КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [16.05.2066] Money makes the world go around...


[16.05.2066] Money makes the world go around...

Сообщений 31 страница 49 из 49

1

Время: 16 мая 2066 года.

Место: КГБ

Действующие лица: Тейлор Лабиен, Ингвар

Описание ситуации: "...папа решил, что мальчику явно пора отдохнуть (папаша свою молодость вспомнил) в месте, где сын никому постороннему вреда не нанесёт. Разумеется, ничего лучшего КГБ отец предложить не мог. Такое решение своего отца Тейлор воспринял чуть ли ни как наказание, хотя возражать и перечить ему он не собирался, поэтому согласился с его решением и теперь отбывает в Клуб Глобальных Бесчинств в качестве клиента." ©

Дополнительно: гомосексуальная тема, принуждение, доминирование.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

+1

31

Не насытился, но остановился. Второго Ингвару было более, чем достаточно, чтобы облегченно выдохнуть, когда Тейлор отстранился, а потом и вовсе скрылся в ванной. Только тогда оборотень шевельнулся, поднимаясь, и побрел к окну – открывать, как и приказал вампир.
- Да, господин, как прикажете… - прошептал медведь, буквально повиснув на подоконнике и негнущимися пальцами извлекая из пачки сигарету. Закурил, недовольно морщась - в ушах стоял мерзкий звон, в теле гуляла проклятая слабость: «К утру… все должно быть впорядке.»
Как и просил Тейлор, Ингвар заказал в номер выпивку, раз уж вампира не устроил стандартный набор алкоголя в баре.
- …покрепче и подороже. Я не знаю что. Молодой господин хочет выпить, - и рявкнул в трубку, спустя несколько секунд, - Плевать что! Просто принесите чертово пойло!
В душе уже шумела вода. Оборотень надеялся, что мальчишка слишком занят собой, чтобы что-то услышать, и что пробудет там достаточно долго, чтобы раб успел сделать все, что хотел. На небольшой кухне была раковина, кран и вода – все что нужно, чтобы вопреки запрету смыть с себя остатки засыхающей крови.
Рубашка и светлая майка под ней отправилась в помойку – окровавленные лохмотья, которые проще было выбросить. Туда же полетели брюки и галстук, заляпанные темными пятнами. Мелькнула мысль, что если каждый вечер будет проходить так, то комплект сменной одежды закончится уже к концу недели. Кинув на столешницу ремень, пачку сигарет, зажигалку и наличность, которая была в кармане брюк, оборотень недовольно вздохнул. Йоана разрешала своему телохранителю носить при себе простой нож с широким лезвием и сейчас, оставшись в одним трусах, носках и обязательном кожаном браслете, оборотень чувствовал себя неуютно скорее из-за отсутствия привычного оружия. Может, оно и к лучшему – иначе оборотень мог бы и прирезать молодого господина чуть раньше.
Кровь – это тоже вода.
Вывернув голову, Ингвар сбивчиво зашептал на древнем языке клана, прижимая ладонью рану. Тейлор вцеплялся, как зверь, рвал кожу и мышцы клыками – оборотень криво оскалился, чувствуя, как под нехитрым наговором останавливается бегущая кровь. Еще пару часов места укусов будут болезненно пульсировать при любом неосторожном движении, потом начнут зудеть, затягиваясь, оставляя тонкие шрамы, поверх которых снова проступит узор «берсерка». Через день или два рассосутся и они, и ничего больше не будет напоминать о произошедшем. Пятна крови на полу у кровати уберут к обеду следующего дня; привычная ко многому горничная будет молчать о них, как молчала о более впечатляющих последствиях игр гостей клуба.
Крематорий в подвальном помещении – первый год Ингвара часто забирал мсье Ланфен, помочь «утилизировать» труп очередного раба, которому не повезло. Предварительно выпотрошив мертвое или еще живое тело. Добрый Доктор знал, кому можно продать органы, бывали и более экзотичные заказы: «Печень оборотня-медведя, вырезанная в полнолуние… Какое глупое суеверие! Как можно выкидывать на подобную чушь такие огромные деньги?..» - док мечтательно жмурился, бросая выразительные взгляды на рослого раба.
Влажное, окрасившееся темно-красным полотенце, которым оборотень, сидя на полу, стирал с себя кровь, отправилось  в мусорку к остальной одежде.  Остатки крови, въевшиеся в поры,мог смыть разве что  горячий душ, едва уловимый запах бесил внутреннего зверя, требовавшего мести за отвратительное чувство собственного бессилия перед молодым вампиром.
Ингвар шумно вздохнул, прижимаясь спиной к поверхности стены, оставляя смазанный темно-бардовый след от укуса на лопатке. «Это тоже уберут, - рассеянно подумал Ингвар, слушая, как затихает шум воды в ванной, - Вставай! Поднимайся!» Осторожно выглянул, наблюдая за Тейлором – тот прошел к кровати, на губах молодого вампира гуляла самодовольная усмешка. «Сука клыкастая,» - подумал Ингвар, не испытывая никакого желания попадаться на глаза кровососу. По крайней мере, сегодня.
Сумка с вещами осталась у порога – вспомнил оборотень и поморщился.
В дверь постучали. Потом еще раз, настойчивее. Игнорировать это было нельзя, как и допускать, чтобы подопечный самостоятельно встречал гостей: «Вдруг за дверью окажется киллер, наставивший дуло пистолета на свою жертву,» - скептично подумал Ингвар. Крепло отчетливое ощущение, что малолетний психопат был никому особо не нужен, в том числе и собственным родителям, раз его сослали в «КГБ» «отдохнуть», не особо считаясь с его желаниями.
Оборотень не пропустил обслугу внутрь, выпроводил сразу, забрав бутылку коньяка, бокал и тарелку с закуской.
- Как ты и просил, господин.
Ингвар осторожно приблизился, чтобы поставить на тумбочку у кровати все, что было в руках. Держался оборотень настороженно, искоса наблюдая за Тейлором. «Надеюсь, это все на сегодня,» - помедлив, медведь опустился на колени и подцепил кусок мясной нарезки с тарелки. Прожевал, почти не чувствуя вкуса, стараясь быстрее завершить необходимый ритуал, требовавший его задержаться рядом с вампиром еще некоторое время.
Спросишь, можно ли уйти, снова разозлится из-за того, что не разрешал говорить. Уйдешь молча – накажет за самовольство. Пропустит и первое, и второе – прицепится к тому, что не давал разрешения подниматься с колен. Останешься – будет раздражен, что мозолишь глаза, или, что еще хуже, придумает очередную «интересную», по его мнению, забаву.
Простой выбор на каждое действие, который раньше, с Йоаной, не требовал таких долгих раздумий, теперь становился настоящей дилемой.
Момент, когда можно было молча уйти, казалось, упущен, а может, оборотень просто не рискнул двинуться, не зная, как поступить правильно. Остался на месте, косо глянул на вампира, пока тот смотрел не на него, и опустил взгляд в пол: «Не сопротивляйся. Притворись мертвым. Перестань быть интересным и необычным… Тогда он просто убьет меня, когда потеряет остатки интереса.»
Игра, в которой невозможно выиграть, если ты раб, а не хозяин.
Впервые за долгое время оборотень настолько отчетливо чувствовал вкус своего поражения.

+6

32

Тейлор отрешённо наблюдал за действиями телохранителя, не стараясь как-то реагировать. Кровью больше не пахло, разве что, совсем чуть, но это было куда лучше и почти не раздражало.
- Да, спасибо.
Едва слышно отозвался вампир, поблагодарив, оглядывая медведя. Причудливые татуировки, что были рассыпаны по его телу, знаки, символы – Тей тряхнул головой, отводя взгляд. По ним можно было судить о том, как проходила жизнь древнего оборотня – теперь вампир отчётливо понимал, что Ингвар старше его не на несколько десятков лет, а на несколько веков: не менее трёх-четырёх точно. Вновь стало тошно, а позже появилось желание продолжить начатое и выпить медведя до конца. Хотя... разве он позволит подобное? Тейлор грустно улыбнулся, ложась на кровать. Хотелось продолжения банкета. Тей медлил,  аккуратно беря в руку стакан с выпивкой, делая небольшой глоток. Сознание вернулось полностью. То ли от крепкой и качественной выпивки, то ли ещё от чего-то. Вампир недовольно поморщился, бросив злой взгляд на медведя, вдруг вспомнив о том, что тут есть этот чёртов бар с выпивкой, про который молодой вампир имел неосторожность забыть.
- Ведь была тут выпивка, зачем заказывал?
Спросил вампир, со злостью возвращая бокал на тумбочку.
- Тратишь тут мои деньги, хм.
Жидкость в стакане чуть колыхнулась, лишь слегка плеснувшись через край.
Странное, непонятное желание так и осталось. Тей и так уже понял, чего он хочет, но продолжал медлить, не зная, как поступить в такой ситуации: раньше всё происходило спонтанно, а теперь он себя полностью контролирует. Но желание, как раньше, нифига не уходило, растворяясь в делах и заботах, как и привык юноша.
«Сколько ему лет, интересно? Он сильный, это точно. Но меня не убил ещё. И что тут не так? Он мазохист? Но не похоже же… может, это условия контракта с отцом? Тогда чего ждёт от меня отец? Чего проверяет? Я должен его убить, или должен сдержаться, не повредив раба? Чёрт. Да сколько тут вообще этих вопросов может быть?!»
Обстановка нагнеталась, а от оборотня продолжало нести сладковатым ароматом крови, от которого Тея теперь просто тошнило.
- Сходи в душ – от тебя всё ещё разит кровью. А то…
Сухо и как-то хрипло произнёс парень, глядя на медведя.
«А то меня явно понесёт опять, и не факт, что я смогу остановиться…»
- Противно же, хм.
Закончил он. Можно было и не заканчивать предложение – медведь и так выполнит его приказ, он уже смирился со своим положением.
«Даже если я решу отыметь его по полной, он уже не будет сопротивляться».
После произошедшего вампир был уверен в себе, но странные мысли, что закрадывались в сознание тревогой, не желали покидать разум.
«Но я же не справлюсь с ним. Даже если очень захочу этого: отец бы справился, но я… я вообще ничего не умею делать, да и по физической силе мы не равны с оборотнем, он куда сильнее. Чёрт. Как тогда, в начале – он попытался огрызнуться, попытался противиться мне. Да. Тогда он отпустил, но отпустит ли ещё раз?»
Страх так и не желал появляться, вампир уже дано запутался в своих чувствах: желание было, понимание того, что медведь может напасть – тоже. Но вот отступать явно не хотелось. Тейлор тяжело вздохнул, притягивая к себе отброшенный некогда прейскурант цен, принимаясь листать страницы. В КГБ был большой выбор рабов, на разный вкус, цвет, расу… тут было всё. Всё, кроме того, что необходимо было Тею – свободы.
Юноша засмотрелся картинок (в принципе, он действительно рассматривал только небольшого формата фотографии, не изучая иной предоставленной информации), только потом обратив внимание на то, что раб вышел уже из душа.
- Ингвар, может, тебе рабыньку надо, а?
Разумеется, вампир не собирался ему ничего тут заказывать, просто проверял, на сколько оборотень будет рад такому предложению. Ведь Тейлору с этим чудом ещё в одной комнате ночевать… и не одни сутки, как уже стало ясно.

+3

33

Ингвар дернулся, как от пощечины, когда Тейлор высказал свое недовольство по поводу траты его денег. В очередной раз вампир сделал то, чего оборотень от него не ожидал: «А если бы не заказал – ты бы, сука клыкастая, сказал, что хотел именно заказное и плевать тебе на то, что есть в баре?!.» - захлестнула обида, почти детская, подавить которую получилось не сразу. Слишком давно это было – когда каждый приказ раб, по мнению хозяина, исполнял не так, из рук вон плохо, отвратительно, можно было сделать лучше, тупица! Зачем я только купил тебя, глупый раб!?.
- Извините, господин, - уныло пробормотал Ингвар. После всего, что произошло здесь, в этом номере, именно сейчас в горле встал ком. Судя по всему, за следующую неделю оборотню еще предстоит снова привыкнуть к  такой манере поведения хозяина. «Как будто это я виноват в том, что…» - не додумал медведь. Молча поднялся, отступая назад, в сторону ванной. Что-то не давало уйти сразу, держало, останавливало... И оборотень вспомнил - по давно забытой привычке коротко поклонился и хрипло произнес:
- Благодарю, господин.
«Испортила тебя Йоана, раб,» - рыжий Мастер выдохнул дым в лицо Ингвара, с затаенной усмешкой наблюдая за выражением лица рослого раба. Цепкий, неприятный взгляд бесцветно-серых глаз, под которым медведь не рискнул потянуться за своей пачкой и тоже закурить. Поморщился, отворачиваясь, когда Мастер после очередной затяжки медленно, словно играясь, снова выдохнул белесый дым в глаза медведя.
К хорошему быстро привыкаешь. Несмотря на кажущуюся строгость КГБ, освоился Ингвар быстро. Здесь было во многом проще, чем у прошлого хозяина, по крайней мере, для обычного раба, не-игрушки. Здесь было много надсмотрщиков и в результате, на вкус медведя, никто толком ни за чем не следил.
«Забрать тебя к себе на пару дней, а, Ингвар?..» - щелкает ногтями по столешнице рыжий Мастер, усмехаясь уже в открытую. Он не просит телохранителя Йоаны встать на колени, но тот и без подобных приказов чувствует себя неуютно в обществе полукровки.
Оборотень держался первые полгода, а потом кошка таки добилась своего – раб размяк, расслабился рядом с ней, перестав следовать многим условностям. Еще через год ему казалось немыслимым – чтобы с ним обращались, как с остальными рабами, а хозяйка только удовлетворенно кивала, закрывая своего телохранителя от реалий клуба. Держала при себе. Не наказывала, не отдавала требовательных приказов раздраженным, недовольным голосом, не заставляла делать то, чего оборотень не хотел. Заставила забыть многое.
Прошлое всегда возвращается.
Как не беги и не прячься от него.
Настигает, неумолимо напоминая тебе, кто ты есть и каково твое место в этом мире.
«Йоана,» - поморщился медведь, отмываясь под горячим душем, стараясь лишний раз не мочить места укусов, некоторые из которых начинали чесаться, затягиваясь, или уже схватились темной коркой, но все еще ныли. «Забери меня,» - попросил медведь, испытывая острое нежелание возвращаться обратно в комнату.
Аптечка действительно обнаружилась здесь же, даже искать не нужно было. Закрыв все-таки размокшие раны мягкой марлей и прихватив её по краям пластырем, оборотень потянулся к сумке, которую захватил с собой в ванную от входа. «Рассердится или нет?..» - трогать второй халат, висевший на крючке, Ингвар почему-то не рискнул. Одел свои привычные джинсы с футболкой, бросил носки в корзину для грязного белья, глянул в зеркало, не потому, что забыл, как выглядит – просто тянул время. Провел ладонью по короткому ежику волос от затылка до макушки, и, подхватив сумку с вещами на плечо, вышел.
Проскользнуть мимо внимания Тейлора и найти относительно безопасный угол на вечер не получилось. Ингвар остановился, в глазах мелькнуло удивление, но потом медведь заметил в руках Тейлора каталог, и негромко ответил:
- Я... Нет. Мне не нужно…
Ноздри раздулись, ровно на одно мгновение, когда оборотень зацепил взглядом знакомое лицо на фотографии. Вспомнился отчетливый запах самки, бьющий по обонянию – от этой девчонки всегда несло, как от суки во время течки и это будило инстинкты, из-за которых болезненно ныл подковообразный шрам в паху.
- …господин, - ровно закончил Ингвар, с трудом вспоминая безопасные конструкции, неловко выстраивая на основе них следующий вопрос. Заносчивое «я» и «мне» стиралось, вымарывалось из речи неохотно.
- Господину требуется что-то еще?
Рыжий Мастер, наверное, хохотал бы до слез – мелькнула мысль - личный телохранитель Йоаны, которому позволено многое, мнется, как обычный раб, боясь сказать лишнее слово: «…он был бы доволен».
До ночи было еще далеко. Несколько часов, которые будут больше похожи на пытку – слушать, чем занят Тейлор, не привлекать внимания и найти себе занятие, чтобы не крутились тоскливые мысли в голове. «…и было бы неплохо забрать с кухни… свои вещи,» - подумал Ингвар, не решаясь двинуться с места, пока Тейлор не отпустит его.

+4

34

Реакция, которую видел Тей, как ему показалось, явно говорила об обратном. Парень поморщился, так нечаянно представив картину нового бунта Ингвара.
«Чёрт… чего ты врёшь, а? Чего?! Я же знаю, что ты не прочь был бы отыметь парочку сучек! А вдруг, если он… хочет отомстить мне? И…»
Тейлор резко поднялся с кровати, подходя к оборотню вплотную.
- Да, мне требуется и много чего!
Повысил голос молодой вампир, резко разведя руками перед собой, но оборотня не тронул.
- Мне ещё с тобой ночевать требуется! И если даже я прикажу тебе смыться, ты этого не сделаешь. Нет, не потому что не хочешь, а потому что нельзя!
«И потому что я не прикажу».
Мысль была резко отброшена и практически незамечена целенаправленно. Тейлор раздражённо сжал пальцами виски. Голова не болела, но злость, в первую очередь на себя самого, что подвёл отца, что заслужил подобную ссылку сюда, отдавалась неприятным болезненным ощущением, пульсируя по телу.
«Я себя тут провинившимся рабом ощущаю! Будто меня тут заперли, без права выхода, да ещё приставили того, кто следит за каждым твоим шагом, за каждым действием. Всё, что ты делаешь, что ты ешь или пьёшь – везде он суёт свой нос, и не деться от этого никуда. Ненавижу».
Юноша поймал себя на мысли, что начинает люто ненавидеть отца. Испугавшись своих же размышлений, он гневно взглянул на медведя, отходя от него на шаг.
- Это ты во всём виноват.
Спокойно заключил вампир, отвернувшись от Ингвара и направившись к окну. Обвинить раба было куда проще, быстрее и без особых затрат на прочие расходы.
«Ага, он. Кого я хочу обмануть, себя что ли?! Виноват тут только я один. Чёрт. Да когда же это всё кончится?!»
Хотелось позвонить отцу и попросить выпустить его отсюда. Но попросить, значит, сдаться. А это в планы юного вампира никак не желало вписываться даже под страхом смерти или чего похуже. Тейлор вновь повернулся к оборотню, но более не кидал в его сторону гневных взглядов.
- Послушай, Ингвар. Ты же уже понял, что никакого покушения на меня не будет. Так же? Это и так было понятно изначально – никому не нужен сопливый вампир и его жизнь. Так зачем ты мне?
Парень старался говорить спокойно, но голос предательски дрогнул в конце фразы, заставив вампира вновь отвернуться от собеседника.
«Будто непонятно. Чего ты спрашиваешь очевидное? Ты знаешь ответ, действуй уже, хорош вокруг да около ходить, как нерешительная баба на первом свидании! Как учили? Хочешь – бери и делай. Ага, в бизнесе это попроще как-то».
- Зачем…
Шёпотом повторил Тей, доставая из кармана брюк смятое письмо отца.
Чёрным по белому, размашистым, уверенным подчерком было отчётливо написано о телохранителе, с нажимом упоминалось про раба и про то, что стоит непременно отдохнуть и не бояться никаких последствий. Здесь можно всё. Всё, что не пожелал бы сын патриарха рода Лабиен. Ещё было что-то сказано про некие замечательные условия, что были любезно созданы директором клуба именно для Тея – «…всё безопасно, не стоит переживать и раздумывать, всё уже готово, просто отдохни» - парень выцепил взглядом последние слова отца в письме.
«Безопасно, чёрт побери! Это вот безопасно по их мнению?!»
Тейлор нервно потёр шею, вновь устремляя изучающий взгляд на раба.
«Да он меня прибьёт! Нет, вначале изнасилует, чтобы отомстить, а потом прибьёт и закопает где-нибудь в саду».
- Ты же оборотень, верно?
С чего-то спросил Тей, хотя ему и так понятно было, что он оборотень. Нужно было срочно отвлечься от мыслей, что так успешно нагнетали паническое состояние и порождали желание убежать отсюда.
- А-а… в звериной форме ты какой зверь?
Это тоже едва ли интересовало юношу, но разговор обязан был завязаться, иначе Тейлор или придёт в ярость, или просто убежит отсюда к папочке поближе. Первого уже не хотелось, а второе было и вовсе позорно и допущено быть не должно ни в коем разе. Странные чувства желания и потаённого, почти заглушенного страха переплетались, образуя собой нечто новое, непознанное, но желанное.
Тейлор медленно подошёл к оборотню, аккуратно проведя ладонью от его плеча к груди.
- Зачем ты оделся? Без одежды ты выглядел… интереснее.
Парень мило улыбнулся, открыто и с интересом взглянув на оборотня.
- Разденься.
Требовательным тоном заявил Тей, но не повышая голос, не настаивая слишком сильно, просто высказывая свои пожелания.
- Мне так… нравится. Больше.
Он облизнул пересохшие губы. Желание владеть рабом полностью возрастало, вновь дурманя разум и будоража воображение молодого вампира – дорогого гостя Клуба Глобальных Бесчинств.

+4

35

«Человеческих сук от тебя, ублюдка, поганой метлой отгонять… с которых тебя, выродка, несёт…» - вспыхнул Ингвар, когда Тейлор уже без обиняков подтвердил его догадки. Оборотень хоть и слыл простоватым, но дураком не был, и чуял, к чему идет дело. «К экономии,» – за ночь с приличной шлюхой из каталога крысёнышу пришлось бы выложить круглую сумму из своих кровных, за то, чтобы загнуть между делом приставленного телохранителя, оплаченного «папочкой» – ровным счетом ничего. «А может, «папочка» у нас – просто покровитель, отправивший отдохнуть новоявленного слугу крови?.. Может, и не родственник вовсе?.. Хотя кто их, клыкастых, разберет…»
Заподозрив молодого господина в жадности, Ингвар тяжело вздохнул, насупившись, и едва не отшатнулся, вздрогнув, когда вампир повел рукой от плеча к груди.
С его-то деньгами и жаться за каждую копейку: «Сын Очень Важного Господина,» - мысленно передразнил Тейлора оборотень и принялся раздеваться.
- Медведь, - буркнул раб, и повторил громче, - Медведь моя вторая форма. Большой такой… светлый… медведь.
Аккуратно свернутая футболка легла поверх сумки.
- Вес – около тонны. Последний замер был полгода назад. Здесь это мало кого интересует, кроме… - прикусив развязавшийся язык, Ингвар расстегнул пуговицы на джинсах и потянул их себя. Движения были скованными – рабу уже давно не приходилось раздеваться перед кем-то, особенно, когда просил гость клуба. Его тело последние три года было его собственностью, которую великодушно оставила ему Йоана. Как обычно, не требуя взамен от своего раба ничего, даже безусловной преданности – её кошка получала и так.
- Несмотря на… возраст, плохо контролирую себя… в некоторых ситуациях, - оборотень выгладил рукой штанину, сворачивая джинсы, кинул поверх футболки, и, увидев что-то в потемневших глазах вампира, молча подцепил резинку боксеров. Разом рванул вниз, стаскивая с себя последнюю вещь, скрывающую наготу, не думая уже ни о чем, словно нырял в ледяную воду. От волнения все же запутался в хлопчатобумажной тряпке, и едва не упал – скинул со ступни за спину, как будто что-то прятал, и медленно встал на колени.
«Такое тебе вряд ли понравится,» - Ингвар завозился, убирая одежду в сумку, которую после толкнул рукой к стене, чтобы не мешалась. Подниматься было страшно, встретиться с изучающим взглядом Тейлора – неприятно.
- Зачем я тебе, господин?.. – глухо спросил Ингвар, не поднимая глаз, - Я помню, ты говорил, что хочешь… так… и твое желание – закон для любого раба в клубе, но…
«Дьявол, как тяжко-то!» - слова с трудом складывались в предложения. Характерно-маслянистые взгляды, которые бросал Тейлор на приставленного раба, мог не заметить только слепой, и все-таки, вдруг это снова была не больше, чем просыпающаяся жажда юного вампира, жажда, которую тот еще не умел контролировать в силу возраста, и потому вел себя странно, словно не знал, с какой стороны надкусить сочный стейк после долгой вынужденной диеты.
«Как девка недотраханная!» - зло ощерился внутренний зверь.
- Все, что я знаю: меня выбрали. Сказали – охранять. Как обычно.
«Хочешь выпустить пар, паршивец?!. Выбери себе мальчика или девочку – на любой вкус, ты смотрел каталог. Там много и таких, что… выдержат любую кровавую оргию,» - стоило хотя бы попытаться переубедить молодого вампира выбрать себе другое развлечение на ночь. Хотя бы затем, чтобы отдохнуть от его внимания и непривычного напряжения последних нескольких часов.
- Я не умею ничего другого. Меня не учили, как остальных рабов здесь. Тех, которые носят белые и розовые ошейники.
«А может, снова пугает?..» - оборотень поднял голову, пытаясь по выражению лица Тейлора определить, не наговорил ли он лишнего.

+4

36

Вампир внимательно следил за движениями оборотня, изредка облизывая пересохшие губы. Взгляд вспыхнул интересом, когда медведь потянул с себя трусы и… застыл в немом полувопросе-полуиспуге. Тейлор шумно выдохнул. Вроде бы всё было нормально. Ну, как сказать, всё – до того момента, пока взгляд не пускался в изучение Ингвара чуть ниже живота, конкретнее – в области паха. Нет, Тей не пожалел, что приказал оборотню раздеться. Он просто пожалеть так-то и не успел, в общем-то.
«Нет, ну чё-то ну как-то не так!»
Тейлор попытался всё-таки осознать, чего же это «не так» и почему с ним. Осознание происходило крайне вяло, поэтому вампир конкретно тормозил, пропуская речь оборотня мимо ушей. Лишь услышав что-то про медведя. Пока насущные проблемы в связи с увиденным, были куда важнее каких-то там слов Ингвара на тему, которую Тей успел порядком подзабыть. Нет, ну ещё бы после такой живописной картины со всеми подробностями и предоставлением живого анатомического пособия…
«Э-это чего?»
Разум всё-таки сформировал хотя бы достойный ситуации вопрос, хотя ответ на него отыскиваться явно не торопился, будто издеваясь над несчастным юношей. Тейлор отшагнул назад, потом подался вперёд, но так и не подошел к рабу. Постепенно сознание всё-таки выдало единственно верное заключение в данной ситуации.
«Он кастрат, бля!»
Смешанные чувства – брезгливость, неподкупный интерес, жалость и желание. Тейлор нервно усмехнулся. Всё в одну секунду (ну, точнее, ровно столько времени, сколько молодой вампирчик соизволил тупить по полной программе) встало на свои места.
«Чёрт! Отец… предусмотрел же, скотина!»
Усмешка стала куда шире, парень нервно хихикнул.
- Безопасный.
Юноша хохотнул громче – получилось как-то нервно, но Тей внимания не предал – ситуация пока не отпускала, туманя разум похлеще грёбанной наркоты.
- Вот они – замечательные условия, что были любезно созданы хозяином клуба! Вот про что отец писал в письме!
Тейлор зашёлся громким хохотом, подходя к кровати и грохаясь на неё.
- Чёрт, а! Чтоб их, эти условия… безопасные… блять!
Шептал он, через заливистый детский смех, что он сдерживать и не мог, да и не хотел, в принципе.
Тейлор резко прекратил свой, ставший уже истерическим, хохот, сев на кровати и серьёзно взглянув на оборотня.
- В письме-то иначе сказано. В письме сказано, что отец купил мне игрушку. Тебя. Чёрт возьми! Ты идеален с точки зрения отца для меня!
Повысив голос, недовольно закончил парень.
- Ну, ещё бы, чёрт. Разумеется.
Тейлор обхватил голову руками.
- Кого ж ещё подложить под того, кто ни черта не смыслит в сексе и не обладает даже стандартными умениями вампирского рода для защиты своей персоны!
«Может, отец думает, что если я не хочу баб, то я… идиот старый!»
Парень начинал беситься. Злость на отца, что ранее была так бережно не допускаема даже в мысли, отныне росла с каждой секундой. Тей глянул на оборотня, что стоял на коленях и уж явно был не в лучшем расположении духа после такого вот представления, что молодой вампир тут соизволил устроить.
- Ээм, нет. Я не то, чтобы над тобой…
Парень замолк, подбирая слова. Отчего-то почувствовалась некая вина перед оборотнем – реально можно было сделать вывод, что смеялся Тей именно над ним и его, кхм, проблемой.
- Просто. Того. Ну.
Тейлор резко мотнул головой. Неуверенность раздражала.
- В общем, я не над тобой смеялся, а над этой дурацкой ситуацией, что папочка соизволил устроить.
Серьёзно выдал вампир, глядя на медведя.
- Ладно.
Коротко произнёс Тей, вставая с кровати и подходя к Ингвару.
- Ничего.
Тихо прошептал Тейлор, подходя вплотную к рабу.
- Научим…
Голос изменился. Тей не приказывал, не давил на невольника, просто объясняя то, что считал нужным.
«Что, отыметь, поиздеваться и выбросить игрушку, да, папочка? Такого ожидаешь, поэтому и купил мне его? Нет. Он мой. Полностью мой… и я не выброшу и не сломаю. Просто сделаю так, как захочу я, как нравится мне. Мне, а не тебе, хм».
Оборотень выглядел уставшим и даже подавленным. Тейлор смаковал эту усталость, она казалась ему такой приятной и сладковатой на вкус, будто спелая вишня, только что сорванная с ветки – такая сочная и сладкая, желанная.
Руки легли на плечи раба, парень подался чуть вперёд, опустив ладонь на щёку оборотня.
- Я сам ничего не умею… меня тоже никто не посвящал, чего там делать нужно.
Сипло шептал парень, наклоняясь к лицу Ингвара.
- Раньше всё происходило спонтанно: я не контролировал себя и потом убивал свою жертву… Но теперь.
Вампир мягко коснулся губами щеки медведя
- Я не хочу сломать свою игрушку. Иди ко мне, будь моим.
Еле слышно прошептал он.
- Я хочу так! Прошу тебя...

+3

37

Нездоровый смех Тейлора мог бы быть обидным – лет двести назад, или все триста. Сейчас же оборотень непонимающе вскинулся, наблюдая за реакцией мальчишки. Все-таки царапнуло, неприятно, но толком среагировать раб не успел.
«Купил…» - эхом отдавалось в мыслях. До оборотня запоздало доходило сказанное вампиром. «…этого не могло случиться, пацан что-то перепутал, или просто издевается... Меня не могли продать кому-то!» - воспротивился Ингвар, в голове зашумело. Несмотря на открытое окно разом стало жарко и даже душно, воздух казался спертым, каким-то затхлым, снова отчетливо проступил запах свернувшейся крови, вызывая тошноту: «Если купили – то почему не увезли из «КГБ»? Почему привезли ублюдка сюда?!. Чтобы не… «гадил» дома?!.»
«Научим…» -Ингвар с нарастающим ужасом смотрел на кровососа, не смея двинуться, и с трудом воспринимая сказанное им.
- Я не хочу… учиться… этому… - прошептал оборотень одними губами, с трудом выталкивая из себя слова. Потемневшие глаза бесцельно блуждали по лицу вампира. Паника нарастала.
«Купил…» - это значит Тейлор может забрать свою игрушку с собой, когда отдохнет в клубе и ему разрешат вернуться домой. Это значит, что «просто подождать» возвращения Йоаны не получится,  и что «это-когда-нибудь-кончится» не наступит.
- Меня не могли купить! – впервые столь ярко демонстрируя отчаяние, выкрикнул Ингвар, резко подаваясь назад и выскальзывая из неожиданно ласковых рук мальчишки. Рывком поднявшись, оборотень отшатнулся назад, не сводя взгляда с «молодого господина».
- Меня не имели права продавать!.. – сбивчиво зашептал раб, отступая назад, по-привычке сдавая чуть в сторону, чтобы не оказаться прижатым к стене.
Можно было выдержать если не все, то многое, ради того, чтобы потом снова вернуться к Йоане, но смена хозяина перечеркивала такую возможность, и, конечно, снимала всякую необходимость и дальше покорно сносить прихоти мальчишки: «…скорее, теперь сделала необходимостью…  подчиняться этому вампиру… быть его вещью…» - мелькнули сумбурные мысли. Сердце колотилось где-то под кадыком.
- Ты что-то путаешь, Тейлор… ты просто… - оборотень мотнул головой, сглатывая вязкую слюну, -  Тебе соврали… или ты сейчас врешь!..
Страх перед возможным наказанием оказался стертым под натиском страха перед перепродажей. Ингвар не хотел другого хозяина, кроме кошки. Ингвар боялся, что его могут продать, но Йоана обещала, что этого не произойдет. Так может ли быть так, что деньги и связи в очередной раз перечеркнули чье-то обещание? «Может, - отдалось бесцветным шепотом на краю сознания, - Тебе ли не знать?..» Купили, как игрушку – пожалуй, это последнее, чего мог ожидать медведь, что он может кого-то заинтересовать в подобном качестве.
«А может, все-таки издевается?.. Врет? И ты – ведешься на его слова?.. Очередная твоя глупость – сначала ты раздразнил мальчишку, теперь открыто взбрыкнул, вместо того, чтобы не демонстрировать никаких эмоций… Это остудило бы пыл клыкастого – возможно, он даже не тронул бы тебя, потеряв интерес, или тронул – сегодня, а завтра забыл бы».
Ингвар снова мотнул головой, путаясь в собственных мыслях, и самое главное, не зная, как поступить дальше: слишком много противоречивых чувств, которые рабу следовало бы держать при себе, одолевали оборотня, не давая сосредоточиться.
«Я не могу… не умею. Не буду. Не хочу. Не надо, Тейлор…»
- Я тебе шею сверну, если подойдешь ко мне. Попробуешь… - рычаще, но как-то неуверенно произнес оборотень. «Вызовет охрану. Скрутят. Отыграется. И все равно получит свое. А если соврал?..» - взгляд метнулся к открытому окну, запал пропадал, задавленный множеством вопросов, на которые не было однозначенных ответов.
- Не надо, Тейлор… Я не могу… не умею… возьми любого другого, - сдавленно прошептал Ингвар, не представляя, что делать дальше.

+2

38

Тейлор глубоко вздохнул, спокойно отходя от оборотня. Вампир только грустно смотрел на отчаявшегося раба.
«Ты тоже такой же, как и все. Я просто временный для тебя. Я никто и ничего не значу, как для всех в этом мире».
- Не имели права. Не могли.
Тихо повторил Тей, садясь на кровать.
- В этом мире могут многие и многое.
«Только… я в их число не вхожу».
Парень не знал, как реагировать на ситуацию – слишком уж сейчас оборотень походил на самого Тейлора: неуверенность, злость, обида, нежелание подчиняться. Через всё это проходил и вампир, при переговорах и встречах, во время ведения бизнеса.
«Хотел бы я и вправду ошибаться, хотел, чтобы это был лишь сон – ночной кошмар, который закончится. Закончится… хочу, чтобы всё закончилось!»
Тейлор зло глянул на Ингвара, но промолчал, позволяя оборотню всё-таки разобраться в ситуации, да и себе – тоже предоставлял подобную возможность. Тей запутался. Всё, что он хотел и желал никуда не уходило, чувства, которые обязаны были отрезвлять, просто игнорировались сознанием напрочь.
«Чёртов оборотень. Чёртов Клуб!»
Вампир лишь ухмыльнулся.
«Не боюсь смерти, глупый мишка».
- Другого. Будто он будет чем-то отличаться от тебя. Хм. Будет ласковым и покорным с виду, но в душе будет так же презирать и ненавидеть, ожидая окончания расправы. Не хочу. Уж лучше в открытую, чем эти притворства, привитые дрессировкой!
Хрипло произнёс вампир, заглядывая в глаза Ингвару.
- Ты не выполнил мои приказы. Ты обвинил меня в том, что я вру. Ты угрожал мне. Ты пытался напасть на меня и даже напал.
Слишком спокойно сказал Тей, просто констатируя факты. Он не обвинял, он не злился и не пытался призвать раба к чему-либо. Вампир потянулся к прикроватной тумбочке, где находился телефон – прямая связь с охраной и не только. Один звонок, лишь один – и оборотню не поздоровится.
- А теперь ответь, суждено ли тебе после этого выжить? Если я подниму эту чёртову трубку и объясню кому нужно, что ты тут позволил себе, раб?
Парень не отводил взгляда, холодно и властно задавая свои вопросы, на которые медведь и так уже знал ответ.
- Перепродать… значит, принадлежишь уже кому-то. Но этот кто-то так и не купил тебя. Нехватка денег, или нежелание приобретать. Мне плевать, Ингвар!
Жёстко закончил он, отрывая изучающий взгляд от медведя, снимая телефонную трубку.
- Мне всё надоело. Такой ты мне не интересен.
На том конце провода ответили, поинтересовавшись, чем могут помочь гостю ГКБ.
- Принесите ещё мясной нарезки. И…
Парень помедлил, вновь взглянув на оборотня – без интереса, будто на пустое место.
- И всё. Да. Спасибо.
Трубка легла на своё место, Тей, заграбастав тарелку с закуской, что принесли ещё тогда, когда вампир приказал оборотню сделать заказ на выпивку, принялся есть. Просто так, без выпивки. Будто так желал именно одно только это мясо.
- Если не веришь мне, вот письмо.
Он кинул на край кровати кусок изрядно смятой бумаги.
- Прочти. Я не против.
Закончив с мясом, парень отставил от себя пустую тарелку, залезая под одеяло на кровати.
- Мне надоело что-то делать.
Отрешённо проговорил вампир, укладываясь на подушку.
- Но я всё ещё хочу тебя. Сам не знаю, почему.
Грустно закончил Тей.
- Я уеду завтра утром отсюда, будто меня тут и не было совсем. Только если отдохну этой ночью. И тебе теперь решать – таскаться со мной до того момента, как я всё-таки отдохну, или дать мне то, что хочу я именно сейчас, распрощавшись со мной завтра утром. Навсегда, Ингвар.
Улёгшись поудобнее, Тейлор сладко зевнул.
- Сам решай, чего тебе делать – мне надоело решать за тебя.
Это были его условия. Тей, не смотря на то, что всё пытался стать взрослым, был, по сути, ребёнком. Ребёнком, который добивается своего, чего бы это ни стоило. Так было. И Тейлор никогда не сомневался в успешном завершении игры. Своей игры. Игры по его правилам.

+2

39

Когда Тейлор потянулся к телефону, оборотень подумал только одно: «Звони! Звони, черт тебя возьми!» - это была бы неплохая точка, но вампир предпочитал ставить многозначительные многоточия, оставляя право выбора за рабом, а потом наблюдал и загадывая следующую головоломку, перечеркивал предыдущую, сводя на нет все попытки Ингвара выбрать правильно. Прекрати, перестань это делать! – хотелось взвыть медведю; сцепив пальцы на затылке, раб с силой сдавил виски основаниями ладоней, привалившись спиной к стене. Он не хотел думать. Он не хотел выбирать, да и не умел; даже Йоана, подарившая своему телохранителю «непозволительно много» (как шептались другие рабы) свободы, мягко направляла действия невольника, не оставляя в нем сомнений или страха перед неверно принятым решением.
Тейлор говорил, и хоть сказанное держало Ингвара в напряжении, но раб успокаивался, осознавая, что вампиру он толком и не нужен, и что вряд ли кровосос заберет его с собой. Запоздалое чувство раскаяния за очередную сотворенную глупость полностью перекрыло остатки паники.
А «молодой господин» ложился спать: недоласканное дитя, лишенное родительской любви - мелькнула и исчезла предательская мысль. Такой же была Алиша, иногда, когда ей хотелось. Забиралась на рослого раба, утыкаясь носом в широкую грудь, и рука сама тянулась накрыть и погладить женщину, казавшуюся маленькой девочкой. Глаза обиженного ребенка, лишенного такой малости, как капелька внимания и искреннее душевное тепло, после получения желаемого, снова вспыхивали дурным отблеском голода, присущего любому хищнику, и медведь корил себя за то, что в очередной раз попался на нехитрую уловку.
Острое чувство жалости пополам с виной.
Ингвар хотел верить, что Тейлор не обманет его, как Алиша. И сдержит свое обещание.
В конце концов, тело раба рабу не принадлежит, так какая разница, что произойдет, если это не смерть, если плоть восстановится спустя сутки или неделю? Йоана наверняка была бы в ужасе от того, что просил Тейлор, но Ингвар и без того устал читать в ее глазах острую жалость - покровительство над убогим, ха! За три сотни лет оборотень привык к себе такому, каким стал из-за чужой прихоти, калекой себя не считал, смирился и уже не искал ни мести, ни чужого сочувствия, ни снисхождения.
Качнувшись вперед, оборотень отпрянул от стены и неуверенно подошел к кровати, испытывая желания прикрыться. Осторожно сел рядом с Тейлором, на край постели, и уперся рукой в мягкий матрац за спиной мальчишки. Сидя вполоборота было удобнее смотреть в глаза вампира, хоть теперь оба и смахивали скорее на любовников, равных, а не господина и раба.
- Это не безопасно, - с нажимом произнес Ингвар, - И… я и правда не знаю… как доставить тебе удовольствие. Я не смогу так, как другие рабы, те, которые…
«Ты не умеешь, я забыл, что делать будем, Тейлор?..» - мысленно усмехнулся медведь, надеясь, что мальчишка все-таки имеет хоть какой-то опыт и знает, как получить свое.
- У меня давно не было ни женщины, ни…
Оборотень пытался вспомнить, чего просил вампир, но кроме жадного «хочу тебя», не мог уловить ничего больше, кроме… Тейлор не приказывал. Когда он говорил о том, что хочет раба, он предлагал, просил, сообщал факт, но не приказывал. «Пока не приказывал,» - будет проще, если клыкастый сам поставит раба в нужную позу и сделает все, что хочет – вот о чем подумал Ингвар прежде, чем его захлестнуло нарастающим чувством неловкости: «…это же просто смешно! Я больше его раза в два, если не в три!» Рука неуклюже, словно боялась  сломать что-то хрупкое, прошлась по очертаниям хрупкого, по сравнению с массивной тушей оборотня, пацанячьего тела, скрытого под одеялом. «Я не смогу, я искалечу его, сделаю больно!»
- Как ты хочешь? – просто спросил Ингвар.

+2

40

Слова отдавались странным эхом – вампир пытался понять их суть, но уже не мог.
- Мне не нужны те, другие.
Совсем тихо прошептал он. Что и как делать – Тейлор не знал и узнавать не пытался.
Тейлор поморщился, немного улыбнувшись взглянув на Ингвара.
- Глупыш… нафига они тебе?
Парень усмехнулся, выбираясь из-под одеяла.
- Я сам ничего не знаю и уже запутался.
Строго начал Тейлор, привстав на кровати и упираясь рукой в грудь Ингвара, заставляя того лечь на спину.
- Вообще.
Едва заметная ухмылка дрогнула на губах. Скорее – неуверенная.
- Я запутался – хочу ли я просто проверить, всегда ли меня во время ебли несёт убивать, или это распространяется только на людей, а для остальных я просто безопасен. Или… или действительно хочу тебя.
Тейлор не сомневался. Скорее, просто пытался понять хотя бы себя, но быстро понял лишь одно – что на эти вопросы дать ответа сам себе не может. Беситься уже надоело, сказывалась усталость и желание поспать.
- Но мне плевать уже.
Он фыркнул, перелезая через медведя, задержался на лишнюю секунду, заглянув ему в глаза, и глухо рассмеялся, стаскивая с телефона трубку – стоило отменить заказ этого чёртового мяса. Тогда Тей есть не хотел, но надо было что-то заказать. Теперь же это только помешает ему же самому, если заказ всё-таки принесут. Он встал с кровати, ожидая ответа – привычка. Тейлор чувствовал себя неуверенно при беседах по телефону, приходилось приучать себя вести беседы иначе. Детские комплексы, не смотря на его возраст и стаж работы в бизнесе, никуда не ушли.
- Отмените заказ. Я передумал есть.
Сухо бросил он и добавил, чтобы избежать ненужных расспросов по ту сторону:
- Включите его в мой счёт.
Разумеется, на это дали добро без лишних слов. Если бы парень не был так поглощен всей этой ситуацией, он бы успел подумать о том, что так деньги тратить всё-таки не следовало, но не судьба, видать. Кинув трубку на место, парень хищно усмехнулся.
- Ну, теперь никто не помешает. Может, убежишь, а, мишка?
Вампир звонко рассмеялся, запрокидывая голову.
- Поздно. Не пущу.
Властно заявил Тейлор, ухмыляясь. Он подошёл вплотную к кровати, с хищным блеском в глазах изучая свою жертву.
- Небезопасно – это подвести отца. А остальное, так… ну чего ты мне сделаешь? Убьёшь? Ну и ладно, плевать!
Шёпотом закончил вампир, избавляясь от огромного, не по размеру, халата, оставаясь полностью обнажённым.
Тейлор всегда был не по годам развитым. От этого было куда больше проблем, чем преимуществ, хотя… Везде есть свои плюсы.
Он давно уже не был подростком: ни по умственному, ни по физическому развитию.
Единственно, что сильно выдавало его возраст, была его внешность: спортивное, но ещё немного худощавое тело, не набравшее должной массы в силу возраста, миловидное личико, что никак не желало превращаться в мужское, приобретать более строгие и резкие черты, да розоватый оттенок кожи, что так походил на человеческий и не был присущ вампирам.
- У всех есть свои недостатки, я, к примеру, мелкий вампир, а ты…
«…кастрированный оборотень».
Закончил он мысленно. Парень не сдержал нервный смешок, представляя всю эту картину со стороны.
- А ты просто мой раб.
«А он, сука, здоровый… может реально, ну его, а?»
Вампир вновь рассмеялся.
«Я не отступаю… тем более, завтра всё закончится и я смогу покинуть этот чёртов Клуб. Тоже мне, удовольствие, блядь!»
Тей опустился на кровать, пододвигаясь ближе к медведю.
«Не, а, может, лучше бабу, а? агаа… лучше. А потом я её прибью, нечаянно. Или не нечаянно, но прибью однозначно. А этот, у него шансов больше. Но он может прибить меня. Блин, достало. Хватит уж. Прорвёмся».
Тейлор мялся и раздумывал похлеще, чем на какой-нибудь сделке века, сам того не осознавая. Надо было заставить себя не сорваться и не потерять контроль. Но ведь раньше же всё происходило уже при сорванной крыше. А сейчас… Сейчас, как говорится, приходилось импровизировать, что с виду выглядело как крайняя степень неуверенности.
Вампир решил начать с самого простого. Наклонившись к оборотню, он, усмехнувшись, впился ему в губы, целуя грубо. Подросшие клыки мешались, так и норовя разодрать кожу и вкусить кровь. Но парень старался пока контролировать и это – один глоток крови заставит сознание отступить, а его – действовать куда грубее. И вся игра будет напрасна.

+2

41

Тейлор много говорил, и в его неуверенности и даже нервозности, сквозившей в каждом слове, оборотень находил странное успокоение. По крайней мере, Ингвару было проще считать, что мальчишка сам испугался того, что сейчас произойдет – это топило собственный страх, сковывавший напряженное тело. Расслаблялись мышцы плечей и спины, исчезал холодок, сворачивающий внутренности узлом. Пожалуй, только сейчас оборотень начал понимать, что до этого был как натянутая тетива, вздрагивающая даже от движения воздуха.
Мальчишка целовал ласково и робко. Мягкие губы едва прижимались с грубым губам оборотня, клыки щекотали язык – нежным, Тейлор был неожиданно нежным, а медведь едва осмеливался смаковать подобное, не решаясь поверить своим ощущениям.
Тот, кто недавно жадно рвал плоть. Голодный хищник, в помутнении забывший о насыщении. Плеснувшая из раны кровь. Страх, что следующий укус придется на шею, разрывая артерию и забирая жизнь.

Удовольствие от поцелуя – как глоток молодого вина. Так чувствовал оборотень, не решаясь ответить своему хозяину на ласку. Рабов целуют не так, не как равных, их пробуют, решая, придется ли по нраву вкус губ и частого дыхания, срывают всю сладость, не давая ничего взамен.
В голове стало жарко. Язык толкнулся навстречу, поддевая верхнюю губу вампира, неловко скользнул по деснам и дальше – между жемчужных зубов, ведь у такого, как Тейлор, они должны быть именно такими, а выступающие клыки, словно сахарные, белоснежные. Подавшись вперед, оборотень с напором смял чужие губы своими, углубляя поцелуй, и подминая под себя молодого господина.
Тонкий, как девчонка, миниатюрный, хрупкий, с нежной кожей.
Рука грубой лаской скользнула по бедру мальчишки и выше, по ребрам, по боку, по спине, движение ладони становилось нетерпеливым. Ингвар не умел быть нежным в привычном понимании этого слова, и не знал другого способа ответить на поцелуй и возбудить ответное желание, кроме как подмять под себя, демонстрируя всю силу массивного тела.

Давно забытое удовольствие было таким же жарким, но наливалось в паху не сладкой истомой, а болезненной пульсацией. В глазах помутнело, оборотень дернул подбородком, разрывая касание губ, и с силой сжал челюсти, глухо замычав.
«…это ведь неправильно!» - вспыхнуло в голове. Тейлор не был девушкой, которая просила Ингвара побыстрее приступить к делу, а сам оборотень не был тем свободным, как давно, более трех веков назад, самцом, жаждущим женского тела.
Все смешалось – медведь встряхнул головой, пытаясь прийти в себя.
Он ведь не для этого здесь.
И это он предложил себя, он, раб, предложил себя господину, а не наоборот.
Если только…

- Как ты хочешь? – глухо повторил свой вопрос Ингвар. Неловко вывернулся, укладываясь рядом с вампиром и потянувшись рукой к тумбочке. Стукнул выдвинутый ящик. Насколько оборотень знал, там лежало все необходимое для… подобных игр. Что бы не выбрал Тейлор: «Это может пригодиться,» - грудная клетка оборотня тяжело вздымалась, не столько от возбуждения, которого не могло быть, сколько от попытки держать себя под контролем.
Ингвар с силой, несколько раз, провел ладонями по своему лицу, и отрешенно глянул на вампира, медленно опуская руку на его бедро: огладил большим пальцем по-детски бархатистую кожу, наклонил голову и осторожно прижался губами к выпирающей ключице. Шрам в паху тяжело, с оттягом, ныл – оборотень снова резко вздохнул, возвращая себе самообладание.

+4

42

Молодой вампир удовлетворенно проурчал, но тут же рычание стало больше недовольным. Тею не нравилось. Что именно – он не понимал. Просто он привык получать всё так, как желал сам. Факт того, что он ещё с желаниями не определился, его не волновал – не его проблемы, он отдыхать сюда приехал.
Оборотень был большим и мощным зверем, это пугало ровно на столько, на сколько и воодушевляло на действия. Укротить, подчинить, взять полностью, испив до дна – такова сущность хищника.
Парень зло ухмыльнулся, терпеливо наблюдая за действиями Ингвара. Тейлор недовольно фыркнул, взглянув на предоставленные ему взору игрушки. Тей такое видел и даже в принципе знал, нафига оно надо. Но вот пользоваться… Он мотнул головой, нетерпеливо облизываясь.
- Игрушки для детей, не хочу.
С нажимом  настаивал вампир, изгибая губы в хищной ухмылке, склоняясь над медведем.
- Я не хочу так. Я хочу… чтобы тебе было больно.
Прошептал Тей в самые губы Ингвара и, не дожидаясь его комментария, чуть раздвинул его губы языком, проникая внутрь и даря долгий и жаркий поцелуй.
«Как и мне».
Мелькнула мысль за пределами подсознания – тщетно, вампир был слишком занят для её осмысления.
Парень скользил руками по груди раба, чуть царапая кожу, но не оставляя на той красноватых следов, что всегда, чуть позже, наливались кровью. Пока следовало избегать крови, пока следовало быть аккуратнее, пока… Тейлор с трудом оторвался от губ оборотня.
Дьявольская улыбка блуждала на чуть припухших губах парнишки. Хотелось продолжения, но он медлил. Стоило удостовериться, что его не несёт.
Вампир, с силой толкнув оборотня в грудь, забрался на него сверху не считаясь с желаниями раба – ну а что с ними считаться? Не нужно, лишнее, не сейчас. Сейчас хотелось иного. Вампир понимал, что не на столько возбуждён, чтобы брать оборотня прямо сейчас – не получится, это факт. Тем более, без должной подготовки и необходимых игрушек, которые Тей отверг идя на поводу у каких-то странных желаний: настоящему хищнику не нужны девайсы для игры с жертвой, настоящий хищник и так поиграет вдоволь. Разумеется, хищником, тем более, настоящим Тейлор едва ли являлся, ведясь чисто на инстинкты, играя с огнём.
«Поставить бы его раком, желательно, перед этим привязав, и вдуть по самые…»
Вампир мотнул головой, довольно облизнувшись, отвлекаясь от оборотня.
«Или лучше приковать: пробив запястья деревянными кольями, чтобы сложно было просто дёрнуться, не то, чтобы пытаться противиться мне…»
Дыхание сбилось, Тейлор терял последние крупицы контроля, окунаясь с головой, будто в омут, в кровавые картины расправы над жертвой.
«Соберись. Успокойся. Ты не должен. Не должен… ломать игрушку. Не сейчас, не тогда, когда этого ожидает с нетерпением отец…»

+1

43

Вампир никуда не торопился («…а с чего, бы, действительно, ему куда-то спешить?..» - мелькнула мысль, исчезнув раньше, чем Ингвар успел зацепиться за нее), а сам раб особо и не сопротивлялся игре, которую вел мальчишка. Послушно лег на спину, послушно же откликнулся на поцелуй, послушно не двигался и молчал, постепенно отрешаясь от происходящего, давя в себе остатки болезненного желания сродни неприкрытой звериной агрессии.

Пожелание «чтобы рабу было больно» вызвало недолгое беспокойство. Ингвар смотрел на молодого господина, чувствуя, как выравнивается дыхание; рассеянно гладил по бедрам, соскальзывая ладонями на спину клыкастого, ощущая, как сминается складками мягкая ткань халата. Прелюдия затягивалась. Оборотень ожидал совсем другого – что Тейлор будет настойчивым, жестким, по-юношески торопливым, и в результате, когда его затея если не провалится, то не принесет должного ожидаемого результата, разозлится и в лучшем случае отправит неугодного раба с глаз долой.
В обычной, другой ситуации, Ингвар попытался бы что-то придумать или сделать. Что можно предпринять в данный момент, чтобы избежать наказания, которое непременно последует, медведь не знал. Здесь и сейчас в этом номере гораздо больше была бы уместна одна из элитных шлюх, готовая ублажить кровососа по высшему классу, а не оборотень-кастрат, толком не помнящий, что, собственно, полагается делать в подобных случаях и вообще слабо представляющий, как мальчишка собирается на него залезть: «Это же просто смешно!» - в очередной раз подумалось Ингвару. Предстоящая боль в разодранной заднице не пугала, все заживет, как на собаке; закрадывалась мысль, что вампиреныш просто решил по-своему развлечься, проверив, насколько безропотно ляжет под него раб, едва не свернувший недавно шею дорогому гостю КГБ.

«Мстит, - Ингвар, замерший, как кролик перед удавом, едва дышал, - Нет, не мстит… если бы хотел унизить – сделал бы это по-другому…» Поведение Тейлора было непонятным для раба и поэтому отчасти пугало.
Наверное, стоило бы проявить чуточку активности – потянуться к губам молодого господина, поцеловать, демонстрируя желание, как делали многие рабыньки, искуссно играя в страсть на одну ночь, но Ингвар так не мог. Не умел. Его не учили этому. Он не мог физически. Потому что воспоминания о совокуплении будили самые низкие инстинкты. Не поцеловать, но укусить, до крови, вырывая куски мяса; не ласково погладить, но сжать до синяков и хруста в костях чужое тело; не доставить удовольствие, но причинить боль.

Оборотень встряхнул головой и подался вперед, опираясь на локти. Лицо Тейлора оказалось совсем близко. Снова нахлынуло ощущение, что медведь находится рядом с хрупкой девчонкой, а не молодым господином. Если не открывать глаз, разница почти незаметна. Ингвар смачно облизал губы вампира прежде, чем накрыть их грубоватым и неумелым поцелуем. Перехватил мальчишку за поясницу, легко переворачивая на спину и укладывая на кровать; тяжело засопел и навис сверху, вдавливая Тейлора в мягкий матрац. Неловко, потому что было непривычно и стыдно. Уши начинали пылать, хотя ничего критичного еще не произошло – всего-то пара поцелуев.
Затянувшееся ожидание было еще хуже. Оборотень хотел, чтобы эта ночь поскорее кончилась, и на следующее утро вампир уехал из КГБ, а для этого следовало завершить начатое.

+2

44

Тейлор запрокинул голову, всматриваясь в глаза оборотня. Желание что-то делать дальше пропало так же внезапно, как и возникло немногим ранее. Парень недовольно фыркнул, резко поднимаясь, садясь на кровати.
- Не, от тебя вообще никого толку нет!
Зло заметил вампир, грубо отталкивая медведя.
- Все, отбой.
Недовольно заявил Тей, натягивая съехавший с плеч халат и залезая по одеяло.
- Не уеду я завтра, как хотел. Побуду тут еще недели две, три. Как и хотел отец. А ты...
Он указал пальцем на медведя.
- Будешь все время рядом со мной, потому что отец тебя оплатил полностью. Хм.
Парень едва заметно улыбнулся, хотя улыбка тут же приобрела ехидство. Тейлор ненавидел, когда что-то не получалось. Еще больше он ненавидел свою слабость. Не важно, в чем конкретно это проявлялось.
- Интересно, колбасу из оборотней делают?
Тейлору это было неинтересно, но ведь чем-то стоило себя занять, чтобы не вспоминать свою неудачу.
- Или для колбасы ты будешь слишком низкосортным мясом?
Вопрос прозвучал натурально, хотя и это не особо интересовало парня. Не вовремя вспомнилась весьма привлекательная рабынька, что встретилась ему в ресторане. Злость на себя разрасталась, перекидываясь неуправляемым потоком на окружающих, так неосторожно находящихся слишком близко.
- Или мне забрать тебя отсюда, моя собственность?
Вампир без отрыва смотрел на медведя, будто предвкушая его реакцию, заранее смакуя любую эмоцию раба. Сейчас парень не отказался бы от крепкой выпивки и прелестной рабыньки в своем номере. Желание было на столько сильным, что воображение Тейлора заботливо изобразило картинку из какой-то порнушки из дешевого супермаркета, сильнее раззадоривая юношу. Вампир разозлено ударил кулаком по мягкому одеялу и быстро вскочил с кровати.
«Домой хочу».
Запоздало подумал Тей, устало опускаясь на край постели.
«Может, ну его, поехать домой?»
Мысль была приятной. Её воплощение означало свободу. Означало, что вампир спокойно сможет забыть про этот тупой Клуб и про этого никчёмного раба.
«Но что подумает отец, если я просто сбегу? И даже не воспользуюсь никакими услугами КГБ?»
Тейлор задумался, машинально принимаясь рассматривать Ингвара.
«Что я мелкий? Или… что я не смог воспользоваться этим, блядь, безопасным рабом, так любезно предоставленным мне папочкой?? Боги…он даже может посчитать, что я вообще не могу!»
Тейлор шумно выдохнул, взглянул на раба, закатив глаза.
«Нет, ну чего мне делать-то?!»
Проблема оставалась нерешённой. И главное, что решение молодой вампир найти не мог, как ни пытался сделать этого…

+1

45

«Низкосортное мясо… Ха!» - Ингвар в раздражении закатил глаза, не чувствуя страха, но чувствуя себя по крайней мере глупо и из-за этого начиная злиться. Он предупреждал «молодого господина» что для плотских утех следовало выбрать более подходящего раба. Это было бы правильно. Это было бы естественно. Тейлор уставился на своего телохранителя так, словно чего-то ждал  от него, и Ингвар, уже почти решившийся высказать все, что думал по поводу сложившейся ситуации, вслух, неожиданно передумал.
«Все-таки он хотел посмеяться,» - подумал оборотень, садясь и спуская ноги с кровати, задумчиво сцепляя пальцы и глядя на своего подопечного. Ведь и правда, без проблем пустит на колбасу – Сын-очень-важного-господина, такие могли позволить себе многое. Только не похоже было, что бы Тейлор упивался подобной властью. Слишком… искренними были эмоции, по-детски непосредственными, простыми?
- Тейлор, давай спать? – просто спросил Ингвар, начиная улыбаться. Мальчишка вел себя один-в-один, как любовник, у которого не встало на долго обхаживаемую  красавицу. «Мальчишка,» - просмаковал слово оборотень, чувствуя его странную чужеродность; почему-то хотелось как-то по-свойски утешить молодого господина, мол, ничего, бывает иногда такое, от волнения не встает, даже если девка на мордашку – загляденье, что уж говорить о стареющем грузном оборотне-кастрате. 
Ингвар не двинулся. Хоть там, в ресторане, вампир не был против подобной «фамильярности» (казалось, что это было сотни лет назад), обращения на «ты», но такого дружеского жеста не стерпел бы. Таким было ощущение, не раз заставлявшее невольника вовремя закрывать рот.
Раб и господин. Незримый барьер, преодолеть который было практически невозможно. Но можно было сделать вид, что его нет. Можно. Было…
Ингвар улыбался одними уголками губ и все так же не двигался. Тейлор может забрать его с собой, как и грозился. Эмоций не было, только улыбка стала шире, а в уголках глаз появились характерные морщинки.
«По воле Асбьорна,» - все только так и не иначе.

+2

46

- Спать?
Грубо переспросил парень, вставая с кровати и подходя к тумбочке.
- Спать.
Тейлор усмехнулся, взглянул на оборотня и фыркнул.
- Нет, спать будем потом.
Он говорил тихо и спокойно, едва заметно ухмыляясь в лицо медведю.
- Сначала – ебля. Потом – сон. Всё как положено. Понял?
Грубо задал вопрос вампир, широко усмехнувшись. Тей глянул на коньяк, стоящий на тумбочке и заказанный ещё раньше, чего-то прикинул, фыркнул, взяв бутылку в руки.
- Что добру-то пропадать?
С этими словами, Тейлор влил в себя приличную часть спиртного, осушив тем самым около половины бутылки.
- Знатное пойло!
Заулыбался вампир, точь-в-точь копируя тон отца. Прихватив с собой бутылку, прошёлся по комнате, останавливаясь рядом с медведем и зло усмехаясь.
- Знаешь, ты меня раздражаешь своей ненужностью.
Спокойно произнёс вампир, не сводя взгляда с оборотня.
- А ещё тем, что относишься ко мне, как к ребёнку.
Радужки глаз полыхнули ярко-алым, вампир оскалился.
- Я тебя не хочу. Ты мне противен. На столько противен, что мне в голову, кроме твоей расчленёнки, ничего не лезет.
Тейлор грубо подцепил оборотня за подбородок, резко вздёргивая его голову.
- Но вот проблема – убить я тебя не могу. Нет, могу, конечно, но отец хочет этого, а я не хочу делать то, что желает мой отец.
Твёрдо, с нажимом, произнёс Тей, не разжимая пальцы.
- Мне без разницы на то, что хочешь ты. И даже на то, что хочу я.
Тейлор говорил спокойно, но в голосе проскальзывали нотки еле контролируемой злости. Тейлор злился, всё сильнее и сильнее, но теперь сдерживать свою злость не хотел. Допив остатки коньяка, вампир выпустил бутылку из рук, которая глухо ударилась о мягкий ковёр, укрывавший пол. Парень, едва пошатываясь, вернулся к тумбочке, с каким-то явным пренебрежением потянувшись к ящику с «игрушками».
Он криво улыбнулся, глухо рассмеявшись.
-Чего смотришь? Ложись. Раб, блять!
Пьянел вампир быстро, хотя и трезвел стремительно. Всякие там проверки отошли на второй план, а на место здравого смысла пришёл банальный интерес.
- И пошевеливайся. Иначе на шаурму сдам.
Голос Тейлора прозвучал неожиданно твердо, едва ли не властно. Парень выудил из ящика тюбик со смазкой и несколько игрушек, оглядел, фыркнул.
- Ну что, поиграем?
Добродушно оскалился вампир, кивнув медведю.

+2

47

Вампир таки решил поиграть, пусть начало было скомканным, но продолжение обещало быть… «мне в голову, кроме твоей расчленёнки, ничего не лезет». Все еще много обещал или просто говорил, что думал? Едва слышно скрипнул матрац по тушей оборотня весом в центнер. Ингвар ложился на кровать осторожно, неумело. Завозился, вытягиваясь на животе и устраиваясь удобнее, замер, приподнявшись на локтях, провожая взглядом упавшую бутылку коньяка.
«Отлично!» - Ингвар не стал заострять внимание на том, что достал вампир из тумбочки. Все это скоро придется прочувствовать на своей шкуре, вернее, на своей заднице, как самому обычно рабу из Клуба. «Йоана, пожалуйста, вернись…» - наивная надежда на то, что сейчас по приказу хозяйки зайдет кто-то из охранки, и заменит оборотня на более подходящего раба. Глупости – эта ночь будет длиться столько, сколько захочется молодому господину.
Медведь медленно лег грудью на простыни, подкладывая под подбородок скрещенные руки и упираясь хмурым взглядом в оголовье кровати. На дорогом дереве были заметны царапины; нет, не те небрежные, что появляются со временем на любой мебели, а неглубокие, и все же заметные борозды от крепких когтей. Возможно, это был оборотень, а может быть, обломал ногти кто-то из полукровок или эльфов. «…а может быть следующим в этом списке будешь ты,» - между лопаток неприятно захолодило. Ингвар слышал едва ли не каждое движение Тейлора, не мог не слышать – слишком обострено было восприятие, слишком напряжен был сам раб, хоть и не сознавался в этом самому себе.
Царапина заживает за несколько минут. Глубокий порез – в течении получаса. Обломки кости, торчащие из разломанного предплечья, срастаются в течении нескольких суток после того, как зафиксировать их в правильном положении. Исполосованная в лохмотья плетью спина снова станет ровной спустя сутки, если кожу не окатят «святой» водой с кусачим серебром.
Но Тейлор не доставал ни плети, ни кнута, ни розг, это просто не могло лежать в небольшой тумбочке, ящик которой был забит всевозможными вибраторами и разными видами смазок, а значит, боль будет иного толка: подлая, поганая, от которой тело становится беззащитным и ватным. Кто-то из рабов в этот момент вздохнул бы с облегчением – для них подобное было… привычным, а унижение от факта того, что сейчас будут пользовать как шлюху, таковым не являлось вовсе.
Ингвар хотел молчать столько, сколько сможет, но спустя совсем недолго время губы зашептали сами:
- Господин, пожалуйста… Вам приведут другого раба. Послушного, красивого, знающего, как доставить удовольствие… Он будет интереснее меня, он будет… лучше старого кастрата, - зябко передернув плечами, хрипло закончит оборотень.

+2

48

- Ну и хорошо, что ты старый и кастрат. Значит, ненужный никому. Ведь никто не пришёл за тобой и не забрал.
Тейлор посмотрел на медведя.
- Тебя отправили нянчиться со мной, тебя отправили сюда, зная, что ты можешь не вернуться. Отец предупредил обо всём директора клуба, он всегда так делает – предупреждает, чтобы за мной присматривали те, кого не жалко пустить в расход.
Тей говорил серьёзно. Ему самому не нравилось, что отец делает всё именно так. Но иначе не получается, ведь сколько раз уже подводил Тейлор патриарха. И теперь, опять подвёл.
«Ты никогда не воспринимаешь меня всерьёз, отец. Никогда! Может это и правильно, ведь я не достоин быть твоим сыном. Нет! Я достоин. И я хочу!»
- Я хочу тебя, медведь.
Хрипло произнёс вампир, проглаживая ладонями по бёдрам оборотня.
- Хочу тебя. Слышишь? И мне без разницы, старый ты или кастрат. Я хочу.
С нажимом, увереннее заявил Тейлор, грубо выдавливая смазку из тюбика прямо в задницу оборотню, не заботясь сильно о желаниях самого медведя.
- Знаешь, ты другой. Не такой, как все те, кто был у меня раньше. Они боялись меня, но продолжали делать вид, что я им нравлюсь. Они ненавидели меня, но искренне врали, что любят. Я не хочу так больше. Я хочу… иначе. Искренне. Пусть искренностью будет ненависть и злость. Но хоть что-то настоящее в этом мире.
Молодой вампир не отличался особой разговорчивостью, но медведь и правда казался тем, кто мог хотя бы молча слушать. Больше и не требовалось. Тейлор не был наивным ребёнком никогда, и сейчас становиться им не собирался. Он знал, что перед ним медведь. Хищник, способный лишить вампира жизни. Но который продолжает подчиняться. Без оков, без наручников, без всего. Просто подчиняться, потому что должен, потому что… хочет? Нет, навряд ли. Кто захочет подчиняться такому молокососу, как Тей?
- Такой раб не будет лучше тебя, даже если сможет быть ласковым. Он будет… ненастоящим.
Руки парня крепко сжали одну из игрушек, пристраивая ту удобнее. Отчего-то хотелось сделать больно оборотню. Или уже не хотелось. Тейлор запутался. Резкий толчок в плоть, вибратор медленно, но верно скользнул внутрь, тяжело входя в анус, преодолевая сопротивления мышц. Ещё немного усилий, и фалоимитатор вошёл почти полностью. Игрушка не была огромных размеров, скорее – чуть больше среднего. Оставив вибратор в покое, но не вынимая его, вампир глянул на оборотня.
«Странное чувство. Будто пожалеть хочется… нет. Не пожалеть. Просто приласкать. Он рядом со мной. Он не сбежал даже когда мог. Он не убил меня, когда хотел этого. Он просто… мой!»
Руки скользнули вдоль позвоночника медведя, аккуратно надавливая на кожу. Вверх, к плечам, оглаживая их размеренно, не торопясь, уверенно. Молодой вампир уже сам не мог сказать, потерял ли он контроль над собой, или всё, что он делает, он делает в здравом рассудке.
Вибратор был вынут за ненадобностью. Тею не нужно было слишком многого, в его возрасте не требуется много ласк, чтобы возбудиться окончательно. Остальное казалось вначале бредом: время растягивалось, действия, будто, совершались с какой-то расплывчатой медлительностью и раздражали парня. По-хозяйски раздвинув медведю ноги шире, вампир резко попытался войти внутрь, но получилось не с первого раза.
«Он недостаточно растянут… надо было… плевать!»
Тейлор, зацепив пальцами медведя за бёдра, устроил того поудобнее, повторив попытку взять его. На этот раз вышло куда успешнее и парень, не давая передышки, принялся активно двигаться внутри, наращивая темп, преодолевая ещё не полностью сломленное сопротивление. Тей крепко взявшись за его бёдра и, едва проникнув внутрь, резким толчком вошёл до упора. От судорожного сжатия нерастянутых мышц оборотня, вампир кончает резко и быстро, громко выдохнув, но не позволив себе застонать, осознавая, что до этого он будто не слышал никаких звуков, лишь нарастающий шум  в ушах.
Уставший от острого напряжения, Тейлор улёгся прямо на медведя, наконец-то освобождая его зад, заполненный спермой. Хотелось сделать что-то ещё. Или что-то сказать… но усталость, эта животная усталость во всём теле, погружала сознание в липкую дрёму…

Он не знает, сколько пролежал так. Время остановилось, или, может быть, шло слишком скоротечно. Но когда вампир открыл глаза, сквозь неплотно задёрнутые шторы уже пробивался дневной свет. Как бы ни старались растягивать время в стенах КГБ, оно шло так, как и положено. И после тёмной ночи всегда наступало утро. Хотя и не для всех… но не в этом случае.

+1

49

«Не тяни… Что ж ты тянешь-то, сука?» - Ингвар понимал, что боится, что страх парализует тело,  не давая пошевелиться и повернуть голову, чтобы увидеть, что делает кровосос. Оставалось только слушать невнятные шороха, доносящиеся глухим и нечетким эхом через гулкие удары собственного сердца. Дыхание сбивалось, рвалось неровно, с едва слышным присвистом из пересохшего горла. От всего происходящего хотелось убежать, быть где-то не здесь.
Или сломать сопляку шею.
Свернуть легко, как куренку: «А потом куда, в бега?..» - снова и снова, одни и те же мысли. Бьются, как птицы в тесной клетке, шумно и бесполезно хлопая крыльями.

Стыд сжигал остатки воли. Между лопаток захолодило испариной, когда гаденыш полез к заднице. Под языком засосало – оборотень попытался сглотнуть вязкую слюну, но не смог. Остро защемило под диафрагмой, так, что вздохнуть оказалось невозможным. Ингвар уставился пустым взглядом прямо перед собой, безрезультатно хватая ртом воздух.
Переломать выродку все конечности.
Нет.
Развернуться и ударить наотмашь, откидывая к стене, подальше от себя...
Нет.
Все еще не хватало воздуха.
Оборотень чувствовал, как властно чужая рука раздвигает ягодицы. Мышцы напряглись, словно сведенные судорогой, как бывает у больного столбняком. На шее проступила напряженная темная вена.

Обратный отсчет стучит на виске дергающейся жилкой.
Стыд и страх неприятно щекочут изнутри, как будто острая бритва блуждает под кожей, оглаживая живую плоть и выбирая, по какому из органов резануть первому: заледеневшему желудку, судорожно трепыхающимся легким или низу живота, где подковообразный шрам после кастрации стал почти белым.
В висках заломило до тошноты, перед глазами плясали темные пятна и цветные круги, лишая обзора, а Ингвар все еще не мог справиться с собой и заставить нормально вздохнуть - задыхался, проталкивая очередную порцию воздуха в трахею, как будто тот был твердым.

В тот момент, когда вибратор грубо толкается в узкое кольцо ануса, на котором поблескивают капли смазки…
В тот момент, когда оборотень близок к тому, чтобы по-звериному взвыть, принимая медвежий облик как спасение…
В тот момент, когда в пустое безмыслие рвется ужас и омерзение перед унижением и болью, а под копчиком, где-то внутри, с каждым новым толчком режет так, как будто вместо вибратора в оборотня впихивают самый настоящий тесак…
Где-то там, на грани между безумием и глухим судорожным хрипом, рождается отречение от себя. Мир заполняется тишиной, пронзительной, звенящей, белоснежно-белой, как слепящие снежные пустоши. Ингвар словно со стороны слышит свое тяжелое сопение и глухое кряхтение, чувствует, что должно чувствовать его тело – подлую боль, выпивающую остатки сил. Чувствует и не может даже закричать, потому что его тело больше не принадлежит ему, оно принадлежит молодому вампиру, взявшему принадлежащее ему силой.

Свернуть шею…
Ингвар хрипит, едва елозя щекой по простыни от слабых толчков. Щурится, пытаясь сморгнуть пелену с глаз. Горячая боль между ягодиц быстро сменяется онемением.
Свернуть шею!
Когда Тейлор заканчивает и наваливается сверху, оборотень не может пошевелиться. Он чувствует влагу между ног, чувствует разгорающуюся пульсацию в разодранной заднице, но не может даже двинуться, чтобы стряхнуть с себя мальчишку.
Свернуть шею…
Нет необходимости.
Все закончилось.
Тейлор не швелится, и Ингвар все-таки осторожно встряхивается, прислушиваясь. Вампир определенно дышит. А оборотня отчетливо морозит, не от холода: окно закрыто и кондиционеры в КГБ работают без сбоев.

Медведь и сам не может сказать, какой инстинкт или, вернее, отсутствие какого из инстинктов свирепого хищника, вырезанное из его разума когда-то давно, заставляет его приподняться, позволяя кровососу сползти на кровать. Ингвар почти не смотрит на молодого господина, когда поворачивается на бок, обхватывая мальчишку одной рукой, и мягко притягивает к себе вплотную, проваливаясь в вязкий и беспокойный сон.
Так. Будет. Теплее.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [16.05.2066] Money makes the world go around...