КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [16.05.2066] Money makes the world go around...


[16.05.2066] Money makes the world go around...

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

Время: 16 мая 2066 года.

Место: КГБ

Действующие лица: Тейлор Лабиен, Ингвар

Описание ситуации: "...папа решил, что мальчику явно пора отдохнуть (папаша свою молодость вспомнил) в месте, где сын никому постороннему вреда не нанесёт. Разумеется, ничего лучшего КГБ отец предложить не мог. Такое решение своего отца Тейлор воспринял чуть ли ни как наказание, хотя возражать и перечить ему он не собирался, поэтому согласился с его решением и теперь отбывает в Клуб Глобальных Бесчинств в качестве клиента." ©

Дополнительно: гомосексуальная тема, принуждение, доминирование.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

+1

2

Тейлор, с выражением лица как у вяленной воблы, тупо втыкал в монитор ноутбука, высчитывая очередной процент прибыли смежного офиса одного из сети своих магазинов. Парень уже давно заметил что-то неладное и настораживающее: слишком большая разница в ежемесячных доходах, скорее всего, тут кроется какой-то подвох. А если он тут кроется, то стоит самостоятельно проконтролировать – терять деньги молодой бизнесмен не был намерен.
«Знаю же, что они темнят. Ничего, я их выведу на чистую воду. Со мной шутки плохи. Жаль, их не учит жизнь совершенно ничему: опыт их предшественников пал прахом бытия… ничего, я повторю»
Парень довольно оскалился, оторвавшись от монитора и осмотревшись. Немного приглушённый свет ресторана не раздражал глаза. Тей вздохнул, снимая тёмные очки – поблизости никого не было, поэтому бояться своих способностей не стоило, да и свет тут был крайне приятным.
- И что мне тут делать только?
Еле слышно пробурчал парень, продолжая осматриваться.
«Неужели я на столько огорчил отца, что он решил таким способом избавиться от меня, просто сослав в какой-то клуб?!»
Тейлор со злости ударил кулаком по столу, запоздало вспомнив, что это было тут неуместно. Звук глухо отозвался от высоких стен большого зала, привлекая внимание обслуги и редких посетителей.
«Надо успокоиться…»
В первой половине дня тут редко можно было встретить толпы народу: все ещё отдыхали после интересно проведённых ночей. Тут, в стенах КГБ, время путалось, начиная течь будто размереннее, замедляясь, останавливаясь – всё по заказу клиентов, как им будет угодно… Все желания и капризы за ваши деньги – именно так звучал негласный слоган этого места. Отец мальчика был уверен, что желания Тея тут тоже выполнят. И всё было бы хорошо, только у Тейлора было лишь одно желание – смотаться отсюда и побыстрее. В общем-то, его тут никто и не удерживал насильно, помимо просьбы отца. Тогда папа мог и приказать, но отчего-то именно попросил сына поехать сюда. Тей до сих пор не понял, почему именно так, почему не приказ, а просьба?... ответов на свои вопросы он не получил, да и не пытался получить: приказы отца являлись законом, что уж говорить о просьбах…Парень взял со стола стакан недопитого виски, одним глотком влив в себя его остатки.
«Фу, уже тёплый… сколько же я тут просидел?»
Тей невольно поморщился, вспомнив, что тут он явно не на один вечер задержится.
«Тут вроде бы где-то был бассейн… может, стоит сходить?»
Такой своей идее парень только поморщился – делать ничего не хотелось, и он принял единственно верное, по его мнению, решение: остаться тут и напиться. Ну, может, после принятия большой дозы алкоголя ему и даже понравится находиться здесь…
«Хорошо, что хоть ноут с телефоном не отобрали, а то папочка грозился. Мол, я должен полноценно отдохнуть. Вздор!  Не устал я! И я сильный! И не маленький уже!»
Тейлор обречённо вздохнул.
«Кого я только обманываю…»
Пронеслось в его мыслях. Парень, поставив локти на стол, устало подпёр подбородок ладонью, продолжая осматриваться по сторонам.
«Нет, ну это безнадёжно, просто безнадёжно… у меня завтра переговоры, и послезавтра тоже! А я тут торчу… надо же было сорваться так прошлый раз и подвести отца. Ладно, сам дел натворил, сам и отдуваться буду. Так, без паники. Надо найти себе интересное занятие, просто найти что-то интересное…»
- Ещё виски.
Зло и требовательно бросил он проходящему мимо официанту.
«Ну вот и нашёл интересное занятие…»
Подумал он про себя, натянуто улыбнувшись.

+3

3

Ингвар торопился, хоть со стороны можно было сказать, что по коридорам КГБ оборотень вышагивает неспешно, задумавшись о своем и совершенно забыв о времени. Впечатление после визита в кабинет администратора было неприятным, похожим на ту самую ложку дегтя, испортившую бочку меда. В целом неплохой день, наполненный бездельем, и еще несколько предстоящих, радовали Ингвара своим неспешным течением – в отсутствие Йоаны раба обычно не трогали.
Обычно, но не сейчас.
В КГБ прибыл сын некой важной и более того, весьма значимой персоны, так что хозяин клуба решил изменить обычному правилу и пойти навстречу необычному пожеланию клиента, чья фамилия так и не была упомянута в разговоре. Этот важный господин хотел удостовериться, что его сын находится в полной безопасности на территории клуба.

Проследить. При необходимости – защитить. Любой ценой. И хорошо запомнить всё, что рабу доведется увидеть или услышать, чтобы передать слово в слово… Последнее озвучено не было, но повисло в воздухе невысказанным пожеланием, равносильным приказу. Ингвар чувствовал это отчетливо, читал во взгляде администратора, как и то, что случится с невольником, если что-то пойдет не так.
Простые и вроде бы понятные правила.

Ингвар не привык доверять первому впечатлению, но сейчас, глядя на своего подопечного, думал только о том, что вампир слишком, даже чересчур, молод. Тейлор выглядел как человеческий подросток, и пусть применительно к долгоживущим было бы глупо полагаться на внешний вид в попытках определить возраст, оборотня преследовало ощущение, что вряд ли Тейлору перевалило за первую сотню лет. Слишком порывистые движения, слишком живые, слишком импульсивные – вот молодой господин, словно забывшись, хлопнул ладонью по столу, вот он снова закрутил головой, оглядываясь…
Оборотень коротко и недовольно поморщился. Он все еще не мог определить, к какому типу можно отнести Тейлора: будет ли тот вести себя, как избалованный ребенок, насколько вспыльчив, а может, строг, или наоборот, даст послабление и не будет замечать раба, или окажется мягким и уступчивым, или упрямым, но бестолковым в обращении с невольниками. В какой-то момент оборотень, ища ключ к понимаю сути нового господина, попытался вспомнить себя в юности и – не смог. Воспоминания казались чужими, были обрывочными и никак не желали складываться в целую картину.

Разбитое стекло, осколки, которые уже не собрать.

Снова заломило левый висок. Ингвар на секунду прикрыл глаза прежде, чем шагнуть в зал. С первого взгляда раба можно было перепутать со свободным: нейтрально-серый костюм-тройка, галстук, дорогие ботинки, кожаный широкий напульсник вместо ошейника, выглядывающий из-под края рукава, короткий ежик волос и гладко выбритые щеки. Администратор КГБ почему-то не мог пережить мысли, что раб-телохранитель будет выглядеть недостаточно… "респектабельно" в глазах отпрыска Важного Господина.
Оборотень подошел достаточно близко, чтобы услышать недовольство в голосе Тейлора, требовавшего еще спиртного, и невольно замедлил шаг. Впрочем, отступать было поздно.
- Тейлор?..
Глупый вопрос, оборотню показывали фотографию и сказали, где найти подопечного, и уж конечно не мог перепутать его с кем-то другим: к этому не располагали ни примечательная внешность Тейлора, ни малолюдный зал. И тем не менее Ингвар задал этот глупый вопрос, пытаясь потянуть время, чтобы определиться с тем, как будет лучше себя вести рядом с новым господином-на-несколько-дней-а-может-недель.
Недовольство сидящего за столом ощущалось едва ли не физически. Оборотень положил на белоснежную скатерть конверт, пододвинул пальцами ближе к Тейлору и, сняв с плеча сумку, кинул её на ближайший стул, сам же занял место напротив вампира. Что было в письме, оборотень не знал, да и не пытался подглядеть или угадать. Гораздо больше его интересовал сам Тейлор – Ингвар наблюдал за выражением его лица, за движением рук, скользнул взглядом по пустому стакану и ноутбуку, а после снова вернулся взглядом к вампиру.
Хотелось курить.

Неизвестность выматывала, и оборотень рискнул, решив прояснить все и сразу:
- Моё имя Ингвар. Мне приказали охранять Вас, пока Вы - гость клуба. Внутри КГБ. За его пределами. Включая дегустацию еды, питья и… иных веществ. Я должен быть рядом. Круглосуточно. Таково условие, - губы чуть дрогнули, обозначив едва заметную ухмылку, - Как мне следует называть молодого господина?..
Бесшумно подошедший официант поставил на стол виски, которое требовал Тейлор – ровно один начищенный до блеска стакан, наполненный золотистой жидкостью – и поспешил удалиться, а Ингвар на секунду ухмыльнулся уже отчетливо, вопросительно двинув ладонью в сторону выпивки:
- Я могу приступать?..

+3

4

Молодой вампир тяжело вздохнул, так и не решив, что делать дальше. Это удручало Тейлора – не иметь себе применения, значит быть ненужным. И отцу, ему тоже. Парень сжал руки в кулаки – мириться с подобным своим положением он не желал, как бы ни старался. Он резко повернулся в сторону, почуяв будто… опасность? Тей открыл было рот, но ничего не произнёс. Рядом с ним, буквально в полушаге, стоял мужчина, такой солидной внешности. Тейлор недоверчиво поднял на него взгляд, но вопроса задать не успел, получив вопрос вперёд.
*- Тейлор?..*
Вампир ещё более недоверчиво взглянул на нежелательного собеседника. Тейлор коротко кивнул, так и не соизволив что-либо произнести: то ли сказывалась неожиданность, то ли солидные размеры так внезапно взявшегося рядом человека… а человека ли? Молодой вампир не мог на 100% и так быстро определить расу того, кто находился с ним рядом, но сказать, что это был не человек – мог точно. Внимательно проследив за действиями мужчины, он взял положенное перед ним письмо, аккуратно развернув и, не обращая внимания на окружение, принялся внимательно читать. С каждой строчкой прочитанного, Тейлор становился всё злее и злее, едва сдерживая желание порвать эту дрянь к чёртовой матери, сорваться отсюда, придти к отцу и высказать ему в лицо всё, что он о нём думает. Думает… вот именно. В тексте отчётливо упоминались три вещи, с которыми Тей был катастрофически не согласен: отдых, телохранитель и раб. Ничего из перечисленного юноше не хотелось, а отдых с постоянно ошивающимся рядом рабом-телохранителем вообще как-то собственно и не представлялся даже.
«Что за бред? Какой телохранитель? Какой раб к чёртям собачьим?! Я что, с этим ещё и отдыхать должен? Не, не, не. Подождите!»
Юноша едва заметно вздрогнул, придя в себя и отогнав мысли, которые как-то быстро перерастали в странную панику.
«Так. Стоп. Мне отец велел поехать сюда отдыхать. Я, конечно, всё понимаю: нестабильная ситуация в городе, покушения на отца… но я-то тут при чём?!»
Смяв письмо, Тейлор резко встал из-за стола, сам ещё не решив, чего ему следует вообще делать.
«Ладно. Спокойно. Если отец этого хочет, то я должен… да нифига я никому ничего не должен, выпустите меня отсюда!»
Подсознание кричало и даже начало кому-то там молиться, пытаясь заставить Тейлора побыстрее смотаться отсюда. Но юноша продолжал стоять на месте, не предпринимая попыток к бегству. Вообще, парень никогда не бегал от проблем, стараясь их решить сразу. Но сейчас. Сейчас решение проблем тупо запаздывало, в прочем, как и поиск хоть одного верного действия в данной ситуации, вселяя в сознание юного вампира неприятное смятение. Но растерянность мальчика могли выдать лишь сильно сжатые губы и пугающий взгляд исподлобья. В остальном он держался более чем просто спокойно.
*- Моё имя Ингвар. Мне приказали охранять Вас, пока Вы - гость клуба. Внутри КГБ. За его пределами. Включая дегустацию еды, питья и… иных веществ. Я должен быть рядом. Круглосуточно. Таково условие*
Тейлор безо всякого интереса взглянул на собеседника, вслушиваясь в то, что он говорил. По сути, тот не сказал для парня ничего нового – всё это, только более подробно, было описано и в письме.
«Тоже мне, раб, хм. Кто ему только тут рот раскрывать разрешил, а? Будто мне это интересно»
Глубоко вздохнув, юноша вернулся на своё прежнее место. Закрыв ноутбук, он убрал его немного в сторону, сложив руки в замок и облокотившись локтями о стол, подпёр подбородок, строго и изучающе уставившись на телохранителя.
«Ну что ж, папочка, скоро ты ко мне и нянек приказами приставлять будешь, да? Ладно, будь по-твоему»
- Значит так.
Крайне спокойно начал Тейлор, продолжая сверлить мужчину недружелюбным взглядом.
- Как там тебя… Ингвар,
Парень сам не понял, что в точности и верно запомнил имя мужчины – ранее он не запоминал имён посторонних, с которыми не собирался иметь дело, а тут как-то само собой вышло и это даже удивило бы Тея, не будь он так сильно занят своими собственными мыслями по поводу всей этой ситуации.
- Если тебя приставили ко мне по велению отца – можешь выполнять все предписанные тебе указания.
Можно сказать, как-то по-военному отчеканил молодой вампир.
- И не смей называть меня молодым
Голос прозвучал жёстче. Не сказать, что сейчас Тея заботило подобное обращение – были вещи и посерьёзнее, к примеру, как быстро закончить с этим «отдыхом» и вернуться к обычной жизни, но и мириться с подобным он не намеревался.
- Ещё раз услышу подобное – и время, проведённое рядом со мной, будет явно отвратительным воспоминанием для тебя, хм.
Грубо, на манер отца, заявил вампир.
- И ещё кое-что…
Тейлор быстро схватил со стола стакан с виски, сделав довольно большой глоток спиртного
- Никогда не трогай и даже не пытайся трогать мою выпивку!
Повысив голос, закончил парень, отставив начатый стакан с виски, будто потеряв к нему всякий интерес, и изучающе посмотрел на мужчину.
«Так, и кто же ты у нас такой? Точно не вампир. Не человек, не эльф. Оборотень? Верно. Ну ладно, раз уж на то пошло дело, то будем отдыхать»
Тейлор мило улыбнулся, посмотрев в глаза Ингвару.
- Я есть хочу.
Заявил вампир, нехорошо оскалившись и специально продемонстрировав незначительно подросшие клыки. Но тут же вновь крайне мило улыбнувшись и открыто взглянув на мужчину.

+3

5

Ингвар слушал вампира молча, только чуть более вольготно откинулся на спинку стула. Тейлор вскочил, потом снова сел, как-то искренне, по-человечески открыто, переживая новость – слишком много телодвижений, еще не отшлифованных до показной равнодушной скупости десятилетиями жизни.
«Щенок,» - ощущение «неоперенности» подопечного усиливалось, а ухмылка против воли приобрела насмешливый оттенок. Следовало признать, что будучи, неофициально, собственностью Йоаны, раб расслабился, привыкнув к бесконечным поблажкам, и сейчас не торопился принимать покорный и туповатый вид, как делал это ранее: открыто изучал своего нынешнего господина, не торопясь отводить взгляд в сторону.

Ингвар снова посмотрел на стакан, осушенный вампиром наполовину, и двинул пальцами, пустив по поверхности жидкости косую рябь, усиливающуюся с каждой секундой и в итоге заставившую стакан задрожать. Стекло звякнуло о жесткую поверхность стола, а Ингвар, осознав, что увлекся, резко поджал пальцы и, сдвинув браслет чуть ниже, принялся разминать запястье, в котором после «фокуса» осталось неприятное тянущее ощущение.
- Как будет угодно м-моло…  гхм… господину.
У Тейлора были удивительно живые глаза. Оборотень пытался определить их цвет, но не мог, и продолжал вглядываться в причудливый узор серого и голубого, почему-то вспоминая давний и очень странный сон про рыб, рассекающих небесную синеву.
- …как прикажет молодой господин, - почти  неслышно. Губы едва шевельнулись. Рука сама потянулась к воротнику рубашки, ослабила узел галстука и расстегнула пару верхних пуговиц – замерла на очередной, когда оборотень уже подался вперед, чуть отклоняя голову набок. На шее обозначилось биение жилы в такт сердцу.

…а от дальнего стола покатился заливистый женский смех, неприятно резанувший слух оборотня…
«Сопляк… С-сучонок, недоносок,» - раздраженно подумал Ингвар, моргнув, и уже с недоумением уставившись на вампира: крепло подозрение, что выпадение в покорную безвольность не могло произойти само по себе.
- В «КГБ» могут подать любое блюдо. Включая донорскую кровь. Или - «живой бокал», достаточно приказать привести раба, - равнодушно и даже монотонно произнес Ингвар, выкладывая на стол пачку сигарет. Медленно выудил одну и закурил, пододвинув ближе к себе пепельницу. Оборотень больше не ухмылялся - вместо этого упрямо поджал губы.
- Советую ознакомиться с прайсом заведения, - повторил Ингвар фразу, которую часто слышал в Клубе, - Или прочитать рекламный буклет.

+3

6

Тейлор исподлобья взглянул на телохранителя и тут же на стакан с виски. За свою короткую жизнь вампир видал и не такие фокусы. На переговорах, порой, и живого места не оставалось от некоторых кафе и офисов. Летало всё, что летать не могло в принципе, сопровождаясь серьёзными разрушениями. Молодой вампир ничего подобного не умел в силу своего юного возраста. Разве что, гипноз, да и тем Тейлор ещё владел отвратительно, не умея управлять и контролировать дар.
- Фокусник, значит
Безразлично заявил парень, откидываясь на спинку стула.
«И чего мне только с этим делать?!»
Возмутился про себя Тей. С прислугой дома семьи Лабиен было куда проще: отец никогда не давал спуску слугам, да и к самому Тейлору они относились довольно уважительно. Теперь же папочки тут не было. Зато был взрослый оборотень, который явно не желал мириться со своим нынешним положением.
«Рассматривает меня ещё тут, хм. Будто не он раб, а…»
Внезапная мысль повергла сознание парня в шок.
«Что он себе позволяет?! Он меня будто выводит. Специально, так же, да? Успокойся»
*- Как будет угодно м-моло…  гхм… господину.*
Вампир зло взглянул на мужчину. Сдерживать себя становилось труднее: парень был на взводе, он ненавидел всем сердцем того, кто сидел напротив.
*- …как прикажет молодой господин*
Тейлор был далеко не глухим, чётко расслышав каждое слово. Глаза вспыхнули ненавистью, окрасив ореол вокруг зрачков в ярко-красный.  Несколько секунд парень рассматривал оборотня, будто готовясь к атаке.
*- В «КГБ» могут подать любое блюдо, включая донорскую кровь. Если же господин предпочитает пить из живого бокала, ему достаточно приказать любому рабу, носящему белый ошейник – любой из них с радостью накормит Вас*
«Чёрт, кровь. Для чего он говорит это… накормит. Кровь. Я же…»
Вампир резко схватил меню ресторана, что лежало на дальнем краю стола, некогда принесённое официантом. Тогда Тейлор собирался заказать себе что-нибудь мясное, чтобы не пить без закуски. Теперь же парень тупо пялился в прейскурант на красивые картинки вкусных блюд, стараясь оттянуть время и дать себе возможность подумать над тем, что же стоит делать дальше. Хотелось взять и уебать. Других желаний у Тейлора не возникало уже почтительное время. Парень наконец-то перевернул страницу меню. Рука сама потянулась к тёмным очкам, что лежали неподалёку и были сняты вампиром совсем недавно.
- Советовать будешь кому-нибудь другому.
Безразлично бросил парень, оторвавшись всё-таки от меню, отложил книжицу в сторону и одел очки.
«Курит? Он и правда на раба не похож. Может, отец в письме имел ввиду что-то иное?»
Слова и действия отца никогда не попадали под сомнение, поэтому эта мысль была быстро отброшена вампиром. Парень потянулся к пачке сигарет, что бросил на стол оборотень, подхватив её в руки, принялся изучающе разглядывать.
- Роскошно же тут живут рабы
Ухмыльнулся парень, возвратив сигареты назад.
- Довольно дорогое удовольствие
Тейлор часто проводил совещания и переговоры самостоятельно, организуя и банкетную часть. Поэтому разбирался как в алкогольных напитках, так и в сигарах и сигаретах очень неплохо.
*- Вы определились с заказом?*
Тейлор перевёл взгляд на официанта, который подошёл к ним, видать решив, что после просмотра меню заказ наконец-таки сделают. Парень отметил, что ходят тут все слишком тихо и надо бы быть внимательней.
- Да, разумеется.
Открыто улыбнулся вампир, вновь берясь за меню. Решение проблемы пришло как-то совсем уж незаметно даже для самого Тея – открыв страницу с овощными салатами, он расплылся в добродушной улыбке.
- Мне, пожалуйста
Слишком вежливо начал парень, продолжая добродушно улыбаться – он слишком уж был похож на человеческого ребёнка: с толикой наивности и невинности. Милое дитя, продавшее свою душу грязным бумажкам, под названием «деньги»…
- Салат из шпината с редиской, а так же, вот этот
Он ткнул в нужную строчку
- С брокколи. И, пожалуйста, не жалейте соли, я обожаю пересоленные овощные салаты.
Наивный, даже просящий взгляд серо-голубых глаз – ребятёнку невозможно было отказать.
- И ещё тыквенно-морковный сок.
Наконец-то закончил парень. Официант, получив странный заказ, удалился его выполнять – спорить тут с клиентами было непринято.
Тейлор обратил свой взор на оборотня, лишь едва заметно ухмыльнувшись. Заказ не заставил себя долго ждать – и уже через несколько минут на столике были расставлены необходимые салаты.
- Ну, приступай к работе. Я есть хочу.
Безразлично бросил парень, пристально глядя на телохранителя.
- И дегустируй тщательнее, вдруг, туда яд положили…
Напутственно заявил вампир, серьёзно посмотрев в глаза оборотню.

+4

7

На секунду Ингвару показалось, что он вернулся в прошлое. Не имеющий собственных вещей раб весьма ревниво относился к тому, что, благодаря хозяйке, могло считаться его «собственностью». Брови чуть дрогнули, сходясь на переносице: мальчишка раздражал оборотня всё больше. «Просто не зли его. Просто. Не зли. Его. Не следовало этого делать. Следовало быть… аккуратнее,» - оборотень проводил настороженным взглядом пачку сигарет, которую молокосос изучал с подчеркнутым внимание, стараясь  придать своему лицу отстраненное выражение. Тлеющий уголек описал задумчивую восьмерку прежде, чем оборотень с силой затушил окурок в пепельнице.

Ингвар бы не отказался сейчас от сочного стейка или отбивной, но сделать заказ не осмелился.
- Господин вегетарианец? – невозмутимо уточнил Ингвар, и быстро глянув на удаляющегося официанта, хотел что-то сказать, но снова промолчал и резковато пододвинул к себе первую тарелку. Ковырнул вилкой лист салата, почти брезгливо отодвинул в сторону сочную стручковую фасоль и зеленое брокколи, больше похоже миниатюру некого дерева из эльфийских лесов. Тех, что еще оставались где-то там, за пределами цивилизации. Потянул носом воздух. Специи, нежнейшее оливковое масло, свежесть резанных овощей. Небрежно подцепив зубьями зелень, оборотень повернул вилку, поймав отблеск света полированной поверхностью.
На зубах заскрипела соль, отчего оборотень едва не откинул в сторону злосчастный столовый прибор, испытывая непреодолимое желание послать всё и сразу, вопреки почти безупречной репутации покорного раба: «Чтоб тебе, щенок, все кости переломало!» А потом: «Не зли его. Нужно переждать неделю или чуть больше. Вернется Йоана. Она придумает, как вытащить тебя. Не оставит... нянчить этого мальчишку.»
Происходящее не нравилось оборотню совершенно – он терял суть происходящего, как будто кто-то вырезал кадры из фильма, чувство непонятного дежавю или пропавшего времени – и это раздражало сильнее всего. Возможно ли, что Тейлор, хоть и являясь довольно молодым представителем своей расы, но все-таки уже сумел освоить некоторые навыки, присущие клыкастым? Или, еще хуже, тренируется на оборотне, как на подопытном кролике?
Мысль вызывала давно забытое холодное бешенство. Сдерживать истинные чувства внутри себя становилось все сложнее.

«Откуда в тебе взяться гордости, раб?» - давнее воспоминание всплыло из глубин памяти, отчетливо прозвучав хриплым «стальным» голосом в ушах, хлестануло, отрезвляя не хуже колодезной воды, вылитой на голову. Закончив с пробой обоих салатов, оборотень отложил в сторону вилку («…единственную вилку,» - все-таки мысленно отметил Ингвар, усмехнувшись нерасторопности официанта, который не догадался спросить про второй набор столовых приборов) и ковырнул языком веточку петрушки, застрявшей между зубов: оставался последний аккорд.
Ингвар провел рукой рядом со стаканом, где плескалась рыжеватая густая смесь, словно раздумывал, стоит ли делать глоток. «Чистая,» - хоть с этим утверждением и можно было поспорить, и тем не менее - не изгаженная отвратительным привкусом смерти. Глоток оборотень все-таки сделал: едва пригубил, и поставил высокий бокал обратно на стол.
К тому моменту, когда своеобразный ритуал был закончен, самообладание уже вернулось к медведю, по крайней мере, теперь он мог смотреть на Тейлора без желтоватого звериного блеска в глазах.
- Было бы разумнее немного подождать прежде, чем господин решит приступить к еде, - равнодушно произнес Ингвар, - Первые признаки отравления могут проявиться в течении получаса. Если же яд был длительного действия, то в течении суток. В этом случае проба была бессмысленна. У м-м… у господина могут быть враги, которые предпочтут отравление другим вариантам?..
Ингвар небрежно крутил в руке пачку сигарет, названных Тейлором «дорогими», выстукивая ребром по столу мерный негромкий ритм.
- Господин впервые отдыхает в «КГБ»? – рискнул спросить медведь, не особо ожидая, что ему ответят. Гораздо больше его интересовало, насколько Тейлор собирается задержаться здесь. Жестом подозвав проходящего мимо официанта, Ингвар попросил принести стакан воды. Оборотню казалось, что на зубах все еще поскрипывает соль.

+3

8

Тейлору понравилась вся эта картина, что теперь, по его велению, раскинулась перед ним. Вампир расплылся в самодовольной улыбке, пристально глядя на оборотня.
- Не думаю, что мои вкусовые предпочтения должны обсуждаться рабами, хм.
Мальчику нравилось копировать властный и грубый тон отца. Ему казалось, что так он выглядит куда взрослее. Разумеется, по сути дела, ничего не менялось: просто так не припишешь себе несколько лет, куда уж там до сотней – их необходимо прожить, пройти через это, и лишь после приобретёшь этот властный тон, отточенные до мелочей движения и стальной характер. Но мальчик старался изо всех сил: прислушиваясь к советам отца и наставлениям учителей, он впитывал в себя всё, как губка, виртуозно применяя на практике даже незначительные знания. Этим он и компенсировал свою несостоятельность, как вампира и молодость. Именно благодаря его упорству и знаниям многие с ним сотрудничали, видя перед собой не молокососа-вампира, а довольно самостоятельную и разумную личность, умеющую качественно вести дела.
Молодой вампир даже облизнулся от удовольствия, рассматривая трапезу оборотня. Не сказать, что Тей был таким уж садистом, но играть любил, иногда – даже чересчур упорно, диктуя свои правила и навязывая их к исполнению. Картинка просто умиляла: эта неподдельная брезгливость, резкие движения – Тейлор попал в точку, оборотень терпеть не мог овощи, но и отказаться их есть тоже не имел права. Ход верен, но впереди ещё не отыгранная партия. Это настораживало парня, но он предпочёл пока откинуть всё в сторону и насладиться приятным зрелищем. Последний аккорд, глоток сока и вот она, долгожданная победа. А победа ли? Довольная ухмылка враз слетела с губ парня. Есть это всё явно не хотелось. Разумеется, никто его заставить-то и не мог, но этот бугай оборотень как-то настораживал. Тейлор прикрыл глаза, собираясь с мыслями.
Он недоумённо уставился на Ингвара, вначале не сильно уловив суть сказанного.
- Да. Хорошо.
Отозвался юноша не очень уверенно.
«Он что, не будет даже пытаться заставить меня это есть? Или вообще, хотя бы что-то сделать?! Отомсти же мне, тому, кто посмел над тобой насмехаться… я же ведь… я тебе отвратителен и невыносим. Почему?»
Тейлор сам не понимал, на сколько противоречивы были его чувства  и действия. Эти маски: сколько же их? Образ необходимо подобрать точно.  Все они прилегают к лицу, как родные. Просто пропитывают собой каждую клеточку. И уже никакого фарса – все натурально, без подделок и фальши.
«Лицемерие. Игра. Карнавал теней. Всё это я, лишь я и никто иной…»
Юноша мотнул головой, отгоняя от себя ненужные мысли.
- Не знаю. На меня не было ранее покушений. Только на отца. Мелочь, типа меня, никого не интересует. И, тем более, никого не интересует моя жизнь.
Отчего-то слишком честно ответил вампир, едва ухмыльнувшись – будто обречённо. Он понимал, что слишком юн для тех постов, что занимает нынче. Отчего-то стало невыносимо страшно: а если всё так и закончится, если его убьют или отравят? И не будет больше Тейлора, и не вырастит он никогда и не докажет отцу, что может, может быть взрослым, нужным и полезным. Что тогда?! Парень устало потёр виски.
- Отец всегда перестраховывается.
Едва слышно добавил он.
Тейлор как-то не ожидал подобных расспросов, немного удивлённо взглянув на Ингвара, но ответить решил.
- Да. Впервые. И, тоже мне, отдых
Отрешённо бросил вампир, уставившись на пачку сигарет, с которой игрался оборотень. Тейлор искренне не понимал всех этих развлечений. Разумеется он знал, что это за место и какие услуги могут оказать тут: лишь щелчок пальцев, шуршание купюр – и любое желание будет исполнено тут же… Но он не особо торопился попробовать здешнюю «кухню». Не сказать, что он не хотел. Но, в меру своего возраста, всё-таки он не совсем знал, что и как стоит делать и, вообще, для чего…
Парень заинтересованно взглянул на официанта, что был подозван Ингваром.
- Секунду
Обратился он к официанту, который уже было хотел выполнить просьбу оборотня, но тут же остановился, готовый выслушать и юношу.
- Мясо. Свинину, не жирную, хорошо прожаренную, одну порцию и без гарнира.
Как-то сбивчиво выпалил парень, что не помешало официанту принять заказ.
- И это
Он брезгливо указал на салаты и сок
- Уберите. Я передумал это есть. Принесите счёт за всё. И за последний заказ тоже.
- Что-то ещё?
Официант вопросительно взглянул на вампира, потом перевёл взгляд на оборотня.
- Нет. Всё. Хотя… ещё стакан минеральной воды без газа.
Официант, получив наконец-таки стоящий заказ со столика, унёсся его исполнять, оставив вновь Тейлора сидеть напротив мужчины. Почему-то вампира перестало напрягать присутствие оборотня. Парень сам не уловил, что именно. Он машинально снял очки, расслабленно облокотившись на спинку стула. Ужасно хотелось пить. Нет, не крови – слишком уж она вязкая и отдаёт сладковатым привкусом стали на языке. Хотелось чего-то обычного и простого:  воды – прохладной, освежающей, так необходимой сейчас.

+2

9

Пока Тейлор говорил, Ингвар снова потянулся за сигаретой. Не столько затем, чтобы получить дозу никотина, сколько занять руки. Дым неспешно струился к высокому потолку, клубился при очередной затяжке, заставляя щуриться. Дорогие или нет, суть не менялась – крепкий табак натурально «ел» глаза.

Молодой господин менял решения с такой скоростью, что медлительный оборотень не всегда успевал понять причину смены очередной «прихоти». Заказал чертовы салаты, но есть не стал; неожиданно как-то по-детски наивно открылся, отвечая на вопрос, хотя до этого щетинился, что, мол, чужие советы, особенно раба в бордельном заведении, пусть оно, это заведение, даже и вип-класса, ему не нужны. Всё это держало в напряжении, и когда Тейлор заказал свинину, оборотень снова промолчал, понимая, что оказался в самом начале знакомства с юным вампиром. Иначе говоря, знал оборотень о нём ровно столько же ничтожно мало, как и до этого: «Или всё-таки нет?..»
Недолюбленный ребенок? Гений, выросший слишком рано? Подросток, жаждущий внимания? Эгоистичная тварь, воспитанная в роскоши и безнаказанности? Выродок, пытающийся идти по стопам «взрослых» - тысячелетних вампиров, которых действительно стоило бояться?
Будь Ингвар мозгоправом, он бы уже начал прикидывать к щуплой фигуре клыкастого подходящий ярлычок, но Ингвар мозгоправом не был, да и однозначенного определения для Тейлора подобрать не мог, и пока единственное, что волновало оборотня – насколько комфортно будет приглядывать за сопляком до возвращения хозяйки. Ощущение опасности притупилось: в конце концов, Тейлор не выглядел законченным ублюдком, готовым пустить в расход неизвестно какого по счету раба удовольствия для – нет, мальчишка выглядел подростком, вспыльчивым и несколько «кипишнутым» в силу возраста.
- Надолго ты здесь? – вроде бы без особого любопытства спросил Ингвар.
Переход на «ты» получился сам собой – еще одна привычка, привитая Йоаной. И зачем-то добавил, пожав плечами:
- Все отдыхают по-разному.
Некстати вспомнились слова зама – «запомнить все, что доведется увидеть или услышать, чтобы передать…» - оборотень обернулся на официанта, смотрел, как тот ставит на стол заказанную тарелку с мясом и два стакана воды. По мнению Ингвара это был странный выбор для подростка, получившего доступ к любому виду удовольствий – на месте минералки должен был оказаться алкоголь. Забористый. Пробирающий жаром до костей, а крепостью – до самой дальней извилины мозга.

Ноздри защекотал запах жаренного мяса. Притупившееся чувство голода снова дало о себе знать.
- Хороший выбор, - одобрил Ингвар и приступил к дегустации, более охотно пододвигая к себе тарелку и отхватывая солидный кусок столовым ножом. В этот момент оборотень пожалел, что ничего не заказал для себя.
-  Ну а что насчет остального? Взрывы? Поджоги? Огнестрел? Имитация самоубийства? – следующий ломоть сочного мяса отправился в рот. Оборотень сдобрил порцию стоявшей на столе горчицей, глянул на уксус, но решил пока обойтись без него, и резанул еще пару кусков. «Может, мальца отправили сюда отдыхать из-за… хм… нестабильной обстановки?.. Счастливым не выглядит, хоть и попал в своеобразный рай для таких, как он - молодых, родовитых и с деньгами.»

Краем глаза оборотень приметил знакомую девчонку в характерной тунике и обычным для рабов ошейнике, правда розовом, декоративном: «Вип-сучка!» - хмыкнул Ингвар, но следовало признать, что мозгов под светлой шевелюрой было больше, чем обычно демонстрировала обладательница аккуратного бюста.
Траекторию, которую рабыня описала по залу, можно было бы охарактеризовать как «гипербола» - от входа и  к столику, за которым расположились Тейлор с телохранителем. Падение было таким же наигранным, как удивление и частые вздохи после него. Грудь послушно и даже натренированно колыхалась под тонкой тканью, демонстрируя вставшие соски.
- Кажется, я подвернула ногу… Простите… - беспомощно пролепетала девица, даже не пытаясь подняться, и оставаясь у ног молодого вампира. Частые взмахи ресниц, наивный взгляд – Ингвар, поглядывая на блондинку, вернулся обратно к свинине, уже не стесняясь, пододвинул тарелку к себе, нарезая куски побольше. Кто-то сильно торопился подложить важному гостю рабыньку, а может, девица сама решила проявить инициативу и поймать крупную рыбу в свои сети.
Вкус у мяса и правда был хорош – жаль будет, если Тейлор решит уединиться с зеленоглазой фифой прежде, чем оборотень доест.

+4

10

Обращение неприятно резануло по ушам – вампир не привык, когда к нему обращались так, на переговорах и встречах это было не принято, это было запрещено. Хотя парень поймал себя на мысли, что подобное общение ему весьма по душе.
- Не знаю. Отец сказал, что пока не отдохну нормально, он меня отсюда не выпустит
Вампир вздохнул. Находиться тут не очень хотелось, да ещё и пропускать важные переговоры… разумеется, папа и его люди их проведут куда лучше, чем сам Тейлор, но ведь он самостоятельный, он сам, смог бы…
Фраза, брошенная так невзначай оборотнем, была не очень приятна: Тейлор сам не знал, чего ему вообще надо, чтобы выполнить просьбу отца и отдохнуть. Не интересовало вообще ничего. И это настораживало теперь не только родителей Тея, но и его самого.
«Потеря интереса к жизни» - как-то так сказал семейный доктор. А ещё он говорил о том, что следует больше отдыхать, не перетруждаться и много спать. И ещё что-то про то, что желательно и не одному спать… видать, именно из-за этого парень и оказался тут.
«Надо будет как-нибудь отомстить этому докторишке за подобное»
Мелькнула мысль глубоко в подсознании. Хотя идея Тею понравилась и он предпочёл её запомнить, чтобы претворить в жизнь, как только выберется отсюда.
Тейлор безразлично проследил за официантом, что расставлял принесённый заказ на стол, и так же безразлично проводил взглядом тарелку с вкусно пахнущим мясом. Вампир не без удовлетворения отметил, что оборотню это блюдо пришлось по душе. Проследив за значительным куском мяса, что явно превышал размеры для обычной дегустации, парень ухмыльнулся.
- Ты как-то некачественно выполняешь свою работу: салаты еле пробовал, я уже молчу про сок. А вот мясо… не кормят вас тут что ли?!
Парень звонко рассмеялся. Не столько сказанному, сколько виду оборотня, жадно и с аппетитом поедающего завтрак Тея. Не сказать, что парень был голоден, но всё же не ожидал подобного.
- Ничего из этого. До меня просто никому дела нет. Но последний вариант ничего так, да.
Отозвался вампир, представляя, как бы это выглядело, соберись кто имитировать его самоубийство. Склонностью к суициду Тейлор не отличался, наоборот, жизнь любил. Хотя и не понимал её, но это пока, это временно, это проходит. Спустя года, десятилетия, века… жизнь молодого вампира казалась слишком уж ничтожной по сравнению с вечностью. И это угнетало и, одновременно, толкало на какие-то действия. Хотелось быть полезным хоть кому-то и в чём-то. Но, по его сугубо личному мнению, это не выходило. Да, отец гордился, да, были достижения… но всё было каким-то мелочным…
Вампир насторожился, ощутив запах человеческой сущности. Всего в нескольких шагах находилась красивенькая девушка и направлялась она... к нему? Тейлор неосознанно облизнулся, потеряв всякий интерес к оборотню и, уж подавно, к еде, которую тот с таким аппетитом уплетал. Парень недоумённо взглянул на девушку, что расстелилась аккурат у его ног. Тейлор почувствовал фальшь всей этой ситуации: он часто сталкивался с подобным.
«Чего это она?»
Внимательный взгляд на девушку.
«Ошейник. Рабыня, да? Этот – другой какой-то, хм. Не настоящий… И чего ей?»
*- Кажется, я подвернула ногу… Простите…*
«Вот ещё».
Фыркнул вампир, но всё-таки встал с места, подавая руку девушке и помогая подняться, притягивая к себе.
- Ты…
Тихо начал Тей, хищно посмотрев на девушку, скользнул взглядом по её груди и нехорошо ухмыльнулся.
- Ничего так, хм.
Небрежно заключил он. Рука парня уверенно легла на талию девушки, но тут же скользнула ниже.
«Ты будешь моей, как я прикажу. И сделаешь, что я прикажу. Я… лишь я один, а ты просто вещь, игрушка. Моя игрушка. Я убью тебя. Нет, вначале получу то, что желаю, а потом убью. Так хочется, такова игра. Игра…»
Парень шумно выдохнул, сильнее прижимая девушку к себе.
«Игра…»
Отдалось в подсознании. Ореол вокруг зрачков вновь приобрёл ярко-красный оттенок. Дурманящий запах человеческой крови бил в ноздри, заставляя задыхаться и терять над собой контроль. Он потянулся к её шее. Видать, девушка быстро сообразила, что к чему, предприняв попытку вырваться. Тщетно. Тей лишь сильнее прижал к себе, не выпуская из объятий.
«Игра… Ах, а ты всё ещё не разучился играть. Как тогда, в детстве, в салочки. Помнишь? А она пахла так вкусно и притягательно. Сколько ей было? Шесть? Семь? А мне… я был чуть старше. А она пахла сладковатым ароматом и… глаза, она доверяла мне… а я»
Вампир неосознанно провёл языком по клыкам, что немного подросли.
«Мне её было жалко. Ведь она так любила играть. Со мной. А я любил кровь… и был не виноват в том, что она рождена человеком… - так сказал отец, а отец не ошибается»
Парень резко отстранился от девушки, шагнув назад и хватаясь руками за спинку стула, будто пытаясь удержать себя.
«Что она делает тут? Не хочу. Уйди. Я же…»
Он зло посмотрел на девушку, потом – на оборотня, который явно не потерял аппетит из-за подобной ситуации.
- Ты!
Прошипел Тейлор, быстро подходя к Ингвару и хватая того за ворот пиджака.
- Это ты желаешь, чтобы я вновь подвёл отца!
Хищная улыбка легла парню на губы, обнажив клыки.
- Я убью тебя, тварь!
Крикнул Тей, но лишь сильнее сжал ткань в руках, не предпринимая никаких действий. Человеком пахло меньше, вампир приходил в себя, но не был уверен, что способен себя контролировать. Рядом с оборотнем чувствовалась.. защищённость? Парень мотнул головой, отгоняя нелепые мысли. Его не надо было защищать, он и так взрослый, он и так справится. Ужасно хотелось пить. Тейлор, освободив одну руку, схватил стакан с минералкой, в несколько глотков осушив его. Вторая рука так и покоилась на пиджаке оборотня, разве что, более слабо сжимала ткань.
- И чего меня так несёт с этих человеческих сучек?
Непонятно кому задал вопрос вампир, окончательно освободив оборотня. Девушки и след простыл, хотя навряд ли она будет единственной, кто подойдёт к молодому и богатенькому вампирчику слишком близко, заступив на его территорию и повесив на себя ярлык жертвы, его жертвы.

+3

11

- А как насчет эльфиек или… кошечек?
По возможности ровно спросил Ингвар. От вспышки злости Тейлора было неуютно, в какое-то мгновение раб даже испугался, что сопляк додумается до чего-то действительно неприятного. Однако показывать свою настороженность сейчас оборотень не хотел. Как и не торопился снимать руку мальчишки с себя; вместо этого откинулся назад на спинку стула, чтобы удобнее было смотреть на молодого господина.

- В КГБ большой выбор: остроухие, полукровки, оборотни.. Есть даже настоящие эльфийские принцы и принцессы в этом… – растерянно произнес Ингвар и замолк, не договорив. Почему-то ему показалось, что вряд ли мальчишку заинтересуют особи королевской крови, хоть в возможности Тейлора купить эдакую сверх-дорогую игрушку на час оборотень не сомневался.
«Пинту крови бы тебе, да телку грудастую погорячее… Или лучше двух,» - оборотень поднялся, предполагая, что обед закончен. Да и сам Тейлор вряд ли захочет здесь оставаться – по залу все еще шелестели шепотки, немногочисленная публика жаждала продолжения представления.
- М… Господин желает отдохнуть или прогуляться по клубу? – негромко спросил оборотень, больше для того, чтобы понять, слушает ли его вообще молодой вампир или все так же погружен в свои внутренние переживания. «Девственник… Неужели – девственник?..» - раба не особо интересовало, успел ли Тейлор познать радости секса, больше занимал вопрос, с чего сопляка так перекосило при появлении человечки. Вампир, не контролирующий свой голод – все равно что пороховая бочка, готовая взорваться от любой искры.
Ингвар не сомневался, что сможет скрутить Тейлора, если того в очередной раз переклинит: слишком большая разница в весе и опыте (лишь бы не сломать малыша ненароком, это будет грозить серьезными проблемами). Но если можно избежать нескольких неприятных минут, и возможных последствий, то почему бы этого не сделать. Или хотя бы попытаться. Вот только как влить в Тейлору в его вампирскую глотку кровь и поможет ли это вообще, оставалось для Ингвара загадкой. Ведь вполне могло оказаться так, что Тейлор не более чем избалованный сосунок с замашками садиста. Может, из-за этого он и «подвел отца», может, поэтому и сослали в КГБ, чтобы малолетний психопат успокоился, вдоволь нарезвившись в "безопасном" месте?

«Попытайся, для начала, просто не злить его…»
- Извини, господин. Я и правда виноват, - глухо произнес Ингвар, когда они вышли из зала, - Не следовало подпускать её близко. Я знаю почти всех рабов в клубе… Опасности не было и я не думал, что… Что это будет неприятно для Вас.

Дернувшаяся девчонка, паника, которую она не могла спрятать в глубине синих глаз - отчаянно и неумело продолжала сопротивляться, то ли нарочно, желая распалить своего возможного клиента еще больше, то ли и правда испугавшись возможного исхода. Влажно блеснувшие сахарные клычки молодого вампира  – лицо ребенка, искаженное гримасой животного голода; настоящий хищник, притаившийся за обманчиво хрупкой оболочкой подростка.
Короткое воспоминание о том, что случилось несколько минут назад, прочно обосновалось под черепной коробкой оборотня.
- Если господин желает более… специфических услуг от заведения, ему достаточно сказать об этом любому работнику клуба. Здесь это не осуждается. Здесь умеют хранить… подобные секреты. Никто ни о чем не узнает, даже… Ваш отец, - осторожно предложил Ингвар. Смотреть на то, как малолетний психопат будет потрошить какую-то девчонку, будет неприятно, но, как говорится, «если зверь голоден, его лучше покормить, пока он не сделал своей едой тебя».
В небольшом холле в обеденное время было так же немноголюдно, как и в ресторане. И уж, конечно, никому не было никакого дела до чужих разговоров.

+3

12

Тейлор взглянул на оборотня немного озадачено.
- Кошечек?
Одними губами произнёс он, не сильно вникая в сказанное мужчиной.
- Кошечек я люблю, да. У них такие гибкие тела и мягкая шёрстка. А ещё… подушечки лапок: такие немного шершавенькие и нежные…
Совсем невпопад и явно не про тех «кошечек» заявил Тейлор, отчего-то хищно улыбнувшись. Дитё не ровно дышало к кошкам, особенно не прочь было их погладить, пожмякать и потискать.
Вампир давно уже успокоился: во всяком случае, девчонку он не убил и даже, что было куда важнее, по его мнению, не изнасиловал, значит, отца не подвёл, а остальное парня не сильно-то и волновало.
- Тоже мне, принцы с принцессами.
Огрызнулся вампир.
- Настоящие на тронах сидят, а не в КГБ тут.
Уточнил Тей, заинтересованно взглянув на оборотня. Не то, чтобы вампира подобная тема интересовала, просто хотелось тупо поговорить, а другой причины мозг Тейлора, занятый вариантами погони за той девчонкой, которая пахла так вкусно, не нашёл. Парень обвёл взглядом зал.
«Пф, тоже мне, нашли чем заняться. Представление окончено: я за бесплатно не работаю»
Забрав со стола ноутбук, вампир благополучно всучил технику оборотню – привычки запрягать всех, кто под руку попадается, заботливо привитые отцом, у Тейлора были обострены до предела. Гордо выпрямившись, вампир проследовал за своим телохранителем прочь из зала. Хотя он так-то не против был остаться и понаблюдать за дальнейшей реакцией окружающих на него. Любил Тейлор внимание, даже чересчур сильно и обострённо любил.
- Вообще, я домой хочу. И побыстрее. Но мне туда нельзя, поэтому – идём уже куда-нибудь.
Обречённо заявил парень, выходя из зала. Где-то на задворках разума промелькнула мысль о побеге… Тейлор не акцентировал на ней внимания, хотя уж очень интересная была мысль. Можно было как-то отвлечь телохранителя, запрячь его чем-нибудь, а в это время – успешно свалить, скрыться в городе, а потом он что-нибудь да придумал бы. Оборотню попало бы за такое уж точно, а это тоже не могло не радовать молодого вампирчика. Хотя, Тею тоже бы попало. Или нет. Ведь это телохранитель не уследил, а его уж точно предупреждали… Парень самодовольно улыбнулся, хотя быстро откинул бредовую идею, несмотря на то, что она его даже зацепила. Тем более, оборотень начал извиняться, а это тоже было интересно. Тейлор уже было хотел даровать прощение "провинившемуся" от всей своей широкой вампирской души, и даже добродушно улыбнулся в честь такого-то события…
Возврат к официальному обращению в любое другое время Тейлора только порадовал бы: так привычнее, тем более, это уважительно, да. Но сейчас. Сейчас это резануло по ушам куда сильнее, чем в случае, когда оборотень так невзначай перешёл на «ты». И ведь без разрешения перешёл, а получилось очень даже ничего и Тею даже понравилось. Парень промолчал, исподлобья взглянув на Ингвара. Чего-то явно не хватало. Настроение, которое и без того было ниже плинтуса, упало капитально. Вампир недовольно фыркнул.
- Не трогай моего отца
Отрешённо и грубо заявил молодой вампир, не сильно улавливая суть сказанного оборотнем.
- А, вообще – желаю.
Парень остановился, развернувшись лицом к Ингвару и принимаясь того изучающе рассматривать.
- Если я захочу выпотрошить тебе все внутренности, предварительно их засолив, это будет считаться специфической услугой, м?
Полюбопытствовал вампирчик, открыто и мило улыбнувшись оборотню, подходя к тому вплотную.
- И об этом никто не узнает, даже мой папа, так же ты сказал, правильно?
Тише закончил парень, не сильно хлопнув мужчину по плечу.
- Ну чего, пошли?
Обратился он к телохранителю с толикой некоего предвкушения интересного занятия…

+4

13

«Пугает, с-сучонок?!.» - скулы закаменели. Ингвар смотрел на кровососа, не зная, что сказать. В конце концов, Тейлор действительно мог сделать нечто подобное, но факт того, что вампирёныш, у которого дай боги если обсохла первая выпитая кровь на губах, хлипкий сопляк, почти на две головы ниже Ингвара, сейчас шипит, угрожая, заставил оборотня пусть натянуто, но ухмыльнуться. А спустя пару секунд ухмылка стала шире и искренней.

- Предварительно засолив?.. – медленно и со смаком повторил оборотень, следуя за Тейлором. Ускорив шаг, он быстро оказался рядом с мальчишкой, шагая вровень:
- Предварительно… хм, весьма… специфично, да… Тогда нам понадобится много соли. Очень много. Господин может сделать соответствующий заказ на кухне. Доставят в течении пары дней, – едко закончил раб, прикидывая, куда все-таки планирует направиться Тейлор, не сразу сообразив, что вампир, являясь гостем клуба в первый раз, вряд ли знает что и где находится.
Поворот, еще один, выход в небольшой холл, за которым раскинулся сад. Все это время Ингвар молчал, и только теперь неохотно разлепил челюсти.
- Была война. Они пленники. Ублажают тех, у кого есть деньги.
Оборотень пробежал косым взглядом по Тейлору, пытаясь понять, что он думает по этому поводу.
- Обычно в это время принцесса или принц могут гулять по саду. Можно подождать их, если интересно посмотреть. За это не берут денег…
«…если просто посмотреть,» - Ингвар глянул на лестницу, которая вела к гостевым покоям. Тейлор не демонстрировал восторгов относительно своего пребывания в КГБ, даже наоборот, недвусмысленно намекал на желание сбежать так, что это было понятно даже оборотню, тяжко понимающему всякие околичности, иносказательности и прочие подобные ухищрения.

«А ведь и правда – вздумает еще свалить, - вздохнул Ингвар и вдруг развеселился, - А ну и пусть! Ну накажут, и что? Не убьют же. Зато обратно к нему уже не приставят, значит – проблемой меньше…» В данный конкретный момент раб надеялся, что, во-первых, Тейлор пошутил по поводу соли, а во-вторых, если даже не шутил, то забудет о своих словах, увлекшись другими мыслями.

«Не поминать отца всуе, не называть молодым, не подпускать близко человеческих сучек,» - с виду обозначившихся правил было немного и все они казались простыми. Ингвар перехватил  в другую руку ноутбук, топчась на месте. «Если он вздумает просидеть все время пребывания в клубе в своих покоях за этой своей электронной игрушкой… Это будет неплохим вариантом, - в то же самое время Ингвар понимал, что натурально взвоет, запертый в четырёх стенах вместе с «молодым господином», - Лучше бы он попытался бежать.»
- Господину разве запрещено покидать территорию клуба? – вроде бы не в значай уточнил Ингвар, разглядывая какой-то фикус в дальнем углу холла, - Мне не давали никаких инструкций на этот счет.

+5

14

Тейлор утвердительно и важно кивнул, подтверждая свои слова.
- Я вообще люблю всё специфическое, да.
Тейлор сам не понял, как вновь начал играть.
- Пару дней? Ну нет, это долго. Как думаешь, а если им доплатить, они управятся с поставкой за сутки, а?
Немного подумав, парень хитро взглянул на оборотня.
- Вообще-то, можно быстренько перебросить товар из сети моих магазинов – будет куда дешевле: ведь тут точно цены накручены, да и быстрее – у меня огромная сеть поставщиков!
Парень радостно улыбнулся, будто и правда хотел этой чёртовой соли, да побольше.
- К тому же, чем быстрее я разделаюсь с тобой, тем быстрее я попаду домой, вот.
Он улыбнулся шире, замедлив шаг, подходя к саду.
«Война, да, точно. А я и не подумал… точнее, я не знал, что они стали пленными. Тяжело им»
Отчего-то стало как-то не по себе. Парень нахмурился.
- Война… Война. Я о ней слышал, от отца.
Тихо произнёс Тей, выходя в сад. Если сказать честно, то находиться тут ему не хотелось. А вдруг, и правда эти принц и принцесса тут будут? Тейлор честно не мог представить, как они могут мириться с подобной участью. Лучше сбежать, или умереть, чем быть чей-то игрушкой… Вампир взглянул на Ингвара, но тут же отвернулся, опустив взгляд.
«Игрушка. Ты просто моя игрушка. И я могу делать с тобой всё, что захочу. Могу сломать и выбросить за ненадобностью – отец всегда так говорил, он говорил, что на подобное даже я сам зарабатываю… КГБ – райское место только для одних. Разве рай предполагает подобное?»
Мысли удручали. Слова отца под сомнение вампир ставить не привык, но что-то как-то не клеилось. И с каждым разом – всё значительнее и значительнее. Будто кто-то стряхивал пыль с картины, яснее демонстрируя черты изображения.
- Мне ничего не запрещено. Отец не запрещал. Просто попросил… отдохнуть
Совсем тихо закончил Тейлор, раздумывая, что вообще делать дальше. Манящая свобода была так близко: всего пару шагов, пойти куда-нибудь, отвлечь телохранителя – и вот она.
«Не давали ему инструкции, хм. Зато мне давали. Отец просил. Я не подведу. Мне доступна свобода. Мне доступны развлечения… о попадании в качестве клиентов в этот клуб мечтают сотни других парней и девушек… отец хочет, как лучше. А я… я не могу даже просьбу его выполнить. Что уж говорить об остальном?! Я вообще никчёмный. Хуже, чем рабы тут»
От этих мыслей становилось тошно, хотелось просто смыться отсюда и забыть всё, как страшный сон. Но парень не привык отступать.
- Пошли, мне надо вернуться в номер.
Приказал Тейлор, направляясь по намеченному маршруту.
«Лучше сбежать или погибнуть, чем быть игрушкой… а я. Кто я вообще такой? Я тоже пока только игрушка: в руках судьбы, в руках отца… но я. Я не позволю никому дёргать меня за ниточки. Я найду выход и всё сделаю по-своему, как всегда. Докажу, что могу быть... взрослым»
Ещё пара шагов, поворот ручки – и дверь распахнулась, впуская парня в номер-люкс. Вампир, пройдя на середину комнаты, остановился. Что делать дальше и делать ли – он не знал и пока не придумал. Он устало вздохнул, опускаясь на кровать, прикрывая глаза. Делать ничего не хотелось. Заинтересованности так и не появилось, зато появилась апатия.
«Нет, ну серьёзно: лучше просто сдохнуть! В любом случае – дешевле получится…»
Тейлор зарылся носом в мягкую подушку, пытаясь всё-таки сообразить, чего делать дальше и делать ли вообще.

+4

15

Занятый своими мыслями и вроде как своими прямыми обязанностями - наблюдением за окружающей обстановкой (пусть даже несколько отстраненно и с ленцой), Ингвар молча шел за молодым господином до его комнаты. Как и ожидалось, поселили мальчишку далеко не в подсобке, хотя оборотня удивило, что специально для приезда «сына важного господина» не отстроили еще один пентхаус на верхнем этаже.

Оглядевшись, оборотень прошел по комнате, остановился у окна, пересек комнату по диагонали до кресла в углу, заглянул в ванную и спальню. «Так он… спать сюда пришел?» - завалившийся на кровать вампир обнимался с подушкой, а Ингвар до сих пор не мог найти «свое» место, хотя обычно с этим проблем не возникало. Сумка осталась стоять у входа рядом с чемоданом Тайлора ("...сопляк и правда прибыл в клуб недавно..." - хмыкнул Ингвар), а сам оборотень, небрежно кинув пиджак в кресло, снова прошел в спальню. Было много вопросов, которые следовало уточнить. Но раз уж пацан на первый взгляд оказался весьма «покладистым» хозяином и не стал заострять внимания на мелочах, то скорее всего ему действительно неважно, где и как расположится раб-телохранитель.
Ингвар смотрел на посапывающего вампира, привалившись плечом к дверному косяку и расстегивая пуговицы на манжетах, чтобы закатать рукава. «Обычный подросток, даже позолоты на этом сынке Очень Важного Господина сейчас не разглядеть…» - как и клыков, которые прорезались при появлении смазливой рабыньки-человечки. На секунду Ингвару показалось, что вампир ведет себя сейчас, как любой расстроенный ребенок - запирается в своей комнате, в своем привычном уютном мирке, чтобы отгородиться от внешнего, «обидевшего» и несправедливого мира. Оборотень попытался вспомнить, что могло стать причиной бегства, иного слова и не подберешь, Тейлора в свою комнату, но не смог - мальчишка не проявлял интереса ни к чему, самая яркая вспышкой эмоций произошла в ресторане, но, кажется, вампир уже забыл о произошедшем.

А потом медведь подумал о том, что в КГБ сопляку было до смерти скучно, как бы ни парадоксально это звучало, и еще ему наверняка претила эта своеобразная ссылка: «Подросток, запертый там, где он не хочет находиться, ха! Чем же ты занимался в городе?.. Что теперь и здесь тебе настолько не нравится?..»
Чутье подсказывало, что лучше оставить Тейлора наедине с его мыслями и молча выйти, осторожно прикрыв за собой дверь, но вместо этого оборотень произнес:
- Мы сегодня будем куда-то выходить?

+4

16

Тейлор оторвался от подушки, устало посмотрев на оборотня.
- Не думаю.
Прозвучал ответ. Тейлор говорил спокойно, но не желая слышать каких-либо возражений.
Парень не привык бегать от проблем и закрываться от них в своём тесном мирке: где никто не тронет, где ты хозяин. Вампир привык решать проблемы, порой, слишком уж кардинально: шагая по головам, переступая через трупы тех, кто посмел посягнуть на то, что принадлежит ему по праву. Ему не нужен был личный мирок – он будет хозяином там, где пожелает и как пожелает. А если не сможет, то тоже станет, чуть позже и с помощью папочки. 
Парень сел на кровати, потянувшись к прикроватной тумбочке и подхватив с неё прайс – расписанные цены на услуги: от заказа в номер фруктов, до оплаты убийства раба. Всё, что пожелает клиент, любой каприз за ваши деньги…
«Мило…»
Парень, казалось, бессмысленно перелистывал страницы довольно занятной книженции, даже не пытаясь изучить её содержимое.
- Зачем мне раб?
Вампир  небрежно откинул книжку в сторону, вставая с кровати и медленно направляясь к Ингвару.
- У меня уже есть один и даже оплаченный. Папочкой.
Он нехорошо оскалился, смотря оборотню в глаза, немного склонив голову на бок, будто изучая.
- А я люблю халяву
Слова отдались неприятным шипением от стен просторной комнаты, утонув в пустоте.
- Ненавижу это место
Глухо произнёс парень, подходя к медведю почти вплотную
- Время здесь идёт иначе: замедляется, будто останавливаясь однажды, и начинает свой бег лишь тогда, когда этого пожелают те, кто платит. Здесь всё творят деньги, даже это чёртово время. И от этого противно. Но…
«Отец, ты же хотел, чтобы я отдохнул. Ты даже спланировал всё, вплоть до этой несчастной рабыньки – знал же, что меня несёт с этих человеческих сучек! Хах, отец… ты вновь забыл, что я уже вырос. Вырос давно. Ты просил… Ты всё предусмотрел, но я… я вновь сделаю всё по-своему, папочка, хмм. Думаю, тебе понравится»
Тейлор не сдерживал себя более. Для чего? Они одни, тут никто ничего не узнает, всё останется в стенах этого чёртового клуба – хоть какая-то польза с этого пропащего места… Белоснежные клыки ускорили свой рост, влажно блеснув из-под холодной полуулыбки молодого вампира. Оборотень пах довольно притягательно, но, в отличие от запаха человеческого, парень контролировал ситуацию полностью: это дурманило куда сильнее сладковатого привкуса крови и от этого не хотелось останавливаться. Тейлор облизнулся, запрокинув голову и посмотрев на оборотня. Ореол вокруг зрачков вспыхнул ярко-алым, Тей почувствовал, как теряет контроль над собой, пытаясь взять себя в руки. Далось подобное не легко, но сознание никуда не ушло, лишь будто став немного опьянённым, как при изрядном количестве спиртного, употреблённого внутрь без закуски.
- Почему ты выше меня?
Банальный вопрос прозвучал как-то по-детски наивно, но не менее повелительно, в глазах сверкнул странный интерес, вампир криво улыбнулся, взглянув в глаза оборотню – наивный ребёнок с властью в руках, отныне не теряющий контроль над собой. Парню нравилось подобное состояние – ранее такого не случалось.
- Почему, раб?
Голос прозвучал холоднее, пропитанный властными нотками, возводящими вопрос в ранг приказа, на который обязан был дан ответ.
- Мне отрезать тебе ноги или ты встанешь на колени?
Тейлор мило улыбнулся, он уже сам запутался, играл ли он, игра ли это или уже реальность. Но от этого становилось лишь интереснее…

+4

17

«Нужно было уходить раньше, когда он еще листал хренов каталог… Нет, еще раньше… Лучше было вообще не тревожить его, пусть бы спал,» - подумал Ингвар, закончивший закатывать рукава рубашки до удобной длины. Оборотень привычно молчал, оставаясь стоять там, где стоит, словно загипнотизированный словами мальчишки. В конце концов, даже со стороны свободного было бы невежливо просто развернуться и выйти на середине монолога, а уж рабу и подавно полагалось с должным вниманием выслушивать любые бредни господина, коли уж он решил ими поделиться.
Все эти риторические вопросы никогда не нравились оборотню – как показывала практика, ничем хорошим это не заканчивалось. Пока от него не требовали прямого ответа, Ингвар продолжал молчать, упорно не желая включаться в игру – в ней не было возможности выиграть, дав правильный ответ, для невольника точно, особенно для такого «оратора», как медведь.
В глазах Тейлора полыхнуло красным, губы дрогнули – наверняка отрастали клыки – мысленно отметил Ингвар и пожалел, что вампир так и не вцепился в горло той випованной сучки.
...а еще неожиданно живо вспомнились первые дни в плену, когда его вытащили из душного трюма и впервые поставили на колени, назвав рабом. Оборотня отчетливо передернуло, слишком яркой была картинка из прошлого, мелькнувшая перед глазами, слишком похожи были интонации Тейлора на те, что пропитывали голос работорговца, купившего для продажи пленного оборотня. «Слово в слово…» - оборотень смотрел на мальчишку, пытаясь задавить в себе раздражение. С ним уже давно так никто не обращался. Йоана не требовала подобных условностей, а её покровительство надежно защищало «личного телохранителя» от необходимости пресмыкаться, как и полагается покорному рабу, или подставлять горло под чужие клыки.
«Сопляк,» - Ингвар медленно опустился на колени и ухмыльнулся в лицо Тейлору, на мгновение встретившись взглядом с молодым господином: даже сейчас рослый оборотень был вровень с подростком. На языке вертелось злое «подрасти бы тебе чутка, мозгляк», но медведь только сильнее сцепил челюсти, выдыхая, опустил задницу на пятки и устроил ладони на бедрах, как и полагалось традициями «КГБ».
Даже из такого положения оборотень без труда скрутил бы вампира, сделав ниже себя, раба, стоящего на коленях – лежащим на полу самым обычным пацаном, подвывающим от боли в вывернутой руке, размазывающим сопли по роже. В глазах снова блеснула звериная желтизна – прорывалась злость, которой здесь и сейчас было не место и не время. Взгляд соскользнул вниз и уперся в пол, расфокусировался, остановившись в одной точке. Ингвар слушал и слышал, полагаясь сейчас больше на слух, чем на другие органы чувств.
«Если ты, сучонок, голоден, тебе следовало бы поискать другую пищу. Посмотрим, как тебе это понравится…» - алкоголь, никотин, наркотик, который гулял по крови после трех дней безвылазной лежки под кайфом раба в своей комнате, убойная доза гармональных препаратов после последней терапии, позволяющей не «бабеть», подобно остальным евнухам. Все это не шло ни в какое сравнение с чистотой крови других рабов, ревниво оберегаемой запретами клуба.
Ингвар молчал, хоть внутренний зверь и ерепенился, ставя шерсть на загривке дыбом: «Потянется к шее, в узел скручу, так, что потом не развяжется, недоносок,» - впрочем, оставалась еще надежда, что Тейлор просто развлекается, играя в «строгого хозяина» или пытается пугать приставленного к нему телохранителя, как ранее, когда зашел разговор про соль.
«…чертовы ботинки! Следовало их снять,» - новая пара не разношенной классической обуви была слишком жесткой для таких поз, выражающих покорность и смирение живой собственности, но ерзать, выбирая положение поудобнее, Ингвар не стал, скорее из упрямства, чем из страха лишний раз шевельнуться под внимательным взглядом кровососа. Продолжал сидеть неподвижно: едва заметно двигалась грудная клетка, мерно качающая воздух в лёгкие, немного чаще, чем было необходимо, будь оборотень по-настоящему спокоен.

+4

18

Тейлор недовольно фыркнул, внимательно следя за действиями Ингвара.
«Да что ж это такое?! На меня даже рабы смотрят, как на отброс какой-то, хм»
Парень зло оскалился, хлёстко ударив оборотня ладонью по лицу.
- Не смей, ты, слышишь?
Прошипел Тей, цепляя руками Ингвара за ворот одежды.
- Не смей.
Властно произнёс он. Тейлор всем телом чувствовал нарастающую опасность: животные инстинкты уверяли его в том, что следовало прекратить это всё, уйти, желательно – убежать, пока цел… но парень лишь сильнее сжал пальцы на одежде медведя. Азарт и странное желание полностью владели разумом и здравомыслие отныне более не распоряжалось действиями вампира. Игра… вампирчик обожал играть, рискуя, ставя на кон многое, но лишь тогда, когда знал, что полностью выиграет. И в этот раз – он уверен, не смотря на то, что перед ним взрослый оборотень, которого ничто не сдерживает, он знал, что не проиграет, что добьётся своего.
«Что я вообще делаю?! Делаю. Плевать что именно, главное – интересное занятие, хм! Так и положено»
Рука дрогнула, ослабляя хватку, но лишь на секунду – вампир рванул оборотня на себя (хотя на деле – сам подходя к нему ближе, под натиском своей же силы: тушку медведя было не так-то и просто сдвинуть с места, да вампир и не особо-то хотел подобного и поэтому вовсе не старался, лишь играясь), без отрыва глядя тому в его звериные глаза. В них открыто читалась животная жестокость: лишь одно движение, Ингвару можно было особо и не напрягаться, чтобы убить молодого вампира. Тейлор ухмыльнулся, слегка прищурившись.
- Хочешь убить меня?
Парень мило улыбнулся, будто вёл разговор о чем-то незначительном, а не о своей жизни.
- Так убей. Мне плевать.
Шёпотом закончил он, наклоняясь к шее медведя, разлепляя пересохшие от непонятного чувства, губы.
- Ты раб, всего лишь раб в этом чёртовом месте и твоё желание меня убить или покалечить только разжигает мой интерес к тебе, хмм… считай, что это как некий интересный бонус в услуге.
Клыки едва коснулись кожи оборотня – Тей не спешил, будто смакуя каждый миг происходящего, каждую эмоцию, проявленную его жертвой. Ингвар отличался от предыдущих несчастных, что случайно попадались на пути вампира и были (пока) только человеческого происхождения. Не было страха. Тогда, раньше, страх жертвы пугал и самого парня, заставляя придти в себя и взять себя в руки, отпустив свою жертву. Злость медведя дурманила похлеще человеческой крови и дорогих наркотиков – но не отнимала возможность не терять контроль.
«Я всю жизнь играю с огнём, на каждом совещании, на каждой встрече с конкурентами или соратниками… так отчего же мне необходимо остановиться сейчас?! Если не выполню пожелание отца – буду виноват перед ним, так что – смерть вполне мне подходит. Только вот… он не посмеет, не посмеет убить, хмм. Я знаю это… знаю!»
- Я всего лишь младенец для вампирского рода. На сколько ты старше меня? На сотни лет, мм? Но ты просто тварь… по сравнению со…
Тейлор не договорил, сильнее надавливая клыками на кожу Ингвара, прорывая её, позволяя крови проступить. Тей не торопился делать глоток, разрешая крови тихо сползать по коже оборотня – вампир был сыт, ему не нужна была кровь, в жертве это не главное и теперь он начинал всё-таки понимать, чего же ему не хватало, что именно побуждало кидаться на людей, терять контроль.

+4

19

Хлесткий удар, не столько болезненный, сколько обидный. Клацнувшие зубы - оборотень вовремя схлопнул челюсти, погасив в глотке звериный рык, и вздернул голову, уставившись на Тейлора. Губы оборотня подрагивали, то плотно сжимаясь, то едва не расходясь в оскале. Йоана не опускалась до рукоприкладства. Йоана не ставила раба на колени и говорила с ним, как с равным. «А теперь ты, сосунок, смеешь…» - оборотень смотрел в глаза вампиру и даже не пытался подавить в себе злость - он уже почти слышал, как хрустят шейные позвонки под рукой, сопляк даже понять толком не успеет, что произошло, как будет окончательно и бесповоротно мертв.
«Наказание за такое – смерть или что-то хуже. Либо бегство – до конца жизни бояться каждой тени за спиной. И потерять Йоану. Даже она не вытащит после такого... Неделя, может две. Это не так много.» 
Искушение было слишком велико, как будто устами кровососа сейчас говорил дьявол, божок из христианской религии, которую оборотень так и не смог понять. Медведь дернул подбородком, но остался смотреть прямо перед собой, упрямо поджимая губы, а Тейлор наклонялся ближе – кожу на щеке обдало дыханием, зашелестел издевательский шепот над ухом, влажный след на шее от пока аккуратного прикосновения губ. Раб не пытался отстранился, медленно сжимая в кулаки лежащие на коленях руки. В висках гулко шумела кровь: ярость требовала выхода, рвалась наружу – избить до кровавых соплей выродка, сынка Очень Важного Господина, решившего, что его хрустящие бумажки чего-то стоят, когда он решил подразнить дикого зверя.
«Просто дай ему… то, что он просит. Ляг на спину, как делают собаки, притворись мертвым. Он потеряет интерес и найдет себе другое занятие. Оставит тебя в покое. Терпеть. Молча… Это должно закончится быстро…»
А Тейлор почему-то тянул, не спешил насыщаться, продолжал шептать, словно нарочно цепляя, вторя разъяренному зверю, не давая ярости утихнуть, а Ингвару – отрешиться от происходящего.
В тот момент, когда под клыками кровососа захрустела кожа, в глотке у оборотня глухо заклокотало – не угрожающе, давая время отпрянуть от взбешенного зверя – злое рычание на замахе когтистой лапы, способной перебить кость одним ударом. Ингвар перехватил плечо вампира и двинул локтем под ребра, опрокидывая мальчишку на пол. Навалился, подминая тело подростка, выкручивая его руку в болезненном захвате, придержал ладонью за затылок, не давая выскользнуть. Запала сейчас хватало на то, чтобы, приложить кровососа мордой об пол, если пацан вдруг вздумает кричать.
- Я бы советовал тебе…
«…сопляк хренов!» - небольшая пауза, чтобы облизнул пересохшие губы и унять злую дрожь в голосе.
- …г-господин… поискать подходящего раба для… питания… Меня учили другому… Не этому… Я не... - еще одна пауза, подыскать подходящее слово, - ...саб, г-господин… хочешь игрушку для своих забав?.. Полистай каталог, там достаточно таких… кто сочтет за счастье подставить горло под твои клыки… и будет умолять о том, чтобы ты…
Оборотень замолк, в какой-то момент осознав и испугавшись того, что сотворил. 
По шее вниз ложилась красная влажная дорожка, по рубашке над ключицей расплывалось кровавое пятно. Ингвар мотнул головой и ослабил захват, а после и вовсе отпустил молодого господина, поднимаясь и отступая к двери, пробуя пальцами след от укуса на шее: «Гаденыш,» - улегшаяся было злость снова вспыхнула, как искра, попавшая на тонкую бумагу.
- Простите, господин, - ровно произнес Ингвар.
С долей злорадства подумал: «Следовало сделать это сразу, двинуть тебе, да посильнее,» - после нехарактерной для себя вспышки, слишком уж похожей на открытый бунт, оборотень чувствовал опустошенность и эмоциональный спад. Было бы неплохо перехватить никак не унимавшуюся кровь повязкой – медведь шагнул в сторону ванной, где должна была быть аптечка.

+5

20

Тейлор сильнее сцепил зубы, чтобы не позволить себе вскрикнуть.
«Он – всего лишь раб, не посмеет, не посмеет же, хмм»
Парень едва ли сдерживал желание попытаться убежать – слишком опасной была ситуация, слишком много поставил на кон вампир, но он только сильнее напрягся, не предпринимая явных попыток вырваться: будто так и должно, будто таков сценарий игры, его игры…
«Чёрт, сука, больно, бля».
Шипел про себя ругательства Тей, всё ещё надеясь на добровольные действия Ингвара.
«Себе бы лучше посоветовал. Если жить ещё охота. Отпусти. Накажу, тварь. Я придумаю, как, мне без разницы»
- Кровь? Как банально.
Хрипло отозвался вампир. Говорить было тяжело. Хотелось сбежать отсюда: животный страх так и пытался поглотить сознание юноши, заставить драпать отсюда по-быстрому. Но ведь убегать – это позорно, не имеет права Тейлор бежать, не имеет он такого права.
- Зачем мне платить за что-то ещё? Я зарабатываю деньги не для того, чтобы тратить их на таких, как ты.
Голос прозвучал увереннее, хотя стоило это огромной концентрации над собой. Голова начала болеть, отдавая неприятным звоном в ушах. Тишина, воцарившаяся в комнате, капитально давила на вампира, хотелось выть от боли, или не от боли, а просто так выть… Тей сильнее сжал зубы
«Отпускай же, мразь!»
Где-то за пределами подсознания начала зарождаться мысль о том, что нифига он не отпустит, что всё, край – вот она, позорная смерть молодого вампира. А ведь так всё интересно начиналось. Ведь он был уверен, уверен… и начал свою игру. Нет. Он не проиграет, нельзя, не имеет права!
Облегчение пришло как-то внезапно: Тей не уловил причины, по которой оборотень всё-таки отпустил. Рёбра изрядно ныли, но сломаны не были.
«Чистая работа, чтоб тебя, хм»
Зло отметил Тейлор. Телохранитель сработал отменно.
Парень несколько раз сжал руку в кулаке, чтобы размять немного повреждённые сухожилия. Вампир осознавал свою физическую беспомощность и это раздражало.
На губы вновь легла довольная ухмылка – он не проиграл.
- Прощает бог и то – не всегда.
Отрешённо заявил Тей, тяжело поднимаясь на ноги.
- Раб, ты куда намылился?
Ухмыляясь, поинтересовался парень.
- Я не позволял уходить. Я не закончил с тобой.
Он направился к медведю.
- Я не хочу есть.
Шаг по направлению к оборотню.
- Я не хочу игрушку. Другую игрушку.
Ещё шаг…
- Мне неинтересен ассортимент этого места – отец уже сделал свой выбор, он уже оплатил тебя, раб.
Болезненная улыбка продолжала блуждать по губам юноши, он подошёл вплотную – вновь, как и в прошлый раз. Страха более не было. Было лишь желание властвовать – полностью, целиком, до конца.
- Я хочу тебя.
Он поднял взгляд на Ингвара, глядя тому в глаза.
- Я и так знаю, что ты тут типа необычный раб. Но от этого лишь интереснее.
Спокойно заявил вампир, будто рассуждал о чём-то обыденном, к примеру – о валютном курсе или покупке акций обанкротившийся фирмы-конкурента....
- Я люблю всё необычное
Прошептал Тейлор, крайне мило улыбнувшись и прищуривая глаза, не преставая смотреть на медведя.
- Если я расскажу, что ты тут себе позволил, что будет с тобой, мм?
В голове как-то быстро созрел план: Тей не был в нём уверен и даже до конца не понял его, но отчего-то захотелось попробовать – не бросать же так интересно начавшуюся игру, правда же?

+4

21

В Тейлоре было что-то завораживающее, что заставило оборотня стоять на месте, не разрывая зрительного контакта. Вампир не должен был подходить близко после того, что произошло. Вампиру полагалось оставаться на расстоянии вытянутой руки или судорожно набирать номер охраны клуба и яростно шептать в телефонную трубку, пока оборотень возится со своей пустяковой раной в ванной, а может, попытаться выскользнуть через дверь в коридор. Молодой вампир мог показывать свой гонор и ерепениться, по-пацанячьи кичливо доказывая, что он сильнее, но никак не должен был казаться таким уверенным в своем странном желании что-то получить от приставленного к нему раба.

Оборотень вскидывается едва ли не на каждое слово Тейлора. Ему до дрожи хочется ответить, и в то же самое время язык словно приморожен к нёбу – ощущением настороженности и совершенно непонятным желанием понять, к чему ведет Тейлор свой монолог. «Твой папаша оплатил меня, как твоего телохранителя, но не… твои забавы, как с игрушкой, коих здесь полно,» - Ингвар не рискует говорить этого вслух, понимая, что у сынка богатея наверняка достаточно денег, чтобы распотрошить не одно рабское тело. И меньше всего медведь хочет, чтобы мысли мальчишки сейчас окончательно свернули к манящей вседозволенности в стенах клуба.
- Идёт Асбьорн… большой медведь… Большой медведь… идёт-рычит… - негромко произносит оборотень на смеси северных языков, растягивая слова следом за тягучей напевной мелодией, звучащей в голове откуда-то из прошлого, осекается, когда понимает, что вторит ей вслух. Ингвар смотрит на вампира, зажимая ладонью укус на шее, не то посмеиваясь, не то пофыркивая каким-то своим мыслям.
- Я обычный раб, - отвечает оборотень, - В клубе есть такие, только их… нас, редко видят. Замечают.
Убрав руку с шеи, медведь неуклюже и медленно опускается на колени, садится, и подается вперед, упираясь ладонью и взглядом в пол так, что вампиру теперь видна только сгорбленная спина и выбритый затылок раба. Так проще – не показывать лица.

На рубашке продолжает расползаться влажное пятно, но до того момента, когда «берсерк» начнет темнеть, жаром вычерчивая на коже путь по грубым линиям выцветшей татуировки, еще далеко.
«Крючья, клеймление, отрубание руки… За воровство рубят кисть, за попытку ударить свободного – секут, пластами снимая кожу с заходящегося криком тела, за нанесенные побои – рубят руку по плечо. Тех, чье тело портить нельзя, отдают на воспитание свободному Мастеру, желающему отточить свое мастерство,» - все это, перепутанные нити из реальности "КГБ" и прошлого, проносится в голове равнодушной цепочкой мыслей, потому что Ингвар знает, что его проступок слишком серьезен, чтобы кто-то из заместителей или охрана определяли наказание, а значит его запрут в одной из многочисленных комнат в подвале или, скорее, кинут в карцер до возвращения Йоаны.

Оборотень ненавидел тесную комнатушку, лишенную света и тепла, где рослому рабу невозможно было ни вытянуться в полный рост, ни принять хотя бы подобие удобной позы, и в результате даже через сутки, когда приходили забирать, медведь едва выползал из тесной тюрьмы – одеревеневшие мышцы отказывались слушаться, тело ныло и казалось предательски чужим.
Неприятные воспоминания, и тем не менее Ингвар не был уверен, где предпочел бы оказаться сейчас – в одной комнате с клыкастым недоноском или в одиночестве в холодном тесном помещении, каменном мешке, иначе и не назовешь.
- Меня накажут, - запоздало отвечает Ингвар, достаточно громко, чтобы Тейлору не пришлось переспрашивать, - И это будет…
«…лучше, чем находиться здесь,» - вертится дерзкое на языке, но оборотень уже успел запутаться, чего боится больше. Давно забытого карцера или мальчишку, с которым, возможно, и получится поладить, если не скалить в его сторону зубы. Ингвар уже достаточно остыл для продолжения своего бунта. Единственное, чего он хочет сейчас – чтобы вампир потерял к нему интерес и, возможно, все-таки проверить, насколько длинными оказались клыки недоростка.
Злость вспыхивает последними обжигающими искрами и затухает окончательно.
- …это будет... неприятно, - неловко заканчивает медведь, наблюдая за носами начищенных ботинок Тейлора, в которые упирается взглядом.

+5

22

Тейлор продолжал болезненно улыбаться, глядя на оборотня. Голова ужасно болела.
«Чёрт, не надо было пить без закуски»
Парень и так знал, что выпивка тут едва ли при чём – это страх, пережитый только что, пропитывавший всё тело, пульсирует в висках, отдаваясь болью. Вампир смог справиться с ним, перебороть себя, но это не далось так просто, как хотелось бы. Парень облизнул губы. Хотелось пить. Тей запрокинул голову, жмурясь, он сам ещё не полностью осознал, на сколько рядом он разгуливал со смертью, будто насмехаясь над ней, танцуя на краю пропасти в ад. Вампирчик ухмыльнулся, вновь возвращаясь к разглядыванию оборотня. Ореол вокруг зрачков потух, но не исчез вовсе – приобретая оттенок тёмно-красного, насыщенно-кровавого, как у более взрослых вампиров.
Тейлор сотни раз видел эту сцену – как бы ни пытались рабы бунтовать и сопротивляться, светила им лишь поза покорности, в лучшем случае… так было всегда, так было при его отце. Но не при нём. Он ненавидел слуг, они были не его, они подчинялись не ему, а его папе или маме, самого Тея принимая лишь за обузу, идущую в комплекте с сильными вампирами.
Странное чувство эйфории заполняло сознание, растекаясь удовлетворением по телу. Медведь опустился на колени именно перед ним – сильный оборотень, которому ничего не стоило порвать Тея на мелкие кусочки, убить, уничтожить, стереть с лица земли… а он стоит на коленях перед молодым вампиром, сосунком, которому положено прятаться за подолом маменькиной юбки. Тейлор улыбнулся шире. Вышло как-то натянуто – сказывалась усталость и не стихающая боль в рёбрах. Осознание близости смерти, которое отныне крепко поселилось в сознании, лишь будоражило кровь.
Тейлор едва ли улавливал смысл слов, стараясь усиленно сообразить, что же теперь делать дальше.
Парень отстранённо наблюдал за медведем.
«Накажут его, хм. Сдать бы тебя куда следует. Не думаю, что синяка не останется на рёбрах, удар у него уж слишком хорош... интересная рожа была бы у владельца этого грёбанного клуба, увидь он подобное на одном из своих клиентов, хе»
Тей коснулся рукой грудной клетки, чтобы удостовериться, что рёбра всё-таки целы. Хотя он в подобном и не сомневался – слишком уж хорош был телохранитель, чтобы позволить себе покалечить ненавистного вампирёныша.
«Неприятно...»
Глаза вспыхнули интересом – нездоровым, всепоглощающим, но таким по-детски наивным. Вампир, быстро подлетая к Ингвару, грубо схватил того за подбородок, резко вздёргивая на себя, заглядывая в глаза.
- На сколько неприятно?
Шёпотом поинтересовался парень, с замиранием сердца глядя в глаза оборотню, будто ожидая от него чего-то интересного или крайне вкусного. Или того и другого.
- Расскажи мне…
Тейлор не пытался говорить громче: боль в грудной клетке растекалась, постепенно сходя на нет; на её место приходило странное чувство эйфории и желания. Еле заметная дрожь в руках – то ли от пережитого стресса, то ли от странного чувства эйфории – всё, что могло выдать неуверенность Тея. Пальцы ослабили хватку, нежно скользнув по лицу Ингвара, парень не отрывал взгляда от глаз оборотня, с интересом рассматривая свою жертву, выискивая в них различные эмоции, которых теперь было в избытке. От этого становилось интереснее, не хотелось отпускать медведя.
- Расскажи мне… я хочу… знать.
Вновь полушёпот сорвался с губ молодого вампира. Ладонь легла на щёку оборотня, будто успокаивая. Тейлор замер, не предпринимая никаких действий и глядя куда-то мимо раба, что-то обдумывая или, наоборот, унимая быстрый бег мыслей. А потом неспешно отстранился, выпуская из рук тело своей жертвы, растягивая мгновения, будто не желая расставаться, а владеть всегда, целиком и полностью. До конца, пока не пожелает убить жертву, расчленив без остатка…

+4

23

Сухость на языке – Ингвар шевельнул челюстью, когда вампир дернул его под подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. Увиденное оборотню не понравилось, как не понравился и полувопрос-полуприказ.
«Расскажи мне… - отдалось под диафрагмой мерзким холодком, сжимающим внутренности, - Расскажи мне, что ты чувствуешь… Расскажи мне, как это на твой вкус, раб…» Мало кого из хозяев интересовало, чем заняты мысли его собственности, и какие ощущения испытывает приобретенный невольник. Тех же, кто задавал подобные вопросы, Ингвар предпочел бы не знать вовсе.
Швейная игла, входящая под ногтевую пластину. Слишком быстро, слишком неожиданно, настолько, что оборотень взвывает, отшатываясь, но Алиша держит крепко, с не женской силой обхватив тонкими пальцами запястье, и пытливо смотрит в глаза: «Расскажи мне, что ты чувствуешь!» - требовательно, жадно, как будто ответ на этот вопрос нужен ей, как глоток воды после долгого путешествия по жарким барханам пустыни. Алиша тем временем берется за вторую иглу.

«Расскажи мне!..»

Шум в ушах становится сильнее, сердце пропускает пару ударов. Ингвар смотрит на Тейлора и ему кажется, что глаза мальчишки заполняет кровавая пелена, выкрашивая их в неестественно-бардовый цвет.

«Я хочу знать…»

Пыль арабского базара, оседающая на бронзовых телах рабов. Ноздри оборотня вздрагивают, резко втягивая воздух, и он словно наяву вновь вдыхает запах пота, гари, паленой плоти, чужого страдания, а вокруг идет яростный торг и в тени, под навесом лениво тянется в кувшину холеная рука с короткими пальцами, унизанными перстнями. 
Навязчиво жужжат мухи, заставляя мавра лениво повернуть голову, бросая косой взгляд через плечо.
Белки глаз, пожелтевшие от опиума.
Пальцы дрожат, а на руках, выше, под широкие рукава, уходят язвы, в которые превратились расчесы на коже.

- Достаточно! - резко обрубает Ингвар ряд видений, окончательно выныривает из прошлого, и пытается смягчить свой ответ, закончив уже спокойнее, - Достаточно, чтобы усмирить непокорство.
На щеке, там, где еще теплеет след от пощечины, чуть холодит кожу ускользающее ощущение неожиданно ласкового прикосновения. «Безумие,» - понимает Ингвар, и безотрывно следит за Тейлором. Теперь он понимает, что видел в потемневших глазах мальчишки. На секунду представляется, как юный вампир раскалывает черепную коробку раба, с видимым усилием раздвигает неровные края желтоватой кости, попутно сдирая мешающую кожу, пока та не треснет, как расколотый орех, открывая разом неровную поверхность мозга – и погружает пальцы между извилин, с брезгливым любопытством выискивая что-то внутри. Картина настолько четко встает перед глазами, что Ингвара передергивает, а расширенные зрачки почти полностью заполняют собой радужку.

«В этой игре невозможно выиграть,» - оборотень чувствует себя той рабыней, которую едва не попробовал Тейлор. Накатившая паника еще какое-то время лишает возможно произнести хотя бы слово.
Ингвар продолжает смотреть на вампира и снова начинает говорить:
- Я не знаю, что и как это будет. Как решит охранка. Могут отдать одному из Мастеров клуба. Или оставить сидеть в карцере на несколько дней. Или отправить делать грязную работу, надолго. Я не знаю. Не могу знать.
Йоана будет недовольна, если по возвращению застанет своего телохранителя в карцере, а среди списка провинившихся рабов окажется вписанным имя «Ингвар» - и напротив несколько сухих строчек. «Напал на важного гостя клуба. Нанес увечье.» Губы девушки сожмутся в тонкую линию, брови чуть дрогнут, сходясь на переносице – Йоана будет разочарована. Телохранитель слишком привязан к этой кошке и слишком дорожит её расположением, чтобы иметь право на необдуманное, глупое по своей сути сопротивление.
Именно поэтому, чтобы не подвести доверие той, которую оборотень считает своей хозяйкой, Ингвар продолжает говорить, хотя каждое слово приходится выталкивать из себя через силу:
- Пожалуйста… господин… не рассказывай о том, что произошло.

Внутренний зверь ощетинивается, требуя прекратить это унижение – просить чего-то у клыкастого малокососа, которому рослый оборотень еще совсем недавно мог без труда свернуть шею, да и сейчас... Ингвар на секунду закрывает глаза, крепко сжимая челюсти и пряча за опущенными веками блеснувшую желтым радужку.

+5

24

Слова оборотня отдались эхом в подсознании парня, он немного склонил голову, с полуулыбкой на губах посмотрев на Ингвара. Непокорность, бунт, желание убить. И позже – смирение и признание. Ещё чуть-чуть и он будет умалять. Умалять Тейлора о пощаде.
Злость. Злость звенит, переливается, сверкает в воздухе. Злость безысходная, бессильная.
Тейлор злился на себя, что не может дать отчёт: эта игра тянет в странный омут, дурманит похлеще дорогого наркотика, сносит крышу, будто сделан глоток человеческой крови.
- Нет.
Хрипло произносит вампир.
- Не так.
Голос прозвучал глухо, будто вампир рассказывал что-то тайное, сокровенное и дорогое.
«Только я, я решу, что делать с тобой. Ты мой, целиком и полностью, до последней капли крови, моя жертва!»
Он сладко улыбнулся, чувствуя свое превосходство.
- Я хочу, чтобы ты сказал.
Неслышно произнёс он – губы едва дрогнули.
«Когда жертва кричит, значит, она ещё жива. Значит, можно продолжать игру… скажи, поговори со мной!»
Тейлор счастливо и безумно улыбнулся, наклоняясь ближе к лицу медведя, обхватывая его голову ладонями, заглядывая в потемневшие глаза.

- Тей, милый, почему же ты сломал игрушку? Ведь папа её подарил, выбирал, старался сделать тебе приятное… так нельзя.
Мать добродушно улыбнулась мальчику, лет пяти.
- Не нравится.
Отрезал мальчуган.
- Но игрушки нельзя ломать. Папе неприятно.
- Не нравится.
- Не упрямься, милый, иначе папа больше тебе ничего не подарит.
История с подаренной игрушкой повторилась через несколько недель.
- Я более не куплю тебе ничего, пока ты не научишься обращаться с вещами.
Если бы только папочка знал, что Тей делал это всё на зло: его вещи, хочет – ломает, хочет – выкидывает. Не указ тут отец – подарил, всё, теперь не твоё. Не лезь, не пытайся, будет хуже.


Тейлор больше не получал в подарок ничего от отца, ничего, кроме денег – шуршащих бумажек, на которые спокойно можно было купить любой презент самому себе, но… ведь отец не дарил подарков. Ингвар был первым подарком от отца за столько лет.
Молодой вампир хищно улыбнулся, глядя на медведя.
«Папочка, а ты вновь за старое. Подарил? Оплатил? Извини, он теперь мой. полностью мой!»
- Не расскажу.
Спокойно произнёс парень, отходя от оборотня и опускаясь на мягкую кровать, залезая на неё с ногами, скидывая попутно обувь.
- Ничего не расскажу.
Тише повторил вампир.
- Иди сюда. Подойди ко мне.
Тихий шёпот разнёсся по комнате, растворившись в гнетущей тишине.
«Моя жертва! Ползи сюда, умоляй меня, будь моим. Пока не надоешь мне, пока я не пожелаю большего, не пожелаю уничтожить тебя».

+4

25

Слова Тейлора стелятся, как туман над рекой ранним утром – обволакивают, лишая воли, оставляя только простой выбор. Двигаться дальше или застыть, ожидая, когда на смену белому безмолвию придет новый день. Можно остаться стоять вечность, а можно решить прямо сейчас.
Тем более, что решение уже принято за тебя кем-то другим.
Ингвар поднимается, качнувшись. Перед глазами мелькают белесые точки, сознание на мгновение ускальзывает.  Проколы от клыков на шее уже начинают чесаться, пока еще терпимо, но через час или, может, меньше, начнут зудеть так, что захочется забраться пальцами под кожу. Кровь схватывается жесткой коркой, стягивая кожу на шее. Влажная ткань рубашки все еще липнет к телу.
«Тейлор – рассказчик… говоритель… говорец, сплетающий паутину из слов,» - думает медведь, утопая в бархатистых нотках, звучащих в голосе вампира.
Оборотень не верит обещаниям клыкастого.
- Никому, - говорит Ингвар, останавливаясь в двух шагах от кровати, и в его голосе звучат требовательные интонации, - Никому не расскажешь. Не за чем… Я не хочу в карцер. Хочешь наказать – накажи сам.
Оборотень пытливо смотрит на вампира, раздраженно скидывая опостылевшие ботинки; натыкается взглядом на каталог, лежащий рядом с рукой Тейлора – на губах застывает кривая усмешка. Тейлора не интересуют выдрессированные сучки, готовые удовлетворить все его прихоти во всех возможных девиациях. Ингвар понимает, что совершенно не улавливает ход мыслей молодого вампира: сегодня был слишком насыщенный день – оборотень устал, хоть и старается не подавать вида, и теперь именно он боится подходить к кровососу на расстояние вытянутой руки.
Смотрит на Тейлора, расположившегося на кровати, как на клубок змей.
- Я могу… смыть с себя кровь, господин? – спрашивает Ингвар, останавливаясь в шаге от кровати и кося глазом на такой удобный угол, куда можно присесть, пока вампир решает, чего хочет от своей новой игрушки.
Плечи напряжены.
Оборотень делает еще шаг и, помедлив,  замирает, хмуро глядя на Тейлора.
Назвать клыкастого "сопляком" уже не поворачивается язык.
Рука тянется найти в кармане брюк сигареты, по привычке.
Ингвар чувствует, как постепенно отпускает напряжение, сменяясь сонливостью.
«Полистаем каталог вместе?..» - мысленно задает вопрос оборотень, дергая плечом. Он уже не пробует в силу своих скромных возможностей анализировать поведение Тейлора, скорее играет в «угадайку» на чистой удаче, и даже не пытается думать о выигрыше в этой странной игре.

+4

26

Тейлор отрешённо посмотрел на оборотня.
- Никому… никогда.
Тихо отозвался вампир, вторя оборотню.
- Накажу, как захочу. Сам. Тебя…
Парень смотрел в одну точку, стараясь совладать с собой. Отпустившая недавно боль вернулась, усиливаясь с каждой секундой, мучая ослабленное сознание вампира. Он устало мотнул головой, пытаясь прийти в себя. Не помогло. Тейлор грустно усмехнулся.
- Что, думаешь, я накажу менее болезненно, потому что я мелкий слабак, да?
Улыбка стала чуть шире, хотя вышла натянутой – сил сейчас хватало только на то, чтобы лечь и уснуть, забыв обо всём, что произошло тут. Проснуться уже дома: в своей постели, недалеко от родителей и послушных слуг, которые, пусть невыносимы и омерзительны, но хотя бы не бунтуют и вполне покладисты. Парень с силой мотнул головой, отгоняя от себя недостойные мысли. Не нужны ему те, покорные. Не его они: отца, матери, но не его. А, значит, не нужны. Нужен только этот – подарок отца. Его нужно… сломать. Потому что так… положено. Потому что так решил сам Тейлор, уже давно. А он не отступает. А сознание уже выискивает версии расправы над оборотнем, бережно подбирая изощренные варианты, будоражащие уставшее сознание мальчишки.
«Кровь».
Глаза вспыхнули интересом на несколько секунд. Не желая упускать возможности подкрепиться, Тейлор едва улыбнулся, глядя на оборотня
- Нет.
На одном дыхании, тихо произнёс он.
- Я же просил подойти.
Верно – просил, не приказал. Парень ухмыльнулся, поднимаясь с кровати.
- А ты не исполнил… мою просьбу.
«Приказ. Я не хочу просить ни о чём свою игрушку».
Тейлор подошёл ближе, запрокинув голову, чтобы попытаться заглянуть в глаза Ингвару. Ох уж этот его рост, как же он бесил паренька. Парень облизнулся такой манящей идее всё-таки отрезать непокорному рабу ноги, чтобы не было проблем с ростом и Тею не казалось, что на него смотрят свысока.
- Чушь.
Отчего-то произнёс он, отвечая на свои мысли вслух.
- Если я отрежу тебе ноги, то ты уже будешь неинтересным. Я не хочу. Так.
Тей не сильно понимал, что говорил вслух, потянувшись рукой к лицу оборотня. Пальцы дрогнули, остановившись в паре сантиметров от щеки Ингвара. Он ещё несколько секунд просто рассматривал оборотня, потом вновь опустив руку.
«Но ведь он – подарок отца. Надо сломать. Я так… решил. Давно решил!»
- Почему ты…
Сократив последние сантиметры расстояния между медведем, парень ткнулся носом ему в грудь
- Такой тёплый?
Шёпотом закончил он свой вопрос. Сознание плыло уже неудержимо. Тейлор улыбнулся, прикрывая глаза, сильнее прижимаясь к Ингвару.
- Ты мой. Помнишь, да?
Вопрос прозвучал хрипло. Хотелось пить. И теперь уже – не просто воды, но до этого пока не было никакого дела.
«Моя жертва. Будь моей, будь со мной. Это приказ! Прошу тебя…»

+5

27

Ингвар дернул головой, неосознанно отстраняясь от движения руки вампира. Он не хотел, чтобы Тейлор его трогал, особенно так, обманчиво ласково, особенно когда в глазах клыкастого все еще полыхает затаенное безумие. Оборотень настороженно проследил взглядом за рукой, которая остановилась, так и не дотянувшись до щеки. «Гребанный пацан! Малолетка! Кровосос чертов!» - разозлился медведь, но больше на себя самого. На свой затаенный страх и малодушное простое желание забиться в угол, где «подопечный», показавший сегодня клыки, не будет его трогать, желательно до конца всего срока, отмеренного до возвращения Йоаны.
«Она вытащит меня. Она придумает что-нибудь… А если нет?..» - и на этой мысли оборотня прошибло на холодный пот. Ведь могло же, могло получиться так, что Тейлор искалечит раба раньше, чем вернется его хозяйка, у которой, при всем ее добросердечии, не было никаких прав на чужую собственность, собственность КГБ. Или выкупит. Или решит одолжить на время. В отличие от кошки, у клыкастого были деньги. И власть.
Тейлор говорил про отрезание ног рассеянно, словно рассуждал вслух о каких-то совершенно неважных вещах. «…станешь калекой – и тебя выкинут как ненужную сломанную вещь. Или ты, пацан, опять меня пугаешь?..» - попробовал разозлиться Ингвар, чтобы перебить мерзкое чувство неуверенности, растущее с каждым следующим словом, сказанным мальчишкой.
Ноги подогнулись сами – Ингвар бы снова опустился на колени под вампиром, если бы тот не шагнул вперед, оказываясь совсем рядом. Рука легла на плечо Тейлора, то ли обнимая, то ли пытаясь удержать потерянное на секунду равновесие. Оборотень ожидал, что клыкастый укусит, ударит или в очередной раз произнесет что-то неприятно-пугающее, заставляющее гадать, серьезно ли сейчас говорил вампир или просто рассуждал вслух, продолжая по-своему забавляться с рабом.
Ингвар был готов ощетиниться, заранее, сразу, но Тейлор как-то по-детски уткнулся носом в грудную клетку, и оборотень не стал убирать ладонь, оставив её лежать на плече мальчишки.
Ингвар не любил таких сложностей, ему не нравилось положение игрушки в руках хозяина, который с равной степенью вероятности мог приласкать или сделать больно, и не понимал, какое извращенное удовольствие находят в этом некоторые рабы в «КГБ».
- Тейлор… - глухо и устало позвал оборотень.
- Тейлор, пожалуйста… господин… - в голосе пополам с хрипотой прорезались просящие нотки, которые Ингвар уже не пытался прятать, сосредоточившись на другом: не сказать что-то, что не понравится вампиру.
- Давай спать?.. Уже поздно и…
«Запрет смыть кровь. За непослушание. Нет. Ты не ставишь границ, клыкастый выродок. Ты просто делаешь то, что хочешь.»
- …сегодня был насыщенный день…
Пальцы на плече вампира сжались чуть сильнее, выдавая напряжение.
- Тейлор, пожалуйста…
Ингвар не хотел спать. Несмотря на странное состояние, близкое к крайней степени усталости, оборотень был уверен, что не заснет. Впервые за долгое время медведь хотел остаться в тишине и одиночестве, хотя бы ненадолго, на то время, которое понадобится Тейлору для сна.
- И я просил… не говорить никому… не потому что ты слабак. И накажешь мягче. У меня не так много… привилегий. Я не хочу их лишиться из-за… своей глупости. А меня лишат всего, если узнают. Пожалуйста, Тейлор. Ты обещал.

+4

28

Слова оборотня отдались звоном в ушах – головная боль не желала отпускать. Тейлор недовольно прорычал, обнимая медведя, притягивая к себе.
«О-о-о… как мы заговорили! А не ты ли это, несколько минут назад, меня убить-то желал, не-ет?»
- Спать?
Сдавленный смешок вырвался из груди вампира, тот ещё сильнее сжал в объятиях медведя, впиваясь пальцами в спину, будто доказывая самому себе, что всё это реально, что всё это… его.
- Спать.
Шёпот разнёсся по комнате. Тейлор рассмеялся, резко отстраняясь от Ингвара и запрокидывая голову.
- Не хочу я спать! Спать я и дома могу, раб.
Зло закончил парень. Он ухмыльнулся, с разбегу заваливаясь на кровать.
- Правильно мыслишь.
Тейлор усмехнулся.
- Очень даже правильно. Как-то мне сказали, что у молодых и неопытных фантазия более изощрённая, так что…
Он не закончил предложение, зло оскалившись, вновь вставая с кровати и быстро подходя к медведю.
- Я не лишу тебя привилегий. Я лишу тебя кое-чего другого.
Голос вновь дрогнул, срываясь на смех – вампир чувствовал непреодолимое желание поесть крови его жертвы: густой, насыщенной, с противным, но таким притягательным привкусом железа.
«Я опущу тебя так, что ты будешь молить меня, чтобы я отобрал у тебя привилегии и жизнь. Но я не намерен буду отступить. Попробовав однажды кровь жертвы, вампир будет преследовать вечно. Не отпуская, смакуя её бессилие».
- И не помню, раб, чтобы я позволял говорить тебе, хм.
Рука парня мягко легла на плечо Ингвара, Тей ухмыльнулся шире.
- Я хочу есть. И хочу тебя. А лучше – всё вместе и одновременно.
Вампир прошёлся ладонями по плечам раба, скользнув на грудь, цепляясь пальцами за одежду.
- Чёрт.
Тихий шепот, что больше походил на нетерпеливое звериное рычание.
- Как же я хочу есть.
Тей облизнулся, резким движением притягивая к себе медведя, хватая пальцами за ворот одежды, заставляя его опуститься на колени.
- Ты пахнешь иначе, не как люди.
Тейлор выдохнул, дотягиваясь до шеи раба, языком проводя по запёкшейся крови, что так неразумно была упущена Теем – теперь для еды она не представляла интереса. Подросшие клыки уже давно жаждали крови – чистой, горячей. Крови его жертвы. Тей кусал медленно, будто чего-то выжидая или просто смакуя эмоции оборотня, лишь потом сделав глоток крови, не сильно вдаваясь в подробности вкуса. Лишь кровь, кровь его жертвы – это дурманило сильнее, заставляя не отдавать своим действиям отчёта. Парень обнял за шею медведя, притягивая к себе, продолжая глотать вязкую жидкость. Вампир резко отстранился, на языке остался противный, терпкий вкус, неизвестный Тейлору, но крайне неприятный. Тей фыркнул. Где-то в мыслях промелькнуло, что пить это нельзя, но это лишь больше взбесило, нежели придало сознанию благоразумность и возможность отступить от начатого. Вампир грубо вонзил свои клыки в плоть Ингвара – чуть повыше лопатки, более не пытаясь глотать кровь, лишь приходя в бешенство, не собираясь отступать от желаемого, разрывая кожу своей жертвы.
- Дай мне то, что я желаю, чертов раб!
Зло прошипел вампир, не оставляя попыток отыскать приемлемую для питания тёмно-красную жидкость – жизненную силу опасного оборотня.

+4

29

Паршивец умел добиваться своего. Меньше десяти минут назад кровосос лежал под тушей оборотня, не смея двинуться, а теперь пил кровь. Делал то, что хотел. Ингвар шипел через стиснутые зубы, крепко жмурясь.
Клыки,  снова хрустнувшие через кожу до вены – оборотень пытался считать глотки кровососа, прикидываая объем выпитого в стаканах. Так было проще, считать миллилитры оказалось сложнее. «Пьешь меня, как воду, как алкоголь, как бутылку пива…» Ингвар сипло дышал ртом, сглатывая вязкую слюну; отклонив голову, ждал, пока вампир насытится, но жажда Тейлора оказалась другой.
«Хочу тебя,» - оборотень задохнулся вдохом. Слишком отчетливо, и уже не первый раз Тейлор говорил именно это. Поза была слишком двусмысленной – руки сами тянулись приласкать по бедрам молодого господина, как будто тот был гулящей девкой, снятой на ночь. Ингвар гладил шершавую ткань штанов, подергивая подбородком. Болезненно всхрапнул, пряча рык, когда клыки разорвали кожу за шеей – в очередной раз слишком неожиданно, чтобы просто сжать зубы и промолчать. Плечо опустилось ниже, открывая любое удобное место для укуса. Разорванная кожа горела огнем, жарко обдавало шею и ниже, над ключицей. Медведь захлебывался воздухом, а чертов «берсерк» все не желал включаться.
- Ты сам не знаешь, чего хочешь! Что я могу тебе дать?! – рявкнул Ингвар, часто вздрагивая от накативших противоречивших чувств и ощущений.
«Сверни ему шею.»
«Пережди, бывало и хуже.»
«…один удар, и этот мальчишка сложится мешком – дурной безрассудный пацан…»
Ему не так часто приходилось быть рабом у садистов - тех, кто покупал, не расчитывая использовать больше, чем для проверки очередной реакции на свои действия. Алиша. Тощий француз. Тейлор, сынок богатого родителя.  Ингвар терялся, не зная, как реагировать. И каменной стеной против любого бунта стояла Йоана.
В ушах глухим набатом звучит ток крови. Характерный запах уже пропитал эту комнату - металлический привкус на языке, стоит только попробовать содержимое воздуха на вкус. Ингвар не знал, что делать. Он умолял, но Тейлор не хотел спать и отпускать раба далеко от себя; он бунтовал, но сам знал, что этот бунт бессмысленен; он скалил зубы, но вампир ждал чего-то другого, хоть и пропускал мимо попытки раба сопротивляться.
Подгибал под себя.
Оборотень медленно опустился ниже, ягодицами на пятки, теряя последнее подобие контроля ситуации, обмякая под очередным укусом и взглядом, не пытаясь больше угадать чужое желание, полагаясь на удачу. Алиша злилась, когда ее раб демонстрировал полную покорность – а потом забывала о нем, обычно довольно быстро.
Ингвар часто дышал, ощущая нехватку воздуха.
«Дать тебе то, что ты желаешь?!.» - они впитывали это… с молоком матери. С первых ноток жажды, то, как и куда кусать, чтобы насытиться. Пиявки, готовые сожрать больше, чем требовалось.
«Что б ты сдох, кровосос…» - никому не понравится быть внизу пищевой цепочки. Медленно ломалось чувство собственного достоинства, столь трепетно взращиваемого Йоаной. А может, и не было никогда? Ингвар слишком долго был рабом и уже успел позабыть, как это - жить и быть свободным.

+5

30

Слова эхом отразились в подсознании парня, но он даже не попытался остановиться, прекратить мучить, отпустить жертву.
«Не знаешь. Чего. Хочешь».
Здравый смысл пытался отчаянно взять контроль над ситуацией. Вампир сильнее стиснул зубы на очередной ране, разрывая плоть оборотня интенсивнее.
«Уничтожь его, выпей до дна! До дна, слышишь? Как пьют коньяк – без остатка. Ты взрослый, ты обязан. Ты должен уничтожить жертву!»
- Я…
Прохрипел вампир.
- Взрослый.
«Я уже не ребёнок, но… Убить? Я не хочу. Не хочу убивать. Остановись. Прекрати. Ты не должен».
Тейлор отчётливо ощущал слабость своей жертвы, он чувствовал, как с каждым глотком крови, оборотень хилеет, принимая как должное все попытки Тея насытиться – ненужные, лишние: вампиру не нужна эта кровь, она не приносит насыщения, лишь противный привкус во рту.
«Не должен…»
Тей сильно сжал пальцы, впиваясь в кожу оборотня, резко отстраняясь от него, отступая на шаг.
- Убивать… не хочу. Потому что…
Парень, потеряв равновесие, кое-как опускается на кровать. В воздухе висит отчётливый запах крови – которую вампир так жаждал несколько минут назад. Осознание произошедшего приходит слишком уж остро и ясно: Тейлор не может отдать отчёт даже себе в том, как и зачем тут всё происходит. А ведь происходит по его сценарию.
«Игра… эта манящая игра. Моя игра. И ты. Ты тоже мой. Не сопротивляйся мне, будь моим. Ну же!»
Руки слегка подрагивают – теперь уже даже сам парень не может сказать, отчего именно: страх, желание, апатия, стремление… всё сливается, переплетаясь, смешиваясь. Стирая грани. Он не боится медведя, он не боится отца, он не боится наказания. Всё, что сейчас стоит бояться – это самого себя. И от этого ещё страшнее и омерзительнее.
«Я хищник, созданный для того, чтобы убивать – так говорил учитель. Но я не хочу убивать его, не хочу. И не буду. Потому что я... Так хочу».
- Ингвар!
Голос прозвучал слишком требовательно и громко.
- Здесь слишком
«Пахнет кровью – запах дурманит, сильно. Я не контролирую себя. И могу. Убить. Просто так… а я не хочу… просто так».
- Душно. Открой окна.
Голова, от вновь включившегося мыслительного процесса, принялась болеть куда сильнее – это отрезвляло слишком быстро.
- Закажи что-нибудь выпить. Любое – мне без разницы.
Слова путаются, придавая голосу неуверенность. Тей оглядел себя, понимая, что тоже весь в крови, как и оборотень. Кровь немедленно следовало убрать, избавившись – иначе долго контролировать он себя не сможет, и вампир это прекрасно осознаёт, поэтому действовать необходимо без промедления и раздумий.
«И закусить».
Отмечает мысленно, но говорить уже нет сил – каждый вдох приходится контролировать, чтобы вновь не сорваться из-за пленительного запаха крови.
- Я в душ.
Отрезал Тейлор, уже скрываясь за дверью в ванную комнату.
Он не думал ни о чём – только смыть с себя вязкую жидкость, которая сворачивалась на руках, остывала, ссыхаясь коркой. И ещё надо было успеть «отмыть» медведя – иначе всё бессмысленно.
Время тут течёт спутано: делая шаг вперёд и пару назад, теряясь, ускользая, смешиваясь… Тёплая вода отрезвляла окончательно. Тей давно закончил с душем, но выходить не хотелось. Вдохнув поглубже и напялив халат, что был размера на два больше необходимого, вампир выполз из ванной, сильно кутаясь в мягкую ткань полотенца. Запах в комнате перестал быть таким насыщенным: то ли оттого, что раб всё-таки открыл окна, то ли ещё отчего-то – Тейлору сейчас это было не важно. Стараясь выглядеть уверенно, он прошёл к кровати, садясь на её край. Перед глазами вновь слишком уж реально встала недавняя картина произошедшей тут ситуации. Вампир мотнул головой.
«Надо бы… сказать ему. Пусть идёт. В душ. Уйди отсюда, не приближайся слишком близко иначе я».
Парень шумно втянул носом воздух, расплываясь в самодовольной ухмылке.

+4


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [16.05.2066] Money makes the world go around...