КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [16.08.2066] Дорога стелется, колеса крутятся...


[16.08.2066] Дорога стелется, колеса крутятся...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время: вечер 16 августа 2066 года.

Место:
Дорога до КГБ с недолгой остановкой в круглосуточном супермаркете на окраине города.

Действующие лица: Максимилиан, Джерико Леманн, Ингвар.

Описание ситуации: Трое в одном джипе - чистокровный вампир и два оборотня-раба, которых было бы неплохо одеть перед тем, как выводить в свет и проверять "профпригодность" обоих. Одного  в качестве подарка для жены, а второго - как первого раба своего сына.

Дополнительно: -

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

0

2

За тонированным стеклом мелькали высокие деревья проселочной дороги, хотя вернее было бы назвать ее весьма комфортной трассой, по которой массивный джип, казалось, летел, не касаясь асфальта. Монотонное гудение мотора успокаивало, и Ингвар задремал, наконец-то отключаясь от давящего присутствия древнего рядом.

От ощущения заскользивших по хребту пальцев передергивало до сих пор.
Давление на выступающий позвонок было как приговор, который так и не был приведен в исполнение по непонятной причине. Ингвар выдержал, не дернулся, только затаил дыхание, прислушиваясь к происходящему. За сказанное Патриархом Тейлору почему-то было совестно и как-то неудобно.
Медведь не понимал, что собирается делать чистокровный дальше: ощетинился, не торопясь следовать за древним, пока тот не окликнул. На ум почему-то пришло только одно «поставит клеймо», или и вовсе сдаст обратно на минус первый этаж... Нет! Пусть лучше уж клеймит кусачим серебром или чем там теперь ставят метку на невольниках, чем вернуться туда, на рабский рынок.
Оборотень диковато, с отчаянием, глянул на Тейлора, но тот не спорил с решением отца и угадать что-то по выражению его лица было невозможно. На купленного ранее раба вампир внимания не обращал, погруженный в какие-то свои мысли.
«Бесполезно...» - подумал Ингвар и двинулся следом за Патриархом.

Потоптавшись у машины, медведь глянул на скованные руки второго раба и помог ему залезть внутрь, рассеянно пытаясь вспомнить имя.
- А ты ведь свободным был, - вслух удивился оборотень, что-то припоминая. Волк - тотемный зверь не столько угадывался во внешности темноволосого, сколько выплыл из воспоминаний неясной картинкой. А еще Ингвар вспомнил, что встреча с оборотнем произошла в Германии, остальное же пока оставалось скрыто за туманной дымкой времени, проявляясь несвязанными между собой образами мучительно медленно, так что впору было поторопить свою память парой энергичных ударов, как торопят раздражающе-ленивый скот.

Машина негромко, с присвистом, шоркнула резиной, останавливаясь у небольшого магазина. Сморгнув остатки дремы, медведь встряхнулся, косо поглядывая на чистокровного. Остановился купить пачку сигарет или зачем-то еще, а значит потребует выйти?.. Второе пришлось бы кстати: мышцы, словно деревянные, затекли, хорошо было бы размяться. Волку наверняка было хуже: скованные за спиной руки не давали вольготно расположиться на широком сиденье.

+7

3

На слова Джера почти никто не обратил внимания. Разве что Эрис, шёпотом, но настойчиво рекомендовавшая волку держать язык за зубами, дабы хуже ему самому не стало. Впрочем, волк и не собирался ничего говорить - вырвалось, и он сам не знал, почему. Так что вполне возможно, что почти полное отсутствие реакции на его "выпад" было и к лучшему.
Но вот руки зачем-то сцепили наручниками за спиной. Видимо, подумали, что так оборотню будет ещё труднее сменить ипостась на волчью, по своей ли воле или так же спонтанно, как на рынке.
Его бесцеремонно вытолкали за порог дома, где он в очередной раз чуть не споткнулся, и повели к чёрному джипу. Сопротивляться в его нынешнем положении было более чем бесполезно. Может, даже и глупо, но если бы был шанс, оборотень подумал бы о степени "умности" затеи в самую последнюю очередь. Потому что он, как и все живые существа на этой планете, хотел жить. А теперь мысль о том, что его где-то убьют без свидетелей, казалась ещё более правдоподобной, чем до этого.
Стоявший у машины Ингвар неожиданно решил помочь Джеру забраться в машину. Противиться этому волк не стал, однако всё же недоверчиво глянул на медведя, нахмурившись, и кое-как устроился на заднем сиденье. И будто ощутил неопределённую боль в правом виске - там, куда тридцать лет назад пришёлся удар. Один взгляд на Игвара заставлял воспоминания о том событии всплывать в сознании, будто это произошло неделю назад.
- Был, - глядя перед собой, ответил Джерико, чувствуя, как это слово болезненным эхом отдаётся внутри. Такая вот невесёлая вышла история: хотел освободить пленных, но позволил их почти всех убить. Хотел дать свободу хотя бы одному, но в итоге и он снова невольник, и сам Джер таковым стал. Волк отвернулся, глядя в окно, на пейзаж, который медленно стронулся с места. Машина начала набирать скорость.

В комфортабельном салоне джипа оказалось ничуть не лучше, чем в той же клетке: поза была хоть и другая, но тоже на редкость неудобная, мышцы ныли, а устроиться поудобнее не позволяли наручники. Правда, пару раз оборотень попробовал изменить позу, чтобы было хоть немного полегче, но безуспешно. Ничем не кончилась и предпринятая неизвестно зачем - и безнадёжная, естественно - попытка избавиться от наручников. Пришлось оставить даже мысли о подобном и лишь смотреть в окно, на сменяющие друг друга картины. На вынужденного соседа волк глянул всего один раз - и заметил, что тот, кажется, спит. Джерико вздохнул и снова посмотрел в окно.

Как долго они ехали, он не знал: потерял счёт времени. Машина остановилась, волк огляделся по сторонам. Неподалёку оказался небольшой магазин. Джер не стал читать, что написано там на вывеске - посчитал, что господин Лабиен ненадолго туда сходит, и они потом двинутся дальше. Значит, надо ждать.
- Забавно, не так ли? - без тени веселья в голосе заметил волк, глядя перед собой, хоть и обращаясь к Ингвару. - Ты, видно, считаешь меня идиотом. Наши перебили тогда всех пленных, остался только ты. А меня вот выкинули из стаи. За всё хорошее... Чёрт. - Джер повёл левым плечом, поморщившись. - Хоть бы он с меня наручники снял, что ли...

+5

4

Уничтожая своих врагов, сто раз подумай – а не пригодятся ли они тебе позже?
Максимилиан проворно выскочил из машины, направляясь к неприметному зданию магазина. Раньше, годах в 10-х этого века, таких было кучи – гипермаркеты, супермаркеты. Тогда никто не следил за качеством продукции, а лишь за её количеством. Чем больше ассортимент – тем лучше. Банальность! Святая такая, наивная. Тогда ещё на Лабиена косо смотрели, когда он начал заниматься именно качеством продаваемого товара. Мол, пипл всё ж схавает! Как оказалось, такое прокатывало до определённого времени. И пересыщенный благами цивилизации народ с успехом раскупал отныне пропагандируемые рекламными кампаниями «качественные, экологически чистые продукты». Ах да, они тоже были из Китая, только стоили на порядок выше. Но этот секрет многие унесли в могилу, так что – сейчас это не столь важно.
Эта сеть магазинов отличалась средним качеством, разнообразным ассортиментом и лояльностью цен. В таких одевались те, кто не мог заработать на что-то большее, но продолжал желать жить красиво и с размахом. Макс бывал в таких магазинах не часто – в основном, тут было выгодно сносно одеть-обуть рабов. Хоть какой-то прок с сетей магазинчиков его сына. Тоже, блин, бизнес. Но с сынка хватало и этого пока.
Заглянув вовнутрь и убедившись в открытости данного заведения поздним вечером, вампир деловито подрулил к своей машине, резко открывая заднюю дверь.
- Приехали, выметайтесь!
Радостно провозгласил патриарх.
Конечно, медведя было куда проще убить, нежели пытаться сделать из него безопасного раба, которого действительно можно было отдать в охрану мелкому сынку. Но Макс трудности любил на столько, что порой создавал их самостоятельно и всем окружающим. За это, кстати, и слыл в обществе тем ещё гадом.
- Будем из вас делать что-нибудь нормальное хотя бы с первого взгляда.
Вампир поморщился, глянув на медведя. Наличие татуировки положение усугубляло. Макс уже успел подумать о том, что потребуется для её «обезвреживания». Нужно срезать, полностью. Но она довольно обширная и не факт, что оборотень в свои 500 годков такое повреждение сможет восстановить. Поэтому стоило придумать что-то иное.
- Закупайтесь всем, что вам может понадобиться.
Отчётливо проговорил Максимилиан, стаскивая наручники с волка и вручая рабам пару металлических тележек на колёсах.
- Штаны, рубашки, ботинки, что-то тёплое – тут бывает холодно. Зубные щётки, средства гигиены. Сами набирайте всё.
Вампир говорил не торопясь, пытаясь объяснить доходчиво.
- Там есть. Разные размеры. Надо мерить, если не уверены, что подходит. Там есть, где мерить.
Патриарх кивнут в сторону зашарпанных кабинок, отгороженных желтоватыми, выцветшими занавесками.
- Медведь, размеры есть и на тебя. Только надо смотреть. Внимательно.
Макс чуть склонил голову на бок, окинув внимательным взглядом оборотней, будто прикидывая – поняли, или нет.
- Всё, идите, разберётесь. И только подумайте о побеге – придушу обоих. Поймаю и придушу.
Терпение кончилось быстро, и патриарх поспешил по своим, более важным, делам, проходя вглубь магазина, в закрытые помещения.

*- Да ты рехнулся, Лабиен!*
Мужчина в солидном возрасте оскалился, фыркнув в сторону Максимилиана и продолжая предельно внимательно разглядывать снимок на мониторе охранки. Картинка татуировки – увеличенная и немного смазанная – была выведена на экран.
- Рехнулся я уже давно. Ты лучше скажи, с этим что-то можно сделать?  Обезопасить, дезактивировать…
Макс нахмурился, продолжая взирать на экран.
- Я знаю, это плохая идея. Но этот медведь мне нужен живым и здоровым.
Вампир внимательно осмотрел стоящего рядом.
- И ты сделаешь его таким, иначе я тебя грохну.
Патриарх рода Лабиен не любил шутить. Нет. Любил, конечно, но не в таких ситуациях.
*- Ты уже грохнул всех, кто когда-то мог обезвредить такое. Теперь вон, одевай ему металлические браслеты на обе лапы и ошейник, чтобы оборот не произвёл – может, поможет. На первое время.*
- На первое время
Хмыкнул старый вампир.
- Ну давай браслеты что ли. Может, хоть как-то поможет.
«Или хотя бы сына от необдуманных поступков убережёт. А то мало ли, на что ему ещё посмотреть захочется! Дурак малолетний»
- И на второго ошейник, помощнее какой-нибудь, волк всё-таки.
Максимилиан недовольно глянул на управляющего магазина и вышел в зал из подсобных помещений, вылавливая взглядом своих рабов.
- Ну, как шопинг, а?
Криво ухмыльнувшись и подходя к оборотням, поинтересовался старый вампир.
«Всё что ли? Ещё не хватало мне самому подбирать им тряпье, хм»

Отредактировано Максимилиан Лабиен (18.08.2013 19:53:00)

+7

5

«Здесь бывает холодно. Бы-ва-ет, когда-нибудь, не сейчас,» - мысленно отметил оборотень, думая о том, что мертвецов, тех, кого собираются выкинуть, как мусор, не предупреждают о том, что зимой лучше одеваться потеплее. Никогда толком не имевший своих денег, медведь с трудом мог себе представить возможное количество нолей на банковском счету чистокровного. В понимании Ингвара, количество денег в бумажнике Тейлора обозначалось емким словом «много»; те средства, которыми располагал патриарх, наверняка входили в категорию «очень, очень дохрена». Может быть для Лабиена ничего и не значит то, что он заплатит за одежду для рабов, но предложить оборотням выбрать себе вещи, чтобы потом убить – так могла бы поступить неуверенная и непостоянная в своих желаниях женщина, не Патриарх.
«А может, просто не хочет пугать другого раба? Которого купили для той чистокровной из Мексики?..» - Ингвар медленно кивнул, обозначая таким образом, что понял все сказанное Максимилианом, и глянул на Джерико.

В зале было мягко говоря немноголюдно и остатки неуверенности от собственной наготы полностью исчезли. Встряхнувшись, оборотень проводил взглядом чистокровного и снова, уже более внимательно, посмотрел на волка:
- Я думал, тебя убьют за предательство.
Не самое хорошее начало для разговора, прерванного бесцеремонным приказом Патриарха «выметаться» там, в машине, но все лучше, чем снова молчать. Ингвар огляделся, пытаясь сориентироваться; сщурился, шевеля губами, едва читая написанное на указателях под потолком. Тоскливо покосившись на волка, оборотень вздохнул и тяжело двинул тележку вдоль рядов, предполагая, что старый знакомый покатит свою рядом.
- Рад… что тебе… удалось выжить. После этого ты стал рабом?
Тридцать лет в рабстве могут изменить кого угодно – оборотень придирчиво разглядывал сородича, но не находил критичных отличий между стоящим перед собой и тем, кто остался там, в прошлом, лежать на бетонном полу, оглушенный ударом в висок.

Сложно выбирать одежду, когда толком не знаешь размер. С недоумением глянув на примерочные кабинки, Ингвар их попросту проигнорировал, прикидывая вещи здесь же, в зале, прямо на себя – одеваясь и заполняя тележку запасным комплектом по ходу движения между рядами.
- Может хоть сейчас скажешь – на что ты рассчитывал тогда? Чего хотел от меня? – медведь откровенно растерянно пялился на полку перед собой. Покосился на Джерико, подмечая, что он выберет из предметов личной гигиены. Взял тоже самое, кроме зубной пасты. Рука замерла на несколько секунд и сама потянулась к едва ли не единственной знакомой упаковке из всего многообразия.
Взгляд зацепился за камеру под потолком. «Всегда смотри, где находятся камеры. Потеряешь бдительность, запишут на них, как делаешь что-то не так, потом не отопрешься, что, мол, не делал, да и вообще не я…» - слова прозвучали отчетливо, погружая в воспоминания. Кто это сказал? Йоанна? Седой охранник? Скалящийся щеголь, катающий пахучую сигару в зубах? Неважно – теперь правила поменялись. И хозяин теперь будет другим, пусть пока оборотень и не знал, кому его решил отдать Патриарх.

Куртка едва налезла на габаритного оборотня.
Ощутимо жала в плечах, а явно короткие рукава - на предплечьях, хотя указанный размер на ярлыке был таким же, как на остальной одежде. Ругнувшись, медведь раздосадовано встряхнулся и услышал, как затрещала ткань. Воровато глянул по сторонам, по-привычке выискивая коварные камеры, и, сняв испорченную вещь, вернул ее обратно в ровный ряд, неловко пристроив на пластиковые «плечики».
«Только надо смотреть. Внимательно,» - следующая оказалась даже больше, чем было необходимо, мешковато висела, но хотя бы не собиралась расходиться по швам при неосторожном движении. Стянув с себя обновку, Ингвар повесил ее на край тележки и двинулся к вперед; в конце ряда остановился – Патриарх появился неожиданно, как будто вырос из-под земли.

«Шопинг… шопинг…» - слово было смутно знакомым. Ингвар покосился на волка, словно ожидая поддержки, после чего осторожно ответил:
-  Идет, - оперся было о тележку ладонью, но вовремя  почувствовал, как поручень опасно пошел вниз, и выпрямился. Невозмутимо взял с правого ряда блок сигарет, к коему прилагалась подарочная зажигалка, кинул к остальным покупкам, еще пара шагов до чистокровного – и туда же отправились две упаковки апельсиновых леденцов с боковой стойки.

+6

6

*- Приехали, выметайтесь!*
Джер кое-как выбрался из машины вслед за Ингваром, про себя отметив, что ни капли не разделяет жизнерадостного настроения чистокровного вампира, привезшего их сюда. Магазин? Зачем они вообще здесь? Зачем им вот прямо сейчас приказывают набрать себе одежду и всё прочее? Значит, убивать не будут, но что тогда?
"А хотя, разве непонятно? - подумал волк, потирая освобождённые от наручников запястья. - Меня купили на рабском рынке, чтобы сделать рабом, это же ясно".
Зато страх скорой смерти отступил, и появилась возможность рассуждать здраво. Действительно, какой смысл тратить деньги на того, кого потом просто возьмёшь и убьёшь где-нибудь, да ещё и без свидетелей? Толку ноль, удовольствия тоже никакого.
К Джеру подкатили тележку, да так, что он еле успел ухватиться за ручку. Оборотню уже приходилось ходить по магазинам - с предыдущим хозяином, тогда он тоже должен был катить тележку. Но в основном мистер Вагнер закупался для себя, а тут... Тут нужно было что-то выбирать для самих себя, а делать это волк совершенно не умел. Может, медведь умеет? Он ведь старше. И Джерико решил идти с ним, чтобы посмотреть, что он возьмёт, и взять себе хотя бы нечто похожее, только размером поменьше.

- Но меня не убили, - сухо ответил он на вопрос старого знакомого. - Они решили, что ты как-то вырвался и напал на меня. А ещё они подумали, что плохо проверили цепь, а выстрелил я в целях самообороны.
Волк отвечал больше для "галочки", чтобы восполнить пробелы, чтобы не было недомолвок, только и всего. А вот медведь, похоже, был настроен вывести его на откровенный разговор. Джер только посмотрел на него неопределённо так, когда услышал первый вопрос, после чего почти не глядя бросил в свою тележку приглянувшуюся рубашку, потом - штаны. Он не хотел ворошить прошлое, потому просто промолчал. Но когда услышал ещё один вопрос - понял, что отделаться не получится.
- Рабом я стал гораздо позже, - неохотно начал он, взглянув на сваленные в кучу футболки и взяв одну из них. Тут же, по примеру Ингвара, примерил её прямо в зале. Вроде подошла. Тут они оба остановились напротив полки со средствами личной гигиены. - А зачем тебе знать, что заставило меня так поступить? - выдал, сдерживая раздражение. - Всё равно это ни к чему не привело.
Джерико взял всё необходимое - он помнил, что брал для себя когда-то господин Вагнер.
- Это только стало для них очередным доказательством того, что я в стае лишний, - окончил он свою мысль и с последним словом с силой толкнул свою тележку дальше, уходя от разговора. Ты глянь, даже спасибо не сказал за освобождение, а теперь ещё и вопросы задаёт. Хотя, какое, к чёрту, освобождение?
Через пару минут в тележке была вся необходимая одежда, пара обуви, предметы гигиены - вроде бы, всё необходимое, но в небольшом количестве, Джер не решился взять больше. Как раз в этот момент оба раба наткнулись на господина Лабиена. Волк нахмурился, отводя взгляд.
- Угу, - только и произнёс он после того, как Ингвар сказал своё "идёт". Джерико слышал раньше слово "шопинг" и даже примерно помнил, что оно значит, но решил сильно не умничать и отвечать по возможности односложно. А то мало ли кому ещё придёт на ум вызвать его на откровенные разговоры.

Отредактировано Джерико Леманн (17.09.2013 12:54:42)

+3

7

Медведь казался каким-то нужным. За столько лет Максимилиан наконец-то видел в невольнике именно пригодную в хозяйстве вещь, а не очередное декоративное дополнение интерьера. Большой, сильный, достаточно сообразительный – характеристики могли пополняться в зависимости от поведения оборотня. Если обучить его водить машину – в дороге можно было бы не переживать на счёт поломок, медведь бы дотолкал автомобиль туда, куда необходимо без особого напряга.
Косолапый был рабом в старом понимании этого слова. На нём можно было с успехом пахать, ему не страшно доверить жизнь молодого вампира, и даже свою собственную жизнь, он бы мог сражаться на твоей стороне и погибнуть в бою за твой род. Сейчас всё это навряд ли пригодиться. Нынешний век предполагал эстетичность и пафосность во всём. Поэтому и на рабском рынке чаще были востребованы миловидные рабы, умеющие пользоваться стиральной машинкой и отродясь не знающие, нафига стирать руками.   
Макс дотопал до кассы, останавливаясь и пристраивая тележки с покупками.
- Мне ещё надо
Патриарх осёкся, для чего-то смерил медведя взглядом.
- Точнее, не то, чтобы прям мне…
Древний вздохнул, притягивая за шиворот молоденькую продавщицу и что-то резко объясняя ей, шепча на ухо. Та, получив информацию, подозрительно и ошарашено глянула на Лабиена, но всё же полезла куда-то за прилавок, выволакивая оттуда пачку гормональных препаратов.
- Это нужнее. Если Тей хотел бы себе бабу, бабу бы и купил.
Максимилиан по-хозяйски порылся в выбранных медведем вещах, извлекая сигареты. 
- Курящих не держу в доме. Замечу, что дымом дешёвых сигарет прёт – спать будешь на улице. Или в канаве какой-нибудь. На похороны свои ты не заработал, так что не обессудь уж.
Оповестил оборотня Макс, принимаясь теперь осматривать содержимое тележки волка.
- И зачем рабам трусы? Я их сам-то не ношу…
Задумчиво произнёс вампир, разглядывая аккуратно свёрнутое и упакованное нижнее бельё. Молоденькая продавщица бесцеремонно и с интересом разглядывала патриарха. Максу стало как-то не по себе – чаще на него смотреть боялись, а тут откровенно пялились и даже не стеснялись. Разумеется, такие подробности древний оговаривал редко, а теперь просто нечаянно проговорился. Прокашлявшись, недовольно зыркнув на девушку за прилавком, Максимилиан возвратил комплект трусов на место, решив, что пусть лучше будут.
- Э, вы. Таскайте всё в багажник.
Вампир кивнул на безмерные целлофановые мешки, которые стремительно набивались покупки при пробивании на кассе.
- Багажник сзади. В машине. Он открытый, надо нажать и крышка откроется.
Патриарх активно жестикулировал, пытаясь донести истину до рабов.
- Поняли? А я пока расплачусь.
Распорядился Максимилиан, внимательно следя за увеличением суммы на мониторе кассы.

Отредактировано Максимилиан Лабиен (02.10.2013 21:50:56)

+7

8

«Запретили,» - Ингвар разочарованно дернул уголком губ, когда патриарх выкинул из списка покупок блок сигарет, и неожиданно насупился. Впрочем, оставалось еще две упаковки апельсиновых леденцов – медведь вытащил из пакета одну, сунув в карман куртки, и замер, слушая, что говорит патриарх. Мало что ушами не шевелил, улавливая интонации и каждое сказанное слово.
С недоумением смотрел на незнакомую упаковку не пойми чего, уловив в разговоре патриарха с кассиршей, что это для него. Пробежал по названию глазами, выцепив два слова «гормональный препарат» - и раслабленно выдохнул. Тейлор не хотел тратить на это деньги. Может, позже он передумает… Ингвар осекся, напомнив себе, что этого позже может и не быть. Пусть даже чистокровный и говорил о том, что собирается вернуть рабов обратно в дом - чистокровный ведь мог и передумать.

«Что такое багажник?..» - Ингвар кивал, прикусив себе язык, чтобы не задать вопрос с самым независимым видом, каверкая речь на старый манер, как будто он был настолько дремучим, что ни разу не видел машины. Не стал. Подозревал, что может не справиться, и тогда уже патриарх посмеется от души, а может просто недовольно поморщится. Раньше было проще. У телег не бывало багажников.
Все эти новомодные приблуды раздражали, а может, просто сам медведь был слишком старым, чтобы адаптироваться в стремительно меняющемся мире. Мысль вызвала раздражение и злость.
Оборотень в очередной раз кивнул и забрав остатки пакетов, двинулся к выходу.

Волк сделал все сам, избавив своего менее осведомленного сородича от необходимости долго хлопать по дверце, как показывал патриарх. Открыл багажник, убрал пакеты, и устроился на заднем сиденье, где сидел до этого. Встреча двух оборотней не была радостной, а продолжение разговора явно было не нужно ни одному из них.
Медведь потоптался рядом с открытой дверью, не торопясь залезать внутрь тесной коробки, где чувствовал себя еще более неуклюжим, чем в магазине, глянул на вход (не закончил ли патриарх рассчитываться за купленное?..), и побрел к обочине. Раньше дороги не закладывали асфальтом, раньше не стоял этот синтетический запах в городах, раньше все было другим…
Ингвар поймал себя на том, что последние десять минут в своих размышлениях брюзжит, как старик. Плечи оборотня опустились, спина сгорбилась – он и был стариком. Парой веков ранее подобный насыщенный событиями день не вымотал бы его настолько сильно, чтобы он был настолько невнимателен и рассеян. И мышцы все еще ныли после шокера и побоев на рынке. Парой веков ранее оборотень восстановился бы быстрее.

Сила от живой земли, вот что нужно было оборотню сейчас. Сойдя с дороги и встав на одно колено, медведь смахнул рукой мелкие камешки, приложил руку к плотной земле – обман. Жизни в этом едва чувствовалась. Недалеко зашумел лес; медведь смотрел на него тоскливо, как на давно потерянный дом. Странное оцепенение нарушил лай собаки где-то у магазина. Оборотень обернулся и, приметив фигуру патриарха, заторопился обратно к машине, на ходу распаковывая леденцы и отправляя сразу несколько в рот.

+1

9

Патриарх медленно выплыл из магазина, оглядываясь.
- Ну, всё погрузили?
Поинтересовался древний, распахивая заднюю дверь автомобиля.
- А второй где?
Макс глянул на волка.
«Сбежал, падла!»
Решил вампир, принимаясь внимательно глазеть по сторонам в поисках громоздкого оборотня.
«Не мог же я потерять такую махину-то!»
Максимилиан глянул в сторону. Медведь не собирался сбегать, добровольно направляясь к машине.
«Странный раб».
Хмыкнул Лабиен, искоса глянув на Ингвара.
- Садись вперёд.
Приказал вампир, открывая переднюю пассажирскую дверь, пропуская медведя.
- Устал что ли?
Хрипло поинтересовался древний, не спеша занимать своё место за рулём.
Вопрос был неуместным – о здоровье рабов не справлялись. Старых и не приносящих пользу стоило ликвидировать. Но медведь был не его собственностью, хотя бы условно не его. Если Тейлор купил, значит купил для чего-то. Мелкий не отличался транжирством, как его ровесники. Но и причины покупки старого медведя Макс, как ни пытался, увидеть не смог. Поэтому интерес к оборотню никак не гас, заставляя Лабиена всё чаще обращать внимание на раба.
- Тейлор молодой ещё, он порой сам не знает, куда лезет и во что впутывается.
Максимилиан поймал себя на мысли, что ещё чуть-чуть и он начнёт оправдываться за своего несмышлёного сына перед невольником.
- Ты это, посматривай за ним, ладно?
Древний внимательно глянул на медведя, пытаясь понять, о чём тот думает, но тут же заторопился на своё место, в спешке хлопнув дверью куда сильнее нужного.
«Раб моего сына… вот ж блин! Не думал, что Тей вырастет так быстро. Время нынче летит, торопится. А нам приходится успевать, чтобы не остаться там, в глубине эпох, где жить было куда привычнее».
- Ладно, в клуб едем.
Оповестил пассажиров Макс, заводя машину.
- Кстати, у меня там дочурка работает – золото, а не ребёнок!
Лабиен широко разулыбался.
- Медведь, у тебя дети есть, м?
Зачем-то спросил Максимилиан, роясь в бардачке в поисках чего-то важного, судя по сосредоточенному сопению.
- Во!
Древний наконец-то захлопнул дверцу, вручив медведю в руки фотографию, с которой приятно улыбалась прелестная девчушка. Слегка наивные, большие голубые глаза, с твёрдой, не свойственной такому милому созданию, уверенностью взирали  на посмевшего взглянуть, едва заметная, аккуратная полуулыбка, миленькое личико – само воплощение невинности, всегда означающее только одно: огромные проблемы.
- Вот, моя красавица!
Гордо отозвался вампир, трогаясь с места, оставляя фотокарточку у оборотня.
- Даже бабка моя ей гордилась.
Лабиен тяжело вздохнул, по инерции нажав на блокиратор дверей, дабы рабы не решились на побег.
Сумерки медленно спускались на город, окутывая дымкой прибрежные воды Алмазного берега. Машина неслась в клуб на огромной скорости, а старый вампир всё глубже погружался в свои воспоминания.
Когда они были молодыми.
Когда леса были выше, а реки – глубже.
Когда воспоминаний было не так много.
Когда ещё всё было там, далеко, в прошлом… В таком знакомом прошлом, по которому всё чаще принимался скучать древний.

+5

10

«Почему вперед?..» - подумал медведь и глянул на совсем затихшего волка, словно ища у того поддержки. Гадать, для чего древний пересадил раба, было бесполезно; отвечать на вроде бы ненужные вопросы – боязно. Ингвар их вообще не любил, эти вопросы, вроде бы ни о чем, а как будто вокруг сплеталась незримая паутина – а потом потянет спрашивающий за одну «веревочку» и мигом окажешься спеленутым, как муха в липком коконе.
Внутренний зверь уже готов был ощетиниться, глухо рыча и зыркая желтоватыми глазами на вампира, когда следующий вопрос поставил оборотня в тупик. Нет, патриарх не будет продавать раба своего сына. И убивать тоже не будет. Ни медведя, ни второго, волка. Или будет, а сейчас по-своему играет?
Натолкнуться на изучающий взгляд патриарха было неприятно. В голове не осталось ни единой мысли, стоило только взглянуть в темные глаза древнего. Животные инстинкты требовали отступить. Человеческий разум искал ответы на невысказанные вопросы.

В клуб.
Ингвар заерзал на сиденье, неопределенно мотнув головой. Дети, конечно, да… Как будто это было важно сейчас. В мировоззрении оборотня выше семьи стоял долго, его долг, долг раба и долг перед выкупившим его жизнь. Все остальное было неважно. Его дети давно выросли. Его клан давно отдал его имя Большому Медведю.
Эти мысли пронеслись в голове оборотня за те несколько секунд, пока патриарх что-то искал в бардачке. «Мне нельзя в клуб, патриарх! Я беглый, тебе начнут задавать вопросы. Тебя будут спрашивать. Тебе скажут, что от беглого раба лучше избавиться сразу,» - Ингвар хмурился, не решаясь сказать это вслух. Крепло подозрение, что древнему будет плевать на эти предупреждения, а может, наоборот, станет поводом собственноручно свернуть шею неудобному рабу?..
Вместо этого Ингвар произнес:
- Дети. Есть. Где-то… - и взял из рук вампира протянутую карточку. Цветную, красивую, такую настоящую по сравнению с черно-белыми снимками начала прошлого века. Лицо на фотографии было знакомым.

Невидимая рука все-таки потянула за последнюю ниточку, завершая липкий и завораживающий узор паутины вокруг жертвы.

Ингвар продолжал сжимать в руке фото, вглядываясь в знакомые черты. Медведь видел многих и многое за свою жизнь, но редко кого помнил долго. Можно было сказать, что это совпадение, случайность, не более, чем два похожих лица.
Боль и страх из прошлого не могли повториться снова – они ведь остались вместе с Ней, там, в доме, а от опрокинутых масляных ламп по дорогому ковру полыхало задорное пламя. И был пожар, было бегство, было много смертей. Дочь патриарха не могла выжить, нет, не так: дочь патриарха не могла быть одной из тех, кого пытался разорвать обезумивший зверь. Лабиен говорил про кого-то другого, про другую вампиршу, удивительно похожую на ту, оставшуюся в монохромном, выгоревшем прошлом второй мировой. У Тейлора не могло быть такой сестры. «Невозможно!» - оборотень растер шею ладонью.

Высокое здание КГБ зазывно сияло в подступившей ночи всеми огнями, как диковинный маяк.
- Мне нельзя в клуб, патриарх, - Ингвар не отрывал взгляда от фотографии, оглаживая пальцем ровную поверхность, - Тебе скажут, что я беглый. Не солгут. Что будешь делать? Оставишь там? Тейлор выкупил меня, когда никто другой не дал бы ни монеты. По воле Асбьёрна моя жизнь принадлежит ему.
Верхняя губа дернулась, обозначая болезненный, звериный оскал.
- Не надо в клуб, патриарх. Я буду хорошим рабом для твоего сына и без этого.
Взгляд Алиши сложно было забыть или перепутать. С бездушной фотографии на оборотня требовательно и холодно смотрела хозяйка теней, такая же молодая, как и сотню лет назад. Прошлое всегда возвращалось, как не беги и не прячься от него – и сейчас Ингвар знал, что оно снова настигло его. Из глубин памяти медведя поднимался один из самых страшных кошмаров, при воспоминании о котором руки оборотня начинали дрожать.

+4


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [16.08.2066] Дорога стелется, колеса крутятся...