КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [16.08.2066] Споем же о сексе, подруги, друзья!


[16.08.2066] Споем же о сексе, подруги, друзья!

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

Чтобы построить что-то новое совсем необязательно ломать старое. Но так хочется!
- Жизнь сокращать?
Вампир недоумённо глянул на эльфа, прищурился.
- Свою или мою?
Макс оскалился, беззвучно рассмеявшись. Остроухий казался забавным. Такой прикольной игрушкой, над которой смеются все, но не каждый возьмёт подобное убожество к себе в дом. Лабиен бы взял. Наверное. Когда-нибудь, но не сейчас. Сейчас его интересовала лишь игра.
- Её?
Вампир недовольно глянул на волчицу, смерив взглядом.
- Ты серьёзно? Эту?
Макс громко рассмеялся, запрокидывая голову.
- Женская солидарность что ль?
Перестав ржать, поинтересовался древний, направляясь к оборотню.
- Тебе она нравится?
Вампир внимательно глянул на Хлою и обречённо вздохнул, едва заметно ухмыльнувшись.
- А мне – нет.
Схватив за шкирку молодую волчицу, Макс без особых церемоний вытолкал ту в коридор.
- А ну пшла отсюдова, сука!
Недовольно произнёс Лабиен, закрывая за собой дверь.
- Всё, надоели. Этих хватит.
Максимилиан расслабленно выдохнул, потянулся и прошёлся по комнате.
- Эй, раб.
Грубо обратился он к эльфу.
- Поди сюда.
Патриарх беззлобно оскалился, ухватил остроухого за волосья и потащил к кровати.
- Ну, рассказывай, как тебе здесь живётся, эльф?
Разместив раба на кровати и пододвинув к себе вплотную, Макс обнял остроухого как-то по-дружески, тиснув в крепких объятьях.
- Ты как вообще, по девочкам, аль мальчики больше нравятся, м?
Оглядев в очередной раз невольника, Лабиен рассмеялся.
- Только не говори, что ты гомосек, ладно? А то тут куда не плюнь – одни эти… гадость! Мужиков уже не осталось.
Обречённо вздохнул Максимилиан, не выпуская эльфа из объятий.
- Хочешь бабу, а? Вон, смотри, рыжая – хорошенькая такая, вкусная.
Облизнувшись, кровосос оскалился.
- И ты тоже хороший, мягонький.
Макс потянул носом воздух и принялся аккуратно, будто бережно, гладить эльфа. По волосам, плечам, исследуя тело медленно и вдумчиво.
- Или мне поиграть с тобой так же, как и все играют?
Заломив руки остроухому, вампир резко перевернул того на живот, подминая под себя грубо, не позволяя освободиться.
- Зачем ты здесь, эльф?
Шёпотом повторил свой вопрос Лабиен, вминая тело раба в пуховые одеяла до боли, надавливая на позвоночник с силой, будто собираясь сломать.
- Неугоден ты кому-то. Таких часто посылают ко мне, чтоб я убил, наигрался вначале, а потом прикончил, сломал, как надоевшую игрушку. А ведь я давно не ребёнок, а они всё считают, что я люблю играть с рабами. И подсовывают фарфоровых куколок, чтобы я ломал. Просто так. Так же, как и тебя.
Патриарх был любителем попиздеть не по теме. Особенно с теми, кто никому особо ничего не расскажет. Трупы не говорят… а если и расскажут, всё равно им никто не поверит! Максимилиан сильнее надавил на шейный позвонок эльфа, зажимая остроухого сильнее, перекрывая кислород, не позволяя даже рыпаться.
- Хлоя, возьми верёвки, там, в тумбочке, подай мне. Надо избавиться от того, кто послан на смерть.
Лабиен всегда считал, что нужно доделывать всё до конца. Хотя отчего-то медлил, не сворачивая шею эльфу, как и было необходимо. Оттягивая время. Зачем? Но ведь остроухий был нестандартной деталью в конструкторе… и мало ли, что с помощью него можно было бы сотворить интересного.
- Иди, сюда, Хлоя.
Макс чуть ослабил хватку, не торопясь полностью освобождать эльфа.

офф

очередь Кимми пропущена, персонаж из игры выведен в связи с уходом

+4

32

Последовавшее после выбора рыжей выдворение волчицы из комнаты привело Ману в очередное недоумение. Пора бы, конечно, привыкнуть к тому, что временный хозяин обладает весьма переменчивым настроением, и в своих желаниях тоже быть постоянным не видит смысла. И логики.
Эльф осторожно перевел взгляд с двери обратно на клыкастого. Стоять абсолютно обнаженным, без всякого движения и определенного для себя плана действия... Немного напрягало. Тем более, если учитывать, что разнообразие закусок кровососа сократилось до цифры 2. Не то количество, на которое рассчитывал тот сразу, видимо. И это вызвало у остроухого насмешливую ухмылку. Ну конечно, такому высокопоставленному лицу все не может угодить "талантливый" персонал клуба, а это, как никак, рождало удовлетворение от предстоящего возмездия. Пробыв здесь достаточное количество времени, раб не раз видел, как весьма красочно расправлялись с несмышлеными и за меньшие погрешности.
Но ухмылка быстро слезла с лица. Вампир снова обратил свое внимание на Дэбасиге, вызвав неодолимое желание познакомить чью-то холеную морду с паркетом в чувственном поцелуе, разбивая клыки в мелкие и острые осколки. К сожалению, фантазии сбыться не довелось, зато волосы эльфа снова оказались зажатыми между пальцами упыря. Едва ли подобный способ передвижения можно назвать любимым для Ману. Скорее он останется одним из самых легких способов завести остроухого для новой порции гнева. Как по нажатию кнопки, сердце вновь разогналось, красной вспышкой на мгновение ослепив раба. Оказавшись на излишне скользкой, неприятно большой кровати, да еще и в тисках кровососа, эльф рефлекторно дернулся прочь, желая оказаться подальше от ненавистного создания. Но вырваться было не так просто, что обдалбливало голову сильнее ядом неугомонной агрессии, в то же время сразу рождая в голове мысль о том, что лучше не провоцировать то, что инстинктивно оценивалось как сильный и опытный противник. От запаха вампира потряхивало, вызывая гримасу откровенной, неприкрытой ненависти и отвращения.
Вопросы, которые кровосос задавал, в большинстве случаев казались бессмысленными и нелепыми. Хотя нет, не так. Нелогично и непонятно было то, что их задают Дэбасиге явно без расчета получить ответ на них.
Чувствуя прикосновения к себе, раб оказался способен стерпеть их не больше минуты, прежде чем зарычать, снова дернувшись. За что его, видимо, и решили обезвредить тривиально заломив. Захват не был нов, потому Ману осторожно расслабился, ожидая нужный момент, дабы освободиться, рыча и хрипло дыша под немалым весом вампира. Но давление не ослабевало, выбивая уверенность из тела вместе с воздухом. Вдохнуть становилось труднее, а жим на позвоночник лишь усиливался, предвещая для Ману бесславную кончину...
Извернувшись, остроухий практически вывернулся, не побрезговав даже возможностью вцепиться в руку упыря. К сожалению, впиться не удалось, зато болтовня мужчины стала приобретать другой смысл и оттенок, пробиваясь даже через полыхающий сосредоточенной яростью инстинкт, диктующий вырваться и напасть самому.
Ломать... Ну конечно, ломать.
- Охуеешь ломать, мразь... - сказать что-то еще не представлялось возможности. Вдавливая не просто голову эльфа, а его шею в кровать, Дэбасиге оставляли все меньше шансов сделать полноценный вдох. Изворачиваться и дергаться становилось сложнее, из-за чего движения и рычание остроухий контролировал не в пример хуже, становясь легкой добычей для не обделенного думалкой клыкастого.
Интерес к игре гас, оставляя обнаженными лишь первобытную злобу и грубую, жестокую ярость, затмевающие оказавшимися бессмысленными цепи разумности. Одного единственного послабления, слишком беспечного и глупого со стороны упыря, хватило. Конечно, пришлось пожертвовать вывихнутым запястьем, но Ману смог резко и неестественно (на взгляд, вероятно, человека) выгнуться, избавляясь от удерживающей руку хватки. Мгновение, и остроухий, наконец, смог вдохнуть, очередным изворотом сумев избавиться от руки на шее. Такой как у кровососа силой дикий раб похвастаться не мог, но зато гибкостью и пластичностью мог обойти запросто. Зарядив локтем в лицо вампира и еще один удар нанеся в кадык, эльф почти ловко смог спрыгнуть с кровати, но из-за чрезмерно мягкого одеяла чуток стормозил, умудрившись с кровати скатиться. Осколки были все еще далековаты, а терять из виду вампира было опасно. Умирать остроухий не хотел. Тем более не выполнив самоназначенной миссии. Рыжая попала в поле зрения вовремя, схватив ту за руку и дернув на себя, почти позволив ее упасть, Ману схватил ее за шею. Осторожно, чтобы не переусердствовать и не сломать ту раньше времени, остроухий горящими глазами уставился на упыря. Вряд ли того интересует жизнь этой свободной, но попытка не пытка. Если в рыжей вампир заинтересован, то с помощью девчонки вполне можно будет добраться до осколков и выбрать тот, который он заприметил в первые минуты своего пребывания здесь. А после рыжая... Хлоя, насколько помнил остроухий... может быть свободна на все четыре стороны. Заложников брать Ману никогда не любил - слишком много возможностей для краха всего плана.
- Сделка? - Дэбасиге определенно не мог назвать себя контролирующим ситуацию, так что пока он скорее спрашивал, чем утверждал.

+2

33

Понять, что ляпнула что-то не то, по реакции клиента труда не составило.
"Значит, неправильный выбор", - Хлоя поежилась, когда голос вампира изменился на более холодный, а потом, припоминая произошедшее с первым здесь эльфом, так и замерла на месте после стремительного броска Лабиена в сторону оборотня. Вдохнула в грудь воздуха только когда мужчина грубо выпихнул худощавую девушку-подростка за дверь, а потом с громким хлопком закрыл ту. В этот раз обошлось... Вот только надолго ли? Рабов здесь осталось только двое.
- Неугоден ты кому-то. Таких часто посылают ко мне, чтоб я убил, наигрался вначале, а потом прикончил, сломал, как надоевшую игрушку.
Девушка сглотнула и обратилась во слух, хотя и знала, что эти слова обращены не к ней. Но она то на подсознательном уровне знала, что на самом деле ее свобода - иллюзия, и долго ломать комедию в КГБ не станут. Не после того, как она сама не знает, что с ней происходит и почему все чаще и чаще теряет контроль над агрессией, которой в принципе никогда не отличалась. А началось все с лаборатории. Которая была последствием долгов и нужды в деньгах. А это все вело все в тот же ненавистный подростковый период, когда ее впервые продали, а потом так же выкинули и оставили ни с чем выкарабкиваться из ямы. А Хлоя так и не выкарабкалась.
- Хлоя, возьми верёвки, там, в тумбочке, подай мне. Надо избавиться от того, кто послан на смерть.
Девушка поспешила выполнить поручение. Аккуратно обойдя кучку острых осколков, рыжая порхнула к тумбочке недалеко от кровати. Веревки оказались в первом же ящике, свернутые аккуратной петелькой. Только было разогнувшись, чтобы размотать их и передать вампиру, Хлоя краем глаза заметила движение, а потом ее дернули за руку. Падать не хотелось, поэтому девушка сразу начала группировать тело, но в этом нужды не было - упасть ей не дали. Зато припечатали в твердое тело и крепко держали за шею. Веревка выпала из рук, у тех было миссия поважнее - схватиться за ограничивающие дыхание ладони и попытаться их разжать. Конечно же, без успеха.
- Сделка? - за спиной послышался голос, который в данной комнате Хлое слышать еще не приходилось - а значит, эльфа.
"Какая, к чертям, сделка?", - все тело девушки напряглось, глаза скользили перед собой в поисках выхода. В один момент зацепились за застывшего на кровати вампира ("И как только этот парень выкрутился и ушел от него?"), и рыжая поняла, к кому относилось это неуверенное предложение сделки. Из-за выбрасывающегося в кровь, как самоубийцы с крыши местного небоскреба, адреналин заставлял сердце сильнее качать кровь, требовать больше кислорода, а того становилось все меньше и меньше, и в глазах начало темнеть. А голове - светлеть, паника будто бы открыла второе дыхание, и девушка отпустила это устрашающее ее и угрожающее ее свободе "нечто", потому что даже жизнь вне воли лучше, чем не жить вообще. Позволив себе окунуться в красный туман, но все еще контролируя погружение и готовая в любую секунду обрести контроль, она почувствовала, как ее тело окрепло и стало действовать на инстинктах: на мгновение обмякло, заваливаясь вперед, давай себе больше места для маневра, больше потенциальной энергии, а потом моментально рвануло назад, врезаясь в чужую грудь своим небольшим весом, который однако, набрал мощи благодаря небольшому ускорению. Девушка почувствовала, как шею сдавило сильнее, но потом сцепленные тела начали заваливаться назад в результате отчаянного толчка Хлои, и рыжая, вынырнув из тумана, приготовилась к неприятному и болезненному столкновению с полом.

+2

34

Вампир хрипло рассмеялся, стирая с губ едва проступившую кровь. Эльф, вероятно, пытался ударить сильнее, но Макс, за свои восемьсот годков, умел уходить от удара на автомате, даже при зашкаливающей дозе спиртного в крови.
- Придётся отдать должное персоналу – нынче жертву подбросили мне необычную и даже интересную.
На вопрос остроухого древний лишь снисходительно улыбнулся: поднялся с кровати и направился к эльфу.
- Сделки я заключаю лишь с надёжными партнёрами, а в тебе, эльф, надёжности нет никакой, раз прикрываешь свою задницу девчонкой.
Покорность и безропотность, что нынче так ценилась в рабах, Максимилиана толкали лишь на кровавые жертвоприношения себе любимому, которые наскучивали быстро.
- Конешн сделка!
Решительно заявил вампир.
- Убей её, а я посмотрю, а?
Заинтересованно предложил вампир и быстренько устроился в ближайшем кресле для наблюдения действа.
- Только ты не торопись – пусть помучается.
Наставлял древний остроухого, в предвкушении чего-то любопытного проминая пальцами мягкую обшивку кресла.
Хотя интерес к ситуации резко сменился неподкупным любопытством, когда рыжая предприняла самостоятельную попытку спасения из лап дикого эльфа.
- Давай, девочка, сделай его!
Вампир звонко хлопнул в ладоши, не спеша кидаться на помощь ни девушке, ни, тем более, остроухому.
- Вдарь ему, детка, а потом мы с тобой вместе ему кишки выпустим!
Ликовал клыкастый, активно жестикулируя.
- Эльф, а ты там не спи. Видишь, бабы тебя уже бьют, сопротивляйся хоть ради приличия, а то я ещё не определился, кого из вас я хочу себе в жертву.
Лабиен, видимо, совсем решил невольников не разнимать. А что? Бои без правил среди рабов не каждый день способен увидеть вип-клиент. Поэтому Макс наслаждался зрелищем, пока позволяла ситуация.
«Опять кто-то другой убьёт тебя, рыжая. Так же, как и тогда. Нет. Я. Хочу. Сам».
Резко поднявшись с кресла. Макс рванул в сторону эльфа, быстро хватая Хлою за талию, тиснув к себе.
- Отдыхай, тварь.
Максимилиан коротко, но сильно толкнул остроухого в сторону, хватая того за шею, стремительно припечатывая в пол.
- Иди ко мне, моя жертва.
Шёпотом проговорил вампир, подминая эльфа под себя, запуская острые клыки тому в шею. Ещё секунда  и вену можно будет порвать, выпив жизнь непокорного раба до капли… Но ведь это так скучно – убить сразу такую забавную игрушку, не наигравшись вдоволь. Ещё один глоток крови – для пущей уверенности, чтобы знать, что раб не сможет теперь двигаться на столько шустро. Макс ослабил хватку, отступая от остроухого.
- Эй, Хлоя, что медлишь? Ложись на кровать и ноги раздвигай, как учили, сука.
Максимилиан глянул в сторону девушки, зло ухмыльнувшись, утирая рукавом рубашки оставшуюся кровь своей добычи с губ.
- Сколько ты там копаться будешь? Я хочу тебя! Столько лет назад хотел и сейчас… тоже.
Животные повадки древнего вампира невозможно было скрыть за всей помпезной роскошью. Это не покупалось за деньги. Из зверя невозможно было сделать человека. Из кровавого убийцы нельзя создать миролюбивое существо.
- Иди ко мне, моя рыжая.
Подходил к кровати вампир быстро, не собираясь отступать.
- Стань моей навсегда. Как и тогда. Как должно было быть тогда…
Максимилиан аккуратно коснулся кожи рабыни, проведя пальцами по шее.
- Ты будешь моей пока не надоешь мне.
«Моя жертва».

+5

35

Ситуация развивалась абсолютно не в том направлении, которое было способно хотя бы немного понравится эльфу. Более того, происходило то, что способно было действительно удивить. Рыжая оказывала сопротивление и вовсе не желала быть пленницей, даже старалась атаковать...
Сначала показалось, будто девушка теряет сознание, из-за чего лесной постарался тут же перехватить жертву удобнее. И поплатился за свою "заботливость". Удар не был серьезным. Он даже, наверняка, не был бы способен свалить с ног, если бы не был настолько внезапным и больно уж прицельным для маленького тела человека. Рыжая или знала, как бить, или ей просто повезло, раз она смогла с нужной силой и скоростью рвануть назад. Перегруппироваться в воздухе труда не составило. Задумка рыжей ударила по ней самой, едва Дэбасиге с нескрываемой злобой приложил ее головой о пол, вдавливая хрупкую, человеческую черепушку в пол, желая раздавить ее пальцами, увидеть, как будет хлестать кровь из глаз, из ушей, из носа и рта, заставляя ее захлебываться, дергаться в конвульсиях, сходя с ума в считанные мгновения...
- Мразь, рыпается еще.
Следующий удар от девушки пришелся в голову, на миг ослепляя, чем, видимо, и воспользовался кровосос. Взвыв от ярости, порываясь одной короткой подачей с локтя размозжить дурью башку молодой самоубийцы, Ману не успел лишь на доли секунды, когда забытый элемент разворачивающегося представления наконец дал о себе знать. Забыть вампира - стало тем упущением со стороны эльфа, которое спасло жизнь свободной. Увы.
Встреча с полом была менее жесткой, чем можно было рассчитывать. Упырь не нежничал, разнимая тех, кто, по идее, обязан был развлекать гостя. В целом, со своей задачей рабы справлялись... Но в своеобразной манере, успешно избегая главной обязанности.
Дэбасиге бесцеремонно вдавили в пол, после чего шею полоснула знакомая из прошлого, режущая, разрывающая будто всю шею, боль. Взвыв снова, Ману поздновато рыпнулся, когда клыки вошли уже достаточно глубоко, чтобы дать возможность мужчине напиться горячей кровью. Слабость быстро накатывала, вынуждая раба хрипло задыхаться в бешенстве от собственного бессилия. Не справиться с одним единственным упырем и человеком! Жалкое зрелище. Жалкое, недостойное, мерзкое.
Боль ушла. Слабость - нет. Регенерация займет время, которое эльфу милосердно предоставили, будто давая шанс показать что-то еще. А возможно, что Ману и ошибался, не особенно раздумывая над ходом мыслей ненавистного клыкастого. Пытаясь приподняться на пока все еще неуверенно двигающихся руках, Ману сумел заметить, что о нем весьма вовремя забыли. Вампир решил вплотную заняться сейчас определенно оглушенной и раненной рыжеволосой девушкой, не рассчитывая, что лесной быстро придет в себя. В целом, рассчитал правильно...
"Добраться до осколка... Осторожно и быстро. А для того, чтобы проделать все осторожно и быстро потребуется время. Десять минут, вряд ли больше... Десять минут и я смогу сделать рывок... Если полежу дольше, то смогу этим осколком обороняться. Не долго, но к выходу... Cabra, мне час как минимум нужен, чтобы драпануть отсюда!"
Выдохнув резко, едва не рыкнув, эльф медленно, экономно расходуя силы, старался приподняться. Безжизненное тело вызовет подозрение, как и активно дергающееся, а потому приходилось притворяться бессильным и слабым рабом, поверженным одним ничтожным укусом. Дэбасиге не допускал мысли, что укус мог стоить ему жизни, пожелай нечто подобное вампир. Да ни в жизнь он подобное не признает. А потому оставалось жалко поддергиваться, снова пытаясь спланировать дальнейшие шаги. Увы, сделка не состоялась, хотя вполне могла, судя по тем словам, которые по началу исходили от клыкастого, но потом рыжая решила показать собственные когти. Скорее даже не когти, а коготочки. Мелкие и безобидные, все равно что у маленьких котят.
Одарив двоицу на кровати диким от ярости взглядом, эльф покрепче сжал зубы, пытаясь сконцентрироваться над тем, что было приоритетным в данной ситуации, а не над тем, что так нуждалось в кровавой бане от его рук.

___________
Cabra - стерва, сука

+1

36

Все будто бы было покрыто багровым туманом, какой бывает лежит на земле ранним зимним утром. Так и чувства девушки, казалось, заморозились, как и всяческие реакции разума, потому что тело действовало, казалось, само по себе. Уж точно не по воле Лоес, потому что она банально не знала всех тех приемов, в которых сейчас изворачивалось ее тело, чтобы уйти из-под удара или сгладить его. Она не знала, что можно вообще умудриться сделать замах рукой вслепую, пока твою черепушку придавливают к полу так сильно, что разве что космонавтам при перегрузках может сниться. Тем не менее, именно это рыжая и сделала, да еще и успешно - она попала куда-то в район виска, а потом удар скользяще задел еще и переносицу, заставляя эльфа вздрогнуть и ослабить хатку на ее несчастной голове.
Наконец-то пришло облегчение. Звуки возьни доносились как издалека, туман стал потихоньку сменяться чернотой, и Хлоя могла думать только о том, чтобы дышать и пытаться справиться с неприятным щекочущим лоб ощущением потери сознания.
Рабыня сосредоточилась на ощущениях, пытаясь понять, что же происходит вокруг. Приказ, пронзивший ослабшее сознание Лоес, придал сил, даже перед глазами прояснилось. Казалось бы, что за глупость - сейчас бы постараться сохранить себе жизнь, бежать и бежать из этой комнаты, из этого заведения, а она ползла к кровати, приподнимаясь на колени, а потом и затаскивая себя на кровать, с облегчением чувствуя, как холодят отбитую о пол спину простыни. Голова откинулась на подушки, давая необходимую поддержку и отдых, и рыжая победоносно вздохнула, а ее ум послал легкую волну удовольствия по телу от выполнения приказа могущественного вампира.
Вот только стоило этому вампиру появиться в поле зрения, как убравшийся в края сознания багровый туман, вот уже в который раз спасавший ей жизнь, ощетинился и заставил девушку вскинуть руки в защитном жесте, когда ее шеи коснулась чужая ладонь.
- Стань моей навсегда. Как и тогда. Как должно было быть тогда…
Она шумно выдохнула и уставилась в омуты глаз вампира над собой. Ее нос явно чуял кровь в комнате, в дыхании клиента, въевшийся в кожу его рук запах. Заурчав, она поднесла руку мужчины, что огладила ее шею, выше, к своим губам, целуя ее в середину, а потом проходясь языком от ладони до кончиков пальцев, прежде чем куснуть их подушечки и втянуть между яркими губами. Она обвила языком два пальца, снова чуть куснула кожу, уже задними зубами, сильнее втягивая в себя запах крови, будто бы слизывая его с чужой кожи. Глаза плавно скользнули с лица клиента на главный источник запаха крови в этой комнате - блондинистую макушки, торчащую где-то из-за края кровати. Увидев легчайшее движение эльфа, Хлоя дернулась вперед, обвивая руками и ногами тело нависшего сверху мужчины, прижимаясь щекой к его плечу и начиная покрывать его легкими поцелуями, пока глаза неотрывно смотрели на чуть было не лишившего ее жизни раба.

+1

37

Развлечения требуют творческого подхода.
Всё шло по плану: по единственно верному плану, созданному могущественным существом. Теперь всё так, как нужно и можно было насладиться своей победой и страстной рыженькой девицей. Но Лабиен медлил, отрешённо наблюдая за действиями Хлои. Желание продолжать бой с диким эльфом было сильнее желания взять рыжую прямо сейчас. Инстинкты хищника требовали уничтожения первой жертвы, и только потом – услаждение второй. Так было правильнее. Хищник не должен выпускать из поля зрения врага, угрожающего смертью, переключаясь на наслаждение. Нужно было довести дело до конца, поэтому патриарх никак не мог забыть об остроухом.
- Подожди.
Грубо оттолкнув Лоес в сторону, вампир поднялся с кровати, подошёл к эльфу и уже привычным способом (т.е. за волосы), доставил на кровать.
- Ты не пожелал поиграть по моим правилам, эльф.
Констатация факта: сухая, безжизненная, угрожающая.
- Ты не захотел быть моим.
Сила вампира заполняет пространство вокруг, заставляя каждого подчиняться полностью. Древний обладал безграничной властью над более молодыми существами, властвуя над их рассудком и телами всецело.
Металлические оковы щёлкнули на щиколотках эльфа, раздвигая ноги к углам кровати. Путы видывали многих, с кем развлекался старый вампир, но ни одного не выпустили раньше времени, позволяя хищнику играть в то, что хотел он и насколько долго этого желал.
- Как твоё имя, эльф?
Вопрос прозвучал мягко, но не менее требовательно. Только теперь вампир понял, что начал игру лишь сейчас. До этого было просто баловство и непреодолимая уверенность, что на этот раз жертвы развлекут его самостоятельно.
- Хлоя, отсоси эльфу. Только медленно, не торопись.
Руки остроухому Лабиен предпочёл не связывать, лишь прижал его к себе, заламывая руки эльфу за спину. Когда жертва продолжает рыпаться в пасти у хищника это всегда удовольствие. Значит, есть сила, значит вампир победил сильного противника. Прокусывая кожу на шее раба, Максимилиан не глотал кровь, позволяя ей стекать по телу спокойно, постепенно лишая сил и без того ослабленного врага.
Влияние древнего сходило на нет, давая возможность окружающим осознать случившееся, прочувствовать каждой клеточкой, чтобы понять: назад дороги нет, они в сетях паука великого рода Лабиен.

+3

38

Глаза практически не застилало, да и боль быстро уходила, явно заглушаемым вопящим инстинктом самосохранения, в кои-то веки подавшим голос громче и яснее. Ману, разумеется, инстинкт проигнорировал, рассчитывая на большее, чем просто на сохранение жизни.
В какой-то мере ему вампир даже стал импонировать. Самоуверенный, себе на уме, без ледяной показушности, которую так любят на себя напускать чванливые кровососы. От наигранности буквально выворачивало, когда бледные строили из себя «уставших» от жизни, зажравшихся кошачьих трупов. Конечно, исключения присутствовали, и в огромной мере. Но эти исключения были скорее худшими образцами себе подобных. Если у вампира появился бзик – надо херачить этого вампира, и как можно скорее.
Увы, «новый» хозяин был своеобразен и, как ни трудно было это признавать эльфу, силен. Казалось, крови он выпил всего ничего, но Дэбасиге ощущал, как после укуса тело весьма неохотно желало слушаться, предпочитая держаться как можно дальше от источника разящей за метры угрозы. Правда, двигаться никуда самому и не пришлось. Упырь решил с рыжей повременить, к огромному… огромнейшему сожалению дикого. Злость как-то вяло рокотала, предлагая дать ей передых, пока позволяя мозгу анализировать все происходящее.
А анализировать было что. Снова за волосы (почти привычные ощущения) Ману притащили на кровать. Снова. Вампир не церемонился, явно больше не собираясь затягивать и без того продолжительную «прелюдию». Рыжая, как ни странно это признавать, действительно вкусно пахла. Чем-то сладким… и свежим. И женщиной… Этакий дурманящий запах женского тела, слишком сильный совсем рядом с обладательницей хрупкого на вид тела. Насколько оно по-настоящему хрупкое – было сложно сказать. Неожиданная ловкость и сила удара как-то говорили совершенно не о бессилии женщины.
Внезапно будто на каждый миллиметр тела навалилось тяжелое, давящее ощущение, будто густой воздух решил своей массой прижать к самому полу, заставив стелиться по поверхности с надрывным дыханием. Дэбасиге знал это чувство, ненавидел его, люто ненавидел, прекрасно сознавая, как трудно ему сопротивляться. Подчиниться было бы куда легче, куда приятнее и куда спокойнее. Дернувшись было к краю кровати, чтобы свалиться на пол, а там уже двинуть все равно куда, лишь бы подальше от вампира, подальше от мерзкого ощущения чужого превосходства и неоспоримого могущества, Ману с ужасом ощутил, как щиколотки обдало металлическим холодом.  Очевидно, с веревками решили больше не рисковать, сразу обездвижив тяжелыми кандалами, подвластными воли не особенно напрягающегося подобным «баловством» кровососа.
Наблюдать было интересно, но не так, чтобы аж дух захватывало. Эльф с болью сглотнул, ощущая, как сухое горло дерет от противного давления на все существо. Волны удушающего, жаркого неприятия и стыда вынудили ссутулиться, когда лесному стало ясно для чего, собственно, его обезвредили столь «дивным» методом. Щеки и уши жгло от желания как можно быстрее сбежать со скользких простыней, чтобы хитрожопый вампир расцепил пальцы, которыми тот сдавливал руки Дэбасиге, мешая рваться прочь.
- Ману, - до этого стойко пытаясь не издать ни звука, остроухий хрипло выдохнул имя, вопрос о котором отвратной пульсацией бил по вискам. Почувствовав, как стало свободнее, будто шипастый обруч сняли с головы, раб, стараясь не оставлять попыток вырваться, красноречиво уперся взглядом прямо в глаза рыжей. Должны же у нее остаться хотя бы крохи себя самой? Или же разум из игры выведен, оставив лишь слепую, звериную натуру, ошалевшую от свободы?
Простонав от очередного укуса, Ману вновь дернулся вперед, ощущая, как клыки рвут и без того израненную плоть. Привкус собственной крови больше отвлекал, чем помогал сконцентрироваться, но что хуже, действовал будто легкий, возбуждающий наркотик. Вампир вполне сносно, увы, держал себя в руках, чего нельзя было сказать о рыжей.
- Переживу без отсоса. С членом остаться охота.
Наконец сумев совладать с давлением чужой воли на свою (или же это вампиру просто захотелось дать чуть больше свободы рабам?), Ману решился дернуться сильнее, звякнув громко металлическими кандалами, а руками слабо оцарапывая ткань дорогого костюма кровососа. Пытаясь вспомнить, есть ли галстук на шее последнего, остроухий стал быстро искать удавку пальцами. Задушить – не задушит, но доставит пару неприятных моментов.

+1

39

И так вот всегда - первым делом самолеты, а девушки потом. После продолжительного пребывания в злачном заведении под кодовым названием КГБ прекрывавшим обыкновенный элитный бордель со всеми видами услуг, у Лоес сложилось впечатление, что в девушках здесь на самом деле заинтересованны другие девушки, или же редкие индивиды мужского пола - и то при раскладе, что в паре обычно идет или еще одна девушка, чтобы было на что посмотреть, или другой мужчина, чтобы было чем разнообразить.
Хлою это не то, чтобы беспокоило - нет. Ей всяко платили деньги, не самые приличные деньги, конечно, такие в банк под проценты не положишь. Тем не менее, в данный момент ее это не устраивало. Да и не многое осталось от миленькой приличненькой Хлои в этой комнате - стресс, страх и кровь (особенно кровь) выпустили на свободу огненного демоненка, долгое время спавшего внутри. И стоило только приказному тону разнестись по комнате, как эльф внутри Хлоя вызвал резонанс - с одной стороны, хотелось подчиниться одному мужчине в этой комнате, но в то же самое время хотелось и почувствовать некую власть над вторым. И что, как не собственное тело, может дать женщине больше власти над мужчиной?
Поэтому рыжая медленно приблизилась к развалившейся на кровати паре, ловко переползая через сплетение ног и тел и удобно устраиваясь между разведенных бедер блондинистого эльфа - "Ману", запомнила девушка только что произнесенное им имя.
- Переживу без отсоса. С членом остаться охота.
- Спасибо за идею, - откусывать ему член она не собиралась. Но чувствительно провести кромкой зубов, чтобы дать адреналину прилить в кровь - это с удовольствием.
Но сначала Хлоя прижалась своим телом к торсу эльфа и провела губами по его груди, куда стекали капельки крови, которую размеренно и профессионально пускал их господин вампир из раны на шее. Лизнув солоноватую субстанцию, девушка стала медленно спускаться поцелуями-укусами ниже и ниже. Оглаживающим движением она провела ладонями по тазобедренным костоякам, а потом и внутренней части бедра, прежде чем сомкнуть пальцы у основания члена, а второй найти яички и начать ее плавно массировать. Почувствовав, как дернулось тело беловолосого парня, она наконец-то оторвалась от его торча и, сдвинувшись ниже на простынях, лизнула головку.
"Медленно, не торопись" - таков был приказ, и девушка приступила к сладкой пытке, водя языком по стволу члена, прослеживая выступившую от прилива крови венку, захватывая губами головку, только чтобы выпустить ее с легким игривым причмокиванием. Торопиться, и вправду, было некуда - эльф был привязан и скован хваткой их хозяина на ночь, поэтому рыжая могла дразниться, посасывая член как леденец - легко, всей поверхностью языка, лишь иногда захватывая его наполовину в рот и мягко прихватывая зубами.
Через пару минут этой игры, Хлоя провела пару раз рукой по стволу вверх и вниз. Ее глаза стрельнули наверх и встретились со взглядом вампира - и тогда она облизнула свои губы и стала медленно, сантиметр за сантиметром впускать между полными красноватыми губами член эльфа, пока не дошла до самого основания. И снова вверх, влажным скольжением языка, а потом вниз, придерживая чужие бедра одной ладонью и не отрывая взгляда от отдававшего приказы хищника, наращивая темп.

Отредактировано Хлоя Лоес (17.06.2014 13:45:03)

+1

40

http://sf.uploads.ru/SXjbd.jpg

Мэри Джейн
(человек, 23 года)
Горничная в Клубе, малопримечательная "серая мышь", не отличающаяся привлекательной внешностью, но обладающая незаурядной моральной стойкостью и трудолюбием.

Должность горничной мало где считалась чем-то особенно престижным. «Клининг-менеджеры», звание получше, чем «уборщица», но суть от этого не менялась – как не менялась вечная тележка с уймой разнокалиберных тряпочек, салфеток, метёлок, швабр и щёток, батареей ёмкостей с чистящими жидкостями самого разного назначения – от металла до дерева, и, конечно, много перчаток. Ведь всякая девушка, как бы низко она не стояла в социальном плане, желает, чтобы руки её были в более-менее приличном состоянии, а ведь от львиной доли содержимого спреев и баночек кожа ссыхалась, и, чего доброго, могла и вовсе слезать клочьями. Мэрии Джейн этого не любила, и  к такому не стремилась.
Почти беззвучно что-то мурлыча под нос, толкая перед собой тележку, горничная добралась до искомого номера, куда её направили ближе к полудню – клиент  подзадержался, но, если судить по тому, что Мэри услышала – он был вправе дневать и ночевать в Клубе. Впрочем, если, опять же, обратить внимание на личность клиента – можно было предположить, что ей предстоит изрядно поработать над тем, чтобы вернуть VIP-номеру первозданный вид. Возможно, потребуются услуги ремонтной бригады. Как бы низок ни был статус девушки – такие вопросы, всё же, ей доверяли решать.
Ну вот. Осколки. Фигурные, явно от массивной бутылки, из толстого резного стекла. Это было привычно и знакомо – едва ли не каждый день (или каждую ночь) Мэри убирала осколки, и, с её точки зрения, это было чем-то естественным и даже, в какой-то мере, милым. Мэри доводилось убирать и кровь с дерьмом, и снимать кишки с хрусталя люстры. У Мэри нервы были подобны анкерной цепи какого-нибудь эсминца. И, к её счастью, начисто отсутствовало воображение.
А здесь, очевидно, не требовалось и особых усилий. Никаких чрезмерных разрушений, ни раздолбанной мебели, ни кусков человеческой плоти… кровь – да, была. В небольшой количестве, вот там, на столе и на полу. Ковёр испачкали – это нехорошо, но не критично. У Мэри хватало «волшебных средств», чтобы удалить даже самые трудновыводимые пятна – из самых труднодоступных мест.
Окинув взглядом фронт работ, горничная решительно кивнула себе, и, закрыв за собой дверь, чуть более громко и мелодично принялась напевать, собирая разбросанный тут и там «реквизит». Эти игрушки, окровавленные, а, порой, и безнадёжно сломанные, она аккуратно складывала в соответствующее отделение своей тележки, чтобы после сдать для дезинфекции или утилизации. Она не задумывалась о назначении предметов, что держала в руках, не пыталась по заскорузлости хвостов плети определить – как долго и много кого-то били, и она была лишена и тени сочувствия к теням тех, кто оказывался в этих комнатах. И, при этом, была милой и дружелюбной с рабами во «внерабочее время», когда они ещё что-то из себя представляли. Её разуму не хватало манёвра, чтобы проассоциировать ярких и изящных юношей и девушек, зачастую в весьма привлекательных видах, с тем, что покидало стены вот таких номеров.
Мэри Джейн была идеальной горничной.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [16.08.2066] Споем же о сексе, подруги, друзья!