КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [29.08.2066] Американский пирог


[29.08.2066] Американский пирог

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: 29 августа 2066 год.

Место:

Особняк семьи Рейли.

http://tv.akado.ru/images/data/akadotv/picture/imgbig/406098/breakersmansion-flckrc.jpg
Трехэтажный роскошный особняк, утопающий в зелени канадского леса. Сделана пристройка для парадной лестницы, а также пристройка в виде крытой стеклянной галереи к зимнему саду и к гостевому  домику, где Рейли разместили помещения для прислуги. В отдалении от особняка находится домик для охраны.
Цокольный этаж: фитнес комната с тренажерным залом, ванная с туалетом, комната с бассейном с подогревом, котельная, кладовая, коридор, лестница.
1-й этаж: открытой планировки гостиная со столовой, кухня, гостиная с камином, личная библиотека. Выход к зимнему саду и домику прислуги.
2-й этаж: рабочий кабинет, терраса и восемь спален с ванной и туалетом. Доступ на этаж возможен по лестнице.
3-ий этаж: в западном крыле апартаменты хозяев и два кабинета, в восточном - 2 гостевые спальни и гостиная. Западное и восточное крыло соединены между собой просторным холлом. Доступ на этаж - с двух лестниц из каждого крыла.
В особняке также расположен подземный гараж с современной системой парковки на 12 автомобилей.

Старт группы со второго этажа, западное крыло.

Действующие лица: Клод д'Эстен, Эмилия д'Эстен, Джилрой О’Коннелл.

Описание ситуации:
День не задался с самого начала. В четыре утра сработала пожарная сигнализация, возопила сирена и спринклерные распылители дали о себе знать бодреньким  дождиком, поливая владельцев особняка и их гостей холодной водой.
Работала сигнализация недолго. Внезапная тишина, отсутствие света и связи. На первом этаже слышен звон разбиваемого стекла, после грохот, звуки выстрелов и крики, перемежающиеся с новыми очередями выстрелов. В воздухе запахло кровью, порохом и крупными проблемами.
Самих Рейли не видно, как и охраны. Подкрепление извне может явиться в любую минуту, но до этой самой минуты надо не попасться в руки разъяренным, остроухим теням, подступающим, кажется, отовсюду.

Дополнительно: рейтинг 18 +. Расчлененка, кровища, описание сцены убийства беременной женщины.

Отредактировано Инкогнито (01.05.2014 11:28:22)

0

2

Они приехали поздно. На это не было никаких особых причин, но, когда доброжелательное семейство Рейли накрывало в честь их приезда стол, уже стемнело, разговоры текли довольно вяло и вскоре гостей развели по спальням, оставив самую важную часть встречи на завтрашний вечер.
Обычно Клод в подобных поездках не участвовал: слишком много незначительных, никому не нужных разговоров, слишком наигранная доброжелательность и слишком большое количество расшаркиваний там, где итак всё понятно. Один из близнецов Рейли женится на одной дочери матриарха д'Эстен. Подобный союз условно объединял две влиятельные вампирские ветки Северной Америки и был выгоден всем, кроме их предполагаемых врагов.
Решение принято уже несколько недель назад, осталось обсудить значительные и не очень детали: назвать имена, место свадьбы, обговорить детали брачного договора, обозначить желательных и, наоборот, совсем не желательных гостей. Со всем этим Эмилия могла справиться сама и, право слово, справлялась куда лучше одна, чем в обществе своего брата, но поехали они вместе. На это уже причины были. Ни двойственные отношения Клода с близнецами, ни его нелюбовь к подобным откровенно светским мероприятиям, их перекрыть не могли.
У Клода был талант находить приключения. Причем зачастую он, действительно, не собирался впутываться в какие-то неприятности, а просто «проходил мимо», но это нисколько не умиляло последствий и потенциальной опасности его действий.
Так за последние три недели Клод умудрился обнаружить трёх своих детей, потерять и вернуть руку, поучаствовать в фаер-шоу и едва не погибнуть из-за наводнившей институт зомби-эпидемии. Подобное стечение обстоятельств было перебором даже для него. Чтобы как-то перекрыть вызванное беспокойство, он решил хотя бы некоторое время не разлучаться с сестрой, благо её общество всегда было ему приятно.
Не прошло и пятнадцати минут после того, как они разошлись по спальням, а Клод уже вновь нашёл Эмилию. Они никогда не афишировали свои отношения, но и не делали особых усилий, чтобы их скрыть. Таинственность, которая окружала их союз, была всего лишь игрой и она не должна была сколько-либо их напрягать.
К четырём утра, уже значительно утомлённые, они заснули и, как оказалось, зря. Клод, действительно, предпочитал начинать день с контрастного душа, но он редко просыпался раньше полудня и от ледяной воды. Под яростное завывание сирены вампир, матюкаясь, как минимум, на трёх  разных языках, подскочил с постели, позволяя закреплённым в потолках распылителям окатить себя водой равномерно со всех сторон.
— Вот же блядство, — словно бы подводя итог, произнёс д’Эстен и провёл ладонью по лицу, стирая льющуюся по нему воду. Было темно, часы с бледно фосфорицирующими стрелками показывали пять минут пятого. Это означало, что проспали они не более часа. — Неужели и, правда, пожар? — вопрос был скорее риторическим. Вода иссякла, а за воем сирены последовала оглушительная и, как казалось, куда более неприятная не сулящая ничего хорошего тишина, отбивающая всякую охоту шутить на тему того, как именно Клод обычно находил свои приключения.
Первое, о чём он подумал — это, что ему никогда не нравились эти Рейли. То ли чересчур высокомерные, то ли безмерно наглые — Клод не смог бы объяснить как-то конкретно, но было в них что-то такое, что не пророчило им долгую жизнь.
«Хреново только, что и нам тоже», — с горечью подумал вампир, услышав автоматную очередь, крики и звон стекла откуда-то снизу. Он мысленно проклял и всю чету Рейли, и их гребанную бобровую Канаду, и бестолковых близнецов. Даже более терпимое к перепаду температур вампирское тело била дрожь, но в душе было гораздо холодней. За себя Клод не боялся, хотя и, вопреки чужим мнениям, никогда не искал смерти, но безопасность Эмилии… «Какая тут к чёрту безопасность?!»
— Одевайся, — бросил Клод, в потёмках ища свои мокрые джинсы, рубашку и, что важнее, кроссовки. От холода они не умрут, но засадить ноги стеклами, обозначая свой чёткий кровавый след, совершенно не хотелось. Последовала новая автоматная очередь, едко запахло порохом и смертью. — Быстро! Надо выбираться отсюда, — он осторожно выглянул в окно, стараясь не шевелить тяжелыми шторами, но угол обзора был маленьким и толком рассмотреть ничего не удалось. Единственное, в чём Клод остался уверен, выходить в окно плохая мысль. Кто бы ни напал на Рейли, они были там.
«А дальше что? Оставаться в комнате и ждать, когда они придут сюда, не вариант. Если они изначально не явились по нашу душу, нас тупо убьют за компанию».
Тот факт, что ему хватило нетерпения прийти к Эмилии в первую же ночь, откровенно радовал, по крайней мере, не пришлось её искать по всему поместью, но они приехали в гости, без охраны и, что хуже, почти без оружия. Его пистолет лежал на дне сумки в комнате, куда его поселили, то есть в метрах десяти дальше по коридору. Совсем маленькое расстояние в нормальных обстоятельствах. К тому же на территории Рейли должно было быть безопасно — хозяева не выдавали никакой агрессии или злых намерений. Тем не менее, сейчас отсутствие привычки держать оружие при себе могло стать критичным, и Клод пообещал себе, что если они выберутся из этой передряги, то впредь он такой оплошности не совершит.
— Пошли, — сказал он, вооружившись так удачно нашедшейся рядом с камином кочергой. — Сперва ко мне за пистолетом, а дальше — посмотрим.

+6

3

После ужина, за которым, чтобы не нарушался этикет, разговоров о делах практически не было, Эмилия сказала Клоду:
— Не приходи ко мне сегодня.
Все время поездки она держалась холодно — в той степени, чтобы никто, кроме брата, не понял, что она зла. Эмилия ненавидела привычку Клода влипать во всевозможные неприятности, более того, она ее попросту не понимала. Неужели нельзя никуда не лезть, особенно имея столь высокий статус в Семье? Ладно даже, но, в конце концов, можно было стараться вести себя по-человечески хотя бы ради нее! К сожалению, Клод был слишком упорным, чтобы бросать все свои глупости на полпути.
За это Клод заслужил наказание.
Которое, конечно, проигнорировал.
Вечером, когда все разошлись, брат тут же примчался в комнату Эмилии и, после недолгого выговора, был прощен. Злиться на Клода подолгу никогда не получалось, зато ей удалось вдоволь поиздеваться над ним ночью. Эмилия даже позволила себе пару раз дернуть брата за волосы и обозвать глупым мальчишкой — в этом была особая прелесть, когда перед это был не ребенок, а вполне взрослый жилистый мужчина с щетиной на подбородке. А самым приятным было то, что только она могла так называть Клода.
Разбудили Эмилию потоки холодной воды. Она, отфыркиваясь, села на постели, закрыла лицо рукой и нахмурилась. Клод тем временем успел уже злобно ругнуться, чего Эмилия себе не позволила — правда, не мысленно.
— Так они будят всех своих гостей? — проворчала она.
Эмилия ничего не имела против Семьи, с которой им предстояло породниться: более того, она всячески одобряла подобные союзы и считала, что отдает свою дочь в нужные руки, но подобные казусы в столь важный день казались ей как минимум недопустимыми. Рейли должны, просто обязаны были сделать все, чтобы гостям было удобно — и что в итоге?
— Скорее, приглашение на завтрак, — пошутила Эмилия.
Команда собираться была ей не нужна. Будучи абсолютно обнаженной, она понимала, что если потоки воды, хлынувшие с потолка, не означают какую-то реальную опасность, то уж точно предвещают появление хозяев особняка или их слуг, которые обязаны будут нанести визит и извиниться. Эмилия очень любила собственное тело, придерживалась мнения, что все должны быть с ней солидарны, но демонстрировать наготу без причины не собиралась.
Она соскользнула с мокрых простыней, быстро преодолела расстояние до шкафа и принялась одеваться, не переставая при этом поглядывать на насторожившегося Клода. Брат был более привычен влипать в неприятные истории, поэтому действовал он быстрее и точнее, Эмилии же требовалось если не руководство, то хотя бы разумное объяснение происходящего.
Тем не менее, у Клода не было женского рефлекса закрыть прелести: сорвался с места он только тогда, когда вода перестала литься, а снизу раздался подозрительный шум. Эмилия, стоя в одном нижнем белье, закусила губу.
— Серьезно?! — громко и почти злобно прошипела она. — Серьезно?! Какого черта, Клод?! — будто бы, в самом деле, во всем был виноват брат. Хотя с его стилем жизни можно было подумать, что пришли как раз по душу Клода.
У Эмилии не было с собой обуви на низкой подошве, но за долгие годы своей жизни она научилась бегать и на каблуках. Ей пришлось очень быстро надевать то платье, которое было ближе всего, она даже не знала, какого оно цвета. Впрочем, ей хватало уверенности в себе, чтобы не переживать о наряде, намокших и кое-как повисших волос и отсутствии макияжа. Если случилось что-то действительно страшное, никому не будет дела до ее внешнего вида, а стрельба внизу говорила именно о таком положении дел.
Эмилия скользнула в туфли — быстрым, легким движением, будто в тапки. Она поморщилась буквально на долю секунды — вся стелька промокла от воды и теперь неприятно скользила, возможно, это даже грозило мозолью, — а после подошла к Клоду и взяла его за руку. Дополнительные стимулы для резвости Эмилии были не нужны.
Кроме того, ей хватило выдержки не попросить брата никуда не лезть: она была рядом и могла его контролировать, чем готова была воспользоваться в любой момент. Другое дело, что Клод и сам прекрасно знал, как должен поступать, когда рядом находилась его сестра.
— Хорошо, — просто отозвалась Эмилия, сжимая его пальцы, а затем легонько подтолкнула вперед округлым плечом.
Она еще не начинала мерзнуть, но понимала, что в ближайшее время это может произойти. Халат остался лежать неаккуратной кучей у кровати со стороны окна, добираться до него было долго, тем более, не стоило мелькать и показывать тем, кто наступал с улицы, что в комнате кто-то есть.

+3

4

Джи вздрогнул, когда первые капли упали на лицо. Он не спал — лежал и смотрел в потолок, прокручивая в голове способы устранения близнецов, взвешивал все за и против, строил планы, с учетом охраны, камер слежения, а главное, личных способностей вампирских особей... Размышления прервала противопожарная сигнализация, окатив ледяной водой.
- Помыли и съедят? - оборотень не без труда подавив инстинктивное желание сорваться и ощетиниться клыками: и для клыков он не в той форме, и у респектабельного корреспондента  Journal of Applied Ecology все мысли только о восполнении лесных запасов.  Натянул на себя оделяло -  жаль, что тонкое и скоро промокнет: «Какого черта? Проверка? Нападение?». Прислушался — в коридоре было тихо — никто не шел его убивать, да и зачем будить, если собираешься прикончить? И все же звериное чутье никогда не обманывало, а оно «поднимало шерсть на загривке».
«Глупость какая-то. Может, это и правда просто сработала защита от пожара, а я тут паникую? Пора искать убежище от «дождя»» Вот только все прекратилось раньше, чем  О’Коннелл набрался решимости, что бы покинуть спасительное одеяло. Стало тихо-тихо... Никто не ругался, не хлопал дверью, разбуженный осенним дождем с доставкой на дом. Свет Джил включать не решился — еще не хватало схлопотать удар током — кто их знает — что там с проводкой в старых особняках... А потом началась маленькая война. И вот это смело волка с постели похлеще любых водяных потоков — кто-то покушался на его добычу!!!
В окно рассмотреть ничего не удалось — фонари в парке погасли, а черный бархат утра уже почти наступившей осени мало чем отличался от ночи. Быстро скользнув по мокрому паркету к шкафу, Джилрой натянул джинсы, удобный джемпер — не на прием идем, тут нужна свобода движений. Порадовался, что захватил ботинки с высокими берцами, на случай, если придется изучать эти самые леса воочию, стремительно откопал обувь из недр не до конца разобранного чемодана, надел, зашнуровал, засунул в карман пистолет, почувствовал себя гораздо лучше.
Кажется, на этом этаже были еще гости. Вампиры. И они сейчас выбирались в коридор. Хорошая идея — выяснить, что происходит и, если повезет, половить рыбку в мутной воде.
Вооружившись тяжелым канделябром, Джи решительно распахнул дверь.
- Или Рейли решили поиграть в войнушку, или на нас кто-то напал.

Отредактировано Джилрой О’Коннелл (06.05.2014 19:18:00)

+2

5

В нарушаемой воплями и перестрелкой тишине комнаты почти неслышно снайперская пуля прошла навылет через стекло и впилась в стену, в паре сантиметрах от щеки Эмилии разрезая воздух. Агрессия, животная ярость и холодная сосредоточенность сгущались в воздухе, серой разъедая былое спокойствие и умиротворенность особняка.
Снизу доносится вопль, в котором, кажется, выпростали, как кровь из вен, всю человечность и разум, оставляя оголенный ужас. Будто ртуть, тяжелый, мощный запах крови отравляет воздух всюду, куда проникает, заполняя собой каменные стены. Ликующий визг откуда-то снизу рассек остальные звуки, будто бы отрезвляя и развеивая любое сомнение, что происходящее может быть просто кошмаром.

Неожиданное вторжение вывело Тони из себя, поэтому сначала он разломил пополам рацию, затем перезарядил дробовик. Теперь он был готов снести головы вторженцам. Действовал он по строго установленной инструкции, как любой обученный телохранитель. Четко докладывая обстановку по рации (уже запасной, благо, всегда носил с собой на случай неадекватных реакций), Тони двигался все ближе к лестнице, пытаясь отстреливаться от бесконечно лезущих в оконные проемы теней. Впервые он видел, как острыми лезвиями рассекали черепа, как мозги вываливались, образуя ошметки под давящими их маленькими ногами эльфов. Впервые крови было так много, что ковры не могли ее впитывать, а лица светлых остроухих созданий исказили гримасы торжества отмщения.
Под ноги шлепнулась чья-то кость в кусках мяса, и Тони с ужасом возвел глаза на то, как эльфы, не улыбаясь и ничем не выдавая умственное помешательство, сдирали кожу и мясо с одного из охранников, который орал так… именно так, как мог бы орать в таком случае человек. Правда, орал совсем не долго…
- Отступаем… - стараясь не думать о том, что он только что видел, Тони вбежал по лестнице на второй этаж, думая о том, что надо отсюда выбираться. Он видел ужас и омерзение в глазах своих коллег, которые уже рассредоточились на лестнице и в коридоре, сжимая так крепко челюсти, что желваки играли.

Подозревая, что эльфы в скором времени доберутся и до второго, а затем и до третьего этажа, охранник  двинулся дальше по коридору, собираясь помочь гостям выбраться из особняка. Или хотя бы просветить тех по поводу происходящего. Шумно втянув воздух, передергиваясь от запаха металла в нем, мужчина отгонял от себя красочные картины настоящего потрошения. Сам будучи крупным, с неприметными чертами лица, он редко попадал в ситуации, хотя бы отдаленно напоминающие эту. И тем более, Тони обладал внушительной физической силой и выносливостью, не знал страха, всегда доверяя своему телу и пистолету… Но эльфы доказывали, как мало значит все эти преимущества по сравнению с маневренностью, скоростью и ледяной ненавистью остроухих.
Ковер под ногами хлюпал, неприятно мокрый, и обувь все больше пропитывалась влагой, предлагая почувствовать Тони, как может неприятно чавкать теплая вода в ботинках. В уме пульсировало воображение на пару с рассудком, одно из них билось в ужасе, подкидывая идею о том, что это вовсе не вода, а кровь, которая сюда просочилась даже сквозь потолок. Но разум упрямо сопротивлялся, позволяя сохранять спокойствие. Или  его видимость.
Вампиры сами вышли из комнаты, встревоженные и даже отчасти вооруженные, если брать в расчет кочергу в руках гостя. Правда, последнюю Тони разглядел отнюдь не сразу в полумраке коридора.
- Доб… - поперхнувшись едва не прозвучавшим словом, охранник нервным движением поправил галстук, прежде чем обратиться к господам. Судя по цепким взглядам, кровь на нем увидели оба д'Эстена. Или же почувствовали. Пусть охранник и жил в постоянной близости с вампирами, но чисто инстинктивно сердце человека сжималось в незнакомом, первобытном страхе перед неподвластным.  – На особняк совершенно нападение.
Помявшись всего мгновение, явно оценивая, насколько может доверять гостям своих нанимателей, Тони откровенно поморщился, соображая, что сейчас скорее стоит вопрос не о доверии, а о жизни.
- Ключ, он от тайника в кабинете – снял с шеи ключ, небольшой, поцарапанный и сменивший уже некоторое число пользователей. Тони, как старожил в охране Рейли, имел доступ к небольшому, личному складу работодателей. Не он один, но, как понял мужчина, он единственный пока находился в относительной безопасности. – За гобеленом. Выбирайтесь из особняка, мы постараемся задержать эльфов. Сигнал тревоги должен был поступить в нужные части и подкрепление прибудет…
Разнесся грохот со стороны лестницы, вонь пропаленного мяса и волос разнеслась по коридору, как и душераздирающий, короткий вопль. Больше Тони задерживаться не стал, лишь напоследок метнув взгляд на подошедшего к вампирам журналиста, который откровенно напрягал местную охрану, как, в целом, вообще любой представитель СМИ.
Двигаясь вдоль стены, вглядываясь в полумрак коридора, Тони надеялся выжить. Эльфы не были ему страшны. Раньше. Впервые он видел, чтобы светлые, почти эфемерные, создания, с незвериной жестокостью и нечеловеческим хладнокровием вырезали одного за другим всю охрану. Давно Тони не употреблял это слово… но то, что сейчас происходило, было действительно Страшным.

Отредактировано Инкогнито (16.05.2014 14:24:15)

+4

6

Сестра оказалась совсем рядом и Клод уловил её одновременно сладкий и острый аромат — смесь запахов парфюма, косметики и шампуня с тем, что составляло саму Эмилию д'Эстен. Клод любил собственную сестру так, как только можно любить женщину, и больше всего хотел, чтобы она сейчас находилась в безопасности их дома в Новом Орлеане.
«Хорошо, что девочки должны были приехать только завтра», — подумал д'Эстен, только сейчас вспомнив о ком-либо другом. — «Их надо будет предупредить».
Он сжал руку сестры в своей, переплетая пальцы и ощущая шелковистую гладкость её кожи. Рука Эмилии была прохладной, как и положено вампирской руке, но плечо, которым она мягко его толкнула, оказалось неожиданно горячим, и Клод почувствовал жар, мгновенно распространившийся по всему телу будоражащей волной. Сердце мужчины заколотилось быстрее, а услужливое воображение тут же нарисовало картины минувшей ночи — столь же далекие от творящийся внизу действительности, сколько и неуместные.
Не мешкая, вампир обернулся и, порывисто прижав Эмилию к себе, поцеловал её в губы. Судя по доносившимся снизу звукам, времени у них было мало, потому поцелуй вышел коротким, смазанным и жадным. Его разорвал раздавшийся совсем рядом выстрел, от которого звонко и остро зазвенело разбитое стекло и колыхнулись шторы. Он и последовавший за ним душераздирающий вопль перебили любые романтические порывы.

Рядом с дверью Клод вновь замешкал. Он прислушался к тому, что твориться в коридоре и, не заметив никакого движения, снял ментальные щиты, отгораживающие от чужих мыслей и эмоций. Стоило вампиру это сделать, как его тут же накрыла агрессивно-болезненная волна. Клод сморщился и почти беззвучно цокнул языком — рядом сражались и умирали, и это не самое приятное соседство для того, кто может чувствовать чужие эмоции, как свои собственные.
Он дал себе несколько мгновений, привыкнуть к ментальному фону, а потом решительно коснулся содрогающегося где-то внизу в болезненной конвульсии разума. Из него с большим трудом Клод понял, что это охранник и что на дом напали. Узнать какие-то подробности вампиру не удалось, волна чужой боли затопила его, а там, где раньше было сознание, осталась только вязкая тьма. Умер ли охранник или впал в беспамятство, Клод не знал, но искать другой незащищённый разум не стал.
Тяжело выдохнув, он сузил радиус своей чувствительности и, наконец, открыл дверь. Чувства не обманули вампира, коридор оказался пуст, только чуть ближе к его комнате было какое-то, судя по ощущением, растерянное и не агрессивное движение. Он бросил короткие взгляды в обе стороны и, пригнувшись, потащил Эмилию за собой. Среди общего гвалта, стоящего в доме, тихие хлюпанья их набравшей воды обуви по отсыревшим коврам, было практически не слышно.

Дверь в его комнату оказалась открыта, а сумка лежала именно там, где Клод оставил её несколько часов назад. В ней он нашёл пистолет, который незамедлительно вручил сестре, там же обнаружился телефон. Несмотря на то, что связи не было, Клод засунул его в карман джинсов — возможно, позже им всё же удастся позвонить домой. Больше ничего полезного в комнате не было — вещи оказались такими же мокрыми, как и те, которые были на них, да и переодеваться было некогда, поэтому они вскоре вновь оказались в коридоре.
На выходе их уже поджидал тот самый «посторонний», присутствие которого Клод заметил ранее.
«Оборотень», — автоматически подметил вампир. Вооружённый канделябром мужчина не выглядел агрессивным, но, на всякий случай, Клод коснулся его разума, считывая самое очевидное. Происходящее было для него сюрпризом. — «И то ладно».
Он припомнил, что мужчина присутствовал на ужине и их даже знакомили, но тогда вампир был слишком занят платьем Эмилии, чтобы обращать внимание на тех, кто ему, вероятней всего, в жизни не пригодится. Возможно, он ошибся.
— Ты почти прав в обоих случаях: на Рейли напали и у них война, — произнёс вампир тоном холодным, но сохранившим привычную для него насмешливость.

Больше ничего сказать Клод не успел. В коридоре захлюпало и вскоре рядом показался мужчина, источающий «ароматы» крови, пороха и железа. Даже по внешнему его облику и поведению в нём сходу угадывался охранник. Человек-наёмник, по мнению Клода, довольно странный выбор — они слабее, у них короче жизнь и меньше опыта. В целом, неплохой расходный материал, но как постоянный охранник не годится. Тем не менее, мужик был плотным и крепким, как телом, так и, судя по всему, духом. По крайней мере, он не бился в панике и явно собирался до конца выполнить свою работу.
«Достойно», — подумал Клод, мысленно прикидывая, а не стоит ли этого парня придержать рядом с собой. Ему вампир доверял, в какой-то мере, даже больше оборотню. Парень выполнял свою работу, жаль только, что не справлялся.
— Мы так и поняли, — кивнул Клод, давая понять, что в долгих объяснениях не нуждается.
Он успел  принять у мужчины ключ, как вновь раздался грохот, от которого вампир автоматически пригнулся, утягивая за собой сестру. Прищурив глаза, принялся вглядываться в темноту коридора. Им нужно выбираться отсюда и быстро. Судя по смешанным мыслям охранника («Тони, его зовут Тони»), напавшие на особняк эльфы ни с кем церемониться не станут. На иное Клод особо и не рассчитывал, но хладнокровие и решительность бывших рабов почти удивляла.
«Впрочем, с рабством всегда так», — подумал про себя д’Эстен. Он не осуждал рабство, но не любил, не владел и не доверял рабам. Большинство их них были плохо воспитаны. Чтобы быть уверенным в преданности, раба нужно полностью уничтожить, как личность. Если же оставить ему возможность думать, рано или поздно, он домечтается до свободы, осознает себя, как личность, и вцепиться в глотку хозяина. Клоду не нужно было тупое вечно трясущееся от раболепного ужаса создание и он не хотел как-нибудь получить пулю в спину, потому предпочитал тех, кто выполняет свою работу добровольно.
— Вам лучше пойти с нами, — не громко, но достаточно чётко произнёс в спину уходящему охраннику Клод. — Вы знаете этот дом, знаете все выходы и входы, мы — нет. То, что происходит внизу — уже не сражение, а самая настоящая резня. Вы сделали всё, что могли, а теперь выведите нас отсюда.
Про деньги, которые он собирался заплатить за это, Клод пока умолчал. Он искренне полагал, что жизнь ценнее денег, а с ними у охранника больше шансов выжить.

+4

7

Вампир был прав от и до, а уверенность Тони таяла с каждым шагом: становиться очередной жертвой остроухих он не хотел. Лучше было принять прилетевшее в спину приглашение присоединиться к небольшой группе гостей, состоящих исключительно из нелюдей. А это существенно повышало шансы на выживание в творящемся хаосе. Или, наоборот, уменьшало, учитывая ненависть эльфов к братьям Рейли и всему вампирскому роду. Очередной душераздирающий вопль заставил вздрогнуть. Эльфы не тратили время даром, пытая там же, где сумели поймать очередную «добычу», выплескивая всю скопившуюся за долгое время ярость на бывших хозяев жизни.
- Хорошо.
Сказал Тони, возвращаясь назад и пытаясь сообразить, какой из возможных путей до кабинета будет наиболее безопасным.

В просторном кабинете с дорогим дубовым столом у окна, было относительно тихо. Мягкий персидский ковер на полу, размеренное тиканье часов и тяжелая двухстворчатая дверь словно отрезали беглецов от творящегося в особняке беспредела. Обманчивое затишье расслабляло: движения Тони утратили резкость и нервозность. Далее охранник действовал уверенно и быстро.
Сорвал со стены вычурный гобелен, открыв взору присутствующих металлическую дверь. Ключ все-таки пришлось попросить у вампира обратно, и руки Тони почти не дрожали, когда он вскрывал «сейф», оказавшийся на проверку небольшой комнатой, настоящим арсеналом разного оружия. Были здесь и охотничьи ружья, и дробовики, и даже пара гранат с простыми бронежилетами. Впрочем, примерить все игрушки Тони не успел. В коридоре что-то происходило: приглушенный короткий разговор, шуршание легких шагов. Согласно поверьям, эльфы ходили бесшумно, на проверку же остроухие, одуревшие от своей безнаказанности, не считали нужным таиться.
Сорвав ближайший автомат и пару запасных рожков к нему, Тони продолжал прислушиваться, переключая с одиночных на очередь. Задышал чаще: если эльфы сюда сунуться, а они просто не могут этого не сделать! – то будет шумно… Очень шумно. Выскользнув из относительно безопасного убежища за массивный дубовый стол, Тони продолжал слушать, наведя черное дуло на дверь. Тук-тук – стучало в висках. Было слишком, чертовски, тихо, давило, и в какой-то момент человек сам страстно возжелал, чтобы чертовы створки открылись, и внутрь повалили остроухие. «Сколько их там?.. Не меньше пяти… Нет, никак не меньше… - Тони облизнул сухие губы, рассчитывая уложить с первой очереди как минимум двоих. – Обнаглели, расслабились мрази!.. и где сейчас браья?!.» Остроухие всегда боялись Рейли, знали, на что способна эта парочка ублюдошных садистов. Как было бы кстати, если бы они были сейчас здесь!
Реалии же были таковы, что оставалось надеяться только выжить в этой мясорубке. И получить благосклонность вампиров из другой семьи: «Может, не забудут, как старина Тони привел их к арсеналу?..» - дверная ручка мучительно медленно повернулась, да так и замерла, а сам человек перестал дышать. Что-то происходило, там, внизу, глухо гудело и выло, крики стали громче, зазвенела, покачиваясь, дорогая люстра под потолком.
«Давай же!»
И дверь действительно открылась – распахнулась, выбитая стоящим за ней эльфом. Гул стал нестерпимо громким и прежде, чем барабанные перепонки Тони лопнули, а его самого откинуло к стене, он успел дать косую очередь от двери вверх к потолку. Очухался Тони не сразу, да сказать по правде, толком он и не отключался, хотя оглушило знатно. Перед расфокусированным зрением была приоткрытая дверь в арсенал, где хлопали, взрываясь, патроны. Чей-то силуэт метнулся в сторону выхода. По дорогому ковру покатились гранаты.
«Это конец,» - пронеслась отрешенная, полная спокойствия мысль. Разлетелось вдребезги окно: кого-то вышвырнуло прочь из наполненной криками комнаты. Тони дернулся, пытаясь закрыться от осколков – и не успел. Все три гранаты, раскатившиеся по полу, рванули практически одновременно.

Отредактировано Инкогнито (23.09.2014 13:12:48)

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [29.08.2066] Американский пирог