КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [16.08.2066] Споем же о сексе, подруги, друзья!


[16.08.2066] Споем же о сексе, подруги, друзья!

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Время: 16 августа 2066 года, ночь.

Место:
Клуб Глобальных Бесчинств.
Этажи для VIP-гостей, vip(же)-апартаменты (другие, как известно, на этих этажах не водятся)

Интерьер

http://ic.pics.livejournal.com/777dimon/16101346/14792/14792_original.jpg

Действующие лица: Ману Дебасиге, Хлоя Лоес, Блэр Мейси, Линдай Кьята, Максимилиан Лабиен (в порядке отписи).

Описание ситуации:
Уставший после долгого дня и дел праведных Патриарх семьи Лабиен решает восстановить нервы и силы в Клубе. Нескольких рабов приводят к вип-номеру, дабы гость мог выбрать того, кто останется с ним на ночь.

Дополнительно: 18+
Групповуха, сцены насилия, кровь, элементы бдсм, доминирование, принуждение.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

0

2

В этот вечер  "готовила" его толстая Китти. Или Киска - по неофицильному прозвищу. Разукрашивая бесцветное лицо Линдая, она сетовала, мол, что за бледную немощь подсунули.
Линдай молчал. Терпел. Только смаргивал, когда тушь попадала в глаза, как-то отстраненно размышляя, понравится ли господам, если у него не только оттенок кожи и волос будет напоминать кролика-альбиноса, но еще и белки глаз станут ярко-розовыми.
Впрочем, Китти относилась к рабам много лучше, чем большинство обслуживающего персонала. Кое-кто (Линдай уже выяснил) - особенно рабы, которым досталась более тяжелая работа, вроде кухонной, - завидовал.  Могли по-мелкому нагадить -  слабительное в суп подлить, например.
Или вот "визажисты" - так накрутить волосы, что будешь едва сдерживаться, чтобы не заорать. А тебе еще многое предстоит.
Линдай попытался выяснить у служанки, чего ему именно сегодня "светит". Вот только Китти поджимала крашеные ярко-розовой помадой губы, качала головой и молчала. Несколько раз дернула за волосы, вырвав пару прядей, но даже извинилась.
Линдай подумал - хорошая она все-таки.
Для человека, конечно.
Из одежды ему досталось... ну, наверное, то, что досталось недостойно было носить гордого названия "одежды". По количеству, не по качеству. Черная надбедренная повязка врезалась в ягодицы. Верхняя часть ограничивалась несколькими кожаными ремешками поперек тела, словно добавочные ошейники. Плюс чулки. Без обуви, зато ажурные.
Китти не стала слишком разукрашивать его - только обозначила, что все-таки имеются и ресницы, и брови, и даже  губы. Поглядев на себя в зеркале, Линдай почему-то подумал о том, что сказали бы в общине.
Да ничего.
Они его выгнали, а значит, глупо жалеть о прошлом.
Провожая к двери, Китти тяжело вздохнула. Линдай сглотнул, едва не оглянувшись - спросить бы "что случилось?" - но он догадывался; он  совсем недолго пробыл в клубе, но уже начинал понимать.
Например то, что ночь будет долгой.

+3

3

Приглашение пришло ей по почте. Хлоя не знала, плакать или смеяться от того, что сообщение о большой оргии ей пришло в ее малюсенькую квартиру, в почтовый ящик, куда любой сосед мог сунуть нос. И оставалось лишь молиться, чтобы никто его таки не сунул.
Девушка пришла в КГБ раньше назначенного времени, чтобы подняться в комнаты для "местной обслуги". Вот так вот нехитро называлось пристанище рабов. Там же она кинула свою уличную сумку и поспешила переодеться. Сегодня на ее крючке висела тряпочка. Никак иначе не назовешь, но и к этому девушка уже привыкла. На проверку тряпочка оказалась полупрозрозрачным костюмчиком красно-черного цвета. Состоял он из некого подобия юбки, еле прикрывающей ягодицы, и полоски ткани, которая была прикреплена к низу и завязывалась сзади на два бантика. Макияжа девушке не требовалось - так, немного вазелина на губы, чтобы не пересохли, да и тот обычно через минуту уже был слизан девушкой, которая когда нервничала начинала кусать и облизывать их. На шею же она одела тонкую полоску искуственного ошейника.
На вип-этаже она хоть уже и бывала, но нечасто, а потому все еще шла с опаской, боясь заплутать или попасть куда не туда. Но вроде бы все шло пока шладко, и девушка увидела нужную дверь. Как и все тут, снаружи она была полным клоном других, разве что номер другой, но Хлоя также знала, что за каждой такой находится эксклюзивный номер, по своему интерьеру уникальный. И, кстати, снаружи уже ждал еще один раб.
"Неужто я была права, думая про оргию?" - тяжело сглотнув, девушка чуть улыбнулась и поздоровалась:
- Привет, - и даже если это было странно, здороваться с полностью незнакомым тебе человеком, с которым ты к тому же может быть будешь творить всякие извращения и непотребности за дверью, у которой вы встретились, но нормы приличия есть нормы приличия.

Отредактировано Хлоя Лоес (21.08.2013 09:48:35)

+2

4

Сколько бы времени Блэр не дали, чтобы примириться с новым статусом, его всего оказалось бы недостаточно. Да и не приходило никому в голову интересоваться моральным состоянием новой рабыни. Девушка пробыла в клубе совсем немного, когда в её комнату пришла молчаливая злобная служанка и сказала, что подготовит её "на сегодняшнюю ночь". Поняв, что это значит, рабыня нервно сглотнула...

Опыта у неё ещё не было никакого и то, как она этот самый опыт приобретёт, заведомо пугало. Воображение рисовало картины одна другой страшнее, но когда она робко осведомилась у служанки, что может её ждать - та лишь грубовато хохотнула в ответ, и сказала, что со временем девушке может даже понравится. Женщина довольно грубо причесывала шатенку, пару раз больно дернув её за волосы и выдернув пару прядей, но Блэр боялась даже ойкнуть, не то что возразить, лишь поджимала едва заметно губы.

В наличии какого-то вкуса служанке отказать было нельзя. Памятуя о том, что новая рабыня девственница, она не стала разукрашивать её под клоуна и даже не стала особо заморачиваться с прической, справедливо полагая, что главное украшение Блэр - её возраст. Волосам чуть придали пышность, оставив локоны свободно падать на плечи, лицо лишь немного припудрили и губы покрыли неярким матовым блеском. Сама себе шатенка казалась похожей на фарфоровую куклу, если бы не полоска ошейника, врезавшегося в шею... Особенно сильным сходство стало, когда рабыня надела выбранную для неё на сегодня "одежду". Белый топ без лямок, крохотные трусики, едва прикрывавшие ягодицы юбочка и белые кружевные чулки.

От страха сосало под ложечкой, а в голени словно вонзались иглы, так что путь до вип-этажа был мучительно страшным и долгим... Несмотря на это, сама Блэр предпочла бы, чтобы он длился ещё и ещё. Лишь бы не оставаться наедине с пугающей неизвестностью. Но вот уже служанка грубо подтолкнула её в сторону бледного юноши и рыжеволосой девушки. Кажется, тоже рабы... Почему их здесь столько? Чувствуя, как гулко бухает в груди сердце, Блэр едва смогла кивнуть им в знак приветствия, медленно сравниваясь цветом кожи со своим одеянием.

+2

5

Трудный день – это такой день, когда твоя работа плавно уходит с тобой домой и грызёт твой мозг весь оставшийся вечер. У Макса сегодня был не то, чтобы день трудный. Скорее – сумасшедший, потому что работа активно перетекла не только домой, но и в клуб. Огромное количество дерьма, что успешно вылилось на Максимилиана, он счастливо поспихивал куда только смог и на кого смог, съев мозг добротной части народонаселения. Уставший, голодный, но гордый собой, патриарх возвращался в свой уютненький и давно ещё облюбованный номерок вип-класса в незабвенном Клубе Глобальных Бесчинств. Любимый на столько, что мысль об убийстве не покидала головушку вампира уже длительное время, директор клуба, грозился вновь удивить Лабиена рабами. Но все и так уже знали, что Макса удивить очень сложно, т.к. это его участь – удивлять всех. Максимилиан спорить не стал, а решил-таки притопать в номер и спокойно ждать удивления в исполнении директора клуба. Разумеется, как водилось, он счастливо забыл о времени и просидел лишних полчаса в баре со стаканом виски.
«Я больше удивлюсь, если ты мне лично отсосёшь, тварь продажная»
Огрызнулся про себя Макс, наконец-то подходя к своему излюбленному местечку. Апартаменты вип-класса. Что может быть лучше? А вот ничего не может быть лучше. И это тоже не лучше. В общем – полный отстой, приевшийся за 800 с лишним годиков пребывания в этом тленном мире… Пафос! Последнюю сотню лет Лабиен откровенно побаивался этого слова, т.к. оно никогда не предвещало чего-то поистине стоящего. Поэтому, не смотря на модность этого самого пафоса в клубе, Максимилиан выбирал себе комнатку с точки зрения удобности кровати, наличия обширного балкона и её вмещаемости. Это всё неспроста. Дело в том, что старый вампир приходил в клуб по трём причинам: надо поспать, хочется ебли или посмотреть на звёзды. Поэтому именно балкон, койка и площадь комнатки играли реально важные роли. Каждое – свою. Остальное убранство комнаты он оставил на усмотрение администрации КГБ, но предупредил, что при наличии готиШШности, он будет готиШШно убивать, и не только рабов. Многозначительные взгляды в сторону админов сыграли своё и комнату всё-таки обставили чем-то более-менее приятным.
«Ять! Эт чё, все ко мне что ли?!»
Без особого энтузиазма Максимилиан вышел на финишную прямую, изредка бросая короткие взгляды на рабов. Макс удивился. Но не представленными рабами, а, скорее, изобретательности местных менеджеров по подборке услуг. Привести сразу троих, да ещё и разнополых… это, конечно, не ново, но Максимилиан не ожидал такое именно сегодня. Когда он почти выбился из сил. 
- Что столпились-то?
Макс безразлично глянул на рабов и открыл дверь в номер.
- Заходим по одному. Быстро, не толкаемся, без паники, всем достанется.
Вампир довольно улыбнулся, проходя в комнату вслед за всеми.
*- Будете выбирать, господин Лабиен?*
Поинтересовался сопровождающий рабов, оставаясь в коридоре.
- Да что их выбирать-то? Что привёл, то и оставляй. То, что не понравится – пустим на шаурму, как обычно, в общем.
Хмыкнул патриарх, закрывая дверь за собой.
Убранству номера вампир особого внимания не уделял, лишь пару раз оглядевшись. Ничего нового тут не наблюдалось, разве что, странная статуя, с грудями… большенькими такими, гладкими… где-то её Макс уже видел. А, в прочем, неважно и оно. Лабиен  прошёл к кровати, усаживаясь на неё, успел настрочить пару sms, спотыкнуться по пути, громко помянув тёщу, и лишь потом только обратил внимание на рабов. Трое девочек. А, не, один вроде парнем был. Ну или не был, а даже являлся. И нафиг ему столько? Пришло запоздалое осознание своего преклонного возраста, отчего настроение стремительно начало падать.
- Девственницы, дети до 14-ти, беременные, кормящие грудью имеются?
Патриарх презрительно глянул на собравшихся у входа.
- Последних попрошу выйти.
Лабиен глухо хохотнул.
«Поспать бы»
Пришла запоздалая, единственно здравая мысль, которой тут было явно не место. И вовсе Максимилиан не стар. А даже в расцвете сил! А поспать можно, говорят, и на том свете.
- Так, вы что, на экскурсию сюда пришли что ли?
Церемониться Макс не любил ни с кем – как с японскими послами, так и с рабами.
- Раздевайтесь что ли. А то как-то оно… в общем, чего-то не хватает.
Как-то не вовремя вспомнилось о жене и детях, отчего старого вампира аж передёрнуло. Нет, не то, чтобы он не любил жену. Любил, очень! А как же иначе можно столько прожить вместе?! Вообще, можно было сходить в этот раз в клуб с ней вместе, но Максимилиан отдал предпочтение встрече с «друзьями» и посиделкам в насквозь пропитой компании старых пердунов, таких же, как и он. В смысле – владык мира и бла-бла-бла. Приелись эти стереотипы и ярлыки. Макс никогда не был владыкой мира, хотя им и являлся официально. Он всегда был конченным распиздяем, любящим жить лишь в своё удовольствие. А эти все примочки типа галстуков, пиджаков и золотых запонок являлись только образом – не более этого. Хотя его распиздяство никогда не мешало патриарху быть патриархом и иметь большую часть мира в своем распоряжении. Ну или в прямом смысле иметь – как получится уж. Максимилиан, как истинный гад, любил жену, деньги и трахаться. Иногда – совмещал, за что слыл полнейшим извращенцем.
Вампир обречённо выдохнул, смерив взглядом предоставленных рабов, ослабил и без того мотающийся галстук, испачканный то ли соком вишни, то ли чьей-то кровью и наконец-то избавился от пиджака. Тяжело вздохнул, скидывая ботинки.
- Выпить кто-нибудь налейте.
Приказал Максимилиан, не обращаясь к кому-то конкретно из рабов.
- Коньяку.
Криво улыбнувшись, патриарх оглядел девушек. Безразличие сменилось вялым интересом.
- Эй, рыжая. Поди сюда.
Обратился он к одной из рабынь.
- Подойди ближе. Ко мне.
Тише закончил вампир, не переставая смотреть в глаза девушке. Что-то в ней было такое этакое, похожее на… что-то. Давнишнее, потерянное – старые воспоминания, которые теперь виделись мимолётной историей прошлого.
«А не повторить ли забытое?»

+9

6

Линдай размышлял о клиентах.
Они попадались разные. Некоторым  вполне хватало стандартных услуг, ничем не отличающихся от того, что может предложить дешевая шлюха на улице - из тех, кто склоняется, отклячивая зад к проезжающим мимо машинам "хочешь-развлечься-красавчик". Некоторые были поизобретательнее. Иногда эта изобретательность заканчивалась плохо.
Безопаснее всего, считалось среди рабов, обслуживать "случайных гостей". Не потому что среди них меньше извращенцев и садистов, просто у них денег не хватит и влияния сделать что-то по-настоящему... неприятное.
Неприятности Линдай почувствовал. Интуицией, а может быть, и еще чем-то. Начались они с появления еще двух девушек. Линдай, новичок еще не умеющий определять, кто есть кто, склонился было перед рыжей, но та ответила коротким "привет" - слишком дружелюбным... и равным, если угодно.
- Здравствуйте, - на всякий случай максимально вежливо отозвался Линдай. Он не видел рыжую среди рабов, но похоже, и клиентом она не была. Только по одежде, впрочем, судить не стоило. Мало ли какие причуды у богатых.
Расспросить ее (информация всегда полезна, даже если ничем тебе не поможет на первый взгляд) не успел. По лестнице поднялась еще одна девушка.
"Что-то нас много", - на сей раз он не мог ошибиться. Одета она была... в общем, практически в то же самое кокетливое "почти  ничего". Плюс ошейник.
Ее Линдай мельком видел. Местная.
"Нет, правда, нас очень много"...
Опасение сменилось любопытством, но ненадолго.
Пожаловал клиент.
Именно так - и здесь было нельзя ошибиться, эти люди (и нелюди, неважно) умели собирать на себя все внимание, делать остальных всего лишь фоном к собственной персоне.
Линдай не успел вовремя отвести любопытного взгляда - уставился на мужчину почти в упор. Он казался расслабленным, спокойным и совсем неопасным. У него была приятная внешность - это хорошо, потому что преодолеть отвращение к уродливым рожам и телам некоторых клиентов Линдаю удавалось с трудом.
Он спохватился и отвел взгляд, принимая покорную позу. Правда, еще напоследок с девушками переглянулся.
Клиент, тем временем, загнал их в комнату (красивое место, вот только слишком пышное; Линдаю приходили неуместные мысли о том, что тут страшно к чему-то даже прикасаться - еще испортишь)...
Клиент остановил выбор на рыжей, а еще приказал налить ему выпить. И раздеваться (хотя по мнению Линдая, снимать всем троим было особенно нечего). Он прикусил губу, осторожно сжимая пальцами тяжелый хрустальный куб с темно-янтарной жидкостью, под цвет апартаментов. Хотелось все сделать правильно, красиво, удовлетворить клиента...
Ну, и как всегда, закон подлости не преминул явиться на сцену.
В тот момент, когда все было почти готово - пузатый коньячный бокал принял в себя немного резко пахнущего напитка, возьми и выскользни из рук...
Всего лишь мгновение.
Как падающая звезда.  И оглушительный звон. Стекло порезало пальцы - сущая ерунда по сравнению с тем, что брызги вполне долелети и до клиента...
Линдай замер, не в силах даже выговорить что-нибудь вроде "простите, господин".

+4

7

Взгляд Лоес скользнул к шее парня. Вот такая вот странная привычка, но в КГБ вырабатывается и не такое - вон этот блондин, например, чуть было ей не поклонился, Хлоя все же заметила, как тот дернулся в этом порыве.
Ошейник. Стальной, не снимающийся, жесткий. Она не представляла себе, как недобровольные рабы (а стоящий перед ней, как выяснилось, был именно им) носят его постоянно - на рыжую девушку даже ее ненастоящий работал, как удавка. Постоянно хотелось его ослабить, поправить, покрутить, ну а если быть совсем откровенными - сорвать и выбросить к чертям на куличики, развернутся и уйти. Но тут выбирать не приходится, КГБ затягивало, особенно бедных и в жизни обделенных. Ну и еще богатых и извращенных, которым становилось скучно и грустно, и вообще некому руку подать.
Потом в компании прибавилось, и, о провидение! - очередной недобровольной. Хлоя начала нервничать и опасаться, что она как-то не вписывается. Может в письме ошиблись с названием комнаты? Хотя это вряд ли.
Но потом она рассудила, что с проблемами надо разбираться по мере их появления. Но вот только эти самые проблемы не преминули тут же показаться на горизонте, а точнее - из-за поворота, откуда вырулил представительный мужчина. Вот это уже явно клиент. Взрослый, ухоженный, ладный костюм, явно пошитый под заказ и по фигуре, как и запонки, так и кричал о невообразимой состоятельности представшего перед немощными рабами клиента.
Просканировав взглядом мужчину, рыжая кинула взгляд на своих сегодняшних... собратьев по панели? Друзей по койке? Нет-нет, коллег, пусть будет так...
А потом их, как детишек на утреннике (по крайней мере, интонации клиента звучали именно так) загнали в комнату и оставили стоять, вытянувшись по струнке, пока сам мужчина вальяжно расположился на кровати. И почему-то Лоес почувствовала, что подчиняется с огромным удовольствием. Раздеться? Да пожалуйста! Руки девушки почти без промедления скользнули за спину и дернули три бантика, на которых держалась вся нехитрая конструкция ее "костюма". Тот лужицей упал к ногам, а девушка, не зная, что с ней творится, смотрела на клиента широко распахнутыми глазами. И чувствовала себя как-то... пьяно.
- Эй, рыжая. Поди сюда.
Девушка облизнула губы и сделала пару шагов вперед. Все это время клиент смотрел ей прямо в глаза, и девушке стало невыносимо душно в ошейнике. Она подходила все ближе, и вот колени уже уткнулись в мягкий матрас кровати, на которой расположился клиент. Неожиданно не зная, куда себя деть, девушка сцепила руки в замок за спиной и просто смотрела, ожидая, что же ей надо будет сделать дальше. А вариантов, на самом то деле, было много.
Вот только то, что произошло дальше, во "многих вариантов" предусмотрено не было. По комнате неожиданно громыхнул звук разбивающегося толстого стекла, нарушая тишину, и Хлою аж дернуло от неожиданности, разбившей это ее слегка пьяное ощущение от подчинения.
Потом лишь, обернувшись в сторону звука, она лицезрела немую сцену: тот паренек, что был у комнаты первым и выполнял поручение о коньяке, застыл каменной статуей над кучей осколков и медленно истекал кровью, что струились из порезов, оставленных большими осколками от коньячного графина. В нос тут же ударил этот солоновато-медный запах, и девушка непроизвольно втянула грудью больше воздуха.

+5

8

Вопрос о том, почему же их здесь так много, продолжал занимать и пугать Блэр. Ей было страшно представить себя даже с одним клиентом КГБ, а здесь, похоже, намечалось нечто, чего неиспорченная девушка в свои восемнадцать лет даже в фильмах для взрослых-то не видела за отсутствием интереса к такого рода фильмам. Ожидание не затянулось, вскоре показался симпатичный темноволосый мужчина, по виду которого можно было сразу сказать, что принадлежал он к сливкам свободного мира, в каждом его движении скозили ленца и чувство собственного достоинства.

"Господин Лабиен" мысленно повторила девушка за их сопровождающим, пробуя имя на вкус. Никаких эмоций оно пока не вызвало, но уж больно сложно было сейчас чему-то перебить нарастающий в ней страх. Вместе с другими рабами шатенка, опустив взгляд в пол, скользнула в номер. Обстановка после отведённых для рабов каморок поражала роскошью, любящая красивые вещи девушка даже осмелилась с интересом взглянуть на стоявшую недалеко от неё статую, и снова опустила взгляд в ковёр.

Господин Лабиен, казалось, вовсе не придавал значение их здесь присутствию, да оно и понятно - кого волнует живое мясо? Мужчина спокойно занимался своими делами, продвигаясь в сторону кровати. В другое время и в другом месте его шутки, возможно, показались бы девушке смешными, ей нравились свобода и независимость в людях вообще и в мужчинах в частности. Но не сегодня... Тем более, в каждой шутке есть доля правды, по крайней мере, с наличием девственниц Лабиен угадал. Хотя едва ли за это её отсюда выпустят.

Первой разделась и пошла к кровати рыжеволосая девушка. Было в этом зрелище нечто завораживающее, Блэр не могла отвести взгляд от того, как она, сверкая молочно-белой кожей, направляется к мужчине. Покорность в рабов вбивали быстро, так что, не рискнув искушать терпение клиента, шатенка дрожащими пальчиками потянула завязки и вскоре осталась в крохотных прозрачных трусиках и чулках, прочая одежда белой полупрозрачной кучкой покоилась на ковре. Кожа тут же стала покрываться мурашками, скорее правда от смущения, нежели от холода, атмосфера в комнате была вполне комфортная.

Мысли девушки о том, что же ей надлежит делать дальше, чтобы не навлечь на себя гнев господина Лабиена, перекрыл громкий звук, словно прорезавший воздух... Бледный молодой человек неловко обошелся с коньячным бокалом и тот разбился вдребезги, оставив после себя стойкий маслянистый запах коньяка, и - самое неприятное - кровь от осколков. Блэр замерла, прикусив нижнюю губу. Ей было жаль парня, но подойти к нему без разрешения она не решалась, а вид крови и запах железа в сочетании с коньячным спиртом её пугали, вызывая смутную тревогу. Впрочем, был в этом и положительный момент - о своей обнаженности шатенка забыла.

+3

9

Всё, что интересно начинается, имеет особенность заканчиваться быстро.
Макс огорчённо глянул в сторону эльфа, сокрушенно вздохнув.
- Не, ну если у тебя руки не оттуда растут, то нахуя браться за выпивку?!
Развёл руками патриарх.
- Пойло-то денег стоит, а у Клуба и так огромная статья «иных» расходов!
Старый вампир вновь забывался и начинал еблю и иже с ней трактовать с точки зрения политики, выгодности и успешности. Ах да. Секс. Кстати о нём. Максимилиана что-то дёргало на продолжение банкета. Можно было взять и оттрахать всех в порядке живой очереди, но вот Макс любил прелюдии. Сказать к слову, у древнего они были странными и никак не вписывающимися в общие понятия среднестатистического человека. Но и человеком Макс не являлся никогда, к тому же, был уже не молодым, поэтому надо было как-то начинать.
- А вот и жертва.
Вампир оскалился, нехотя и крайне лениво подымаясь с кровати и медленно направляясь в сторону замершего эльфа.
- Дружок, встань раком. На стол, во-он туда.
Голос звучал доброжелательно и даже как-то приветливо. Успокаивающе, в конце концов. Но никак не грубо. Даже намёка на приказной тон не было.
- Я не люблю, когда кто-то ломает мои вещи, поэтому тебе не повезло, малыш.
Прежний интерес, спонтанно возникший к рыженькой, так же спонтанно и бесследно пропал. Хищник чуял жертву – запах крови лишь подогревал интерес. Лабиен резко схватил паренька за руку, дёрнув к себе, тут же отстраняясь, не подпуская ближе.
- Будь послушным и, возможно, ты не будешь подыхать в мучениях. А будешь просто подыхать.
Спокойно заключил вампир. Надо было закончить с эльфом. Макс привык завершать начатое… но тут паренёк был не один и, как говорится, глаза разбегались от такого ассортимента.
- Эй ты.
Безразлично обратился он к тёмненькой девушке, которая выглядела самой молоденькой из всей компании.
- Ты не слышала, что я сказал?
Голос зазвучал грубее, приобретая властность.
- Я сказал раздеться. Всем. Или тебя это не касается, м?
Максимилиан направился в сторону девушки.
- Может быть, ты не такая, как все? Может быть, ты не рабыня?
Вампир слишком быстро переместился к девушке, грубо хватая ту за подбородок.
- Или же, ты желаешь выйти отсюда? Стать свободной…
Тише произнёс патриарх, не ослабляя хватку и сильнее притягивая девушку к себе.
- Мечты. Это лишь твои мечты, забудь.
Прошептал Лабиен, склоняясь над девушкой и неожиданно нежно приникая своими губами к её. Поцелуй длился не слишком долго, превращаясь в укус кровавого хищника. Максимилиан не стеснялся пользоваться клыками, раздирая нежную кожу молодой девицы, жадно глотая проступившую на ранках кровь и сильнее сжимая ту, которой уже и так не сбежать.
- Свобода слишком дорогостоящее удовольствие для тебя.
Патриарх отстранился от девушки, чуть ослабляя хватку.
-  Не стоит меня злить. Раздевайся. Сейчас же.
Макс отпустил девушку, сложив руки на груди и намереваясь наблюдать за действом.
- Полностью. И медленно. А я пока подумаю, что с тобой мне делать дальше.
Вампир небрежно глянул в сторону парня, а потом вновь зацепился взглядом за рыженькую. Чем-то на всё-таки цепляла. Понять бы чем. Хотя это не важно. Но интересно и необычно – редко кто мог заинтересовать древнего. Максимилиан самодовольно ухмыльнулся, что-то прикинув.
- Рыжая. Свяжись с обслугой, пусть принесут плети и пару тростей.
Продолжая недобро ухмыляться, Лабиен глянул на молоденькую, смерил взглядом и хищно оскалился.
Эта ночь будет долгой. Время тут идёт иначе и отныне ему суждено остановиться по велению Максимилиана.

+7

10

Как такое могло произойти.
"Как такое могло произойти", - повторялась навязшей в зубах рекламной песенкой мысль. В подобные моменты желаешь проснуться. Когда Линдай попал в клуб, то решил, что трудности и испытания на пути к чему-то большему сумеет преодолеть с легкостью, но вот - первый по-настоящему серьезный клиент, и...
Впору задуматься о проклятии. О разгневанных духах и недовольных богах. Линдай моргнул, представляя вымороженную пустошь - у снега две тысячи названий в якутском языке, а самого слова "снег" нет.  На костре греется закопченный котелок с отваром, один глоток которого откроет тебе волю духов, а второй может убить.
Чаще всего духи просили крови.
Кровь - как и душа, - универсальная валюта; наряду с пищей и любовью.
Линдай не двигался целых несколько секунд - которые показались ему длиннее тысячи лет, и действительно - будто в шаманском трансе, когда тоже перестает существовать время.
Потом он перехватил взгляд обеих девушек. Кажется, они были испуганы не меньше него. Или вернее, просто испуганы.
Линдаю же слышались голоса и смех.
"Жертва".
- П-простите... господин.
Клиент дернул его за руку - на манжете рукава осталась капля крови, однако это его не слишком обеспокоило, похоже. 
- Как прикажете, господин.
У него было преимущество: он не чувствовал себя неловко обнаженным либо в унизительных позах, потому что когда ты призываешь существ из других миров, ты должен встречать их так, как родился и зачастую в той позе, в которой произошло зачатие.
И все-таки - когда дернули, - наступил на осколок, раскровянив еще и ступню. Кажется, хрусталь вошел в мягкую подушечку ниже большого пальца.
Линдай сомневался, что ему позволят просто взять и вытащить осколок.
"Я вытерплю".
Стол был скользким и тяжелым. Линдай чувствовал, как с пальцев рук и ног стекает кровь, пачкая карамельно-золотистую лакированную поверхность. Еще он слышал чмокающий звук, который напоминал поцелуй не больше, чем удар ножом в подреберье; и невольно мотнул головой, оглядываясь  - что дальше.
- Не убивайте меня, господин. Пожалуйста. Я сделаю все, что угодно, только не убивайте.
Что он мог сказать еще?

+2

11

Хлоя сделала предусмотрительный шаг назад, когда клиент подскочил с кровати, а потом и еще один, когда начал зло ругаться.
"Не повезло парню", - Лоес бы помогла ему, посмотрела рану, но не теперь. Господин Лабиен, как его назвала служанка одного из несвободных рабов, был в гневе, а потому страшен. И вставать на его пути не хотелось, да что уж там - даже мысли такой не было. Но от этого внутри у рыжей ныло не меньше из-за сострадания к бледнющему пареньку. Да еще и в воздухе помимо звенящего и щекочущего своим легким запахом аромата крови висела какая-то обреченная тяжесть.
А потом она еще и увидела, как парень босой ногой наступил на осколок. Хлоя мелко вздрогнула и отвела взгляд, ее будто бы саму порезало, а тому хоть бы что. Прикусив губу, она постаралась дышать ртом. Чтобы не чувствовать запах. В прошлом году, после того, как она участвовала в эксперименте с расширением сознания, который так и не удался (хотя она ничего не помнила, похоже, что препарат ее просто вырубил), кровь она переносила плохо. В груди что-то поднималось и голова начинала кружиться. Наверное, старая неприязнь вида крови просто набирала обороты и перерастала в боязнь.
- Не убивайте меня, господин. Пожалуйста. Я сделаю все, что угодно, только не убивайте.
Лоес стало страшно. Что бы с ней здесь не делали, она была свободной, и это обеспечивало ей кое-какую безопасность. А вот с несвободными клиенты могли делать все, что угодно. И убивать тоже. И рыжей поплохело при мысли о том, что она может увидеть что-то подобное, что именно этот данный клиент способен на такое, и что она будет находиться при этом здесь, рядом. Она не была глупой или наивной, а потому понимала, что такому мужчине за энную суму денег и ее собственную смерть будет устроить, как нечего делать. Приплатит кому надо - и вуаля, несчастный случай. Если кто-нибудь вообще хотя бы озаботиться узнать, что что-то было...
- Рыжая. Свяжись с обслугой, пусть принесут плети и пару тростей.
- Да, господин, - девушка сказала это очень тихо, чтобы не нарываться лишний раз.
Она тут же кивнула и поспешила к телефонному аппарату. Вбив всего одну кнопку - вызова персонала, она дождалась гудка и заговорила:
- Здравствуйте. Хлоя Лоес, вип-заказ, клиент требует... - она сбилась и сглотнула, представив, что будет с тем парнем, которому просто так не повезло, - плети и несколько тростей. Для наказания.
Закончив, она получила подтверждение о том, что необходимые атрибуты будут тут же и сейчас же. И система не заставила себя ждать - через уже секунд 30 в дверь постучались, и Хлоя открыла. За ней стояла девушка, явно являющаяся персоналом соседнего бдсм-отдела. С ласковой, но отвратительно слащавенькой улыбочкой на красных губах она сгрузила на руки голой и побледневшей Лоес заказ.
- Развлекайтесь!

Больше нельзя было заставлять клиента ждать, а то она рисковала оказаться на месте блондинистого несвободного. А наказания и бдсм были включены (как теперь поняла девушка - к сожалению) в ее перечень услуг.
Отвернувшись от двери, она окинула взглядом обстановку - вроде бы еще никто не был мертв. Хотя та молоденькая девочка явно была то ли на грани паники, то ли в какой-то прострации, а ее губы были окрашены красным - ее собственной кровью, сочащейся из мелких ран, оставленных зубами клиента.
Девушка подошла к Лабиену, опустив голову, дабы лишний раз не нарываться - хищники не любили прямых взглядов в упор, это был вызов, а стоявший перед ней мужчина явно был хищником. Но, с другой стороны, опустив взгляд в пол, девушка ясно увидела легкие брызги крови на корве, а также бледную кожу распластавшегося на столе парня. Бледную спину, которая сейчас явно станет такой же красной, как и эти брызги на полу - и от того, что сейчас держала в своих руках Хлоя.
Ее лицо побледнело, а горло дернулась, когда она тяжело сглотнула. Стараясь не дышать, рыжая подошла чуть ближе к клиенту, чтобы тот мог выбрать подходящее для наказания орудие.

Отредактировано Хлоя Лоес (25.08.2013 17:42:55)

+1

12

Казалось, в повисшем в комнате оцепенении явственно чувствовался сам страх. Блэр он захватил в тот момент, когда клиент поднялся с кровати - несмотря на деланно-шутливую манеру общения, при взгляде на мужчину сердце начинало тревожно колотиться, как при какой-то опасности. Как выяснилось, не зря. Для начала господин Лабиен дал "задание" окровавленному юноше и ничего позитивного в ассоциативном ряде шатенки от приказания встать раком к столу не появилось. "Подыхать? Я не хочу, мне ещё рано" лёгкий ужас превратился в панику, впервые девушка задумалась о том, что секс, хотя и казался ей сейчас чем-то страшным, на деле, возможно, меньшая из зол, ожидающих её в застенках КГБ.

Тем сильнее забилось сердце, когда подошла её очередь на внимани клиента. Теперь она действительно готова была сделать что угодно, лишь бы слово "подыхать" не было обращено к ней. Стальные пальцы довольно грубо ухватили её за подбородок, слова проникали в уши и Блэр стоило определённых усилий сдержать слёзы, едва не выступившие на глазах. Рабыня без всякой надежды снова когда-нибудь стать свободной... Конечно, надежды ещё теплились, но таяли с каждой секундой, проведённой в этой комнате. Никакие рассказы не покажут безысходность твоего положения краше, чем один рабочий вечер.

-Н-нет, господин... Я всё сделаю - пробормотала шатенка испуганно, не зная, смотреть ли мужчине в глаза или отводить взгляд... В любом случае, она не в состоянии была долго выдерживать зрительный контакт. Меньше всего Блэр ожидала, что господин Лабиен сейчас её поцелует. Поцелуй был сильным, властным и поначалу даже приятным, она даже почувствовала себя слегка успокоившейся, но ощущения быстро поменяли свою палитру - на смену поцелую пришла боль, шатенка с новой волной страха почувствовала, как в её кожу, выдавливая кровь, вонзаются клыки, а от крепкого объятия, казалось, трещали кости. "Вот и всё, наверное, я умру здесь первой" только успела подумать девушка, как хватка мужчины разжалась. Жадно хватив ртом воздух, Блэр, теперь уже без раздумий, принялась медленно раздеваться. Стоя на левой ноге, прямую правую она вытянула вверх, плавно стянула с него чулок, кинув его на ковёр. Затем поменяла ноги, вытянув левую, и её тоже освободила от белья. Для многих не самая удобная поза, но для танцующей и ежедневно кидающей батманы девушки - лёгкая и привычная. К тому же более эстетичная, чем стягивать чулки в наклоне. Закончив с чулками, Блэр постепенно спустила по ногам трусики, перешагнула их и замерла, вопросительно глядя на мужчину. Тем временем рыжая девушка получила "заказ" - жутковатого вида плети... Кажется, они даже сглотнули синхронно, когда взгляд шатенки упал на объекты для наказания.

Отредактировано Блэр Мейси (25.08.2013 19:18:01)

+1

13

Этот мир создан так, что всё в нём когда-то повторится вновь.
Максимилиан с интересом поглядывал на черноволосую рабыньку.
- Балерина что ли?
Пренебрежительно поинтересовался патриарх, хмуро глядя на девушку.
- Значит, ноги тебя раздвигать научили. Это относительно хорошо.
Макс ухмыльнулся.
- Жаль, что порядку никто не научил.
Голос прозвучал холодно и властно.
- Распустились рабы в клубе.
«Или же чёртов директор распорядился мне подсунуть что-то неопытное и не совсем обученное»
- Знаешь, как кончают такие вот, как ты, м?
Вампир опустил ладонь на плечо девушки, скользнув вниз, задевая грудь рабыни и останавливаясь на талии.
- Общедоступные проститутки в Клубе всегда были востребованы. Как и шаурма в местных забегаловках.
Резко притянув девушку к себе, мужчина грубо схватил ту за подбородок, вздёргивая вверх и глядя ей прямо в глаза, не отстраняя взгляда.
- Послушай, вещь.
Властный и спокойный голос. Максимилиан злился редко, потому что злить его особо никто не пытался из-за возможных последствий летального исхода неразумного оппонента. Патриарх чаще просто терял интерес и тогда неугодная ему тварь просто исчезала. Никто не знал, куда девались враги Макса, будто стёртые с лица этого грязного мира. Последние лет 200 Максимилиан тоже не сильно заботился о том, куда деваются те, кто ему неугоден. Этим занимались его люди, не он сам. Сам же мужчина просто забывал о существовании таких существ, как забывал бы о сломанных вещах.
- «Сделать всё» недостаточно. Нужно сделать это всё так, чтобы понравилось мне, и я позволил бы тебе жить дальше.
Вампир ласково провёл пальцами по волосам рабыни.
- Понимаешь, вещь?
Обманчиво нежное движение руки сменилось очередной грубостью. Макс дёрнул за волосы вниз, вынуждая девушку встать на колени.
- Посмотри. То, что ты сняла – это такие же вещи, как и ты. Некоторые, возможно, даже дороже тебя. А ты с ними так, не по-родственному.
Патриарх зло ухмыльнулся.
- Теперь я спрошу тебя. Если ты не уважаешь себе подобных, почему я должен сохранить тебе жизнь, вещь?
Макс говорил размеренно, не торопясь, будто пытаясь донести что-то до всех в этой комнате, а не только до своей нынешней жертвы.
- Собери одежду и сложи аккуратно, вон там, около двери. И сама сядь там же, как и положено вещи находиться перед своим хозяином.
Максимилиан наконец-то отпустил рабыню, чуть отходя и разворачиваясь в сторону вернувшейся с девайсами рыжей. Мельком глянул на неё, отметив ненастоящий ошейник.
«Зачем мне наёмная проститутка? Для чего она мне? Или избавиться от неё кто-то желает… Таких, как я, никогда не останавливали эти ошейники. Так зачем она тут?»
- Боишься меня?
Неожиданно, пожалуй, даже для себя, поинтересовался Лабиен, глянув на рыжую.
- Я не люблю, когда меня боятся те, кого я не пугал.
Мужчина улыбнулся, вроде даже доброжелательно и, похоже, искренне.
- Не люблю трусость. Это низко – бояться хищника, когда вошёл уже в его логово.
К чему нынче говорил Макс, пожалуй, не понимал даже он сам. Хотелось поговорить. Просто так, не преследуя какой-либо цели. Патриарх глянул на предметы в руках девушки, выбрав одну из упругих тростей.
- Накажи его сама.
Максимилиан смотрел девушке в глаза спокойно.
- Ведь он посмел прервать нас.
Воспоминания. Вампиры вынуждены ими жить, ведь возраст их составляет ни одну сотню лет. Лабиен жил слишком давно, чтобы отчётливо помнить всё. Да и не стремился он к такому, предпочитая жить настоящим. Но её он запомнил. Испания. Кажется, 1481 год, или чуть позднее. Что тогда занесло вампира туда? Какие-то дела. А, возможно, лишь обычная поездка по иным странам. Он уже не помнит этого. А вот её помнит. Она была непростительно рыжей, с молочной, мягкой кожей, которая потом неплохо горела на костре инквизиции... Или её повесили? Нет, костёр красивее. Она была его. Всего одну ночь. Но эту ночь запомнил вампир на века.
«Как же её звали?..»
Время не щадит память, особенно, если специально забывать что-то.
- Как твоё имя?
Требовательно спросил Лабиен, глядя потемневшими глазами на юную девушку.
- Как… зовут тебя, настоящее имя?
Если ты что-то не помнишь, то стоит лишь заменить потерянное воспоминание на более новое.
- Возьми плеть и накажи его.
Максимилиан не указывал – предлагал. Пока предлагал.
- Не смей отказывать мне. Ты же ведь знаешь, что с такими вот картами
Вампир продемонстрировал платиновый vip клуба, появившийся у него в руках.
- Твой ненастоящий ошейник может превратиться в неснимаемый. Как у вещи. Такие карты убирают все ограничения, я лишь потрачу лишние полштуки евро. А ты лишишься своей видимой свободы. Ты знаешь это.
«В прошлый раз твою свободу и жизнь забрали другие. В этот раз заберу всё я…»
- Эта дрянь посмела прервать нас. Иди сюда. Подойди ко мне…
Макс взял рыжую за руку, направляясь к пареньку.
- Накажи его. Сама.
Приказ. Максимилиан оставил просьбы. Теперь он приказывал. Как и всегда.
- Сделай это. Для меня.
Ухмылка легла на губы древнему. Ночь становится интересной только тогда, когда находятся новые развлечения.
«В любом случае, стоит подождать. Ну а если всё сорвётся, то можно будет потешить себя очередным жертвоприношением. Как и в прошлую пятницу».
Вампир улыбнулся своим мыслям, подходя к кровати и устраиваясь поудобнее на мягкой перине, в предвкушении грядущего зрелища.

+6

14

Неизвестно, можно было ли ему оглядываться или нет. В любом случае, оглядывался, это получалось непроизвольно, словно моргал. 
Время тянулось. Осколок стекла в ступне резал тоскливо, не очень больно, но противно, его хотелось вытащить - все равно, что согнать назойливую муху.
Линдай не делал этого.
Только оглядывался.
Смотреть вперед все равно не получалось, а еще от неловкой позы голова казалась тяжелой и лишней, налакированные волосы норовили залезть в глаза или прилипнуть к уголкам рта. Клиенты ничего этого не знают, конечно. Для клиентов они все... даже рыжая (которая была свободной, вот оно как, может быть, даже хотела добиться чего-то через эту ночь) - просто... нет, не вещи. Не предметы. Хорошие вещи ценишь, и вряд ли захочешь испорить.
Скорее еда.
Вроде той темноволосой, которая уже  "поделилась" своей кровью. Еду все равно уничтожат; наверное, не очень разумно выбрасывать ее на пол, но даже если упадет пара бутербродов маслом вниз - не очень-то страшно...
"Накажи его".
Линдай не знал, радоваться или нет. С одной стороны... черт возьми, это просто девушка с плеткой. Вряд ли она будет бить так, чтобы разорвать кожу до мяса, чтобы заставить сначала прилипать к плетям, а потом отходить; с другой - а что, если клиент хочет именно этого?
Линдай был уверен, что сумеет вытерпеть боль от плети.
Потому что может быть хуже.

+2

15

"Вещь, вещь, вещь" - это слово припечатывало, давило и душило. Каждого в комнате. И даже иллюзия свободы у Хлои не спасала. Она сама пришла туда, дороги обратно откуда нет - и это было ее роковой ошибкой. Но единственно возможной для того, чтобы жить дальше, хоть и в этом извращенном варианте реальности, а не гнить в земле, где реальности нет никакой и твое существование принесет пользу разве что червям - еда и аэродром для размножения.
- Не люблю трусость. Это низко – бояться хищника, когда вошёл уже в его логово.
Хлоя бы ответила, что трусость - это даже не попытаться войти в логово, когда вероятность наличия там хищника равна вероятности его отсутствия. 50 на 50, а дальше везение. В этот раз не повезло, и хищник попался настоящий. И боязни еще не было, опасение - да. Это как когда идешь ночью по темному переулку и видишь, что там уже кто-то есть. Потенциально - этот кто-то может на тебя наброситься и это вызывает опасение. На деле же испуг приходит только когда неизвестный уже побежит за тобой. Так же примерно происходило и сейчас.
- Накажи его сама.
"Что?" - Хлоя сразу же вскинула опущенную рыжую голову и посмотрела в глаза клиенту. Рефлекс, она хотела убедиться, правильно ли расслышала. И когда поняла, что это не слуховые галлюцинации или глупый сон, навеянный на ее мозг стрессом и нервами, то руки мелко затряслись. Ей было странно, ноги будто бы налились свинцом, и чтобы прервать тремор, Лоес покрепче вцепилась в предложенную ей трость. Ни разу в жизни она преднамеренно не причиняла никому боли, и менять эту привычку ей не хотелось. Однако ей также не хотелось оказаться на месте наказуемого. Да и... как бы сильно она не била, сила ее удара вряд ли сравниться с тем, что мог приложить клиент, с его то телосложением и явно хищной до боли сущностью.
Так что Хлоя подчинилась. В мозгу где-то на задворках все еще пищал голосок легкой паники и какого-то страха перед тем, что ей предстоит сделать. А вот где-то глубоко, в потайном сейфе за пятью замками и колючей проволокой что-то или кто-то хотел крови, что будет преподнесена ему. А тело снова окутала жажда подчинения клиенту, самой его сущности.
- Как… зовут тебя, настоящее имя?
- Хлоя, - девушка редко называла клиентам свое имя в соображениях безопасности, но здесь был весьма прямой и определенный вопрос. Настоящее. И врать было бы бессмысленно, это у нее получалось не лучшим образом. Да и она уже успела засветить свое имя чуть раньше, когда шепотом в трубку шептала заказ на плети.
- Такие карты убирают все ограничения, я лишь потрачу лишние полштуки евро. А ты лишишься своей видимой свободы. Ты знаешь это.
Хлоя кивнула и прикрыла глаза. Она знала, о да, ей это было хорошо известно. Что бы кто ни говорил, деньги решают все. Все и всегда, и чем бы ни была задача. Те, у кого есть деньги - правят, те, у кого их нет - пресмыкаются и надеются, что когда-то вырвутся из этой порочной ниши.
А есть еще те, кто не входит ни в одну нишу, и Хлоя была одной из таких. У них не то, что не было денег, они должны были всем и вся, перебивались кое-чем и где получится, при этом даже не задумываясь о своем статусе. Такие подчинялись даже тем, у кого денег нет.
"Иди сюда, подойди ко мне" - низкий голос просачивался глубоко в душу, и сопротивления не было. Рыжая подошла к тому, кто этой ночью был ее господином, и потом последовала к нагнувшемуся раком парню, который нет-нет да бросал взгляд из-за плеча на приближающуюся процессию. Наверное, где-то глубоко в душе он даже должен был быть рад (насколько он вообще может быть чему-то рад, готовясь к наказанию), что бить его будет девушка.
Девушка занесла руку для удара и, зажмурившись, опустила ее. Когда она почувствовала сопротивление большее, чем от воздуха, она сама вся сжалась. Но в первый раз парень даже не издал звука, и Лоес поняла, что удар был совсем не болезненным. А чтобы удовлетворить господина Лабиена, спину этого белесого парня надо было украсить розовыми следами и алыми точками.
Тогда она снова занесла руку, и теперь не просто позволила ей падать, а вложила в это действие силу. Теперь в воздухе послышался свист, а потом глухой звук удара трости о спину, и девушка видела, как от удара появилась розовая полоска. И понеслась - девушка опускала и опускала твердую трость среднего диаметра на хрупкую и худую спину другого раба. Внутри у нее все холодело от дрожало от неверия, что она делает это, а руки начинали мелко дрожать, но она заставляла себя наказывать провинившегося раба дальше и с каждым ударом все сильнее, хотя через раз она все же чуть отводила голову, чтобы не видеть, как тот вздрагивает, и все новые и новые красные линии расходятся по коже.

+1

16

Блэр очень хотелось бы угодить господину Лабиену, лишь бы почувствовать себя в безопасности - пример светловолосого паренька, облокотившегося на стол в ожидании наказания, сильно мозолил глаза. Но пока что у девушки, не успевшей ещё привыкнуть к порядкам клуба, задуманное получалось, кажется, не очень хорошо. Очередной строй мурашек пробежал вместе с рукой клиента от груди к талии - голос мужчины оставался спокойным, но шатенке казалось, что она чувствует раздражение, и это заставляло её сердечко трепетать от страха. "Вещь..." с тоской мысленно повторила она своё новое имя. Не так давно, теперь казалось, что в параллельной вселенной, она была подающей надежды танцовщицей с большим карьерным будущим, а теперь... Неужели теперь она правда ровня этим чулкам? Как и разложенный на столе паренёк. Мысли пресёк короткий всплеск боли - Блэр хватило самообладания не заорать в голос, случалось, что отец так же дёргал её за волосы, если был чем-то не доволен.

-Я... Понимаю, господин... - напрашиваться не хотелось, так что повторять дважды девушке не пришлось. Продолжая передвигаться на коленях, Блэр осторожно собрала вещи, сложила в невесомую стопочку и так же на коленях отползла к двери и осталась сидеть, лишь изредка позволяя себя взглянуть сквозь ресницы на происходящее в комнате. Рыжеволосая девушка, выглядевшая довольно испуганной собственными действиями, со свистом опускала трость на спину юноши. С каждым ударом на его бледной спине вздувались розовые полосы... Блэр едва заметно поморщилась, но про себя подумала, что если бы на месте этого несчастного был её дражайший папочка, определивший её в это весёлое местечко - она бы не то что трости не пожалела, железный лом бы об него изломала. Процесс наказания вместе с чувством страха рождал в шатенке и чувство странного любопытства, заслонявшего даже мысли о том, что ещё неизвестно, какое наказание ждёт её саму.

+2

17

Стоит только представить... И понеслось!
Максимилиан смотрел внимательно, будто наблюдал не за наказанием, а за производством дорогущего новейшего оборудования, что-то подмечая, хмурясь то и дело. Рыжая навряд ли наказывала кого-либо ранее, иначе пошла бы в клуб Мастером, а не наёмной рабыней. Значит, Макс всё решил верно, а девушка даже неплохо старалась, для первого раза. Вампир вздохнул, уныло глянул на дверь, опустил взгляд на тёмноволосую рабыньку.
- Вещь, налей выпить что-нибудь.
Грубо обратился он к девушке.
- И поторопись, я не намерен ждать.
Максимилиан сам ещё не придумал, хотел ли он всё того же коньяка, либо выпил бы с удовольствием бокал вина, а, возможно, просто хотелось сока. Поэтому, чтобы не думать самому, он предоставил выбор рабыне. Это куда интереснее, ведь она всё равно не угадает… или угадает? Но это тоже интересно. Вампир не любил, когда ему одному приводили более двух рабов. На выбор. Из-за своей склонности владеть всем и сразу, Макс так и не мог выбрать, а придумывать хоть что-то новое было крайне лениво. Поэтому чистая импровизация по ходу событий была самым эффективным и интересным способом развлечься.
Рыжая, уцепившая по незнанию и, видать, с испуга именно трость, выглядела довольно растерянной, да и била смазано, хоть и не сильно. 
«С плетью бы смотрелась куда привлекательнее»
Подумалось древнему, отчего он принялся довольно лыбиться, представляя подобную картину.
«Баба с тростью, что китайские поставщики игрушек: что делают – не знают, но делают много, не сильно задумываясь о последствиях».
Решил Макс, вставая с кровати и направляясь к Хлое.
- Прекрати мазать и бей ровнее. Ты так его прибьёшь, а это моя прерогатива.
Предупредил вампир.
- Что ты сама дрожишь, я тебя и пальцем не тронул.
Максимилиан поймал девушку за руку.
- У тебя красивые волосы. Настоящие.
«Как и тогда, давно…»
Два образа так и напрашивались соединиться воедино. Черты лица, фигура, даже запах, казалось, был таким же.
«Но люди не живут столько, сколько существуют мои воспоминания».
Древний не любил разочарований. Не теперь, когда он владел всем, чем мог лишь пожелать.
«Ты будешь той, которую хочу я».
- Хлоя
Тихо повторил Макс имя девушки. Оно казалось достаточно знакомым. Теперь уже знакомым. Красивое имя, восхитительная девушка с великолепным телом.
- Возьми плеть. С ней ты будешь куда интереснее смотреться.
Хотелось продолжения.
Максимилиан обнял девушку, аккуратно, будто боялся сломать хрупкую вещь, по-хозяйски провёл рукой по спине, останавливаясь чуть ниже поясницы, вдумчиво втянул воздух носом, жадно зарываясь пальцами в её волосах.
- Странный запах.
Задумчиво произнёс вампир, приникая к губам рабыньки. Целовал вдумчиво и долго, будто ища что-то. Что-то знакомое, то, древнее, что невозможно было найти в этой девушке.
«Тогда она не дрожала так»
Мелькнула мысль. Макс прервал поцелуй, вглядываясь в глаза Хлои.
- Зелёные. Тогда они были более… зелёными.
Тихо прошептал вампир, отпуская девушку. Она была другой. Но ситуация не теряла своё великолепие. Просто стоило немного подождать.
- Вещь, ты там где с моей выпивкой?
Поинтересовался древний, глянув на темноволосую рабыньку. Усмехнувшись, он взял стакан со спиртным, предложенным ему рабыней, и вылил его содержимое на спину парню.
- Хлоя. Возьми плеть. Продолжи наказание. Он ещё не получил то, что необходимо
Спокойно проговорил древний, направляясь назад к удобной кровати.
- Вещь, налей вина, красного. В два бокала и топай ко мне.
Распорядился вампир, ожидая продолжение интересного вечера.

+7

18

Вот уж точно, убивать здесь кого-то явно не было прерогативой Хлои, да и не сильно она к таковой стремилась. А потому почти тут же взяла себя в руки, начиная понимать, что если не соберется, то и вправду с неумения и по незнанию нанесет слишком сильные травмы.
Она постаралась унять дрожь, и хоть и не сразу, но у нее получилось: пара глубоких вздохов, и психосоматический тремор отпустил. Надо было всего лишь перестать противиться того, что она делала - так надо было, и хотя это все равно было плохо, это было лучше, чем если бы господин Лабиен бил блондинистого раба.
Почувствовав сомкнувшуюся на запястье ладонь, Хлоя слегка обернулась и по привычке уставилась в глаза мужчины. Да, рабы не должны себе такого позволять, тем более, что клиент ясно дал понять, что они все здесь - просто вещи, но повседневные инстинкты подавить тяжело.
- У тебя красивые волосы. Настоящие.
Сама не зная, почему, Хлоя чуть смутилась. В данной ситуации такой комплимент был как то ли признание, то ли просто мимолетное отвлечение, но все равно он был приятен.
- Возьми плеть. С ней ты будешь куда интереснее смотреться.
Кивнула Лоес уже чувствую зарывшиеся в волосах пальцы, приятно надавливающие на кожу головы, и она знала, что последует дальше. Поцелуй не стал неожиданностью, а вот его медлительность и даже некоторая ленца приятно удивили, а потому Хлоя чуть подалась вперед, опираясь одной рукой на грудь клиента, дабы не потерять равновесие.
И если все началось с комплимента, то недостаточную насыщенность цвета своих глаз рыжеволосая перенесла не так легко. Она будто бы была недостаточно хороша, и хотя девушка знала, что быть идеальной и подходящей для всех невозможно, уж очень хотелось понравиться клиенту.
Девушка автоматически глянула в сторону, куда последовал вопрос о выпивке. Темноволосая рабыня покинула свой пост у двери и теперь торопливо наливала что-то у бара.
"Лишь бы не закончилось, как в прошлый раз", - бить плетью девушку было бы Хлое уже не под силу.
Но, слава богу, все обошлось. Хотя и снова не для блондина - тому на спину вылилось все содержимое только что принесенного темненькой стакана, отчего красные набухшие полосы на его спине должно было окатить колючей болью.
И Хлое предстояло нанести ему еще больше таких вот рубцов.

Плеть не выглядела внушительным оружием, особенно когда она была скручена и лежала в куче с большими и малыми тростями, где с металлическими шариками, где просто с очень толстыми и плотными лоскутами кожи. Вся мощь и рассекающая сила этого орудия наказания развертывалась в тот же миг, когда тонкий, но упругий и эластичный жгут, сплетенный из нескольких тоненьких полосок кожи, рассек воздух в первый раз.
А потом также рассек воздух. Стон наказуемого раба пошатнул уверенность Лоес в том, что она делает, но один лишь взгляд на клиента, вальяжно прилегшего на кровать, вернул ее. Этот мужчина явно был намного сильнее, а также опытнее, и его наказание явно протекало бы в намного более жесткой форме.
"Так что бей", - убедила сама себя девушка, и продолжила бить. Обходиться с плетью было намного более легче - рассекала воздух она легко, и амплитуда движения рукой - намного меньше, потому что даже легкое отклонение рукояти плети приводило в движение гибкий жгут с кисточкой на конце.
И что-то внутри Хлои на секунду подняло голову, какое-то странное желание. Боли, крови - и крика. И до этого неуверенная и мягкая рука вдруг налилась силой, плеть в очередной раз рассекла воздух, но звук рассекаемого воздуха заполнил всю комнату, как и очередной стон раба - на его спине теперь тонкий, но длинный порез сочился кровью, и тонкие дорожки скатывались вниз по спине. Девушка же сделала маленький шаг назад, сама не зная, что на нее нашло.

+2

19

Больше Блэр себя ждать не заставляла и старалась выполнить приказ максимально точно, так что, услышав оклик, легко поднялась и порхнула к бару. Там, правда, ненадолго "зависла"... Ей не сказали, что именно налить. А если она не угадает?... Шатенка нервно сглотнула. Запах коньяка, как ей казалось, всё ещё витал в воздухе, поэтому она инстинктивно выбрала его и плеснула в бокал.

Мистер Лабиен, тем временем отвлёкся на рыжеволосую девушку, как выяснилось, её звали Хлоя и клиента она, похоже, сильно заинтересовала. Этот факт немного успокоил шатенку, давая надежду, что её саму будут если что терзать не сильно. Шлепки то того, то другого орудия наказания, опускавшегося на спину несчастного юноши, всё ещё сотрясали комнату, заставляя мурашки прыгать по коже впечатлительной Блэр. Стараясь быть как можно более незаметной, девушка поднесла мужчине бокал и чуть не зажмурилась, когда его содержимое выплеснулось на спину второго раба... Если бы она знала, налила бы что-то менее крепкое. От коньячного спирта раны наверняка вспыхнули огнём.

Испытывая чувство неловкости и вины перед юношей, шатенка тем не менее как завороженная наблюдала за рукой рыжей девушки, начинавшей входить в раж - её удары становились всё более четкими и звонкими, а спина блондина всё больше напоминала кусок вырезки на рынке... Из раздумий снова вывел голос Лабиена. Покорно кивнув, Блэр снова поспешила к бару, теперь задача была более определённой, что не могло не радовать.

Наполнив два бокала красным, как запекшаяся в уголках её рта кровь, вином, шатенка поспешила к клиенту и остановилась возле него с выпивкой в немом ожидании. Неизвестность терзает сильнее всего... С одной стороны, хотелось уже знать, что приготовлено для неё, а не пассивно наблюдать в немом ужасе за страданиями других. С другой - конечно же танцовщице, впервые принимавшей участие в подобном мероприятии, было страшно.

+2

20

Максимилиан без интереса наблюдал за экзекуцией. Это теперь выглядело не так желанно, как пару минут назад. Лабиен влил в себя вино, поморщившись, и направился опять к рабу. Скитания по комнате начинали выводить из себя, поэтому пора было уже к чему-нибудь придраться – этого требовала гадская натура Макса.
Эльф был похож больше на девушку, чем на парня. Слишком миловидный, с молочной, гладкой кожей и грустными глазами.
- Ты даже вопишь как баба.
Зло бросил патриарх, подцепляя эльфа ладонью под подбородок.
- Гадость.
Безразлично вынес вердикт Макс, сильнее вцепляясь пальцами в кожу раба.
Вампир был зол. Из-за чего? Да просто так. Захотелось. Максимилиан любил отдыхать с размахом, чтобы можно было не задумываться о последствиях своих желаний, а просто делать. И где, как ни в собственном клубе, творить подобное?
Резкий удар под рёбра подбросил светлокожего парнишку выше, открывая тело для следующего прямого и мощного удара по рёбрам. Вампир хищно оскалился, уловив звук треснувших костей. Это напоминало былые времена, когда эльфов Макс только убивал. Ни ради наживы, удовольствия или денег, а ради благополучия своего клана.
Древний направился к поверженному, глянул на раба, но добивать не стал, удовлетворённый картиной происходящего.
- Эй, вещь.
Обратился он к тёмненькой рабыньке.
Свяжись с обслугой. Пусть забирают, пока не добил. И скажи, пусть пришлют что-нибудь поинтереснее.
«Мне нужно мясо. Жертва. Нужна жертва».
Максимилиан криво улыбнулся, оглядев рыженькую. Она выглядела беззащитной. В проем, такой и являлась. Зато с плетью в руках она смотрелась очень даже интересно, поэтому Лабиен позволил себе разглядеть её придирчиво и довольно долго. В равной мере захотелось убить её и пожалеть. Макс выбирать никогда не любил, потому что выбор предполагал исключение одного из вариантов, а ведь жалко же. Древний шагнул к девушке.
- Ты и правда шикарно смотришься с плетью.
Задумчиво произнёс вампир, привлекая рабыню к себе. Максимилиан не любил тянуть время.
- Да и без неё, мм, тоже ничего…
Прохладные пальцы коснулись ключицы, а на губах Макса появилась лукавая улыбка. Под ладонями – горячая кожа, нежная, притягательная. Вампир вдумчиво огладил каждую грудь девушки, сжимая ближе к соскам. Под рёбрами – взволнованное сердце. Живое, трепещущее, качающее кровь по жилам. А на шее еле заметно бьется тоненькая венка, будто манит, притягивая к себе, зазывая впиться острыми клыками под кожу. А ведь вкус у рыжей должен быть бесподобным. Но если её попробовать сейчас, играть будет не интересно. Вампир по-хозяйски усадил девушку к себе на руки, направляясь к кровати и точно уж не собираясь больше отвлекаться. У него есть время, пока убирают полудохлого эльфа, пока выбирают новую жертву для него… Сейчас можно расслабиться, наиграться вдоволь с рыжей… из прошлого.

+4

21

Доигрался.
В целом, вполне предсказуемо, если учитывать все происходящее. Ману не особенно старался как-то вписаться в рамки поведения обычного раба, и чье-то терпение стало уже сдавать. И черт бы с ним - смерть всегда плясала рядом, из-за чего бояться ее до сих пор было бы нелепо. Самым неприятным был способ, с которым эльфа пожелали быстро и тихо устранить. О некоторых вампирах, которым все спускается с рук за счет их влияния и веса в обществе, Дэбасиге слышал. В частности о том, насколько жестоки эти существа, что, в принципе, большим сюрпризом не являлось. Болонка койотов за собой не поведет.
Ману помирать не хотел. Ни от рук (или зубов) вампира, ни по прихоти кого-либо другого. И то, что его решили устранить, отправив под горячую руку неуравновешенному кровососу - оптимизма не прибавляло. В большей степени эльф, правда, испытывал любопытство. Что за чудо-юдо такое, которому вполне себе мирно сойдет убийство раба?
Подробностей обстановки эльф не знал. Подслушать удалось лишь небольшую часть разговора, а потому как следует настроить себя на что-то определенное Ману не мог. Не обладая богатым воображением, эльф мало представлял для себя, что такое неожиданное могло бы его ждать в стенах помещения повышенной комфортности для вип-персон. По ходу дела будет ясно, как ему себя вести, и стоит ли вообще беспокоится о сохранности своей жизни.
О том, что остроухий заменил предыдущего эльфа, пусть и снежного, Дэбасиге не знал. Знал бы - так спокоен, вероятно, не был. Почесав затылок, какое-то время раб смотрел на дверь. Дело было не в нерешительности. Ману не особенно ладил с правилами приличия, и не был уверен, стоит стучать или нет. Пожав плечами, эльф просто открыл дверь.
В комнате было душно. Пахло крепким алкоголем и робким страхом, свойственный существам, которые бояться привыкли. Прикрыв за собой дверь, эльф остановился, взглядом уцепившись за три фигуры в помещении. Играть по правилам клуба было неприятно, но Ману все же уселся на колени. Обычно напущенное послушание разгадывали быстро, потому эльф не особенно пытался скрыть то, что рабской покорностью не отличается. Никто не любит обман. Тем более неумелый.
Оставался лишь неприятный пунктик с этим подслушанным разговором. Удобно, конечно, избавиться от дефектного раба чужими, весьма влиятельными руками. Но только гарантии никакой нет. В любой случае, никто кроме самого Ману, при таком раскладе не проигрывает.
Вампира было трудно не заметить, но эльф почти сразу отвел взгляд, дабы не давать повода ярости привычно затопить глаза и разум. А вот девушки заинтересовали. Обе казались напряженными, неуверенными, и, как и все люди, исходящими обилием эмоций. Эльф недовольно прищурил глаза, наблюдая за  разворачивающимися событиями. Слишком ощутимо было влияние вампира, который вполне успешно создавал необходимую для себя атмосферу этакого властелина всего и всея.
Пряча оскал, Дэбасиге с внутренним недопониманием думал о том, что администрация поступила неразумно, прислав его портить столь "чудесно" проводящую время компанию. Вряд ли кровососу понравится нестройная нота в квартете. В любом случае, отдавать свою жизнь какой-то светской пиявке Ману не желал. А потому на случай непредвиденных обстоятельств, держал ухо востро, будучи готовым дать отпор на любое резкое движение по направлению к своей персоне.

+5

22

Клиент поднялся с места, и Хлоя предусмотрительно отошла в сторону, весьма в состоянии представить, что сейчас произойдет. Но представлять и видеть, да еще и слышать (а звук хрустнувших костей и последовавший за этим удушливый и хриплый вскрик были весьма красноречивы) - разные вещи. Девушка опустила глаза в пол, чтобы хоть как-то отгородить себя от истязания. Все шло к этому с самого начала, и вот, наконец-то, дошло.
Блондин валялся на полу без сознания, а на его торсе расцветали крупные и яркие синяки, наливавшиеся не предвещающим ничего хорошего темно-лиловым светом.
Темноволосая рабыня поспешила выполнить приказ - она вела себя, как загнанная лань, не зная, куда деть свое гибкое молодое тело, а потому лишь занимала еще больше пространства и привлекала внимание, которое она, явно, не хотела. А потому очередное легкое поручение должно было восприняться ею, как дар Божий. Так, похоже, и было, потому что девочка незамедлительно подлетела к телефону и стала набирать номер обслуживания.
"Новое мясо," - Хлоя не была удивлена постановкой фразы, тем более, что господин Лабиен пару минут назад дал ясно понять, что рабы - вещь. Мясо от этого не далеко ушло. Но он хотя бы бал честен на этот счет...
Заглядевшись на действия брюнетки, Лоес не сразу осознала, что ее внимательно и пристально разглядывают. Но стоило лишь ей поймать этот изучающий взгляд, как она тут же устремила все свое внимание на клиента. Девушка стояла, приподняв голову и вытянув длинную шею - иначе из-за разницы в росте она просто не могла видеть лица клиента. Хотя, и не на лицо-то она смотрела, это было бы слишком вызывающе и провокационно. Вместо этого она устремила взгляд на воротник клиента и его шею, скользя глазами вверх и вниз, пока господин Лабиен так же разглядывал ее.
Прохладная рука вампира скользнула по подбородку, шее, притягивая к себе, заставляя еще сильнее выгнуть шею вверх, когда пальцы прошлись по ключицам.
- Ты и правда шикарно смотришься с плетью.
Эта фраза вызвала непроизвольную легкую улыбку, настолько легко и будто бы как заметка она была сказана.
"Спасибо" отражалось в слегка лукавом взгляде Хлои, теперь уже обращенным в глаза вампиру. Но зрительный контакт был прерван, когда девушка непроизвольно прикрыла глаза, и ее веки затрепетали, стоило широким ладоням клиента сжать ее грудь с затвердевшими сосками. В следующее мгновение Лоес уже была подхвачена на руки и на них доставлена к широкой постели.
Девушка приземлилась на спину, с вампиром нависшем над нею сверху. Чуть раньше рыжая обвила ногами талию мужчины, чтобы удобнее было сидеть на его руках, и теперь не спешила выпускать клиента на свободу. Откинувшись на подушки, девушка позволила себе расслабиться, и только пальцы ловко расстегивали пуговицу за пуговицей на рубашке нависшего сверху мужчины. Одна, вторая, третья, и вот уже дорогая материя распахивается, открывая вид на широкую, твердую грудь, к которой Хлоя не преминула прильнуть, выгнувшись всем телом, чтобы соприкасаться с вампиром кожей.
На заднем плане скрипнула дверь, и судя по тому, как засуетилась находящаяся где-то на периферии видения темненькая рабыня, это пришел персонал, чтобы забрать почти что бездыханное тело эльфа. Но на этом внешнее вмешательство не закончилось. Стоило только Хлое мурлыкнуть и прижаться губами к оголившемуся плечу вампира, а потом слегка куснуть его, обвивая рукам спину Лабиена, как почти тут же ее взгляд уперся на застывшего в дверном проеме нового раба. И что-то ей подсказывало, что в комнате он находится уже какое-то время. Неожиданное появление нового "мяса", как недавно при требовании нового раба сказал клиент, заставило Хлою оторваться от своего занятия и, неуверенно хлопнув глазами (а вдруг показалось?) воззриться на нового члена действия.
- Господин, у нас пополнение, - подала голос Хлоя, совсем тихо, да и зачем было кричать, если ее губы находились чуть ли не у самого уха вампира? О том, что их снова прервали, она не говорила. Это хоть и было обидно для той ворочающейся темной части где-то в глубине души Хлои, которая требовала агрессии и ярких ощущений, но наказывать кого-то снова не хотелось по крайней мере той разумной и неагрессивной части девушки.

Отредактировано Хлоя Лоес (10.11.2013 11:48:31)

+2

23

Кимми не знала, чем начнется или скорее всего закончится, этот вечер. Но ждала его не меньше, чем сна, которого ей не хватало все больше и больше.
Девушка сидела в комнате и ждала своей участи. Вчера был  лишь один клиент, второй отказался, увидев ее чересчур хрупкое тельце и почти что нулевой размер груди. Стандарт внешнего мира диктует свои правила. В которые Кимми чаще всего просто не впадала. Отнюдь это было ей на руку, ведь не хотелось лишний раз быть очередной подстилкой для незнакомых людей. Но с другой стороны, чем больше ее выбирало клиентом, тем больше ее могли уважать в обществе КГБ. А ведь, как бы глупо это не звучало, она бы хотела стать хоть кем в этом роскошном особняке, где бы ее смогли понять и ценить не только, как сексуальную рабыню.
Мечты... Мечты...
Очередной вечер. Ожидание очередного клиента. Ее пока не звали. И ладно.
Кимми просто сидела и ждала своего вызова, попутно рисуя мрачный пейзаж за окном. Который надо отметить, совсем не радовал и не навивал на романтичный лад.
Часы не замедляли свой ход, отсчитывая бесценные минуты. Время простоя не было ей на руку. Не то, чтобы девушка хотела ублажать очеретного психа, но за это могли снять штраф. А их у нее и так уже было достаточно.
Дверь комнаты для ожидания по-прежнему была закрыта. Никто не заходил и не звал на оргии... Здесь было достаточно молодых и куда более красивых девушек, которые пользовались большей популярностью, чем она. Кимми отчасти была этому рада. Она на любителя, на отъятого любителя молоденьких девушек, похожих на пареньков, которые якобы ничего не знают о сексе. Такая у нее роль - испытывать стыд при виде эрегированного пениса и обнаженного мужчины в целом. Это срабатывает, но не со всеми. Всем абсолютно насрать на якобы невинность, а кто-то конкретно обижается, не найдя выдаваемого. Хотя заранее и предупрежденного...
- Готовься. Через пару минут твой выход. - дверь наконец распахнулась, отдавая приказ.
Кимми тут же откинула изрисованный листок и карандаш. Готова она была давно. Каждую минуту пребывания в КГБ, каждую секунду вечного ожидания, что выберут именно ее.
- Да. - кивнула волчица.
Позже ей сказали, куда идти, кем являлся этот ВИП-клиент. От нее требовалось все, что и всегда - абсолютного подчинения.
С последним у девушки были вечные внутренние проблемы. Не так сложно посадить волка на цепь, оторвать от привычного ему "леса". Сложно заставить покорно подчиняться и уважать. Можно заставить любить его телом, но душой - почти никогда. Если волк любит - это навсегда. Кимми еще не любила. После случившегося с ней в детстве, девушка полностью решила искоренить из себя всю сущность волчьего бытия. Она забыла, что значит перевоплощение и какое замечательное чувство испытываешь, находясь в звериной шкуре. Да, тело продолжало спасать ее от болезней, продолжало регенерировать, поэтому, она еще жива и здорова, находясь здесь. Но саму сущность отрицала, виня ее в разрухе своей жизни, в гибели матери и потери брата.
Она одела свою привычную форму - легкую трикотажную рубашку на голое тело, через ткань которой едва можно уловить очертание небольшой, но упругой груди, коротенькие трусики. Совсем не в пример той моды, которая главенствовала среди местных звезд-пленниц. Чулки на Кимми смотрелись несуразно, а корсет, даже самого малого размера, смотрелся просто огромным.
При полной готовности ее направили в нужную спальню, приоткрыв дверь и тихо впустив внутрь.
Роскошная спальня, пожалуй самая лучшая, где Кимми не доводилось бывать.
Голова светит затылком. Носом ощущает несколько ароматов тел. Значит клиент уже не один. Воздух пропитан развратом и особой, жестокой страстью.
Кимми не поднимая головы, однако убрала руки назад, перебирая пальчики в ожидании своей участи.
То, что клиент особый ей сказали, но не сочли нужным объяснить - почему.

Отредактировано Кимми (10.11.2013 22:01:29)

+3

24

Максимилиан только было увлёкся девушкой, как вдруг эта рыжая чертовка принялась отвлекаться. Недовольно буркнув, вампир глянул на девушку и перевёл взгляд следом за ней – на дверь.
- О, новенькие!
Обрадовался древний. Максу оставалось разве что ещё в ладоши хлопнуть и подпрыгнуть на месте. Но этого он делать не стал, ибо не положено.
- Нет, я только что избавился от двоих, так ещё привели. Что, одного нельзя было что ли?
Непонятно кому высказал свои недовольства вампир, хотя тут же направился осматривать новых жертв. Один был эльфом, таким прям настоящим эльфом. Такие, в основном, встречались на поле боя – непокорные, воинственные, так и жаждущие засадить тебе в горло нож. Но этот на колени всё-таки встал.
«КГБ ломает всех».
Подумал вампир, грустно глянув на эльфа.
- Какой вкусненький.
Ухмыльнулся Макс, подойдя к эльфу вплотную и грубо проведя ладонью тому по голове. Хотя у остроухого надолго не задержался. Ещё одна рабыня была в комнате. Новенькая. Лабиен её так сразу даже и не заметил. Да мало того – Макс не заметил даже, куда делась предыдущая девушка.
- А ты-то тут откуда, м?
Зачем-то поинтересовался вампир у новенькой.
«Оборотень? Странно. Она выглядит покорнее эльфа, но так ли это на самом деле?»
- Что уселась? Раздевайся.
Отдал приказ древний девушке, а тем временем вернулся к эльфу. Всё равно говорить что-то о новенькой пока та не разденется было невозможно – выглядела она как человеческий детёныш лет пятнадцати, а покорность только лишь добавляла этой детской невинности и наивности к образу оборотня.
- И зачем мне опять эльф?
Спросил неизвестно у кого Лабиен, вновь бесцеремонно растрепал остроухому шевелюру и отошёл опять к кровати.
«Да уж. А ведь и правда на этот раз я удивлён подбором рабов для меня. Или он был действительно тщательным, или кто-то от кого-то тут намеревается избавиться моими руками. А, может, возможно – это и то и другое».
- Эльф, ты там не рассиживайся, не в гостях, чай. Раздевайся и раком вставай, как учили.
Фыркнул Максимилиан, небрежно махнув в сторону остроухого.
- Мм, рыжая, возьми кляп и заткни рот эльфу, не люблю, когда рабы пытаются его открыть.
Распорядился древний, хотя отчего-то притянул Хлою к себе, прошёлся руками по телу девушки, изучая и вновь оценивая.
- Ты странно пахнешь. Ты не эльфийка, случаем?
Объятия стали грубее, Лабиен схватил девушку за горло, сжимая пальцы с каждой секундой сильнее.
- Не хочешь ли ты помочь сородичу сбежать?
Прошептал ей на ухо вампир, но тут же отпустил.
- Не позволю. Он принадлежит мне. И ты тоже. Ты всё поняла, Хлоя? Иди, сделай так, как сказал тебе я.
Древний заглянул в глаза девушке, будто внушая ей что-то. Возможно, так и было на самом деле… всё теперь тут возможно.

+6

25

Когда рядом оказалась новая девушка, Ману ощутимо напрягся. Оборотень... Только дохлый какой-то. Возможно, типичный для этого места, но даже в этом эльф засомневался. Хрупкое создание, похожее на несформированного волчонка... Хотя, может так оно и сеть. Благо, не затрясло от отвращения - сказывалась приобретенная в этих стенах привычка терпеть. Невозможно было срываться буквально на каждого второго, а потому приходилось кое-как сносить общество блохастых и клыкастых.
Вампир оторвался от рыжей и направился к "новеньким", чем вызвал у эльфа недовольную гримасу. На кой черт ему понадобилось отвлекаться от лакомого куска человечины? Мог бы спокойно с ней порезвится на кровати, никто бы против не был, а сам Дэбасиге с намного большим удовольствием осмотрел бы апартаменты, в которых пришлось очутиться. Мало ли, тут нашлось бы что-нибудь интересное... Вроде валяющегося не так далеко ошейника, который не был похож на тот, что оцеплял шею остроухому. О нет, этот явно можно было снять самостоятельно... Ману бросил мимолетный взгляд на рыжую, пока вампир еще неторопливо к ним направлялся, и удивленно вскинул бровь, заметив полное отсутствие чего-либо на шее девушки.
"Доб... Добровольно? Юродивая, что ли? "
От мыслей отвлек все тот же вампир, который уж больно мозолил лаза. А точнее, отвлекла непосредственно  бесцеремонность, с которой тот провел по голове эльфа. Дэбасиге брезгливо одернулся, предупреждающе зарычав. Но тот пошел дальше, явно проморгав реакцию раба, слишком заинтересованный в оборотне... Которая, надо сказать, явно проигрывала рыжей в женственности. Но имела, видимо, собственное очарование, раз чем-то привлекала. Ману снова уставился на ошейник, обдумывая, как его можно прихватить с собой... В кожаные штаны не спрячешь - слишком заметно будет. Нацепить поверх первого ошейника... Неплохая идея, наверное, но эльф сомневался, что прокатит. Но как вариант для себя оставил.
Услышав риторический вопрос сверху, Ману метнул полный мрачного презрения взгляд вверх, на упыря. Замечательно, еще и разговорчивый клиент попался.
"Пустобрех. И вот этот балабол свирепый и вспыльчивый вампир? И что же он мутузит? Коврики для ног?..."
В очередной раз дернувшись от руки вампира, Дэбасиге весьма ощутимо почувствовал потребность свернуть руку чересчур расслабленному и источающему превосходство кровососу. Хватает кого ненавидеть в это гребанном борделе, но вот таких вот самодуров Ману ненавидел с особенной сладостью на языке, ибо рвать их самодовольство в клочья, слизывая капли лживой вседозволенности - то еще, особенное удовольствие, с пряным, чуть кисловатым привкусом.
Бывает что от бешенства звереют... Бывает, что дервенеют. Ману, вероятно, ощущал последнее, ибо приказ вампира ополоснул эльфа сначала ледяным унижением, а затем жаркой яростью, заклокотавшей с внутренним ревом, требуя тот час же выпустить кишки зажравшемуся упырю, выпотрошить мразь, и первым делом выжечь с корнем длинный язык. Угомонить себя было трудно, даже просто сглотнуть - просто подвиг для его силы воли. Еще труднее, неимоверно труднее, было заставить себя послушаться. Тело отказывалось слушать, гордость шипела, бастуя против плана, с которым Ману приходилось ломать и пересиливать себя.
"Давай, ты сможешь так подобраться к ошейнику... Просто ради него. А потом найти что-то, что сможет мне избавиться от этой морды."
Успокоив себя, эльф быстро переключил свое внимание на то, что находится в комнате. Масса всяких безделушек, игрушек, каких-то ремней, другой атрибутики, которая серьезной угрозы не представляла. Еще полно всякой хрени о назначении которой Ману даже не догадывался. Раздевался эльф быстро, чтобы успеть накинуть штаны на ошейник, пока проходил мимо него. После чего уже присматривался, где ему было удобно бы встать... раком?
Дэбасиге подавил очередной вопль гнева, разрывающий ему грудную клетку и требующий возмездия.
"Будет еще возмездие, определенно будет."
Втянув тяжелый воздух, а после шумно его выдохнув, Ману все же не нашел, где ему будет удобно, и грубо, пусть и пытался не так явно выражать свое отвращение, спросил:
- Куда?
Надеясь, что вампир не из тупых и сообразит о чем, собственно, вопрос, Ману старался в который раз не смотреть на кровососа, а присматриваться к осколкам, которые находились рядом с баром. Был один особенно удачный, хотя сам бы эльф о него тоже бы порезался, но он был крупным и длинным... Такой если вбить в глазницу вампиру - дашь себе неплохую фору бежать... Дэбасиге растянул рот в улыбке. Про кляп он успешно прослушал, а даже если бы к нему кто и сунулся с подобной побрякушкой... Вряд ли бы этот кто-то получил бы ласковый взгляд и остался бы при целых пальцах...

+3

26

«Нового мяса» прибыло больше, чем ожидала Хлоя. Похоже, что владельцы КГБ решили, что раз уж все началось с трех рабов, то ими же все должно и закончиться. На смену эльфу пришел эльф, на смену брюнетки, которая, вроде бы, избита или как-либо еще прищемлена не была, но похоже, просто не выдержала эту сессию и решила сложить с себя обязательства, пришла блондинка, которая выглядела еще более хрупкой и маленькой, чем предыдущая рабыня. Но если бы не было в ней внутри крепкого стержня, то она бы не продержалась в стенах КГБ долго, а значит, что что-то в ней было. Что-то, что, во-первых, привлекало клиентов, а во-вторых, что не давало сойти с ума ночами и толкало жить дальше, несмотря ни на какие условия. А то, что она не может покинуть это место, стало для рыжей девушки ясно сразу – за время, проведенное в этом клубе разврата, она научилась отличать настоящий ошейник от того, что был у нее самой.
Господин Лабиен тем временем занялся новоприбывшими рабами, неторопливо направляясь к тем. Хлоя вся подобралась на кровати и притянула к себе ноги, обнимая саму себя руками за колени – она пусть и была привычна к наготе, но сидеть полностью обнаженной в центре большой кровати, будучи открытой всем взорам, было неуютно. Она заметила взгляд, брошенный новоприбывшим рабом на ее шею, а потом и выгнутую кверху бровь. Это заставило автоматически дернуть головой, чтобы рыжие волосы прикрыли шею, а значит и отсутствие на ней ошейника. Стоило парню отвести взгляд, как она еще и потерла свою шею – даже не имея ошейника, она ощущала его давление на своей шее, и крайне сильно не любила это чувство.
«Интересно, что он об этом думает», - подумала Хлоя. Потому что особо много эмоций на лице раба не проявилось, однако же она знала, что рабы по принуждению считают добровольным безумцами, глупцами или мазохистами. Что ж, их можно было понять – ведь никто в здравом уме не согласился бы отдать свою свободу и волю в чужие руки. Да вот только Хлоя, устраиваясь на работу в это заведение, не была в здравом уме – она была доведена до отчаяния голодом, долгами и угрозами расправы. Теперь же она пусть и вела двойную жизнь, но обе из них были не так плохи, как ее мнимая свобода раньше.
- Мм, рыжая, возьми кляп и заткни рот эльфу, не люблю, когда рабы пытаются его открыть.
Хлоя возражать не стала. Она знала, что может стать за это, да и после избиения предыдущего раба простой кляп казался не таким уж большим делом. Да вот только раб был посерьезнее – Лоес увидела взгляд раба, который так и потяжелел после этих слов, а все тело его застыло, как натянутая струна.
Когда она тихонечко сползала к краю кровати, Хлоя была перехвачена сильными руками клиента и прижата к его телу.
- Ты странно пахнешь. Ты не эльфийка, случаем?
А вот этого она не ожидала, и не успела девушка ответить, что нет, она не эльф, а человек, самая что ни есть обыкновенная человеческая девушка, как дыхание перехватило. В прямом смысле этого слова – вокруг горла стали сжиматься пальцы вампира, пока он шептал ей на ухо свое предположение, а рабыня только цеплялась за все сильнее перекрывающие дыхательные каналы руки, но не могла разжать их даже чуть-чуть. Оставалось только вдыхать крови кислорода, которые она хватала широко раскрытым ртом, да мелко помотать головой из стороны в сторону, будто бы говоря «нет» на вопрос о расе.
Стоило только руке разжаться, как девушка наклонилась вперед и закашлялась. Прийти в себя ей помогли пара глубоких вздохов, которые посылали по всему организму и в мозг волну облегчения – «Я снова могу дышать».
- Не позволю. Он принадлежит мне. И ты тоже. Ты всё поняла, Хлоя? Иди, сделай так, как сказал тебе я.
- Да, господин. – Хлоя широко раскрытыми глазами отвечала на взгляд все еще держащего ее около себя вампира, а внутри она все больше успокаивалась, даже как-то… неправильно и непривычно быстро. Остался только приказ о кляпе и путь к его выполнению: в куче, которую на руке рыжей не так давно свалила БДСМ-мастер были и кляпы.
Лоес одним плавным движением поднялась с места и направилась к недавнему месту избиения предыдущего женственного эльфа. Она аккуратно обогнула место, где по полу были рассыпаны осколки, и вскоре склонилась над разнообразием всякой атрибутики и игрушек. Где-то сбоку валялся черный кожаный ремешок, в середине которого был небольшой шарик.
Далее дело лежало за малым (да сложно выполнимым) – нацепить это как-то на эльфа, который с явно не самыми светлыми мыслями в голове раздевался и выполнял, в свою очередь, свое поручение. Но Хлоя будто бы парила по комнате, вся нацеленная лишь на одно – на выполнение своего задания, данного ей таким манящим, но непоколебимым голосом клиента. Желание выполнить задание поубавилось только когда голос самосохранения завопил, словно сквозь вату, чтобы добровольная рабыня притормозила и не совала кляп в рот эльфу прямо сейчас, а то рискует остаться без пальцев. Вот Лоес и притормозила около раба, который сверлил взглядом господина Лабиена, не будучи полностью уверенной в своих действиях. Да и, судя по всему, рабу на данный момент рот был нужен, потому что он задал весьма… относящийся к делу вопрос, и девушка тоже перевела взгляд на клиента, ожидая ответа того.

+2

27

Она привыкла быть тенью своих господ, тихо ходить, тихо говорить. Эдакая японская гейша-наложница, которая лишь кивает и приседает.
Волосы, свисающие на лицо, скрывали лаза, пылающие ненавистью к происходящему. Сколько душ и еще больше тел, покалечил этот шикарный и красиво убранный дом. Стены скромных комнат, где содержались рабы, слышали гораздо больше искренних молитв, чем все церкви мира. Но, как стены в психушке, сдерживали и не выпускали на свободу...
Тень. Тихая и незаметная. Чем больше в Кимми просыпался инстинкт зверя к самовыражению и свободе, тем больше она подавляет его, выполняя приказы, за которые нужно стыдится всю оставшуюся жизнь. Только для нее это проходит быстрее и забывается наскоро.
Ее заметили. Ее приметили. Статный мужчина направился к ней. Ноздри, редко чувствующие кого-то, помимо эльфов и собратьев, учуял новый, сладковатый, но в то же время противный аромат нежити.
Девушка немного приподняла голову, скрывая по-настоящему волчий оскал.
Вампир! Как бы не отрицала Кимми свою сущность, ее волчье альтер эго узнает кровного врага и наставит на путь сражения животного воина. Ее глаза налились кровью. Мысленно считая шаги приближающегося вурдалака, Кимми едва сдерживала вырывающийся порыв кинуться на него. Чтобы хоть как-то сдержаться, девушка впилась пальцами в пол, чувствуя, что еще мгновение, и девичьи ногти с аккуратным маникюром исчезнут, оставляя когти зверя.
Но перевоплощение был бы ее скорым концом. Физическим и моральным. И неизвестно, что страшнее для нее самой.
Кимми глубоко задышала, слегка раздувая светлые пряди, отчего они походили на легкую вуаль. Она видела начищенные ботинки мужчины, ощущала его приторный запах, и рот ее наполнялся слюной.
Рвать, кусать, разрывать! От нее этого требовала природа.
Это так сильно сдерживала девушка.
- А ты-то тут откуда, м?
Стоило прозвучать этому манящему голосу, как разум Кимми как то странно отключился. Давным давно, в ,пожалуй, уже ненастоящем детстве, она слышала рассказы о вампирах, о их способностях, о секретах. Как они умеют притягивать и с какой силой способны отталкивать.
Голос был похож на нежную мелодию флейты, только играла она похоронный марш.
Учащенное сердцебиение приостановилось.
Она даже нашла в себе силы ответить.
- Я не знаю, Мой Господин.
Да ему это и не интересно. Последовал приказ, который стоило выполнить.
Кимми приподнялась, с вызовом поднимая голову. Такая маленькая и хрупкая, она смотрела на мужчину снизу вверх, и вид ее говорил о полной покорности, а глаза отрицали сей факт. Недоволчица, гавкающая моська, пытающаяся обратить внимание статного слона...
- Да, Господин. - ее голос звучит громче. И подавляя желание кинуться ему на грудь и разорвать ее в клочья, девушка просто небрежно расстегивает пуговицы рубашки, сбрасывает ее на пол и еще быстрее снимает трусики. Ей бы стесняться своей наготы, да стыда нет. Ошейник, как знак полного подчинения доминанту, является единственным украшением чересчур юношеского тельца. Он смотрится, как то нелепо на худенькой шее, но совсем не тянет на дно. Мало одеть ошейник на оборотня, надо заставить его носить достойно.
На это способны немногие. Почему то Кимми казалось, этот мужчина сломает всю ее систему.

Отредактировано Кимми (12.11.2013 22:11:00)

+1

28

Вампир недовольно глянул на эльфа, склонил голову на бок, изучающе осматривая.
- Эльф непокорный. Сравнительно редкий вид в КГБ.
Макс усмехнулся, на время забыв о Хлое и распоряжении, данным ей.
Раздражение остроухого ощущалось чуть ли не физически. Если бы тот был на воле, возможно, Максимилиан даже насторожился. Но вот воля тут была только у клиентов. А клиентом тут был, к сожалению, именно Лабиен.
- И давно ты здесь?
Серьезно поинтересовался Макс, направляясь к Ману ближе. Вновь прогладил по волосам, сжимая пряди в пальцах сильнее.
- Идем сюда.
Резкий рывок за ошейник вверх и в сторону. Максимилиан крепко и уверенно сжал пальцы на шее эльфа и потащил того в сторону волчицы. Сломать, подчинить… не интересно! Куда интереснее построить свою игру и заставить в нее играть окружающих. Возможно, и насильно. Эльф не казался легкой игрушкой. Больше походил на нестандартную деталь конструктора, которой просто следовало найти применение. А лучше – сделать незаменимой.
- Мне редко тут выдают тех, кто способен открыть рот в моем присутствии и без приказа.
Вампир резко опустил эльфа, ставя того на колени и тут же заламывая ему руки за спину, прижимая крепко, будто тот пытался вскочить.
- Зачем ты здесь, эльф?
Древний заглянул в глаза остроухому и отпустил того, отходя к волчице, не дожидаясь ответа на свой вопрос, будто он был риторическим. Хотя Лабиен не прочь был услышать на него ответ. Ох уж это любопытство.
- А ты что свои шмотки тут раскидала, вещь?
Грубо поинтересовался он у волчицы. Видимо, и наименование к ней перешло от предыдущей рабыни. А, возможно, Лабиену просто лень было придумывать что-то новое.
- Тут не примерочная тебе, дрянь. Собери все.
Вампир говорил спокойно, отдавая приказы, но не повышая голоса. Раздражение тоже отсутствовало. Игра уже давно началась и тут не место настоящим эмоциям, лишь поддельные чувства у всех участников. Любовь или ненависть? Не важно. Главное – показать это на столько же искренне, чтобы поверили все, даже сам старый вампир.
- Хлоя, ну иди же сюда, иди ко мне.
Нетерпеливо пригласил девушку Макс, протягивая ей руку.
- Давай поиграем, слышишь, Хлоя?
Тихий шепот коснулся слуха девушки, а сильные мужские руки уже исследовали ее тело, обнимая страстно.
- Давай поиграем… в свободу. Хлоя. Твою свободу.
Взгляд вампира – внимательный, изучающий, хищный.
- Давай поиграем… ты свободна, ты такой же клиент, как и я. Вип-клиент КГБ. Выбирай, кто тебе больше нравится: оборотень или эльф?
Максимилиан отстранился от девушки – лишь на время. Рука небрежно скользнула по лицу волчицы, вздергивая вверх симпатичную мордашку.
- Посмотри, Хлоя. Она мила. Такая маленькая. Сколько ей? 16? 17? Без разницы! Хочешь, она будет твоей? Твоей вещью, или твоей сучкой? Хочешь?
Голос успокаивал, но в тоже время настаивал сделать выбор – единственный и верный, или игра перестанет быть игрой и превратится вновь в реальность.
- Или вон, остроухий. Такой непокорный, гордый… хочешь отобрать его гордость? Растоптать? Унизить? Хочешь…убить?
Предложения. Древний любил играть. Любил давать свободу и так же резко отнимать ее. Лишь игра… она закончится. Скоро… или никогда.
- Делай свой выбор, Хлоя. Я жду.
Он врал. Максимилиан никогда не ждал ничего. Все уже предрешено. Все распланировано. Написано. И ничто не может помешать. Или же… что ж. Макс любил и неожиданности.

+6

29

"И близко эльфийкой не пахнет...."
Рыжая стояла достаточно близко, чтобы почувствовать запах ее тела и волос. Он был приятным, но определенно человеческим, такой сложно перепутать с каким-то еще. В руках девушка нерешительно держала побрякушку, которую, видимо рассчитывала каким-то чудом засунуть в рот остроухому. Но, к счастью, простое благоразумие дает о себе знать, не смотря на всю "обаятельность" вампира.
А вампир и вправду любил поговорить. При чем, на взгляд Ману, совершенно о пустом. Но, в целом, пускай бы себе болтал сколько душе угодно, лишь бы сконцентрировался на ком-то одном в этой комнате, а не мельтешил между тремя, как растерявшийся лабрадор перед тремя кучами мяса. При чем если две эти кучи между собой как-то взаимодействовали, пусть и косвенно и посредством все того же "лабрадора", то оборотень был целиком зациклен на клиенте. Складывалось впечатление, что мелкая и не замечает, что в комнате есть кто-то еще, кроме кровососа, чьи приказы та беспрекословно выполняла.
Ману брезгливо поморщился. Скрывать свои эмоции эльф определенно не хотел, как и всегда.... Его умирать послали, как никак. И пусть остроухий все меньше верил в то, что нечто подобное будет иметь место, некоторые инстинкты  все же настойчиво шипели сдерживать свои эмоции, предупреждая о том, что шутки с сегодняшним новым знакомым могут плохо закончатся.
Вампир что-то говорил, но явно не о том, куда Дэбасиге сейчас стоит встать. Говорил о непокорности эльфа, будто тот и не в курсе, что кротостью не отличается. Возможно, говорил присутствующим девушкам, но те, вроде бы, тоже зрением не обделены. Или вновь решил начать говорить с самим собой. Вероятно, его излюбленное занятие.
Непроизвольно сделав шаг назад, прищурив глаза, ожидая от упыря любое резкое движение в свою сторону, Ману следил за тем, как мужчина снова приблизился, задав вопрос и потрепав по волосам. Это постоянное желание потрепать его волосы выбешивало за считанные секунды, заставляя раба задействовать, вероятно, всю свою силу воли, чтобы не сорваться и не вцепится уже давным давно лишенными опасной остроты зубами.
На вопрос эльф не успел ответить, хотя и не собирался, в целом, он лишь снова зарычал, прежде чем его дернули за ошейник, вынудив Ману захлебнутся собственным рыком. Рука вампира сдавливала горло, заставляя эльфа тут же вцепится своей рукой в запястье мужчины. Вреда  серьезного нанести Дэбасиге не успел, как его потащили в сторону оборотня, не ясно с какими намерениями, но явно не с теми, которые могут привести в восторг. Шипя, остроухий сопротивлялся, но осторожно, стараясь не выпустить из поля зрения собственные штаны, под которыми находился злополучный ошейник свободной рыжей женщины. Свободной, сука, свободной.... Ману ощущал бьющую откуда-то из груди ярость, которая шипела, ревела, клокотала и кололась острыми ядовитыми иглами, лишая дыхания и образуя непроглатываемый комок в горле. Мерзкое ощущение, которое эльф ох как "любил".
От следующего вопроса вампира Дэбасиге опешил. Даже рычал, вероятно, не так убедительно, не смотря на заломленные за спину руки.
- Жизнь сокращать, - эльф злобно скалился, не представляя, что кровосос ожидал узнать подобным вопросом. Догадался, что у местных затейников разыгралась самоуверенность, и те решили сделать небольшой сюрприз и разнообразить местную вечеринку?
Клиент снова перенес свое внимание на другого раба в этой комнате, отпустив Ману, оставляя его стоять на коленях в весьма скверном расположении духа. Сердце бешено молотило в грудь, разгоняя кровь, впрыскивая в нее адреналин, от которого злоба, кажется, стала ощущаться только ярче и насыщенней. О да, именно тогда, когда необходима собранность, в эльфе просыпается дикость и горячность, свойственная всей его расе, которая иногда казалась абсолютно безмозглой за своим безбашенным гневом.
Ману продолжал сидеть на коленях. Не выражая покорность, отнюдь, а стараясь себя успокоить. Остроухий не прожил бы почти столетие, если бы не умел вовремя подавлять собственные эмоции, не смотря на все свое желание спустить с поводка сладко ноющую в мышцах силу и ярость. Отчасти подавив в себе вспышку трудноуправляемой агрессии, Дэбасиге снова поднял голову, быстро пытаясь сориентироваться кто где. Вампир уже успел отойти от блондинки, которая не вылягдела больно счастливой, и теперь что-то шептал рыженькой, явно играя с ней. Хотя не только с ней, очевидно же...
Рыжую ставили перед выбором. И, несмотря на весь свой клокочущий, удушливый гнев, раб не мог с некоторым любопытством не наблюдать за происходящим, не совсем понимая, что вообще происходит, и что за игру затеял чрезмерно самоуверенный упырь. Вряд ли в скором будущем эльфу понравится хоть что-то из задумок извращенного ума клиента, но пока было даже забавно наблюдать за тем, что происходит. Ману щурил глаза, не забывая время от времени оглядывать пространство вокруг себя на предметы возможной защиты или атаки, действуя скорее из привычных для воина рефлексов, чем в самом деле готовясь сейчас распороть горло кровососу.

+3

30

- Давай поиграем… в свободу. Хлоя. Твою свободу.
Это предложение не предвещало Хлое ничего хорошего. Но вот чего-чего, а играть со свободой ей было не привыкать. Да и ее, свободы то этой, у нее немного было. Не произошло в ее жизни того переломного момента, когда ребенок становится взрослым и приобретает истинную свободу, потому что именно в тот период ее жизни ее впервые продали. И кто? Собственная мать! И Хлоя понимала, хоть и не принимала, тот поступок. Но с тех пор она зависела от своего покровителя, потом, когда тот женился, а мать умерла - сначала от банков, потом, когда те более не могли выдавать совсем молодой девушке без стабильной работы кредит, от более нелегальных кредиторов, а когда шанс оказаться у тех той же проституткой, что и в КГБ, но с гораздо худшими условиями обращения, она отправилась искать защиту и работу туда, где сейчас она и находилась. В обмен, опять же, на свою свободу, пускай и не полную.
И девушка в очередной раз соглашалась на эту опасную игру. В желудке неприятно похолодело, а сердце забилось чаще, но рыжая не смела отвлечься от голоса господина, сейчас диктовавшего правила. Когда-то, еще в школе, им рассказывали о теории игр. Так каждая сторона выбирала для себя доминантную стратегию, исход которой был, принимая в расчет теоретические действия противника, был наилучшим. Вот только обе стороны, выбирая наилучшую для каждого стратегию, обе и проигрывали. Но одинаково. И Лоес сейчас бы все отдала за то, чтобы снова оказаться за партой и рассуждать о теориях. Потому что практика ее совсем не радовала - а практике не было двух сторон, обе из которых могут потерпеть убытки. Была лишь одна - она, и выигрышного варианта быть и не могло.
А потому надо было выбирать лучшее из двух зол. С одной стороны - эльф, дикий, грозно смотрящий на нее, явно, хотя бы по половому признаку, имевший гораздо большую силу, чем Хлоя. Однако, рыжеволосая по ей самой неизвестной причине чувствовала какую-то отдаленную связь с этим блондинистым рабом. Его вид, его взгляд и расползающаяся по комнате темной аурой агрессия заставляло кровь Лоес бежать быстрее, зарождало желание быть жестокой. И это чувство было крайне соблазнительно, так и звало окунуться в него с головой, но в то же время во все еще сознательной части мозга оно вызывало страх и желание запрятать подальше. С другой стороны - девушка, хрупкая на вид, но Хлоя не тешила себя мыслями, что она и на деле столь же слаба, как выглядит. Ее тело так и исходилось от напряжения, особенно сильным оно становилось, когда господин Лабиен подходил к ней ближе. А значит и у той внутри сидело что-то нечеловеческое.
И Хлоя сделала выбор.
- Я... Выбираю ее, - и девушка посмотрела в сторону недавно прибывшей рабыни. Ее решение выбора было основано на том, что пусть внутри этой девушки-подростка и ощущалась необычайная агрессивная сила, но та все же была одного с Хлоей пола. И это вызывало призрачное ощущение безопасности.

+4


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [16.08.2066] Споем же о сексе, подруги, друзья!