КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [08.06.2066] Немного крови, немного земли. (с)


[08.06.2066] Немного крови, немного земли. (с)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: 8 июня 2066. Вечер.
Место: злачные местечки города закрытой зоны.
Персонажи: Адам Хансен, Фердинанд Базель.
Описание ситуации: Мрачные подворотни злачных районов для кого-то угроза, скрытая, не показавшая клыков, но опасно рычащая из каждого темного угла возможным маньяком/грабителем/насильником/заразным бродягой, для кого-то явная, скалящая клыки заточек, самострелов или собственных когтей.  Однако, есть те для кого  мрачные районы стали домом пригрев на потертом диване уставшее тело. Кому-то эти районы заменяют Диснейленд, эдакие русские горки с возможность вылететь из крепежей на полном ходу. У каждого свои причуды, но никогда не знаешь, что произойдет, если дать им волю, что ты потеряешь или может найдешь в этих склепах.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Адам Хансен (08.12.2013 17:23:55)

+1

2

А сегодня он был не занят. Не просто не занят, а вообще не занят, и даже ближайшее утро должно было ознаменоваться лишь единичным звонком, который Доминик должен был совершить сам. И значило это полностью свободный вечер, свободную ночь и частично свободное утро.
Базель отправил в автомат последнюю монетку, нажал на кнопку, выжал "сахар" до максимума и стал дожидаться, пока машина родит ему его стаканчик растворимого и очень сладкого капучино. Ему нравился этот неестественный вкус молока и искусственного какао, не имеющего ничего общего с кофе, к тому же сахар стимулировал мозг. Он хоть и собирался расслабиться, отдохнуть, но это вовсе не значило, что ему внезапно не позвонят и не вызовут.
Машину дампир не брал, вызвал такси, доехал до улицы, название которой первое пришло в голову, назвал дом на угод и потом ещё плутал несколько кварталов так, что сам не знал, куда зашел. Он подозревал, что за ним могли следить или даже приглядывать из хороших побуждений, но считал, что отдых должен быть абсолютным. А там, если после таких плутаний кто-то и продолжал смотреть, то точно мешать не будет.
Место, где он находился, напоминало сон акулиста: несуразное, мрачноватое, но крайне атмосферное. Базель стоял подле входа в какой-то бар с потертой вывеской, на которой угадывались не то кабаны, не то очень грязные и заросшие свиньи. Внутри какая-то музыка, прокуренное помещение с приглушенным светом, но на удивление немного народа. Наверное, потому что у всех людей выходные приблизительно совпадали пару раз в неделю, а у дампира случались посреди неё внезапно в полнолуние, выпадающее на пятницу тринадцатое, когда свистнет рак на горе после проливного дождичка в четверг. И Фердинанд этим... гордился. Именно с такой интонацией он бы об этом рассказал, если бы вообще собрался кому-то рассказывать о своих распорядках.
- Стаут. Пол-литра, - он расплатился с на диво мрачным и молчаливым барменом, хотя мордашка того была очень молодая. Почему-то сразу подумалось, что он тут не первую смену пашет, или на деле ему лет далеко за полтос. Дампир сам сейчас выгляде молодо: довольный и наевшийся. И думал, где бы достать приключений.
А те, тем временем, достались сами, не заставив себя ждать. И их представление был не очень красочным, но достаточно красноречивым:
- Что, развлечься зашел? - сбоку от него возник внушительного вида парень. То есть мужчина, потому что парень для него совсем уже наглая лесть и слишком сладкий комплимент. Нандо глянул в противоположный бок, с которого пристроился ещё один такой же, заметил двух, зашедших за спины.
- Нет. Я не люблю развлечения, - Базель отставил пиво и внимательного посмотрел на этого бугая, от которого откровенно несло каким-то странно знакомым запахом.
- А мы так развлечем, что сразу полюбишь! - тут Базель вздрогнул от неожиданности, когда понял, что только что на его пятую точку приземлилась увесистая такая пятерня. В благостном настроении он был богат на мимику и жесты, так что сейчас даже промелькнуло что-то вроде удивления и смущения. Наверное, потому что никто уже очень давно не обращался своего пристального внимания на его пятую точку. Но это длилось всего лишь секунду, после чего дампир невесело подумал о том, что начнет злиться и испортит собственное пиво, которое обязательно прокиснет.
Его настойчиво потянули от стойки, и тут Базель подумал, что в общем-то, наверное, он неплохой объект для таких немолодых и очень крупных типчиков, не уступавших в размерах ему. Ну, подумаешь, весит как они, зато светлельникий, кожа белая, ухоженный и явно выше мастью. Мысль была немного себялюбивой, но в общем-то честной. К тому же мыслью и осталась, потому никто бы не мог обвинить его в высокомерии и снобизме.
Он бросил тоскливый взгляд на пиво, утаскиваемый со своего места. Растерянно пробежался взглядом по контингенту и глянул на выход - его вообще туда тащат? Кто это зашел сюда?

+3

3

К многому можно привыкнуть. Многие говорят "я лучше умру чем..." "продам дом", "стану унижаться", "лишусь чести" или "вымою посуду другим моющим средством..." Представители гуманоидной расы сильнее, чем о себе думают, вернее гибки во взглядах на деле более чем на языке. Если бы они действительно умирали от собственных слов, то клуб скорее все бы бедствовал от нехватки персонала среди игрушек с кодом на вседозволенность, но нет же, все живы и здоровы, хотя бы физически. Пес знал, куда шел на заработки и помнил одно из главных правил, не засматриваться на посетителей, товару не пристало пялится. И он выполнял это правило, ровно до того момента, когда их скромную шлюханскую обитель, в очередной раз наверное, не посетил член семьи Цепешей, но дело было даже не в самом госте, сколько в его сопровождающем. Высокий, хорошо сложенный, бледный как смерть, как и многие из кровопийц, блондин с воспаленными глазами, конечно, он был привлекательным, но взгляд Адама зацепился за него не только поэтому. Красивые тела и лица сейчас не новость, но этот был особенным, его лицо казалось знакомым, однако, память отказывалась выдавать хоть что-нибудь. Этот парень не выходил из головы Хансена уже несколько дней, он даже узнал его имя, но и это ничем не помогло. Оставалось только выкинуть весь этот бред из головы, все равно, воспоминания едва ли что-то могли дать лучше не думать, лучше забыть.           
В старом прокуренном баре настолько дымно, что можно было вешать топор, как в прочем и обычно. Стоило переступить порог, как в нос ударила дивная смесь из ароматов, большую часть  которой заглушал крепкий табачный дым с нотками сладковатого оттенка курительных чудо трав, как и обычно. Войдя, Адам направился к барной стойке, как и впорхнувшая следом стайка абитуриентов. Что студенческой ватаге до загаженных столешниц, когда в баре дешевое поило разбавленное ровно на столько, чтобы давало в голову хотя бы с двух кружек. Адам, окруженный шумной оравой сливался с ней особо не отличаясь от молодняка ни внешним возрастом, ни стилем одежды,  ни даже наличием потертого рюкзака за спиной, но разве что в его шмотнике возлежал рабочий инструмент – ошейник, а не конспекты. Пес не был завсегдатаем подобных заведений, да и пить сегодня не собирался, всего-то нуждался в запасном комплекте ключей от своего скромного жилища, хозяин которого работал барменом в этой дыре. Гребаные ключи опять огорчали пса своей мистической способностью телепортации во вне из самого явного и удобного места хранения и обнаруживаться там же через денек другой. Адам дошел бы до стойки и даже возможно взял бы ключи, если бы не заинтересовавшая его возня в дальнем углу стойки. Там явно кипела жизнь, и принимающие в ней участие были парню смутно знакомы, амбалы, суетившиеся у стойки были знакомы даже со спины. Про этих детей природы говорили разное, но сам Адам предпочитал не связываться и просто держался подальше, в этих местах как нигде действовало невмешательство пропорциональное сроку жизни. А вот еще один участник действа удивлял выдающимся ростом и знакомыми чертами лица, Хансен мог поклясться, что этот тот самый парень не так давно мелькавший в клубе, если лицо могло и обмануть просто похожими чертами, то рост этого посетителя не оставлял сомнений. Он хотел было призадуматься, что вхожий  в клуб для избранных мог забыть в такой дыре, но процессия из амбалов начало ход, намекая на явные неприятности у блондина и псу это не напоминало, ни дружескую встречу, ни даже переговоры. Мельком оглядевшись и оценив обстановку не в лучшую сторону Хансен начал судорожно перебирать варианты действий. Правоохранителей вызывать дело гиблое, пока ковыляют... если вообще среагируют, а блондина надо было выручать срочно, если только применить подручные средства... Взгляд оборотня упал на галдящую свору студентов ждущих свое пиво и завсегдатаев убивающих время алкоголем и монотонным стуком нард, не богато, но на безрыбье как говорится. Идея была бредовой, однако, делать нечего, вариантов немного, а времени еще меньше. Вдохнув поглубже сгусток дыма для храбрости, пес попросил удачу сохранить его зубы во рту и ринулся к процессии гарцующей походкой, взъерошив волосы на ходу. 
- Э, мужики, сиги есть?  Слышь дай палтус на пивас. -  выдал пес  "включая" характерного гопника, которых доводилось видеть в местных подворотнях, он то и дело легко переминался с ноги на ногу, словно замерзший воробей. Парень мельком оглядывал всех участников процессии задерживая глаза чуть дольше на их жертве и вновь пытливо и внимательно пялясь на ближайшего мужика, который все же удостоил пса своим вниманием и даже открыл пасть рявкнув на мельтешащее перед глазами явление. 
- Чо бля? Я чо по-твоему тут помощь убогим оказываю, а? Малыш, съебись в ужасе.-
На что пес, изобразив вселенскую досаду на лице, хлопнул бугая по плечу, тут же отступив на пару шагов, промямлил достаточно внятно, чтобы быть услышанным:
- Ты, че, мужик. Не будь сучкой. Ну, дай палтус, жлобина. Че жалко что ли?-
Адама иногда интересовал вопрос, с какой же скоростью могут пролетать мысли в голове существа человеческого и, судя по тому, с какой скоростью изменилось лицо бугая, даже в его чугунном котелке они могли летать чертовски  быстро. Здоровяк переглянулся с сотоварищами и уже краснеющими от гнева глазами зыркнув на наглого и в его мыслях уже убитого с особой жестокость юнца, двинулся на цель с очень явными намерениями.
- Ах, ты ублюдок!- проревел мужик устремившись за внезапно удаляющимся парнем, который мимоходом умудрялся сворачиваться от взмахов увесистых лапищ машущих так словно отгоняя назойливое насекомое, много ли силы надо такого хиляка уложить.
Адам гарцевал вдоль стойки выдерживая расстояние и чувствовал как злость в бугае начинает копится, а когда, наконец, она достигла градуса достаточного для серьезного удара Хансен поднырнул под руку уходя от удара, тогда как одному из нерасторопных студентов повезло меньше. Тело мученика науки, потеряв равновесия, с маху ухнуло на ближайший стол, чья рассохшаяся деревянная ножка приказала долго жить. Студенческая стайка с величайшим кличем всех времен и народов "Наших бьют!" снялась с места и налетела на бугая ведомая стадным инстинктом и духом единства в большей степени, чем здравым смыслом.     
Брызнули осколки и недопитое поило, по полу заскакали игровые фишки, а разъяренные игроки, подхватив "тело" отправили его в полет по обратному направлению, но их сбитые от вина вестибулярные  аппараты подвели и "переходящим призом" студент опустился на другой столик занимаемый людьми не менее обидчивыми и пьяными. Те в свою очередь не став заморачиваться транспортировкой просто встали, разминая кулаки и с руганью атаковали метких стрелков.
Товарищи здоровяка явно чуя возможность веселья помчались на выручку вклиниваясь в уже разгорающееся побоище, а удачно закатившийся пол шумок под столы Хансен выгадав момент метнулся к "отвоеванной"  такими сложными путями жертве.
- Скорее, уходим через кухню, там черный ход. Быстрее-быстрее-быстрее. - скороговоркой лепетал парень пробираясь в глубь бара. Напоследок  Хансен  глянул на "поле боя" обнаружив полный хаос и всеобщее веселье. Выжившие студенты заняли оборону в углу зала за перевернутым столом и отстреливались всем, что попадалось под руку. Вино, разбавленное каплями крови, осколки, тела отошедших к отдыху и щепки уже устилали пол. Посреди развернувшегося ада бармен смотрелся островкам спокойствия, он меланхолично наблюдал за разгромом из окопа барной стойки и только делал пометки в блокноте.  Заметив не вовлеченных в погром зрителей, хмурый бармен глянул на Адама и его внезапного спутника так, что псу очень захотелось провалиться сквозь землю или испепелится на месте, он, наконец, отмер и скользнул в подсобку, увлекая за собой уведенный трофей.

Отредактировано Адам Хансен (26.09.2013 03:00:37)

+3

4

- Но... - Базель повернул голову к стойке, снова мысленно возвращаясь к своему пиву. Пил он редко, пару глотков чего-то на каких-нибудь званных ужинах и то лишь для виду. Когда хотел выпить сам, то на утро всегда находились дела, а порой случались и такие казусы. В лице четырех бугаев. Он принюхался, улавливая знакомый запах, и тут осенило: оборотни. Псы или волки, именно так от них и несло, они жили в поместье Цепешей, где обитал и сам Базель, постоянно сталкиваясь с этой домашней скотиной. Доминик мог оборачиваться, да и Игорь не отставал, а вот Фердинанд такой способностью не обзавелся, зато уже представлял волдыря на руках тех двух, что тащили его за плечи.
Впрочем, упирался он не сильно, предпочитая не громить бар внутри. Развернуться тут негде, слишком светло в отличии от улицы, слишком много свидетелей. То есть, не так уж и светло, но парочка существ с орлиным зрением и феноменальной памятью найдется. И ещё пару десятков, видевших двухметрового блондина, из-за которого тут всё вспыхнуло. А в подобном светиться было не достойно его статуса.
Пока он коротко о том успел подумать, путь главного заводилы, перегородил молодой такой невысокий паренёк, очень знакомый внешне, хоть это могло и показаться, но он как-то долго сам смотрел на него, так что истина всё же плавала на поверхности: бери и черпай. Он был невысокий и очень дерзкий - у Базеля брови сами собой взлетели вверх, а губы растянулись в улыбке, когда тот услышал его слова.
- Ого! - не постеснялся он прокомментировать, но продолжение не заставило себя ждать. "С сучкой перебор!" - подумал он, но как-то даже восхищенно, наблюдая, как паренек уворачивается. При том с не меньшим интересом оставшаяся тройка смотрела туда же, но болели они явно за другую команду. Дампиру, всё ещё не отказавшемуся от плана подпалить им кости уже на улице, было очень уж интересно, что это за странный спектакль, и что этот мелкий затеял.
Но двигался он ловка, хотя масть - точнее расу - с первого взгляда Базель не определили, подумав лишь по привычке, что тот наверняка чем-то занимался в спорт зале, а выглядел он очень молодо. Впрочем, многие выглядели лет на двадцать, прожив полтинник.
Когда троица, державшая его, рванула на подмогу своему товарищу, Фердинанд испытал чувство безудержного веселья, глядя на задорную драку, охватывающую всё заведение. Давненько такого не видал, едва ли не в Италии последний раз, а после в одном ирландском пабе. У чинных и воспитанных вампиров всё как на параде.
- Что? Зачем уходить? - перед ним мелькнул этот самый парень, утягивая за собой. Теперь, когда у Базеля руки были свободны от тех, кого он хотел превратить в уголек, жизнь казалась веселее. Но стоять исполином посреди помещения и вправду было глупо. В последний раз глянув в сторону стойки, дампир словил взгляд бармена и показал ему сложенными пальцами: "Всё будет окей!" Утром сюда заедет кто-то с деньгами и скажет о том, что в мире не существует блондинов около двух метров ростом. Это фантастика!
Откуда-то шустрый парень и вправду знал, что через кухню будет черный выход, а из него - свежий воздух, улица и приятная летняя ночная прохлада. Теперь была очередь Базыля дергать того за руку: дампир прижал парня к ближайшей стене собой, наклоняясь близко к его лицу и щурясь, всматриваясь в его черты. Точно знаком и видел, кажется, совсем недавно. Обладатель отличной памяти, Фердинанд запоминал очень многое, что происходило вокруг, но забывал ненужную информацию достаточно быстро в течении кого-то времени, если ты не отпечатывалась на подкорке. Правда, потом он понимал, что ничего и не забыл вовсе, просто мозг отфильтровал и мог воспроизвести нужное при случае:
- Знаешь, как меня зовут? - ровным тоном спросил он, не предлагая познакомиться, а интересуясь, не известна ли тому такая информация уже, - обостренного чувства справедливости у тебя нет, иначе бы не столкнул бедную молодежь с остальными, я твоего имени не помню, но потащил ты оттуда меня. Варианты, как мне расценить такое поведение?
Он принюхался, хотя на таком близком расстоянии и так было понятно всё:
- Оборотень? Пёс? Волк? Сколько лет?
Вполне вероятно, что он мог и знать его имя, и кто он такой, и на кого работает. Только вряд ли бы при таком раскладе он стал бы сомневаться в том, что Фердинанд способен сам решить свои проблемы. Пусть во всех кругах он отличался только подчеркнутой образцовой серьезностью, а о его редком умении превращаться в зеленого монстра там не слышали, но о том, что дампир умеет решить любой вопрос, когда надо, знали все. Так что азарт Штирлица подогревался интересом, а включать аналитика на полную катушку не хотелось.
- Вот, блядь, голубки, попались! - ещё пару подобный реплик, и Базыль рисковал запомнить этот голос.
- Откуда столько настырности? - он сдержано качнул головой, доставая из-под ремня глок. Оружие на Алмазном Берегу достать было очень трудно. И очень дорого. Тут проще было научиться прицельно метать грифели карандашей и убивать взмахом бокала, но он своё привозил из Италии, подтверждал лицензию и платил налог. - Прикрой уши.
Сняв предохранитель, он выстрелил уже почти в упор приблизившемуся оборотню, чувствуя неприятную отдачу в суставе - правильно взяться не успел. Вторая вылетела чуть выше живота и третья за ней следом. Полу-автомат, хорошо хоть по три пули выпускает, а не возможные семнадцать сразу.
Тело осело мешком на землю. Дампир вернул свое внимание к парню:
- Будет тошнить - не на труп, его ещё увозить, - таким растерянным он казался даже каким-то по-домашнему уютным и милым. И Базыль подумал бы о том чуть дольше, если бы имел больше времени. А пока что его внимание привлекла тачка: шевроле старой модели. "Сбежишь, будут твои проблемы", - подумал он, вытягивая перочинный нож из-под куртки. Маленькое тонкое лезвие вполне сгодилось отмычкой, пришлось чуток поковыряться, но такому его научили хулиганы ещё в студенческие годы.
Тело по традиции запихнул в багажник, надеясь, что гулявшие весь день тучки таки прольются, смыв с асфальта кровь.
- На пассажирское, - скомандовал он, усаживаясь за руль, - рассказывай, знаешь же, как до ближайшего кладбища ехать?

+2

5

Хансен не сразу понял как оказался прижатым к стене, хотя всего минуту назад спасался бегством от мордобоя и уводимый от того же блондин, кажется, не особо протестовал, но стоило им выскочить из заведения как позиции поменялись.
- ..а.. я ..- растеряно проронил пес ключицам блондина,  чтобы увидеть его лицо пришлось задрать голову упираясь затылком в кирпичную стену. Дампир смотрел на него изучающе пристально, от чего псу пришлось бороться с порывом отвести глаза.  Застигнутый врасплох, он не придумал ничего лучше, чем сказать правду.
- Знаю, вы Фердинанд Базель и правда, сильно удивлюсь, если вам известно мое имя. Я Адам Хансен. Хотя, вы наверняка видели меня мельком, и может не раз. Вы ведь иногда посещаете наш закрытый клуб "особых" развлечений. И вот вам-то до студентов какое дело? ПТУшники живучи, прорвутся, а мне проблемы не нужны, но если бармена закроют за решетку, они у меня точно будут. Я вроде как зависим от этого смурного типа...у него ведь не будет проблем из-за этого...инцидента? То есть он же не может головой отвечать за всех дегенератов, что у него в заведении пивко потягивают, серьезно. Эм, вам знакомо понятия личного пространства? -
Парень немного напрягся, наблюдая как дампир втягивает воздух рядом с ним, он только успокоил дыхание после почти драки и почти побега, но его почему-то вновь перехватило. Допрос продолжался и блондин не спешил отпускать его,  а у зажатого между стеной и двухметровым, крепким парнем Адама не возникало порывов попытать счастье на побег. Животное чутье молчало, не подавая тревожных звонков, может только пока, в любом случае оставалось только отвечать на вопросы.
- Мда, не радужное пони. Да, точно, оборотень, и волк, и пес сразу - метис тридцати четырех лет от роду. К спецслужбам, криминалу, сатанистам отношения не имею. Но не особо понимаю, зачем вам это... -
Проревевший невдалеке голос, наконец, заставил чутье очнуться и заметаться беспокойным зверем в грудной клетке. А вот сейчас можно было делать ноги,  бугай не выглядел расположенным к мирной беседе. Только вот дампир, кажется, никуда не собирался. Хансен успел прикрыто уши за секунды до оглушающего хлопка и резкого запаха пороха  развеявшегося по подворотне.
- Ты...ты убил его..- пролепетал Адам где-то позабыв привитое правила КГБ уважительное «вы» и не сводя глаз с расслабленного тела в неестественной позе лежащего на земле. Не то чтобы он стал оплакивать этого выродка  или хотя бы мог сказать, что мир понес огромные убытки доброты и гуманизма, но псу прежде не доводилось видеть убитых, по крайней мере, так близко.  Пустота в голове казалась последствием выстрела и еще блуждала в черепной коробке белым шумом, словно то была огромна морская раковина, в которую кто-то дул, чтобы услышать звуки моря. Оставлять свое ДНК не на трупе, не даже рядом с ним Адаму не хотелось, по крайней мере, его желудок вел себя спокойно, только похолодел и возможно побледнел, как и его хозяин, а мозг еще упорно отказывался признать реальность происходящего, предлагая варианты, то сна, то бреда наяву.  Сейчас было бы самое лучшее это сбежать, «сделать ноги» и просто забыть, и может даже получилось бы, только вот ноги не несли. Парня только хватало на то, чтобы наблюдать, как дампир возится с трупом закидывая тушу в багажник.
  Теперь он свидетель, а может и соучастник, в конце концов, весь бар, включая бармена, сможет подтвердить, что ушли они вместе и конфликтовали с бугаями оба.  Хансен просто сел в машину, как и скомандовал дампир, сам он не знал, что теперь делать.
     - Да, кладбище..- парень замолк соображая где они сейчас и как добраться в нужном направлении, мысли ужасно медленно ворочались в голове, но, наконец, сложились в что-то дельное - ..сейчас из дворов нужно повернуть налево, два квартала прямо и на перекрестке направо, а дальше по трассе первый сворот...там ворота, сразу видно. - чувство нереальности происходящего не отпускало и плавный убаюкивающий ход машины способствовал туманности в голове.
Спустя пару светофоров белый шум  начал стихать и апатия начала разбавляться чем-то похожим на страх, пса, наконец, отпустило и до этого смотрящий исключительно в одну точку перед собой, он глянул на дампира решившись заговорить.
- Зачем ты это сделал? То есть, он может и не был человеком года, но ...но ... ох, что теперь будет...- обреченно вздохнув, пес потер лоб ладонью и прикрыл глаза. Он говорил стараясь не вкладывая в слово "это" визуальный образ уже, наверное, истекший кровью труп в багажнике, яркие образы могли смутить его желудок.

+2

6

Дампир сомневался, что тут полно камер кругом - не зря, конечно, всё таки даже атмосфера района намекала на его бедность. Все разумные существа имели тенденцию к расслоению в своей среде, кому-то было проще скатиться вниз и н барахтаться, как лягушка в молоке. Слова всех о том, что они не могут и такими родились, Фердинанд не воспринимал вообще. Конечно, ему всё с небес упало. Само. Разумеется. Он в своё время очень часто слушал слова о том, как люди хотят тренироваться и держать себя в форме, но не могут. Слушал, кивал сочувственно и говорил: "Да, да, такая беда!"
Конечно, парень был не в самом лучшем состоянии, наверное, не часто становился свидетелем убийств, да и возраст, что он назвал достаточно юн для оборотня. Так что Базель постарался с первого раза запомнить весь тот путь, который он ему описал, а то ведь может и не повторить потом. Но тот от шока отходил быстро, всё таки звериная сущность у них брала свое, а для охотников трупы, тела, мясо - всё одно.
- Успокойся, - первым делом сурово, холодно и строго велел ему Базель, выруливая на нужную улицу, как он ему ранее сообщил, - он не человек года, и сегодня у него не день Бекхэма. Вот и всё.
Объяснение было не ахти какое, но самому Фердинанду было бы достаточно: он становился порой свидетелем и более странных вещей, да и про Доминика всякого баяли, что не приходилось особо много переживать. Проще поставить себе установку, мол, есть такой вот факт, и его надо принять, не раздумывая, иначе рискуешь сойти с ума. Да в том же клубе творилось что похуже и совершенно без повода, а тут обычная самооборона.
- Если бы я не сделал этого, то с ним бы пришлось драться, - недовольным тоном, чуть растягивая слова и морщась, принялся объяснять Базель, - а потом бы прибежали его дружки, и всё равно бы пришлось кого-то застрелить. Или ты знаешь, как завалить четырех оборотней руками? - дампир красноречиво заглянул в его глаза, когда поворачивал вправо, - и ничего не будет. Успокойся. Если знаешь моё имя, то можешь подумать, что... Кем ты там вообще работаешь?
Вообще, судя по его миловидному личику и ладной фигуре было не трудно догадаться. Нет, не работали в клубе некрасивые в принципе, но... Проституцией многие подрабатывают в этом городе. Некоторые говорят себе, мол, не обязательно же спать. Потом втягиваются. Некоторые вообще во все тяжкие. Судя по тому,что парнишка ошивается в таких районах, в жизни у него не всё хорошо. Впрочем, редко у какого оборотня в жизни было все складно.
- Повторяю по слогам: ус-по-кой-ся! - дампир качнул головой, блокируя на всякий случай центральный замок, но поспешил добавить, пока тот себе чего-то не надумал, - ни у тебя, ни у твоего приятеля-бармена проблем не будет. Где ты научился так бегло говорить на английском?
Кладбище мелькнуло впереди, но его Фердинанд старательно объехал по кругу, пока не нашел пробелы в ограде, через которые можно было спокойно пробраться. Тянущийся за трупом кровавый след его мало волновал. Во-первых, он был сыт, да и к тому же мысль о том, чья это кровь, аппетита не пробуждала. Во-вторых, никто его не будет подозревать. Если даже кто-то придет к нему и рискнет спросить, где он был прошлой ночью, то получит ответ о том, что Базель мирно спал в своей кровати. И найдется ещё куча свидетелей, которые это подтвердят. Будь вампиром, умей пиздеть качественно!
Но труп всё равно стоило сжечь. Небо тучами было затянуто, дождь к утра обещали, и это был один из тех немногих случаев, когда дампиру хотелось этой самой дерьмовой погоды. Выбрав место поудобней, прикрытый деревьями, Базель чуть отошел, концентрируясь:
- Сейчас будет гореть. Вдыхать не советую, прикрой нос воротником.
Сторожа на подобных кладбище, как казалось Фердинанду, предпочитали по ночам спать: целее будешь. А, может, и не было тут никакого сторожа. Даже церквушки не было, да и кому она здесь нужна? Сжигать труп до пепла он не собирался. Так было бы вернее, но слишком много сил расходовалось, а нужно было ещё как-то ехать обратно, высыпаться и днём приступать к своим обязанностям, при том не забыв с утра замести следы, отправить человека поговорить с барменом, и вот ещё парня успокоить. Но последнее первостепенно.
Пламя вспыхнуло не очень ярко. Сначала занялась одежда, а потом послышалось неприятное шипение горящей плоти. Базель сам воспользовался своим советом, но мерзкий запах всё равно ударил в нос. Он сконцентрировался, напрягаясь - огонь был тем, что он умел в этой жизни лучше всего, если касаться каких-то личных особенностей - и сейчас не нужно было заставлять труп просто гореть, сейчас нужно было, чтоб он прогорел быстро.
До костей. На этом Базель остановился, чуть пошатнулся, цепляясь за плечо оборотня мертвой хваткой, и глянул в его глаза, благо, не видел там своего отражение, наверное, не самое приятное зрелище:
- А теперь нам нужен склеп.
Дальнейшее было почти в тумане. Кажется, не рассчитал и переоценил себя. Но точно помнил склеп, помнил, как двигали вместе плиту, как задвигали её обратно. Помнил, как опять вцепился в оборотня, теперь даже почти ласково, придерживая рукой за затылок, и на этот раз просто посмотрел на него, приоткрывая рот и выдвигая клыки, но потом резко вырубился.

+2

7

Под мерный шум двигателя и спокойный, холодный приказной тон дампира становилось как-то легче, ведь все, что он говорил, было похоже на правду. Если не мы его, то он нас, как-то так. Пожалуй, он был прав и не стоило так переживать. Всего лишь отморозок, из тех кто уважение к другим рассматривает как возможную силу отпора, и чем она больше, тем "собеседник" достойней. Как же, наверное, этот бугай в багажнике должен сейчас уважать Базеля, по гроб жизнь просто. Мудак ведь сам полез на рожон, так что все нормально. Ничего такого не произошло, только бы повторять себе это почаще, может оно так и окажется. Действительно, имя это не все, что парень знал об этом дампире. Клубные сороки разное носили на хвостах, но даже если отмести самые невероятные  и глупые, оплетавшие эту персону, он оставался приближенным главы одного из кланов. Достаточно влиятельным и, пожалуй, достаточно опасным дампиром для воплощения в жизнь парочки самых невероятных слухов. В любом случае, не хотелось бы становиться строчкой в его черном списке нежелательных обитателей этого света.   
- Тружеником коммерческого секса подрабатываю, только без лекций, пожалуйста, сам все знаю. - Не то чтобы по дампиру угадывалось желание прочитать лекцию об опасностях торговли собственным телом, но Адам выпалил это на автомате. Парень, в общем-то, не видел в своей работе ничего постыдного. В отличии от невольников он имел право хотя бы относительного выбора, возможность отказать или завернуть клиента, если все выйдет из под контроля.  По крайней мере, верил в эту свободу. Но когда кто-то спрашивал его о работе, почему-то становилось неловко, да и как будет комфортно на рассказ о чудесном трудовом дне "белого воротничка" ответить "О, клево, а я хастлером подрабатываю. Такой тяжелый день сегодня был, столько клиентов!".
Услышав щелчок блокировки, пес настороженно глянул на дампира. Что бы тот не говорил, но ситуация была не из располагающих к уютной беседе. Кажется, он не врал, может и правда все будет в порядке и через пару дней Адам и не вспомнит об этом. Оборотень мог бы и выбраться из машины, и бросится под колеса соседней полосе, но что бы это изменило. Оставалось только сидеть смирно и верить каждому слову, а после проверить, сколько правды в них было. Но даже мертвое тело не особо качало весы доверия, логика трубила об опасности, но чутье молча наблюдало, казалось дампир не был опасен.
- Первый владелец при жизни озаботился моим образованием, славный был старик. - вздохнув пес отвернулся к окну, надо было отвлечься и уже успокоить себя.  Остаток дороги парень провел наблюдая на трассой и лесопарковой зоной окружавшей кладбище.
Запах крови и плоти бил по рецепторам, но возбуждение гончей собаки дразнимой куском мяса перед травлей он не испытывал, только отвращение комом подступало к горлу. Не каждая кошка при виде мыши бросится за ней в погоню, есть и такие, что впервые увидев еще живую рыбу, будут прятаться за ногами хозяина стоит только умирающей плотвичке махнуть хвостом. Было время когда он сам рвал клыками чье-то мясо, напиваясь горячей кровью мелких зверьков, чьей-то кошкой или мелкой псинки, он не разбирал особо. Тогда он не был человеком, только зверем у которого кроме голода  не было больше ничего.  Но сейчас парень был уравновешен и сыт, человек в нем отвоевывал у инстинктов больше чем когда либо.
Дампир казалось, чувствовал себя более чем уверенно, будто точно знал, что нужно делать. Базель казался очень собранным, сосредоточенным и пес не сразу понял в чем дело, сообразив только когда тело занялось огнем, мгновенно превращаясь в огромный факел с человеческими очертаниями. Хансен не был огнепоклонником, но в чем-то ведьмы были правы - огонь завораживал, а магическое кострище чаровало не хуже танца змеи.  На минуту Адаму даже стало интересно, скольких дампир уже так прикончил, заметая следы кремацией, но все лишь на минуту позже решив, что не хочет этого знать. От вони горелого мяса ни ладонь, ни тонкая ткань рубашки не спасала, но Хансен не отворачивался глядя на то, как огонь пожирал останки, разве что порой поглядывал на дампира. Может только казалось и так падали отблески пламени, но его лицо менялось, со временем из идеальных точеных очертаний бледного лица словно утекали остатки жизни, кожа темнела становясь землянистой. Огонь пропал так же внезапно, как и вспыхнул, а стоявший рядом дампир качнулся, вцепившись в плечо. Выглядел он ужасно. То что Адам поначалу принял за игру света и тени на деле были следы истощения, дампир бы слабо похож на того полного жизни Базиля который еще час назад ворочал мертвую тушу. Серая кожа, резко выступившие скулы и ввалившиеся глазницы из-за синяков под глазами с воспаленным мутным взглядом голубых глаз, пес чуть не дернулся от такого зрелища, но крепкая хватка приводила в себя. 
Горячие кости легли в каменную коробку идеально вписавшись  "вальтом" с  коренным обитателем. Псу пришлось помогать с этим, дампир выглядел все хуже и на ногах кажется, держался из последних сил. Когда плита со скрипом встала на место, Адам почувствовал прикосновение, почти ласковое, увидел мутный, почти бессознательный взгляд и острый блеск белизны клыков, но затем вмиг потухшие голубые глаза закатились и тело обмякло. Адам едва успел подхватить его, сколько раз он подхватывал вялое тело старика, когда в последние годы ему стали отказывать в послушании собственные ноги и сейчас память движений сработала раньше осознания того, кому именно он не дал рухнуть на грязный мощеный пол склепа.
  Тащить бессознательное тело к машине было несподручно,  даже не из-за веса дампира, для оборотня это не был проблемой, хотя пушинкой Базеля сложно было назвать, но разница в росте  мешала куда больше. Даже взвалив его руку на одно плечо было крайне неудобно, его ноги волочились по земле, оставляя борозды. Помучившись так минут десять Адам просто присел, подхватывая тело под живот, закинул его на плечо и придерживая за ремень дотащил до машины. Мелькнула мысль про багажник, но чувство брезгливости перебороло опасения, на место трупа он дампира укладывать не станет.  До этого мелькала мысль оставить все как есть и просто свалить из этого гиблого места, но она тоже не прижилась. Может это из-за статуса дампира, что несомненно сулило проблемы, если бы он тут загнулся оставленный среди могил, а может, взыграло собственное тщеславие, что же он зря этот заковыристый "трофей" из бара вытаскивал, а ведь столько посуды побили...
Безвольное тело грациозным куском дорогого мяса расстелилось по заднему сидению. Нависая над ним, пес придержал блондинистый затылок от удара о ручку двери, а после и ноги блондина оказались упакованы в машину.
За руль Хансе не садился уже пару лет, но рассекая ночную автостраду на угнанной машине с едва живым телом на заднем сидении и кровью в багажнике, этот факт беспокоил его  сейчас меньше всего.
- Подфартило, нечего сказать...- ворчал себе под нос Адам, минуя очередной перекресток, - и за что мне это? - с заднего сидения ответом послышалось слабое мычание, на которое пес в пол оборота проворчал, занимая сорок секунда на красном свете. - Это был риторический вопрос.  О, очнулся? -  радовало хотя бы то, что дампир начал подавать признаки жизни.
Мозги работали как нельзя ясно, по крайней мере, так ощущалось, но усталость навалилась с такой силой, что Адаму было бы все равно, даже если бы на них сейчас налетела толпа оперативников и расстреляла на месте, ему было просто плевать на все, хотелось  спокойствия хоть на минуту. Наплевав на попытки замести следы Адам только протер натянутым рукавом рубашки ручки двери и руль, припарковав машину в соседнем дворе от своего жилья. Ему некуда было больше деться, только один угол в этом городе ждал пса в уютные объятия, так называемого дома.  Дампир пришедший в себя еще по дороге довольно решительно поднялся на заднем сидении, но видно было, как его покачивает. Адаму думалось сдать его кому-то из своих, но на желтых листах нужный телефончик едва ли найдется, а на улице такое редкое клыкастое состояние оставлять было бы глупо, не в таком состоянии. Вытащив полусознательного дампира из машины, Адам поднырнул под его руку, поддерживая едва стоящее тело, которое, похоже, не имело ничего против прогулки и без стеснений навалилось на предложенное плечо.
- Ты как? Нормально? Ладно, давай-ка пройдемся немного. - Ответом ему была лучезарная улыбка и мимолетные довольно  ласковые прикосновения. Хотя, в полумраке  улыбка истощенного  вампира смотрелась жутко и пропустила добрый табун мураше по спине пса.  Все равно, что оживший труп из какого-то фильма ужасов скалящийся чему-то своему и смотрящий мутным взглядом чеширского кота. Если бы Адам не видел его прежде, то  подумал бы, что Безель пьян в стельку. Поудобнее перехватив его руку, пес повел дампира по дворику, стараясь огибать редкие пятна фонарей. И красочное же сейчас зрелище они представляли... одежда в пыли векового склепа, остатках чьего-то пепла и  возможно в крови, от обоих до  сих пор тянет гарью и сыростью, можно подумать, что побывали на  готическом пикнике.   
  Доковыляв с драгоценной ношей до своей конуры, Адам не без труда отпер дверь внезапно нашедшимися ключами. Пес захлопнув дверь ногой едва не уронив дампира в прихожей и протащил его в глубь квартирки усаживая на единственной в комнате диван и пытаясь расслабить цепкие длинные пальцы дамппира который все с той же блаженной пьяной улыбкой не спешил расставаться со своим проводником ластясь словно большой кот учуявший валерьянку на одежде Адама.

+1

8

Странная эта жажда. Иногда неделями не трогает, а иногда как придавит, так думать ни о чём не можешь. У Базеля, видимо, включался странный резерв в этот момент. Сознание отрубалось, в дело входило подсознание. Как основаня станция и подстанция, резервная.
Была у немца привычка "подсластить" пищу - когда тот, чью кровь ты пьешь, спокоен, ласков к тебе, добр и нежен, хочет тебя и сам тянется, то и кровь вкуснее.
Соображать нормально он начал только когда сделал несколько глотков крови из запястья. Аккуратно так держал оборотня на диване, придерживал его руку - отлично.
- Кхм, - очень многозначительно кашлянул вампир, отпуская запястье и зажимая ранки, пока те затягивались под пальцами, и оглядел помещение, где находился, - ты тут живешь?
Значит, всё таки переусердствовал на кладбище и отрубился, а он привел его в свой дом? Достойно. Дал выпить своей крови? Похвально.
- Просто гимн стереотипам. Холост, да? - ну, хотя странно было бы услышать от работающего в КГБ оборотне, который имеет выводок щенят и сварливую жену. А тут пустые кружки на столе, какие-то вещи разбросаны, шерсть, мебель стоит кучно, и от всего этого пространство кажется очень маленьким. Как-то темновато, но не то что бы совсем грязно, может даже для кого-то это уютно. Базель полез за телефонами, проверяя на всякий случай, но оба молчали. Он потряс одним:
- Знаешь, сколько бы ты получил за моё тело? - он провел ладонью по лицу Адама, убирая волосы со лба, - побоялся или добрая душа?
Вполне ожидаемо, что побоялся, что дампир придет в себя, или его кто-то в чём-то обвинит, они ведь всё таки труп прятали. Побоялся бросить его, потому что мог припомнить потом. Побоялся, что его просто тихо ликвидируют как того, в подворотне, которого прибил сам Базель. Или вообще ни о чём таком не думал? Немец очень внимательно посмотрел на него. Ещё и кровью своей напоил. И взгляд честный. Он кивнул своим мыслям.
- Полежи, - велел он ему, как можно мягче улыбнулся, чтоб успокоить, придавливая ладонью за грудь к дивану, и двинулся вглубь квартиры, осматривая интерьер. Кухню нашел почти сразу, там включил электронный чайник, залив воды, нашел чай и сахар. Углеводы после кровопотери самое оно. По пути обратно он завернул в ванну, где снял с себя перепачканную в крови рубашку и брюки, оставшись в одном белье, но вряд ли того оборотня можно было чем-то смутить. Вернувшись обратно в комнату, он выложил на тумбочку пистолет в кобуре, телефоны, сигареты и бумажник с документами, что у него были при себе в карманах.
- Раздевайся, - коротко сообщил он, - надо кровь с одежды отстирать, улики. Я тут присмотрю себе кое-что, хорошо?
В шкафах, конечно, вряд ли могли найтись вещи ему по размеру, но ходить голым по чужой квартире - моветон, надо хотя бы изобразить попытку это исправить. Как ни странно, но там почти сразу нашлась безразмерная майка и широкие шорты. Базель повел бровью, но натянул это на себя, прихватил вещи парня и проделал свой маршрут в обратном порядке.
Отправив вещи стираться, он быстро разобрался с чаем, порылся в холодильнике, сделав что-то на подобии бутербродов, и вернулся обратно, готовый продолжать свой допрос.
- Итак, - он поставил всё это перед оборотнем на стул и потянулся за сигаретами, - ты ешь. Давай начнем сначала. Это ты, собственно, решил, что раз я тот самый Базель, то нужно меня выручить? Жуй! И что я просто так тут без охраны хожу, не справлюсь сам? Говорю, ешь! Переживал, что со мной в баре что-то сделают, а твоему парню-бармену отвечать? И чай пей. А потом по доброте душевной вытащил мою тушку с кладбища, принес к себе и даже не пожалел своей крови.
Он замолчал надолго переваривая услышанное и давая оборотню шанс ответить, что-то сказать, согласиться или нет, но сам-то дампир уже выстроил в своей голове четкую и ясную картину. Он достал сигарету и прикурил одну взглядом, с удовольствием затягиваясь. Курить он старался изящно, это был его собственный ритуал. Не потребность занять руки и рот, не желание успокоить нервы. От курения он получал своё удовольствие.
- Значит, выходит, я твой должник, - заключил он в итоге.

+3

9

Странная штука эти перемещения в пространстве. Уже второй раз за день Адама подводило собственное ощущение пространства и загадочным образом, он оказывался прижатым к какой-то поверхности.  Секунду назад он стоял,  сгорбившись перед гостем, осторожно опуская его на диван, и отвечал на блаженную улыбку чем-то схожим, но с большей долей неловкости. Адам старался высвободиться из рук дампира, который оплетал прикосновениями, зачаровывая,  как факир кобру, а точнее удав приготовленную на обед мышь. Податливый, томный и ласковый, по крайней мере, таким казался дампир, но знал,  как провести прохладными пальцами по ключицами, скользнуть по позвонкам у основания шеи и чуть ниже, чтобы пустить по спине "жертвы" змейку колких ощущений на секунду прожигающих все тело прокатывающихся приятной волной. Он сам напоминал Адаму белого змея-искусителя льнущего прохладными чешуйками к теплой плоти зверька пригодного для неспешного поглощения. 
-  Эй, полегче ... ты не в себе. -, пробормотал пес, борясь с самым банальным щенячьим желанием прикрыть глаза подставляясь под ласковые, хоть и прохладные, ладони. Вдруг равновесие и гравитация вновь сыграла злую шутку, а вмиг удлинившиеся клыки, нависающего над ним дампира заставили дернуться, подстегнув всплеск  паники. Клыкастый перехватил его руку, выворачивая запястья внутренней стороной к себе,  пес свободной рукой схватил  дампира за рубашку, выпалив его имя, но мутный взгляд подсказывал, что звать бесполезно, а сдвинуть с места еще сложнее, чем каменное изваяние в скале. Адам дернулся, но тут же замер, чувствуя, что отпускать его никто не собирается. Одна маленькая истина о бессознательном хищном инстинкте была ему знакома. Чем больше трепыхается жертва, тем больше азарт в ловце разорвать ей горло в кровавые ошметья. Он ослабил хватку на одежде дампира, убирая руку. Постарался расслабиться, ощутив в ответ, что длинные бледные пальцы больше не стремятся раздавить его грудную клетку и ледяная хватка на запястье стала мягче. В конце концов, это не так уж и больно, как говорят доктора "только комарик укусит и все". Пес поморщился, щелкнув зубами от вспышки боли и почувствовал, как по венам прокатывается прохлада. Да уж, большой такой бледный комарик, с взглядом наркомана под кайфом. 
  Постепенно в глазах "комарика" проступили намеки на проясняющиеся разум.  Пес даже порадовался  тому, что дампир был не истощен до крайности, всего лишь перетрудился и собрал мозг в кучу довольно скоро. Хотя ему самому было не очень позитивно. Казалось, в комнате стало прохладней, во рту пересохло и слабость выбивала его из колеи так заманчиво предлагая прикрыть глаза и уйти в астрал на пару часов. Пес периодически поддавался, проваливаясь куда-то в темноту на обратной стороне век, но прекрасно различая при этом звуки, доносящие из этого мира приправленные отголосками пульсации вен.   
- Тело, руки, ноги...главное хвост… А быть целым и живым тебя не устраивает? А еще за твое тело можно превратится в еще одно дохлое тело. И ...ты был таким...беззащитным, рука не поднялась...бросить..- меланхолично пояснил пес.  Он подумал, что хорошо было бы подняться, но стоило оторвать голову от дивана, как она вдруг дала круг по потолку и сопровождаемый ладонью дампира, пес опустился обратно. Он слушал вампира через раз, а отвечал еще реже, на односложные вопросы ограничиваясь "угум" и кивком в подтверждение. Звуки из комнаты - шум воды, щелчок крышки чайника и хлопанье дверей, все говорило о том, что оживший дампир чувствовал себя прекрасно и даже вел себя как  дома. В данный момент псу на это было плевать, оно даже и к лучшему, поскольку самому подняться и что-то сделать у него сил не осталось.
Регенерация брала свое и растекающийся по венам жар, был хорошим знаком. Зажмурившись, Адам, открыл глаза и проморгавшись на слепящий по началу свет лампочки, наконец, принял вертикально положение. Внимание привлек тонкий аромат крови и, не особо задумываясь, пес слизнул почерневшие капельки  с запястья, на их месте как он и ожидал, не было ничего - ни царапин, ни шрамов, только гладкая кожа и ровная пульсация венки у основания ладони. На вкус как железо, а еще немного соли и пепла, пыли - стоило подумать о душевой, но вставать не хотелось, и шевелится, и думать тоже...
Отвлекся от запястья он очень вовремя. Не каждый день в своей квартирке Адаму представлялась возможность лицезреть практически голое живое изваяние Аполлона в натуральном размере и столь же бледное как скульптурный мрамор - работу на дом он обычно не брал. Хотя обнаженные тела за время работы в заведении стали чем-то обычным, даже нормальным и уже не вызывали такого смущения как в первые дни, когда это казалось крайне непристойным.
- Классный вид. - скользнув взглядом по фигуре дампира устало заметил Адам ухмыльнувшись и мученически закатил глаза на просьбу о собственно оголении, он хоть и пришел в себя, но ощущение было такое, будто по нему поезд проехал и даже шевелится не хотелось, но пришлось. Дампир был прав, это стоило поскорее отстирать от следов их похождений.         
По началу еще пытаясь вставить хоть слово в поток вопросов дампира постоянно затыкающего его попытки едой, пес вскоре просто прихватил кружку с сладким чаем и потягивал его выслушивая рассказ. Пытаясь уловить все, что говорит дампир и стараясь не упустить нить разговора, точнее допроса. Потягивая чай, Адам после минуты молчания дампира подождал еще немного и на всякий случай отпил еще, а убедившись в том, что монолог достойный любого еврея закончен, решился подать голос.
- Эм…я даже не знаю, что и сказать, ты и сам все рассказал. Все так. Я не хотел неприятностей для бармена и себя соответственно, а то, что ты сейчас в этой конуре, а не в склепе по соседству со скелетами, так извини, так уж вышло.  –
- Должник? - бровь оборотня изогнулась, но после он просто пожал плечами, отставляя кружку на принесенный табурет. - Если ты так говоришь... только, мне от тебя ничего не нужно. Можешь забить. - Пес махнул рукой и вновь подхватил кружку. - Я не ростовщик долги считать. И кое-кто дал мне совет не связываться с "шишками", говорят с вашими должками сам в них как в шелках остаешься потом. - он замолк смотря на Базиля, но потом словно что-то вспомнив подорвался с места и поковылял к окну, однако выглянув в него вспомнил, что во-первых сейчас все равно ничерта из окна не увидит (фонари в этом районе дифицит), а во-вторых машина осталась не здесь. Он обернулся к дампиру растерянно поерошив волосы на макушке.
- Забыл же совсем. Та машине, на которой на кладбище ехали, она в соседнем дворе стоит и ключи в ней. Обратно как понимаешь везти твое тело пришлось на ней же, только тебе больше повезло чем тому парню, в багажник мне показалось,  не поместился бы - ноги длинные. - улыбнулся Адам опускаясь обратно на диван и откидываясь на спинку. - Кстати чистая одежда это конечно хорошо, но надо бы еще и запахи с себя смыть. Тебе-то должно быть это знакомо, мы сейчас как открытые книги для любого обладающего достаточным чутьем, и опытном. - он на мгновение прикрыл глаза затягивая воздух, дым сигареты забивал пространство, но даже через него отчетливо проявлялись запахи. - Гарь, кровь, пыль, пот и даже твой парфюм еще очень стойко ощущается. И еще, будь добр, открой  хотя бы форточку. Я сам не курю, а те, кто приходят сюда обычно делают это на кухне. Спасибо. Без обид, просто не люблю этот запах. -
Импровизированный ужин был прикончен и остатки сладкого чая уже не грели ладонь, пес не привык принимать у себя гостей, а уж такого ранга и тем более, хоть гость и общался с ним как старый приятель, но пес не позволял себе забыть кто перед ним, чувство неловкости отиралось у его души как ласковый кот у ног хозяина, сковывая жесты и делало улыбку натянутой хоть и искренней от части. Боже, на сколько же проще с ним было общаться, когда дампир изображал из себя полумертвого зомби...но даже так, он оказался пригодным собеседником и оставив тему долга и чести, пес еще добрый час убил на ленивую беседу "за жизнь" с приободрившимся бледным блондином стаскавшим за время разговора наверное с пол десятка сигарет.
- А знаешь, я конечно понимаю, что у вас, клыкастых свои стандарты режима, но лично я предпочитаю спать по ночам, а уже достаточно поздно и ...в общем, я расположусь в кухне, а в твоем распоряжении диван, ну, если что на полке есть что почитать и инет в твоем распоряжении, мда...- покрутив кружку с остывшим чаем пес поставил ее на стул и удалился в кухню подхватив импровизированный столик.
Шум воды в раковине кроме перезвона посуды разбавился еще одним рассеянным журчанием из ванной комнаты, руки тут же обожгло перепадом от кипятка до леденящего холода. Пес с шипением отдернул руки из под струи едва не выронив тарелку и тут же закрутил краны. Злобный взгляд брошенный через коридор уперся в закрытую дверь и ответом ему послужило только мелодичное мурчание мотива какой-то модной и жутко приставучей песенки, едва различимое за шумной россыпью воды в душе. Отбросив полотенце на край раковины Адам отравился вызволять для себя спальный мешок из плена старых коробок с барахлом оккупировавших верхнюю полку шкафа.
Пес и сам был не прочь смыть с себя следы сегодняшних похождений и дожидаясь свей очереди он разглядывал потолок собственной кухни. Свет решил не жечь за зря и во всей квартире теперь горела только настольная лампа в комнате - мягкий желтоватый свет пробивался в полумрак коридорчика, да полоса света из-под двери ванной комнаты теплилась в глубине квартирки. Мерный шум воды и тихое мурлыканье чужого голоса сквозь шум почему-то убаюкивало, Адаму было непривычно ощущение чьего-то присутствия в доме, но тревоги это не вызывало, даже напротив, ночные кошмары скрывающиеся в темных углах квартиры как будто рассеялись в страхе перед чужаком. Так необычно было слышать чужой голос, осознавать, что кто-то еще носит твои вещи, делит еду, заполняет комнату пряным дымом сигарет которых ты сам ни разу не касался, пользуется душевой и непременно устроится на твоем диване разделив кров, хоть и только на одну ночь. Наверно он слишком долго не подпускал к себе кого-то настолько близко, но этот день ничего не изменит, за одну ночь небо не может рухнуть на землю и через пару дней он возможно, даже едва вспомнит лицо этого дампира, хоть и впустил его в свой дом.
Пригревшись под тонким покровом пес сам не заметил как сомкнул тяжелые веки и позорно сдав позиции поддался томному, тягучему как патока мягкому сну. Он всего лишь хотел полежать с закрытыми глазами, но когда открыл их в следующий раз солнце за окном было уже в зените и своим слепяще ярким светом старательно вылизывало маленькую куханку, лезло прямо в глаза.  Поморщившись пес нехотя поднялся откинув с себя сбившийся за ночь в ком спальник и первое, что встретило его, была такая привычная, уже родная, но внезапно резавшая ухо после шумного гостя,  тишина. Адам прошелся по квартире, заглянул в ванну и на балкон, осмотрел кухню в которой провел ночь и не обнаружил ничего, по крайней мере его не ограбили это точно, а тот гость казался скорее странным сном, отголоском недавнего фильма может быть? Он мог просто приснится. Ушел так тихо и не попрощавшись толком, только аккуратно сложенная одежда лежащая на кресте, та что дампир заимствовал у него вчера, говорила о реальности гостя, да кружка которую пес с вечера не припоминал на столе. Остатки кофе еще грели ладонь через белую керамику.
- Ну, что ж, прощай, клыкастый, может больше не свидимся. - пробубнил себе под нос Адам отпив из кружки которую держал в руке и тут же скривился, в этом кофе будто совсем не было сахара, не приученный к такой гадости пес поспешил вылить его в раковину в вымыть кружку стирая последние напоминания о том странном вечера. Теперь можно претворится, что все было всего лишь сном, видением смешанным из чужих чувств и образов влившимся из какой-то книги или стрелялки. Просто надо больше спать и меньше времени тратить на фильмы и видео игры, а еще, на всякий случай, Локсли на глаза некоторое время не попадаться будет тоже весьма полезным для здоровья...

Отредактировано Адам Хансен (21.01.2014 20:58:47)

+3


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [08.06.2066] Немного крови, немного земли. (с)