КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [27.08.2066] Добро пожаловать!


[27.08.2066] Добро пожаловать!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

В оригинале - いらっしゃいませ [Irasshaimase]
- Добро пожаловать. Входите
(обычно употребляется продавцами)

http://savepic.org/5677431.jpg

Время: 27.08.2066, около 22-00

Место: Кафе-кондитерская "Candy-Dandy"

Действующие лица: Накадзима Цукуё, Анжэру Киру

Описание ситуации: Субботний вечер - отличное время для знакомства с привлекательной девушкой. Даже если это твоя двоюродная бабушка.

Дополнительно:
Внешний вид Анжело. Белая, с серебристым отблеском синтетическая футболка в обтяжку, темно-синие классические джинсы, летние туфли. Волосы собраны в конский хвост. На левой руке широкий металлический браслет с вставками из пластин черного матового агата. В правом ухе серьга – лаконичный удлиненный крестик из синего агата.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Анжэру Киру (10.09.2014 18:17:12)

0

2

Белый автомобиль представительского класса остановился у кафе-кондитерской. Тихий вечер, лето близится к концу, начало уик-энда. Самое время для блаженного отдыха, посиделок с друзьями и кровавых семейных разборок.
Цукуё тяжело вздохнула, помедлив выходить из машины. Дела семьи всегда превыше всего. Так считал ныне покойный брат. В прочем, и сама Химе придерживалась такого же мнения. Раньше, еще до того, как отказалась от права наследования должности Матриарха. Но, в данный момент, со знанием некоторых подробностей личной жизни Мицунари, ей, вдруг, подумалось о том, что она подобной ошибки не совершила бы. Или же, если бы и наследила, то непременно замела бы следы, не оставив после себя беременную итальянскую сучку. Химе злилась. Химе прямо-таки кипела внутри от ярости на племянника. На то, что теперь все проблемы с незаконорожденным метисом придется разгребать ей. Как все это было не кстати, как мешало в основных делах, которыми они были заняты на Алмазном Берегу. Вместо того, чтоб налаживать и укреплять связи с Корпорацией приходится копаться в грязном белье любимого племянника и узнавать, а правда ли он такой балбес. Она готовилась к тому, что придется применить силу в отношении мальчишки, сделать так, чтоб тот исчез раз и навсегда. В конце концов, ей не привыкать пачкать руки и проливать чужую кровь.
Снова вдох, вывдох. Внутренний пожар с трудом удается потушить. И вот, она стоит на пороге заведения. Чуткий вампирский нюх улавливает множество сладких ароматов, среди которых отчетливо различаются и те, что принадлежат людям. Вампиресса предусмотрительно перевернула приветственную табличку на двери, что теперь сообщала посетителям, что кафе закрыто.
- Анжело Киру, - на западный манер произнесла она имя молодого человека, что судя по внешности более походил на японца, нежели итальянца. Оценивающе оглядела парня и по-хозяйски прошлась по помещению, - полагаю, тебе известно кто я такая.
И более ни слова. Только требовательный взгляд в адрес того, кто, если верить информаторам, является ее внуком. Он связан с кланом Накдзима, он должен знать, кто она. Ведь к эффектной внешности Химе, бонусом прилагается аура древнего существа и Подавление Воли.

+2

3

До закрытия оставалось около получаса, а в святая святых кухни уже несколько часов управляющий и шеф-повар трудились во имя заполнения витрин. Сливочные, карамельные, черничные, имбирные вагаси, цукаты из дыни и лайма причудливых форм в корзиночках из безе, пахлава с гвоздикой и мускатным орехом в рисовой глазури, особенно полюбившаяся посетителям в последнее время, лежали на стеклянных полках, ожидая наступления последнего уикенда лета.
Все, кто еще не вернулся, уж точно вернутся, и обязательно назначат встречи с теми, кто уже вернулся, и обязательно в Candy-Dandy. Заглянув в зал, Лассу обнаружил только два занятых столика, но даже маленькая выручка в пятницу вечером не могла испортить настроение блондину.
- Дуй давай, - обратился он к бармену, - дальше я сам.
Сато просить долго не надо было. Он ловко скинул фартук и похлопав «босса» по плечу, отправился навстречу любви. Всему был виной розово-букетный период в отношнеиях с милой студенткой с медицинского. Девочка была ничего, но все-таки не в его вкусе. И это было хорошо.
До закрытия оставалось пару минут, когда на кухне Перси складывал утварь на свои места с характерными звуками. «Никому нравится мыть посуду, котик,» - хмыкнул Анж, пересчитывая кассу. Хотя кафе работало до последнего клиента, ровно в десять парень переворачивал табличку на входной двери. Не успел он об этом подумать, как за него это сделала примиленькая барышня.
Таковой она казалась первые пять секунд, пока парень не разглядел ее получше. На ней был деловой костюм, копна густых волос собрана на затылке в объемный пучок, но самое главное – она была чистокровной японкой.
Анж даже вышел из-за стойки, чтобы поприветствовать соотечественницу. И прежде чем он услышал свое имя и слова, явно говорящие о том, что девушка его знает, он успел только пожелать доброго вечера. Требовательный тон и доминантная аура всколыхнули воспоминания о доме. После разрыва с семьей и своего отъезда в Университет, Анжело ни с кем из семьи так и не восстановил отношений, непонимание и отчужденность глубоко засели в нем. Семья тоже старалась с ним особо не контактировать, лишь «по деловым» вопросам. Исключение составляли онээ-сама. Но они всегда были исключением. Перед глазами мелькнула фотография всего клана, где он стоит у самого края, но близняшки были ближе всех из его «семьи». А в центре фото та же самая девушка, что сейчас стояла перед ним. Озарение отразилось в его глазах и он склонился в глубоком поклоне:
- Добро пожаловать, Химе-сама. – он заговорил на японском, с почтением, достойным самой Принцессы якудза, - чем я и моя семья обязана столь счастливой возможности видеть Вас?

+2

4

Вежливый, учтивый, почтительный при обращении к ней, парень был хорошо воспитан. Это делало ему чести, но этого было слишком мало для того, чтоб убедить Химе не убивать его.
Она снова прошлась по помещению и снова же устремила взгляд своих карих глаз на юношу, выискивая в его внешности черты схожие с племянником. Но нет, они были разными. Целая половина в нем от человеческой итальянской самки, мешала найти похожесть на Мицунари. И запах полукровки, что тянул от парнишки и смешивался с окружающей сладостью, сбивал с толку.
- Алнжело Киру, - повторила она, смакуя при произношении каждый звук и вдруг поморщилась от осознания убогости сочитания востока и запада - какой идиот наградил тебя этим ужасным именем?
Однако ответа на вопрос Цукуё не ждала. Ей было плевать. Как бывает обычно плевать на то, что говорят на долгих клановых собраниях.
"Как ты сказал? Счастливая возможность видеть меня." - Химе улыбнулась. Она прекрасно знала это лицемерие, ведь каждый в клане Накадзима знал, что визиты, что наносит лично принцесса, не приносят ничего хорошего, оставляя после себя или гору трупов, или пепелище.
- Расскажи мне о своей семье. - ровно, без малейшей окраски в голосе эмоций, но все также с интересом смотря на парнишку, произнесла она. - Твои родители чертовы консерваторы, приверженцы традиций, что боятся смотреть в будущее и тем более боятся вмешательства в семью кого-то постороннего, так откуда взялся у них ты, полукровка?
И было сейчас не понятно, что в сущности имеет в виду Цуки. Полукровку метиса, чьими родителями являются японец и итальянка, или же полукровку дампира в семье людей.

+2

5

Тигр бережет свою шкуру,
человек - имя.

Слова оскорбления, брошенные вампирессой в лицо блондина, исчезли в любезной готовности выполнить любое желание достопочтимой принцессы. Ни один мускул не дрогнул на лице. Ведь это был не более чем еще один камень, упавший на дне его души. По сравнению с тем, что он слышал от соклановцев, это были лепестки сакуры.
От Химе исходила волна ярости такой силы, что даже двое, сидящие в самом уединенном уголке кафе испытали желание поскорее уйти. Что уж говорить об Анже. Парень не понимал, из-за чего она вымещает свою злость на нем, но готов был на все, лишь бы она смилостивилась. Ведь причине совсем не обязательно существовать.
Отто-сама хорошо воспитывал в нем уважение к царским особам клана. Химе это Химе. Ей можно все. Даже вспороть ему кишки ради благополучия клана или же забавы. Сейчас он с радостью принес бы с кухни острейший нож, которым несколько минут назад разрезал тонкие рисовые коржи, лишь бы она сменила гнев на милость. Но требование рассказать о семье вызвало у полукровки вспышку раздражения. Лучше бы Цукиё попросила нож. Глубокий медитативный вдох, (только один, чтобы набрать больше воздуха), и парень попытался достойно выполнить приказ:
- Семья Киру полностью посвящена служению клану Накадзима. Мое появление на свет большой проступок перед великим родом, но благодаря милости кумите-доно я жив, и в своей ничтожности каждую минуту молю ками-сама о его благополучии и процветании. Дабы не бросать на фамилию Киру лишнюю тень, я покинул Японию, стараясь оказаться как можно дальше от чистой крови предков. Позвольте доказать  раскаяние о своем рождении, Химе-сама. Молю вас.

Отредактировано Анжэру Киру (26.08.2014 14:20:52)

+1

6

Что может быть проще и сложнее одновременно, чем отнять чужую жизнь? Химе медленно подошла к парнишке, вопросительно глядя ему в глаза. Она не слушала то, о чем говорил Анжеру. Она заранее и наперед знала, что ничего нового и интересного он не скажет. Лишь пустые слова, оправдывающие действия главы якудза. А где объяснения его действий? Где та самая суть, которая нужна была Цукуё, за которой она пришла сюда? Неужели парнишка не знает ничего о своем происхождении?
- Позволить доказать раскаяние о своем рождении, - повторила она за полукровкой. Это был отличный шанс не пачкать собственные руки в очередной раз и не оправдываться за убийство потом перед племянником, когда он узнает. А ведь он узнает, рано или поздно. Она медлит, думает, заставляя ждать, оставляя его просьбу без ответа. В былые времена подобное поведение с ее стороны могло расцениться, как отказ вассалу в достойном завершении жизни, как отказ от него самого.
- Но ведь, вассал моего вассала не мой вассал, так было принято у европейцев? Ты рассказал мне не все. - Химе отошла от парня, сочтя, что достаточно давить на него своей аурой, и присела за один из столиков. - Это не проступок, как ты сказал, перед великим родом, это великая честь, оказанная моим покойным братом твоему кумитё-доно. Сядь. - последнее слово проззвучало как приказ, которому противиться полукровка не сможет, хотя, скорее привычка, чем действительно желание помыкать.
Внезапно, Химе ощутила, что больше не испытывает гнева в адрес незаконнорожденного дампира, лишь жалость и желание рассказать обо всем племяннику.
- Расскажи мне о себе. О своих способностях, о жажде крови. И о том, что говорят о тебе в твоей семье.

+1

7

Из позы полупоклона, которая подчеркивала готовность выполнить долг перед кланом, парень разогнулся медленно, словно ожидая удара. Будучи истинный потомок самурая, он был готов ко всему, кроме приказа «сядь». Сначала, по наитию, глазами он поискал татами, а не найдя их, потрясенно смотрел, как Химе выбирает столик.
На негнущихся ногах он подошел к столику и занял место напротив.
- Прежде чем начать рассказ, разрешите предложить вам чай, Химе-сама, - может быть, принцесса сочтет его дерзость, но Анж решил это меньшим злом, нежели игнорирование элементарной вежливости, - мне 23 года,  в этом году получил диплом магистра в Академии Права,  - он начал перечислять факты биографии, как будто это было собеседование.
- Дома я не был уже шесть лет. На юридический факультет Корпорации я поступал в надежде порадовать отто-сама, сделать карьеру здесь и заставить его гордиться, а сейчас, когда признаю недостижимость, пеку сладости в кондитерской. Как я предполагал, отец относится к кафе пренебрежительно, считая его лишь детской забавой, чудачеством, хобби и не более. Кажется, ему это более неприятно, чем понимание, что я знаю истинное положение вещей. О своей принадлежности к семье только на половину я узнал во время медицинского обследования в Университете. До этого я только ощущал, но не понимал, почему отто-сама всеми возможными способами держал меня на расстояние. И при этом я приклоняюсь перед о-ка-сама. Она растила меня как родного, я чувствовал столько же ее любви, как старшие дети, не смотря на то, что моя биологическая мать принадлежала к вашей расе, Химе-сама. Возможно, она считала это великой честью.. Я не знаю.. Мы все старательно избегаем этой темы… Что касается жажды крови и других особенностей…  Может быть, ошибочно с моей стороны, но я не особо хотел выяснять их. Одна знакомая, говорит, что ощутила мою способность питаться чистой «ки». Так что бы четко ощущать что-то подобное, я, видимо, не слишком силен. Вмешивать гайдзинов в дела клана – недопустимо, поэтому я старался контролировать себя. Если камбу примет решение обучать чему-то меня, я с радостью приму на себя эту ответственность.

Отредактировано Анжэру Киру (26.08.2014 15:54:24)

+2

8

На этот раз Цукуё слушала  парня внимательно, стараясь подмечать малейшие изменения в его поведении при рассказе. Но все было ровно, мальчишка говорил разумеется с волнением, но в то же время так, будто перед ним не палач, а всего лишь потенциальный работодатель. Все было спокойно, все в его рассказе укладывалось в представление о правде самой Химе. Ровно до того момента, как Анжеру заговорил о матери. О своей "биологической" и той, что его растила.
"Так вот оно. Парень думает, что его настоящая мать вампир?"
Это было возмутительно. Если он в курсе об истинном положении вещей в мире, то он доюлжен знать, что родить ребенка от человека, как бы приближен к семье он ни был, для вампира - это ужаснейший позор, что в клане Накадзима карается смертью. И прикрывать подобное никогда не стал бы даже ее брат. Никогда. Как бы добр, дипломатичен и сострадателен он ни был. С болью в сердце, но он уничтожил бы эту женщину вместе с ребенком, еще до рождения. Как можно предполагать такое?
- Глупости, - фыркнула Цуки, - Если бы ты был сыном женщины моей расы, ты бы не сидел сейчас предо мной, ты был бы мертв. Убит вместе с этой неразумной женщиной и человеком, что осмелился обрюхатить ее.
Химе была груба и не сдерживалась в выражениях. Снова. Ведь она не дома и она начинала злиться. Снова. Глубокий вдох, выдох. Она прикрыла алеющие глаза, стараясь подавить вспышку гнева.
- Но ведь, всегда можно все исправить. Всегда, брат, - она произнесла это по привычке. Всякий раз, когда Цукуё нервничала, для успокоения она обращалась к ныне покойному брату.
"Этот ребенок и глупые домыслы бросают тень на нашу семью. Не удивительно, что эти отбросы из Окумура зашевелились, начав действовать. Я все исправлю. Все."
Вампиресса открыла глаза, внимательно посмотрела на полукровку.
- Я убью тебя. - весело, с улыбкой на губах проговорила она, - Я исполню то, что было предначертано тебе, маленький принц. Но сначала, расскажу тебе правду. Ты и правда потомок великого клана демонов Накадзё. В тебе есть ровно половина чистейшей крови, что согласно легендам черная как тушь. Ты сын Мицунари, моего племянника и нынешнего Патриарха. Именно поэтому ты жив. Поэтому твой добрый дед решил пощадить тебя и отдать на воспитание людям. Но этого слишком мало, чтоб жить дальше. - Цукуё продолжала улыбаться, рассказывая это, мягко, даже ласково, но при этом цепко схватив за руку Анжеру. Воздух вокруг них постепенно становился жарче, отчего дышать становилось сложнее. Химе готовилась к тому, чтоб отнять жизнь у мальчишки. - Твоя мать была пышногрудой красавицей с острова Сицилия. Оооо, и мой глупый племянник не устоял. А потом, в результате вот он, ты, смесь благородного востока и варварского запада. И имя твое - это настояние твоей матери. Так теперь скажи мне, все так же ли ты готов к смерти? Потому что я готова...
И вновь взгляд Цукуё вспыхнул алым огнем, а жар вокруг них спал, снова делая воздух прохладным и не обжигающим при дыхании. Зато теперь, постепенно жизнь начала уходить из тела дампира, осушая его и отнимая один за одним годы и силы.

+3

9

Блондин лицезрел Накадзима Цукуё в том ужасающем величии, который приписывался ей множеством слухов. Но в каждом слухе только доля слухов. И титул Огненной ведьмы она получила по праву. Карие глаза Химе горели пламенем гнева. Воздух вокруг загустел, как желе. Накал страстей обжигал кожу, и не в переносном смысле. А когда она коснулась его руки, жизненная сила стала покидать тело подобно воде. Парень сжал пальцы в кулак, сдерживая порыв разорвать тактильный контакт. Это было бы неразумно. Он уже мертв, а клан Киру - нет. Какой бы высокой стеной он не оградился от всех, Анж не мог вытравить из себя привязанность к людям, которые его воспитали.
Известия о более тесном родстве с верхушкой Накадзима не произвела на парня должного впечатления. Времени осознать великую честь быть сыном Патриарха катастрофически не хватало. Все его мысли были обращены к онее-сама, к той безграничной любви, теплоте, нежности, которые он испытывал к ним.
Оказалось, думать о готовности умереть во имя чистоты крови Накадзё и быть готовым шагнуть в объятья огненной ведьмы, две совершенно разные вещи. Тело само по себе попыталось вернуть свое «ки», но эти жалкие потуги сделать глоток из уходящей реки были прекращены мощными толчком силы Цукиё.
- Химе-сама подарит мне быструю смерть,.. - он опустил голову в смирении, стараясь сохранить в голосе почтение, но слышал только слабый хрип, - а пока моя душа не отправилась к предкам, хотелось бы знать: за щедрый дар знать, кто же я на самом деле, я должен благодарить моего  настоящего отца?  - одновременно со словами, он собрал остатки воли и  единым толчком направил к Химе все эмоции, которые он испытывал к сестрам. Связь между Огненной ведьмой и ее жертвой была крепкой и заряд эмоций будет передан по назначению. Пусть убивая его, она почувствует к Патриарху то, что он испытывает к самым дорогим его сердцу людям. И даже если она воспримет эти чувства за силу преданности и любви к клану, пусть так и будет. Пусть эти эмоции останутся в память о нем, чем разочарование от встречи с грязнокровкой.

Отредактировано Анжэру Киру (10.09.2014 18:35:52)

+1

10

А мальчишка был не так слаб, как показалось Цукуё на первый взгляд. Полукровка сопротивлялся и совсем не дурно для того, кто является «демоном» лишь наполовину. Но этого все же было недостаточно, чтоб соперничать с Химе. Поэтому, вампирша слегка ослабила свое влияние на блондина. Совсем немного, для того, чтоб послушать что же он ей ответит. И ответ последовал весьма странный, по мнению Цуки. Она даже отпустила руку парня, отстраняясь дальше к спинке стула на котором сидела.
- О, эта магия добра и бесполезности, - она усмехнулась, презрительно глядя в сторону мальчишки. Тот пытался вызвать в ней что-то светлое в адрес семьи, но не было смысла. Ведь и без его помощи, семья всегда была тем, за что Химе цеплялась сильнее всего, и во чье имя она всегда старалась. Разве что, кроме того момента, когда она поссорилась с братом и ушла в монастырь, в мужской, разумеется. Но тогда у нее были причины отказаться от всего, не так, как сейчас. Цукуё Накадзима пришла сейчас сюда именно, что во имя своей семьи, с самыми нежными чувствами в сторону племянника и решимостью стереть грязное пятно с репутации клана. И это, наверняка было слишком предсказуемо. Наверняка, в очередной раз найдутся желатели добра, что расскажут и Мицунари о том, что у него имеется отпрыск не самых чистых кровей. И тогда… Тогда, он возненавидит свою заботливую тетушку. Даже не смотря на то, что она старалась ради него же. Этого Цукуё допустить не могла. Картинка будущего слишком явно стояла у нее перед глазами. Пока они слишком нужны друг другу, чтоб так просто вносить раздор в, и без того нестабильные, отношения. Ссоры и споры – это слишком нежелательные последствия. В конце концов, помимо решимости, ей нужно стать терпимее, а еще дипломатичнее, чтоб добиться желаемого места в Корпорации.

Тень улыбки легла на губы ярко очерченные алой помадой. В секунды все поменялось и теперь, перед Химе сидела не помеха, воспитанная родом человеческим. Анжеру Киру стал инструментом, для управления чутким и сострадательным племянником.
«Во имя семьи демонов Накадзё, братец. Ты ведь простишь меня?»
Ее теперь спокойные, темные глаза внимательно смотрели на полукровку. Возвращать ему отнятую энергию она не собиралась, решив для себя, что это будет уроком молодому дампиру.
- Твоему настоящему отцу ничего не известно о тебе. Никому не известно, - она говорила ровно, спокойно и несколько холодно. Будто бы и не она только что хотела лишить мальчишку жизни. Рассказывать обо всем, что так ярко зрело в ее мыслях, вампирша не собиралась. Возможно потом, но не сейчас. - Все это моя инициатива. Это испытание, которое ты, милый мальчик, прошел.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [27.08.2066] Добро пожаловать!