КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [19.08.2066] Не очень мрачные тени прошлого.


[19.08.2066] Не очень мрачные тени прошлого.

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Время: 19 августа 2066 года, ночь

Место: Клуб Глобальных Бесчинств. VIP-апартаменты (красивенькие такие, в готиШненьком стиле).

Интерьер

http://s5.uploads.ru/t/vPCO3.jpg

Действующие лица: Брайс, Калиса Лабиен

Описание ситуации:
Кто-то однажды сказал, что тени прошлого растворяются со временем и исчезают. Думаете, это правда? А вот шиш вам с маслом! Прошлое - это такая штука, которая имеет свойство хвостом ходить за его владельцем, напоминая о себе ну в очень "подходящие" моменты. И плевать ему хотелось, человек ли это или же нелюдь. Ну вот кто, кто мог сказать, нет, даже просто предположить, что простая игра в стенах клуба сведет тех, кто и не думал свидиться спустя почти пятьсот долгих лет расставания? Пожалуй, никто. Ну, не считая гадалок подозрительной наружности. Он - новенький, трудный раб, какого можно отправлять исключительно к посетителям больным на голову или же к экстрималам. Она - крайне привлекательная вампирша, госпожа и владычица судеб, что находятся в ее руках, волею судьбы вытянувшая из всего многообразия, именно этого раба. Время их обоих очень сильно изменило, предопределив их места в этой пьессе, что называется жизнь. Поэтому, стоит задаться одним очень важным вопросом: а узнают ли они друг друга теперь, спустя столь долгий промежуток времени?

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

+2

2

Чертово место.
Уже второй день матерый находился в КГБ и не понимал, зачем его сюда привезли, но глядя на прочих своих «сожителей», не сложно было догадаться, что доброго ждать от этого места не придется. В первый же день своего прибытия сюда, Брайса изрядно избили за сломанный нос одного из охранников, что вел хищника в «клетку», но сегодня тигр был уже готов повторить все снова, и на этот раз сломать обидчику шею.
По прибытию сюда, Брайсу объяснили правила, которые он технично пропустил мимо ушей, пригрозив про себя выпустить кишки щуплому засранцу, что поучал оборотня, как стоит жить жизнью раба. Все эти правила тигр не мог принять, но промолчал, оскалившись лишь на угрозу смерти.
Но сегодня, видимо, был особый день, потому что тех, кто следил за порядком, было в разы больше, что значительно уменьшало шансы матерого на успешную охоту.
«Черт с вами, гниды… Посмотрим еще».
К вечеру Брайса привели в порядок, нарядили в черный строгий костюм и одели галстук. Вышло весьма не дурно, вот только всю картину портили кандалы на руках и ногах, да ошейник, который сдавливал горло. В таком вот виде, оборотня повели в неизвестность. Гремя тонкими, но прочными цепями, сжав впереди себя руки в кулаки, Брайс с каждым мгновением начинал замедлять шаг, нарочно останавливаясь, чтобы осмотреться, вглядывался во все встречные лица, за что неоднократно получал удар в спину. Не настолько больно, но желание отбило, особенно после пятого раза.
И вот, конвой замедлил шаг у какой-то двери. Сейчас там горел свет, но очень скоро, все, кто там будет находиться, погрузятся во мрак. Брайс заглянул внутрь, пока его «компаньоны» отвлеклись, пропуская трех девушек внутрь. И зрелище было малоприятным. Вернее, то, что увидел Брайс представляло собой вполне безобидную толпу хорошо одетых людей, но, вспоминая правила, о которых рассказывал ему щуплый хмырь прошлым днем… думать о хорошем не представлялось возможности.
- А ну пошел, - скомандовал один из охранников и толкнул оборотня вперед.
Брайс даже не огрызнулся, он шел мимо людей и представителей других рас и удивлялся, какой обширный ассортимент предлагает это заведение зажравшимся богачам. Тут были и эльфы, и вампиры и оборотни и люди, кто-то вел себя легко и непринужденно, кто-то уже стоял на коленях, покорно опустив голову. Проходя мимо одного такого парня-оборотня, Брайс не удержался и пнул его ботинком.
«Тряпка… Тебе только туфли лизать напудренной суке, - прошипел сквозь зубы матерый, на носу появились морщины недовольства, - Шакалы…»
Обернувшись на дверь, тигр увидел, что все служебные покинули помещение, дверь закрылась, а через мгновение погасили свет. Зрение зверя помогало ориентироваться, но он не побежал, не забился в угол, он просто остался стоять, выжидая того, что случится. Рядом с ним рыдала эльфийка, неимоверно сильно захотелось заехать ей с ноги, заставить заткнуться любым способом, вплоть до вырывания ее хорошенького язычка, но тут дверь открылась. Рабы замерли на мгновение, и стали расползаться по углам. В комнату шагнула девушка с повязкой наглазах.
«Поиграть решили, упыри?» - нахмурившись, Брайс оставался стоять на месте, не шевелясь, с отвращением вглядываясь в лицо незнакомки.

+2

3

Вечер обещал быть интересным. Особенно, если происходит что-то необычное и все главы Корпорации собираются в Клубе. Правда, не об этом сейчас, а об игрушке, которую проводили в стенах КГБ, о жмурках...
Калиса капризно топала ножками, по детски обиженно надувала губки и отказывалась надевать на глаза эту дурацкую повязку, мотивирую это то несуществующими у нее и в помине фобиями, связанными с темнотой, то... банально убийством всех и вся тут и что, раз уж она натянет эту дрянь себе на глаза, лишившись зрения, то возьмет не одного раба, как полагается, а всех и сразу. Но правила. Эти проклятущие правила...
"Нафиг они вообще сдались, эти правила?! А если я вытяну не ту зверушку? Если, зверушка не понравится мне, или... это окажется какая-нибудь эльфийская тушка?! Брр..."
С этими мыслями и светонепроницаемой повязкой на глазах, вампирша шагнула в комнату, цепко цепляясь за руку кого-то из провожатых. Лишиться одного из чувств, зрения в данном случае, неприятно, неловко, боязно. Но не тогда, когда ты чертов эмпат и все находящиеся в комнате у тебя как на ладони со своими чувствами, со своими страхами. Эта комната, где было полным полно всякой живности трепещущей перед одним только твоим появлением, была будто бы сплошь соткана из страхов. И это будило в самой Калисе весьма противоречивые чувства. С одной стороны, хочется очистить это помещение от страха, путем кровавой бойни и прекратить мучения бедных зверушек (гуманность, черт бы ее побрал, аж из ушей лезет), а с другой - хочется еще.
За спиной глухо хлопнула дверь, оставляя ее перед выбором, кого бы утянуть сегодня с собой. А мысли и воображение уже вовсю расписывали картинку того, кто и где находится в этой темноте.
- Ну же, неужели никто не хочет поиграть со мной?
Шепотом, будто боясь потревожить чей-то покой, произнесла она.
- Я же хорошая.
После небольшой паузы добавила, а сама мысленно, ориентируясь лишь на эмоции рабов, продолжила "осматривать" помешение, ища подходящую игрушку. Только, все было слишком не то, слишком не такое, как хотелось сегодня ей. А в прочем, как можно найти то, что ты желаешь, если ты и сам не знаешь, чего желаешь? А никак. Поэтому, плюнув на чтение эмоций рабов, женщина сдела пару осторожных шагов вперед и на ощупь попыталась схватить таки кого-нибудь. И схватила же, зараза...
"Воу... Оборотень."
Разочарование пришло внезапно. А вместе с ним и некоторая радость оттого, что это, все-таки, не эльфийская тушка.
- Мм, а какие интересные побрякушки на тебя нацепили.
В полголоса произнесла она, цепляясь тонкими пальчиками за цепь от кандалов, в которые был закован оборотень и тут же отпустила, от чего те не очень приятно для слуха звякнули.
- Мой выбор сделан. Этого наверх и побыстрее.
Достаточно громко возвестила менеджеров Калиса, после чего ее также, как и ввели сюда, проводили к выходу.

+4

4

Даже несмотря на то, что девушка были лишена зрения, она явно ощущалась грозным охотником, никак не жертвой, по сравнению со всеми здесь стоящими. Причем на своей охоте она лично выбирала добычу и не била невпопад, готовясь нанести один единственный удар и была уверена, что попадет наверняка. Да, кажется в этом никто и не сомневался.
За ней следом в комнату вошли еще двое, они не пытались влиять на ее выбор, просто шли с ней рядом, мешая Брайсу накинуть свои цепи на горло прекрасной мадам, и стянуть их так, чтобы громко захрустели, ломаясь, шейные позвонки. В мечтах и фантазиях оборотня, тело прекрасной незнакомки уже лежало окровавленное у его ног, растерзанное рабами, которым выдался шанс отомстить одному из своих хозяев... Но рядом стояла стража, которая ценой своей жизни будет защищать дорогого клиента, и вперед лишит жизни взбешенного тигра, чем тот успеет что-либо предпринять.
Медленно девушка шла вперед, сокращая расстояние между собой и Брайсом, который, по-прежнему стоял не шевелясь, как будто поджидая ее. Еще немного и ее ладонь легла оборотню на плечо, тонкие пальцы опустились по руке ниже, касаясь цепей на его запястьях. Брайса мысленно передернуло от сложившейся ситуации. Еще ни разу за пятьсот своих долгих лет он не чувствовал себя в роли товара, который будут вот так вот выставлять, как на рынке, а зажравшиеся «купцы» будут хаживать вокруг и выбирать, высматривая минусы, чтобы сбить цену.
Цепи загремели.
«Нравятся мои побрякушки? Заковать бы тебя в них, нацепить на глотку чертов ошейник и заключить в общество рабов на пару часиков…»
Внутри все пылало от негодования и ярости, но внешне Брайс был более чем спокоен. Бояться девушку не было причин, хотя, судя по остальным заключенным, жмущимся по углам, бояться, как раз-таки было чего.
- Мой выбор сделан. Этого наверх и побыстрее.
Голос уверенности и власти. На миг тигру показалось, что сейчас он не совладает с собой, даст волю зверю, и вены вздулись на шее и на руках, что сжались в кулаки. Нет. Справился. Когда девушку провожали к выходу, матерый отчетливо слышал голос менеджера, который предупреждал вампиршу о новичке, которого, если она пожелает, можно без труда списать со счетов, а ей самой выбрать кого-нибудь нового для своих забав, более привлекательного и сговорчиво послушного. Ответила она ему лишь за дверью, и несмотря на отличный звериный слух, Брайс так и не разобрал ее слов.
Одного его надолго не оставили, вновь подхватили прежние «приятели», что вели его сюда, и сопроводили уже в другое местечко, более приятное и менее людное, а точнее сказать, совершенно безлюдное. Едва заметно хромая и превозмогая боль, не желая показывать свои слабости, матерого завели в комнату и там и оставили одного, даже не сняв наручники.
Комната была просто шикарно убрана: дорогая мебель, всюду ковры и шелка, а в центре всего – деревянная кровать.
- Интересно, а она из осины? – Брайса очень заинтересовали заостренные края «надкроватных» колонн, отметив про себя, что в случае необходимости, вполне можно будет ими воспользоваться.
Позвенев вновь своими цепями, попытавшись освободиться от оков, оборотень уселся на кровать, без успеха пытаясь разорвать цепи. Становилось жарко, ошейник сдавливал, да еще и чертов галстук мешал, но с последним было очень быстро покончено, правда, дышать от этого легче не стало.
Гремя кандалами, оборотень улегся на кровать, пытаясь припомнить все те правила, которых должны придерживаться рабы, чтобы выжить.

+2

5

И все-таки, при всей своей навороченности и фишках, вроде эмпатии, Калиса оказалась немного сбита с толку этой проклятущей повязкой на глазах и пусть внешне она и казалась уверенной, как и прежде, однако, таковой себя не чувствовала. Потому, сразу же, как ее вывели из комнаты, она поспешила снять с глаз эту жутко неудобную вещь... а еще, швырнуть ее на пол и непременно потоптаться, будто бы отомстив и будто бы это она, повязка, была виновата в правилах игры. А потом, отмахнувшись от всех предупреждений менеджеров о том, что за "билетик" она вытянула в этой лотерее и абсолютно на автомате прихватив с собой ключик от побрякушек оборотня, направилась в бар. Ибо, выпить и успокоиться надо было бы. Много выпить и,соответственно, много успокоиться.
И кто же там такой вумный придумал, что вампиры не пьянеют? Хмм, или там было сказано про "почти не пьянеют"? Но как бы то ни было, а к Калисе это не относится и напившись вдоволь текилочки, она собрав свои глазки небесно-голубого цвета в кучку, двинула в апартаменты, где ее уже вполне благополучно ожидал...
- Раб!
С весьма довольной рожицей воскликнула женщина, едва ли не пинком распахнув дверь в номер и застыв на пороге, с любопытством разглядывая свою игрушку.
- Староват.
Фыркнула она, недовольно поморщив носик и на ходу, подбираясь ближе к мужчине, снимая туфли.
- Я как-то ожидала, что из этой игрульки ни черта хорошего не выйдет, но чтоб такое...
Разочарование, совсем, как тогда,в темной комнате, когда она выбрала его, нахлынуло новой волной. Калиса остановилась напротив, продолжая оценивающе рассматривать раба, которого так неосторожно выбрала там. На мгновение прикрыла глаза, втянув носом воздух, пытаясь определить, что за тотем у этого оборотня, но... увы и ах, количество выпитой текилы упорно препятствовало этому. Поэтому, она удрученно вздохнув и сделав еще несколько шагов по направлению готишненькой кровати, плюхнулась на нее, обняв одну из подушек. Мельком глянула в сторону двери, что оставалась открытой и силой мысли заставила ее захлопнуться.
"И чего мне с ним делать? Хмм, еще что-то же про опасность говорили. Это о нем, или обо мне?"
Ее взгляд скользнул от, теперь закрытой, двери снова к рабу, остановившись на цепях. Сразу вспомнился ключик, что кто-то из менеджеров настойчиво вручил ей.
"Значит о нем... А так жаль, что не обо мне, эх"

Отредактировано Калиса Лабиен (08.10.2013 06:22:02)

+3

6

«Не смотреть в глаза, принимать покорную позу, не говорить, пока не спросят…» - пытался припомнить правила Брайс, рассматривая купол готической кровати, и гремя цепями.
Он уже успел осмотреть каждый уголок этой комнаты, что являлась его очередной тюрьмой на какое-то время. Час? Два? Пять? Правил на временные рамки Брайс не знал, да и не был уверен, что они вообще имеются здесь, ему оставалось лишь ждать. Чего? «Хотел бы я знать…» Время шло неумолимо медленно, ожидание, как ленивая черепаха, ползло не спеша, позволяя оборотню по полной «насладиться» процессом.

Едва дверь распахнулась, как тигр бросился на ту, что появилась в поле зрения. Безумство и жажда свободы заполнили разум зверя и тот не мог справиться с потоком отрицательных эмоций, не мог не выплеснуть все накопившееся наружу. Хищник терзал тело своей жертвы, разрывая ее плоть когтями и вспарывая клыками. Кости ломались под давлением мощных челюстей, дробились суставы, безумным криком наполнилось все вокруг. По подбородку стекала горячая кровь, пачкая тигриную шерсть, размазываясь по груди и капая с пасти на чистенький, лакированный пол, но зверь продолжал терзать добычу. Правда, продолжалось все это совсем не долго. На крик девушки прибежала охрана, порядка пяти человек, они не стали медлить. Выстрелы. Конец.

Зрачки Брайса сузились, когда в дверном проеме появилась она. Богатая тигриная фантазия убила его же самого, следуя логики и здравому смыслу. Но умирать наяву сейчас оборотень не собирался, и даже после ее обреченного «Раб!» и разочарованного «Староват», Брайс только криво оскалился, обнажив клыки на одну сторону, и сощурил глаза. Впрочем, собственный возраст матерого совершенно не смущал, напротив, дожить до таких лет сможет не каждый, есть чем гордиться, а в игрушки испорченным девчонкам он идти вроде как совершенно не собирался.
От девушки пахло алкоголем, а если точнее – текилой, при чем опьяненный взгляд ее был заметен сразу, а движения были свободны и мягки. Пьяные вампиры встречались намного реже, чем трезвые, не смотря на то, что выпить многие из них очень любят, а все из-за их малой чувствительности к алкоголю. В споре с оборотнем, вампир продержится намного дольше, и выпьет, соответственно, наверное, поэтому Брайс пил редко, хоть и «метко», желая все же в первую очередь оставаться в форме.
- Не одна ты разочарована происходящим, клыкастая, - грубо прорычал, не сводя с нее глаз.
А Калиса, совершенно не боясь зверя, тем временем прошла к кровати и разулась. Ни один мускул не дрогнул, когда она легла с ним  рядом, обнимая подушку, совершенно безобидная и расслабленная, что, несомненно, передавалось и зверю. Взгляд хищника перешел на открытую дверь, но в ту же секунду та захлопнулась, и это явно сделали не снаружи. Подобная способность не редкость, но все это весьма напрягало Брайса. Переведя взгляд с закрытой двери на вампиршу, мужчина заметил, что ее внимание снова, как и там, в темной комнате, привлекли наручники.
Уголки губ опустились, на носу появились морщины, а глаза с жадностью впивались в ее идеальные черты лица. Он не двигался, оставаясь молчаливым наблюдателем, выжидая ее действий.

+2

7

"Хм, а это неуважение - подсунуть мне раба не обученного, не знающего элементарных правил поведения..."
Вдруг захотелось возмутиться, а потом вдруг нет. Если он новенький, то что же, совсем безнадежный, раз уж и в цепи заковали. Калиса нахмурилась, пытаясь припомнить, когда это она последний раз воспитывала кого-то настолько древнего. Но не смогла, потому что, такого и не было никогда. Рабы, живые игрушки, доставались ей всегда уже знающими ху из ху и что делать можно, а что нельзя. Понимание того, что с этим зверем, нужно вести себя как-то по-особенному пришло даже несмотря на царящий в голове, после текилы, туман, приправленный желанием повеселиться.
- Для тебя, между прочим, Госпожа Клыкастая, хм.
Весело проговорила она и... не придумая ничего более в данный момент, прилагая все возможные для этого действия силы, спихнула оборотня с кровати, после чего звонко рассмеялась.
- Моя. Это...
Она улеглась поудобнее на живот, подперев ручками голову, так, чтоб было лучше видно мужчину.
-... моя кровать. А новеньким, невоспитанным рабам место на полу. Кста-ати!
Ее взгляд снова, в очередной раз, скользнул к цепям, "украшавшим" ее сегодняшнюю игрушку, а затем,  ему в глаза. Прилагать какие-либо усилия, чтоб прочитать, что же испытывает оборотень было ни к чему. Все прекрасно отражалось в его взгляде, от которого у любого другого мурашки по коже бы пробежали, а для Калисы эта аура опасности была даже привлекательна чем-то. И она даже подумала о том, чтоб снять с него цепи, сделать милость, освободив и посмотреть, что же будет.
- Раз уж мне попался именно ты, то... Расскажи зачем они. И тогда, я возможно сниму с тебя их, мм...
"...разумеется, как только, найду свою сумочку, в которой лежат ключики"
И, ведь надо бы найти, а иначе это проклятущее любопытство, вместе с пытливым желанием поглядеть, что же будет, если... так и съедят ее, совсем безжалостно и беспощадно. Поэтому, не думая более и минуты, женщина подскочила с кровати и двинула в сторону выхода из комнаты.
"Сумочка, сумочка, ключики, ключики... Ну, как же можно было оставить их в баре?!"
Мысленно возмутилась она самой себе, не забыв укоризненно покачать головой, но вдруг, у самой двери остановилась. Обернулась к рабу.
- Место, зверушка. Выйдешь - убью.
Обворожительно улыбнулась и уже было выпорхнула за дверь, как вспомнила о том, что она босяком...

Отредактировано Калиса Лабиен (08.10.2013 19:31:01)

+3

8

Настроение у нее было действительно хорошее. Оно и понятно, зачем грустить зажиточному пьяному вампиру, у которого есть все, что можно только пожелать. Девушка весело улыбнулась, поучая оборотня правильному к ней обращению, на что Брайс только отвел в сторону взгляд, и как-то обреченно выдохнул. Казалось, не только тигр не умеет вести себя с хозяевами, но и сама Калиса с рабами. А впрочем, кто решится судить богатеев? 
Размышлять на эту тему долго не пришлось, ведь в тот же миг, произошел стремительный толчок ногами мужчине в бок, шелковые простыни придали массивному телу еще большее ускорение и Брайс, запутавшись в собственных цепях, с грохотом свалился на пол. Сверху раздался звонкий девичий смех, вот только тигру было не до смеха. На скулах оборотня заиграли желваки, от напряжения на шее вздулись вены, сдавленные проклятым ошейником, что не давал зверю трансформироваться. Он был бы рад ответить ей, сказать, где ее место, но не успел (может оно и к лучшему), потому что теперь она хотела знать о его цепях и о причине их появления на его запястьях и ногах, пообещав «возможно» снять их. Обещаниям вампиров Брайс привык не верить, и на то был ряд причин, но и к тому же слишком призрачной казалась возможность, что с него снимут эти оковы.
Оборотень молчал, наблюдая, как потешается над ним девчонка, вел себя достаточно спокойно, а зверь внутри него уже метался по стенкам разума, грозясь все здесь к чертям собачьим сравнять с землей. Как жаль, что желания не всегда сбываются. Но Брайс готов был приложить уйму сил и времени, чтобы мечта осуществилась.
Встать с пола особой проблемой не было, не смотря на оковы, благо, цепь между ними не была совсем уж короткой. Опираясь о кровать, тигр поднялся, ведь сидеть на полу было ниже его достоинства, и, чтобы не говорила Калиса, но рабом быть Брайс не собирался. Никогда.
Зверь не умел читать мысли, он не знал, для чего она собралась на выход, вариант того, что девушка отправилась за ключом – он исключал, а вот за охраной и прочими мучителями – запросто! Вдруг решила, что нужно поучить кота дисциплине или, еще хуже – ликвидировать и заменить новым послушным рабом. Брайс прекрасно помнил, что о нем говорил менеджер, и хорошего в этом было мало.
- Место, зверушка. Выйдешь - убью.
«Тварь!»
Сидеть на месте и ждать мужчина не собирался, в момент он очутился за спиной замешкавшейся у двери девушки и накинул цепи от наручников ей на горло. Действовали инстинкты, проявилась несдержанность спокойного Брайса, который больше всего на свете ненавидит ожидание. Нет, ждать снова он был не намерен точно, хотя и не знал, чем ему сможет помочь смерть одной из знатных персон. Хищник натянул сильнее цепи, прижимая красотку к себе, и стал вместе с ней отходить назад, захлопнув между тем открытую дверь ногой.
- Рыпнешься – сломаю шею, - прорычал на ушко вампирше.
В качестве доказательства своих намерений Брайс рванул цепями, сдавливая и царапая нежную вампирскую кожу.
Использовать вампира в его же логове казалось просто невозможным, но для Брайса, что мгновением ранее начал весьма сложную партию, это был единственный шанс.
«Сейчаааас. Погоди немножко».
Черт его знает, куда она могла прятать ключи в платье, но Брайс не мог отступить. Уже не мог. Пригрозив ей вести себя смирно, ладони мужчины ловко скользнули вниз по ее телу, ища хоть что-то, где могут быть прицеплены небольшие ключи, пытаясь их прощупать через одежду. Но поиски не увенчались успехом.
- Где ключи? – тряханул вампиршу за плечи, по прежнему дыша ей в затылок, нервы пошаливали, но он был рад хотя бы тому, что не решил ее убить в первые секунды, ведь тогда о ключах можно было бы точно позабыть.

+2

9

И ведь всего лишь секунды отделяли ее от двери и коридора. А теперь что же? Пылкие объятья непойми кого и металлическая цепь в роли удавки у нее на шее. И за что? За то, что всего лишь хотела сходить за ключиками... Ну, ладно, не только за ключиками, а еще и за каким-нибудь коктейльчиком для себя любимой.
Она едвали успела тоже схватиться за цепь, когда оборотень вдруг решил поиграть в душителя. Все-таки, количество выпитого, замедляет реакцию, иначе бы она так глупо не попалась, увернулась бы и разбила бы о его голову воон ту прекрасную вазу, что теперь уже находится далековато.
- Идиот ты, убьешь, не убьешь, а дорога теперь у тебя только одна - в пластиковый мешок, а дальше в грязную канаву.
Процедила она сквозь зубы в ответ на его предупреждение "не рыпаться". Дыхание в этот момент перехватило, а на смену былой хмели резко пришла, слава пончикам, ясность ума, та, которой ей так не хватило несколько секунд назад.
"Мразь, мусор! Убью! Да что он себе позволяет..."
Негодование и растерянность на мгновение захватили Калису, когда раб позволил себе облапать ее, а далее ничего, кроме гнева. Взгляд запылал алым огнем, а хрупкая душевная организация вместе с телом, что сейчас подверглось этим мерзким прикосновениям животного, требовали только одного - вывернуть его наизнанку, основательно так выпоторошить и развесить кишки по всей комнате в качестве своеобразных украшений.
- Тупое ты животное, нет при мне ключей!
Со всей своей возможной силы ударила острым локотком мужчину куда-то... куда попала, короче (следить еще за этим, хм). Однако, ему все же должно было быть больно, хотя бы чуточку, потому что в следующее мгновение, ей все таки удалось высвободиться и отскочить в сторону. Схватилась за ту самую замечательную вазу, что стояла недалеко на тумбе, и ничуть не примеряясь, очень метко саданула оборотня по голове.
- Ненавижу...
Почти шепотом произнесла, переводя дыхание.
- Ненавижу тварей вроде тебя!
Голос сорвался на крик.
- Оборотни, вы всего лишь шакалы, действующие из-подтишка. Ненавижу!
Обида, ярость, желание, понятной лишь ей одной, мести, смешались в одно чувство, от которого обычно становилось худо всем вокруг, когда ее фишечка с телекинезом начинала выходить из-под контроля. Сначала незримые руки схватились за горло оборотня, сдавливая со всей возможной в этот момент силой, затем, несмотря на его габариты, легко отшвырнули в сторону впечатывая в стену и приподнимая над полом.
- Ты подохнешь, ты слышишь меня?
Еще пара ударов довольно массивным телом мужчины о стену, отчего поползли трещины и отпустила, обращая свое внимание на осколки вазы неподалеку от себя.
- Подохнешь.
Будто бы для верности повторила, заставляя осколки взмыть в воздух и направляя их в сторону раба.
"Еще секунда, Калиса, и одной тварью на земле станет меньше..."
Или не станет. Потому что, в этот момент раздался стук в дверь.
- Госпожа Лабиен? Простите за беспокойство, но у вас все в порядке?
Как-то совсем уж неуверенно проговорил голос за дверью.

+3

10

«Ключей нет». Осознание сего простого факта было для оборотня весьма не лицеприятным известием, ведь по сути, сейчас он попросту терял минуты с ней. Благодаря неожиданности ситуации, ему удалось взять Калису врасплох, но вот надолго ли?
Видимо, объятия девушке не приглянулись, потому что едва Брайс закончил с обыском, как в грудь со всего маху влетел локоть вампирши. Лишь на миг мужчина ослабил хватку, но этого хватило Калисе, чтобы выбраться, схватить рядом стоящую вазу и жахнула зверя по голове. Весьма неприятно, но не смертельно, ведь в то же время Брайс, лишь мотнул головой, смахивая со своей макушки осколки, снова попер на вампиршу, пока не почувствовал весьма сильное давление на шее. Сначала он подумал, что это всего лишь ошейник, но когда начал задыхаться, стало ясно, что дело было не в нем. Глаза оборотня налились кровью, он не мог трансформироваться, чтобы уменьшить боль, чтобы противиться ей, лишь только вытянулись клыки и из глотки раздалось утробное рычание. Резким магическим толчком Брайс отлетел спиной к стене. Невидимая, но мощная сила щадить его костей не собиралась.
- Ты подохнешь, ты слышишь меня?
Тигр прекрасно ее слышал, но не боялся, слишком быстро все происходило и времени на раздумья не было. Не успев насладиться властью (хоть и над одним вампиром), он вновь вернулся к своему прежнему статусу, который ему присвоили в КГБ, к статусу низшего, но с которым соглашаться он не собирался ни за что.
Сила вампирши подняла его с пола и била о стену снова и снова, разбивая камень. Боль, злость и некая обреченность мелькнула в голове. Брайс прекрасно знал, что могут сделать с рабами клиенты, и, быть может, для этого он и был здесь, чтобы стать ее грушей для битья, которую после, за ненадобностью, просто лишат жизни.
Сила вдруг перестала держать его в воздухе и Брайс со всего маху рухнул на пол, отбив себе бок и больную ногу. Зажмурившись от боли, он весь собрался, ожидая очередного удара о стенки комнаты, но Калиса оказалась оригинальное, оборотень мог бы оценить все разнообразие ее пыток, если бы сам не был в этот момент жертвой и целью. Раскрыв глаза, оценивая ситуацию, тигр только и успел прыгнуть в сторону, потому что в него летело с десяток осколков от разбитой вазы. Сердце бешено стучало, гоняя горячую кровь, когда на пол упали первые капли. Один из осколков все таки достиг своей цели и вспорол ему бок, портя прекрасный пиджак, меж тем, окрашивая его в красный.
«Сука».
Хватаясь за острый край, резко вытащил осколок из плоти, давая тем самым крови бОльшую свободу выхода, и поспешил прижать рукой рану. Брайс уже чувствовал, что его регенерация был, если не блокирована полностью ошейником, то заметно ослаблена, поэтому потеря большого количества крови сейчас может стать для оборотня весьма болезненной или даже смертельной.
Он не сразу понял, что в дверь стучали, на втором стуке зверь напрягся, но видя отвлеченность своего палача, стал подниматься с пола, опираясь о стену. Брайс догадывался, что этот некто стал причиной того, что он все еще жив, но вряд ли такому можно радоваться. Сейчас вампирша расскажет всем, что учудил новоприбывший раб и тогда-то уж точно – смерть.
Взгляд хищника метался, то на дверь, то на Калису, понимая, что проиграл в любом случае, но выиграл лишь в одном – себя он не предал. Жить хотелось, еще бы знать, как надо поступить, что бы выжить? Он быстро осознал то, что в данный момент, все, что связано с его существованием, полностью зависит от госпожи Лабиен. Девушка тем временем надменно смотрела на свою живую игрушку, будто выжидая его реакции.
- Все в порядке, - отвечал он Калисе на вопрос незнакомца за дверью, - Мы сами сможем решить проблемы.
Взгляд глаза в глаза, и спокойный голос, делали свое дело, успокаивали вампиршу, она не обязана поверить его словам, но ее сильный гнев скорее всего пройдет.

+1

11

- Что?
Моргнув несколько раз и несводя взгляда с оборотня переспросила она не то у себя, не то у него, не то вообще обращааясь к тому, кто в этот момент стоял за дверью. Стук повторился и все такой же неуверенный голос снова спросил о том, все ли у нее в порядке.
"Невовремя, однако. Почему невовремя? Почему сейчас, когда я почти... Черт же!"
Калиса недовольно фыркнула и все-таки, обернулась в сторону двери. Кажется мужчина пока не собирался повторять попытки атаковать ее. Но надолго ли, Калиса не знала. Хотя в любом случае, теперь, он ее враспох не застанет. Со злобой и отвращением взглянула на него, когда мужчина начал говорить, подмечая какое-то необычное ментальное воздействие его голоса, что оказывало странный успокаивающий эффект.
- Не мы, а я.
Ровно, так, будто так и было всегда, произнесла.
- Как ты там говорил? Не рыпаться? Так вот, заткнись и сиди тихо.
Не сводя с него взгляда, осторожно, спиной подошла к двери, поправила волосы, что и без этого лежали идеально, натянула одну из своих очаровательных улыбочек и повернула дверную ручку.
- Госпожа Лабиен, вообще-то занята. А вы, никчемные бездельники посмели прервать, хм.
Строго проговорила Калиса, открывая дверь и выходя в коридор. Сдавать его охране, что так быстро подоспела на шум, она не собиралась, считая, что справится сама. Доходчиво, с использованием матов и  красочных угроз, объяснила, какими последствиями может обернуться для администрации тот факт, что ей сейчас помешали, получила весьма искренние извинения и свою сумочку, что так любезно доставили, а еще, на всякий случай предупредила, чтоб далеко не уходили. После чего, снова вернулась в номер. Закрыла дверь,  устало спиной прислоняясь к ней  и взглядом снова зацепилась за оборотня.
"Он хотел ключи от наручников? Так вот они теперь, здесь, со мной, но только черта с два он их теперь получит."
- Ой, а я все-таки поранила тебя. Больно?
Как бы невзначай проговорила она и отпрянула от двери. В прочем, какая разница больно ли ему или нет, если она намерена продолжить. Снова с помощью телекинеза призвоздила его к стене, не давая двигаться.Только вот теперь было что-то не так. Что-то останавливало ее завершить начатое, несколько минут назад, до этого нелепого стука в дверь. Что-то в нем вдруг показалось знакомым, все теперь в этой комнате, пропитавшейся запахом его крови, казалось каким-то знакомым и давно забытым.
"Наверно, кажется."
Мысленно отмахнулась она от какой-то навязчивой идеи, что возможно, этого раба видит не в первый раз.
"Всего лишь очередная шавка, хм. И воняют они все одинаково. Но этот... Нет, Калиса, тут что-то другое. Нужно еще..."
- ...нужно больше крови.
Закончила она вслух, направляясь к оборотню и на ходу подбирая один из кусочков все той же вазы. Подошла совсем вплотную, собираясь осколком фарфора оцарапать его шею у самого ошейника, и тут же, будто испуганный ребенок, отступила назад, когда вдруг поняла откуда она знает этот запах. Отпустила его. Еще шаг назад, она несколько раз мотнула головой, все еще не веря себе, а память тем временем начала поднимать в сознании какие-то нелепые картинки из прошлого, в которые сейчас совсем не верилось.

Отредактировано Калиса Лабиен (10.10.2013 20:31:19)

+2

12

Кажется, умение подействовало. Несмотря на серьезное ранение, ослабленный организм и ошейник, что, хоть и не полностью, но блокировал способности, гипнотическое действие оказать все-таки удалось, Калиса смягчилась, по крайней мере, Брайс оставался все еще жив, когда она вышла за дверь к служащему.
«Дело - дрянь, приятель».
Оборотень посмотрел на свой бок, где, через пальцы, прижатой к ране ладони, сочилась кровь. Весь костюм, пропитался ею до самых ботинок и капал сейчас со штанины на пол, растекаясь небольшой лужицей. Всюду в комнате теперь был его запах. Собственная рана – верная смерть, как для охотника, так и для жертвы. Кровь говорит о своем обладателе много больше, чем может рассказать о себе сам хозяин – так всегда говорили в клане Брайса, были даже шаманы, читающие по крови, для них было проще простого рассказать по одной лишь капле все, что связано с ее носителем. Было время, когда подобным способом насылали проклятия на целые семьи. Тигр же всегда относился к крови, больше как ко способу утоления жажды – не более. Вот и сейчас, матерый осторожно убрал от раны руку и губами собрал кровь с боковой стороны кисти. Солоноватый привкус, немного особенный, чем-то отличающийся от крови людей, вампиров и эльфов, и в то же время свой, родной. Но в следующую секунду, когда в комнату вернулась Калиса, он снова держал ладонь на прежнем месте, на ране, хмуро взирая на девушку исподлобья. В руке ее была сумка, что наталкивала оборотня на мысль, по логике которой ключи должны быть точно там.
- Ой, я все-таки поранила тебя. Больно? – не нужно обладать способностью, что бы понять ее злорадство, отчего хищник инстинктивно оскалился.
Брайсу было все труднее сдерживаться, настроиться на внушение и транс не представлялось больше возможности. Не отрываясь, он смотрел в ее глаза, и ни один мускул не дрогнул на лице, когда он планировал, одним своим прыжком лишить девушку равновесия и жахнуть затылком о пол. Но планы поменялись, когда вампирша снова пригвоздила его к стене. Кровь стала сочиться быстрее от напряжения и от того, что зажимать рану против вампирской силы не представлялось возможным.
-… Нужно больше крови, - прошептала, и этими словами девушки подняла с пола осколок и стала медленно подходить к Брайсу за известным всем делом.
Хищник оскалился, раздалось громкой предупреждающее тигриное рычание, звериные глаза с яростью смотрели на палача. Но ошейник лишал тигра сил, сдавливал при этом горло, не давая противостоять в равной степени.
Рука девушки, с острым осколком в ней, уже тянулась к Брайсу, как вдруг, что-то переменилось. Калиса вдруг отступила назад, а ее взгляд стал напряженным и в то же время испуганным. Тигр не понимал абсолютно ничего в ее поведении, тем более, если учесть, что сейчас он не использовал свои способности, чтобы сбить ее с толку. Сила девушки, что прижимала его к стене, ослабла, и мужчине удалось снова дышать свободно. Вот только легче от этого не становилось, он все еще был здесь, и не мог понять, что за жестокую игру задумала вампирша, а знать о том, что так кардинально повлияло на ее действия, он просто не мог.

+1

13

"Оу, кажется, Калиса ты допилась. Как там называют, белочка это, когда что-то мерещится? Или... Не мерещется вовсе?"
Она на мгновение зажмурила глаза, опуская руку, в которой сжимала осколок дорогого фарфора и роняя его на пол. Мысли начали метаться туда-сюда в сознании, не желая осознавать происходящее. Как-то вдруг стало не по себе. От всего и сразу. Оттого, что это именно он, так внезапно и неожиданно "ожил", появился здесь, был так случайно выбран ей в темной комнате, что пытался напасть, что она сама раньше не признала, что не знала о том, что он жив, что не искала, что сейчас чуть не лишила жизни и... что все-таки, не лишила и узнала.
- Черт, ну накой мне этот сюрприз сейчас? Святые пончики, еще и раненый. Еще и дикий такой...
Пробормотала она себе под нос, отходя от оборотня и присаживаясь в кресло, спокойно взглянула на него и его рану, несколько удрученно вздохнула.
"Ой, ну да ладно, только жалеть вот его не нужно! Сам напросился. И судя по всему, он-то нас не узнал и тогда что же? Снова атака? А вот фиг тебе, Брайс!"
- Эм, ты может чаю хочешь? Или виски?
Попыталась улыбнуться, открыто, по-доброму, только оно не получилось. Вместо этого улыбка вышла какой-то натянутой, не натуральной.
"Я бы не отказалась от чего покрепче..."
- Или к врачам тебя, мм? Вон, все уже тут кровищей своей перепачкал. А ковры-то дорогие, хмм...
Калиса задумалась о внезапно нахлынувшей на нее заботе об этом практически незнакомом мужчине. Сколько времени прошло? Да почти вся ее жизнь. Вся та жизнь, что кординально изменила ее, с тех пор, как они видились последний раз. И он. Это ведь теперь совсем не тот мальчишка, которого она знала. Совсем. Однако, это чертово прошлое имеет привычку появляться тогда, когда ты совсем его не ждешь, да еще и при таких дурацких обстоятельствах.
Вампирша вздохнула и открыв сумочку, совсем небольшой клатчик, извлекла оттуда ключи от наручников.
- Только не шуми, котеночек, ладно?
Недолго, демонстративно позвенела ключами перед тигром и кинула их ему, ожидая, что же будет дальше.

+3

14

Недоверять вампирам было его правилом, и как бы их слова сладко не звучали – нельзя расслабляться и верить каждому их слову. Брайс себе просто запретил это.
Выпал острый осколок из ее рук, тот, что должен был перерезать глотку оборотню, и со звоном ударился о пол. Девушка снова отступила, бормоча, но матерый не мог понять, о чем же она говорит и что вдруг произошло, что изменило ее желание убить его сейчас же. 
Снова зажимая свой кровоточащий бок, Брайс наблюдал, как девушка вальяжно расположилась в кресле, задумчиво и с долей какого-то сожаления, глядя на своего пленника. От ее предложения выпить, мужчине было трудно отказаться, но «есть с руки» палача быто весьма скверной приметой, поэтому Брайс лишь промолчал, чувствуя, как подкашиваются ноги. Не обращая внимания на ее дальнейшие фразы об испачканных дорогих коврах, мужчина направился прямиком к кровати, чувствуя, как теряет кровь и как накатывает слабость.
«Чертово крысиное логово… Встреться мы с тобой на другой земле…»
Становилось жарко, но вряд ли кто-то его выпустит отсюда на свежий воздух, хотя поход к врачам мог отрезвить Брайса, прогулка могла бы быть очень кстати, а заботливые руки медсестер творили бы чудеса, латая тигриный бок. Но мужчина не особо верил в сказки, предпочитая горькую правду в виде грязного подвала со стариком-доктором с трясущимися руками и его ассистента с кожной болезнью по всему телу.
- Не нужны мне твои врачи, - прорычал матерый, усаживаясь на кровать.
Ее движение к сумочке напрягло тигра, но вынутые из нее ключи в миг расположили хищника к вампирше, он забыл даже о том, что только что хотел свернуть ей шею, когда они со звоном упали рядом с ним на диван. Не мешкав ни минуты, Брайс схватил их и смог открыть замки на руках, а потом и на нога. Сразу же стало легче, стало проще, и жизнь приобрела иные цвета, не только кровавые.
Скинув с себя испорченный напрочь пиджак, Брайс задрал рубашку, глядя на большую ужасную рану.
«Что-то сплоховал ты, приятель. Так подставился, а».
Вытащив белоснежную простынь и оторвав от нее полосу, мужчина, прижав к ране скомканную тряпицу, и стал плотно обматывать торс, как бинтом, чтобы хоть как-то остановить кровь. А вампирша подождет, если не хочет, чтобы он тут лапы откинул.
С каждым мигом выпить хотелось все больше и больше, залить рану виски, откинуться на кровать и вырубиться на сутки, не мешая телу регенерироваться. Но все портила Калиса. И КГБ.
- Долго будет продолжаться эта чертова игра? Чего мне ждать теперь?
Хищник был по-прежнему насторожен, несмотря на то, что девушка освободила его от оков, он не собирался ее даже благодарить за такой жест, думая лишь о том, что это очередное представление, в котором скоро настанет не менее кровавая кульминация.

+1

15

А котеночек и правда не собирался шуметь. И даже больше, кажется, смягчился по отношению к Калисе. Разумеется, его чувства все еще выражали к ней недоверие, но свои попытки напасть на нее прекратил, что не могло не радовать. Много ли надо, чтобы сделать первый шаг по направлению к миру? Всего лишь освободить руки и ноги тигра. Вдруг подумалось о том, что сними она с него ошейник, то оборотень вообще ее заобожает.
Хмынула, улыбнулась своим мыслям и взглянула на то, как мужчина возится с оказанием самому себе помощи.
- Зря. Врачи тут хорошие. Не такие царапины вылечивали.
Поднявшись с места и все еще осторожно подходя к хищнику проговорила она. Наблюдать за тем, как он обматывает себя куском простыни, что по всей видимости должна была остановить кровь, было интересно, занятно. И в какой-то момент, в ней даже проснулось желание помочь, однако, как оно и бывает у Калисы обычно, тут же это желание пропало. Лечить кого бы то ни было, это явно не ее. Вот если покалечить, тогда и думать не надо, всегда пожалуйста.
"Хм, каким дураком был, таким и остался. Такие простыни исортить мог только этот кошак."
Нахмурившись и фыркнув, вампирша прошла в сторону мини-бара. Возиться долго со спиртным и выбирать не стала. Виски. Как и хотела пару минут назад, когда предлагала выпить и ему. Резкий, но приятный своей крепостью аромат на мгновение перебил запах крови оборотня, от которого уже, казалось никуда не деться. Все-таки, хорошо, что сегодня она заявилась в Клуб ни капли не голодной.
- Мм? Игра будет длиться до рассвета. Правила таковы.
Отвлекаясь от бутылки дорогого напитка и подхватывая два налитых стакана произнесла Калиса, обернувшись.
- А сам-то, как думаешь, чего ждать?
Ей было интересно послушать его версию последствий маленькой игры, что развернулась в этой комнате. И не интересно вместе с тем. Она на ходу, не слушая его, решала для себя, как быть дальше. Оставлять ли его тут вот так, до следующего такого же пришибленного клиента, как она сама. Или же, согласно правилам сегодняшней ночи в КГБ, делать с ним то, что она пожелает.
"Знать бы еще, чего я желаю... Снова получить свое. Папенька подарил нам Брайса. Он наш. Он не должен находиться в Клубе."
Калиса вздохнула, протягивая тигру один бокал с виски.
- Неужели не помнишь...
Тихо, с нотками какой-то, понятной лишь ей, грусти проговорила и, присев рядом, повернулась к нему, заглядывая в глаза.
- Чертов ты кот, неужели до такой степени старым стал? Маразм замучил?!
Голос прозвучал уверенно и требовательно и немного обиженно. Он тоже должен вспомнить, просто обязан и тогда, она продолжит думать над тем, чтоб не оставлять его на милость другим гостям.

Отредактировано Калиса Лабиен (15.10.2013 02:22:48)

+3

16

Брайс фыркнул. Он позволил себе хоть немного расслабиться, пока вампирша стояла поодаль у мини-бара. Для раба, впрочем, мужчина выглядел весьма раскрепощенно, не стесняясь своих действий и не беспокоясь об испорченном им же имуществе. В этом положении о Брайсе можно сказать – горбатого могила исправит. Очень точное высказывание, особенно если иметь в виду тот факт, что ни за какие коврижки, а уж тем более угрозы и боль, оборотень не станет вести себя с любыми высшими, как послушный котенок. Тигр должен вести себя, как тигр. Или отправляться кормить червей.
«До рассвета?» – показались клыки, мужчина задумался, но промолчал, ведь, быть может, это лучше. Быть может, не выбери его Калиса, достался бы какой-нибудь конченой садистке, или еще хуже – мужику. На ее вопрос он чинно промолчал, не желая ввязываться в ее игру и развлекать ее своими догадками и додумками, просто сидел на краю кровати и разминал запястья, затекшие от грубых оков.
Налив виски, вампирша вернулась к Брайсу, протягивая один из стаканов ему, и присела рядом на кровать.
- Неужели не помнишь…
Девушка повысила голос, она требовала от него чего-то. Но чего? И тут матерый понял, кто находится перед ним. Вспомнил детство и беззаботную девчонку, что любила требовать и получать, а от обиды морщила носик, как это делала сейчас вампирша перед ним.
«Калиса… Точно. Жива все же».
Но в лице Брайс не переменился, лишь взял из ее рук стакан и вылил его содержимое себе на рану. Боль заставила хищника зарычать, отвлечь от воспоминаний прошлого, о чем не очень-то и хотелось вспоминать. Слишком беззаботные и далекие были те дни, чтобы придаваться ностальгии теперь, когда ты стал рабом. Но убегать от прошлого у Брайса никак не получалось, наверное потому что само прошлое сидело с ним рядом на крвоати и ждало ответа.
- Если я стал старый… то что же можно тогда сказать о тебе? – мужчина был строг и серьезен, даже, когда шутил, - Помнится мне, что разница в нашем возрасте была лишь в несколько дней. Да, старуха?
Он внимательно посмотрел в ее глаза. И действительно, как он раньше не заметил, что знает их. Как все-таки ярость и ненависть отвлекает от нужных мелочей, ведь заметь Брайс раньше, что перед ним его подруга детства, то не было бы крови. Наверное. Хотя за пятьсот лет могло многое произойти, Калиса могла неплохо измениться и ее новые взгляды и убеждения могли не быть на пользу оборотню.
- Как ты до такого опустилась? – Брайс посмотрел в пустой стакан и предложил его Калисе, не приказным тоном, а скорее просьбой, - Неси еще.
Выпить теперь хотелось все сильнее, воспоминания бушующим потоком нахлынули на оборотня и теперь уже ему было не выбраться на поверхность так просто. Во что бы то ни стало ему надо было разобраться, на сколько изменилась его бывшая подруга, можно ли ей верить и что она собирается делать? Очень нелегко было принять прошлое, ведь теперь и сам Брайс был другой: он больше не был безобидным котенком, каким был в пятнадцать лет, теперь он знал вкус и запах свободы, пробовал ее ни раз на зуб и проливал за нее собственную кровь. Мысли о прошлом были прекрасны и в тоже время ужасны, когда, уже сейчас, Брайс осознавал, что жил с семьей Калисы, как в клетке.

+2

17

- Старуха??
Чуть не поперхнувшись выпитым, возмущенно переспросила Калиса, тут же поднимаясь и вставая напротив тигра, показываясь во всей красе, в полный рост.
- Сам ты, хм, старуха-бабуха.
Эта неуместная его шуточка по поводу того, что все-таки, они ровестники была неприятна. Очень и на мгновение вызвала гнев. Нет, ну возраст это понятно, но внешне ведь Калиса совершенно не тянет на пятьсотлетнюю мумию, как он. В прочем, как гнев и недовольство его словами появились, также быстро и исчезли, оставляя лишь легкое душевное удовлетворение тем, что Брайс узнал ее, а вместе с тем и горечь воспоминаний о смерти семьи. Он напоминал об этом, непроизвольно заставляя снова где-то глубоко в душе переживать все.
- Опустилась?
Новый укол по ее гордости.
- Нет, Брайс, я-то как раз, на своем месте. Вся в золоте, шоколаде, поклонниках и прочей мишуре, сопутствующей моему социальному статусу. Все как всегда.
Она говорила спокойно с нотками высокомерия в голосе, надменно взирая на оборотня сверху вниз.
- А вот, опустился, именно ты...
Она подхватила пустой стакан из рук мужчины и им же, отсалютовала, указывая на тигра.
- Кто ты сейчас? Раб в стенах КГБ и все, что связанно с твоим дальнейшим существованием, находится в моих руках.
Калиса говорила медленно, будто бы пробуя на вкус, смакуя каждое слово и внимательно следя за чувствами оборотня, за его реакцией.
- Так кто же опустился? Или же...
Она отошла в сторону, снова к мини-бару.
- ...снова занял положенное ему место, мм, Брайс?
Закончив возиться с выпивкой, на этот раз только для него, Калиса рассмеялась. Звонко, наигранно, пряча за улыбкой свои истинные чувства. Те, которых она понять не могла и сама, слишком уж противоречивы они были. С одной стороны - она рада была его видеть, а с другой - боль, обиду, ненависть.
- А знаешь...
Она снова подошла к хищнику, в упор глядя на него и небрежно сунув в руки стакан с новой порцией виски.
- Знаешь, что я пережила в тут ночь, мм? Сколько, прожигающего душу насквозь, страха натерпелась? Ты можешь понять, каково это - маленькой девочке бежать по темному, непроходимому лесу, сбив ноги в кровь, удирать от этих чудовищ? Когда сердце готово выпрыгнуть из груди, слезы мешают видеть дорогу, крики и всхлипывания рвут глотку на части...
Она на мгновение замолчала, делая глубокий, судорожный вдох и все также не сводя взгляда с мужчины, смотря словно сквозь него и свои воспоминания, снова чувствуя те волны отчаяния, что, как наяву сливаюся в единый холодный поток страха отдающийся в каждой клеточке ее тела.
- Только... Остановиться никак. Потому что, Брайс, иначе они порвут тебя на части, как и всю твою семью...
Ее голос стал тише.
- Я давно похоронила и тебя вместе с ними.
А теперь и вовсе замолчала, отвернувшись от него.

Отредактировано Калиса Лабиен (15.10.2013 19:51:27)

+4

18

Калиса не хотела соглашаться по поводу своего возраста и Брайс даже удивился тому, что вампирша так вдруг из-за этого на него взъелась. Ясное дело – пятьсот лет для вампира не срок, да и для оборотня не так уж много, и Брайс скорее гордился этим, чем переживал по поводу своих морщинок.
«Женщины…» - только и мог подумать, придумав Калисе железное алиби.
В прочем, о своем положении в современном мире она отозвалась тоже иначе, не так, как думал оборотень.
- Вот именно, что мишуре, - отвечал он на ее фразу, - Прикрылась дорогими побрякушками… А сама ночами ходишь людей (и нелюдей) мучать. Или может ты сюда не за убийством пришла?
Брайс знал, чем занимается клуб, быть может, и Калиса выбирала себе раба для любовных утех. Но винить в этом свою подругу детства, а, тем более, поучать ее, он не собирался, хотя ее образом жизни был явно не доволен. Но, если учесть, что она являлась представителем ненавистной ему расы, которую он должен по меньшей мере ненавидеть, то в данном случае, относился он к Калисе более чем спокойно.
Рассмотрев свои грязные от крови пальцы, он вновь поднял взгляд на девушку, что сейчас стояла перед ним высокомерная и уверенная, во всей своей красе.
- Я попал сюда не по своей воле. Я попал сюда по желанию таких, как ты, тех, кто ходят в шелках и дорогих нарядах, которые просто чего-то хотят. Игрушек.
Девушка пошла к мини-бару и Брайс замолчал. Они были совершенно разные и волна негодования накрыла тигра. Его истина казалась ему настоящей, верной, не могло быть никакой другой. Но вампирша жила другими убеждениями. Как же ему хотелось, чтобы она его поняла, но Брайс понимал, что изменить мнение Калисы будет очень сложно, а скорее всего – невозможно.
Нахмурив брови, мужчина вспоминал прошлое. Ведь он и начинал с рабства в семье вампиров, вот только называлось это по-другому и относились там к нему совсем иначе, но сейчас, даже мысли об этом вызывали злобу и боль.
Девушка вернулась к нему, сунув в руки стакан виски и заговорила, делясь кошмарными воспоминаниями прошлого. Тигр слушал ее внимательно, а по завершению осушил тару с крепкой выпивкой. Он был котенком в то время, напуганным, не меньше ее, но если ей тогда удалось убежать, то Брайсу повезло меньше. Он видел смерть тех, кто жил вместе с ним, видел, как оборотни разрывают их тела, как тряпичных кукол, и всюду был слышен вой, от которого невозможно скрыться. Это было ужасное, страшное время – ожидание смерти, без возможности бежать от убийц.
Мужчина в окровавленной рубашке молчал. Он понимал, что Калиса не знает о том, что Брайс присоединился к этому самому клану головорезов и был одним из них довольно продолжительное время, больше половины прожитой жизни.
Девушка как будто заново переживала события той ночи, которые четко отпечатались в памяти и никогда больше не покинут ее. Она была напряжена, как будто даже испугана.
На скулах хищника заиграли желваки от напряжения, Брайсу нечего было сказать. Он не любил вспоминать и думать о прошлом, а Калиса его заставляла копошиться в своей собственной памяти.
- Я долго искал тебя. Но не смог найти даже следов, - только и выдавил из себя тигр, вновь погрузившись в раздумья.
Но его «оцепенение» длилось недолго, держась за больной бок, Брайс поднялся и, хромая, добрался до бара, хватая из него бутылку вискаря, возвращаясь к кровати.
- Меня убьют здесь, - посмотрел внимательно ей в глаза, когда вновь сел на кровать, - Я не могу так жить, ты сама понимаешь ведь. Я не раб! – мужчина повысил голос, сузились его зрачки. Он ждал от Калисы слов. Сейчас он видел свое спасение, и оно зависело от этой девушке.

+1

19

- Ты искал?
Она удивленно посмотрела на него, провожая взглядом до бара.
- Это чушь, Брайс! Мир не такой большой, а я... я не такая уж незаметная, чтоб попытки меня найти не увенчались успехом.
Она лишь горько усмехнулась в подтверждение своим словам, а ее взгляд стал слишком холоден. Она не верила ему, ни единому слову. Ведь, тот кто ищет, он непременно найдет. Другое дело совсем, если этот кто-то на самом деле не желает найти, тогда и попытки все, они лишь для успокоения.
- В сущности, я и не виню тебя. Потому что, мне не чем тебе ответить, кроме как воспоминаниями.
Вампирша улыбнулась. Возможно кто-то, кто знает ее хорошо, даже назвал бы эту улыбку искренней. Ведь, несмотря ни на что, она была рада его видеть и сейчас в мыслях решала задачку этой ночи - забирать ли его отсюда или нет. И следующие слова тигра очень помогли. Помогли понять, чего же Калиса хочет. Она продолжала с любопытством смотреть ему в глаза, пытаясь найти что-то от того мальчишки, которого она знала. Но все впустую. Этого оборотня она не знала.
- Я? Понимаю ли? А кто ты?
Она сделала шаг к мужчине.
- Не раб...
Тихо повторила за ним и чуть наклонившись, забрала бутылку с выпивкой, снова присаживаясь рядом.
- Таких, как ты сюда пачками доставляют и каждый твердит одно и то же... что он, или она, не раб, что свободное существо, но...
Недоговорив, сделав паузу, Калиса поболтала содержимое бутылки и сделала глоток прямо из горла.
- ...все ломаются, Брайс. Просто, времени еще прошло недостаточно, для тебя. И...
Она легонько толкнула его в плечо, протягивая бутылку обратно.
Может быть, порой мадам Лабиен и выглядела глупенькой, но таковой не была совсем. Понять, отчего это тигр вдруг смягчился, тоже не составило труда. Эмоции, чьи бы они ни были и как бы не преподносились, всегда оставались у Калисы, как на ладони. И эмоции Брайса, что в данный момент был ей абсолютно чужой сущностью - тоже.
"Рассматривать меня, как спасательный круг, котик? Мило. Весьма мило для того, кто только что желал моей смерти"
Тигр очень хотел выбраться из КГБ и при этом остаться живым. Что же, она может это устроить.
"Вот только, не сама. Ты, Брайс, скажешь об этом."
Калиса улыбнулась, сама себе, своим мыслям.
- Не думаю, что тебе объясняли, но по правилам, гость имеет право с выбранной игрушкой делать все, что пожелает. А вот я, не знаю, что хочу с тобой сделать...
Ох, уж это неизменное желание казаться великодушной и помогать униженным и оскорбленным. Теперь, она внимательно воззрилась на него, ожидая его реакции и слов, возможно, о том, что он хочет, чтоб Калиса помогла.

+3

20

Брайс не весело усмехнулся, оскалив длинные клыки.
- Смысл искать тебя вечно, если я даже не верил в то, что ты жива? Ведь в ту ночь умерли все…
«Кроме меня…»
Нельзя сказать наверняка, любил ли Брайс свой клан, который силой вынудил молодого тигра к ним присоединиться, получив в его лице еще одну неплохую боевую единицу. Но он был много лет им предан, хоть и держался чаще всего стороной от группы волков, но те, в свою очередь, считали его своим братом. Кто знает, что было бы, не напади они на семью Калисы. Брайс мог бы быть и сейчас ее домашним котом, который от безделья и лени ожирел бы на халявных харчах и целыми днями валялся на диване, ожидая, когда нежная рука девушки почешет его зажравшееся брюхо. Но прошло слишком много времени. Брайс был другим. И Калиса была другой. Было странно ее видеть здесь, вспоминать, какой она была тогда, много столетий назад и сравнивать прошлое с ней настоящей. Схожесть, несомненно, проскальзывала, но не так явно, как хотелось бы тигру. Теперь она была взрослой женщиной.
Девушка отпила прямо из горла и вернула бутылку тигру, который тут же повторил такой же жест.
«Не все ломаются. И я слишком стар для новой жизни…»
Матерый вновь изменил взгляд, ему явно не понравилось то, о чем она говорила. Молодые могу сломиться, но матерые, повидавшие жизнь, могут только умереть за свою свободу и за свои принципы. Но вот ее следующая фраза заставила тигра снова показать клыки.
- Хочешь поиграть со мной, девочка?
Она ведь прекрасно знала, что хочет оборотень, зачем устраивать весь этот цирк. Ведь теперь она не убьет его точно, станет жалко избавляться от воспоминаний. Неужели оставит его здесь умирать?
- Вытащи меня отсюда, - схватил ее за руку, - Ты ведь можешь это сделать.
Звериные глаза смотрели на нее практически в упор. Она была ему нужна. Но вот какая выгода в свободе тигра может быть у нее? Он не мог ничего ей предложить, а уповать на душевную доброту вампирши не стоило, ведь еще минутами ранее они так жадно желали осушить друг друга до дна, лишая жизней.
Рука все крепче сжимала ее запястье, хищник напрягся в ожидании ее ответа.

+1

21

И действия, и слова тигра снова вызвали улыбку.
- Какая же я тебе девочка, Брайс?
Она резко дернула руку, что сжимал оборотень, и поднялась с места.
- В прочем, поиграть я хочу. Так было всегда. Ты помнишь.
Снова не спрашивала, снова утверждала. Игры всегда для нее были важнее. И он, если не помнит уже, то вспомнит непременно, не без ее помощи, конечно.
- Черт возьми, да ты был единственным оборотнем в моей жизни, к которому я относилась, как к равному.
Калиса фыркнула, явно недовольная этим обстоятельством. Скользнула пальчиками вниз по платью и кокетливо улыбаясь, приподняла узкий подол. Совсем немного, чтоб было легче забраться мужчине на колени. Говорят, танки грязи не боятся. А еще Калиса, она тоже не боится испачкаться кровью своего, несмотря на прошедшее время, родного тигра.
"И я могу тебя вытащить отсюда, но..."
Всегда есть "но", что останавливает от каких-то действий. Однако, обычно не в случае с этой вампиршей, что привыкла сначала делать, а потом думать над тем, что же она сделала-натворила. Сейчас все было несколько иначе. Он ждал этого ее выбора по поводу возможного спасения и менно это останавливало Калису перед принятием решения. Вернее, не так, иначе. Она уже приняла это решение, уже знала, что в Клубе игрушка, когда-то подаренная ей, не останется.
- О, Брайс!
Ее взгляд прямо-таки засветился каким-то подозрительным энтузиазмом, собственно говоря, с которым она крепко обняла хищника.
- Это так замечательно, что ты снова хочешь быть моим! Как раньше, да? И я... я спасу тебя.
Калиса все так же прижимая к себе, чмокнула его в макушку.
- Я же буду, как этот пришибленный на почве помощи зверушкам Эван Хет! А ты...
Она на мгновение ослабила свои обнимашки, задумавшись над тем, кем же будет Брайс.
- Ой, а что тут думать! Ты будешь вымирающим уссурийским тигром!
И снова Калиса Лабиен окажется в шоколаде. Спасет из лап КГБшных извергов бедняжку тигра, в попытке подтвердить статус самой великодушной леди Алмазного Берега. Только, в этот раз она никуда его отпускать не будет, не ошибется, как это было с предыдущими рабами, что не умели плавать в ледяном море, или бегать настолько быстро, чтоб никто их не сожрал по ошибке в латвийских лесах. На этот раз она оставит несчастную полосатую зверушку при себе любимой.
Мысли и мечты так явно отражались на милом личике блаженной улыбкой, с периодическим маньячным хихиканьем и поглаживаием тигра по его непослушной, растрепанной гриве. В прочем, не надолго. Калиса как-то быстро пришла в себя, перестав нежно перебирать пальчиками волосы Брайса, как-то недобро сверкнула взглядом и отпихнув тигра от себя, повалила его на кровать, а сама поднялась.
- Заманчиво это все, но мне бы еще обдумать все. Взвесить, понимаешь?
Слишком серьезно проговорила она, поправляя платье.

Отредактировано Калиса Лабиен (19.10.2013 18:32:03)

+4

22

Конечно же, он помнил. В то время и сам Брайс любил игры. Но не сейчас. И дело было не в возрасте, дело было больше в обстоятельствах. Тем более его новая игра была уже запущена и она не очень ему нравилась. Опасная, смертельная, где с правилами он не был согласен, но его мнения попросту никто не спрашивал, записав в список принужденных участников.
По-прежнему было тяжело вспоминать прошлое, мужчина теперь иначе относился к всему тому, что было в те далекие годы, что раньше ему нравилось и казалось лучшей жизнью. То были хорошие времена несомненно, но… Всегда есть НО.
Калиса вырвала свою ручку из его хватки, мило улыбнулась и приподняла подол своего платья, и в следующее мгновение оказалась у зверя на коленях. Опешил – не то слова для Брайса в этой ситуации. К таким играм маленькой девочки, которой он ее помнил, тигр просто не привык, а вампирша все продолжала его удивлять, прижимаясь к окровавленному телу, обнимая его.
- Это так замечательно, что ты снова хочешь быть моим! Как раньше, да? И я... я спасу тебя.
Но ошарашеным он сидел не долго. Раздался утробный тигриный раскатистый рык, резкий и четкий, и от возмущения и от боли сразу, когда девушка произнесла эти слова и коленом прижалась к, едва успокоившейся, ране на боку.
- Я хочу свободы! Я не хочу менять одну клетку на другую! Неужели тебе не ясно?!
Брайс оскалился на «подругу», чья игра выходила за все рамки в понимании хищника. Дабы, уменьшить боль в боку, мужчина отстранился от ее «ласки», но тут же был одним ее движением руки отправлен на кровать. Сама же девушка так же легко с него слезла, поправляя свое платье. Оценить сейчас по достоинству все прелести Калисы, Брайс был не в состоянии. Он был зол, взбешен, и снова кровоточила рана. Можно было пойти хитростью, согласиться на все, что предлагает вампирша, лишь бы выбраться отсюда и перебраться в лучшую клетку, где не нужно будет переживать о своей жизни, где будут кормить, холить и лелеять, а потом уже планировать либо побег либо договориться с Калисой о своем полном освобождении. Но тигр был прямолинеен и высказывал то, что было на уме в данный момент.
- Дай мне свободу! Помоги выбраться, - поднялся следом за ней с кровати, хватаясь за раненый бок, - Ты ведь можешь это сделать. Калиса, не играй со мной.
Нет, это не была угроза, хоть тигр и говорил на повышенных тонах, но лишь от безысходности, от того, что у него появилась надежда на свободу и тут же растаяла. Кожа горела от невозможности обращения, становилось невыносимо жарко, да и нервы были на пределе, как бы зверь не пытался успокоиться.

+1

23

Сыграть на дурака не вышло. Тигр по-прежнему хотел свободы, а Калиса в свою очередь, хотела тигра. И это не могло не расстраивать. Да, черт возьми, она может сделать то, о чем он просит, она может многое и чуть больше. Но хочет ли? Нет. Найдя сейчас, пусть и случайно, пусть благодаря дурацким правилам этих жмурок, и выпустить его, кусочек своего прошлого из рук, она не может, не хочет. Ведь став свободным, он уйдет, непременно куда-нибудь потеряется в этом огромном мире, снова...
Она повела плечами, отходя от мужчины на шаг назад, опустив взгляд. Снова запах крови. Калиса поморщилась. Все-таки, каким бы другом детства не был Брайс, но он был оборотнем, а аромат крови, что новой волной хлынул в помещение и без того пропахшееся им, начинал будить инстинкты. Но не голод, нет, лишь какой-то приятный азарт от убийства, который она сейчас пыталась подавить в себе и, который усугубляло отчаяние и чувство безысходности, что испытывал Брайс и так четко передавались вампирше. И это нужно было прекратить. Немедленно.
"Нет свободы. Свобода лишь миф."
Изменить эмоциональный фон кого-либо всегда по силам, если она сама спокойна и верит в то, что должен почувствовать этот кто-то. На мгновение прикрыла алеющие глаза, сделала глубокий вдох и... успокоилась, сама же поверила в то, что все хорошо, что и убить-то никого в данный момент она не желает, и что, разумеется, нет этого отвратительного, неаппетитного запаха крови животного.
"Тааак, теперь лучше. Теперь, нужно лишь немного успокоить тебя."
- Тише, Брайс.
Она сократила расстояние между ними, делая шаг вперед. Осторожно коснулась его руки, которой тигр держался за рану, словно маленьким разрядом тока, своим прикосновением, подменяя его эмоции новыми, теми, что были выгодны ей в этот момент. Спокойствием, доверием и пожалуй чуть-чуть желанием еще какое-то время провести с ней рядом, вместо того, чтоб рваться на эту выдуманную и опасную свободу.
- Больно?
Для закрепления результата заглянула в глаза и аккуратно усадила обратно на кровать.
- У тебя с регенерацией совсем плохо. Нужен врач.
Мягко, в полголоса проговорила и потянулась к телефону, что стоял на прикроватной тумбе. Всего одна клавиша для связи с персоналом Клуба. Никогда ей еще не приходилось вызывать докторов для рабов КГБ, но ведь здесь случай необычный можно сказать.
- ВИП-апартаменты. Калиса Лабиен. Нам бы врачика и поскорее.
С обслуживающим персоналом ее голос звучал иначе, снова холодно, надменно, требовательно.
"Да, поскорее. А пока Эскулап КГБшный будет латать тигра, я еще чего придумаю, да?"
- И, я помогу. Будь уверен, ты выберешься.
Легко, уголками губ улыбнулась, ставя трубку на место и снова глядя на мужчину.

+3

24

- Тише, Брайс.
Калиса подошла ближе к мужчине, что был сейчас подобен бушующему потоку, полный внутренней энергии и отрицательных эмоций, вырывающихся наружу. Хоть Брайс и был ранен, но готов был и горы свернуть, лишь бы обрести свою свободу прямо здесь и сейчас. Хищник ненавидел всех, кто имел к этому КГБ какое-то отношение, а Калиса… Она с ним решила затеять игру!
Девушка коснулась осторожно его руки, голос ее прозвучал спокойно и тихо. И любимая свобода вдруг стала не так уж и важна для древнего зверя.
«Разве мне так плохо жилось с ней? Мне уже пятьсот, пора угомониться, успокоиться, хоть на мгновение, насладиться беззаботной жизнью и безопасностью. Ведь она может это устроить. И хочет этого».
Брайс поймал ее взгляд. Подчиняясь ее магии, он оставил свою жажду стать вольным, сейчас он хотел остаться здесь, с ней, просто поговорить и быть рядом.
- Больно?
Но он уже и забыл о своей ране.
- Царапина. И не такое случалось.
Вот только раньше всегда врожденный навык регенерировал быстрее, чем сейчас, раньше, он и крови столько, редко когда мог потерять, раны попросту переставали кровоточить чуть ли не моментально после нанесения ему урона.
- Не надо врача, - но Калиса уже говорила по телефону, оставив Брайса сидеть на кровати, - Все в порядке, затянется.
Тем не менее, приказ кем-то, на другом конце провода, был получен, девушка положила трубку и улыбнулась зверю, пообещав при этом помощи. Но тигр уже верил в то, что все и так будет хорошо, он доверился Калисе, подчинившись ее магии, и теперь был спокоен и доволен.
- Мне пора уже угомониться… Все эти борцы за свободу и справедливость… Никому ничего давно не нужно, почему и я должен умирать за них, - Брайс взял девушку за руку, - А как ты сама? Расскажи мне, как ты живешь?
Спокойствие поглотило ослабшего зверя, готов был всю ночь просидеть вот так, ничего не делать, никуда не бежать, и думать о чем-то серьезном и глобальном совершенно не хотелось.

+2

25

"Верит. Правда успокоился..."
Теперь можно было выдохнуть, немного расслабиться. Не опасаясь, что он выкинет какой-нибудь финт, как сначала с наручниками, подумать о том, что же делать дальше. Кто знает, на что еще может быть способен взбешенный происходящим вокруг тигр. В прочем, сейчас уже все более или менее, но хорошо. Брайс расположен говорить, а Калисе главное сейчас сохранять спокойствие и поддерживать это же состояние в нем. Не так уж сложно оно.
Калиса чуть вздрогнула, почувствовав прикосновение к своей руке.
- Ты никому ничего не должен...
Как-то задумчиво кивнула она.
"Только мне. Только совсем чуть-чуть. Себя и навсегда. Но ведь это такая малость"
Вдруг мотнула головой, понимая, что начинает перебарщивать. Весь и целиком Брайс ей был не так уж и нужен. Поэтому того, что она сделала и уже заставила его почувствовать, вполне достаточно. Намного важнее были принципы, что он такой негодяй и предпочитает какую-то эфимерную свободу, вполне реальной ей. Так не должно быть. Ни разу не фаталистка, именно сейчас, Калиса вдруг подумала, что во всем виновата судьба, а эта встреча в КГБ не случайна и теперь он должен остаться с ней. Нет, не так. Он должен хотеть остаться с ней. В конце концов, свободу же она разумно не обещает. И пусть жизнь в качестве раба в при семье Лабиен далеко не сказка, это не важно, он привыкнет.
Вампирша продолжала улыбаться.
- Эм, аа... а у меня все просто прекрасно.
Калиса пожала плечами, не зная, что еще сказать и что вообще из возможно рассказанного ей может быть интересно ему. Слишком разные, слишком далекие теперь друг от друга они были. Целая жизнь, длиной в почти пятьсот лет разделяла их. О чем сказать? О семье, о муже, об Алише, о Тейлоре? О том, что у нее есть все, что только можно представить, а поиски приключений на задницу, являются своеобразным хобби и незаменимым средством от периодической скуки? Или, быть может, рассказать ему о том, какой невыносимой, надменной, капризной она стала, как сильно любит комфорт и роскошь? Нет, об этом всем ему, если он пожелает, может рассказать кто-нибудь еще: здесь, на Алмазном Берегу таких, знающих, уйма.
- Ты ведь и сам все видишь. Все красиво, интересно, вкусно. И... не без сюрпризов.
Она усмехнулась, кивнув на Брайса. Под "сюрпризом", вампирша явно подразумевала его.
- Хотелось бы тебя послушать, пока идет наш чудо-доктор. Как случилось так, что ты оказался в КГБ, и где ты был все это время?
И это было правда интересно. Во всяком случае, ей. Поэтому Калиса аккуратно приземлившись на край кровати рядом с тигром, приготовилась внимательно его слушать.

+4

26

То, что у вампирши все прекрасно – было видно и невооруженным глазом. Больше его интересовал ее быт. Чем она занимается? «Неужели только и делает, что развлекается». Брайсу, непривычному к роскоши, вообще все это было в новинку, но больше всего новшеством было то, что сейчас он спокойно относился к этой богатейшей особе. Полосатый «робин гуд» привык обращаться с зажиточными семьями совсем иначе.
«Но это ведь Калиса…» - было его главной отговоркой самому себе, навязанной магией.
- Да, я вижу, - перебил ее, - Я вижу толпы рабов в округе, а ты, возомнив себя богом, распоряжаешься их жизнями.
Разговор был бы другой, если бы Калиса не изменила его настроение, но вот умение логически думать отобрать никак у него не удалось. Брайс не был таким уж добряком, яро защищающим обездоленных, просто больше он ненавидел тех, кто одевается в шелка и подтирает зад купюрами. Хотя по существу, большая часть рабов, которых он здесь встречал, не стоит того, чтобы за них можно было пролить кровь, они смирились с такой жизнью, они не знают, что делать со свободой и, едва ее получат, счастливее не станут. А душа Брайса рвалась из клетки, готовая устроить бунт и анархию, пусть и недолго после этого ему суждено будет прожить…
Но сейчас мужчина был спокоен и сдержан, но рассказывать девушке о себе у него не было никакого желания.
- Я где только не жил. Исколесил весь мир по несколько раз… - тигр замолчал.
«Зачем ей знать, что я убивал вампиров? А о клане, что вырезал ее родных, в котором я пробыл большую часть жизни? Абсолютно ни к чему…»
Брайс размышлял недолго, а девушка, тем временем, уже разместилась рядом с хищником на кровати, осторожно присев на край.
- Ты знаешь семью, чей символ – волк?
И снова Брайс напрягся вспоминая ненавистную ему семью вампиров, что нарушили его покой и лишили мирной жизни среди людей. А ведь он так долго шел к этому, учился сдерживаться, становился рассудительным и расчетливым, а клыкастые в один миг пробудили в нем звериную сущность.
Немного погодя раздался стук в дверь, после чего в комнату вошли двое в белом, совершенно спокойно оценили кровавые пятна всюду, определяя, какие артерии были перебиты и раздумывая, чем несчастному помочь. Поприветствовав госпожу Лабиен, они приблизились к рычащему Брайсу.
- Показывай, что там у тебя.
Тигр насупился. Врачей хищник посещал всего пару раз за пятьсот лет, и то, когда причины были весьма веские, граничащие со смертью.
- Вон отсюда, - продолжал утробно раскатисто рычать, - Только попробуй прикоснуться ко мне.
Благодаря стараниям Калисы, Брайс говорил спокойно, не повышая голоса, хотя расслабиться в присутствии незнакомых ему людей, было сложно.
Мужчина хищным взглядом смотрел на присутствующих, которые, теперь уже, ждали приказа Лабиен, не рискуя сунуть руку в зубастую пасть матерого зверя.

+1

27

Брайс был таким, теперь уже чужим, далеким. Пусть даже Калиса и держала сейчас его чувства под контролем, не давая ярости вырваться на свободу, но его мыслей насчет подобных ей, она изменить не могла. Он не понимал ни ее саму, ни образ жизни, что вела вампирша. Все это было чуждо тигру и в его голосе, в его словах сейчас о ней и ей подобных, сквозило дикое пренебрежение. Именно такое, с которым обычно и сама Калиса говорила о других расах. Это обижало. Это селило куда-то в самые глубины души необъяснимую тоску. Да, она была такой. Да, она не знает другой жизни. Да, измениться уже не дано. Но, кто он такой, чтоб судить о том. Что в этой жизни верно, а что нет?
«Никто, Калиса, он никто. Всего лишь еще одна невоспитанная шавка КГБ, всего лишь животное, которое не в силах понять тебя. На кой черт он вообще сдался тебе?!»
Злость на мгновение вспыхнула в ней, отчего женщина сжала рукой шелковое покрывало. Фыркнула, уставившись перед собой, не слушая, что он там говорит о себе. Теперь, ее это не интересовало. Совсем. Еще совсем немного, и контроль над его эмоциями был бы упущен, а ее же ярость, тихим эхо повторилась бы в чувствах тигра. Но, нельзя. Нужно держать себя в руках, не позволяя ситуации выйти из-под контроля.
Новый вопрос Брайса заставил Калису опомниться и быть может, чуть успокоиться.
- Что?
Она несколько рассеянно повернулась к оборотню, к своему тигру, желание оставить при себе которого, несмотря ни на что, не покидало ее.
- Семья, чей символ – волк? Ты о Цепешах что ли?
Вопрос показался ей странным. Практически каждому среди вампиров и оборотней известно о том, кто такие Цепеши. А уж жителям Алмазного Берега – тем более. В прочем, Брас  ведь тут недавно.
- Знаю, конечно. Цепеши – одна из семей основателей Корпорации, они партнеры моего супруга. Я довольно часто пересекаюсь с представителями их клана. И отношения у нас довольно хорошие. А зачем ты спрашиваешь?
«Хм, надумал к ним в КБ податься?»
Раздавшийся стук в дверь, заставил Калису отвлечься от мысленных вопросов, для чего Брайс интересуется о семье, чей символ волк. Врачей пришло двое. Судя по запаху, один из них был дампиром, а другая – весьма миловидная блондиночка – человеком.
- Доброй ночи, госпожа Лабиен.
Стандартное приветствие. А далее, лишь приказной тон в адрес ее тигра. Калиса недовольно поморщила носик. Так обращаться с ее котеночком, может только она и никто более.
-Обороты сбавь, шавка.
Вампирша поднялась с места, делая шаг по направлению к медикам. А далее, подавление воли, что подобно шлейфу вот уже не первую сотню лет следует за ней, окутывая вся вокруг и работает ну просто безотказно с молодыми особями, сделало свое дело, заставляя их повиноваться и отступить немного назад.
- Брайс
Калиса обернулась, обращаясь к мужчине.
- Уверен, что помощь не нужна? Рана ведь кровоточит.
Судя по поведению тигра, можно было легко догадаться, что он ответит, но поинтересоваться следовало. Заставлять, приказывать ему что либо, она сейчас не собиралась, поэтому говорила мягко. Опять аккуратно коснулась его, снова пытаясь успокоить и заставить довериться ей. И в то же время, что-то внутри поднывало отпустить ситуацию, спустить зверя с поводка и посмотреть, как полный слепой ярости тигр порвет этих двоих. Калиса думала не долго и снова прикоснувшись к Брайсу и сняла свои "чары", которые при ее желании снова можно будет использовать, возвращая тигру навязанное спокойствие. В конце концов, развлекаться она сюда пришла, или как...

Отредактировано Калиса Лабиен (23.10.2013 13:31:30)

+3

28

Ненавистные люди в белых халатах не желали отступать, уперто намеревались лечить тигра, вот только Калиса вмешалась, поднялась с места, встала на защиту раба. Ее поведение, ее магия – все это смягчало Брайса, сдерживало от необдуманных, агрессивных поступков, делало из него послушного, хоть и своенравного кота.
- Уверен, что помощь не нужна? Рана ведь кровоточит, - переживал хмырь в белом халате.
- Я тебе голову оторву и кровоточить у нас ты будешь со всех мест, - по-прежнему спокойно отвечал тигр, при этом злобно впиваясь в дампира звериным хищным взглядом. Для него сейчас была одна лишь Калиса, а все остальные – никчемные твари, помеха их милой беседе.
«Рана не так глубока, чтобы терпеть ваши лекарства, а нам нужно еще поговорить, и не тратить время в пустую. Хотя, о чем нам с ней говорить? Она вампир, она развлекается там, где я терплю муки, - по желанию девушки, чары стали растворяться, перестали влиять на разум оборотня, - Семья с символом волка тоже здесь… Вампирское отродье, решили, что я домашний питомец?!»
Брайс медленно, но верно вскипал. У него не было конкретного плана, просто накипевшая за время действия магии ярость, потоком теперь устремилась наружу. Не чувствуя ни пульсирующей боли в боку, ни легкой слабости в теле, оборотень поднимался с кровати, скаля клыки и выпуская когти, разрезая ими воздух. И, пока дампир и его ассистентка не покинули комнату, матерый рванул на врача, хватая его за плечи, приподнимая над полом, дабы тот был наравне с ним, и вгрызся в его шею, пуская кровь. Испуганная девушка-ассистентка вскрикнула, коротко посмотрела на Калису и, понимая, что та не очень-то собирается мешать рабу, ломанулась к двери. Но тигр уже заприметил отступающую цель, бросил умирающего дампира и в два прыжка оказался рядом с медсестрой. Когтистые руки зверя легли на плечи жертвы, останавливая ее движение, поднялись выше, и, одним легким движением, голова красотки была повернута на сто восемьдесят градусов. Безжизненное человеческое тело обмякло, когда команды с мозга перестали поступать в тело, а, когда Брайс убрал от нее свои руки, то оно с характерным звуком рухнуло на пол.
Обнажив клыки, матерый теперь смотрел на Калису. Брайс предстал во всей красе, такой, какой он есть без чар и магии. 
- И что теперь со мной будет после всего этого? – прорычал хищник, инстинктивно, как при оскале, морща нос и хмуря брови. После этого нельзя расслабляться, нужно ждать беды, которая может даже от подруги детства прийти.
Посмотрев на свои руки, испачканные в свежей крови дампира, Брайс не удержался, и облизал ладонь, чувствуя, как кровь, все еще недобитой жертвы, как в награду, придает тигру сил и душевного успокоения. Сделал другим дерьмо – возрадуйся.

Отредактировано Брайс (24.10.2013 09:12:53)

+1

29

"Да, Брайс. Ненависть все больше поглощает тебя. Она с каждым глотком воздуха забирается все глубже и глубже. Весь мир настроился против тебя. Неприятно, да?"
Калиса несколько раз моргнула, отвлекаясь от своих мыслей. Завороженно наблюдала за его движением в сторону ни чем не провинившихся врачей, предвкушая шоу, что непременно должно было состояться. И пусть парой медиков в КГБ станет меньше, зато, она позабавится зрелищем. В любом же случае, кем-то нужно пожертвовать.
Мгновенно до ее чуткого обоняния донесся запах свежей плоти, заставляя радужку глаз окраситься в алый. Кровь полукровки плавной лужицей растекалась по дорогому паркету, подбираясь к ковру и приковывая ее немного сумасшедший в этот момент взгляд. На губах заиграла довольная ухмылка, а в душе таким приятным теплом отразилось удовлетворение от происходящей ситуации. Хищник в момент охоты - просто восхитительное зрелище. Никогда ранее она еще не видела Брайса таким.
- Великолепно.
Только и прошептала Калиса, немного поежившись, от таких приятных мурашек, пробежавших по спине и не сводя взгляда с своего тигра, что в этот момент, как раз разделался со второй жертвой. Неплохая идея все-таки была "покормить" котика. Восторг плясал бешенными огоньками в ее взгляде, когда Брайс обратил свое внимание на нее. Ни капли страха. Лишь сердце колотится где-то, словно так далеко, эхом отдаваясь в голове и его эмоции, что так приятны на вкус. И теперь, еще и любопытство, поглядеть на него в зверинной ипостаси.
- Ты великолепен.
На выдохе повторила Калиса, как завороженная, смотря в эти зверинные, полные ярости глаза и медленно подходя к нему.
- А? Что будет?
Будто опомнившись переспросила она, неловко запнувшись о какую-то часть тела несчастно убиенной ассистентки не менее несчастно убиенного доХтора, и падая прямо в руки тигру, повисла на нем обнимая. На мгновение замерла, оценивая неловкость ситуации и тут же отпрянув от оборотня, возмущенно надула губы.
- Руки свои от меня убери! А то, точно будет, хм. На шаурму пущу.
Тут же рассмеялась, оглядывая трупы и думая, что же делать. А делать было особо нечего, кроме как звать горничных для уборки номера. За такую маленькую шалость ей точно ничего не будет. Деньги, как говорится, решают все. И трупы эти исчезнут, стоит ей, жене Патриарха древнейшего рода Лабиен, щелкнуть пальцами. А вот, у оборотня здесь, в КГБ, могут возникнуть проблемы несовместимые с жизнью. Но ведь, Калисе не жалко, совсем-совсем не жалко, и она поможет. Замнет. А там и приберет к своим прекрасным ручкам этого зверя, как и хотела...

Отредактировано Калиса Лабиен (24.10.2013 02:26:17)

+2

30

Кажется, ему удалось произвести на Калису впечатление, хоть он этого и не добивался. Великолепен – самоуверенный тигр всегда это знал, и хоть сейчас думал совсем о другом, но обратил внимание на ее слова. Сейчас нужно было слушать все, о чем она говорит, если хочется продолжать жить, и Брайс слушал, не снимая с лица злобного оскала. Девушка медленно к нему подходила, как завороженная, не обращая внимания ни на что, что валялось под ее ногами. И вот запнулась о бездыханное тело ассистентки главного медика, не справилась с равновесием и полетела на Брайса. У оборотня была секунда, чтобы принять решение. Он сделал лишь шаг к ней навстречу, встретив девушку грудью, препятствуя ее дальнейшему падению, сильные руки подхватили Калису, удерживая ту на ногах, глаза, такие же, звериные, уже смотрели на нее в упор. 
- Руки свои от меня убери! А то, точно будет, хм. На шаурму пущу.
Не меняя выражения лица, он смотрел, как Калиса отпрянула от него, возмутилась произошедшим. Ну а чего ожидать?
- Не по вкусу оборотни, крошка? – зло пошутил матерый щуря глаза.
Отчего-то вампирша рассмеялась, осматривая комнату. Впрочем, уже через мгновение было понятно, ведь ей не за что было волноваться, не за Брайса же и не за его жизнь. От ее смеха тигр моментально  напрягся, но потом напротив, смягчился, даже присел рядом с телом дампира, чтобы послушать, как слабо бьется его сердце. Калиса не сильно грустила по поводу утраты клубом двух специалистов, а значит все еще не так-то плохо. Пальцы коснулись груди полукровки, где-то там, под плотью, все еще была жизнь, и она медленно покидала это тело, она принадлежала Брайсу.
- Даже на совместной охоте тому, кто нанес последний удар, достается печень, сердце и голова добычи, - тихо говорил оборотень, объясняя вампирше причину своим действиям.
Брайс уже вспарывал когтями брюхо полукровки, завороженный запахом крови, вырывая честно добытое, что теперь должно принадлежать ему по праву, в понятиях тигр.
- А голову можешь оставить себе, я не собираю трофеи. Мне негде их хранить.
Хищно улыбнувшись, зверь вгрызся в еще горячую печень, закрывая от удовольствия глаза, чувствуя, как кровь стекает по подбородку и локтям. Ни с чем несравнимое чувство. А остальной мир пусть подождет.

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [19.08.2066] Не очень мрачные тени прошлого.