КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Альтернативная игра » [12.2066 - 01.2067] Дежавю


[12.2066 - 01.2067] Дежавю

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время: Декабрь 2066-январь 2067
Место:
Особняк госпожи Цепеш
Действующие лица:
Маргарита Цепеш, Ратмир и Эрих Майне
Описание ситуации:
Стоило только хозяину покинуть стены Клуба, чтобы с головой погрузиться в предсвадебную суету, как его пока что еще невеста вновь начала активно действовать. Путем подлога документов (за весьма нескромную сумму) блондин лишился хозяйского ошейника и статуса личного раба Майне. Ничей -значит, общий. Желающих отказаться не нашлось, но то были только цветочки. Спустя пару недель, где-то в районе даты бракосочетания, Рогозина ждал сюрприз - особенный клиент с завышенными запросами, готовый вбивать их в глотку рабу всеми доступными способами.
Госпожу Цепеш же посещают настойчивые видения с мальчишкой-рабом в главной роли. Они пересекались в клубе и улыбчивый и стеснительный парень запомнился Марго. Она решает действовать и, пользуясь неразберихой в документах и своим непререкаемым авторитетом забирает оборотня себе домой, выкупая. Разве кто посмеет перечить сиятельной даме? Да и кому какое дело что она будет делать с этим уже бесполезным невольником? Может... высушит?

[+10 ZEUR] всем участникам эпизода

Отредактировано Ратмир (23.07.2014 20:58:56)

0

2

Очередное утро в особняке госпожи Цепеш. Утро, ничем не отличающееся от множества других. Тихая возня прислуги, и первые солнечные лучи, отчаянно пробивающиеся через плотные шторы. Покой и безмятежность так и парят в окружающем воздухе.
Сама Маргарита сидит за обеденным столиком и старательно размешивает маленькой ложечкой сахар, вглядываясь в кружку так пристально, будто собирается найти на глубине смысл всей вселенной. В окружающем воздухе витает ни с чем не сравнимый аромат бодрящего напитка. Такие маленькие кофейные минутки призваны привносить в жизнь немного той гармонии, какой нам обычно не достаёт в повседневной суете.
Но в этот раз всё пошло совсем не по плану. Обрывок чужой жизни ворвался так внезапно, что Маргарита не сразу успела понять происходящее. А когда успела, было уже слишком поздно, и собственное сознание стремительно ускользнуло, уступая очередному видению. Ослеплённая вспышкой чужой боли, Марго тут же зажмурилась. На этот раз ей предстояло побывать в шкуре светловолосого мальчишки - раба, что получал удар за ударом. И, судя по силе ощущений, кто - то орудовал серебром, не иначе. Лицо невольника показалось Маргарите смутно знакомым, но она  никак не могла сосредоточиться. Реальный мир казался ей призрачным, а мир чужих видений - реальным. Настолько, что хотелось кричать от нестерпимой боли.
Но то ли кому - то надоело играть со своей жертвой, то ли мальчишка просто "вырубился", постепенно видение всё же отступило. Едва только это произошло, как Маргарита тут же соскочила со своего места. Пронзительный крик разрезал утреннюю тишину, и женщина прижала ладони к лицу. В оконном стекле вместо собственного отражения она успела разглядеть пепельную волчицу. Каждый раз, когда происходило нечто подобное, Марго начинала бояться, что однажды рассудок покинет её раз и навсегда.
Опомнилась госпожа Цепеш лишь, когда появившаяся на кухне Луиза осторожно коснулась её плеча. Потребовалось всего несколько осторожных шагов, чтобы оказаться в своей спальне у маленького зеркала. И ещё пара минут мучительных размышлений, чтобы вспомнить имя светловолосого мальчишки. Кажется, за него тогда просила крошка Лу. Странно, что всё это успело вылететь у Маргариты из головы, ведь обычно она ничего не забывала.
Озарение пришло внезапно. Ну, конечно же! Она видела этого мальчишку в клубе. А раз так, дальнейший маршрут был теперь известен. Повозившись немного с выбором одежды, Маргарита тщательно привела своё личико в порядок и покинула особняк.
Музыка и скорость - лучшие средства от меланхолии. Маргарите это прекрасно известно, и она вжимает педаль газа до упора. Сорвавшись с места, машина стремительно удаляется прочь по вьющейся лентой дороге. Тонкие пальчики едва заметно подрагивают с зажатой в них дорогущей сигаретой. Для собственного успокоения Марго выбирает самую длинную дорогу до клуба. Сейчас, когда нет назначенного времени, женщине абсолютно всё равно - приедет она минутой раньше или же - позже.
Аккуратно припарковавшись, Маргарита покидает машину. Тихий звон каблучков возвестит о приближении их владелицы ещё раньше, чем она успеет произнести хотя бы слово. Оставив свою шубку в руках у охраны, Марго взглядом находит администратора. О, какой же это соблазн - потрепать нервы лапочке Геше. И пока тот будет щебетать нечто невразумительное, женщина, по капле выуживая нужную информацию, вдруг узнает, что Ратмир теперь совершенно свободен. Пожав плечами, Марго заявляет, что заберёт ирбиса к себе. Возражения не могут быть восприняты всерьёз, и госпожа Цепеш направляется в сторону нужной комнаты. Толкнув дверь ладонью, обнаруживает, что та совсем не заперта.
Ещё несколько минут требуется Маргарите, чтобы опознать спящего мальчишку. А сделать это ой, как не просто. Особенно теперь, когда спину оборотня украшают глубокие кровоточащие полосы, да и в целом видок у невольника очень помятый. Оставив свои туфельки у входа, Марго делает несколько осторожных шагов навстречу и опускается на краешек кровати. Внимательно осматривает все повреждения на теле мальчишки и тихо шепчет - Так вот ты какой, Ратмир. - её дар напоминает о себе пульсирующей болью в висках. Закрыв глаза, Марго начинает потихоньку отдавать Миру свою энергию, и царапины на спине оборотня перестают кровоточить.
Позже нужно будет распорядиться, чтобы мальчишку привели в порядок, но пока Маргарита не спешит. Ей никогда не нравилось будить спящих. А раз так, вполне можно подождать ещё несколько минут.

+2

3

Обстоятельства сложились так, что невольник не успел даже окунуться в водоворот собственных переживаний. Стоило только Эриху уехать, как на следующий же вечер комната заполнилась странными людьми, среди которых был и менеджер – скользкий и весьма неприятный тип. Они громко разговаривали, посмеивались, поглядывая на напрягшегося раба, а потом подошедший охранник с легкостью избавил оборотня от ошейника. Надо было видеть шокировано-растерянное лицо Рогозина. Юноша  повел себя несколько неадекватно, бросившись отнимать внезапно ставшей дорогой вещь. Впрочем, ему быстро, хотя и без особого рукоприкладства, разъяснили что к чему. Он – больше не раб Майне и теряет свой статус и с сегодняшнего вечера начинает принимать других клиентов. Любых, кто только захочет переступить порог комнаты.
Их было много. Лица сменялись пестрым калейдоскопом – неизменным оставалось только одно – чувство боли, горечь и, наконец, наступившая апатия. Он сопротивлялся первым, вторым, третьим, получал заслуженное наказание, пытался обернуться, но заработал лишь блокиратор на шею вместо ставшего уже родным ошейника. Он не позволял прикоснуться к себе – ведь его тело принадлежало только Майне! Страшно было подумать, что этот властный мужчина, вернувшись, попросту побрезгует грязной шлюхой, через которую прошла добрая часть клиентов.
Но то был лишь только секс. Тупое насилие не только над оболочкой, но и над личностью. Прошло всего то каких то жалких две недели, а он уже вымотался и сопротивлялся из последних сил, позволяя, порой, уже сделать то, за чем пришли. Только вот не всем нравилось трахать бесчувственное тело. Когда же Мир запоздало понял, что тот клиент разительно отличается от всех остальных, было уже поздно пугаться.
Венцом двухнедельного марафона стал отъявленный садист, избивший сначала парня до полуобоморочного состояния, а после, приведя в себя, выпоровший плетью. То, как хлестал его Эрих, казалось лаской по сравнению с теми мучительно-тягучими минутами... Он проваливался в небытие, но его упорно возвращали назад. Спина не только что горела – пылала, а в комнате стоял удушливый запах свежей крови.  Уже не было сил кричать – только вздрагивал, когда металлические нити облизывали искалеченную спину и, видимо, мужчине стало скучно. Отложив в сторону плеть, он  вскоре вернулся со скальпелем и, хищно улыбаясь, что-то говорил невольнику, демонстрируя свое оружие.  Медленно, растягивая удовольствие он скользил от виска к губе по щеке мальчишки, любуясь, как медленно наливавшиеся капли срываются вниз, окрашивая багровым бледную щеку, вязкими струйками сбегают по шее на худую мальчишескую грудь.
Мир вновь потерял сознание и очнулся лишь ближе к следующему вечеру. Сил встать со своей лежанки уже не было – просто лежал, плывя в тумане непрекращавшейся боли и смотрел пустым взглядом в одну точку. Кажется, заходил кто-то из служащих, его пытались привести в порядок, грубо стирая кровь со спины. Потом сдернули и оттащили в душевую, запихав под струи холодной воды. От боли во всем теле вновь потерял сознание и очнулся лишь на следующее утро – от приятного аромата женских духов и тепла, разливавшегося по телу и притуплявшего его личный ад.
С трудом разлепив глаза, невольник не сразу смог сфокусироваться. Картинка плыла перед глазами, но женщина, сидевшая рядом была не блондинкой и это несколько успокаивало. Собравшись с силами, он попытался приподняться на руках, чтобы потом сесть, но был настолько слаб, что попросту не смог этого сделать. Только лежал и выжидательно смотрел на смутно знакомый расплывчатый образ, оставив все попытки принять очередного клиента как то полагается.

+2

4

Пока Ратмир пребывал в бессознательном состоянии, Маргарита с интересом разглядывала его тело, изучая каждый шрамик и каждую царапинку. В конце концов, ей ведь нужно было определиться с объёмом будущей работы.
Кто знает, что могло бы случиться с мальчишкой, не попроси Луиза тогда помощи у своей хозяйки. Но было и ещё кое - что, всегда имевшее решающее значение. Своим видениям Маргарита противостоять никогда не могла. Вот поэтому она сейчас и сидела в комнате, наполненной запахом чужой крови. Сидела и ждала, пока Ратмир начнёт подавать хоть какие - то признаки жизни.
К счастью, ждать пришлось не долго. Спустя лишь пару минут мальчишка открыл глаза и попытался приподняться. Стоило только этому случиться, как Марго тут же заговорила с невольником, делая между фразами довольно длинные паузы, чтобы Ратмир успевал осмысливать услышанное.
- Моё имя - Маргарита Цепеш. - женщина улыбнулась, пряча взгляд за пушистыми ресницами и принимая вид обманчиво - кроткий. Её голос звучал мягко и ненавязчиво, но не смотря на это, вряд ли у кого - то могло бы возникнуть желание перечить. - И сегодня я заберу тебя к себе. - стараясь не делать резких движений, Марго ладонью коснулась спины парня, тем самым давая понять, что не стоит предпринимать бесплодных попыток подняться. Ведь совершенно незачем было тратить силы, которых у мальчишки итак осталось не слишком уж и много. - Можешь не бояться, я вовсе не собираюсь делать с тобой то же, что и предыдущие клиенты. - тонкими пальчиками провела по щеке оборотня, с интересом наблюдая, как под её прикосновениями затянулся довольно глубокий шрам. Даже спустя несколько сотен лет этот дар не переставал удивлять Маргариту, и она каждый раз как зачарованная наблюдала за результатом своих манипуляций.
Разорвав наконец прикосновение, женщина поднялась со своего места и направилась к двери. Сейчас, когда она не была больше сосредоточена на исцелении, Ратмир должен был вновь почувствовать ту боль, что пеленой окутывала его до появления госпожи Цепеш. Наверное, со стороны это выглядело слишком жестоко, но Маргарита итак сделала большое исключение, позволив себе прикоснуться к этому светловолосому мальчишке.
- Сейчас тебя приведут в порядок, и можешь начинать собирать свои вещи. - обернувшись к Ратмиру через плечо, госпожа Цепеш небрежно бросила фразу и вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь. Тихий звон каблучков замер где - то в отдалении, оставляя мальчишку наедине со своими мыслями и ощущениями.
Продлилось это до тех пор, пока Марго не нашла администратора. Как это обычно и бывало, при виде Гедеона губы вампирши сами собой расплылись в издевательской ухмылочке. - Неужели Вы думаете, что я заберу мальчишку в таком состоянии? Если Вашим ответом будет "да", то советую подумать дважды. Или мне придётся сделать вывод, что у администрации клуба вместо мозга в голове что - то другое. - от былой мягкости не осталось и следа. Теперь голос Маргариты звучал холодно и жёстко. Удовлетворившись впечатлением, произведённым на администратора и лениво понаблюдав за его показушной паникой, женщина невозмутимо извлекла из сумочки пачку дорогих французских сигарет и закурила. - Советую Вам в кратчайшие сроки привести Ратмира в порядок и посадить в мою машину. - а в качестве ещё одного неоспоримого аргумента Марго выудила из сумочки внушительную сумму денег и небрежно швырнула её на администраторскую стойку. - И принесите даме вина, а то так и соскучиться не долго. - отойдя наконец от лапочки - Геши, женщина опустилась на диванчик для посетителей.
Не известно, сколько времени прошло, но Ратмира всё же вывели. Бледного и едва державшегося на ногах, но он хотя бы выглядел как человек, а не как жертва чужих побоев. Не было и того кровавого аромата, что мог бы шлейфом тянуться за мальчишкой и будоражить внутреннюю волчицу госпожи Цепеш.
Отставив от себя бокал и демонстративно уронив сигарету прямо на пол, Маргарита наступила на неё носочком своей туфельки, с мстительным удовольствием наблюдая за побледневшим лицом администратора. - В машину его. На заднее сидение. - небрежно махнув рукой охране, женщина закуталась в шубку и вышла из клуба. После чего заняла место за рулём и принялась бездумно тыкать кнопки на магнитоле, пока наконец не заиграла тихая мелодичная музыка. - Ну что, Ратмир, готов прокатиться с ветерком? - оглянувшись назад, Маргарита вновь улыбнулась, наблюдая за безмолвным изумлением мальчишки.

+1

5

Если бы мог - Мир бы отреагировал бурно на фамилию его посетительницы. Цепеш... Кажется, к представителю этого древнего рода попал некоторое время назад беглый раб. И, если подернутое дымкой боли сознание не обманывало его, то эта холеная леди приходилась тому вампиру... женой? Пугаться уже было нечего - если вдруг невольника решили пустить в расход столь странным способом - ничего уже не поделаешь. Оставалось только принять все происходившее как данность. Только вот... ее прикосновения словно стирали его личный ад, забирая боль. Не имея возможности обернуться и залечить хотя синяки на теле, блондин уже успел отчаяться и, словно в волшебной сказке, появилась добрая крестная фея. Сидит рядом, дает надежду на то, что этот вечер будет не последним в жизни раба борделя, обещает... Похоже, что обещает тишину и спокойствие, отдых или передышку.
Губы кривятся, силясь изобразить благодарную улыбку, но выходит плохо. Кусая губы, оборотень отводит взгляд и молча кивает, выражая полное понимание обращенных к нему слов и согласие. Будто его спрашивают!
Посетительница же встала со своего места и направилась прочь. Юноша только скрипнул зубами, давя стон - более чем неприятные ощущения не замедлили вернуться, вновь разрывая и без того истерзанное тело яркими всполохами. Впрочем, сейчас было уже немного легче, да и надежда, данная госпожой Цепеш, придавала сил и помогала поверить в то, что завтрашнее утро для него настанет.
Спустя весьма короткое время в комнату пожаловал врач, судя по стойкому запаху медикаментов, и пара охранников. Мальчишка только глазом покосился на них, наблюдая за перемещениями. Они споро принялись приводить его в порядок: отмыли, намазали какими-то пахучими мазями и перебинтовали. За что отдельно был благодарен - с шеи таки сняли блокиратор, отнимавший вторую суть и возможность обернуться.
За то время, пока над ним в поте лица трудились сотрудники заведения, Мир устал еще больше и едва держал глаза открытыми. В конечном итоге на него нацепили какую-то свободную рубашку, балахонистые штаны, вкололи в плечо несколько ампул,  с чего картинка начала двоиться, но и боль несколько притупилась. Предложили пойти - не смог, едва не упал - взяли под руки и потащили прочь из комнаты. О каких вещах шла речь, если у него ничего ровным счетом не было!
Перед выходом на улицу накинули на плечи теплое колючее одеяло и погрузили в машину. Весь свой путь из комнаты до шикарного авто блондин помнил урывками то просыпаясь, то вновь проваливаясь в небытие. Скорее всего, вместе с обезбаливающим вкололи и какое-то успокоительное. Идиоты...
Еще до того, как охранник хлопнул дверцей, Мир завалился на бок и с трудом подтянул колени к груди, устраиваясь поудобнее и проваливаясь в глубокий сон.

+1

6

Не смотря на заданный вопрос, Маргарита вовсе не ожидала услышать от Ратмира хоть какой - то ответ. Особенно теперь, после того как мальчишку буквально под белы рученьки вывели из помещения клуба.
Судя по всему, Мира накачали какими - то лекарствами, и это Марго ужасно не понравилось. "Идиоты." - развернувшись в сторону дороги, вампирша вдавила педаль едва ли не до упора, и машина резко газанула, срываясь с места.
Скорость - лучшее средство от лишних мыслей в голове. А ведь подумать было о чём. Хотя бы задать себе вопрос: "А зачем она в очередной раз подобрала бесхозного кота?" И главное, почему всё это случается именно с ней? Почему этот чёртов дар никак не может оставить Маргариту в покое и дать ей пожить нормальной жизнью?
"Видимо, в наши дни быть нормальным - непозволительная роскошь. Особенно, если ты относишься к древнему вампирскому роду, представителей которого язык в принципе не повернётся назвать адекватными. И чем дальше, тем больше тому доказательств можно найти." - женщина пожала плечами, как будто её кто - то мог увидеть и переключила своё внимание на дорогу. Не хватало ещё въехать в ближайшее дерево. Тем более сейчас, когда на заднем сидении свернулся калачиком Ратмир.
Выпустив пар, Маргарита всё же сбавила скорость и закурила. Медленно выдыхая ядовитый дым, госпожа Цепеш с тихой усмешкой вспомнила, что капля никотина убивает лошадь. Оставалось только понадеяться, что организм вампира будет более устойчив к этой дряни. К тому же, чистенькими и розовенькими лёгкими могли похвастаться только лабораторные мышки, и Марго знала это не понаслышке. А раз так, то совсем не важно, выкуришь ты на одну сигарету больше или же нет.
Теперь, когда ей удалось успокоиться и совладать со своими эмоциями, нужно было определиться с дальнейшим планом действий. Импровизация, конечно, дело хорошее, но только лишь в разумных пределах. Марго прекрасно понимала, что пока Ратмир пребывает в полусознательном состоянии, с ним можно делать всё, что угодно. Но ведь так не может продолжаться постоянно. Рано или поздно оборотень придёт в себя и, кто его знает, что взбредёт в голову большому и сильному зверю. В конце концов, заставить беспрекословно подчиняться, Маргарита могла лишь представителей волчьего семейства, а вот с воспитанием той же Луизы пришлось немало повозиться.
И это не считая различного рода повреждений. Хоть мальчишку и привели в относительный порядок, сделано это было на скорую руку, лишь бы только дотащился до машины. Что ни говори, масштаб предстоящей работы был колоссальным, а ведь Маргарита даже не осматривала Ратмира на наличие внутренних повреждений.
"Значит так, пусть сначала мальчишка отоспится и отойдёт от действия этой дряни. А уж потом я найму нормального врача, который действительно сможет разобраться с видимыми и невидимыми ранениями, а не просто заглушить боль наркотой." - наконец - то в голове у женщины сформировалась хотя бы приблизительная последовательность действий, и это не могло не радовать. Аккуратно притормозив возле самого дома, Марго вышла из машины и подала охране знак, чтобы те вывели Ратмира на свет Божий.
Подождав несколько минут, пока мальчишка окончательно придёт в себя, а глаза его перестанут закрываться, вампирша открыла дверь и сделала несколько уверенных шагов вперёд. Оказавшись в прихожей, Маргарита скинула туфельки, сменив их на мягкие плюшевые тапочки. А ещё секундой позже подобного рода обувь приземлилась рядом с Ратмиром.
- Переобувайся и не отставай, ибо сейчас я проведу тебе маленькую экскурсию по своему особняку. - сделав паузу, госпожа Цепеш подождала, пока мальчишка переобуется и расстанется уже со своим одеялом. После чего неспешным шагом направилась в глубь гостиной. Маргарита не могла сказать точно, успел ли Ратмир разглядеть их с Давидом свадебную фотографию или же нет, но на всякий случай перевернула снимок картинкой вниз. Почему - то Маргарите совсем не хотелось, чтобы кто -то знал о её с мужем странных отношениях. - По мою левую руку находится библиотека. Если будет скучно, можешь сидеть там, но книги отвоёвывать будешь у Луизы. - не задерживаясь, женщина направилась в сторону гостевой комнаты. - А вот здесь ты будешь пока что жить. Спать можешь на диване, только обои не царапать, обивку не обдирать. - Маргарита провела пальчикам по губам, вспоминая о, чём же она забыла упомянуть. - Если захочешь есть, просто спустись на кухню. Надеюсь, не потеряешься. - и на этой радостной ноте госпожа Цепеш вышла из комнаты, оставляя невольника предоставленным самому себе.

+1

7

Мира настырно выдергивали из его сладкого темного мирка, в котором наконец-то нашло отдохновение утомленное последними неделями существования сознание. Он всегда был доверчивым и уже не раз поплатился за это, но сейчас было уже все равно и, в очередной раз, расслабился. Сколько же можно озираться по темным углам и с содроганием ждать каждого нового вечера? Почему бы не позволить себе поверить, что и в этот раз удалось ускользнуть от костлявой и опять благодаря семейству Цепеш.
Разлепив глаза, парень уставился на склоненного над ним мужчину в строгом костюме и только силуэт госпожи Цепеш чуть в стороне не дал ему моментально сорваться в состояние, близкое к панике. А сердце уже было забилось в районе горла от накатившего ужаса. Но нет... Пришлось взять себя в руки и, поддерживаемый только остатками гордости, невольник с трудом вылез с заднего сиденья, плохо ощущая свое тело и жадно вдохнул уличный воздух. Судя по яркому запаху хвои и легкому морозному ветерку, без примеси выхлопных газов и прочих специфических ароматов города, дом располагался в предместьях.
Как у Эриха...
Моментально прогнав от себя бередящие душу мысли, Рогозин поплотнее укутался в одеяло и пошел следом за женщиной. Ему некогда было удивляться красоте здания и прилегающей территории - поставил перед собой цель дойти туда, куда поведут и просто не упасть. Голова кружилась, там то и дело взрывались цветные салюты, ноги казались ватными, ровно как и руки, картинка перед глазами  то и дело норовила убежать. Настолько паршиво не чувствовал себя еще никогда в жизни.
В прихожей какое-то время заторможенно смотрел на протянутую к нему руку и только потом догадался, что у него хотят забрать это дурацкое колючее одеяло, призванное заменить куртку, а под ногами уже лежат казавшиеся мягкими и такими уютными тапочки. С трудом сдернув ботинки, он разве что не зажмурился от удовольствия, пряча замерзшие ноги в их теплое нутро.
Уютно...
Все, что видел впереди себя оборотень, следуя за провожатой - ее прямую спину и изысканную прическу. Женщина стала кем-то вроде маячка, за которое уцепилось сознание и продолжало следовать за ней. Пусть не быстро, но старался держаться прямо и идти своими двумя, не держась за стенку, хотя первый же увиденный в гостиной диван моментально приковал взгляд, маня побыстрее добрести до него и продолжить свой нездоровый сон.
Маргарита что-то говорила, указывая руками на двери, но блондин почти ничего не слышал - лишь обрывки из которых на такую больную голову сложить хоть что-то вменяемое не представлялось возможным.
Шаг, еще один, еще и, казалось бы непреодолимое препятствие ввиде лестницы преодолено. Благо там можно было беззастенчиво цепляться за поручни хотя бы одной рукой. Какая-никакая, а опора...
Хозяйка особняка приоткрыла одну из дверей и, не долго думая, парень скользнул за ней. Комната как комната. Его временное пристанище на какое-то неопределенное время, но об этом обязательно спросит позже. Может быть завтра или на днях. Сразу, как только госпожа изволит с ним побеседовать. Кто знает на сколько его оставят приходить в себя. В конце-концов, она слишком родовита и состоятельна, чтобы сидеть рядом с каким-то жалким бордельным рабом. Для этого в доме всегда найдется прислуга. Так что, вполне возможно, что следующее свидание состоится ох как не скоро.
Мальчишка посторонился из дверного прохода, чтобы пропустить Маргариту и молча проводил ее взглядом. Язык к небу прилип и он не смог выдавить из себя ни слова благодарности. Только закрыл дверь и побрел к дивану. Какое-то время примеривался как лучше присесть и прилечь, чтобы было не так больно, а потом попросту забил и лег, скривившись от острой боли, пронзившей спину.
Последней здравой мыслью в темнеющем сознании было то, что диван, скорее всего, придется менять. Сколько хлопот принес в этот дом...

+1

8

Оставив Ратмира в гордом одиночестве, Маргарита вовсе не спешила возвращаться обратно в комнату. В конце концов, день ещё был в самом разгаре, а запирать себя в четырёх стенах - не самое лучшее решение.
Спустившись на кухню, Марго жестом подозвала к себе слуг, буквально на пальцах им объясняя, чтобы регулярно заглядывали в комнату оборотня, мало ли тому чего - нибудь захочется. Да хотя бы поесть.
Сама же женщина расположилась за маленьких столиком и принялась маленькой ложечкой размешивать сахар на дне фарфоровой кружечки. Воздух вновь наполнился кофейным ароматом. "Дежавю какое - то." - промелькнула в голове дурацкая мысль, не задерживаясь там на длительное время.
На глаза госпоже Цепеш попались разноцветные листочки. С тех пор, как в этом доме появилась Луиза, листочки теперь валялись по всем комнатам. Это было сделано для удобства и возможности хоть как - то общаться. Не долго думая, Марго притянула один из обрезков разноцветной бумаги к себе и принялась задумчиво водить карандашом, не сильно фокусирую внимание на том что получалось. А картинка - то в итоге оказалась очень даже занятной. В картонной коробочке сидели рядышком уменьшенные копии Луизы и Ратмира, разумеется, в их животном облике. Тихо хмыкнув, госпожа Цепеш в очередной раз подумала, а не завести ли ей обычного, самого простого кота. С таким уж точно не придётся возиться, не то что с этими.
Отодвинув листок от себя, женщина наконец поднялась с места и, выудив из сумочки свой маленький телефончик, принялась обзванивать все самые крутые клиники на Алмазном Берегу, о которых только знала. Наконец, ей удалось договориться о встрече, и Маргарита поспешила покинуть дом.
Садиться на этот раз за руль вампирша не рискнула. Вместо этого она расположилась на заднем сидении и принялась сосредоточенно перелистывать страницы в толстенном справочнике лекарств. И чем дальше, тем более затратным обещало стать содержание этого бесхозного оборотня. Хотя, никакие деньги не могли сравниться с душевным спокойствием, и Марго знала это не понаслышке.
Сама же встреча прошла вполне ровно и завершилась успешным сотрудничеством. Назначив определённый день и час, Маргарита попрощалась с будущим врачом Ратмира.
Следующим пунктом её остановки была аптека. Вообще - то Марго редко сама ходила по магазинам, но тут случай был особый, как ни крути. Всё - таки, биоэнергетика - это хорошо, но лечебный эффект лучше усилить и другими средствами.
Домой Маргарита вернулась лишь поздним вечером и до самой ночи просидела, погрузившись в литературу медицинского содержания. Когда же ей это надоело, госпожа Цепеш резким движением захлопнула книгу и поднялась к себе в комнату. Там она сменила опостылевшее за день платье на самый обыкновенный шёлковый халат. После чего заглянула в комнату к Ратмиру. Мальчишка спал крепким, не совсем естественным сном, и Марго решила немного подлатать его, пока Мир не успел очнуться и начать отстаивать свою гордость. Энергия тёплым потоком вновь устремилась в измученное побоями тело, а женщина закрыла глаза. В её сознании вновь возникли события столетней давности, и это вызвало немного вымученную грустную улыбку. Постепенно грань между реальностью и видением стёрлась, и госпожа Цепеш погрузилась в сон.

+1

9

Наутро мальчишка чувствовал себя странным образом выспавшимся и почти что здоровым. По крайней мере пока не шевелился - не было никаких признаков того безумия, что довелось пережить за последние дни.
Сладко причмокнув, он приподнялся на локтях и тут понял, что слишком поспешил с выводами. Будь его спина раскрашена во все цвета радуги обычной плетью - давно бы уже был как новенький, а тут... Придется еще какое-то время потерпеть, прежде чем все встанет на свои места. Хотелось бы только верить, что до возвращения Майне успеет и не придется представать перед ним в столь бледном виде. Жалость - самое меньшее, что хотелось бы видеть в его глазах.
Как-то запоздало оборотень почувствовал легкий аромат духов хозяйки особняка и медленно повернул голову, разыскивая ее взглядом. Женщина спала... Сидя рядом с диваном, в легком шелковом халатике столь откровенно открывшем точеное плечико... Дальше в вырез смотреть не стал - только густо покраснел и отвернулся. Вот если сейчас кто в комнату войдет! Какой-нибудь ревнивый родственничек! И не оправдаешься потом, что совсем не причем и вообще никуда не смотрел и ничего не видел!
Осторожно, чтобы не разбудить женщину, подтянул к себе ноги и, морщась, сполз с дивана. Зов природы еще никто не отменял, да и помыться ужасно хотелось. Бинты то тут, то там прилипли к ранам и жутко тянули при каждом движении. Да и поменять бы их не помешало.
Дверь в стене невольник расценил как ванную комнату и тихо, стараясь не шуметь, побрел в ту сторону. Настроив воду, с трудом разделся и залез в ванную, решив, что мокрыми бинты будут отходить куда лучше, чем по суху. Спину обожгло - оборотень зашипел, вцепившись в полочку с банными принадлежностями. Вода под ногами окрасилась в грязно-бардовый цвет. Как-то не подумал, что, разбередив все не зажившие полосы, ничем не сможет их заново закрыть, а обернуться в подобном состоянии просто не хватит сил. Да и кто знает как среагирует его звериное обличие на попытку помочь?
Поплескавшись вдоволь, Мир отжал бинты и попытался водрузить их на место, чтобы потом сверху нацепить то, что выдали в клубе - какие-то безвкусные и балахонистые тряпки, как роба арестанта! Вертясь перед зеркалом, морщась и кряхтя, он кое-как что-то сотворил на спине и приблизился, чтобы рассмотреть кривой шрам на лице.
Плакать захотелось... судя по всему, он был сделан не обычным скальпелем - только лишь тонкая розовая корочка на месте пореза в то время, как синяки почти уже отцвели, окрасив лицо блондина в желтушный цвет с кое-где разбросанными мелкими темными пятнами. Его волновал не тот факт, что шрам никуда не денется, а то, насколько неприятен теперь он может стать для Эриха. Каково ему будет смотреть в обезображенное лицо своего раба, прошедшего через не один десяток клиентов. Он будет противен... Не осталось эстетики, не осталось непосредственности и невинности. Не осталось ничего, что так привлекало ранее. Только поломанная игрушка, место которой на свалке. Теперь стало по-настоящему страшно, что не примет, не приедет, побрезгует. Да и мало ли что могут рассказать о чудесной белокурой шлюшке в борделе, куда Майне и приедет, когда вернется и разберется со своими делами семейными. Да и когда приедет? Месяц? Два? Три? Не лучше ли попытаться забыть и не рвать себе душу? Или... нет. Стоит жить хотя бы ради самого ожидания. Он вернется, непременно вернется. Хотя бы увидеть разок - такого сильного, высокого, красивого и... черт возьми, счастливого. Не  с ним.
Закусив губу, невольник смахнул со щек непрошенные  и постыдные слезы. Что подумает госпожа Цепеш, увидев его зареванное и красное лицо? Стыдно должно быть! Очень стыдно!
Немного успокоившись, Мир умылся холодной водой и тихо приоткрыл дверь, боясь разбудить хозяйку дома. Та, впрочем, уже не спала и, судя по всему, дожидалась его раз никуда еще не ушла. Пришло время поговорить?
-Доброе утро... - неуверенно поздоровался, замерев от неожиданности в дверях. - Я... разбудил вас? Извините...  - мальчишка осторожно подошел ближе, явно нервничая, бегая взглядом по комнате, стараясь не смотреть на Маргариту. - И... спасибо вам. За все... что вытащили...и... не знаю как, но мне намного лучше. - вымученно улыбнулся и неуклюже сел в дальнее от женщины кресло. Опомнился и тут же вскочил, поморщившись. Разрешения сесть никто не давал, а он, невоспитанное создание, чувствует себя, как дома. - Ппростите. Как невежливо с моей стороны...  - нервно принялся теребить низ рубашки, опустив голову и спрятав лицо за мокрыми волосами. Еще пожалеет, что привезла в свой дом такую кучу проблем, а вернуться обратно готов не был. Тогда точно не поздоровиться и дожидаться возвращения хозяина будет попросту некому.

+1

10

Звук льющейся воды разбудил Маргариту, и она поспешила подняться на ноги. И первое, что госпожа Цепеш успела предпринять - подойти к небольшому зеркалу в резной оправе. Марго совсем не ожидала, что уснёт вот так вот в совершенно неподобающем виде. Похоже, повреждения мальчишки оказались довольно серьёзными, иначе не пришлось бы истратить на исцеление столько сил и энергии.
Пристально всматриваясь в своё отражение, вампирша пыталась отыскать хоть какой - нибудь признак неидеальности, но затея оказалась самой бесполезной. Внешность всегда была для Маргариты чем - то вроде фетиша. Представить, что женщина могла позволить себе выглядеть неухоженной, было практически невозможно.
Проведя тонкими пальчиками по волосам, пытаясь придать им подобающий вид, Марго всё же успокоилась и неспешно вернулась к диванчику, занимая место и приготовившись дожидаться светловолосого мальчишку.
Не известно, чем тот занимался так долго, но за время ожидания Маргарита успела приказать слугам принести недавние приобретения в виде бинтов, мазей и прочих медикаментов.
- Доброе - женщина улыбнулась и подняла взгляд на мальчишку, нерешительно замершего в дверях. Он говорил, что не представляет, почему вдруг стал чувствовать себя гораздо лучше. В отличие от Ратмира, Марго прекрасно знала, в чём же дело. Как знала и о том, сколько это сил у неё отняло. Но, разумеется, госпожа Цепеш ничего об этом не расскажет своему невольнику.
Дождавшись, пока Ратмир выскажется, Маргарита поднялась со своего места и подошла к мальчишке. Судя по всему, над его воспитанием потрудились как следует. Но сейчас женщине совсем не нужно было, чтобы оборотень её боялся и прятал взгляд каждый раз, как к нему обратятся. Медленно расстёгивая пуговицы на рубашке Ратмира, Маргарита искала взглядом маленький пуфик, чтобы удобнее было заниматься осмотром. А когда его обнаружила, отошла наконец в сторону, давая мальчишке немного привыкнуть и справиться со своим смущением.
- Снимай рубашку и иди сюда. - Маргарита вытащила пуфик на середину комнаты и, указав на него своим идеально наманикюренным пальчиком, произнесла - Садись. - когда же светловолосый мальчишка выполнил всё, что от него требовалось, женщина, чуть прищурившись осмотрела раскисшие бинты и едва заметно поморщилась. - Вот это нужно будет сменить. - безапелляционно заявив, Марго сама лично принялась снимать то, что прежде служило Ратмиру повязкой. После чего, взяв в руки баночку с ароматной мазью начала мерными движениями наносить её на все, даже самые маленькие шрамы. Когда же с этим было покончено, Маргарита вооружилась чистыми бинтами и так же самостоятельно произвела перевязку.
- Совсем скоро станет лучше. - вампирша вновь улыбнулась, в очередной раз нарушив тишину. - Если тебе что - нибудь понадобится, ты всегда можешь попросить у меня. Но учти, одного я тебя на улицу не выпущу. Только в сопровождении охраны. - не хватало ещё, чтобы мальчишку вновь кто - то перехватил. Слишком уж много сил на него было потрачено, чтобы вот так запросто отдавать неизвестно кому.
- А ещё здесь поблизости есть лес. Так что ты вполне можешь обернуться и там погулять. - Маргарита не удержалась и потрепала мальчишку по волосам. - Но учти, что лапы потом придётся вытирать. - в голосе явно проскальзывали весёлые нотки. Мадам ещё не успела признаться даже себе, но происходящее ей начинало нравиться. Возможность заботиться о ком - то - вот что делало Маргариту счастливой. Кроме всего прочего, теперь она не чувствовала себя столь одинокой.
- Вечером к тебе придёт врач, а пока можешь отдыхать. - подойдя к столику, женщина оставила на нём одну из своих кредиток. - На случай, если всё же решишь обновить гардероб. - мягко улыбнувшись, Маргарита вышла из комнаты.

+1

11

Мальчишка замер и вжал в голову в плечи. То, что женщина решила к нему подойти не осталось для него секретом - пусть и не видел. Достаточно было слышать чутким слухом оборотня ее мягкие шажки по пушистому ворсу ковра. Он заметно напрягся и ждал чего угодно, но никак не того, что начнут раздевать. Нехорошие мысли тут же возникли в голове, вытесняя запредельную благодарность. Быть может, она взяла его таки для своих утех? Но... тогда это совершенно бесполезная покупка - так давно не был с женщиной, да и толком то не был, если быть честным с самим собой. Свой жалкий сексуальный опыт складывался всего из двух эпизодов и то в одном из них не был уверен, а было ли что и с кем таки переспал. Оставалось только донорство. Может, правильно, что принял душ - ей хотя бы не противно будет пить кровь, будет уверена, что тело чистое, а не немытый неделями раб стоит и едва не трясется от неопределенности и страха. Разучился как-то верить в хорошее и лучшее, хотя и хотелось.
А еще густо покраснел. Одно дело, когда его касался Эрих, но другое - посторонний и совершенно незнакомый человек. Невольник не знал куда деть свои руки, себя самого, свой взгляд и как унять бешено бьющееся в груди сердце. Казалось бы еще немного и его просто инфаркт хватит от переизбытка волнения и прочих не располагавших к успокоению эмоций.
Стащив рубашку, мальчишка прошел к пуфику и послушно сел, кусая губы и старательно избегая смотреть на хозяйку дома. От первого прикосновения дернулся в сторону, испуганно глядя на женщину. Та, правда, как оказалось, всего лишь хотела снять повязку и пока что не проявляла себя с темной, самой страшной своей стороны. Вампиры не могли быть добрыми по  определению - это усвоил благодаря домашним наставлениям и хроникам из информационных источников. Даже за самой красивой картинкой скрывался хищник, почище их, оборотней. И если представители его расы убивали только для того, чтобы защититься, то вампиры - для того, чтобы жить, питаться и продолжать свой род. Этому оправдания, пожалуй, никакого не было.
Прохладные касания к спине отдавались легким жжением, которое, впрочем, можно было запросто перетерпеть. Просто цветочки по сравнению с тем, как спину облизывает серебряная нить, вспарывая кожу. Опять невольно расслабился. Смог себе это позволить - вновь мало-помалу начать доверять. Если и захочет высушить- случится это не сегодня. Госпожа, видимо, любит, чтобы все было лучшим образом. Или не стоит так загоняться и госпожой Цепеш движут несколько иные, пока что не понятные мотивы?
-Спасибо. - тихо прошелестел, комкая руками ткань штанов. - Это... Эрих попросил присмотреть? - с горькой ноткой надежды выдавил из себя. - Или... зачем вы возитесь со мной? И... если не прогоните, я не собираюсь никуда выходить. Если вы, конечно, не будете против. А погулять в лесу... можете быть спокойны -  не сбегу. И, как только смогу обернуться, рад был бы воспользоваться вашим предложением.- с непривычки вновь втянул голову в плечи, пусть даже и была то ласка, а не что-то неприличное. Слишком пуганым стал и не уверен был, что быстро сможет вернуться в норму. - Извините... я не хотел. Думаю, сам не пойду с грязными лапами пачкать вам ковры. Только немного надо подождать... зверь должен привыкнуть к вам. Вы же понимаете о чем я? - глубокий вздох и продолжительная пауза, вновь сменившаяся беспокойством. - Врача? Зачем? Я уже поправился почти. Не стоит так беспокоиться, госпожа. Вы и так сделали для меня слишком много.
А вот зачем и каким образом он должен обновить свой гардероб - не очень понял. Порыв, конечно, благородный, но... покидать территорию поместья не намеревался, чтобы вновь не угодить в цепкие лапки сторонников... госпожи Майне...
Сжавшись, сидя на пуфике, обняв себя руками, блондин уткнулся лицом в колени и тихо заскулил. Вспоминать Его было больно. Думать о том, что сейчас Он может произносить слова клятвы - еще больнее. Что произнес их - падение в бездну. Они никогда, никогда уже не будут вдвоем и это разрывало душу много сильнее, чем эта хаотичная россыпь багровых полос на спине. Они заживут, а вот Он никогда не сможет быть рядом.

+1

12

Уточнять, кто же такой этот Эрих, Маргарита не стала. Очевидно, кто - то несомненно важный для Ратмира. Кроме того, что - то подсказывала вампирше, что человека с этим именем она ещё увидит. Для этого не нужно было обладать даром предвидения. Обычной женской интуиции хватило бы с лихвой.
Не стала Маргарита и отвечать на остальные реплики своего невольника. Во - первых, ей самой было очень интересно, ради чего она вообще этим всем занялась, а во - вторых, уточнять характер возможных повреждений совсем не хотелось. Хватит и того, что мальчишка явно чувствовал себя не в своей тарелке, а вгонять его и дальше в краску - дело, конечно, забавное, но абсолютно бесполезное. А потому, оставив Ратмира одного, Марго вышла из комнаты.
День подходил к концу, а следом так же стремительно пролетели и остальные. Врачу мальчишку госпожа Цепеш всё - таки показала, хоть тот и пытался ей возражать. Как и предполагалось, повреждения были не только внешними, но ещё и внутренними, причём настолько специфическими, что об этом своём сомнительном знании Маргарита не стала Ратмиру говорить вообще ничего.
Каждый вечер она приходила, чтобы проверить его состояние. Сама меняла бинты, а иногда старалась незаметно для Ратмира "подлатать" его видимые раны. Постепенно даже самые глубокие шрамы начали сходить, и мальчишка больше не выглядел так плачевно, как в самом начале их знакомства.
Каждый вечер Маргарита спускалась на кухню, чтобы насладиться ароматом настоящего чая. И каждый раз она находила Ратмира сидящим на стульчике. То ли он привык ужинать в одно и то же время, то ли можно было списать всё на счёт случайностей. Но каждый раз, как тот видел Маргариту, он тут же начинал краснеть и старался как можно скорее доделать свои дела и покинуть на кухню. На что госпожа Цепеш лишь едва различимо улыбалась и молча пожимала плечами. Видимо, не только зверю нужно было к ней привыкнуть. Но, пока время было, Маргарита терпеливо ждала.

А в один прекрасный вечер мадам Цепеш пропала. Она не зашла проверить, как у Ратмира дела, не спустилась на кухню, да и во всём доме её тоже не обнаружилось. О том, куда Маргарита направилась, знали лишь два предоставленных Игорем человека, которых она и взяла с собой вместо скопища охраны.
Домой Марго вернулась утром следующего дня. На ней было шикарное платье в пол с открытой спиной, а сама госпожа Цепеш весело шутила и выглядела вполне счастливой. Даже более того, казалось, что она как будто светится изнутри.
Вечером Марго согласилась взять Ратмира с собой на прогулку, благо, лес был совсем рядом. В этот день она впервые увидела звериное обличье оборотня и, надо сказать, пятнистая шкурка Маргарите очень даже приглянулась. До такой степени, что женщина решила взять Ратмира с собой на один торжественный приём в качестве роскошного дополнения к интерьеру. Обыкновенные женские капризы (или просто маленькие слабости?).
Но то лишь мысли, а пока Маргарита наблюдала за тем, как ирбис резвился, попутно засовывая любопытный нос то в один сугроб, то в другой. А после чихал как маленький и смешно тряс головой.
Наблюдая за этой беззаботной картиной, Марго не сразу увидела, как заигравшийся оборотень на полной скорости влетел в не успевшую ещё замёрзнуть лужу. Тонкий лёд, естественно, проломился, и Ратмир оказался в самой настоящей грязи, причём не только лапами, но ещё и животом, и на бока тоже попало. В общем, купание теперь оказалось чем - то неминуемым.
- Ратмир! - крик госпожи Цепеш разнёсся на многие метры, а сама она чуть на месте не подпрыгнула - Ты котёнок или поросёнок? Иди - ка сюда. - состроив серьёзное выражение лица, Маргарита попыталась быть строгой, но это оказалось совершенно невыполнимо. Особенно трудно было сдержать улыбку, когда ирбис, виновато опустив голову, поплёлся к госпоже Цепеш.

Отредактировано Марго (02.07.2014 09:05:41)

+2

13

Обещанный врач таки пришел. Мир долго зажимался и не хотел показывать ему хоть что-либо, но мужчина, от прикосновений которого била нервная дрожь, был слишком настойчивым и, судя по всему, без выполнения своих обязанностей уходить не собирался. Пришлось уступить и раздеться до пояса - перенести внимательный цепкий взгляд, оценивавший степень повреждения спины и живота. Однако это еще были цветочки. Требование раздеться полностью едва не вызвало истерику и только укол успокоительного несколько сбавил накал страстей. Мальчишка продолжал отбрыкиваться и получил еще одну пилюлю, после которой провалился в глубокий и долгий сон.
Проснувшись на утро, блондин обнаружил себя лежащим на диване под теплым одеялом, но полностью обнаженным. От бессильной злости даже губы затряслись и слезы навернулись на глаза - таки облазили каждый уголок и, без сомнения, доложили хозяйке, что раб не только был высечен, но и неоднократно изнасилован. Теперь эта красивая статная леди знает всю грязную правду и как смотреть ей в глаза вообще себе не представлял. Только бы не увидеть там жалости. Это последнее, в чем нуждался.
Тихий стук в дверь заставил парня приподняться и одеться в чистую одежду, лежавшую на кресле. Оказывается, его хотели проводить на завтрак вниз. К счастью, госпожи Цепеш там не оказалось и невольник рассеянно поковырялся в овсянке, которую ненавидел с детства. Зато бутерброды с колбасой и горячим цветочным чаем пошли "на ура". Подкрепившись, он вернулся в комнату, чтобы не попадаться на глаза жителям особняка и не путаться  у них под ногами. Да и спать захотелось нещадно.
С того дня время потянулось медленно и однообразно. Порой пересекался с хозяйкой на кухне,  чувствуя себя при этом не лучшим образом. Каждый день она устраивала в его комнате медицинский кабинет, делая перевязки и оставляя в миске кучу разноцветных таблеток, что, видимо, прописал врач. И всякий раз их хватало только на один раз - неужели предупредили о суицидальных наклонностях? Смысл только травиться, если он ждал Его? Впрочем, распространяться не распространялся и Маргарита явно не была в курсе этих его планов.
А в один из вечеров таблетки принесла служанка. Она же хотела помочь и с перевязкой, но Мир вежливо отказался - все полосы уже затянулись и не кровоточили. Смысла ходить в неудобных бинтах попросту не видел, да и наконец-то почувствовал в себе силы обернуться.
Вернувшаяся наутро хозяйка особняка застала своего гостя уже в зверином обличии. Ирбис старался двигаться осторожно, чтобы не напугать ее и не показаться опасным. Подойдя ближе, ткнулся лбом ей в ладонь и приласкался. Женщина пахла... любовью и излучала ее. Приятно прикоснуться к прекрасному...
А вечером состоялась долгожданная прогулка, на которой Мир, неожиданно для самого себя, разрезвился, будто был несмышленым котенком, что его, в конечном итоге и подвело - не заметил едва замерзшую лужу и со всей дури влетел в нее, разбрызгивая вокруг себя грязь.
Хозяйка была недовольна. Ирбис, понурив голову и прижимая круглые ушки, поплелся к ней. Мыться отчаянно не хотелось, но и свинячить в чужом доме позволить себе не мог. В конце-концов, ванна с пеной - не самое страшное, что можно себе представить в качестве наказания.
Сидя в прихожей на коврике и стоически выжидая пока ему оботрут лапы, чтобы не наследил до ванной комнаты, ирбис уже страдал от предстоявшей процедуры. Он, как и все кошачьи, не любил воду и купания, но тут особо не поспоришь! Кто бы пустил его в комнату в таком то виде? Поэтому медленно, с неохотой поплелся вслед за сиятельной госпожой и замер на пороге. Этот гигантский резервуар с водой и шапкой пены пугал. Подойдя поближе, осторожно ткнулся носом в пену, пытаясь разобрать чем она пахнет и звонко чихнул. Пахло химией, как  и все эти человеческие парфюмы. Жалобно глянув на хозяйку, пятнистый зверь прижал ушки к голове и нехотя, проскальзывая лапами, забрался в ванную, погрузившись чуть ли не с головой в пушистую пену и расплескав порядочный объем воды за края. Осталось, впрочем, более, чем предостаточно, чтобы утонуть. Это то и пугало.

+2

14

Маргарита шла по дорожке, практически не глядя на Ратмира. Да и зачем? Тот оказался вполне послушным котёнком и неспешно плёлся рядом. Морозный воздух заставлял госпожу Цепеш кутаться в её норковую шубку. И хотя с большим удовольствием Маргарита сама бы побегала по сугробам, испытывать судьбу было не лучшей идеей. В конце концов, у белой волчицы ведь свои взгляды относительно происходящего и различных там зверей на её территории.
Войдя в прихожую, Марго оставила шубку в руках охраны и наконец обратила внимание на ирбиса, который нетерпеливо топтался на пороге.
- Посиди пока тут. - мадам Цепеш махнула рукой одной из служанок. Той самой, которая не так давно приносила Ратмиру лекарства. - Сейчас тебе вытрут лапы, постарайся никого не укусить. - тихий смех должен был обратить всё сказанное в шутку, но, кажется, служанка так не считала. По её личику проскользнула тень беспокойства, но приказы ведь не оспариваются, а потому ей всё же пришлось взяться за порученную работу.
А пока она разбиралась с Ратмиром и его грязными лапами, Маргарита поспешила в свою спальню, дабы сменить одежду. Какое - то шестое чувство подсказывало женщине, что помывка будет более, чем просто весёлой. Тёплый свитер отправился в шкаф. На ту же полку подоспели и дорогущие джинсы. Не особо долго думая, Маргарита сняла с вешалки красное платье, которое было отнесено к числу "домашних" не из - за того, что было недостаточно хорошим, а лишь потому что одну и ту же одежду женщина обычно одевала не более двух раз. Обувь Марго весьма успешно проигнорировала. Ей безумно нравилось чувствовать окружающий мир и познавать его посредством обыкновенных прикосновений.
Проходя босыми ногами по густому ворсу ковра, Маргарита на мгновение зажмурилась от удовольствия. Из - за дурацкой привычки выглядеть идеально, она давно уже не позволяла себе таких маленьких слабостей.
А Ратмир между тем стоически вынес все манипуляции с его конечностями, и лишь когда Маргарита привела его в ванную, одарил хозяйку особняка жалобным взглядом. В ответ на что вампирша лишь тихо фыркнула. За шесть лет, проведённых рядом с её рыжей кошкой, у Марго уже выработался иммунитет на все эти взгляды.
Вовремя сделав шаг назад, женщина всё же смогла избежать контакта с хлынувшей через край водой, отметив мысленно, что прислуга ещё получит за неправильно рассчитанный объём жидкости. Но так или иначе, мыть оборотня с расстояния в метр не получилось бы при всём желании, а потому пришлось ногами наступить прямо в лужу.
И вот, пока Маргарита старательно намыливала Ратмира, тот не менее старательно отфыркивался и отплёвывался. Так что в итоге, в мыльной пене были стены, пол, да и сама госпожа Цепеш стояла сейчас в полностью промокшем платье. Критически оглядев масштаб "разрушений", Марго решила, что терять уже нечего, а потому сама шагнула в ванную к оборотню. Повозившись немного с лейкой от душа, женщина всё же отрегулировала воду до нужной температуры и принялась осторожно смывать со зверя остатки пены, попутно приговаривая - Ещё немножко, и ты у нас будешь чистый и шелковистый. - когда же и с этой частью программы было покончено, Маргарита выключила воду и выбралась на "сушу". Правда, пришлось подстелить под ноги одно из полотенец, иначе толку от помывки было бы ноль, а грязь они с Ратмиром растащили бы по всему особняку.
Подождав, пока оборотень выберется за ней следом, Марго отступила на пару шагов и попыталась закрыться руками. Она даже и не сомневалась, что оказавшись на свободе, ирбис сразу же решит отряхнуться. Но все старания оказались тщетны, и брызги до госпожи Цепеш всё - таки долетели. Ответив на это звонким смехом, Маргарита опустилась на пол напротив Ратмира.
- Понимаешь, ты мне нужен. Завтра состоится торжественный приём, и я хочу взять тебя с собой вот в этой шкуре. - голос Маргариты тут же стал серьёзным. Она ведь королева, значит ей необходим роскошный зверь, а в своей пятнистой шубе ирбис выглядел более чем просто представительно. - Подумай над этим, а утром я за тобой зайду. - Маргарита наконец поднялась на ноги и вытерла оборотня, чтобы с него хотя бы вода перестала стекать на пол. После чего мадам Цепеш вышла из ванной, улыбаясь каким - то своим мыслям.

Марго в "домашнем"

http://se.uploads.ru/t/NY0JU.jpg

Отредактировано Марго (05.07.2014 00:20:39)

+2

15

Помывка и правда была странной от самого начала до конца. Мало того, что женщина "переоделась" для этой процедуры в красное облегающее платье. Даже кошачьих мозгов хватило, чтобы удивиться столь непонятному преображению. Не в его обличии и положении, конечно, было показывать свое крайнее удивление, да и последовавшая неприятная процедура совершенно не способствовала философским измышлениям на тему. Только и оставалось, что фыркать, жмуриться и изображать всем своим видом оскорбленную невинность. Не до кончиков же ушей  в конце-концов изляпался в той луже, чтобы с такой маниакальной настойчивостью оттирать каждый сантиметр пятнистой шкурки! Да и пах, вроде как, пока сносно...
Зато когда все подошло к концу и ирбис выбрался из ванной, оторвался по полной катушке, отряхивая драгоценную шерстку от избытков влаги и, если до этого, хотя бы потолок в комнате оставался нетронутым, то сейчас досталось даже ему. Своего рода выражение недовольства, мелкой пакости или вредности за перенесенное испытание.
Новость о предстоящем приеме не особо порадовала, но показалась приемлимой хотя бы из-за того, что не придется светиться там в человеческом обличии. На ирбисе же не написано ни происхождение, ни социальный статус - ничего. Просто животинка без роду-племени, пятнистая и безмолвная. Пожалуй, смог бы перенести несколько часов при условии, что никто не будет лапать. Прикосновений не терпел никаких, кроме женских. Стоило только особи мужского пола приблизиться на опасное расстояние, невольника начинало трясти. До чего могло довести в зверином обличии - сложно представить. Лишь бы только не проявить агрессию слишком отчетливо и не напасть. Вряд ли госпожа останется довольной таким поведением своего подопечного, а расстраивать ее не хотелось совсем.
Всю ночь проворочался с боку на бок. Пробовал спать и на диване и рядом и на прохладном полу у двери - не получалось.
А еще он просто боялся, что там может встретить Его. Полтора месяца близились к концу и, если Эрих не обманывал, то вскоре может всплыть наружу отсутствие невольника в клубе, а вместе с этим и все нелицеприятные подробности его пребывания там в первые недели после отъезда хозяина. Боялся того, что мужчина побрезгует подстилкой и так и не вернется за ним. Или, быть может, он уже в городе, но не захотел его видеть? Тогда... тогда этот прием покажется ирбису адом наяву. Видеть и не иметь возможности подойти и прикоснуться, почувствовать тепло его рук, увидеть улыбку.
Когда Марго зашла за ним - оборотень лежал на диване и дремал. Бессонная ночь вкупе с переживаниями таки дали о себе знать. Тем лучше - если представится возможность - подремлет на приеме при первой удобной возможности. Больше там ему делать нечего. Не улыбаться же в свои... сколько там? Распугает всех!

+2

16

Когда Маргарита зашла в комнату Ратмира, она обнаружила того мирно дремлющим на диване. Почему - то эта картина показалась госпоже Цепеш полной умиротворения. Женщина даже замерла в дверях и, облокотившись на косяк, некоторое время просто молча разглядывала пятнистую шкурку ирбиса, что после вчерашней помывки так и сияла чистотой. В голову сами собой закрадывались мысли, что не спроста оборотень так и не вернулся в человеческий облик. А раз так, он, должно быть, совсем и не прочь составить мадам компанию. Мягко улыбнувшись, Марго подошла ближе, стараясь ступать осторожно и почти бесшумно. Прикосновением нежных пальчиков к  макушке оборотня ненавязчиво сообщила тому о собственном присутствии.
- Доброе утро. - мадам бережно погладила ирбиса по пятнистой шкуре, стараясь мыслями не покидать реальность и не возвращаться к событиям недавних дней. А так хотелось. - Если ты готов, можешь пока спускаться в гостиную. Жди там, а я сейчас подойду. - Маргарита наконец убрала от оборотня руку и направилась к выходу. Ей ещё столько всего нужно было сделать. Ведь не смотря на наличие подобающей причёски и макияжа, мадам всё ещё разгуливала по дому в коротеньком халатике, а на торжественных приёмах, как известно, есть свой особый дресс - код, требующий изысканной роскоши в облике.
И спустя каких - то минут тридцать, эта самая роскошь появилась. Следует признать, что облачённая в своё чёрное кружевное платье, Марго выглядела восхитительно. Это самое платье плавно очерчивало все соблазнительные изгибы, открывая взору оголённую спинку и татуировку в виде павлиньего пера. Того самого пера, что не могло не притягивать взгляд, хоть и было всего лишь элементом украшающим, хоть и несущим в себе глубинный смысл. Но, опять же, никакой магической силой оно не обладало, а потому было лишь красивым доказательством очередной прихоти госпожи Цепеш.

Сам же приём прошёл на удивление гладко. Ратмир оказался весьма послушным и смирно лежал у ног Королевы, делая её и без того запоминающийся облик поистине роскошным. Правда, был один инцидент, но Маргарита легко обратила всё в шутку. И когда при приближении к госпоже какого - то незнакомого вампира, раздалось глухое ворчание, леди лишь произнесла - Моя милиция меня бережёт. - в купе с обворожительной улыбкой вампирше можно было простить любые грехи, а потому никто не стал пытаться навязать ей своё общество, предпочитая наслаждаться её обликом лишь издалека. Сама же Маргарита была на удивление весела и с большой охотой позировала фотографам, хотя в иной день предпочла бы избавиться от них как можно скорее.
Стоило ли удивляться, что спустя всего лишь пару дней газеты пестрили заголовками о состоявшемся приёме, а среди множества снимков нет - нет, да и мелькало изображение Маргариты и её роскошного зверя. К чему госпожа отнеслась довольно спокойно и лишь тихо фыркнула - Сделают же новость из ничего. - но на этом всё внимание к выходке журналистов ограничилось.
А жизнь постепенно вернулась в своё прежнее русло, словно и не было ничего. Только Маргарита продолжала загадочно улыбаться, предаваясь иногда приятным воспоминаниям, да и очередные ведения женщину больше не мучили. Пару раз мадам Цепеш даже брала Ратмира с собой на прогулку, с неким умилением наблюдая за тем как пятнистая шкурка мелькала то тут, то там. Одновременно с этим Марго приходилось удерживать внутреннюю волчицу "на привязи", а то в последние дни та словно бы обезумела и только и ждала своего часа.
И вот, вернувшись после очередной прогулки, Марго как и обычно расположилась в кресле, пока Ратмир терпеливо сидел рядом и старался пережить очередную в своей жизни экзекуцию под названием "вытираем лапки".
- Дай Джим, на счастье лапу мне! - пафосно продекларировала мадам и требовательно протянула ладонь. Не долго думая, ирбис протянул ей вышеупомянутую конечность, и Марго с удивлением обнаружила, что у этого котёнка лапы довольно увесистые, хоть и мягкие.
А пока госпожа Цепеш занималась делами насущными, на горизонте нарисовалась ещё одна фигура. Причём этот запах, принадлежащий явно не человеку, Марго почувствовала гораздо раньше, чем прислуга сообщила ей об этом, а после небрежного взмаха изящной руки - и вовсе бросилась отворять двери нежданному гостю. Игра обещала стать интересной. А раз так, почему бы и не поиграть? Осторожно отпустив лапу ирбиса, Маргарита, облачённая в своё домашнее алое платье, вальяжно расположилась в кресле, вместе с тем не отводя от двери настороженного взгляда.

Отредактировано Марго (12.07.2014 21:25:01)

+2

17

Возвращаясь на Алмазный берег после свадебного путешествия, Эрих не мог дождаться встречи с Миром. Он представлял как это будет, витая в радужном тумане, разбавляемом лишь опасениями, что невольник за время своей "свободы" одичал и снова будет устраивать нервотрепку. Но реальность превзошла все ожидания. Даже не так - он и представить себе не мог, что все случится... так.
Сказать, что он был шокирован известием о том, что Мир ему больше не принадлежит - ничего не сказать. Это просто не вписывалось в его картину мира и сознание отказывалось принимать такую реальность. Он ведь перед отъездом специально все проверил, внес все средства на счет и даже с запасом - с его невольником ничего не должно было случиться!
Когда же первый шок прошел, на смену ему пришла злость, холодная и рассудительная. Мужчина начал действовать - нужно было срочно вернуть себе Мира обратно, любой ценой. Даже если придется оторвать не один десяток нерадивых голов. Сейчас ему были безразличны подобные мелочи - он превратился в танк, который пер к своей цели, и остановить его могла только пуля в лоб, а для надежности - залп из гаубицы.
Первым делом он связался со своим секретарем и затребовал собственную подтвержденную копию всех бумаг - на право владения и условия, а так же выписки по банковским счетам и оплате, подтверждающие, что все внесено в срок и в полном объеме, и что он - действительный хозяин невольника и имеет на него все права. Проверка по базе, а затем и поиск нужных бумаг заняли некоторое время, но правота Майне была подтверждена, и как результат выяснилось, что в базе кто-то просто изменил данные. Тут же принялись выяснять, кто эту подмену сделал, дабы взыскать по всей строгости, но на данный момент сотрудник Клуба уже там не числился. Впрочем, это не означало, что его не найдут, если он жив - в самом Клубе явно не хотели портить свою репутацию из-за подобных инцидентов, а потому были заинтересованы в том, чтобы найти виновников и наказать по все строгости - дабы остальным неповадно было. Тем не менее, на поиски и доставку ответственных требовалось время, а клиент в пребывал в гневе прямо здесь и сейчас.
Эрих готов был не раздувать скандал, если ему позволят выкупить Мира у Клуба всецело в личное пользование, на льготных условиях, конечно, и предоставят для расправы виновных. Так же он пожелал сейчас же и немедленно узнать, где находится юноша, чтобы забрать его. И каково же было его удивление, когда менеджер сообщил, что невольник находится последние недели у Маргариты Цепеш и, судя по данным с маячка - в ее особняке. Майне мысленно усмехнулся - это уже начинало становиться традицией - забирать Мира из дома Цепешей. Только если в первый раз был Давид, то в этот раз его супруга.
Он не стал дожидаться, пока оформят все бумаги на личное владение - за ними можно будет заехать позже, к тому же требовалось медицинское заключение для выяснения окончательной стоимости контракта. А сейчас больше всего на свете хотелось увидеть Мира, и Эрих прямо из Клуба сорвался в сторону дома Маргариты. Уже в дороге он связался с секретарем и распорядился, чтобы тот подыскал в аренду трехкомнатную квартиру в хорошем районе, с красивым видом из окна и всеми удобствами.
И вот все срочные дела были сделаны, а впереди стелилась дорога, с каждой минутой приближавшая встречу. Но чем ближе была желанная встреча, тем более настырно в голову мужчины начали лезть разные неприятные мысли, которые доселе вытеснял гнев и разборки с менеджерами Клуба. И вот сейчас пришел запоздалый страх - а что если Мир не захочет к нему возвращаться? Что если смертельно обиделся из-за всего случившегося? И вроде бы как сам Эрих в случившемся не виноват - он со своей стороны позаботился, чтобы невольнику в его отсутствие было хорошо и уж никак не мог знать, что случится подлог с документами. Но по сути чувствовал себя виноватым - не доглядел, понадеялся на гарантию безопасности и вот что произошло. И как после этого смотреть в глаза Миру? Ведь наверняка подумает, что обманул, предал, хотел избавиться... Да и может быть с госпожой Цепеш ему живется лучше? Мысли о том, что эта леди могла дурно обращаться с невольником в голову даже не приходили.  Обнадеживало только то, что она просто взяла его во временное пользование и не заключала контракта на присвоение вип-статуса или чего-то подобного.
Когда машина остановилась у входа в особняк, Эриху пришлось титаническим усилием воли взять себя в руки и заставить успокоиться. Запоздало пришла мысль, что он даже не позвонил и не уведомил о своем визите - так мчался на встречу с Миром. Но что уж теперь поделать? Оставалось только идти вперед к своей цели, и будь что будет, но он собирался приложить все силы, чтобы вернуть себе свое сокровище.
Двери открыла прислуга и любезно сообщила, что госпожа ждет в гостиной, куда его и препроводили. Хозяйка особняка расположилась в кресле, изящная и грациозная, в подчеркивающем совершенство тела простом алом платье. Эрих изобразил приветственный кивок головой, покуда дама не протянула руку для поцелуя.
- Приветствую вас, обворожительная госпожа Цепеш. Прошу прощения за неожиданный визит в ваш дом, но мое дело не терпит отлагательств. Меня зовут Эрих Майне и я являюсь хозяином Ратмира, который, как мне сообщили, находится у вас. Дело в том, что в Клубе произошла грубейшая ошибка с документами и Мира лишили полагающихся ему привилегий, и тем сам стало возможным его пребывание у вас. К сожалению, я об этом узнал лишь сегодня, когда вернулся из путешествия. Сейчас все вопросы решены и справедливость восстановлена - если вам нужны подтверждающие документы, я их предоставлю. Я хотел бы увидеть Мира и забрать его, если вы не возражаете, - впрочем, не сложно было догадаться, что он готов был забирать, даже если бы возражали. Эрих чувствовал присутствие своего сокровища поблизости, в этом доме, но не видел его.

+1

18

- Добрый вечер. - на приветствие мадам Цепеш ответила одной из своих самых обворожительных улыбок, с нескрываемым интересом принимаясь разглядывать стоящего перед ней мужчину. А тот всё говорил и говорил, пока не выдал всю известную ему информацию. И в голове у Маргариты наконец - то все детали выстроились в цельную картинку. Получается, произошедшее с Ратмиром было совсем не случайностью. Такие ошибки не случаются просто так. Такие ошибки слишком дорого обходятся, и работники клуба должны об этом знать куда как лучше.
"А что, если кто - то специально всё подстроил? Кто - то, кому пятнистая шкурка оказалась особенно ненужной?"
Внезапная мысль заставила Маргариту чуть нахмурить идеально тонкие брови. В её голове до сих пор никак не укладывалось, что хозяин Ратмира мог его просто так бросить одного. Наверняка же он понимал, что тому может угрожать. Или нет?
Маргарита ещё продолжала размышлять, как её чуткий слух уловил какую - то возню. Судя по всему, ирбис решил эту проблему гораздо проще. Он спрятался прямо за кресло и не показывал даже носа с тех пор как рыжеволосый мужчина вошёл в её дом.
"Что ж, если он так хочет забрать Ратмира обратно к себе, пусть забирает."
На губах женщины заиграла лёгкая полуулыбка, когда она, легко качнув ножкой, поднялась со своего места. Всего пара шагов навстречу, и вот уже Марго стоит напротив Эриха. От него пахнет как от представителя кошачьего семейства, и в голове госпожи Цепеш проскальзывает мысль о том, что в её доме явно превышена концентрация мяукающих существ. Мысль проходит транзитом, не задерживаясь, и Марго даже не успевает как следует её обдумать. Зато она успевает идентифицировать запах и приходит к выводу, что перед ней стоит оборотень - тигр. Не такой молодой как Ратмир, но всё же значительно уступающий ей в опыте и прожитых годах.
- Ратмир, лапочка, ты пойдёшь к господину Майне? - Маргарита обращается к ирбису, но сама не отводит взгляда от серых глаз мужчины. Она совсем не хочет давать ему подсказок, всё ещё не решив, можно ли тому доверять. А когда пятнистый кот так и не выходит из своего укрытия, мадам Цепеш лишь разводит руками, мол, чего нет, того нет. Если её невольник не идёт сам, Марго явно не будет его вытягивать за хвост. Это разумно, и Эрих тоже должен это понимать.
-Для начала мне нужно кое - что вам показать, а там уж вы решите, что делать дальше. - внезапно Марго становится очень серьёзной и проходит мимо мужчины, жестом приглашая его следовать за собой. Им предстоит очень долгий и крайне серьёзный разговор, и пока Марго не расскажет Эриху всё, что знает сама, она никуда его не отпустит.
- Присаживайтесь. - войдя в соседнюю комнату, обустроенную в фиолетовых оттенках, женщина кивает на одно из кресел, а сама принимается усердно искать что - то в ящиках. Наконец она извлекает записи, оставленные врачом и пару снимков, которые ей удалось умыкнуть из клуба. На этих самых снимках Ратмир, весь покрытый полосами от кнута без сознания валялся на своей постели.
- Когда я встретила его впервые, он выглядел вот так. - Маргарита протягивает снимки мужчине и делает небольшую паузу, чтобы тот успел как следует их рассмотреть. - А если верить записям врача, которого я вызывала для Ратмира, повреждения были не только внешними, но и внутренними. Вы ведь понимаете, о чём я? - конечно же мужчина понимал, но Маргарита была настроена решительно и ей не хотелось, чтобы те, кто позволил себе так обращаться с ирбисом, остались безнаказанными. А потому она протянула мужчине медицинскую карточку и отошла к окну, на некоторое время переставая вообще обращать внимание на происходящее рядом с ней.
Маргарита не знала, сколько прошло времени, но когда она обернулась к Эриху, тот уже закончил изучать предоставленную информацию и ждал чего - то ещё.
- Наверное, вы хотите услышать, как я об этом узнала? - женщина улыбнулась и опустила взгляд. Ей всегда было неловко говорить о своём даре. - Просто увидела. - короткая пауза, а после Марго начинает говорить тихим шёпотом, но от волнения её голос сбивается - Я была на его месте, я это чувствовала. Это ужасно. Тот, кто это сделал, должен быть наказан, вы ведь понимаете? - Маргарита наконец находит силы, чтобы взять себя в руки. С губ срывается тихое - простите. - сердце бьётся как безумное, и женщина только сейчас понимает, как сильно она волновалась всё это время. Она потратила столько денег, а главное - собственных сил, чтобы поставить на ноги этого мальчишку. И теперь не может бросить всё просто так.
- Вы ведь с этим разберётесь, правда? - Марго оборачивается к Эриху и замирает, ожидая его ответа. Ей совсем не жалко отдать ему Ратмира, но прежде мадам Цепеш должна убедиться, что игра стоит свеч. Она никогда не расскажет господину Майне о том, чего ей стоило вылечить мальчишку. Как не станет сообщать и о том, чего не написано в медицинской карточке, а именно о том, что в клубе её невольника неоднократно насиловали. Маргарита не знает, имеет ли право выдавать чужие тайны, но она прекрасно помнит ту робкую надежду, с которой Мир спрашивал, не просил ли Эрих за ним приглядеть.
В любом случае, последнее слово останется за мужчиной, и если ему действительно дорог этот мальчишка, он разберётся со всем. По - крайней мере, она бы поступила так же. И Маргарита замирает в ожидании ответа.

+2

19

Эрих внимательно наблюдал за хозяйкой дома, оценивая невербальные сигналы. Похоже, его визит не сильно ей помешал и, возможно даже немного развлекал. Женщина качнула изящной ножкой и встала из кресла, приблизилась, разглядывая, как диковинную зверушку, оценивая с толикой настороженности. И Майне не отводил взгляда от хозяйки дома, гадая, какой будет реакция на его слова. А госпожа Цепеш не удержалась от небольшой поддевки, позвав Мира.
Знала ли она, что невольник не помчится со всех ног к хозяину? Наверняка. Но этим жестом одновременно выказала свою добрую волю в желании вернуть хозяину то, что ему принадлежит, и вместе с тем как бы давала понять реальную расстановку сил и отношений. Это было... болезненно, но десятилетия практики и выдержка позволили не перемениться в лице и не отводить взгляд.
Ждал ли он, что Мир будет рад его видеть после всего? Мечтал, конечно, поскорее обнять свое сокровище и больше не отпускать, но умом понимал, что тот имеет право его ненавидеть и винить в произошедшем. Не уберег, не доглядел. И пусть он продолжит владеть телом, но то, чего желал больше всего отныне недоступно и сейчас его ткнули в это носом, изящно и болезненно. Тут уж ничего не поделать, можно только корить себя и посыпать голову пеплом. Конечно обходительная и добрая леди в сто раз лучше нерадивого хозяина, и Миру наверняка не захочется покидать этот дом.
Тем временем хозяйка дома выразила желание что-то показать своему гостю и предложила следовать за ней. Эриху ничего не оставалось, как направиться за женщиной в одну из комнат роскошного особняка, с каждым шагом все больше отдаляясь от Мира. С горькой усмешкой подумалось, что тот наверняка воспользуется шансом сбежать и спрятаться подальше, ведь явно же Маргарита не станет помогать с поисками. Твоя собственность - ты и ищи, а что она не хочет к тебе возвращаться - то кто тебе лекарь?
За этими невеселыми мыслями прошла дорога до обустроенной в фиолетовых тонах комнаты. Майне послушно сел в кресло, внимательно наблюдая за хозяйкой дома. В итоге она извлекла из ящичка какие-то бумаги и протянула их Эриху. Первыми в глаза бросились снимки, и было не похоже, что их предварительно обрабатывали в графическом редакторе. Хотя очень хотелось бы так думать. Потому как от увиденного можно было содрогнуться. Даже он сам, наказывая за серьезный проступок - побег, не был и в половину так жесток. Тут же захотелось оторвать руки тому, кто это сделал, всунуть в не предназначенное для этого место и сказать, что так и было.
А женщина тем временем вещала про врачей и повреждения. После ее последней фразы даже не оставалось сомнений, какого именно характера были эти внутренние повреждения. Фантазия у Эриха была богатая и разнообразная, и она охотно подсовывала мысленному взоры картины одна другой ужасней. Даже сомнений в том, что Мира насиловали и неоднократно не возникало. Разве могли в борделе пройти мимо такой прелести? Не монастырь же.
И хотя Майне честно пытался почитать заключения врачей, но он смотрел на буквы и они не желали складываться в слова, расплываясь и разбегаясь перед глазами. Как он ни пытался сохранять спокойное выражение на лице, сейчас ему это полностью не удавалось. Между бровями залегла складка, губы сомкнулись в тоненькую линию, а костяшки пальцев побелели, сжимая листки. Голос хозяйки дома звучал словно бы издалека, добавляя новых красок воображаемым картинам.
- Как он? - от него явно желали сейчас услышать что-то иное, но на языке вертелся лишь главный вопрос. - Я не про физическое состояние, а... вы понимаете про что. Он... не пытался наложить на себя руки? - огромных трудов стоило заставить свой голос звучать ровно и не дрожать. Успокаивало только то, что раз госпожа Цепеш звала Мира, значит он точно живой. Однако тут же всколыхнулась волна страха - что если невольник повторит то, что делал в доме Давида из-за его визита, и на этот раз никто ему не помешает? От этой мысли аж холодок прошел вдоль позвоночника. Но от того, чтобы сорваться с места и побежать на поиски, перевернуть вверх дном весь дом, удержало сомнение - а имеет ли он моральное право сейчас мешать ирбису наложить на себя руки, или в данном случае, лапы? Может так будет... гуманней? Хотя бы раз не потакать собственному эгоизму?
- Словами не выразить, насколько я благодарен вам за ваше вмешательство. Все расходы на лечение я, конечно же покрою. Вы позволите взять эти бумаги? Или, возможно, копии? Что же касается виновников... Я проведу расследование и выясню, кто и зачем это сделал. И, поверьте, они будут большими счастливчиками, если уже успели умереть. Иначе я их даже из-под земли достану и предоставлю уникальную возможность прочувствовать на собственной шкуре все то, на что они обрекли Мира. Десятикратно, - в голосе Эриха появились металлические нотки, не оставляющие почвы для сомнений в том, что он так этого не оставит. - Если пожелаете, я могу вас известить, когда ответственные за это будут найдены, чтобы вы могли лично принять участие в наказании. Либо могу прислать ролик с основными моментами, дабы не утомлять вас.
Хотелось спросить - что госпожа Цепеш намерена делать с Миром дальше? Вот так просто отдать или захочет оставить при себе? Да и сам Эрих сейчас пребывал в растерянности, не зная, как поступить будет лучше. Он ехал сюда с твердой уверенностью забрать невольника обратно, но новые подробности ее поколебали. Сейчас мужчина имел сильные сомнения, а захочет ли Мир его видеть вообще после всего, через что тому довелось пройти?

+2

20

За реакцией Эриха Маргарита наблюдала с мрачным удовлетворением. Не нужно быть эмпатом, чтобы понять вполне очевидные вещи. Мужчина явно был недоволен тем, что ему довелось увидеть, а может, даже переживал. В конце концов, мы в ответе за тех, кого приручили. И если господин Майне успел это осознать, то Маргарита была только рада. Её невольнику сейчас ничего не угрожало, но следовало лишний раз убедиться, что подобное не произойдёт снова.
- Вполне неплохо. - Марго едва различимо улыбнулась, в мыслях прогоняя события не так давно минувших дней. Женщина прекрасно помнила, в каком состоянии ей удалось найти Ратмира. Помнила и то, как он, явно смущаясь, теребил ткань своих штанов и высказывал робкую надежду о том, что хозяин просил за ним приглядеть.
Маргарита не пыталась силой вытянуть из оборотня какие - либо его переживания, но выглядел тот разве что только очень потерянным. Но и это со временем прошло.
В той комнате, где Ратмир жил все эти дни, не было ни одного острого предмета. Да и таблетки ему оставляли только на один приём. Но уж если бы ирбис был настроен решительно, никто не смог бы ему помешать спуститься на кухню и разжиться самым банальным ножом. Однако, за всё время, никаких суицидальных наклонностей, а уж тем более поступков, замечено не было. Честно говоря, этот вопрос заставил Маргариту призадуматься. Если подобные инциденты уже были, так ли хорошо хозяин с ним обращался? А то вдруг получится, что вместо одного ада мадам Цепеш отправит своего невольника в другой?
- Вообще - то, нет. А должен был? - Марго задержала взгляд на мужчине, надеясь найти в его поведении опровержение своих самых ужасных догадок. Судя по тому, с каким усилием Эрих взял себя в руки, для него этот разговор тоже оказался не очень - то и простым. И честно говоря, пока господин Майне сам не упомянул о возможности суицида, в голову Маргариты даже мыслей подобных не приходило. Особенно, если вспомнить события недавних дней. Когда они с ирбисом выходили на прогулку, тот резвился как маленький котёнок и совсем не было похоже, что он собирается свести счёты с жизнью. Разве что пенная ванна могла довести Ратмира до нервного срыва, но опять же, это совсем другое дело. К тому же, за это маленькое потрясение они уже давным давно были в расчёте, когда бессовестный пятнистый кот отряхнулся так, что вода в итоге оказалась на потолке, на стенах, на платье мадам Цепеш, короче, везде. Так что в общем и целом, ирбис производил впечатление вполне себе жизнерадостного кота.
В ответ на слова благодарности Марго лишь безразлично пожала плечами. Она совсем не нуждалась в том, чтобы кто - то покрывал её расходы, даже если это касалось лечения чужого раба. Просто потому, что обладая даром исцеления, не смогла бы пройти мимо, даже если бы очень хотела смалодушничать.
- Можете оставить их у себя. - кивнув на бумаги, находящиеся в руках у мужчины, Маргарита подошла чуть ближе. То, с каким чувством Эрих обещал во всём разобраться, не могло не порадовать, и мадам Цепеш позволила себе наконец улыбнуться. Между тем, участвовать в пытках она отказалась. Женщине вполне хватило одного раза, когда она бездумно ринулась в бой, обещая помочь Игорю с допросом. Закончилось всё более чем плачевно, и в итоге старший сын патриарха просто вынес Маргариту из помещения на собственных руках. Так что мадам Цепеш пришлось смириться со своей ролью хрупкого и нежного создания, совсем не созданного для подобных зрелищ.
- Лучше пообещайте раз в месяц отпускать Ратмира в гости, чтобы я лично могла убедиться, что с ним всё в порядке. - Марго наконец сделала последний шаг, оказавшись в непосредственной близости от господина Майне и опустила свою ладонь на его плечо. Тонкими пальчиками чуть сжала его одежду и ободряюще улыбнулась - Мне кажется, он вас ждёт. - чуть понизила голос чтобы их никто не мог услышать. А то знала она эту прислугу, им только дай волю, потом не отучишь от дурацкой привычки совать свой нос, куда не следует.
- Вы ведь пришли, чтобы забрать его к себе домой, верно? Так пойдите и найдите его. - на этих словах Марго убрала от Эриха свою ручку и направилась в сторону выхода из комнаты. Вообще - то она могла бы взять себе ведёрко жареной кукурузы и, заняв место поудобнее, насладиться предстоящим зрелищем. Но решила, что это будет слишком, а потому выбрала роль стороннего наблюдателя. В конце концов, у неё не было никакого права пытаться удержать Ратмира силой, а вот посмотреть, как хозяин будет вытягивать его за лапы из - под какого - нибудь кресла, а почему бы и нет? Должны же ведь у мадам быть свои маленькие радости.

+2

21

Ответ Марго его удовлетворил. Не доверять в данном вопросе оснований не было. Да и едва ли леди отказалась бы от возможности проехаться и по этому "больному месту" хозяина. Порадовало и то, что убиться Мир не пытался, и хотелось надеяться, не попытается - должно же было наказание в доме Давида его чему-то научить! А вот на вопрос пришлось ответить во избежание домыслов.
- Была у него раньше такая вредная привычка - реагировать на всякий стресс подобным радикальным образом. Вроде бы прошла потом, но мало ли... не хотелось бы, чтобы вернулось опять, и все пришло бы начинать с нуля. Так что вы меня успокоили, - отозвался мужчина, наблюдая за приближающейся к нему госпожой Цепеш. Было в ее облике что-то притягательное и гипнотическое, когда она вот так вот двигалась. - В гости? Если пожелаете и... если он сам будет не против, - Эрих улыбнулся, поддерживая игру в добрых и демократичных рабовладельцев. В целом он не видел причин отказываться от подобных визитов, если госпоже будет не в тягость, и если Миру будет приятно такое разнообразие круга общения.
Близость Маргариты, ее невинное прикосновение, а в большей мере слова, взволновали Майне. Пытаясь сохранять внешнее спокойствие, внутри он пребывал в полной растерянности, не зная, как лучше поступить с Миром. Захочет ли невольник снова к нему вернуться? И как быть, если он и дальше станет прятаться и убегать? Может, не трогать его пока и приехать в другой раз? Да и не лучше ли ему будет вообще остаться с очаровательной и доброй госпожой Цепеш? Но в тоже время она ясно дала понять, что не планирует оставлять у себя ирбира и готова отдать без промедления. В таких обстоятельствах отступать было не комильфо. К тому же, чтобы там ни было, а увидеть Мира все равно хотелось, даже если он будет колючим и кусачим - не впервой. Стоило с ним хотя бы поговорить, а там уже будет видно. Он чувствовал себя виноватым, что за свадебным хлопотами не стал перепроверять, все ли в клубе в порядке, понадеявшись, что за такие деньги все обязательства будут выполнены по высшему разряду, и его невольник в результате натерпелся. Не хотелось и дальше заставлять его страдать из-за собственного эгоизма.
Как и следовало ожидать, помогать в поисках хозяйка дома и не думала. Видимо, ей было любопытно понаблюдать, как он будет искать кота в этом особняке. Что ж, она имеет право на небольшую моральную компенсацию за свои хлопоты, и это еще не самое худшее, что леди могла пожелать. Благо не уточнила, в каком облике ему следует заниматься поисками. В зверином было бы удобней, конечно, но перекидываться туда и обратно не хотелось. В этом было что-то очень личное и интимное, в самом процессе, что демонстрировать малознакомым вампирам не хотелось. Сколько бы они ни были обворожительными и располагающими, звериная сущность была против.
- Предлагаете устроить в вашем доме обыск? - мужчина вскинул бровь вопросительно. - Что ж, если вы не торопитесь... Я буду дотошным.
Он вышел следом за Маргаритой, решив начать поиски из той комнаты, где он в последний раз учуял Мира. Внутри начинал разгораться некий азарт, удачно вытесняя внутренние тревоги и волнения. И пусть в человеческом облике органы чувств были не так остры, как в зверином, но все же он мог уловить больше, чем обычный человек, не оборотень. Да и от зверя, даже вполне ухоженного, пахло сильнее, чем от человека, так что поиск представлялся не такой уж сложной задачей. И даже не слишком долгой.
Встав спиной к двери исходной комнаты, он окинул взглядом окружающее пространство, принюхался, выбирая направление. Как и обещал, Эрих дотошно изучал комнаты одну за одной, особое внимание уделяя тем, где запах Мира ощущался сильнее. Он заглядывал под мебель и во все углы, минуя только закрытые на ключ двери. Так, постепенно, осматривая комнату за комнатой, он добрался до той, где оборотнем пахло особенно сильно. Судя по обстановке и мелким деталям - это комната являлась жилищем невольника.
- Миииир, кис-кис-кис, - позвал Майне негромко, прикрывая за собой дверь, чтобы не дать ирбису удрать, если он притаился где-то тут. Первым делом мужчина огляделся на предмет движения, прислушался к звукам, затем начал осматривать все предметы мебели, которые могли дать даже малейшее укрытие зверю.

+2

22

Когда только Мир почувствовал легкий аромат своего хозяина, смешанный с запахом машины, улицы - не смог поверить своему обонянию. Казалось, успел подзабыть и только шебуршившаяся на грани сознания мысль не дала сбежать сразу. Именно поэтому пришлось прятаться постфактум за креслом, а не улепетывать, сверкая пятками в свою комнату. Хотя, скорее всего, достали бы и там. Ведь не просто так Эрих приехал. Не просто, правда?
Эрих, который никогда не будет принадлежать ему.
Странное дело, но в шкурке ирбиса ему было куда как комфортнее, как и много лет назад, когда он, только дорвавшись до возможности обернуться, не желал изменяться вновь в человеческое обличие. Тогда хотелось познать сполна все новые возможности четырехлапого тела, но родители быстро объяснили опасность долгого нахождения в зверином облике. И теперь порой ловил себя на том, что думает иначе - не человеческими, но животными категориями.  Казалось, что стал забывать себя другого, иную жизнь и... хотел забыть? Давно потерял счет времени и не мог поручиться какой сейчас идет месяц, что уж говорить о дне недели или числе. Просто знал, что Майне уехал давно и до сих пор не вернулся. Прошли ли обещанные полтора месяца? Ответить не мог и все чаще и чаще мелькала мысль, будто все. Можно и не ждать. То, что Миру-человеку будет с этим трудно смириться и жить дальше даже и не подвергалось сомнениям. Ирбису же постепенно, за ежедневными маленькими приключениями с хозяйкой, становилось безразлично. Он просто был кошкой. Большой пятнистой кисой, которую можно брать с собой на приемы, выгуливать в парке перед домом и истязать помывкой целиком или частично. Разницы между этими процедурами особой не видел - мокро и унизительно. Терпеть вот только приходилось - даже кошачьи мозги помнили то добро, что сделала для него госпожа и продолжала делать. Приходилось чем-то жертвовать, чтобы не прослыть неблагодарной сволочью.
Забившись за кресло, пятнистый едва дышал и боялся, что мужчина вот-вот обнаружит его укрытие. Визит хотя и был долгожданным, но все же вышел крайне неожиданным. Хвостатый испугался и растерялся. Не знал как себя вести и что делать, какими глазами посмотреть на самого дорогого человека после всего произошедшего, да и как тот посмотрит на него. Скорее всего, уже знает и не совсем понятна была цель визита. Впрочем, невольным слушателем быть не пришлось. На зов Марго даже и не шелохнулся - только плотнее прижал ушки к голове и замер, а потом... потом они просто ушли в другую комнату, что позволило покинуть прикрытие и чуть ли не по-пластунски идти к себе. В конце-концов, он всего лишь раб и его мнения вряд ли будут спрашивать. Быть может, он пришел лишь для того, чтобы убедиться воочию в том, что товар окончательно испорчен и использовать его по назначению не представляется возможным. Что уж говорить! Оборотень только недавно перестал испытывать дикую боль при исполнении естественных нужд организма. Что-то сомневался, что сможет быстро вернуться к исполнению своих обязанностей в постели.
Забившись в угол комнаты, оборотень спрятался как можно тщательнее и принялся ждать, гадая кто войдет в комнату - Марго или Эрих. Если первая - все кончено. Если же он... Миру страшно было представить и такой исход. Что он, уродец, может предложить? Ни эстетики, ничего другого. Паническая боязнь близости из-за четко въевшейся в подкорку боли. Рефлекс, приобретенный за короткое время и вряд ли способный порадовать хозяина, ведь тот только и держал, что из-за постели. Или нет... Сложно было определиться, особенно скрипеть кошачьими мозгами на тему столь тонких материй.
Сердце замерло и пустилось вскачь стоило только Майне переступить порог комнаты и, судя по характерному щелчку, дверь за собой закрыл. Госпожой Цепеш не пахло - значит, они остались вдвоем. Наедине. По пятнистой шкурке прошлась волна дрожи, кончик хвоста нервно задергался, изгибаясь то в одну, то в другую сторону. Дальше прятаться просто не имело смысла и ирбис решил покинуть свое убежище, выползая из него буквально на брюхе. В прижатых к лобастой голове ушках, виновато-испуганном взгляде отражался страх перед будущим. Едва оказавшись  рядом, преодолев все разделявшее их расстояние на брюхе, мелко перебирая лапами, кошка позволила себе еще один взгляд на Эриха, неуклюже сел и, низко опустив голову, ткнулся влажным носом чуть ниже колена, не решаясь приласкаться к руке. А вдруг уже не имеет права?

+2

23

Эрих морально был готов к тому, что Мир продолжит прятаться, что его придется чуть ли не за хвост вытаскивать или постепенно выманивать, терпеть шипение, возможно уворачиваться от когтей. А потому то, что оборотень вылез сам стало приятной неожиданностью. Значит, все-таки есть шанс все наладить? Удивило только то, как невольник приближался. Он выползал на брюхе, прижимая аккуратные ушки к голове, словно чего-то боялся. Такой поворот немало озадачил Эриха. Он ожидал гнев или обиду, но не страх. Не госпожа Цепеш его ведь запугала, право слово... Неужели, это последствия того, что произошло в клубе? Или он боится, что хозяин будет сердиться, что он не вышел тогда, в гостиной? Впрочем, рассуждать об этом мужчина не стал.
Как только Мир оказался перед ним, Майне присел, сграбастал ирбиса в охапку, и сел вместе с ним на кровать, устроив у себя на коленях и крепко сжимая руками, прижимая к себе свой драгоценный пушистый комочек. Наконец-то он сделал то, чего хотел особенно сильно последние часы. Его невольник снова с ним, живой и настоящий. Эрих принялся тут же осыпать поцелуями кошачью мордочку и голову, ничуть не смущаясь шерстяного облика, его руки гладили и обнимали пушистую шкуру, постоянно перемещаясь, желая охватить внимание все кошачье существо.
- Мир... Я так соскучился... мой котенок... мой... - сбивчиво шептал он между порывистыми поцелуями и ласками, словно Мир мог вот-вот куда исчезнуть, и он не успеет излить на него все свои чувства. Эмоциональное напряжение достигло своего апогея и теперь шло на спад. Только сейчас Майне понял, как же сильно волновался и переживал, в глазах защипало, но он сдержал свои эмоции. Почему-то запоздало пришла мысль, что мог ведь больше никогда и не увидеть свою обожаемую пятнистую шкурку, но она тут же была отброшена прочь. Мир живой и снова с ним, и больше он никуда не отпустит свое сокровище, никому не отдаст. Кажется даже сказал это вслух:
- Мой... никому не отдам... никуда не отпущу... Мир... - постепенно Эрих начал успокаиваться. Его поцелуи стали более мягкими и нежными, а руки уже не так крепко вцеплялись и прижимали уже не настолько тесно, чтобы нельзя было вдохнуть. Но все равно чувствовалось, что если кто-то сейчас рискнет отобрать у него из рук его сокровище, то тому грозит умереть от множественных рваных ран.
- Мир... надеюсь, ты сможешь меня простить... Если бы я только не поверил обещаниям, что за тобой присмотрят в клубе и все будет в порядке... - Эрих чувствовал, что ему надо высказаться, все объяснить, но нужные слова находились с большим трудом. - Случившегося уже не исправить, но я буду стараться, чтобы тебе было хорошо теперь. Я больше не верну тебя в клуб, отныне ты будешь жить в городе, в отдельной квартире. За тобой будет присматривать мой человек, которому я доверяю, и в случае малейшей угрозы я буду в курсе, и оторву голову любому, кто посмеет тебе навредить! - Майне невольно сильнее сжал зверя в своих объятиях, потерся носом о пушистую макушку. Затем он чуть отстранился, коснулся ладонями мохнатых щек, приподнимая голову, заглянул зверю в глаза. - Мир... мне так тебя не хватало, и я чуть не поседел, когда не обнаружил тебя на месте. Я совершил ошибку, доверив тебя клубу, но я надеюсь, ты мне дашь второй шанс? Ты... поедешь со мной? В новый дом? Ты мне нужен...

+2

24

Мир боялся того, что может случиться в следующее мгновение – оттолкнут ли его или, наоборот, крепко обнимут и прижмут к себе. Не ожидал одного – Эрих вцепился в его пятнистую шкурку и столько нежности, ласки и, мог бы поспорить, любви, вылилось в один миг, что просто нечем стало дышать. Еще никто и никогда не топил его в столь искренних чувствах – радости от встречи, искреннего переживания, страха от возможной потери и бесконечной, глубокой, чувственной нежности. Был бы Мир сейчас в своем человеческом облике – разрыдался бы от переизбытка чувств, но как кот он мог только начать тихо мурлыкать от удовольствия, подставляться под неистовые ласки и тереться лобастой мордой о щеки своего любовника, ловить каждое его прикосновение и верить каждому произнесенному слову. До конца. Нет, его не бросили и, наверное, стоило пережить весь тот ад, чтобы услышать такие откровения, окончательно убедиться в том, что дорог не только телом, но весь, целиком, со всеми тараканами и заморочками. Стал бы безразличный к своей игрушке хозяин так переживать? Стал бы забирать из клуба и селить в отдельной квартире, да еще и с охраной?  Только вот последний факт немного напрягал. Как дать понять, что мужчин… просто боится. В каждом теперь видит потенциальную угрозу. Через чьи только руки не пришлось пройти за все это время и даже казавшиеся самыми что ни на есть нормальными оказывались законченными садистами. Мальчишка просто перестал верить людям и видел во всем подвох. Только госпожа Цепеш разительно ото всех отличалась – с чего-то принялась заботиться о совершенно чужой собственности, забрала к себе и лечила. Как дать понять, что на всех мужчин, тянущих к нему руки, реагирует одинаково – скалится и норовит выпустить когти. Просто рефлекс и ничего более. Хорошо, что хотя бы Майне доверял и тело вкупе с психикой не подкинули никакого неприятного сюрприза. Иначе хоть в реке топись – жить рядом и не иметь возможности нормально перенести прикосновения любимого человека! Пожалуй, это было бы слишком. Разве что если когда-нибудь дело вновь дойдет до постели, то там…вполне возможно случится что-то непредвиденное. Самому мерзко и страшно было смотреть на свое исполосованное свежими алыми рубцами тело,на изуродованное лицо… Каково же будет Эриху спать с таким вот? Быть может, будет лучше и вовсе остаться ирбисом? Меньше проблем и душевных терзаний, а пройдет какое-то время и вообще жизнь человеческая сотрется из памяти. В конце-концов, для постельных утех у хозяина теперь есть жена. Сладко забывать об этом, но слова из песни не выкинешь. Хорошо, что сейчас он пах только собой и привычным дорогим парфюмом. Вот и не вспомнилось сразу так про существование Елены, возжелавшей убрать прочь с дороги соперника. Непонятно только в чем. Почему ее столь задевало существование бордельного раба? Сама не получала столько внимания, сколько доставалось ему? Но в конечном же итоге добилась своего. Она – жена, а он - … собственность. Зато сколько ласки и нежности получил  - разве не щедрое вознаграждение за все эти безумные дни?
Оборотень чуть извернулся в руках мужчины и «обнял» его обеими лапами, прижавшись головой к его щеке.Готов был уехать прямо сейчас и  постараться забыть, как страшный сон все, что произошло раньше. Уже простил все и, казалось, забыл. Слишком искренними были чувства к Эриху и отчаянно не хотелось думать о том, с кем и как тот провел эти последние недели.

+2

25

Пожалуй, больше всего Эрих боялся даже не злости или протестов со стороны Мира, а его равнодушия. А потому когда большой кот замурлыкал в его объятиях, принялся ластиться и откликаться на прикосновения, его это немало порадовало и воодушевило. Так хотелось наверстать упущенное, стереть из памяти юноши проведенные в борделе недели. И хотя Майне понимал, что все это не так просто, и что если оставленные на теле шрамы заживут без следа сами или при помощи современной медицины, то шрамы на душе придется медленно и кропотливо залечивать годами. Но он не собирался отступать, только на грани потери он понял, насколько дорог ему стал Мир. Живое существо, купленное по внезапной прихоти, призванное стать игрушкой для скучающего миллионера, средством разнообразия досуга, как-то незаметно стало слишком дорогим. Не мог он относиться к своему невольнику просто как к игрушке. Но так же понимал, что не может дать ему и полноценных отношений.
Однако думать над статусом Мира было сейчас не время и не место, этим можно будет заняться потом. Мужчина просто наслаждался живым теплом заново обретенного сокровища. Сейчас ему хотелось увезти невольника в новый дом и вернуть ему радость совместного времяпрепровождения, в том числе и физической близости. Эрих не питал иллюзий, что за время его отсутствия юношу никто не трогал, догадывался, что насиловали и не один раз, и возможно даже посторонними предметами. А потому подозревал, что Мир может далеко не сразу захотеть секса с хозяином. Можно было, конечно, просто заставить, уже ведь поступал так, но тогда невольник был для него просто забавной игрушкой, а сейчас стал чем-то большим, а потому не хотелось его больше заставлять, важно было чтобы он сам этого желал и смог получать удовольствие от процесса. Вот над этим предстояло капитально поработать. Для начала самому, а если не получится - то придется прибегать к помощи психологов. Но отступать и бросать Мира как "испорченный товар" или "сломанную игрушку" не собирался. Тем более, оборотень давал понять, что не держит зла на хозяина за его недосмотр. От этих доверчивых кошачьих объятий и негромкого урчания, внутри разливалось какое-то новое непривычное тепло и желание продолжать обнимать это ласковое создание.
Как бы ни было приятно вот так сидеть и тискаться, но все же не стоило злоупотреблять гостеприимством госпожи Цепеш. Вероятно, у нее еще какие-то свои дела есть. Потому Эрих встал с кровати, продолжая держать Мира на руках - не хотелось выпускать его из объятий ни на минуту, и направился к двери. Открывать дверь с занятыми руками было не удобно, но он извернулся и справился с этой задачей. Теперь следовало найти хозяйку дома и попрощаться с ней.
- Благодарю Вас за Ваше гостеприимство и помощь, но, думаю, нам пора. Надеюсь эта встреча не последняя и, если пожелаете, навестим Вас позже. Все вопросы по бумагам и расходам с Вами решит мой помощник.
Позволив Миру попрощаться с Маргаритой как ему захочется, Эрих все так же на руках отнес его до машины, продолжая обнимать и гладить все дорогу до нового дома. Как и сказал, закончить все бумажные дела, с расходами и правом собственности он поручил помощнику, чтобы не отрываться от Мира лишний раз, в конце, правда, все перепроверил, чтобы никакая случайность не испортила новообретенное счастье. Так же, помимо покрытия всех расходов на лечение и содержание, Майне решил выразить благодарность Маргарите и в более личной форме. Через несколько дней в особняк госпожи Цепеш доставили большую, но достаточно легкую коробку. При открывании крышки из нее выпорхнули цветные тропические бабочки и разлетелись по комнате. Внутри же коробку устилали экзотические цветы, однако не срезанные, а вполне живые и пригодные к дальнейшей жизни в домашних условиях. На центральном, самом крупном, был аккуратно уложен гарнитур индивидуальной работы с самоцветами. К нему прилагалась записка: "Искренняя благодарность прекрасной леди с добрым сердцем".

+2

26

За Эрихом Маргарита наблюдала с неподдельным интересом. И даже данное мужчиной обещание "быть дотошным" ничуть не смутило хозяйку дома. Она лишь развела руками, явно давая понять, что не против хлеба и зрелищ.
К счастью, господин Майне прекрасно понял, что рассчитывать на помощь со стороны Марго, явно не стоит. Понял и занялся наконец поисками своей собственности. По началу женщина на цыпочках следовала за Эрихом из одной комнаты в другую, но в скором времени ей надоело и это. А потому, оставив мужчину в комнате, не так давно отведённой под обитание ирбиса, Маргарита вернулась к своим обыкновенным делам. Ведь кто знает, сколько ещё времени мужчина будет Ратмира уговаривать и выманивать из укрытия.
Спустившись на первый этаж, вампирша обошла комнаты в поисках своей рыжей кошки. А когда её всё - таки обнаружила, уселась рядом, через плечо заглядывая в раскрытую книгу. В доме вдруг стало необыкновенно тихо. Не доносилось даже звуков приглушённой возни, какие обычно сопровождают любые поиски. Это могло означать лишь одно: пропажу Эрих всё - таки нашёл.
Посмотреть на эту картину было интересно, и Марго не стала себе отказывать в удовольствии подобного рода. Выйдя из комнаты, она осторожно прикрыла за собой дверь и поспешила вернуться в гостиную. В то самое место, откуда и началась вся эта история.
Расположившись в шикарном кресле, мадам Цепеш приняла вид немного отстранённый, ничуть не выдавая своего интереса или же нетерпения. И, в конце концов, эти минуты томительного ожидания были вознаграждены. Честно говоря, Марго ожидала увидеть что угодно, но никак не Эриха, несущего на своих руках ирбиса. А потому скрыть удивление оказалось задачей не из лёгких. Вопросительно выгнув идеально тонкую бровь, Маргарита взглядом проводила мужчину и запоздало шевельнула пальчиками, делая тонкой ладонью прощальный взмах. Вот и всё. Оба оборотня исчезли из её жизни так же неожиданно, как и появились. И сразу же стало как - то пусто. Хотела вампирша признаваться себе или нет, но без пятнистого постояльца она явно скучала. Такова уж женская природа - постоянно хотеть о ком - то заботиться. А в виду отсутствия мужа и давно уже выросших детей, у Маргариты эта особенность была выражена в разы сильнее.

Но, как бы там ни было, со временем жизнь постепенно вернулась в своё русло. Госпожа Цепеш всё так же посещала скучные светские мероприятия, да заглядывала иногда в клуб. Видения Маргариту больше не мучили, и это можно было назвать кратковременной передышкой.
В один из таких ничем не примечательных дней, вампирша вернулась домой и обнаружила посреди гостиной странную коробку. К слову сказать, не только госпожа Цепеш подозрительно косилась в сторону вышеупомянутого предмета. Попробовала на вес. Коробка оказалась лёгкой. Решив, что хуже всё равно не будет, Марго всё же нарушила целостность упаковки. Каково же было удивление благородной леди, когда на свободу вырвалось множество разноцветных бабочек. Маргарита даже отпрянула от неожиданности, но спустя уже мгновение, на её губах поселилась мечтательная улыбка. Ухаживать за бабочками вампирша не умела, но по - крайней мере, это было безумно красиво. И совсем не важно, догадался ли Эрих сам, или же ему кто - то предоставил нужные сведения.
Отдав слугам приказ, чтобы они как следует ухаживали за цветами и аккуратно их расставили по комнатам, один из них Марго всё же забрала к себе.
Женщина прекрасно понимала, что не может быть лучшего подарка, чем счастливая улыбка на губах Ратмира. Марго достаточно было бы просто знать, что с оборотнем теперь всё в порядке.
Но, тем не менее, этот знак внимания был необыкновенно приятен, а разлетевшиеся по гостиной бабочки добавили в жизнь Маргариты Цепеш небывалую лёгкость и радость.

Отредактировано Марго (28.07.2014 18:35:17)

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Альтернативная игра » [12.2066 - 01.2067] Дежавю