КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [23.08.2066] Экстримальные брачные игры крупных кошек


[23.08.2066] Экстримальные брачные игры крупных кошек

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

Как Эрих и ожидал, вода благотворно повлияла на невольника, если так вообще о его состоянии можно выразиться. По крайней мере, он вынырнул из своей апатии и начал хоть как-то шевелиться. Мужчина не мешал Миру предаваться своим эмоциональным порывам, следил только, чтобы он очередную глупость не учудил. Но мальчишка вел себя прилично и даже сам начал мыться. Тут от касаний и ласк Майне, конечно же, не удержался, но в целом не настаивал, удовлетворив свой порыв и желание близости. О чувствах своей игрушки в тот момент он не сильно задумывался. Просто решил, что мальчишка понял, кто в доме хозяин и что он все равно сделает то, что хочет и нет смысла тратить силы на бессмысленные трепыхания, тем более, когда все позади.
Пока они купались, шустрая обслуга уже успела привести комнату и постель в порядок, там Эрих Мира и оставил, избавив, наконец, от своего общества. Покинув комнату невольника, мужчина переговорил с врачом по поводу назначения его собственности успокоительных и антидепрессантов, обсудил дозировки и форму подачи. Майне не хотел, чтобы из юноши сделали безразличный ко всему овощ, просто хотел, чтобы период адаптации прошел для него на настолько тяжело.
Следующие дни Эрих был занят в делах фирмы и к Миру не заходил, хотя регулярно интересовался его состоянием и поведением. Он сам от себя не ожидал, что станет так часто думать о белокуром оборотне. Особенно волновали его суицидальные замашки, заставляя размышлять о том, как изменить отношение невольника к собственному заточению, как показать ему приятные стороны, особенно после того, как начал показывать все с неприятных.
Спустя три дня выдалось свободное время и Майне направился в КГБ, к Миру. В качестве позитивного в их общении он взял для юноши книжку, чтобы тот занимался в свободное время чтением, а не думал, как бы сподручней избавиться от собственной жизни. Так же мужчина захватил шоколадку с орешками, решив начать таким образом вызнавать вкусовые предпочтения своей игрушки и добавлять позитива еще и чем-нибудь вкусненьким. Все же его интересовало не только тело для секса, но и в некотором роде общение. Да и захотелось попытаться приручить дикого свободолюбивого зверька, а не просто сломать и прогнуть.
- Доброе утро, Мир, - Эрих зашел в комнату своего невольника, осматриваясь. Тот обнаружился на кровати, к кровати мужчина и подошел, сел на край. - Как ты себя чувствуешь? Я тебе кое-что принес, - с этим словами он положил рядом на тумбочку книгу и шоколадку, как бы намекая, что не требует немедленной реакции на свой подарок, что просто оставляет это здесь.

+1

32

Мир уже ничего не мог поделать, да и глупо было бы шарахаться от мужчины только что взявшего его тело. Вот и стоял под струями воды, стараясь не обращать внимания на то, что чьи-то руки еще касаются, пусть и без какого-либо контекста. Более-менее смыв с себя следы утех, последовал за хозяином в комнату, отметив, что переворошенная постель уже прибрана и заправлена без единой складочки. Почему-то подумалось о  том, что его позор видела многочисленная охрана если не со всех ракурсов сразу, то с одного так точно. Мерзко и гадко.
Оборотень ушел, оставив невольника наедине с собой и своими невеселыми мыслями. Впрочем, предаться жалению себя несчастного долго не дали - принесли какое-то питье, комплект одежды и еду. Проследили, чтобы до последней капли опорожнил стакан и только после этого удалились, оставив блондина наконец-то в одиночестве.
Тот покосился на еще теплый ужин, натянул футболку и пижамные штаны и забрался под одеяло, свернувшись калачиком. Мучительно хотелось спать, забыть обо всем и утром проснуться в своей постели, в  своей комнате и выдохнуть с облегчением, что все произошедшее- лишь плод воображения, кошмар, который никогда не станет реальностью.
Но на утро на прикроватном столике стоял поднос с завтраком, который невольник хотел было проигнорировать, но дверь почти тут же открылась и в комнату зашли двое - со стаканом в руках. Опять пришлось пить воду, отчетливо пахнущую медикаментами, а после и поесть немного под немигающим взором охраны. Оставалось только удивляться насколько у них тут все продумано. Хотя, не было и тени сомнений, что заведение существует не первый день и служащие успели набить шишки и выработать стратегию содержания рабов.
Мужчина не пришел ни сегодня, ни на следующий день. Сначала блондин боялся каждого шороха за дверью, а потом стало уже все равно. Прямо здесь и сейчас он не был в состоянии что-либо изменить и просто следовало ждать. Затаиться и выгадать момент, чтобы раз и навсегда уйти, громко хлопнув дверью.
Второй день прошел все так же безрадостно и уныло - с трехразовым посещением охраной, бездумным поглощением пищи и сидением на краю постели в ожидании непонятно чего. Парень даже нашел в себе желание разобрать всклокоченные и свалявшиеся волосы и переплести их в косичку. Все равно делать больше было нечего, а все уголки комнаты были изучены в мельчайших деталях. Зато утро третьего дня ознаменовал приход хозяина.
Недавно проснувшийся и позавтракавший Мир сидел на краю постели, свесив ноги и уперев ладони в край кровати. Хотелось отодвинуться - не стал. Разом больше, разом меньше. Какая теперь разница?
На приветствие ответил молчанием, а на подарок даже и не покосился, хоть и был несколько удивлен. Честно говоря, думал, что его будут валить и трахать, трахать и валить. Оказывается, иногда еще и приносить какие-то мелочи, дабы не загнулся совсем.

+1

33

Юноша всем своим видом изображал отсутствие. То, что он не шипел и не кидался можно было списать на позитивный эффект от назначенных успокоительных. Но где-то в глубине души Эриха больше привлекал живой и дикий норов. Но он успокаивал себя, что все еще образуется, и мальчишка если перестанет быть таким диким, как при первой встрече, то точно останется своевольным.
Мужчина придвинулся ближе, мягко обнял Мира за плечи и поцеловал в светлую макушку, затем отодвинулся обратно, давая понять, что сегодня близость не планируется. Как бы ему ни хотелось повторить прошлый раз, но бревна в постели его не привлекали, а потому он решил пока что потерпеть и повременить, чтобы немного расшевелить невольника и дать ему привыкнуть к себе. Показать, что может быть не только грозным и приносящим страдания.
- Вижу, что уже получше, но мне кажется, что ты тут совсем засиделся и заскучал. Поэтому сегодня пойдем на прогулку. Неплохо бы размяться и заодно свежим воздухом подышать.
По сигналу мужчины, в комнату зашел охранник и принес обувь для Мира - новые кеды и носки к ним. В помещении в них необходимости не было, а вот при прогулке по комплексу лучше было обуться. Да и кто знает, куда они зайдут? Майне имел только примерный план прогулки и не хотел себя ограничивать.
- Обувайся, и возьми какую-нибудь кофту, на улице прохладно. Впрочем, можешь и не брать - я тебя согрею, если замерзнешь, - Эрих улыбнулся, терпеливо дожидаясь, когда невольник будет готов. Затем он мягко коснулся руки Мира, совсем не так, как в прошлый раз, давая выбор принимать или отстраняться, и увлек за собой, в сторону  выхода. О том, что пытаться сбежать не стоит, говорить не стал - если мальчишка не дурак, сам поймет, да и успокоительные должны были слегка унять тягу к глупым поступкам.
Часть пути к лифту пролегала через этаж, где за одинаковыми дверями содержались другие новоприбывшие невольники, а так же особо буйные или провинившиеся индивиды, о чем Эрих по дороге упомянул. Он выразил надежду, что Мир скоро сможет переселится в более комфортабельное жилище, когда прекратит делать глупости и если не станет больше себе вредить. А чтобы было понятно, о чем речь, решил показать этаж, где располагались комнаты вип-рабов. Там обстановка разительно отличалась от простоты подвальных помещений, да и комнаты имели красивые окна, более богатую и разнообразную обстановку, и, что немаловажно, их обитатели могли достаточно свободно перемещаться  по территории комплекса. Об этом мужчина тоже сказал, надеясь, что наглядная демонстрация пробудит интерес и заставит Мира задуматься над своим поведением.
После неспешной прогулки по одному из верхних этажей, Майне повел своего невольника в зимний сад, расположенный на крыше. Там чувствовалось дуновение свежего ветра, было довольно тихо и спокойно, и, главное. достаточно безопасно, вздумай Мир что-нибудь учудить.

+1

34

Не хотел идти. Всколыхнулось что-то в душе, но и сидеть взаперти, в четырех стенах устал за эти дни. Поджав губы, решился выползти за своим хозяином и послушно нацепил принесенные охраной кеды. Хоть какое-то разнообразие, хоть какие-то иные впечатления, отличные от мерзости прошедших взаперти дней. Душа отчаянно желала чем-то вытеснить, заменить мучивший его позор и горечь поражения, чем-то заменить, пусть и не принесло бы это полного облегчения, не стерло бы  прошлого.
Кофты не было. Как-то забыли, видимо, выдать. Поэтому, судя по всему, впереди вновь ждал тесный контакт с хозяином, пусть и не очередное изнасилование, но не менее отвратительный. Пора привыкать? Как бы не так! Пусть сейчас и чувствовалось ненормальное спокойствие, если не безразличие, то это не означало, что невольник отказался от своих планов совсем - он их лишь отодвинул до более удачного случая, который когда-нибудь да подвернется.
Руку осторожно убрал - неприятны были любые прикосновения. По лицу же пробежала плохо скрываемая тень отвращения. Зачем скрывать очевидное? Пусть знает, что никаких светлых чувств,а  уж тем более радости, не испытывает. Мог бы и так идти, без посторонней помощи и сопровождения. Хотя бы оставил бы эту малую толику видимости самостоятельности, независимости.
Особого впечатления другие соседи по этажу на Рогозина не произвели. Хотя из некоторых комнат отчетливо пахло свежей кровь и до острого слуха оборотня доносились едва слышные стоны, полные боли. Какую же цель преследовал мужчина, проводя эту своего рода экскурсию? Хотел показать, что блондин живет в очень даже сносных условиях и пока что не загибается от боли и не харкает кровью? Да рад бы, но не дают...
Вторая часть развлекательной прогулки, видимо, имела целью  пробудить в невольнике жажду к жизни, заставить задуматься о комфортном существовании, свободном передвижении по комплексу и... полном и добровольном подчинении. Но парень, хмуро одарив взглядом попавшегося по пути работника секс-индустрии только брезгливо обронил: - Шлюха...
Дальше же молчал, совершенно не впечатлившись сахарным пряником. По нему один уровень мало отличался от другого, имея под собой одну и ту же основу - унизительное сожительство с мужчиной. Поэтому выражение лица совершенно не изменилось.
А вот зимний сад порадовал, хоть даже и отдаленно не напоминал леса его Родины. Однако этот клочок зелени пробудил в нем дремавшую тоску и, несмотря на пробиравший до костей свежий ветер, оборотень был рад именно этой части экскурсии. Не дожидаясь своего сопровождающего, он пошел вперед, касаясь пальцами листьев, жадно рассматривая причудливые растения. Они тоже когда-то были свободными, росли на свободе, но все в этом мире можно купить, включая его, живого оборотня. Оборотня, никогда не знавшего ошейника.

+1

35

Эрих позволил Миру уйти немного вперед, вглубь зимнего сада. Сам он неспешно шел следом, вроде бы и рядом и в тоже время отдельно. Он внезапно для себя начал находить удовольствие в этой незамысловатой прогулке. И хотя большую часть времени юноша молчал и изображал ходячий истукан, Майне все же начинал понемногу приспосабливаться к тому, чтобы понимать его и улавливать проскальзывающие эмоции. Это оказалось сродни охоте, только более мирной и не требующей пространства, но не менее увлекательной.
Для мужчины все это было игрой, очередной забавой, а потому он не стал придавать большое значения ни явному выражению неприязни от физического контакта, ни пренебрежительному отзыву об обитателях VIP-зоны. Мальчишка просто сопротивлялся изменениям в своей жизни, и все его реакции сводились к простому "А Баба-Яга против!". Расстраиваться из-за этого сейчас было бы глупо, так что Эрих просто наблюдал, что вызывает и какую реакцию. Ведь это так заманчиво и увлекательно, найти способ сделать так, чтобы эта реакция изменилась. Это была цель, которую поставил перед собой мужчина и которую собирался методично достигать.
Позитивно был воспринят только сад, вызвав некоторое оживление, что было тут же "намотано на ус" оборотнем. Впрочем, он и затеял эту прогулку с таким расчетом, ориентируясь на собственные предпочтения. Тут же подумалось, как хорошо было бы в следующий раз забрать Мира с собой, в свое загородное имение, где свободного зеленого пространства в разы больше, и гулять с ним там. А, может даже устроить верховую прогулку, если невольник умеет держаться в седле. Все же современная молодежь избалована техническим прогрессом и сейчас не каждый владеет навыком верховой езды.
- Я тут подумал... а ты на лошади ездить умеешь? - Эрих тихо приблизился к Миру со спины, накидывая на его озябшие плечи свой пиджак, хранящий внутри тепло тела. Несколько секунд объятий, короткий поцелуй в макушку и юноше снова предоставлено личное пространство. Майне решил принять условия игры и подбираться к своей добыче постепенно, по крайней мере, на таких прогулках.
Но рано или поздно все приятное, как и неприятное, имеет свойство заканчиваться. Подошла к концу и прогулка. Все же как бы ни хотелось проводить больше времени со своей игрушкой, у Майне был еще и бизнес, именно благодаря успешному ведению которого он и мог позволить себе подобные развлечения. Потому мужчина проводил Мира обратно в его комнату. На прощание были снова объятия и невинные поцелуи, а так же обещание еще заглянуть на днях.
К сожалению Эриха, с работой получился завал, а потому на следующий раз он выкроил лишь немного времени, чтобы проведать невольника, принести ему новую книжку и пакетик с ореховым ассорти.

+1

36

Плечи приятно согрело тепло пиджака... Только тепло и ничего более! Миру не было никакого дела до этого широкого жеста мужчины. Даже хотел было небрежно повести плечами и скинуть предложенную вещь. Но не стал. Стало хорошо и уютно. Невольник постарался как можно надежнее спрятать в глубине своей души зародившуюся было признательность - негоже благодарить своего хозяина за заботу о вещи. Ведь он, по сути говоря, ею и был. А ведь почти слова слетели с губ, почти улыбнулся. Почти. Хочешь - не хочешь, но  научишься держать себя в руках, да и лекарства несколько тормозили реакции организма.
-На лошади? - словно проснулся. - Даже не гладил... - констатировал факт. Оказывается, за свои двадцать лет просто тратил время впустую. Знал бы, что случится нечто подобное - жил бы напропалую и уж точно научился бы кататься на лошади, получил права на авто, самолет и еще черти что. Он даже толком то и отношения не заводил. Оба его раза были по пьянке с почти незнакомыми девушками... даже не влюблялся!
Прогулка закончилась неожиданно быстро. Мир даже погрустнел еще больше - ужасно не хотелось возвращаться в душную комнату без окон, с однообразием будней. Помнится, правда, на столике его ждал какой-то презент, но даже он не мог скрасить горечь расставания с зимним садом.
Парень поежился, плотнее прячась в полах пиджака, невольно вдыхая естественный запах мужчины с легкой ноткой туалетной воды. Приятной... Нет-нет-нет! Просто отвратительной! Сразу, как только оказались в коридоре, Мир стащил с плеч столь спорный в восприятии предмет гардероба и втиснул его в руки своему хозяину, преспокойно отправившись  к лифту, чтобы спустится в бункер.
В комнате опять были прикосновения, поцелуи, но оборотень ощущал, что дальше дело не пойдет и это несколько согревало душу. Потом же, когда дверь закрылась за хозяином, вновь сел на постель, но долго не обращать внимание на презент не смог. Книга... Да он же просто обожал читать и сейчас, чтобы взять ее, останавливала глупая гордость, что, мол, не буду брать от этого урода никакие подачки. Уже даже почти стемнело, а невольник до сих пор боролся с самим собой, но... не выдержал. Подвинувшись ближе, смахнул шоколадку на столик, а книгу взял в руки. Раскрыл, полистал, прочитал аннотацию и улегся на кровать, открыв с первой страницы. В тот вечер свет не выключали поразительно долго и Рогозин успел жадно прочесть почти половину достаточно пухлого тома. Что могло быть захватывающее приключений? Под увлекательное чтиво отлично пошла и шоколадка. Как-то сама оказалась в руках, призывно шурша упаковкой. Причем орешки аккуратно отделялись от основной массы лакомства и стройными рядочками ложились на обертку. К тому времени, когда пришло время ложиться спать, от десерта не осталось и следа, и, засыпая, оборотень даже улыбался. Он учился радоваться малому, стараясь не думать о плохом. Не трогали - и то хлеб.
К следующему визиту книга была прочитана и блондин даже буркнул слова благодарности, проводив взглядом новый томик и пакетик с очередным лакомством. Благо, на этот раз визит был совсем молниеносным и Мир завалился на постель, изучая очередной ...подарок?

+1

37

К радости Эриха, юноше все же приглянусь принесенные подарки - он специально поинтересовался этим у охраны. А в следующий раз невольник даже пробурчал нечто вроде благодарности, когда предыдущую книгу сменила новая. Этот маленький прогресс от чего-то немало вдохновил мужчину. Приручение дикого зверка оказалось поистине непередаваемым и восхитительным занятием, он и не догадывался, что от этого можно получать столько эмоций. И как результат - часто думал о Мире и справлялся о том, как идут дела, а когда кончалась книга - старался заехать и привезти еще, несмотря на занятость.
Однако дела, позволившие Миру получить передышку, постепенно разрешились, и у мужчины образовался выходной, который он желал провести вместе со своим невольником и не только за невинными прогулками. Все же только общением удовлетворен не будешь, тем более что физический аспект продолжал манить. Однако в этот раз он решил подготовиться к близости заранее, и распорядился, чтобы в питье вместо лекарств добавили афродезиак.
В комнату к Миру Эрих пришел спустя время, прикинув, когда препарат точно подействует. Невольник лежал на кровати, спиной к двери, укрывшись, и притворялся спящим. То есть, в иной ситуации Майне вполне мог подумать, что мальчишка действительно спит, но сейчас он точно знал, что после препарата заснуть при всем желании не получится. Тем не менее, о своей осведомленности заявлять не спешил, дабы не вызывать лишних подозрений и как результат - сопротивления.
Мужчина неспешно подошел к кровати и сел на нее со стороны дружелюбно повернутой к нему спины. Наклонился к Миру, провел рукой по его плечу, поднялся к волосам, пропустил между пальцами светлые прядки, отложил их за спину. Затем наклонился, придвигаясь ближе, так, чтобы его шепот щекотал аккуратное ушко.
- Мир? Ты всерьез спать собрался? Ну, ладно... А я хотел позвать тебя прогуляться... Но раз ты не настроен, у нас будут тихие игры, - то, что юноша прикидывался спящим. Эриха вполне устраивало. Он скинул обувь на пол и удобней устроился на кровати за спиной невольника. Сначала он просто оглаживал укрытые одеялом изгибы тела, наблюдая за реакцией. Затем осторожно подтянул одеяло, чтобы получилась брешь, через которую можно пробраться внутрь. А пробравшись под покров, он мягко дотронулся до спины юноши кончиками пальцев. Однако касаться ткани футболки было не интересно, а потому мужчина поднырнул рукой под подол, сдвигая его выше, параллельно делая брешь в одеяльном покрове все больше, чтобы забраться туда уже обеими руками. Однако, не смотря на доступ, касался невольника он нарочно нежно и едва ощутимо, очерчивая неровности позвонков, лопатки. Именно такая легкая ласка была самой дразнящей, ее сложно игнорировать и начинает хотеться чего-то более ощутимого. Эрих терпеливо гладил спину Мира, то и дело спускаясь все ниже, сдвигая штаны в сторону копчика, а так же забираясь на бока и живот, оглаживая их уже ладонями.

+1

38

Парень понемногу успокаивался. Ну или просто лекарства стали действовать более эффективно, привычно усваивались организмом. Визиты мужчины уже не воспринимались чем-то сравнимым с катастрофой. Мир не вздрагивал от каждого шороха за дверью, научившись воспринимать действительность такой, какая она есть. Нет проблем - не о чем беспокоиться, а то, что вся его жизнь покатилась под откос - так то временно. Дайте только возможность...
Теперь дни коротал за чтением самой разнообразной литературы - так и время летело быстрее, и в голову не лезли всякие глупые мысли. Одна польза и никакого вреда. Заодно кругозор расширить, пусть далеко не все предложенные издания шли с одинаковым удовольствием. Делать то все равно было нечего - вот и отлеживал бока, щелкая орешки или какие другие сласти, принесенные благодетелем. Порадоваться стоило, что того, судя по всему, душили дела и визиты были редкими и весьма непродолжительными.
Рогозин, как и обычно, позавтракал, выпил предложенный стакан с водой и лег на постель читать исторические хроники времен римской Империи. Воображение живо рисовало шумный Рим, величественную архитектуру, разномастный народ в тогах и сандальях, причудливые прически женщин, их выбеленные лица, ярко подведенные глаза...
Откинув книгу в сторону, лег на спину, сглотнув странный ком в горле. Внизу живота нарастало напряжение, наливавшее плоть кровью, наполнявшее тело томлением. Вот уж не подумал бы, что парики и пышные тела способны возбудить! Выдохнув, блондин перевернулся на бок и укрылся одеялом. Что надо делать знал еще со времен подросткового периода, когда все мысли были в трусах или около того.
Скользнув ладонью под резинку пижамных штанов Мир тихо простонал, сжимая ладонью возбужденную плоть, проведя от основания до обнаженной головки. Тело выгнулось, а невольник закусил губу и тихо выдохнул, сжимая сильнее член. Сознание плыло, головка уже истекала смазкой, а свободная ладонь сминала горошину соска. С губ срывались всхлипы и томные вздохи. Тело отчаянно требовало чего-то большего, нежели тупой дрочки, но кто же даст ему сейчас переспать с девушкой, чтобы скинуть напряжение? Он уже почти проник в себя, предварительно приласкав горящую кожу ягодиц, как до слуха донесся звук открывающейся двери. Рогозин замер, боясь даже дохнуть лишний раз и притворился спящим, все же надеясь, что его оставят в покое.
Рука коснулась спины, вызвав сладкую дрожь. Запуталась пальцами в волосах, а сам невольник уже готов был тянуться за лаской, наплевав на всех и все.
Не смог сдержать стона, когда прикосновения уже не ограничивались скрытого одеждой тела. Дыхание сорвалось, вырываясь с тихими всхлипами. Стыдно-то как... Зажмурился, сжимая в ладони простыни. Хочется-то как... раскрыться, отдаться, отрешиться и забыть обо всех возведенных собой и обществом барьерах.
Не выдержал, чуть обернулся, глядя на мужчину чуть расфокусированным взглядом, кусая и без того припухшие, словно после поцелуев, губы.
-Что же вы наделали...  - хрипло шепчет, поднимаясь на локтях, глядя на губы оборотню. Миг - и он уже висит на шее, отчаянно прижимаясь всем телом, постанывая и выгибаясь, неумело, но жадно целуя и кусая эти губы, жадно вдыхая запах того, кого считал своим врагом и ненавидел.

+1

39

Сколько бы юноша ни пытался контролировать себя, притворяясь спящим или даже бесчувственным истуканом, все же физиология, простимулированная афродезиаком, брала свое. А потому мужчина с удовольствием дождался момента, когда контроль невольника пал под желаниями его молодого и здорового тела. Когда он уже не мог сдерживать рвущиеся с губ вздохи, не мог лежать ровно и неподвижно, реагируя на прикосновения. Когда Мир встрепенулся, оборачиваясь и приподнимаясь, его взгляд оказался затуманенным и слегка диким, а алые губы манили впиваться в них поцелуями.
Стоило юноше податься навстречу своем хозяину, как тот сразу же обхватил гибкое тело, притягивая к себе для жадных поцелуев. Именно о такой игрушке он мечтал, именно такую желал невероятно. Своевольный и игривый, жадный до ласк невольник опьянял сильнее самого крепкого алкоголя и наркотиков, пробуждая в теле мужчины вожделение. И пускай он знал, что это лишь временный эффект от стимулятора, но думать об этом не хотелось, куда приятней было просто наслаждаться происходящим.
И он позволил себе с головой окунуться в ощущения. Но лишь поцелуев и соприкосновения через преграду материи скоро стало слишком мало, хотелось более жаркого и тесного контакта. Путаясь и цепляясь, Эрих сдернул с себя пиджак и откинул его в сторону. Но вместо того, чтобы взяться за галстук и рубашку, руки сами потянулись к Миру. Мужчина почти втащил его на себя, потерся об него своим телом, ощущая бедром выпуклость на штанах. От мысли о том, что его восхитительная игрушка его хочет, в паху сладко потянуло, а руки как-то сами прошлись по спине вниз и принялись ловко спускать свободные штаны, которые носили невольники. Ладони легли на аккуратные подтянутые ягодицы и начали их мять и тискать. В этот момент мужчине хотелось, чтобы у него было не две руки, а целых десять, чтобы касаться Мира сразу везде. Однако приходилось пользоваться тем, что есть. А потому вскоре одна ладонь переместилась к паху юноши, накрыла его горячий гладкий член, уже налившийся кровью и сочащийся смазкой, и принялась ласкать.
Оставив сладкие губы юноши, Майне переключился на его шею, посасывая и прикусывая светлую кожу, оставляя на ней свои метки. Впрочем, разгуляться как следует мешала полоска ошейника, потому пришлось переместиться вверх, к аппетитному ушку. Мира хотелось одновременно и терзать, и ласкать. Мужчина продолжал водить рукой по его члену, второй рукой периодически шлепая по мягким ягодицам или царапая бедро. Собственный член уже начинал томиться в плену брюк, но не хватало рук, чтобы их расстегнуть, а отрывать собственные от белокурого сокровища оказалось невыносимо сложно.

+1

40

Любое прикосновение ладоней к обнаженной коже вызывало сладкую волну дрожи,  желание прильнуть еще ближе, слиться с довольно улыбавшимся мужчиной в единственный цельный организм. Он хотел его. И, выгибаясь, выстанывая какую-то нелепую несуразицу, жался к его паху, инстинктивно надеясь получить долю удовольствия. Хотя нет... ладонь накрывшая болезненно налившийся возбуждением член была тем самым желанным избавителем от навязчивого томления.
Пара мгновений и невольник вздрагивает, громко вскрикивая и кончая в первый раз в стенах этого безумного дома.
А умелые губы на шее, целовавшие нежную кожу, вновь стремительно заводят тугую пружину не давая опасть возбуждению. Всхлипывая он вновь начинает толкаться бедрами в испачканную собственным семенем ладонь, подставляя шею под поцелуи.
Было такое ощущение, что вместо крови в организме текли лавовые реки, что тело жилой одной-единственной целью - вот что бы то ни стало получить удовольствие и эти чертовы тряпки мешали полноте картины. С трудом отстранившись от любовника, невольник поспешно стащил с себя футболку, принялся расстегивать чертовы мелкие пуговицы на рубашке мужчины, чтобы в конечном итоге психануть и просто рвануть все в разные стороны. Шальная улыбка украсила губы - треск рассыпавшихся в разные стороны пуговиц позабавил.
Блондин чуть приподнялся, чтобы, прильнув обнаженной грудью к торсу хозяина медленно и неспешно стянуть с его плеч испорченную тряпку. Брало сомнение, что тот еще когда-либо оденет ее, даже если на месте окажутся все пуговицы.
Невольник томно потерся о ненавистного поработителя, ласкаясь щекой к пахнущим свежестью волосам, задумчиво улыбнулся и медленно, с остервенелым наслаждением, провел ногтями по спине, оставляя краснеющие полосы. Даже не маленькая месть - просто пакость и стремление выразить свое нетерпение.
Откидываясь на постель на спину, он приподнял бедра, чтобы удобнее было стащить с него штаны. Расставляя широко ноги даже и не думал ни о каком стеснении или дикой неправильности всего происходящего. Лаская себя и призывно глядя на любовника, хотел чего-то большего, чтобы тот залюбил его до сорванного от криков горла, заставил распластаться на смятых простынях от изнеможения и томной неги. Он хотел того, чего так боялся еще не так давно. Хотел безумно, остро и безоглядно.

+1

41

Хватило всего пары движений, чтобы юноша забился в оргазме в его руках, заставляя себя желать еще больше, если это вообще было возможно. Хотелось увидеть его таким снова, ощутить во всей полноте дрожь изящного тело, поймать стон на его сладких губах. Сейчас же предоставилась возможность попробовать его на вкус, и мужчина слизнул вязкое семя со своих пальцев, когда невольник принялся срывать с себя футболку. Похоже, его терзали те же желания, что и партнера, и одежда ему так же казалась лишней. Но только собственной футболкой блондин не ограничился, взявшись за рубашку Эриха. Мелкие пуговки требовали к себе внимания и сосредоточенности, которых сейчас явно не наблюдалось, а потому они так и норовили выскользнуть из пальцев. Майне только успел подумать, а не помочь ли, когда невольник решил проблему радикально - он просто сорвал и растерзал несчастную ткань. От этого дикого и яростного жеста у оборотня вообще сорвало крышу. Рубашку ему было не жаль, хотя она была новая и стоила недешево - ради такого проявления страсти со стороны Мира он готов был пожертвовать еще десяток таких же рубашек.
Штаны теперь жали уже нещадно, и пришлось все же расстегнуть их самому, пока юноша прижимался и ластился к его груди. В ответ на оставленные на его спине царапины Эрих зарычал, сбросил мешающие штаны и набросился на невольника с новым пылом. И если бы тот не лег на постель сам, он был бы туда опрокинут. Мужчина позволил себе ненадолго залюбоваться призывной позой и откровенными движениями юноши, прежде чем практически сдернул с него приспущенные штаны. С губ оборотня сорвался не то гортанный стон, не то урчание, когда он наконец соприкоснулся собственным обнаженным телом с таким же обнаженным телом невольника. От этого восхитительного и желанного события по оголенным сейчас нервам словно проскочил импульс тока.
Он принялся тереться собственным напряженным членом о пах и живот Мира, терзая жадным поцелуем его губы, а рукой сжимая и тиская бедро. Однако отвлечься все же пришлось, чтобы добраться до смазки. Как бы желание ни туманило разум, но о подобных мелочах мужчина не забывал. Хватило по молодости не раз натертого из-за этого нежного места, чтобы заботиться о нем вошло в привычку.
Скользкие пальцы коснулись горячего входа в тело любовника, как и в прошлый раз, но на этот раз из-за возбуждения не встречая такого сопротивления. Впрочем, моральных сил на долгую подготовку сейчас тоже не нашлось. Мир ухитрялся сводить Эриха с ума одной своей близостью и диким норовом. А потому смазав и растянув партнера, мужчина добавил смазки на собственный член, направил подтянуть колени повыше и открыться, после чего приставил головку к влажному входу и надавил, подаваясь вперед.

+1

42

Ощущения на грани реальности, словно мучимого жаждой путника отпаивали жалкими каплями - мучительно медленно. Невольник уже ощущал прикосновения чужого тела, его напряженную плоть скользящую по животу. Так мучительно-сладко было чувствовать пальцы, скользящие в тугом теле, растягивавшие его для проникновения, готовившие к главному блюду этого вечера.
Подхватывая свои ноги под коленями и раскрываясь перед мужчиной полностью, блондин тихо постанывал, кусая губы. Он даже сквозь морок возбуждения помнил ту боль, что довелось пережить в первый раз. Моментом всплыли и другие ощущения столь же неприятные. Было стыдно, стыло и пусто. Рогозин даже ошалело замер, смаргивая наваждение и пытаясь разобраться что к чему и почему он лежит тут, удерживая собственные ноги, в то время как хозяин вовсю уже...
-Оххх... - юное тело выгибается, принимая в себя возбужденную плоть, сознание вновь плывет стоило только первому же толчку опалить острой волной наслаждения все тело. Ноги сами сомкнулись на спине любовника, а бедра отчаянно двигались навстречу проникновению. Блондин громко стонал, пылая в пожаре возбуждения, пугаясь и путаясь в собственных ощущениях. Столько наслаждения еще не доводилось испытывать, но и похвалиться обширным послужным списком любовных похождений не мог. Тем более опытом общения с мужчиной. Даже и представить себе не мог, что можно от этого получать удовольствие, пусть и вызванное наркотиком. Но сейчас его не волновали причины - было только сильное тело, которому подчинялся, сладкие губы, терзавшие его губы и цунами умопомрачительно оргазма. Дугой выгнувшись на постели Мир сдавленно простонал, кончая себе на живот, не в силах понять потерял сознание или нет, находится уже в этом мире или уже отправился к праотцам от разрыва сердца. Сладкая смерть.
Нещадно мало времени на то, чтобы передохнуть, успеть отдышаться и почувствовать вновь ломоту в требовавшем очередной порции внимания члене. Мука, наказание, но такие приятные, что просто сводили с ума. Хотелось отдаваться еще и еще и не просто лежа на спине, но как-нибудь по-другому, чтобы выплеснуть яростное вожделение, заставлявшее закипать кровь. Безумие какое-то...

+1

43

В этот раз Эрих тоже не торопился, смакуя каждый момент процесса от начала и до конца. Не смотря на искусственно простимулированное возбуждение любовника, тот был все еще тугой и несколько напряженный, а потому двигаться получалось медленно. Юноша ерзал под ним, то ли пытаясь уйти от боли в последний момент, а то ли жадно подаваясь навстречу - в таком положении этого было не понять, да и едва ли на что-то критично повлияло бы. Наоборот, активность игрушки волновала и будоражила внутреннего хищника.
Войдя же до конца, мужчина замер, чтобы справиться с нахлынувшими сладостными ощущениями. Он накрыл Мира своим телом, прильнул к нему, и начал плавно покачивать бедрами, пробуя двигаться, выбирая удобный угол. Видимо, какое-то движение оказалось особенно удачным и задело чувствительную точку внутри тела партнера. Тот выгнулся почти дугой, словно и, не замечая тяжести сверху, и Эрих накрыл поцелуем сладкие губы, чтобы испить срывающиеся с них стоны, ощущая пульсацию внутренних мышц, а затем и растекающуюся между ними влагу. Сам он хоть и был возбужден до предела, но для себя на столь быстрый финал не рассчитывал.
Юноша в его объятьях тяжело дышал, приходя в себя, но на этом останавливаться, похоже, не собирался, хотя скорее просто не мог. Опасаясь, чтобы не придавить свою шикарную игрушку, да и, откровенно говоря, желая ее касаться без преград, Эрих поудобней перехватил Мира для небольшой передислокации. Прижимая юношу к себе, он перекатился вместе с ним сначала на бок, а затем и на спину. Сейчас привязывать строптивого невольника необходимости не было, а потому можно было не ограничиваться себя в передвижениях.
Устроив любовника на своих бедрах, Майне снова начал плавно двигаться, чтобы найти тот самый угол. Его руки заскользили по стройным ногам, перебираясь на так и зовущие их касаться, мять и гладить ягодицы, подталкивая Мира начать двигаться самому. Затем одна рука продолжила свой путь от поясницы немного вверх по спине, затем перебралась на грудь, где принялась мять и пощипывать то один, то другой аккуратный розовый сосок. В это время вторая переместилась к снова поднявшемуся  члену, оглаживая, размазывая большим пальцем по головке подсыхающее семя, и тут же перехватывая у основания, пережимая венку, дабы новый финал оказался не так близок.
Эрих постепенно наращивал темп, выбрав удобное положение и угол. Ему нравилось ощущать в своих руках молодое гибкое тело, любоваться им глазами и руками, но больше всего жадно обладать, срывая с губ невольника сладкую песню страсти, наслаждаясь его голосом.

+1

44

Смотреть на распростертого под ним мужчину было дико. Невольник даже растерялся, не зная что и как правильно делать. С одной стороны хотелось следовать желаниям тела, получать от близости все и даже больше, а с другой не должен ли он доставить хотя бы капельку удовольствия и любовнику? Хотя, судя по его довольной физиономии - не должен. Мужчина и так кайфовал от того, что раб снизошел и сам раздвинул ножки.
Мир выгибается, отыскивая то самое положение при котором плоть будет входить под нужным углом, рассыпая по нервным окончаниям ворох огненных искр. Покачиваясь на его бедрах, блондин стонал и неистово насаживался на член мужчины, недовольно стонет от того, что его собственная плоть оказалась в плену сильных пальце и подступивший было очередной оргазм так и не расцветил мир вокруг яркими всполохами.
Опускаясь и поднимаясь, прижимаясь и выгибаясь лозой, Мир открывал для себя новый чувственный мир, о существовании которого теперь не сможет забыть. Пусть наркотик, пусть кончил столько раз, сколько не кончал подростком, лаская себя, глядя на страницы глянцевых журналов. Пусть. Даже ругая себя за распущенность, не забудет. Ни стонов, ни желания, ни ощущения чужой плоти в себе, ни волны удовольствия, ни этого лица... этого тела и этих рук. Пусть никогда не согласится повторить это в здравом уме и светлой памяти. Пусть, но то, что все это безумно ново и... сладко. Выпьет ли с удовольствием очередной стакан с водой? Будет ли переживать, что туда вновь что-то подмешали? Или сделает вид, что не хочет, но в душе будет жаждать повторения?
Плавно покачиваясь на бедрах мужчины, он опускается  на него, заглядывает пьяными глазами в его глаза, словно вновь спрашивая - "Что ты сделал со мной, Ирод?" А губы приоткрыты и взгляд перемещается на уста любовника и хочется пить их, посасывать и сплетать в диком танце языки. Выдохнув, блондин целует скулу, перемещается чуть в сторону и прихватывает зубами шею, кожу на ключице, сосок, царапает ногтями нежную кожу ребер. Поуспокоился, исследует любовника руками и губами, пробует на вкус и остается довольным. Внутри рождается и крепнет ощущение, что ниже пасть уже невозможно. Шлюха. Грязная шлюха.
Всхлип и лицо перекашивает гримаса боли. Слезинки текут по раскрасневшимся щекам. Видимо, наркотик ослабляет свое действие.
Нет, рано... слишком рано. Еще немного забвения, чтобы спрятаться, прикрыться, оправдать.
Отстраняясь от живота мужчины оборотень резко набрасывается на него, вцепляясь в светлые локоны, стискивая их пальцами, и неистово целует, заливаясь слезами, будто хочет выпить душу, лишить жизни, словно сейчас миг и... умрет сам.

Отредактировано Ратмир (31.01.2014 16:03:12)

+1

45

Эрих подхватывал ответные движения Мира, наслаждаясь самим процессом. Он нарочно не спешил с приближением собственной развязки, чтобы подольше длился танец их тел в едином ритме. Он упивался и наслаждался своей восхитительной игрушкой. Кто бы мог подумать, что в его невольнике скрывается такая страстная и чувственная натура, казалось бы, созданная для любви? И все это сокровище его, и только его, и ни с кем делиться им не надо!
Юноша тем временем наклонился и сам коснулся легким поцелуем щеки Майне, куснул за шею, тем самым еще больше сводя его с ума. Как и любой кот, он был охочим до ласк, а потому с превеликим удовольствием подставлялся инициативе партнера, в равной степени приходя в восторг, как от нежностей, так и от укусов и царапин. Но Миру этого показалось, вероятно, мало, и он накинулся с пылким неистовым поцелуем, сжимая в пальцах растрепавшиеся прядки волос мужчины. Эрих в ответ стиснул любовника в объятиях, прижимая к своей груди и резким рывком сел. Растягивать удовольствие больше не хотелось, хотелось всецело испить его до дна прямо здесь и сейчас. А потому, придерживая партнера немного над собой, он начал двигаться сильно и резко, неумолимо приближаясь к финалу, порывисто хватая воздух между поцелуями, не в силах оторваться от Мира, словно тот был самым сладким наркотиком.
Оргазм накрыл все сметающей на своем пути лавиной, оставляя только урывки сознания. Кажется, он снова укусил невольника, и на этот раз за губу, так как запомнился солоноватый привкус поцелуя - то ли от крови, а то ли от слез. Но в тот момент сознания этому не придало значения, просто отметило как факт. Еще, кажется, до синяков сжимал в объятиях свое сокровище, изливаясь в его жаркое податливое тело.
Постепенно расслабляясь, Эрих откинулся обратно на постель, увлекая за собой юношу. Хватка ослабла, давая Миру нормально дышать, но расставаться со своей теплой и мягкой игрушкой он по-прежнему не собирался. Накатило благостное удовлетворение, захотелось нежностей. И мужчина тут же принялся удовлетворять это желание, оглаживая спину и ягодицы невольника, зарываясь в его светлые волосы пальцами, массируя кожу головы и перебирая прядки. Он коснулся губами щеки партнера, чувствуя на ней влажные соленые следы. Желая понять, что это с ним и от чего такая реакция, провел рукой по щеке и подбородку Мира, требуя повернуть голову, заглянул в его лицо.

+1

46

Дикий танец двух сплетенных в страстном танце тел, поцелуи-укусы, испарина на худощавой спине, прилипшие прядки к вискам и плечам... И гортанный вскрик, когда мужчина, ворвавшись в его тело, кончает. Невольник ощущает, как внутри него пульсирует плоть и взрывается сам. Болезненно, ярко, сумасшедше. Казалось бы, что сердце не выдержит и разорвется на мелкие части, что легкие не смогут принять в себя знойный воздух замкнутого пространства.
Картинка плыла перед глазами, парень, наконец-то очутившись на горизонтальной поверхности, несколько расслабился, свободно выдохнул, лишившись сковывавших хлеще любых оков объятий любовника. Сыто. Он чувствовал себя удовлетворенно. Наконец-то! Наконец-то дикое возбуждение перестало тянуть низ живота, наконец-то он перестал чувствовать себя течной кошкой, что подставляется любому, кто только залезет сверху.
Мир просто замер в объятьях мужчины, спрятав нос где-то в области его подмышки. Слезы сами катились из широко распахнутых глаз, ведь вместе с удовлетворением пришло отвращение к самому себе, осознание всего произошедшего и леденящий душу ужас.  Тело горело, ломило и болело, расцвеченное наливавшимися синевой свидетелями увеселения. Его только что не трясло и ласки, что дарил хозяин не воспринимались никак, словно фон, автомобильный шум, доносившийся из окна  в его квартирке.
Любовник, видимо, заметил, что его приобретение находится в странном состоянии и заставил поднять лицо. Пришлось закрыть глаза и поджать губы, дабы те не дрожали. Вроде бы и не первый раз, вроде бы и голова все еще плывет, и мысли путаются, но главное смог различить даже так.
Знатно он покуражился - аж задница горит. Может, в нем смогли рассмотреть то, о чем Рогозин сам и не подозревал? Наметанный взгляд профессионалов вычленили из толпы того самого, кто в потенциале сможет стать отличной шлюхой. Горько-то как!
Так хотелось сорваться в ставшую уже привычной истерику, но нет, сдержался, проглотил тугой ком обиды и негодования на самого себя и, справившись с волной позорных эмоций, открыл глаза. И пусть они были полны слез, но не выражали ровным счетом ничего, будто душу выморозило. Здесь и сейчас смирился, хоть и не принял своего положения. Еще посмотрит кто у кого будет в ногах и кто будет смеяться последним!
Губы изогнулись в кривой улыбке, в выражении глаз зародился дерзкий огонек.
-Господин боялся, что у невольника не встанет? - безразлично прошептал. - Мы оба знаем, что в моем поведении вашей заслуги нет. Не обольщайтесь. - резко выдернул подбородок из его руки, пихнул любовника и ушел в душ. Смыть побыстрее следы прикосновений, следы жаркого секса, от воспоминаний о котором моментально краснели скулы.

Отредактировано Ратмир (01.02.2014 11:07:59)

+1

47

Невольник жмурился, но явно не от удовольствия - это Эрих смог понять, даже находясь в расслабленно и благостном расположении духа. Первая мысль была, что он все же случайно что-то повредил своему хрупкому и изящному любовнику. Но вроде все было в порядке, да и оборотень, даже молодой, не фарфоровая  кукла. Мальчишка все же осмелился открыть свои прекрасные глаза, полные слез, вкус которых ощущался на его щеках. То ли в этот раз он себя сумел взять в руки, а то ли сказалось действие успокоительных, но кидаться или устраивать показательную сцену он не стал. Более того, решил показать свой дикий норов, который привлекал Эриха особенно. И не просто привлекал, а манил и будоражил, вызывая охотничий азарт.
Ему хотелось надеяться, что теперь-то все пойдет лучше, что мальчишка понял глупость и бесплодность попыток самоубийства. Да и не выход это для оборотня, у которого столетия впереди. Если тебя кто-то обижает - дай ему в морду, не можешь дать сейчас - стань сильнее и сделай это позже. Как вариант, если не можешь изменить ситуацию, и битье чье-то морды не поможет делу - просто измени свое отношение, ведь ничто не бывает вечным. А потому Майне надеялся, что невольник выбрал последний вариант и начнет пробовать найти себе новое комфортное положение в их отношениях.
Мир сбежал в душ, а мужчина рассмеялся. Слова невольника его нисколько не задели, скорее позабавили. Однако он не мог позволить вот так сбежать и оставить за собой последнее слово. Вредный мальчишка должен понимать, что от хозяина так просто не избавиться. Да и стоило самому душ принять... А потому Майне встал с кровати и последовал за Миром в душевую, где бесцеремонно и по-хозяйски обнял его со спины.
- Я тебя еще не отпускал на сегодня... Или ты надеялся, что я расстроюсь и уйду растить плесень в углу? - руки заскользили по влажному телу, оглаживая изгибы бедер и живот. -  Я ведь уже говорил, что добьюсь своего, так или иначе. В этот раз получилось лучше, чем в предыдущий. Мне кажется, и тебе тоже понравилось больше. По крайней мере, теперь есть с чем сравнивать. А собственные усилия я начну тратить тогда, когда будет, кому их оценить по достоинству. Ты для этого еще явно не созрел, - он чмокнул юношу в макушку, давая понять, что не расстроен фактом незрелости и что готов обожать свою игрушку вне зависимости от досадных мелочей. Однако отстраниться все же пришлось, чтобы и самого себя приводить в порядок. Что впрочем, не мешало то и дело оглаживать Мира мыльными ладонями и немного потискать в процессе, благо пространство душевой было не большим и убегать было особо некуда.

+1

48

Дико, но объятья уже не казались такими пугающе-противными. Просто уже воспринимались, как часть окружавшей ирбиса действительности. Ему уже не единожды дали понять, что все равно придется подстраиваться под хозяина. Да-да, у него теперь был хозяин. Бред воспаленного сознания. Вся горечь медленно, но верно переплавлялась в нечто более глубокое, не столь будоражащее. Возможно, в безразличие? Смирение? Затаившуюся надежду на избавление? Неужели наконец-то включил мозг и решил, что если усыпить бдительность хозяина, то все получится? А что оставалось сейчас? Наверное, только терпеть. Конечно, он не сможет кидаться с дикими воплями на шею мужчине, имени которого не знал, но как-то пережить очередную ночь или вечер вполне в силах.
-Я и не сомневался, что добьетесь своего. Вопрос во времени... Я оценил вашу ненавязчивость и даже подарки?.. попытки откупиться? - блондин мял мягкую губку в руках, глядя как на ней вздуваются и опадают мыльные пузыри. Сравнить действительно есть  с чем. Одно изнасилование и второе... даже слова подобрать не могу. Больше не надо лекарств. Я не буду сопротивляться. Вы ведь все равно придете еще. - горькая усмешка.
Дальше он просто мылся, не обращая внимания на прикосновения, которыми одаривал его мужчина, да даже на его присутствие в непосредственной близости. Но как же стыдно было мыть себя там, где пекло до одури. Но ничего, справился и с этим, стиснув зубы. А после попросту вышел на резиновый коврик, накинул на плечи один из махровых халатов с крюка на двери и скрылся за дверью.
Пошуршав содержимым прикроватной тумбочки, выудил расческу и принялся раздирать мокрые всклокоченные локоны. вскоре к нему присоединился и любовник.
-Как мне к вам обращаться? Хозяин? - холодно поинтересовался, продолжая бороться со спутанной гривой. - Или мое дело подставлять вам свой зад? Черт... - деранул слишком сильно и лишился внушительного клока, тяжело вздохнул и начал разбирать все пятерней, поглядывая на мужчину, отслеживая его перемещение по комнате. Не сказать чтобы боялся, но осторожность никогда и нигде не мешала.

+1

49

- Откупиться? - удивленно переспросил Эрих. Он даже не смотрел на это под таким углом и вообще смутно представлял, зачем ему откупаться и как такая мысль могла забрести в белокурую головку невольника. - Нет, подарок - это просто подарок. Мне хотелось сделать тебе что-то приятное, но я не знал, чем именно тебя порадовать, - просто ответил мужчина. Он не видел смысла скрывать это или устраивать какие-то пляски вокруг да около. Зачем? Ужимки и уловки хороши на светских раутах, например, при разговоре с каким-нибудь родовитым вампиром о погоде или делах. А со своим невольником Майне предпочитал простоту и ясность. С ним он приходил отдыхать душой и телом, а не играть в шарады. - А за тот раз - прости, я не хотел его проводить... так. Но ты вывел меня из себя и я не сдержался. Ты нарывался, а я не отличаюсь ангельским терпением.
Юноша не отбивался и не уворачивался от ласк своего хозяина, казалось, вообще игнорирует его присутствие, но Эриха это не огорчало. Он считал, что не мытьем, так катаньем приручит этого дикого зверька и научит получать удовольствие от контакта, просто всему свое время. Вот только невольник как-то быстро закончил помывку, выскочил из душа, накинул халат и умчался обратно в комнату. Майне нарочно не дергал его и не останавливал, показывая тем самым, что готов давать свободу во многом, хоть и не во всем. Оставшись в одиночестве, он быстро домылся и вышел в комнату за Миром, который тем временем взялся за расческу и явно выдирал свои прекрасные светлые волосы.
- Почему же только зад? - удивился мужчина. - Нет, только зад - это слишком скучно, мне надо все целиком, - он свои волосы просто вытер полотенцем, от чего те стали торчком во все стороны, пришлось приглаживать пятерней.  - Можешь звать по имени - Эрих. И спрашивать тоже можешь о чем угодно. Не обещаю полноценного развернутого ответа на все вопросы, но постараюсь. За спрос не бьют, - Майне сел на кровать рядом с Миром. - Мне всегда казалось, что сухими их расчесывать легче, мокрыми повыдергиваешь только, - он немного понаблюдал за возней юноши с волосами, затем утащил себе часть прядок и принялся помогать их распутывать. - Кстати, ты про какие лекарства? Успокоительные? Так они тебе на пользу пошли и когда их отменить, лучше проконсультироваться с врачом. А если ты про... последнее, то я подумаю о том, чтобы исполнить твое пожелание. Говоришь, не будешь сопротивляться? А что будешь? - Эрих даже придвинулся ближе, подался к невольнику, выдавая свой крайний интерес. Улыбнулся. - Если что - это вопрос на будущее, сегодня я проверять не буду.

+1

50

Когда Эрих заикнулся, что ему от Мира нужна не только попка, но что-то еще, то аж сбился с механического ритма, с которым расческа вгрызалась в белокурые локоны. Не прошло и мгновения, как воображение нарисовало всевозможные варианты использования всех имеющихся отверстий. Благо, их было не так много, но не менее отвратительно. Неприятный холодок пробежал по спине, заставив парня нервно передернуть плечами.
-Все целиком? - осторожно переспросил, поглядывая на мужчину. Если бы не ситуация, то, наверное, улыбнулся бы глядя на его более чем комичный вид. С встрепанными и торчащими в разные стороны мокрыми волосами Эрих не выглядел устрашающе. Наоборот, как случайно вляпавшийся в наполненную до краев длинношерстный кот. Вроде и достоинство, и довольство, но вот все остальное не вписывалось в общую картину. - Поясните, пожалуйста поточнее, а то я не смогу уснуть. И... если откровенно. Вам деньги девать некуда или настолько грустно и скучно, что заморочились приобретением необученного раба. Там вон какие цацы ходят... не чета мне. Да и не стану я никогда таким, будьте уверены. - блондин даже не двинулся с места, когда мужчина оказался рядом. - Боюсь, что если я их высушу, то придется состригать под корень. Вам понравится лысая игрушка? - с ноткой ехидства заметил, глубоко вздохнув. Мешать копаться в своей гриве также не стал - себе потом забот меньше, да и у хозяина руки делом будут заняты, а не облапыванием. - Чем уж вы там меня пичкали - не знаю. Видимо, и правда чем-то успокоительным, поскольку ни разу не захотелось обернуться. Даже сейчас не хочется. Вообще ничего не хочу. - отложил расческу, сложил руки на коленях и принялся рассматривать ногти на руках. Сам себе удивлялся с чего бы только сидит тут и откровенничает, вместо того, чтобы отмолчаться и побыстрее остаться наедине с книжкой и, кажется, оставались орешки.- Сопротивляться не буду, но и изображать, что мне все это приятно - тоже. Уж извините. Я предупредил, а окончательный выбор за вами. Только помните, что обещали исполнить мое пожелание...  - ни разу не кривя душой выдал, будто ему уже пообещали, а не высказали желание только что подумать над этим вопросом.

+1

51

- А мне цацы и не нужны! - беззаботно отозвался Эрих. Его позабавило, что невольник может не уснуть, не получив пояснение, что же именно все от него требуется, но так сразу отвечать не спешил. - Мне нравишься ты и нужен ты. А обучение - дело наживное. Может быть, я просто не хочу, чтобы в процессе обучения и после него тебя еще кто-то трогал. Вот такой я эгоист и жадина, - мужчина потерся щекой о плечо невольника в совершенно кошачьем жесте. Ему и правда не хотелось, чтобы кто-то лишний раз трогал или влиял на Мира. Этого зверя он хотел воспитывать и приручать сам, уж как получится, зато будет полностью свое. Собственно, это и было главной причиной того, почему он не выкупил кого-то из имеющихся рабов, хотя бывал с многими и некоторые даже особенно нравились. Но Майне раздражала мысль, что кто-то другой их сделал такими, и он для них не будет дороже, важнее, значимей этого кого-то. А ему хотелось иметь кого, кто был бы только его. - А все... это значит, что мне хочется с тобой не только заниматься сексом, но и просто касаться, гулять, разговаривать, играть и черт знает чем еще заниматься. Мне просто нравится проводить с тобой время, - не смотря на то, что он периодически отвлекался на ласки, Эрих все же распутал образовавшийся колтун, и тут же провел кончиком носа по влажным прядкам, пытаясь уловить их запах. - Ну, и если откровенно... То денег хватает, и скуки с грустью тоже, вот и заморочился, да. Минус долгой жизни в том, что многое приедается и уже не радует как прежде... А душа просит чего-то…такого,  - Эрих обнял Мира за плечи и снова принялся тереться, словно и правда, испытывал недостаток в обыкновенном тепле и ласках, а сейчас дорвался до возможности все это разом получить и наверстать.
В результате тяги к ласкам светлые волосы невольника начали опять путаться, и пришлось снова возвращаться к распутыванию и приглаживанию, что не мешало параллельно касаться кончиками пальцев шеи и плеч, массировать кожу голову.
- Я тебя и лысым обожать буду. Только не надо делать это специально, чтобы проверить. Так намного лучше... А я вот свои всегда только сухими расчесать мог - в мокром виде выдирается намного больше, - Майне сказал об этом непринужденно, между делом, словно они были приятелями, беседующими за ленчем, а не хозяином и его невольником. Так же непринужденно он поинтересовался:
- А что еще тебе нравится? Помимо расчесывания волос мокрыми и орешков?

+1

52

Мир пытался понять - каково это желать мужчину, видеть в нем что-то привлекательное. Даже попробовал, эксперимента ради, по-другому на него посмотреть, но не вышло. В конце-концов перед ним была не барышня с томным взглядом, а самый что ни на есть обычный представитель сильного пола. За барышню тут был Мир сам. Поэтому понять что именно в нем разглядел этот сытый жизнью кот, так и не смог.
-Что значит трогал? Только не говорите, что других обучают насилуя сами работники заведения! Еще расскажите, что здесь мальчиков чуть ли не с пеленок растят! - фыркнул, одарив ироничным взглядом. - На восточный гарем похоже... Только вместо девочек - мальчики. Или прекрасных дев содержат в другом крыле, чтобы не вышло непоправимого? - продолжал упражняться в словоблудии. Только уголок губ нервно дернулся, когда мужчина вновь полез со своими нежностями. Складывалось ощущение, что тот одновременно находится в обеих своих ипостасях и сейчас кошачья управляет человеческой. Как иначе объяснить все эти повадки?
Последовавшие слова заставили задуматься. выходит, что в лице блондина мужчина хочет обрести не только любовника, но и... друга? Спутника? Все выглядело более чем странно, но кто же поймет чудачества этих богатеев? Сам вон признался, что грустно и скучно - вот и развлекается как может!
-Вы не пробовали съездить в кругосветное? Говоря, замечательно разгоняет тоску. Кстати, сколько вам? - вновь принялся разбирать локоны. -Которую сотню лет разменяли, что успели устать?
Странно было осознавать себя просто игрушкой, призванной скрасить одинокие вечера одного толстосума. Благо, что не жирного, страшного и в крайней степени противного, хотя суть манипуляций, проводимых с ними, существенно не менялась.
-Лысым? Нет, я не хочу бриться налысо. Не для этого столько лет растил... А вы меня хотите еще чем-то... порадовать? М... - последовала некоторая пауза. - Насколько я понял, эти комнаты только для ...вновь прибывших. Я бы не отказался переселиться в любую другую, но с окном. Думаю, что скоро даже книги и успокоительные не избавят от тоски. Мне очень не хватает...  Неба. Черт... глупость какую сморозил. Вообщем, забудьте. Орешки и книги, книги и орешки. И на том... спасибо.

+1

53

- Может и с пеленок, в такие подробности не вникал, - спокойно отозвался Эрих. Как-то об этом он раньше не сильно задумывался. Впрочем, даже если бы и растили, хоть клонировали, на его мировоззрении это никак не сказалось бы. - Здесь и мальчики и девочки есть, наверное, ты внимание просто не особо обращал, или нам не попадались в тот раз... А непоправимое тут только смерть, со всем остальным современная медицина и техника могут справиться, - мужчина нарочно не тешил своего невольника радужными сказками, не видел в этом смысла. Да и придумывать что-то не хотелось - потом забудешь, что придумал, придется выпутываться, к чему такие хлопоты? В бурной юности он, конечно, любил вешать лапшу на уши и наблюдать за реакцией, но те времена давно прошли. Не то, чтобы с возрастом Майне стал предельно честным, нет. Просто теперь он понимал, в каких ситуациях стоит поиграть словами и выдать одно, за другое, а в каких можно не напрягаться и говорить, что думаешь. - Что до воспитания, то оно самое разное, в зависимости от индивидуальных особенностей или конкретного заказа. И физическое насилие в данном случае еще самый безобидный метод. Знаешь, как делают из человека мазохиста? Сначала накачивают возбудителем, а потом бьют, оставляют порезы или иным способом причиняют боль. И так повторяют до тех пор, пока человек не начинает возбуждаться просто от того, что ему причиняют боль и уже не может без этого получить удовольствие. Как тебе такой вариант воспитания? Есть, конечно, и более гуманные, есть и пожестче, когда вообще ломают личность или калечат, - Эрих рассказывал обо всем этом абсолютно спокойно, как о чем-то обыденном. Впрочем, чужие страдания его действительно не трогали и просто воспринимались как часть жизни. Две войны с их последствиями и социальные волнения наложили свой отпечаток на его мировосприятие, приправив весомой долей цинизма и лишив большей части сострадания.
Поскольку Мир сам взялся за свои волосы, Майне слегка поменял позу, устраиваясь поудобней на кровати, и принялся разминать плечи юноши, любуясь изящным изгибом спины, шеей с полоской ошейника. Подумалось вдруг, а не запугал ли он мальчишку своими откровенностями? А потому решил перейти на более невинные темы.
- Путешествовать пробовал, тем более что сейчас для этого более комфортабельные средства есть, чем когда-то. Но, признаться, меня куда больше увлекали путешествия на парусных судах и сафари по совершенно дикой Африке, где не ступала нога миссионеров, чем сейчас на комфортабельных лайнерах с перспективой жить в пятизвездочном отеле. А лет... третью сотню уже разменял давно. Если точнее... ммм... - мужчина замолчал, озадачившись подсчетом, периодически путаясь и сбиваясь. - Двести тридцать... нет, сорок три, - продолжая ласку, он наклонился к невольнику, почти коснулся губами его ушка, проговорил:
- Мииир... Если я спрашиваю, значит, мне на самом деле интересно. И комната с окном и свободным выходом будет. Просто чуть позже, если ты больше не будешь делать глупостей и пытаться навредить себе. Эти комнаты для новоприбывших и для тех, кто наказан. Мне самому не хочется, чтобы ты здесь надолго оставался, без свежего воздуха, неба и деревьев. Поэтому в следующий раз надеюсь на прогулку на целый день на природе, далеко отсюда.

+1

54

Смерть... именно ее он искал и желал. Именно о ней думал беспрестанно первые несколько дней. Сейчас же эта отчаянная и противоестественная потребность притупилась, полностью не изгладившись и не потеряв своей актуальности. Может быть, тогда не получилось все не случайно? Быть может, позже будет куда более лучший выход из этого капкана? Возможно, даже не придется прибегать к крайним мерам и будет достаточно лишь пошевелить мозгами и придумать что-нибудь другое?
Блондин сильно задумался, ведь ранее ему такие мысли в голову не приходили, а если разобраться, то оборотень верил, что в нашей жизни ничто не происходит просто так. Все имеет свою причину и следствие. Так стоило ли упираться рогом и во что бы то ни стало кончать собой сейчас? Или просто немного подождать... Ведь если долго сидеть на берегу реки, то когда-нибудь мимо тебя проплывет труп твоего врага...
Да, он не отличался особым терпением, но того, что так спокойно рассказывал Эрих вполне хватало, чтобы затаиться и не рыпаться. Удовольствия от "воспитания" местными прислужниками не получит так точно... Хорошо, что ему хотя бы попался хозяин, не желавший сломать понравившуюся игрушку в первый же день. Значит, пока не наиграется, можно чувствовать себя в относительной безопасности и не бояться, что однажды, темной ночью ему заткнут рот и отымеют всей сменой. А мысли такие были. Стоит только в немилость впасть этому вот вальяжному коту и все... Дверь будет распахиваться с пинка, еда - вываливаться на пол, а его самого ждет, скорее всего, участь куда более страшная, чем сейчас.
Невольник молча слушал что ему втолковывает хозяин, сосредоточенно разбирая лохмы. Умелый массаж несколько расслабил напряженные плечи.
-Третью сотню? - удивленно изогнул бровь, временно прервав возню. - По вам и не скажешь... а мне всего двадцать. впрочем, вы это и без меня знаете. И за эти двадцать, что прожил, еще ничего не видел дальше своего города... даже поездку за границу откладывал. Думал, что впереди сотни лет и торопиться совершенно некуда... Как оказалось, зря... Когда я отсюда выйду, Эрих? - парень чуть отстранился и, обернувшись назад, заглянул мужчине в лицо. - Когда проявлю инициативу? - сглотнул и порывисто подался к своему хозяину, коротко, но довольно ощутимо поцеловав его. - Я справился? - несколько нервно спросил, отодвигаясь подальше.

+1

55

Видимо, с рассказом о местных порядках он все же несколько перестарался, так как юноша притих. Что за мысли бродили в его белокурой голове Эрих не ведал, хотя ему было бы интересно узнать. Последовавшее упоминание о возрасте и о собственном желании Мира попутешествовать заставили мужчину задуматься о том, что он был бы не против исполнить это желание невольника. Возможно, с ним уже изведанные горизонты стали бы интересней и приобрели новые краски? Хотя с учетом правил заведения это было крайне проблематично, даже для владельца живой игрушки. Но ведь все когда-то меняется и если очень постараться... Он так задумался, что последовавший вопрос юноши, о том, когда он отсюда выйдет, был воспринят совсем в ином ключе. Майне непонимающе моргнул, соображая, что ответить. Никогда? Когда-нибудь потом? Или?..
Но тут Мир спросил про инициативу и сразу ее реализовал. Его вопрос о том, справился ли он, прозвучал так невинно, что несколько ошарашенный мужчина смог только улыбнуться, поняв, что предыдущий вопрос был не о свободе в целом, а всего лишь о переезде. Нет, Эрих не тешил себя иллюзиями, что невольник вдруг воспылал к нему симпатией и это ее проявление. Он прекрасно понимал, что за этим скрывается расчет. Но он так же понимал, что Мир пытается вступить в пока не совсем понятную ему игру, прощупывает поле деятельности и экспериментирует с методами взаимодействия. Уже то, что он способен на такой расчет и изменения - хороший знак прогресса.
- У тебя отлично получается, - поскольку Мир отстранился и отодвинулся подальше, Майне поймал его за руку и поднес к своим губам, поцеловал в ладонь. - Но, боюсь, вот прямо сейчас ничего не произойдет. Нужно будет подготовить комнату, так же договориться, чтобы врач тебя отпустил после твоей выходки, а не оставил под наблюдением еще на недельку. Все же там у тебя будет куда больше свободы и персонал должен быть уверен, что ты не станешь вредить ни себе, ни другим. Этот вопрос от меня зависит мало. Зато зависящая от меня прогулка на целый день произойдет скоро, разберусь только с расписанием.
Засиживаться у Мира надолго он не стал, оставив невольника наедине с книжками. Стоило разобраться с делами, чтобы освободить целый день, для того, чтобы насладиться своим сокровищем дома.

Через день после последнего визита Майне, рано утром, к юноше зашел один из работников с завтраком и передал, чтобы тот готовился на выход через полчаса - его будут ждать. Минут через сорок появился Эрих, поцеловал Мира в висок, и повел наверх, а затем к парковке, где их ждало авто. Перед машиной он одел на глаза невольника темную повязку, чтобы немного сбить ориентацию на местности, но в дороге постоянно касался, показывая, что рядом, и был не против открытых окон.

далее:Частное владение Эриха Майне

Отредактировано Эрих Майне (05.02.2014 22:32:52)

+1

56

Мир несколько огорчился, что правила в заведении слишком строгие и даже собственнику раба не по силам что-либо изменить. Казалось бы - какое дело владельцам этого борделя до того, что станет с приобретением одного из клиентов? Ан нет! Видимл, перестраховывались как могли, дабы не иметь потом лишних претензий и необоснованных проблем.
Перспектива посещения доктора, разговор с ним несколько смущали. Даже если и будет сдерживаться, то вряд ли сможет выглядеть для специалиста абсолютно психически здоровым. Благо, особенно играть на публику не пришлось - от фатальной и настойчивой идеи вроде бы отказался. Временно.
Все прошло более-менее хорошо, хотя невольника и нервировало, что мужчина постоянно что-то пишет в своих бумажках. Рогозин даже уже начал волноваться, что его и дальше продолжат пихать успокоительными и перевод этажами выше не светит. Его, к слову сказать, так и увели в свою комнату, не удостоив лишним словом. Блондин всю ночь провозился с бока на бок, не мог уснуть, насколько переживал что же такого так вписали в личную карточку. Еще дико раздражал приглушенный свет- хотелось уже спать нормально, как и все прочие.
На утро принесли еду и оборотень принюхался к содержимому стакана - ничего не почувствовал, но ведь и все прошлые разы- тоже. Последовал обед и ужин. Страницы книги уже не радовали, от одного вида орешков становилось дурно и отчаянно хотелось лезть на стены - насколько вся обстановка комнаты и полное бездействие давили на психику!
Зато превосходные новости ждали на утро. Рогозин уничтожил завтрак в мгновение ока, побежал принимать душ, долго ворчал над оставленной стопкой одежды и еще дольше, казалось бы, решал что сделать с длинными волосами. Он был весь в предвкушении и дико нервничал. Так что еле дождался, пока полчаса пройдут и за ним придет охранник. Отчего-то казалось, что он дико запаздывает или вообще все отменилось.
Каким же было удивление, когда вместо амбала в комнату вошел Эрих и, приобняв, мягко поцеловал в висок. Рогозин же все эти короткие мгновения пытался прочитать по лицу мужчины не произошло ли что-то непредвиденное. Но нет. Облегченно выдохнул, переступая порог ставшей ненавистной комнаты, проследовал к лифтам, уже более детально рассматривая обстановку.
Разочарование ждало на улице. Мир даже возмущенно выдохнул, вмиг лишившись возможности видеть. Для чего нужна эта прогулка? Чтобы просто подышать свежим воздухом? А как же зрительные впечатления? Они не менее ценны, чем глоток кислорода.
-Я всю прогулку буду в повязке? - бесцветно произнес, откинувшись на спинку сиденья. Утробно загудел мотор и машина плавно сдвинулась с места. Остановки, начало движения, шум автострады, города... Мир так все хотел увидеть глазами, но только и смог что чуть высунуть кисть руки и ловить пальцами теплые потоки воздуха, привалившись головой к стеклу. Невольник никак не реагировал на прикосновения Эриха, погрузившись куда-то в свой мир, где было много запахов и звуков, но не было главного - цвета и формы.
далее:Частное владение Эриха Майне

Отредактировано Ратмир (07.02.2014 09:44:53)

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [23.08.2066] Экстримальные брачные игры крупных кошек