула рукой и расплакалась, ткнувшись лицом в сгиб собственного локтя на барной стойке.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [16.11.2066] Поговорить с тобой хочу. Молчи и слушай.