КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [23.08.2066] Экстримальные брачные игры крупных кошек


[23.08.2066] Экстримальные брачные игры крупных кошек

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

Время: 23 августа 2066 года.

Место: КГБ, комната для частного раба

Действующие лица: Ратмир Рогозин, Эрих Майне.

Описание ситуации: Эрих получает уведомление, что заказанная им живая игрушка доставлена. Есть свободный вечер и масса желания свести знакомство с новой собственностью, со всеми вытекающими. Но игрушка не простая, я дикая и кусачая, но тем только интересней. Собственно, знакомство и что за этим последовало.

Дополнительно: насилие в самых разных формах, местами зоопорно.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Эрих Майне (07.01.2014 17:50:11)

0

2

Мир просыпался мучительно медленно. Вокруг ходили какие-то люди, смутные очертания которых можно было увидеть, если немного приоткрыть глаза. Их говор казался незнакомым, ровно как и язык. Блондин нахмурился и осторожно потянул носом воздух- пахло явно не больницей. Наоборот, масса непонятных, неизвестных запахов. Голову ломило и сосредоточиться на чем-то конкретном не представлялось возможным.
Провал.
Кто-то тряс за плечо, бесцеремонно тыкал в лицо вонючей тряпкой с каким-то медицинским препаратом. Рогозин что-то невнятно простонал, хмуря брови и пытаясь увернуться, но оппонент был не менее настойчив. Пришлось открыть глаза и попытаться сфокусировать взгляд на этом садисте, но все плыло и выглядело, словно мир розового пони: в ярких цветных сполохах. По-видимому, парень глупо улыбался - человек усмехнулся, позвал кого-то еще и грянул взрыв хохота.
А вот дальнейшее развитие событий не понравилось совсем - парня грубо отхлестали по щекам, приводя в чувство. А затем Мир очнулся просто молниеносно, инстинктивно пытаясь увернуться от тугого потока ледяной воды. Его трясло, он шало жмурился и пялился по сторонам, пытаясь понять где он и за что поливают ледяной водой. На вытрезвитель не очень похоже, да и люди напротив явно не работники какого-то определенного заведения, поскольку носили штатское.
Убедившись, что блондин пришел в себя, незнакомцы швырнули в него полотенцем и продолжали "стоять над душой". Рогозин поспешно завернулся в махровую ткань, пытаясь согреться. Один из бугаев подошел, вздернул за плечо, вызвав очередную круговерть ярких всполохов перед глазами. Второй пристроился с другого бока и, ухватившись за локоть, потащил по какому-то коридору. Мир только беспомощно хлопал глазами, силясь определить куда попал и за какие прегрешения. Неужели на вечеринке была наркота и их всех замели? Но он ни сном ни духом! Даже не пробовал ни разу!
Маленькое путешествие под белы ручки закончилось стремительно - парня втолкнули в небольшую комнатку, указали на одежду на койке и, пока тот, морщась, заторможенно натягивал на себя штаны, попутно кутаясь в полотенце, дабы не сверкать голым задом еще больше, проинструктировали.
Рубаха замерла в руках, а блондин ошарашенно обернулся к ним. Сначала невольник кричал, потом бросился на ухмылявшихся и довольных бесплатным цирком охранников, частично отрастив когти, за что получил электрошокером в бок. А потом... потом от страха сорвало крышу и Мир начал трансформацию, корчась на полу от боли и тихо поскуливая. Видимо, это не входило в планы его надсмотрщиков, но сделать что-либо было невозможно. Спустя почти два часа мучений, по комнате метался молодой ирбис, щеря на так никуда и не ушедших мужчин белоснежные клыки. Зверь не чувствовал в них угрозы и свободно прохаживался из угла в угол, выжидая момент, когда же наконец откроется дверь и можно будет рвануть на свободу.

+1

3

Получив уведомление, что его заказ прибыл, Эрих буквально не находил себе места от предвкушения и азарта. Его предупредили, что пойманный мальчишка не отличается вышколенностью специально подготовленных в КГБ рабов, но мужчину такая мелочь не смущала. Наоборот, добавляла новой игрушке пикантности, а потому он заверил работников, что готов приехать и посмотреть товар в живую в ближайшее же время. Если судить по фото, экземпляр был отменный и соответствовал заявленным требованиям.
Закончив поскорее с делами, Майне сразу же направился в КГБ. Уже там ему работники сообщили, что, узнав о своем новом положении, мальчишка разнервничался и обернулся. Ему даже предложили хорошего мастера, который выдрессирует игрушку под клиента, но мужчина отказался. Послушного и услужливого раба он и так может получить, а вот дикого и своевольного, чтобы внутри разгорался азарт и предвкушение схватки - поды разыщи!
Камеру из комнаты невольника вывели на экран, и Эрих смог полюбоваться на свою игрушку по видео. Его взору предстал восхитительный белый котяра, раздраженно расхаживающий по комнате, но не кидающийся на оставшихся там работников, что наталкивало на мысль, о невысоком уровне агрессии будущей игрушки. Но, даже не смотря на это, Майне был очарован. Он сразу понял, что это именно то, чего он хотел, и посмотреть на него в живую, коснуться, завладеть захотелось с еще больше. А потому мужчина распорядился, чтобы его впустили в комнату невольника, как только он сам обернется и оставили их одних, пока он не подаст сигнал, что желает выйти.
Работники на это только пожали плечами. У богатых свои причуды, за которые они готовы платить. А пока платят и не нарушают правил клуба - пусть делают что хотят. А потому спустя минут двадцать Эрих в облике тигра уже шел по коридору к нужной комнате. В силу возраста и опыта оборачивание занимало уже не так много времени, хотя оставалось болезненным. Но он готов был потерпеть это ради грядущего удовольствия. Да и представлялось, что объяснять мальчишке кто в доме хозяин сподручней в зверином обличье, раз тот сам стал зверем.
В открывшуюся дверь неспешно вошел крупный амурский тигр, тут же оглашая помещение своим грозным рыком. Его взгляд быстро поймал отступающего к углу барса и уже не выпускал. Работники заведения, которым передали распоряжение клиента, поспешили покинуть помещение, оставляя двух оборотней наедине.
Эрих не спешил приближаться к своей игрушке сразу. Он потянул носом воздух, вычленяя нужный запах другого зверя, запоминая его. Он пах чужими, пах касавшимися его работниками, это немного раздражало. Хотелось, чтобы мальчишка пах только им. Тигр сделал шаг навстречу своей игрушке, все так же, не отводя взгляда и не обращая внимания на недружелюбное поведение ирбиса. Он начал приближаться, выписывая круги и синусоиды, намереваясь выколупать второго оборотня из его угла. При этом его собственный вид агрессии не выражал - уши не были прижаты к голове, хвост равномерно покачивался в такт шагам, а стойка не являлась боевой.

Отредактировано Эрих Майне (08.01.2014 18:55:54)

+1

4

Мир нервно расхаживал из угла в угол, дергая кончиком хвоста и старался не сводить с мужчин взгляда своих серых глаз. Все надеялся улучить момент, когда кому-то придется отлучиться если не по делам, то хотя бы по нужде, но охрана представляла собой два исполинских колосса, которые не испытывают никаких неудобств и не имеют никаких дел, кроме как стоять и наблюдать за метаниями оборотня. Бесило, раздражало и пугало. Единственный инстинкт, что сейчас превалировал в поведении ирбиса - защита. Пусть и выглядел совершенно безобидно, но внутри все напряглось и напружинилось  с такой силой, что, казалось бы, стоило пролететь мухе и он рванет, оголяя острые когти и будет рвать и кромсать, лишь бы только вырваться из кошмара наяву. Черт возьми, да он даже и представить не мог, что в мире существует место, подобное этому. На розыгрыш вся ситуация походила все меньше и меньше, заставляя нервничать сильнее и отчаянно пытаться найти выход из почти безвыходного положения.
Тонкий слух уловил, как повернулся ключ в замке и снежный барс замер, готовясь в любой момент рвануть к свободе и попытаться сбежать, хотя и прекрасно понимал, что это будет не так уж и просто и если уж у владельцев заведения хватает людей, чтобы сторожить пленника вдвоем в комнате, то сколько же охраны за стенами?!
Зверь уже готов был к прыжку, но вместо очередной смены часовых в комнату стало проходить полосатое нечто... Сердце забилось с ускоренной силой и ирбис начал медленно отступать, осторожно потягивая запах прибывшего тигра. Шерсть на загривке встала дыбом и Мир, скаля клыки и предупреждающе рыча, чуть наклонил голову, нервно дергая кончиком пятнистого хвоста и отступая в угол комнаты до тех пор, пока не уткнулся в него задницей.
Амбалам, понятное дело, нечего было здесь уже  делать и они покинули комнату, оставив двух кошек разных весовых категорий выяснять друг с другом отношения.
Предупреждающее клокотание нарастало по мере приближения совершенно внешне спокойно выглядящего зверя и, когда тот подошел на опасное расстояние, Мир, отчаянно зашипев, мазанул когтистой лапой прямо перед мордой полосатого гостя. Впрочем, тут же прогнулся, опуская голову, продолжая рычать, приподнимая верхнюю губу и сверкая серыми глазами. Только и оставалось, что попытаться отстоять себя, хотя и не заблуждался на счет того, чья в конечном итоге возьмет.

+1

5

Мальчишка всем своим видом демонстрировал желание обороняться до последнего. Он скалился и рычал, словно готов был ринуться в бой и отстаивать себя перед превосходящим по силе и массе противником. Но вот его положение в углу комнаты выдавало страх. Тем не менее, его невольник явно был с характером, и подчиняться так вот сразу не собирался.  Это означало долгую и увлекательную игру, предвкушение которой еще больше будоражило Эриха. Он уже хотел этого мальчишку и чуть ли не облизывался, глядя на него.
Взмах когтистой лапы вывел тигра из блаженных грез о том, что и как можно будет сделать с юным ирбисом. Хорошие рефлексы зверя в последний момент позволили отклониться в сторону, но было близко. Расслабляться определенно не стоило. Однако вслед за выпадом не последовало новой атаки, что выдавало в юном оборотне не очень опытного бойца. Возможно, реши он атаковать резко и стремительно, и попытайся вцепиться в горло противнику, у него были бы шансы.
Тигр рыкнул, инстинктивно прижимая уши к голове, и сам махнул лапой. Впрочем, когтей он не выпускал и бил тоже не в полную силу, намереваясь скорее просто отвесить "подзатыльник", чем завязать драку. Травмировать свою игрушку он не хотел, хотя и знал, что на ней все заживет при перекидывании обратно. Сейчас он хотел просто показать иерархию и дать понять ирбису, кому тот должен подчиняться. А доставить сладкую боль своей игрушке он может и потом, в человеческом облике.
Младший оборотень все так же рычал и шипел, припадая к земле, а потому следующим взмахом Эрих накрыл его голову массивной лапой, закрывая обзор и возможность напасть с зубами и вцепиться в приблизившуюся шею. Шлепок второй передней лапы пришелся куда-то в область низа спины, поближе к хвосту, и должен был означать шлепок по попе. Сей жест призван был сказать нечто вроде: "Плохая киса! Нельзя рычать на старших. Старших надо слушаться!".
Затем, не давая младшему оборотню прийти в себя и как-то атаковать, он вцепился зубами в шкуру на загривке, прихватывая ее ощутимо, но не прокусывая до крови, за годы тигр научился соизмерять свою силу. Лапы он убрал, намереваясь за шкирку, как котенка, вытащить ирбиса из неудобного угла, ничуть не смущаясь от того, что для котенка тот явно великоват.

+1

6

Ирбис оскорбленно взмявкнул, получив по морде и спине довольно увесистой лапой, начал утробно рычать, все повышая и повышая тональность, закончив руладу отменным шипением с грозным оскалом. Был бы дворовым мальчишкой, взрощенным улицей, давно бы катался по полу царапая и кусая непрошенного гостя или, быть может, уже бы мчался стремглав по коридорам к свободе, а не торчал тут, загнанным в угол.
Почувствовав на загривке зубы тигра, барс заклокотал, не решаясь, впрочем, дергаться в сторону, дабы не повредить шкуру, да и само положение не способствовало. Сейчас его, словно маленького котенка, удерживали за шкиряк, демонстрируя кто в доме хозяин. Упертому оборотню же было отчаянно наплевать на все это и он продолжал гнуть свою линию то шипя, то рыча и пуская когти, не решаясь, впрочем ими пока что орудовать, но другого способа показать свое отношение ко всему происходящему не видел.
А тигр, тем временем, решил не тратить времени даром и воспользоваться ситуацией, вытаскивая более легкого и почти что беспомощного ирбиса из его укрытия. Белоснежная пятнистая кошка, не смотря ни на что, пыталась цепляться когтями за абсолютно гладкое покрытие пола, скользил по нему, яростно бил хвостом из стороны в сторону и рычал.
Как же он жалел о своем счастливом детстве! Как же он хотел бы быть оторвой и драчуном! Он даже не знал как теперь вырваться из захвата, не имел никакого представления как защитить свою собственную шкуру! Его словно нежный цветок вырвали из орхидеи и воткнули посреди задымленного мегаполиса.
Взмякнув, извернулся и со всей дури саданул когтистой лапой по боку тигра. По комнате поплыл дурманящий аромат крови. Безусловно, сильно повредить не удалось, но хватило и малого, чтобы почувствовать толику смелости и рвануть в сторону, взвизгнув от боли. Лучше уж оставить часть шкуры в зубах у этого, чем покинуть относительно безопасный уголок. Еще один взмах лапы, еще одна попытка, не увенчавшаяся, судя по всему успехом и ирбиса накрыла паника. Тот принялся хаотично махать лапами с выпущенными когтями, перенеся вес тела на задние лапы, натянув почти до хруста прикушенный тигром загривок. Так стало пусть и больнее, но удобнее и когти достигали цели, застревая в толстой шкуре полосатого хищника.

+1

7

На жалкие трепыхания мальчишки Эрих внимания не обращал, вытаскивая его из облюбованного угла. Однако быть до конца покорным судьбе ирбис не намеревался. В какой-то момент он сильно дернулся и больно полоснул когтями по боку, заставив тигра глухо рыкнуть и сильнее сжать зубы на загривке игрушки, причиняя боль. Пройдя не одну схватку и будучи уже не раз раненным, мужчина умел терпеть боль. За столетия он уже настолько сроднился с ней, что считал неотъемлемым атрибутом бытия оборотня, а потому, чтобы заставить его идти на попятную или уступить требовалось нечто посильнее и покритичней одного или нескольких ударов лапами.
Тем не менее, запах крови и адреналин взбудоражили внутреннего зверя. Подраться, даже в шутку и тем более в качестве заигрывания Эрих очень любил. Потасовка с объектом вожделения была самым верным способом завести его до предела. А потому, сам того не зная, ирбис усугубил свое положение и участь.
Тем временем пятнистый кот отмахивался лапами, пытаясь извернуться из неудобного положения. Эрих резко разжал зубы и громко рыкнул, чтобы дезориентировать его и иметь возможность разыграться на полную. Он тут же огрел лапой потерявшего равновесие мальчишку, затем перепрыгнул через него, уходя от когтистых лап и занимая место у близкого угла, давая понять, что не пустит обратно. Впрочем, и забиться еще куда-то он тоже не собирался позволять. Тигр налетел на своего партнера, они сцепились и перекувыркнулись, царапаясь и кусаясь. И если ирбис хоть и не умело, но бил на поражение, Эрих себя контролировал и не выпускал на полную свои более длинные, в силу разницы в габаритах тела, когти.
Оборотень откровенно упивался агрессивной игрой. Его шкуру украсили новые следы кровавых царапин, но без ранений не остался и ирбис, хотя глубокими и опасными травмы не были. Мелочи для оборотня. Эрих методично катал мальчишку по полу, кусал и царапал, перепрыгивал через него, налетал, сбивая с ног, и отступал, давая секунды передышки. Но в какой-то момент игра стала обретать черты эротической прелюдии звериного мира. Более крупный тигр придавил своим весом партнера животом к полу, а зубами снова вцепился в загривок. Он начал топтаться сверху, пресекая попытки выползти или как-то махать лапами, одновременно с этим он терся пахом о низ спины второго кота, пытаясь найти удобное положение, что овладеть им. Трахнуть строптивого мальчишку хотелось до безумия и сейчас стало даже не важно, в какой форме - людской или звериной.

+3

8

Все тело саднило - от мелких и не очень царапин, ушибов, полученных в ходе неравной борьбы или попросту глупого сопротивления. Только вот гордость не давала возможности спрятать клыки, просто пригнув голову и прижав уши или, еще хуже, упасть на бок, оголяя живот в выражении тотального подчинения. Нет, он будет уперто пытаться отстоять свою честь, как то подсказывает древний инстинкт. Слишком напуган, чтобы попытаться проанализировать ситуацию и попробовать хотя бы вступить в переговоры, посулив деньги. Да хоть луну с неба, лишь бы отпустили. То, о чем со скабрезной улыбочкой рассказала охрана, не укладывалось ни в какие рамки, но и пустых сомнений не испытывал. "Посчастливилось" стать предметом вожделения какого-то толстосума, что с превеликим удовольствием сейчас валяет его по полу, снисходительно не отвечая серьезно на все потуги ирбиса и играясь с ним, словно сытый кот с мышью, что в горло не лезет, но и отпустить жаль. Уязвляло еще сильнее, заставляя отчаяннее сопротивляться.
Как же он устал  и вымотался, а тигр, казалось бы, только-только переступил порог комнаты, даже особо и не утруждая себя наказанием... раба.
Сердце сначала похолодело, а потом зашлось в бешеном ритме, из пасти сорвался отчаянный вой, когда оборотень подмял под себя ирбиса и, уцепившись за шкирку зубами, принялся топтаться на его спине со слишком очевидными намерениями. Молодого оборотня просто затрясло от ощущения возбужденного члена кошака, скользящего по копчику и то и дело норовящего сместиться чуть ниже. Все существо мальчишки вопило о противоестественности всего происходящего. Как можно хотеть существо одного с тобой пола? Да как вообще себе это представить можно?! Нет, в теории, конечно, Мир это очень даже представлял, но чтобы на практике, да еще и в обличии зверя?!
Тем не менее, те же самые инстинкты диктовали свои условия и снежный барс, пусть и продолжая утробно рычать, но голову склонил в знаке подчинения с глупой надеждой на то, что тигр удовлетвориться этим и не перейдет к более решительным действиям.

+1

9

Вот только тигр, возбужденный активной агрессивной игрой, и не думал отступать от задуманного. Запах крови, витавший в воздухе, будоражил, а смирившийся со своей участью ирбис только подталкивал сполна вкусить законной добычи. Эрих продолжал тереться, пока в какой-то момент поза не оказалась оптимальной, чтобы овладеть своей вожделенной игрушкой. И хотя в зверином облике делать это было не так удобно, да и часть ощущений терялась, но его это не останавливало. Физические ощущения лишь дополняли эмоциональное удовольствие от обладания другим зверем, делали восторг полным, завершенным.
"Мой. Только мой. Весь мой" - говорило тело тигра в каждом движении. Зверь глухо порыкивал, покусывая шкуру на загривке замершего партнера, пока сладостные ощущения шли по нарастающей, чтобы затем накрыть одуряющей волной оргазма. Об удовольствии невольника он в этот момент особо не задумывался. Ласки хозяина - его особая милость и расположение, которое либо нужно заслужить, либо можно получить под настроение.
Разнеженный и довольный после близости, тигр был готов продемонстрировать как раз второй случай. Поскольку ирбис больше не сопротивлялся и выражал покорность, мужчина позволил себе проявить нежности. Он принялся тереться мордой о голову и верх спины второго кота, издавая глухое рокочущее урчание. Он ласкался и одновременно с этим еще больше метил своим запахом новообретенную собственность. Эрих перекатился вместе с любовником на бок, укладываясь прямо на полу, и обхватил его лапами, притягивая к себе в далеко не зверином жесте. Там он продолжил тереться мордой и своим телом, а затем начал вылизывать свою собственность. Шершавый язык прошелся по ушку снежного барса, по его макушке, перебрался на щеку, затем на шею. Тигр вылизывал невольника неспешно и обстоятельно, слизывал запекшуюся кровь с им же нанесенных царапин и укусов, временно не обращая внимания на собственные саднящие следы игрища. Своими действиями он наглядно показывал - будешь сопротивляться, хозяин все равно возьмет свое, но тебе же при этом будет хуже, и ничего хорошего не добьешься.  А будешь хорошо себя вести, подчиняться и признавать старшего - он будет о тебе заботиться, проявлять ласку и нежность.

+1

10

Это... был кошмар. Кошмар на грани вселенской катастрофы или даже прихода пришельцев. Неразвращенный разум блондина даже в самой смелой фантазии не мог себе представить, что однополые создания могут заниматься этим. Два представителя кошачьих, разных семейств  и размеров. Он замер, не  в состоянии объять, осознать то, что происходило сейчас в комнате. Шоковое состояние сменилось апатией и ирбис просто терпел, пока закончится экзекуция, когда тигр наконец-то прекратит свою извращенную пытку и оставит в покое.
В голове было пусто - ни одной мысли, ни попытки пожалеть себя или посетовать на судьбу. Он просто знал, что если все будет продолжаться и дальше - не сможет смириться и сделает что-нибудь с собой, благо частичная трансформация давала весьма широкие возможности для решения всех проблем и одним махом.
Зверь дернулся и замер, причиняя боль. Довольный рык, медленное скольжение большого шершавого языка по загривку вместо очередного укуса, говорили сами за себя - наконец-то все кончилось. Но даже сейчас барс продолжал изображать из себя статую, лишь немного прикрыв глаза. Ему было все равно - и до игривого настроения тигра, и до его вполне однозначных манипуляций. Всего пара минут и от уставшего и шокированного белоснежного в яркие черные пятна красавца разило полосатым зверем за версту. Разве что осталось пометить еще менее эстетичным способом, но кто ж потом захочет иметь и дальше столь неаппетитную игрушку? Хотя... отмоют. Не впервой.
Невольнику было фиолетово до всех нежностей. Послушно завалившись на бок, ирбис даже не пошевелился, хоть и хотелось вытянуть лапы или вообще развернуться и вцепиться в глотку. И если бы не общее состояние и настроение, то так бы непременно и сделал, но вместо этого тихо заскулил, дернувшись всем телом и начиная оборачиваться. Процесс займет никак не меньше пары часов и был шанс, что тигру надоест слушать крики и он покинет комнату, оставит его наедине с самим собой.
Боль прокатывалась удушающими волнами и, как только горло перестроилось под человеческое, Мир закричал - отчаянно, жалобно, громко. Не столько от ломки, сколько от того, что рвало на мелкие части душу. Хотя бы таким способом сбить весь тот ужас, что скопился в сознании за последние несколько часов. Он метался по полу, не замечая ничего и никого вокруг себя, обезумев и не желая больше возвращаться в этот дикий и неправильный мир.

+1

11

Заметив, что невольник начал перекидываться обратно, Эрих отстранился, наблюдая. Похоже, мальчишка был еще совсем юным (Майне не посмотрел на точный возраст в предоставленном досье), и его трансформация из одной ипостаси в другую была долгой и воспринималась им еще слишком болезненно. Однако облегчить его страдания было нечем, да и не стоило. Только умея преодолевать боль, оборотень может вырасти настоящим зверем. А слабые не достойны жалости.
Потому он оставил кричащего и катающегося по полу ирбиса и неспешно направился к двери, чтобы выйти и перекинутся самому.
Вернув себе человеческий облик и приняв душ, Эрих переоделся и зашел-таки поинтересоваться точным возрастом и именем свой собственности, а так же распорядиться на счет ошейника. Идя сюда и предвкушая знакомство он, тем не менее, окончательного решения не принял. Сейчас же не сомневался, что оставит невольника себе и никому не отдаст. Внутренний хищник уже завил, что это его собственность и теперь ничто не могло его сбить с намеченного курса.
Майне зашел в комнату до того, как юноша полностью вернул себе человеческий облик и принялся ждать. С собой мужчина захватил пластиковую бутылку с водой, предположив, что оборотню может захотеться пить. Покормить его тоже стоило, но это могло обождать.
Когда же перед ним предстал изящный длинноволосый юноша, Эрих на некоторое время залюбовался им. Фото он видел, но реальность превосходила ожидания. Внутренний зверь довольно заурчал, подтверждая, что чутье его не обмануло, и форма сути не меняет. Тут же захотелось не только любоваться глазами, но и коснуться светлой кожи руками. Мужчина сходил в ванну, намочил полотенце, затем поднял юного оборотня с пола и вместе с ним устроился на кровати. Он коснулся влажным полотенцем лица юноша, стирая пот и испарину, желая привести его в чувство. Уж очень хотелось наладить контакт со своей новой игрушкой.
- Рат... мир, - попробовал он "на  вкус" узнанное у работников заведения имя. И хотя Эрих владел разными языками, а не только родным немецким, звучание было чуждым, и он попробовал его трансформировать во что-то более удобоваримое. - Мир, - такой вариант показался благозвучней, его и решил оставить. Он провел по щеке невольника кончиками пальцев, отмечая мягкость кожи, еще не успевшей загрубеть от регулярного бритья и щетины. Но на этом старший оборотень не остановился, неспешно перебираясь ниже, касаясь полотенцем и руками шеи, плеч, груди.

Отредактировано Эрих Майне (11.01.2014 18:31:44)

+1

12

Трансформация проходила тяжело и заняла несколько часов. Оборотень и не заметил уходил ли его мучитель или по-прежнему находится где-то поблизости и наблюдает за своим невольником, любуется его мучениями и, что не исключено, испытывает при этом удовольствие. Следовало брать в расчет место, куда не посчастливилось попасть. Ему даже ничего толком и не объяснили - только сказали, что теперь он раб и принадлежит какому- то человеку, что должен слушаться его во всем и исполнять любые прихоти. Упрямый Рогозин прямо так и расшибся стелиться пятнистым ковриком перед кем-то и потворствовать всему этому бреду. Последовавшие события, конечно, лишь подтвердили слова тех двух мужланов, но, уж если не удастся договориться с оборотнем-тигром, то лучше покончить собой, чем подставлять свой зад и  выполнять роль подстилки. Частной ли, общественной ли - это еще вопрос открытый.
Парень лежал и судорожно хватал пересохшими губами воздух. Тело еще изредка сводила судорога, но оно уже приняло человеческий облик, хотя пока какое-то время и не будет нормально слушаться. Встать, например, и дойти до душа самостоятельно, чтобы смыть с себя испарину и пот, не получилось бы, ровно как и отползти в угол, постараться вывернуться из уверенного захвата рук  вновь замаячившего на горизонте мужчины.
Блондин просто закрыл глаза, понимая свое беспомощное положение и отвернулся, когда незнакомец закончил обтирать влажным полотенцем лицо. Сейчас бы полноценный душ, а не это, но ничего не оставалось, кроме как ждать.
Губы чуть дрогнули в горькой усмешке - а  мужчина оказался весьма просвещенным на счет имени своего приобретения. Неожиданно. Значит, это не просто стечение обстоятельств, роковая ошибка, а выверенный и тщательно спланированный заказ на конкретного человека, что осложняло задачу. Если хотели именно его, Мира, то согласятся ли на денежную компенсацию и молчание? На что согласятся? И есть ли шанс вообще?
-Оставьте...я сам. - просипел сорванным от криков голосом. - Сколько... сколько вы хотите за то, чтобы мы забыли это недоразумение и я вернулся домой. - пальцы стиснули простынь, а сердце готово было выскочить из груди. Парень напрягся и подтянул колени к груди, что, к сожалению, не делало его более одетым. - Любая сумма... - оборотня мелко трясло от нервов, да и не особо тепло было в комнате. Он совсем сжался, прижимая подбородок к коленям и обнимая их руками, предоставив незнакомцу смотреть на спину. Впрочем, не только на нее.

+1

13

Эриха ничуть не смутило, что его игрушка свернулась в комочек. В таком виде юноша тоже был привлекательным. Он казался еще младше, почти ребенком, таким трогательным и беззащитным, что так и хотелось его ласкать и оберегать. И мужчина позволил себе делать то, что хочется. Он устроился рядом и принялся гладить оборотня по спине и волосам. Это должно было действовать успокаивающе, особенно на кота.
- Тебе разве не объяснили? Или ты не понял, Мир? Забудь о внешнем мире и прежней жизни. Теперь твоя жизнь здесь и теперь ты мой. Деньги тут ни при чем, можешь и не предлагать, - в процессе разговора Майне по-хозяйски зарывался в светлые прядки пальцами, перебирал, массируя кожу головы, чуть натягивал и сжимал волосы на затылке невольника. - Теперь все будет зависеть только от твоего поведения. Если ты будешь послушным и покладистым, и будешь делать то, что тебе говорят - твоя жизнь будет достаточно приятной и в меру свободной. Будешь жить в более комфортабельных условиях, получишь возможность гулять по территории комплекса и доступ к разным благам. Если же будешь рычать, кусаться и всячески выказывать неповиновение - будешь наказан. Все очень просто. И поверь, котенок, мне не хочется подвергать тебя наказаниям, потому я надеюсь на твой здравый смысл и рассудительность, - мужчина оставил волосы оборотня и перебрался на его спину. Он очерчивал кончиками пальцев неровности позвонков, затем коснулся напряженных мышц. Сначала просто гладил, затем принялся разминать, придвигаясь ближе.
На его собственный взгляд, Эрих предлагал очень хорошие и привлекательные условия. Конечно, он понимал, что смена среды и условий обитания стресс для его зверька, но хотелось надеяться, что разумная часть в нем возобладает и он поймет, что сотрудничество - единственный возможный путь. К тому же невольник был еще совсем юным и только недавно вышел из поры детства, что позволяло предположить, что психика у него еще достаточно гибкая, чтобы адаптироваться, более гибкая, чем у столетнего, например.
- Ты, наверное, пить хочешь? Я принес тебе воды, - он взял стоявшую у кровати бутылку и протянул ее юноше, выказывая так свою хозяйскую заботу.

+1

14

Легкие ласки мужчины не успокаивали. Наоборот, они нервировали юного оборотня и, если бы у того был хвост, то сейчас бы он нервно стучал по постели, выражая все эмоции своего обладателя. И чем дальше говорил мужчина, тем более крепла уверенность, что смириться со своим положением не получится. Не получится принять и доли из заготовленной для него участи. Хотя принятое решение и пугало, но иного выхода просто не оставалось. Ратмиру претило спать с мужчиной, претило из свободного человека становиться шлюхой, претило терять свободу и становиться чьей-то собственностью.
-Спешу вас обрадовать... если вы все еще не поняли... - проскрипел, невольно смиряясь с чужими руками в волосах. - ...я - свободный человек и не смирюсь со своим положением. Послушной и покладистой игрушки не ждите.  Не рассчитывайте на то, что за деньги можно купить все. Заблуждаетесь. Сколько бы ни сыпали ими передо мной - не удивите. Сколько бы не били... я не буду спать  с вами, ровно как и с кем-то другим. Если тешите себя надеждой, что перевоспитаете - заблуждаетесь. Отношения двух мужчин противоестественны. Омерзительны. Низки. - в голосе прорезывалось порыкивание - прикосновения  к спине неимоверно бесили. Сам того не осознавая, он уже лежал и скалился, обнажая зубы, пусть этот акт устрашения и остался незамеченным из-за принятой невольником позы. - Я ничего не хочу! Оставьте меня уже! Мне неприятна ваша компания! Катитесь  в бездну со своей заботой! - блондин, собравшись с силами, рванулся в сторону, отталкивая руку с бутылкой и отодвигаясь как можно дальше. - Да я лучше сдохну, чем лягу под тебя... - шипит, сверкая потемневшим от негодования взглядом. - Так что, если не хотите, чтобы ваша койка пустовала - начинайте искать более сговорчивую жертву. Вы попусту потратили уйму денег. Поздравляю. - прошипел, не отрываясь глядя на мужчину рядом. Не специально нарывался на неприятности, если они сейчас, конечно, последуют, но высказать свое мнение желал во что бы то ни стало. И повторит столько раз, пока этот хлыщ не поймет окончательно насколько опрометчиво вложил свои капиталы. Впрочем, Ратмир беспокоился совершенно не за них.

+1

15

Тираду с ноткой юношеского максимализма Эрих выслушал спокойно. Так же спокойно он отреагировал и на отказ от воды с бегством в другой угол кровати. Мужчина просто с интересом разглядывал оскаленного зверька, которому не повезло родиться и вырасти слишком красивым. Он понимал, что дикому зверю тяжело привыкнуть к неволе, и что потребуется время, а потому сейчас сразу и не спешил с наказаниями. Да и откровенно говоря, ему нравилась строптивость новой игрушки - со слишком покладистым быстро станет скучно, а тут можно растянуть удовольствие надолго. При этом Майне совершенно не мучила совесть за пленение почти сородича. Жизнь штука не справедливая - кому-то везет, а кому-то нет. Выживают самые сильные и приспособленные, и они правят бал, так зачем отказывать себе в удовольствии, когда можешь его получить?
- Как и во что вкладывать свои капиталы, и насколько это рационально, я уж как-нибудь разберусь сам, - с ленцой отозвался мужчина, и просто отставил бутылку обратно. Его позабавило слышать рассуждения о деньгах от мальчишки, который их, скорее всего, только от родителей и получал, или максимум где-то подрабатывал, но уж никак не сам строил бизнес и его развивал. И пусть за деньги не все покупается, но в действительности куда больше, чем кажется на взгляд обывателя. - Спешу обрадовать тебя - ты больше не свободный человек, чтобы ты сам по этому поводу не думал. Меня это не волнует. Сегодня наше первое знакомство, так что я не стану тебя наказывать за твое поведение и длинный язык. Просто на будущее, чтобы ты знал - я получу то, что хочу, вне зависимости от того, будешь ли ты этому противиться или нет. У меня есть разные способы добиться того, что мне нужно, и не все они тебе придутся по вкусу. Мне наше времяпрепровождение понравится в любом случае, потому, что я так хочу. Однако у тебя есть выбор в том, насколько приятно или неприятно оно будет тебе. Пока что есть. Я нынче добрый, но однажды мне может это надоесть, так что рекомендую пользоваться предложением, пока актуально. Я дам тебе время все обдумать и взвесить до нашей следующей встречи. Если будешь выполнять требования сам - удовольствие и вольности тебе гарантированы. Не будешь - удовольствие буду получать я, а ты страдать. За идею, за гордость, за принципы, или за что тебе нравится. Я бы предпочел первый вариант, но и второй меня тоже устроит. Свобода выбора остается за тобой, - Эрих встал, оправил костюм и направился к выходу. На сегодня забавы явно закончены - зверек только прибыл и еще не адаптировался. А вот завтра можно будет развлечься. Мужчина был практически уверен, что Мир продолжит упорствовать и сопротивляться, а значит, можно будет оттянуться на нем по полной.  - А сейчас я доставлю тебе небольшую радость и покину тебя. Обживайся.

+1

16

Как бы ни страшно было сделать самый последний шаг, но мужчина просто не оставлял другого выбора. Наоборот, спокойный и уверенный в своей правоте и непогрешимости, оборотень все сильнее и сильнее приставлял нож к горлу. Спорить с ним с пеной у рта, доказывая свою позицию, да и вообще абсурд рабства, его дикость и неправильность, не собирался. Зачем, если завтра не наступит?
Мир молча выслушал всю причитавшуюся ему небольшую лекцию, слова которой отдавали леденящим холодом. Успокаивал себя лишь одним - все уже не важно и парень не видел никакого смысла в том, чтобы вдаваться в детали и условия, которые перед ним с таким удовольствием живописал оборотень. Зачем лишний раз накручивать себя, если решение уже принято и пугающего, казалось бы, будущего не будет. Ни следующей встречи, при мысли о которой бросало в нервную дрожь, ни насилия, как в физическом, так и в моральном плане. Не будет ровным счетом ничего.
Ирбис старался смотреть в сторону своего "покупателя" все так же, как и несколько минут назад, чтобы, упаси Создатель,  чем-нибудь себя не выдать. Не хватало, чтобы привязали по рукам и ногам к постели и и все планы пошли бы крахом. Слишком драгоценная возможность, чтобы все испортить.
Стоило двери за визитером закрыться, как невольник немного расслабился и укутался в одеяло, свернувшись калачиком. Не  было и тени сомнения,что за ним наблюдают. Блондин не имел ровным счетом никакого представления как незаметно, но эффективно себя ранить, чтобы охрана как можно дольше не заподозрила неладного и не подняла шум. Волновался из-за того, сможет ли произвести частичную трансформацию, не привлекая внимания, не сорваться на крик и просто перетерпеть, в предпоследний раз в своей жизни, потому что последним станет... Главное, держать рот на замке и терпеть, тем более, что цель оправдывает средства.
Лежа на кровати, парень пытался высмотреть камеры видеонаблюдения, спрятанные в комнате, но все было тщетно. Все было замаскировано как надо - комар носа не подточит.
Потом, кажется, принесли ужин и невольник выбрался из своего укрытия лишь для того, чтобы выпить чай из пластикового стакана и вновь заполз на свое место.
По ощущениям за стенами комнаты наступила ночь, но свет и не думали выключать - лишь немного приглушили. Следили, если не сказать, что бдели в оба глаза. Время утекало сквозь пальцы песком и, собравшись с духом, блондин закрыл глаза и сосредоточился, старался действовать так, как учили, чтобы было меньше неприятных ощущений. Ровное дыхание, расслабленная маска полнейшего безмолвия на лице и медленно, но верно отрастающие острые когти. Вдох-выдох. Собраться и... как в омут с головой... мучительно медленно, без резких движений вспороть вены сначала на одной руке, а потом - на другой. Так, чтобы возня под одеялом не привлекла внимания. Больно... до одури, до стынущего крика в горле. Терпеть... терпеть... терпеть... под боком уже мокро  и клонит в сон. Все складывается правильно, все идет своим чередом. Еще момент, мгновение и все... безмятежность примет в свои объятья и спасет от ужасов этого мира.

+1

17

Как Мир и предполагал, следили за рабами хорошо, тем более, за новенькими и частными. Вероятно, юноша был не первым и не последним, кто избрал подобный путь бегства от проблем. К такому исходу тут были готовы, а потому, когда на светлом постельном белье появились подозрительные темные пятна, постепенно разрастающиеся, работники предприняли экстренные меры.
Потерявшего сознание от падения давления юношу тут же повезли в лазарет, где им занялись врачи. К счастью, крови вытекло не слишком много, да и происходило это не в теплой воде. К тому же успеху мешал собственный организм оборотня - тело не хотело умирать и оно стремилось регенерировать полученные ранения, оно хотело жить, не смотря ни на что. Тем не менее, врачи решили перестраховаться и вкололи невольнику снотворное по окончанию операции, чтобы организм успел максимально восстановиться к тому времени, когда хозяин пожелает разобраться со своим строптивым имуществом.
В том же, что хозяин этого так не оставит не было сомнений. О проделках Мира Эрих узнал утром от работников  заведения. И хотя его предупреждали, что только прибывшие рабы могут выкинуть любые фокусы и часто бывают не стабильны, пока с ними не поработает мастер, мужчина все равно был в ярости. Умом он прекрасно понимал, что это был вероятный риск, и что непосредственной вины служащих КГБ в случившемся нет. Они действовали оперативно и сделали все, что смогли, чтобы спасти хозяйскую собственности, и спасли успешно. Однако на эмоциональном уровне это задело Майне. И дело было даже не в том, что его игрушка попыталась сбежать от него таким способом. Дело было в том, что подобный способ бегства выбрал другой оборотень. Самому Эриху подобное бы не пришло в голову, а даже если бы пришло, то не сразу. Он считал, что в жизни нет безвыходных ситуаций, и искал бы иные пути выхода, вот так просто сдаваться претило его натуре. Он любил жизнь, какой бы она ни была, а в его жизни бывали и очень тяжелые, и смутные периоды. Было дело на войне попадал в плен, но даже тогда не отчаивался, и в итоге нашел выход и освободился. И ему казалось, что подобный путь не для оборотней, а для каких-нибудь слабых людишек. Словно поступок Мира мог бросить тень слабости на весь их вид.
Те дни, что он ждал, пока его пустят к Миру, мужчина был не в духе и рычал на подчиненных на работе. У него просто руки чесались выдрать мальчишку как Сидорову козу, отходить ремнем по мягкому месту, чтобы неделю сидеть не мог. Но приходилось ждать, чтобы невольник восстановился и не отправился на тот свет от руки рассерженного хозяина. По крайней мере, за то время, что юноша был без чувств, ему изготовили и надели ошейник, что Эриха немного, но радовало.
Однако тот день, когда Мир достаточно окреп для встречи с хозяином, настал. Его уже перевели в ту же комнату, в которую определили сначала, хотя на место пореза и швов, все еще была наложена специальная защитная повязка. Когда Эрих вошел, невольник все еще был под действием препаратов и спал. Выглядел он более бледным и несколько изможденным, но мужчина был слишком зол, чтобы так просто уняться. А потому приводить в чувство юношу он начал парой звонких оплеух.

+1

18

В течении этих пары дней Мир даже и не понял, что все старания, вся конспирация прошли даром. С того момента, как его обнаружили в комнате, парень не приходил в сознание. Сначала из-за кровопотери, а потом - под действием лекарств продолжал пребывать в счастливом неведении, где-то в своей, параллельной реальности. Она была странной и до жути болезненной, наполненной слезами матери и образом враз постаревшего отца. Там был еще какой-то белокурый малыш с глазами цвета грозового неба. Ребенок, о котором Мир ничего не знал и которого хотелось обнять и успокоить, укрыть ото всех невзгод и уверить, что все наладится, все будет хорошо. Все пройдет. И оборотень обнимал белоснежного ангелочка, гладил по волосам, нежил в объятьях, целуя заплаканные щечки и плакал сам, не в силах перенести чужую боль, воспринимая ее как свою собственную.
Хлесткие удары по лицу молниеносно расцветили окружающую действительность запахами, ощущениями, оттенками эмоций. Это была боль, непонимание, страх, ужас... Кровь прихлынула к гудящей от ударов коже, еще не совсем осмысленный взгляд метался по комнате, то и дело натыкаясь на нависшего над ним мужчину с грозным выражением лица. 
Осознание накатило мощной волной, послав по телу волну неконтролируемой дрожи. Он был жив. Живее всех живых, пусть и с ноющими руками, заклеенными медицинским пластырем, но жив... опять в этой постели, опять в этой комнате наедине с этим ненормальным.
Невольник судорожно схватил воздух губами и резко рванулся в сторону, неуклюже взмахнув руками, теряя равновесие. Он находился в шоковом состоянии, тупо таращась  на мужчину, клацая зубами от нервного возбуждения, не в силах справиться с крупной дрожью. Так не хотелось верить, что ничего не изменилось, что это всего лишь... Всего лишь горькая правда, от которой хотелось выть и бросаться на стены.
Дыхание перехватило, сердце бешено заплясало в груди и парень начал погружаться в новое безумие, что заставляло его хрипеть и выгибаться на простынях, медленно и болезненно трансформируя тело. Впрочем, сил было отнюдь немного и Мир, только-только отрастив когти и покрывшись мягким пятнистым подшерстком, замер на постели, дыша, как загнанная во время охоты собака. Только вот охотником на этот раз был не он.

+1

19

После "побудки" невольник сразу пришел в себя и тут же резко отдернулся. Судя по выражению его лица и действиям, он был напуган, и вполне справедливо. Он вообще сейчас очень напоминал кота - было бы рядом дерево или шкаф - того и гляди, взлетел бы на самый верх и там засел. Вот только испуг снова спровоцировал попытку трансформации и явно мог вот-вот перерасти в истерику. А это в планы мужчины не входило, потому он отвесил отрезвляющую пощечину мальчишке. Но показалось, что этого сейчас будет мало, а потому он огляделся в поисках того, во что можно налить воду. Поблизости обнаружилась принесенная им пару дней назад запечатанная бутылка с водой, ею он и воспользовался, просто открыв крышку, и обливая оборотня водой. При этом его не заботило, что постель тоже частично промокнет - надо было прервать истерику в зачатке. А заодно стоило поговорить с работниками о назначении успокоительных его буйной собственности. В целом он был не против строптивости, но не когда она принимает подобную форму.
- Успокоился! Быстро! - рявкнул Эрих, пользуясь секундами шокового состояния, чтобы дать короткую простую команду своему невольнику и тот ее автоматически выполнил. - А теперь поговорим о твоем поведении. За свою выходку ты заслуживаешь хорошую взбучку ремнем, и ты ее получишь. Разворачивайся и ложись на живот.
Однако мальчишка и не подумал повиноваться, добавляя негодования и нетерпения в настрой Эриха. Потому мужчина решил заставить строптивца сделать, что требуется, демонстрируя неотвратимость того, что долго произойти. И хотя мальчишка сопротивлялся, силы были не равны - мужчина был сильнее и опытнее, и к тому же был в хорошей физической форме, чего нельзя сказать об ослабленном от недавней потери крови невольнике. Все тычки, царапины и укусы Майне сносил стоически и терпел, ради достижения цели. В итоге он все же привязал собственным галстуком запястья юноши к спинке кровати. Вынужденная потасовка в купе с эмоциональным настроем будили в нем и кое-какие желания иного толка, но он держал себя пока в руках.
Когда невольник был зафиксирован, хоть и частично, Эрих позволил себе передохнуть. Он расстегнул до средины несколько помятую рубашку и закатал рукава, после чего вытащил из собственных штанов ремень, расправил его, взял за пряжку и щелкнул им как плетью. Удовлетворившись звуком, мужчина намотал на руку большую часть ремня, укорачивая его до удобного размера. Он сел на край кровати, после чего подтянул и уложил невольника к себе на колени низом живота и бедрами, так, чтобы его ноги свисали с края, тем самым делая доступ к ягодицам наиболее удобным. Он огладил ладонью аппетитные округлости, затем отвесил первый, пока что не сильный удар ремнем.

+1

20

Приказной тон и вылитая на невольника вода возымели свое действие. Мира перестало трясти, да и приступ,знаменовавший наступление трансформации отступал. Он только и мог что беспомощно смотреть на незнакомца, хлопая намокшими ресницами. Только вот разворачиваться и ложиться на живот, как того потребовал владелец, намерен не был. В ответ лишь отрицательно затряс головой, вжимаясь в спинку кровати, а когда настойчивые руки потянулись к нему, чтобы выцарапать из мнимого убежища, принялся царапаться и отбиваться, что было сил. Жаль только, что их было совсем немного и добиться сколь либо вразумительного эффекта не удалось, а хозяин, кажется, и вовсе не обращал никакого внимания на все эти жалкие потуги своей собственности, продолжая вытаскивать блондина и перевязывая запястья галстуком.
А вот это было больно - еще не сросшиеся края аккуратно зашитых ран молниеносно дали о себе знать, прошив болью, словно раскаленную иглу резко воткнули в мозг. Парень рвано выдохнул и тихо простонал, закусив губу, да и сопротивляться перестал - какой в этом смысл, если только сделает себе больнее, а сбежать все равно не получится?
Привязанный к спинке кровати, Мир замер, опасаясь даже обернуться назад и посмотреть каким именно образом его собираются наказать. То, что мужчина раздевался уловил без труда и просто оцепенел, едва не икая от подкатившего страха. Кажется, теперь его поимеют и в этой, человеческой форме. Что только останется в нем после насилия? Наверное, уже ничего - только оболочка. Эдакая кукла, что будет дышать, быть может есть и, несомненно, гадить. Зато ее можно будет пялить во все дыры особо не церемонясь. Он же оборотень - заживет как на собаке. А чувства... Да разве в бордель ходят за ними? Смешно! О чувствах не может идти и речи! Только грубое удовольствие и ничего более. То, что мужчина далеко не ангел уже понял и морально готовился вкусить сполна весь его горячий норов.
Звякнула пряжка ремня и Рогозин попытался сгруппироваться, сжаться в комочек, спрятаться. Он едва не кричал от страха, но уже тихо поскуливал.
Долее сопротивляться не стал, позволив уложить себя так, как хотел мужчина. Тихо всхлипнул, когда тот слишком уж любовно огладил обнаженные ягодицы своего приобретения. Зажмурившись, блондин вскрикнул от неожиданности, стоило только полосе кожи лизнуть нежную кожу попки, но и не думал просить о чем-либо, прекрасно осознавая что все сведется к постели, ведь от него ничего другого и не ожидают.

+1

21

Касаясь рукой тела невольника, мужчина ощущал его напряженность, однако не стал говорить, что так он делает себе только хуже. Вместо этого он продолжал неспешно и ритмично наносить удары, любуюсь, как начинает алеть нежная кожа на ягодицах. Вскрики Мира в ответ на удары будоражили и волновали, а потому Эрих решил себя отвлечь разговором. Да и собственное негодование на проделки мальчишки хотелось выплеснуть, чтобы оно не бурлило внутри.
- Неужели так больно? А это ведь даже без пряжки... Или тебя в детстве мало пороли? Впрочем, после твоего поступка мне кажется, что детство у тебя еще не прошло. И после этого ты мне будешь рассказывать, что свободный человек и способен нести ответственность за себя? Всего одна небольшая проблема и ты уже на тот свет собрался? Мальчишка! - удары постепенно становились сильнее, однако Майне следил за тем, чтобы не перестараться и бил по разным местам, давая передохнуть. - Но ты сам отказался от собственной жизни. Теперь она всецело принадлежит мне, а я не дам тебе умереть. Я не верю, что ты такая тряпка, чтобы позорно наложить на себя руки. Словно не оборотень, а жалкий человечишка. Не видел бы в шкуре - усомнился бы, - хотелось посильнее задеть самолюбие мальчишки, пробудить в нем зверя, заставить бороться. Может сейчас ему собственная жизнь кажется конченной и беспросветной, но ведь это не так. Жизнь оборотня долгая, очень долгая, и трудности в ее начале вовсе не повод отказываться от будущего.
Тем временем злость постепенно отступала, находя физическое выражение для себя. Когда мужчина отложил ремень, кожа на ягодицах невольника совсем покраснела, а кое-где виднелись припухшие полосы. Он огладил руками узкие бедра, затем наклонился и коснулся губами горящей после порки кожи на ягодице.
- Ты получил свое наказание, и я больше не сержусь на тебя. Если ты повторишь подобную выходку - наказание будет более жестким, - руки начали подниматься выше, скользя по бокам, оглаживая живот, грудь. Касаться Мира было приятно и в человеческой форме. Его хотелось гладить и целовать, им хотелось обладать. И был соблазн поддаться этому желанию прямо сейчас, пока юноша привязан и не будет активно брыкаться, но Эрих пока что сдерживался. Он потянулся к связанным запястьям блондина и принялся распутывать узел.

+1

22

Ремень беспощадно жалил нежную кожу ягодиц, оставляя оборотня то вскрикивать, то зажиматься и обиженно пыхтеть, пережидая волну неприятных ощущений. И унизительно, хоть и терпимо физически, не сравнимо с той же трансформацией, но молчать не мог. Сейчас уже гордость, попранная несколько дней назад, молчала. Вроде бы оборотень, парень, далеко не щенок, и лежит тут кверху обнаженной задницей на коленях совершенно незнакомого мужчины, являя собой образец кисейной барышни. Вроде бы должен представлять собой монолит, скалу и терпеть во что бы то ни стало. Мужчина. Ирбис. Потомок древнего рода. Как краснел бы отец, узнав о том, что его отпрыск, наследник ноет, как девица, но, думалось, что еще более он пришел бы в расстройство, узнав что пытаются сделать из сына. Лучше смерть, чем бесчестье. И что бы не говорил этот садист, Мир не собирался отступать от намеченной программы. Разве только что придется как-то пережить моменты соития, когда до этого дойдет дело и умереть опороченным, если, конечно, не придумает что-нибудь раньше. Роль постельной игрушки - не его призвание, не его будущее. Даже еще не пройдя это испытание, но предвкушая его, парень уже ненавидел себя и считал грязным, шлюхой.  Ничто не могло заставить его бороться за жизнь. Какой в этом смысл? Все равно это существование, главной целью которого стало бы удовлетворение чужих потребностей в сексе и не более. Давалка. Жалкая шлюха. Грязная мразь.
Кажется, он даже невольно заплакал, о чем свидетельствовали две влажные дорожки на щеках. Может от боли, может от унижения. Еще противнее стало  от поцелуев, по-хозяйски уверенных касаний к горящей огнем заднице. Он ненавидел этого оборотня, этот мир, свою судьбу и всех вокруг. Многое бы отдал, чтобы разом прекратить свои мучения и покинуть этот мир, переродиться вновь и начать все заново, с чистого листа. Да хоть букашкой - лишь бы не остаться здесь.
Мир отводил взгляд, чтобы только не смотреть на своего мучителя и терпеливо ждал, пока тот распутает узел на запястьях. Шмыгнув носом, потянулся за одеялом и накрылся им. С одной стороны, чего тут не видели, но все равно было ужасно стыдно.
-Я никогда не буду вашим. Сколько бы не трахали и  не пытались сломать. Поверьте, я найду способ уйти. Наслаждайтесь своим всесилием, пока есть такая возможность. Меня не трогают ваши бравады и пустые слова. На сегодня закончили или что-то еще есть в программе? Я устал и хочу спать.
Парень натянул одеяло на худенькое плечо и закрыл глаза, показывая тем самым, что разговор закончен и большего от него не добьется.

+1

23

Юноша шмыгнул носом и поспешил укрыться одеялом, словно оно могло его тут от чего-то спасти. Хотя, возможно, эта иллюзия защиты его успокаивала. Или он таким образом пытался не только словом, но и делом дать понять, что не хочет общества своего хозяина? Вот только Эрих не собирался так легко и быстро оставлять в покое свою игрушку. Мало ли какую пакость она учудит в следующий раз и сколько времени придется ждать, пока все не будет в порядке? Надо насладиться наперед.
- Уже устал? Так быстро? - удивился мужчина. - А ты от ветра, случаем, не разваливаешься, если подует? Или привык к тепличным условиям?- он решил, что от него просто отмазываются, и не стал придавать этому значение. А даже если на самом деле неважно себя чувствует после потери крови и наказания - то отрубиться от усталости ему не повредит - будет меньше соблазна и времени заниматься очередной ерундой. - Ломать я тебя не собираюсь, это мне не нужно. Я всего лишь предлагаю тебе несколько пересмотреть свои взгляды. И не собираюсь так просто отпускать. Ты мой, даже если не хочешь этого признавать, - он обнял укутавшегося в одеяло невольника и притянул к себе под бок. - Так что куда бы ты ни бежал - я настигну тебя, - говорил это чуть наклонившись к Миру, почти шептал на ухо.
Приступ гнева отступил, теперь хотелось ласки и нежности, как требовала того кошачья натура. Он потерся щекой и носом о светлые волосы Мира, желая убедиться, что тот по-прежнему пахнет им, и чужие касания работников не стерли этот запах. Но только этого было мало, потому мужчина начал спускаться лаской ниже, к виску. Там он коснулся губами нежной кожи и светлых прядок и дальше продолжил свой путь уже поцелуями. Почувствовав влажные следы на щеках, Майне принялся их сцеловывать, сильнее притягивая невольника к себе. Хотелось более тесного контакта, а лишняя тряпка в виде одеяла мешала, потому, не отвлекаясь от своего занятия, он принялся на ощупь искать хоть какой-то край, куда можно забраться руками. Найдя же таковой, начал медленно, но уверенно пробираться внутрь в поисках теплого и мягкого тела. Можно было бы вообще к чертям сорвать все тряпки, что мешают соприкоснуться их обнаженным телам, и жадно впитывать удовольствие от близости, но Эрих не торопился. Сейчас он был сытым хищником, которому куда интересней с добычей поиграть, чем ее немедленно съесть. Он наслаждался процессом, неспешно смакуя каждое мгновение, постепенно подбираясь все ближе и ближе к цели. Запущенная под одеяло рука все-таки добралась до чего-то теплого и явно живого, и тут же принялась изучать обнаруженный участок.

+1

24

-Пересмотреть взгляды? На что? На абсурдность ситуации? - глухо пробормотал. - Я - свободный человек и не могу принадлежать кому бы то ни было. Вы предлагаете мне смириться с рабством? Я не ваш. Никогда не буду сколь сильно вы бы этого не хотели. Есть места, где вы не сможете достать меня никогда и ни за что. Ни за какие деньги. - горькая усмешка.
Оборотню достался весьма упертый паренек. Если тот решил покончить с собой, то он это сделает, даже если отберут все, что может в той или иной степени поспособствовать воплощению задумки. За эти дни блондин даже придумал новый способ, если, конечно, лекарства и дальше будут носить с той же периодичностью. Лишь бы только  хватило времени, чтобы скопить достаточную дозу, которая вызвала бы не отравление, а именно достаточную степень интоксикации, чтобы не уснуть и не проснуться. Лишь бы только как-то протянуть, лишь бы только мужчина не лез...
А тот никак не мог остановиться. Сначала потерся о своего невольника, словно кошка, которая метит свою территорию, а после так и вообще полез со странными нежностями, которые не могли найти нужного отклика  в сердце Мира. Он, наоборот, замер, насторожившись и почти что запаниковал, когда рука мужчины таки забралась под одеяло и принялась исследовать теплое тело. Вздрогнул, часто задышал и зажмурился. Ему не нравились эти игры, они пугали и заставляли думать о неизбежном пока что будущем, когда гордость вместе с душой окажутся окончательно втоптанными в грязь, тело - осквернено. Неужели кому-то после такого еще хочется жить? Неужели кто-то по доброй воле раздвигает ноги стоит только хозяину повести бровью?! Это дико и неправильно! Противоестественно! Разве можно получать удовольствие в постели с мужчиной? Нет. Все это россказни восторженных юнцов.
-Уберите руки. У вас пальцы холодные. - глухо пробормотал, пошевелившись и скинув его ладонь со своего бедра. - Мне неприятны ваши прикосновения. Даже одного присутствия хватает, чтобы начало подташнивать. Вы же не хотите, чтобы я испачкал белье? Лишняя возня охране. Они и так готовы меня порвать в клочья. Вероятно, премии лишились...

+1

25

- Думаешь, тебя кто-то туда отпустит, мой хороший? - проговорил, почти промурлыкал Эрих. Он  решил немного сменить тему и не повторять по десятому разу невольнику, что тот больше не свой собственный. Мальчишка это услышал и воспринял, осталось только, чтобы он привык к этой мысли. Не стоит от дикого зверя сразу ждать покорности. Но это не значит, что не стоит ее требовать.
Майне почувствовал, как замер и напрягся юноша, как чаще задышал. Мужчина зверем ловил каждых звук, каждое движение своего партнера, чутко улавливая изменения в поведении, чтобы успеть вовремя отреагировать. Даже ослабевший и неопытный оборотень в человеческом облике был опасен, а потому не стоило терять бдительность.
Мир скинул его руку со своего бедра, но Эрих тут же вернул ее обратно как ни в чем ни бывало, продолжая его гладить, и тем самым давая понять, что будет настойчив в этом вопросе. Заявления юноши про холодные руки и прочее его несколько позабавили.
- Холодные? Ну, так согрей, ты такой тепленький и мягенький - в подтверждение своих слов мужчина сжал рукой бедро невольника, помял, наслаждаясь нежным юным телом. - Меня не волнует, у кого и из-за чего будет лишняя возня. Это их работа, - довольно жестко и цинично отозвался Эрих. Его действительно не волновали чужие проблемы - за свою прихоть он платит достаточно денег, чтобы охранники и уборщики бегали вокруг Мира по каждому его чиху. К тому же из уст невольника это прозвучало скорее как попытка отмазаться от возможной близости. Неужели мальчишка думал, что попал к какому-то богатому снобу, который боится запачкать свои ботинки или дорогой костюм чем-то страшнее пылинок? - И меня так же не пугает перспектива увидеть содержимое твоего желудка - я видел подобное не раз, даже видел желудки отдельно от их хозяев в самых разных вариациях. Да и мне кажется тошнить тебе давно нечем, - он усмехнулся, забавляясь происходящим.
Тем временем руки оборотня на месте не оставались. К первой присоединилась вторая, забираясь под одеяло и уже более откровенно оглаживая невольника. Это были просто мягкие изучающие касания, без явного эротизма, скорее просто проверяющие степень дозволенности. Отступать мужчина не собирался, но и прямо сходу набрасываться на свою игрушку и насиловать - тоже.

+1

26

Ратмир ничего не думал. Он просто знал, что его отсюда никто и никогда не отпустит по доброй воле. Так что оставалось два выхода - смириться или методично пытаться отправиться на тот свет. Пожил, конечно, ничтожно мало, по меркам оборотней, только, можно сказать, начал, не достигнув еще полного рассвета, но гордость не позволяли плыть по волнам и подчиниться обстоятельствам. Он, конечно, не боец, как отец, но даже тех жалких крох от внутреннего стержня старейшины, вожака хватало, чтобы шагнуть за грань бесстрашно.
-Уж не  думаете ли вы, что я прибегу испрашивать вашего разрешения?  - усмехнулся. - Ошибаетесь. Это не в вашей воле и дискутировать на эту тему по меньшей мере бесполезно. Не хочу спорить с вами. - пришлось повторно сбрасывать руку мужчины, царапнув на этот раз её тыльную сторону и отшвырнуть товарку, которая также принялась шарить по обнаженному телу, опаляя каждым прикосновением. - Я выразился фигурально. Мне крайне неприятны ваши попытки облапать меня, ваша физиономия и вообще все. Одно ваше присутствие заставляет рвотной комок подкатывать к горлу, пусть я и не ел по-нормальному уже давно. Да. И еда здесь просто отвратительная. Под стать вам и обслуге.
Блондин приподнялся на локтях и отодвинулся от прилегшего рядом мужчины.  - Вы говорите, что я ваш? Правда? И чем же докажете? Наверное, документом с печатью или что там вам выдали... или вот этой штукой?  - парень дернул за ободок ошейника. - Я разве похож на собачку?  - рыкнул. - Знаете что... катитесь вы к черту! В преисподнюю! В бездну! Идите на х*й! Желательно на свой, потому что у меня на вас не встанет, даже если вы очень постараетесь!  - шипел он, сверкая глазами. - Идите вон и засуньте все ваши писюльки в задницу! Вы достали меня! Да я вас уже ненавижу, как никого и никогда ранее! - Для пущего невольник лягнул своего хозяина, пытаясь столкнуть его с кровати. - Если вам нужна просто дырка, то вы выбрали верную линию поведения, но радовать она вас будет не долго. Досада, правда? Так что слушай сюда, котик. В гробу я видел тебя и весь этот комплекс! Да я на собственных волосах повешусь, лишь бы порадовать тебя. Ясно? - от нервов блондин даже отрастил когти и не заметил как. Зато они превратили в дырявую тряпку край одеяла. Доля секунды прошла прежде чем Мир решил воспользоваться ситуацией и "порадовать" своего покупателя. Замах когтистой пятерни и откинутая в сторону шея. Жаль, что на ней уже красовалась преграда, но если не промажет - хватит и этого, чтобы порвать сонную артерию и захлебнуться в собственной крови на потеху единственному зрителю.

+1

27

От чего так в мире повелось, что благими намерениями дорога выстелена всегда только в одном направлении. Так же случилось и в этот раз. Идя к своему невольнику, Эрих не планировал близости, собирался лишь выпороть хорошенько и возможно слегка потискать, давая прийти в себя. Так он и намеревался поступить до того момента, пока Мир не "взорвался", чтобы высказать все, что у него накипело, довершив дело очередной попыткой суицида, глупой и спонтанной.
На действия мальчишки Майне отреагировал моментально - он все это время оставался начеку. Да и царапины с пинками не усыпляли бдительность, а скорее наоборот. Потому, когда блондин решил располосовать себе собственными же когтями горло, мужчина резко подался вперед, чтобы перехватить, отбросить его руку от частично прикрытой ошейником шеи. Мир все же ухитрился задеть себя - но это были не очень глубокие царапины, не критичные для оборотня.
Двигаясь по инерции вперед, Эрих навалился на невольника своим телом, прижимая его к постели своим весом. Запястья юноши он перехватил собственными руками, сжимая как тисками и придавливая к постели, во избежание травматизма. Решительно настроенный и эмоционально взвинченный Мир  явно желал довершить начатое, а может еще что, и от того брыкался и сопротивлялся, насколько хватало его сил. Мужчина все это время крепко держал его, прижимаясь. Вот только сам того не подозревая, брыкаясь и сопротивляясь юный оборотень распалял в своем хозяине отогнанное на задний план вожделение. Эрих понял, что хочет свою игрушку прямо здесь и сейчас, хочет безумно. Именно таким Мир его привлекал особенно - диким и неукротимым, готовым бороться за свои цели и желания. Живым и горячим.
В общем и целом Майне мог бы взять себя в  руки и сдержаться. Пожалуй, так и стоило поступить, а заодно позвать врача, чтобы вколол разбушевавшемуся мальчишке успокоительное. Вот только ему не хотелось сейчас наступать на горло собственным желаниям. Ведь для чего же еще он приобрел живую игрушку?
А потому, когда невольник немного угомонился и выбился из сил, Эрих перехватил его запястья одной рукой, а второй оперативно подхватил лежавший рядом галстук. В последовавшем далее процессе борьбы, он-таки ухитрился связать руки юноши и даже привязать их снова к спинке кровати. От постельной потасовки и близости желанного тела уровень собственного вожделения неумолимо возрастал, делая весьма ощутимыми некоторые части тела.
Продолжая удерживать строптивого невольника, Майне дотянулся до тумбочки у кровати и начал в ней шарить в поисках смазки - в таких местах она всегда имелась и в количестве. Презервативы, лежавшие там же, он проигнорировал - игрушку проверили врачи, а сам ничем не болел, так что можно было не отказывать себе в удовольствии в полной мере.
Из-за сопротивления Мира, пришлось повозиться с тем, чтобы его смазать и немного растянуть. И дело было не столько в заботе о комфорте игрушки - травмировать его, конечно, тоже не хотелось, но больше мужчину интересовало собственное удобство - без смазки, да с таким узким и напряженным партнером недолго и себе что-нибудь натереть. Когда же показалось, что подготовки уже достаточно, он расстегнул собственные штаны, давая волю напряженному члену. Раздвинув пошире ноги невольника, Эрих перехватил их, подталкивая подтянуть к груди, после чего коснулся головкой входа и очень плавно начал входить.

+1

28

Рогозин уже сто раз пожалел, что позволил себе высказаться открыто. Быть может, промолчи он, мужчина бы поприставал какое-нибудь время и ушел бы по своим делам, но сейчас стало отчетливо ясно, что тот момент, которого ждал с замиранием сердца и содроганием, настал. И невольник принялся сопротивляться на пределе своих сил и возможностей, словно его поразила падучая. Наверное, в обычной ситуации не смог бы выгибаться под таким углом и, будучи ослабленным, сопротивляться так долго. Но сейчас будто открылось второе дыхание и блондин отчаянно не хотел верить в неизбежность изнасилования. Он рычал и пихался, лягался и изворачивался, пачкая кровью белоснежную наволочку подушки и свои белокурые волосы. Парень словно обезумел, словно зверь прорвался наружу и овладел сознанием оборотня в человеческом обличии. Ноздри трепетали и раздувались, с губ не сходил хищный оскал и Мир и правда рычал, норовил вцепиться зубами во что угодно, вывернуться любым способом, убежать, избежать. Сделать что угодно, но не даться.
Неизбежное... с каждой минутой оно неумолимо приближалось, не оставляя никакого иного выхода, кроме как... смириться. Просто принять это и как-то жить дальше. То ограниченное количество дней, что еще суждено дышать воздухом этого грешного и беспощадного мира. Сколько бы ни тратил сил, сколько бы ни сопротивлялся, но мужчина явно был сильнее и вся возня невольника только добавляла остроты.
Рогозина уже успели привязать и первое проникновение пальцами вызвало неконтролируемую волну паники. Он закричал, проскальзывая ногами по простыне в жалкой попытке отползти, уйти от настойчивого, неприятного и постыдного ощущения заполненности. Щеки парня пылали от стыда, он еще пытался закрыться, сдвинуть колени, зажаться, но все было бесполезно... Пальцы растягивали тугие стенки, нанося смазку и подготавливая к вторжению.
Страшно. Стыдно. Больно. Блондин замер на постели с широко расставленными ногами, согнутыми в коленях, и, зажмурившись, дышал как загнанный зверек.
Острая вспышка боли прошила позвоночник, член мужчины неумолимо продвигался все глубже и глубже, а в ушах шумела кровь, лицо кривилось от ужаса и отвращения, на нем отражались все малейшие отголоски эмоций.
Для Мира это был конец света. Он уже не кричал - просто поник и отвернулся. Вот теперь точно не хотелось ничего. Словно что-то важное стерлось и исчезло безвозвратно. Словно он заживо умер и вряд ли теперь сможет когда-нибудь стать прежним.

+1

29

Невольник, брыкавшийся и сопротивлявшийся до последнего, замер и отвернулся, впадая в апатию. Но строптивая добыча успела раздраконить внутреннего зверя, и мужчина уже не желал останавливаться. И хотя изначально он собирался провести их первый раз не так грубо и с большим удовольствием для Мира, сейчас было уже поздно что-то менять. А потому он продолжал проникать в жаркую тесноту девственного тела, преодолевая сопротивление мышц. Войдя до конца, Эрих замер, переводя дыхание. Он удобней перехватил ноги партнера, придерживая и оглаживая. И пускай Миру сейчас были безразличны ласки, но Майне нравилось касаться свой игрушки, и он не отказывал себе в удовольствии. Его руки прошлись по стройным ногам, по бедрам, помяли нежные ягодицы, затем переместились на живот и бока. Мужчина чуть откинулся назад, укладывая ноги любовника к себе на плечи, и начал неспешно двигаться, наслаждаясь своей желанной игрушкой. Постепенно он стал чуть ускорять движения, ощущая уже меньше сопротивления привыкающего к вторжению тела.
Но просто трахать присмиревшего любовника было не интересно, а потому он немного сменил положение, перевернув юношу на бок, а сам устроился у него за спиной, обнимая. В таком положении было удобно дотянуться и до исцарапанной шеи. Оборотень приник к ней губами, слизывая подсохшую кровь, зализывая и посасывая ранки. Вкус крови возбуждал и будоражил, не позволяя остыть из-за отсутствия реакции невольника. Он продолжал двигаться, врываясь быстрее и резче, хаотично ласкал руками грудь и живот партнера, прижимая к себе, и даже через так и не снятую одежду ощущая жар его тела.
Оргазм подступал плавно и постепенно, заполняя жарким томлением каждую клеточку тела. Тяжело дыша, мужчина продолжал движение, пока ослепительная вспышка не накрыла томным блаженством его сознание. Он глухо застонал, и до боли вцепился зубами в плечо Мира, сжимая в объятиях и изливаясь в его тело.
Постепенно придя в себя, Эрих ослабил хватку, но и не подумал отстраняться. Ему было хорошо и лениво, и этим состоянием хотелось поделиться со своим ближним. Он принялся зализывать след собственного укуса, нежно оглаживать изгибы юного тела, льнуть к нему и совершенно по-кошачьи тереться. Когда же ему надоело так валяться с безучастным невольником, Майне отстранился, стащил с себя помятую одежду, отвязал во второй раз Мира от кровати и, взяв на руки, понес в душ. Как бы ни хотелось оставить на нем свой запах, но почему-то подумалось, что сейчас стоит искупаться. Авось вода приведет его в чувство?

+1

30

Мир почти не ощущал ничего - просто лежал и смотрел в потолок остановившимся взглядом изредка моргая и ритмично  ерзая по простыням, подчиняясь инерции двигавшегося в нем тела. Ему было уже все равно, но сознание каким-то образом отметило саднящую боль, неприятное чувство наполненности и тяжесть чужого тела. Горячее дыхание, обжигавшее кожу, боль от укуса и вновь полное погружение в забвение.
Не было рук, исследовавших юное тело, не было прикосновений, не было ничего. Просто оглушительная тишина, словно вакуум плотным коконом надежно защищал от того, что с ним происходило здесь и сейчас. Отрешенность и полное отсутствие сколь-нибудь значимого отклика. Апатия. Пустота.
Тугие струи воды ударили по спине, змеями сползая по груди и бедрам. Невольник вздрогнул, заторможенно посмотрел на мужчину, придерживавшего его и медленно, словно преодолевая сопротивление толщи воды, убрал его руки со своих. Ощущение реальности возвращалось неохотно. Мир повернулся к незнакомцу спиной, опустив голову. Волосы намокали и превращались в темные реки, причудливо украсившие его плечи, ладони легли на гладкую поверхность прохладного кафеля, но ноги не держали и он медленно осел на пол душевой кабины, свернувшись клубочком и изредка вздрагивая из-за душивших его беззвучных рыданий, даже и не думая о том, что не один. О какой гордости может идти речь, если втоптали в грязь?
Жалеть себя так приятно. Так великолепно лелеять боль и обиду, прокручивая в голове просто сам факт произошедшего и убаюкивать себя, обхватив руками за плечи. Сойти бы с ума, вырваться навсегда из этого мира навсегда, но небо и земля не успели поменяться местами за те десятки минут, что блондин вынужден был предоставить себя в пользование.
В душевой он начал понемногу приходить в себя по-прежнему ощущая чужое присутствие за спиной.
Пришлось брать себя в руки и подниматься, как-то успокаиваться, заставлять себя взять дрожащими руками мочалку и яростно тереть себя докрасна, чтобы смыть ставший ненавистным запах чужого тела. И пусть, что рядом, что смотрит и, что не удивительно, хочет поучаствовать - пусть. Он как-нибудь справится с этим, чтобы потом, несколько позже, преподнести финальный сюрприз. Такой, чтобы насильник смог оценить его по достоинству.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [23.08.2066] Экстримальные брачные игры крупных кошек