КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [27.08.2066] Ты катись, катись, колечко!


[27.08.2066] Ты катись, катись, колечко!

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: 27.08.2066 год.
Место: Загородный дом четы Лабиен

Действующие лица: Калиса Лабиен, Ингвар, Тейлор Лабиен
Приглашенные звезды: Максимилиан Лабиен

Описание ситуации: Калиса не особо любит таскать на своих прелестных пальчиках обручальное колечко, потому что это колечко весит дохрена, т.к. венчались они с муженьком в далёком 1585 году, когда понятие ценности колечек было соразмерно их весу. Громоздкое украшение в этот век не подходит ни к одному платьишку, и жена патриарха Лабиен заботливо оставляет колечко в своей комнате. И лежала бы эта фигня там ещё пару веков, если бы не одно «но». Такое неприятное «но».
Максимилиан Лабиен для какой-то личной цели (или как всегда – с перепою дикого), приглашает Калису в клуб, обновить, мол, их семейные узы и настойчиво просит жинку одеть «то самое» колечко. И всё бы ничего, но Калиса никак не может найти древнюю реликвию, попутно подозревая всех подряд в краже. Под такое подозрение попадает и старый раб – Ингвар, так не вовремя прошедший мимо спальни женщины. Жена патриарха уверена, что медведь знает настоящую цену украшения и мог его украсть. Молодой хозяин, а по совместительству – сын патриарха, вступается за своего раба, переводя стрелки на кого ни попадя. Итог, как всегда, великолепен скоро за Калисой заедет патриарх и на пальчике вампирессы непременно должно быть то самое колечко… а теперь самое главное: на всё про всё у Лабиен полтора часа и 13 подозреваемых (включая собственного сына и его раба). Сможет ли жена не подвести мужа и быть полностью готовой к поездке?

Дополнительно: 
«Идите вы все к чёрту, мне нужно это уродство, мне его муж подарил!»
Море крови, стол закуски.

+4

2

- Барабашка, сука ты выдуманная, поиграй да отдай, а. По-хорошему.
Именно с такими словами, уже раз в пятнадцатый, нырнула вампиресса под кровать в поисках своего обручального колечка. Но тут, как и предыдущие разы, его не оказалось. Совсем. В прочем, как и в шкатулке, где оно обычно покоилось с миром на протяжении нескольких веков, как и в остальных украшениях, а еще, во всех тумбочках и комодах, в плательном шкафу, в ванной комнате среди кучи бутыльков и баночек и в самих бутыльках и баночках тоже, на балконе, в вещах супруга, которые теперь валялись везде и по которым Калиса бегала туда-сюда. Не-бы-ло. Она отчетливо помнила, что видела его недавно, что держала в своих ручках и даже, вопреки его старомодности, примеряла, а потом, ложила на место. Но, оно исчезло. Само, или же ему помогли... Второй вариант, вдруг, показался жене Патриарха самым вероятным. Впрочем, это ведь нужно быть самоубийцей, чтоб решиться украсть у Калисы.
Она снова пробежалась по комнате. Взъерошенная и уже почти что в настоящей панике. И дернул же черт старго гада, любимого муженька, изъявить желание лицезреть ее сегодня именно в этом украшении. В этом дорогом, старинном убожестве. Которое ко всей своей внешней "привлекательности", еще и пропало! Это была катастрофа. В самом прямом смысле этого слова. Ведь потерять кольцо, означало предать любовь Максимилиана, чего себе позволить Калиса не могла. Да и просто не представляла, как она может вот так обидеть мужа. А это, по ее мнению, значило, что она не виновата и что кольцо и правда...
"Украли."
Эта мысль отчетливо впечаталась в сознание, когда женщина фурией выскочила из комнаты, налетев при этом на Ингвара. Еще, чуть-чуть, еще буквально пара миллиметров и она бы впечаталась в медведя, но, хвала вампирской скорости и реакции, мадам Лабиен остановилась вовремя.
- Мать твою, Ингвар, смотреть надо куда идешь!
Калиса недовольно фыркнула, гневно уставившись на оборотня.
- А куда это, кстати, ты идешь, ммм?
Подозреваемый номер раз был найден. Калиса общалась с мишкой, Калиса можно даже сказать доверяла мишке. Не все, конечно, но тем не менее. А вдруг, медведь предал ее трепетную дружбу и те несколько случаев совместных приключений? Как известно, убийца всегда возвращается на место преступления. И плевать, что сейчас речь идет о краже, логика женщин, как известно, с трудом поддается пониманию, а уж логика Калисы, так это вообще, что называется, туши свет.

+5

3

С самого утра в особняке семьи Лабиен стояло странное оживление и суета. Причину этого Ингвар понять не мог, и в отсутствие Тейлора пытаясь отсидеться в хозяйской комнате до последнего. Разумеется, не вышло: стоило только высунуть нос, как его дернули «поработать». В отличие от других рабов, Ингвар работы не чурался, но попадаться на глаза тому же Лабиену после вчерашнего «грибного пикника» не хотел – мало ли…

«Ладно, ладно...» - думал медведь, волоча объемистый куль с вещами из химчистки, упакованное в прозрачную пленку красное платье для госпожи Лабиен и коробку с обувью для неё же под мышкой. Маршрут оборотень продумывал тщательно, чтобы по выполнении всех поручений вернуться в пустую комнату и остаться в одиночестве до конца дня.
Отдать вампирше новенькое, только из магазина, платье, купленное для какого-то важного события, и коробку с новыми же туфлями; спуститься вниз по лестнице, оставить куль из химчистки у старшей горничной, пройти по стеночке и подняться по другой лестнице, не попавшись никому на глаза, после чего скрыться за спасительными дверьми тейлоровской комнаты…

План был безупречен если бы не одно но: нарисовавшаяся прямо перед оборотнем растрепанная Калиса в коротком, абы как подвязанном пояском, халатике. Ингвар отшатнулся, недоуменно моргнув, и поспешил отвести взгляд от обнаженного плечика.
- Кали… Госпожа, да я тут… Мимо шел. По поручению. – Замявшись, ответил медведь, потрясая кулем невнятного желтовато-серого цвета, но потом спохватился, что перепутал и протянул вампирше упакованное в целлофан платье, аккуратно, двумя пальцами, держа за вешалку.
- Доставили из магазина. И это тоже… туфли. Занести в комнату?
«Лучше бы она просто забрала это барах… эти вещи.»
Отклоняться от маршрута медведь не хотел, и поэтому еще более настойчиво протянул платье, вынуждая Калису принять вещь, и слишком рано выпуская из своих рук металлическую петельку вешалки. Красная тряпка предсказуемо скользнула вниз, а медведь закряхтел, торопливо и неуклюже наклоняясь, чтобы поднять дорогую покупку. Коробка выскользнула, шмякнувшись об пол – красные туфли стукнули высоченными каблуками по паркету, разлетаясь в стороны.
- Извини, - пробормотал Ингвар, краснея и пытаясь понять, разолилась ли Калиса из-за его неловкости или у вампирши были другие причины быть сейчас похожей на взбешенную фурию.

+5

4

Калиса была так увлечена своими мыслями и подозрениями, что не сразу и обратила внимание на улики в руках оборотня. Свертки с одеждой, новые платье и туфли. Она не без интереса наблюдала, как Ингвар поднимает с пола уроненное платье. Ее платье. Наблюдала и молчала. Нафига медведю платье и туфли? Решил подарить Тейлору? Калиса мотнула головой, отгоняя ненужное и странное. Кажется, она начинала думать как ее супруг.
- А где кольцо?
Прямо в лоб, не раздумывая больше, решила спросить мадам, а параллельно с этим настраиваясь на волну эмоций мишки. Малейшее волнение, ложь - тем более, она почувствует. Во всяком случае, должна была почувствовать. Но, не судьба, как говорится. Собственные эмоции, переживания и ярость заглушили все вокруг.
- Аааааай, да как ты мог, вообще? Я же тебе верила, мы с тобой и в Мексике, и за грибами, и собаку хоронили...
Калиса замолчала, обиженно поджав губы и продолжая исподлобья буравить оборотня взглядом.
- Медведь клептоман - горе в семье.
Угрюмо подвела она итог.
- Куда ты его дел, а?
Она оглядела вещи, что были в руках у мишки и, шумно фыркая, с усердием начала рвать кулек из химчистки.
- Я найду его. Я... да ты хоть представляешь, сколько оно стоит?
Калиса на мгновение отвлеклась от рытья в вещах, чтобы взглянуть в глаза мишке. Что она надеялась увидеть, женщина не знала и сама, но смотрела, хмуря при  этом бровки и полагая, что так она выглядит грознее.
- Ну, конечно представляешь! Ты же его взял. Мое колечко.
Далее была коробка с обувью, что валялась на полу. Калиса для уверенности оглядела изнутри ее и туфли. А потом, она весьма небрежно, но тщательно осмотрела платье и медведя заодно. Вся одежда, что была на Ингваре, была бесцеремонно досмотрена на предмет наличия в карманах колечка. Но колечка не было. Странно, что медведь при этом не возмущался особо. Хотя, попробуй тут возмутись, опрееделенно хуже будет.
- Ты его съел!
Вдруг оснило женщину и она потянулась ручками в рот бедному мишке, желая наконец найти пропажу.

+5

5

- Я не брал! – возмутился раб, но Калисе на все его возмущения было плевать. Ингвар подавился воздухом, не зная, что сказать. Следом за лицом от стыда запылали уши, кожа пошла горячими красными пятнами ниже по шее и спине – мысль, что его заподозрили в воровстве была обидной и вызывала нарастающую панику – продолжил, проглатывая буквы от волнения:
- Н-не брал я! К-кое кольцо?.. Вот именно… В Мексике, за грибами, собаку, с девчонкой… х-хоронили…
Кивал Ингвар, вторя Калисе, хотя водоворот мыслей сейчас крутился вокруг того, что вряд ли Тейлор поверит своему новому рабу, скорее матери, и тогда не будет долго думать, как избавиться от своей проблемной собственности. Отправит обратно на рабский рынок, на страшный нижний этаж, откуда единственная дорога – в лучшем случае сразу на шаурму в дешевую рыгальню. Большую такую шаурму, весом в сто кило...
Безрадостная перспектива.
С конца коридора за действом с любопытством наблюдали две горничные, забывшие о своей работе. Унижение от бесцеремонного досмотра («Х-хааа-ха-ха! Щекотно же, Калиса, ну что ты делаешь?!. Нет там ничего, и в штанах нет... И под штанами, ой, даже трусов - рабам не положено...») всколыхнуло неприятные воспоминания: с такой же тщательностью его досматривали в Клубе, но тогда пришла Йоана и вступилась за своего раба, а кто вступится сейчас? «Если об этом узнает Тейлор…» - от мысли, что ему придется объяснять произошедшее хозяину, у оборотня на висках выступила холодная испарина, а нижняя челюсть как-то по-стариковски задрожала.

- Нефрафда! – снова возмутился Ингвар, клацнув зубами по наманикюренным ноготкам вампирши, заелозившим по губам глубже в пасть. Чувствительное ухо уловило шепотки со стороны лестницы. «Донесут! – с отчаянием подумал Ингвар. – Даже если Калиса поверит. Отпустит. Донесут… Если не хозяину, то старшему Лабиену, а тот не будет долго церемониться… Это ж надо было так… За что, Великий Асбьорн?!»

Оборотень предупреждающе и глухо рыкнул, отступая еще на полшага и едва не путаясь в тряпках, раскиданных по полу после дотошного обыска Калисы. А может, и пусть доносят? Однажды Патриарх уже принял решение, спасшее жизнь рабу, может, рассудит и сейчас, что незачем медведю было брать кольцо, да и когда бы? «Когда... - щелкнуло в голове, - А... А-а-а... Алиби!» Вспомнил медведь мудрёное, малознакомое слово и перешел в наступление:
- Я не мог взять! Они, вот, они видели! – дрожащий палец неожиданно твердо указал на перешептывающуюся прислугу. – Я был с ними, не мог взять…
Голос раба крепчал – Ингвар начинал чувствовать уверенность, что вот сейчас прислуга подтвердит, что, мол, не брал медведь кольцо, и Калиса поверит, что действительно ведь, не мог! – когда в поле зрения попала знакомая фигура хозяина. «Тейлор, - отрешенно подумал оборотень и замолчал так же резко, как начал до этого говорить, опускаясь на колени. – Всё. Пусть убивает. Только бы быстро, не тянул.»

+5

6

Поспать в очередной выходной опять не получилось. Мало того, что звонки от постоянных поставщиков начались около восьми утра, так ещё и по возращению в доме ощущалась нездоровая обстановка.
Лабиен младший хотя бы после обеда хотел отоспаться. И вроде даже всё получилось: с поставщиками проблема была решена, Тей заблаговременно отобедал по пути на дачу и, незаметно проскользнув внутрь дома, быстро завалился на кровать отдыхать. Настораживал факт отсутствия медведя, но этому вампир значения не придал. Провозившись на кровати около получаса, парень так и не уснул. Причиной стали внеочередные крики и прочая странная ситуация. Голос Калисы тоже ничего хорошего не сулил, особенно – голос недовольный.
«Нахрена за мной потащилась мать? Ей что, совсем делать нечего уже, а? Я же специально приехал поспать на дачу!»
Тейлор зло фыркнул, набросил халат и выполз из своей спальни.
«Отстаньте от меня все. Мне нужно пару часов здорового сна, всего пару часов! Неужели это так сложно – просто оставить меня в покое?!»
Тей быстрым шагом прошёл до середины коридора, запоздало подумав о том, что надо было вначале под шумок послушать, о чём вообще речь, но останавливаться было уже поздно: его однозначно видели.
- Привет, мам.
Парень прокашлялся, оглядывая женщину. Было в Калисе что-то зловещее, что очень настораживало.
- Медведь, какого чёрта ты тут вообще забыл? Я тебя не отпускал никуда.
Вампир крайне недовольно фыркнул, не сильно схватив раба за волосы и дёрнув на себя.
- Если я сказал – сидеть тихо, то надо тихо и сидеть! Соскучился по отцовским методам воспитания что ли?!
Больше всего младшего Лабиена настораживало то, что папочка и в правду мог опять вернуться к родительскому долгу, а от этого однозначно никому лучше не будет.
- Ма-ам, ну чего опять?...
Тейлор обиженно глянул на вампирессу.
- Я спать хочу. И есть тоже хочу! А вы тут… орёте, да…
Тихо и совсем обиженно закончил молодой вампир, шмыгнув носом.
- Ингвар, дуй быстро в спальню, я с тобой ещё не закончил.
Приказал Тейлор, выпустив из пальцев волосы раба.
- На цепь сажать пора, чтоб слушаться начал.
Вампир виновато улыбнулся, глядя на Калису.
- Мам, всё в порядке?
Глядя на выражение лица женщины, а так же на её растрёпанную причёску, помятый и пыльный коротенький халатик и этот маниакальный взгляд маньяка на свободе, вопрос напрашивался сам собой. Тейлор было подумал о том, что задавать его не следует. Следует просто молча и, по возможности, быстро удалиться в свою комнату, а лучше – вообще с дачи подальше. И сидеть тихо, не высовываясь, пока взрослые сами во всём не разберутся и не уладят свои дела. Но дибильная привычка совать нос везде, особенно в дела взрослых, вновь играла злую шутку с вампиром. Хотя перспективка помочь маме решить некие незначительные проблемы – это же круто! Особенно, когда папа об этом ничегошеньки не знает.

+6

7

- Съел.
Повторила Калиса уверенно и твердо, в ответ на заявление мужчины, что, мол, нефрафда. Хихиканье за спиной горничных добавляло запала и желания докопаться до истины. А то, как Ингвар все больше краснел и вовсе давало уверенность в своей правоте. Краснеет, значит, стыдно - стыдно, значит, вину свою чувствует - чувствует вину, значит, правда взял. Логика.
- Отдавай! Плюй, ну!
Не унималась женщина.
- Я чувствую его. Оно вот прям тут.
Калиса ткнула пальцем в грудь медведю, а после прильнула ухом, прислушиваясь. Вдруг всплывшее алиби оборотня ничегошеньки не меняло. В конце концов, он мог взять его не сегодня, а скажем вчера, или... после их пикника, плавно превратившегося в похороны. Кто знает, что было на уме у мишки после всех тех событий.
Куриц, что синхронно закивали на слова Игвара, вампиресса решила оставить на потом, для разборок. Лишние подозреваемые никогда не помешают. А вот внезапное появление Тейлора как раз-таки мешало. Сын был недоволен. Сын фыркал.
- Маменька, милый, не орет, маменька негодует и желает справедливости. Это, конечно значит, что все не в порядке.
С видом оскорбленной невинности заявила она сыну, который вознамерился умыкнуть виноватого мишку прямо из-под носа. Однако все недовольство Тейлора и его жалобы, не шли ни в какое сравнение с той гаммой чувств, что испытывала Калиса. Обида, гнев, немного страха оттого, что произойдет, если Макс узнает о пропаже и, разумеется, желание получить свое, прямо-таки ожердимость мыслью найти это триклятое кольцо. Во что бы то ни стало.
- И вот уж, нет уж. Никуда он не пойдет.
Абсолютно серьезно и тоном не терпящим возражений произнесла Калиса, обращаясь к сыночку.
- Он съел мое кольцо и пока не отдаст обратно, никуда отсюда не денется. Всем все ясно?
Последняя фраза была сказана так, чтоб услышали и горничные.
- Всей прислуге собраться и построиться в гостинной. А ты...
Калиса взяла оборотня за ухо и потянула за собой.
- ...за мной. Раз не хочешь по-хорошему, будем доставать мое кольцо из тебя силой.
А силой, в понимании мадам, означало, что медведя надо вскрыть и вывернуть наизнанку, а в качестве инструментов будут использованы различные колюще-режущие предметы, что в изобилии имеются на кухне. В прочем, в какой-то момент ей вдруг стало не по себе и жалко раба, с которым она можно даже сказать подружилась. Яростная пелена с глаз ненадолго спала, но Калиса не успела опомниться. Новая мысль о кольце и том, что символ их любви с Максимилианом кто-то посмел похитить снова вернуло все на свои места, превращая вампирессу в неадекватную фурию, а всех вокруг в подозреваемых.

+4

8

Пойдет, не пойдет… В какой-то момент Ингвар успел пожалеть, что кольца у него нет – было бы, отдал бы. Пока действительно не начали доставать силой. От предполагаемых методов извлечения драгоценности медведя замутило: Калиса выглядела достаточно решительно, чтобы выворотить рабу кишки наружу.
- Я не ел кольцо, господин! – произнес медведь, обращаясь больше к Тейлору, чем к Калисе, и дернул головой, выворачивая ухо из цепкого захвата вампирши. Ноготки царапнули по коже, а оборотень проворно для своих габаритов отступил за спину хозяина. Несмотря на то, что молодой вампир был значительно ниже рослого оборотня, глядя на Калису поверх светлой макушки младшего Лабиена, Ингвар чувствовал себя в относительной безопасности.
- И не крал его… - оборотень задышал чаще, насуплено глядя на вампиршу.
Недоверие Калисы обижало раба, подозрение в воровстве ценной вещи – унижало.
Провалиться бы сквозь землю… Да еще эти, слуги, свободные, смотрят, шепчутся, а во взглядах так и плещется: «Вор, вор!» - за долгую «карьеру» раба Ингвар воровал несколько раз (меньше, чем пальцев на одной руке), и теперь все возможные слова оправдания и возмущения вставали поперек глотки.

Приказ Калисы собраться всей прислуге в гостиной  вызвал у Ингвара панику - как же, сейчас все повторится заново, но в присутствии хозяина и всего штата свободных – а потом накатила странная отрешенность и даже какое-то мстительное удовлетворение, когда оборотень заметил, как испуганно притихли слуги.
«Если я не брал кольцо, то значит кто-то из них,» - подумал медведь, цепляясь за очередной шанс спасения, но почти сразу скис.
- Господин, позволь вернуться в комнату… Не брал я кольца, не… крал, как можно… - хрипло, с отчаянием зашептал медведь.
А дом, казалось, замер: суета, царившая с утра, быстро сходила на нет. Стало совсем тихо, и от этого – жутко, когда старинные часы отчетливо пробили полдень, раскатывая по этажам натужный и неприятный перезвон.

+5

9

- Мама, Ингвар хорошо питается, чтобы всякую гадость есть!
Решительно заявил молодой вампир, но тут же замолчал, отступая чуть назад.
- Ну, то есть. В смысле, медведь не мог. Кольцо, оно не вкусное. Же.
Глядя на Калису, хотелось самому оказаться подальше отсюда, а тут ещё и медведя жалко было. Тейлор отчего-то точно был уверен, что раб не взял бы кольцо. Хотел бы – украл деньги или столовое серебро. Да что угодно! В доме на каждом шагу лежит что-то ценное.
«Зачем медведю было рыться в комнате предков, если он свободно мог обшарить мою и взять что угодно?! Но я не замечал пропаж никогда»
- Давай проверим остальных слуг. Украсть мог кто угодно.
Тей был настроен решительно. Уцепил медведя за руку, потащив вниз. Разумеется, не отпустил никуда. Мало ли – и правда раб украл. Это же позор, отец опять будет очень недоволен.
- Ты точно не брал, тварь ты этакая?
Зло, но крайне тихо обратился вампир к медведю, сильнее сжимая руку того.
- Если это ты – я с тебя, сука, живьём кожу спущу!
Прошипел Тейлор, зло зыркнув на Ингвара.
- Мам, у тебя этих колец очень много, ну возьми и одень ты другое!
Уговаривал парень, надеясь на то, что может Калиса согласится на это и о пропаже кольца не расскажет Максимилиану.
- Или, хочешь, давай поедем и купим тебе новое кольцо, а?
Тейлор старался держать медведя у себя за спиной, чтобы мамочка и правда не решилась рабу устроить допрос с пристрастием.
- Я недавно в одном магазине красивое видел. С бриллиантами, да. Тут недалеко, мы за полчаса управимся!
«Только не говори ничего отцу, он же медведя убьёт и меня с ним вместе!»
- Ингвар никогда ничего не крал и не брал без спросу! Ты же знаешь, мам!
Медведя было жалко: Тей ненавидел, когда наговаривали на него самого или его людей.
- Он и с папой ездил и тебя сопровождал, но не пропадало же ничего никогда!
Молодой вампир развёл руками, недовольно насупился, взглянув на мать.
- Что за кольцо пропало-то? Может, я видел где?
Наконец-то поинтересовался Лабиен, усердно думая о том, что так-то можно и восстановить украшение за определённую сумму в ювелирном магазине. И один такой магазинчик, как раз, был у Тейлора на примете и вполне мог подойти для решения возникшей проблемки.

+6

10

Калиса остановилась и резко обернулась к сыну. Тейлор вздумал выгораживать раба. Ну разумеется, это же его раб. И она сама сделала бы так же. Тоже стала бы защищать. Даже, если бы то была бы и правда. В прочем, сейчас тоже правда. Само по себе, кольцо исчезнуть не могло, значит, ему определенно "помогли". И этого помогателя, вместе с колечком, нужно было найти.
Вампиресса терпеливо выслушала сына, что в принципе, в таком состоянии было очень странно. И даже немного успокоилась. Ингвару и правда было не зачем брать что-то у нее. Если бы он хотел, то давно сделал бы это, но нет же. Мишка был страннным. А еще, временами угрюмым и уютным. Мишка нравился Калисе.
Что же, теперь, настал ее черед говорить. Женщина медленно, с самой ласковой улыбкой подошла к сыну и потрепала его за щечки.
- Милый, маменька не желает других колец. Маменьке, черт возьми, нужно именно это уродство!
Само предложение о том, чтоб купить другое украшение взамен этого было оскорбительным. Оно было с ней почти всю ее жизнь и самое главное, оно было подарено ей Максимилианом. Да она, в конце концов, любит это кольцо. Почти как и мужа. И поменять его, для нее означало, поменять мужа. А так нельзя.
- Оно страшненькое такое, неказистое и тяжелое. Знаешь, с огрооооомным таким сапфиром, что цветом, как мои глаза. А еще, ему столько же лет, сколько мы живем вместе с твоим отцом. Сможешь достать такое?
Калиса гневно глянула на Ингвара. Медведь все еще был под подозрением.
- Быстро оба пошли вниз.
Скомандовала она сыну и его рабу. За время этой пустой болтовни слуги, явно испуганные, уже успели собраться.
- Если это не Ингвар, то кто-то из них. Предлагаю проверить.
Калиса быстро спустилась по лестнице. Решительно прошлась мимо стоящих в ровной шереге прислуги. Она даже посчитала их, удивившись тому, как мало людей трудятся над ее комфортом. Следовало нанять на десяток больше.
- Значит так, мусор.
Начала она, не глядя на людей и тут же замолчала. Проходя мимо одной из горничных, Калиса слишком отчетливо почувствовала приятный, сладковатый, но не приторный запах. Свой запах. Так пахли именно ее духи. Одни из любимых... Образное забрало снова упало на лицо вампирши, когда она без слов двинулась в наступление. Непростительно кому-то еще пахнуть как она. Непростительно брать что-то, что приналлежит ей.
Один взгляд. Всего один, для того, чтоб свернуть шею дерзкой девчонке. Позвонки хрустнули и девушка рухнула на пол тряпичной куклой, более не интересной хозяйке.
Мертвые не воруют.
- Минус один.
Тихо, себе под нос, пропела вампиресса и подняла взгляд на сына.
- Хочешь помочь, мой мальчик, помоги. Мамочка уверена, что ее любимое колечко у кого-то из них.

+5

11

«И ты, Брут!» - подумал бы медведь, если бы был хоть сколько-нибудь эрудированным. Но так как Ингвар истории не знал и не изучал, то только отчаянно замотал головой на вопрос Тейлора, мол, не брал, хозяин, и не взял бы… Апатия снова сменилась невнятной надеждой. И стыдом. Молодой Лабиен раба не бросил, защитил – а не вляпайся медведь в неприятности, не пришлось бы хозяину краснеть за своего неудачливого раба и тратить деньги на новые колечки.
- Отработаю, - упрямо мотнул головой Ингвар. Узы, связавшие по воле Асбьорна оборотня с молодым вампиром, крепчали с каждой секундой.

Когда тело с глухим стуком ударилось об пол, застывая в неестественной позе, Ингвар болезненно сщурился, словно мог чувствовать вспышку боли, пронзившую разум девчонки перед смертью. Если, конечно, она успела хоть что-то почувствовать.
Зато теперь стало ясно всем, что Калиса (добросердечность которой и без того была понятием весьма странным) не шутила ни разу.
«Щас-с заорет,» - поморщился медведь, ожидая первого приступа паники от второй горничной, стоящей рядом с брешью, образовавшейся в стройной шеренге, но девчонка только побледнела сильнее, беззвучно разевая рот. С другого конца ровного строя раздался смачный грохот: повар, любитель французских десертов, натура творческая а потому крайне нежная, рухнул в глубокий обморок всей своей безразмерной тушей,  превосходящей по весу немаленького раба-медведя.
Заголосили, отшатываясь хаотично и бестолково самые нервные. Ингвар привычно подобрался, выхватывая взглядом садовника, рванувшего к выходу – для того, чтобы добраться до человека, понадобилось два прыжка. Бородатый фанат ровных газонов оборотню не нравился никогда, поэтому когда ребра сбитого с ног человека хрустнули, оборотень  переживал не долго. Сгреб за шиворот и потащил обратно в строй смертников.
«…а когда закончатся слуги, госпожа Лабиен вспомнит про раба своего сына…»
Чувствуя себя пастушьей собакой в отаре овец, Ингвар угрожающе рыкнул, заставляя голосящих слуг сбиться обратно в кучу.

+5

12

«А-а почему именно это… уродство!?»
Вопрос, созревший в голове молодого вампира, так и не был озвучен. Мамочка тупостью не отличалась, поэтому выложила всё и сразу. Лучше б она молчала, конечно…
- Как ты умудрилась потерять то самое кольцо?!
Тейлор аж поперхнулся, не обращая никакого внимания на то, что в данной ситуации лучше с мамой так не разговаривать. С ней вообще сейчас лучше не разговаривать.
- То самое кольцо. Чёрт! Да он нас всех порешает даже без допросов!
Да что уж там говорить. Если Патриарх узнает о такой пропаже, то не жить тут никому вообще.
- Мам, а, мам. А, может, папа забыл уже про кольцо то, ма-ам…
Калиса, вместо того, чтобы выслушивать предположения и прочий бред сына, решила по быстрому начать поиски пропажи. Молодой вампир нервно дёрнулся в сторону, хватая Ингвара за рубашку.
«Чёрт, так она всех переубивает».
- Взять.
Хрипло скомандовал вампир, но медведь среагировал куда раньше приказа, успешно заставляя слуг оставаться на месте.
- Кто, чёрт возьми, взял кольцо.
Голос прозвучал уверенно и был похож больше не на вопрос, а на приказ, побуждающий к немедленному ответу.
- Медведь, принеси ножи с кухни. Все. И миксер захвати. Быстро.
Труп горничной был незамедлительно осмотрен, но Тейлора интересовал не только вид снаружи.
- Может ты и права, что, если она его проглотила, м?
Нехорошая ухмылка исказила губы хищника.
- Стоит посмотреть и то, что внутри. Правда же, мам?
Глаза юного вампира полыхнули алым.
- Медведь, где тебя носит, бегом сюда.
Принесённое рабом холодное оружие выглядело не очень впечатляюще, но и этого вполне хватит. Тей выбрал один из ножей, что побольше, хладнокровно всаживая его в живот остывающего трупа. Податливая плоть медленно расползалась в стороны, раскрываясь словно огненный цветок, убивающий остатки жизни в ещё тёплом теле. Пальцы аккуратно скользнули в образовавшееся отверстие. Парень втянул носом аромат крови, отчётливо облизнувшись.
«Жаль, столько крови пропадает».
Но сейчас было явно не до еды, дела были поважнее. Стоило умудриться не стать жертвой более древнего существа – Патриарха рода Лабиен.
- Среди вещей иногда стоит делать ревизию. Ингвар. Тащи следующего. Мам, вызови нашу охранку, пусть присмотрят за оставшимися.
Боевой настрой не отходил на второй план, а Тей чувствовал в себе силу. Ту, которая открывалась не так часто в его возрасте и была крайне неподвластна молодым вампирам.
- Ну, так где кольцо.
Повторил вопрос Лабиен, хищно озираясь вокруг.

+6

13

Слугам было страшно. Очень. Калиса чувствовала это. С огромным удовольствием вдыхая страх людей и пытаясь различить в нем что-то еще. То, что навело бы на верный след. Но паника и ужас быть убитыми были сильнее, люди не испытывали сейчас каких-либо еще эмоций полезных в поисках кольца. Это огорчало. Но не на столько, чтоб останавливаться. Странная, трепетная гордость за сына распирала вампирессу, когда тот вскрывал тело уже мертвой горничной. Отчего-то, Калисе всегда казалось, что в Тейлоре, еще пока в силу возраста, больше милосердия, а еще здравомыслия и адекватности, чем в других членах семейства Лабиен. Однако нет, ее мальчик был восхитителен в своей жестокости и желании помочь мамочке. И мамочка по-настоящему гордилась своим мальчиком.
Она потянулась к телефону, нажимая клавишу вызова охраны. Выходы из дома теперь охранялись и еще кучка охраны по приказу мадам Лабиен пошла рыскать в комнатах прислуги в поисках "кольца с большим синим камнем".
Это помешательство и полный беспредел в отношении работников даже понравился бы Калисе, если бы времени до приезда ее супруга не оставалось так мало. Вампиресса опомнилась, в какой-то момент понимая, что просто стоит и наслаждается окружающим ее хаосом, вдыхая аромат крови смешанного со страхом. Несколько раз моргнула, выискивая взглядом вторую курицу, что совсем недавно позволяла себе хихикать и шептаться о ее проблеме.
Несколько секунд понадобилось женщине, чтоб приблизиться к горничной.
- Н-не надо, я не брала...
Проблеяла девчонка, когда Калиса схватила ее своими тоненькими пальчиками за горло.
- Вы все боитесь так, будто не знаете у кого работаете.
Мадам с любопытством заглянула в глаза девушке, выискивая в них ответ на интересующий ее вопрос и давя своей силой.
- В договоре о трудоустройстве есть пункт о форс-мажорах. Так, вот он, форс-мажор.
Она на мгновение отвлеклась от жертвы. Всего на миг, чтоб взглянуть в сторону "оружия", что принес Ингвар. С помощью силы мысли, она направила себе в руки один из ножей. Но промахнулась. Тонкое лезвие полосонуло девушку по лицу и со звоном упало под ноги, на что Калиса лишь наигранно-огорченно ахнула. Она все также держала девушку одной рукой за шею, впиваясь своими наманекюренными ноготками в кожу служанки, а свободной рукой, взяла девушку за руку, и поднимая до уровня глаз.
- Итак. Этот поросенок пошел гулять.
Снова лишь взгляд и палец девчонки неестествнно изогнулся, ломаясь и подчиняясь силе мысли вампирессы. Девушка взвыла от боли, заливаясь слезами и прося прекратить. А Калиса лишь довольно разулыбалась, ощущая приятное тепло от чужой боли. Жалости не было, совсем. Лишь удовлетворение, о котром стоило забыть и озаботиться поиском пропажи.
- Но, он не знает, где мое кольцо. Может, этот поросенок знает?
Вампирша моргнула, посылая новый ментальный импульс и ломая следующий палец. Но, вот же незадача, горничная потеряла сознание.
Мадам расстроилась такому обстоятельству, в очередной раз ловя себя на мысли, что люди слишком нежные существа, не годные ни на что, кроме, как питаться ими. Однако, времени даром терять не стоило. Вернувшиеся после обыска комнат охранники сообщили, что ничего не нашли. А ведь скоро, совсем уже скоро явится Макс, а кольца все так же нет. Калиса раздосадованно шикнула, опускаясь рядом с валяющейся в обмороке девчонкой и обыскивая ее.
- У кого какие результаты еще?
Подала голос женщина, обращаясь к сыну и его рабу.
- Милый, просматривай внутренности внимательнее. Ингвар, тоже помогай, а то, и до тебя очередь дойдет.
Она взялась за нож и вспорола живот девушке. Бедняжка, ее сердце все еще трепыхалось, отбивая ритмы, но сама она так и не пришла в сознание, когда мадам с совсем ненормальной улыбкой на губах, начала вытягивать из нее внутренности, просматривая и прощупывая все внимательно на предмет нахождения там кольца. Вдруг, от пьянящего запаха чужой крови, Калисе подумалось о том, что для большей красоты, зрелищности и эффективности устрашения остальных, не помешало бы сломать ей ребра и раскрыть грудную клетку так, как это делали викинги, пытая людей. Тогда, уж точно вор под всеми этими впечатлениями сознается и все будут счастливы.

+5

14

Никто не спешил признаваться. Только у сухопарого дворецкого вывалилась из карманов серебряная вилка. Побледневший старик, которого Ингвар тащил к Тейлору, что-то заголосил. Оборотень не слушал бессвязанные мольбы – поставил на колени перед молодым вампиром, занятым изучением внутренностей горничной и сильнее сжал руками голову, надавливая основанием ладоней на виски. Чуть сильнее, и кость хрустнет под нечеловеческой силой, а по влажной и дряблой коже, вниз по щекам и шее, покатятся густые темно-бардовые капли.
Принесенный оборотнем «инструмент» лежал на вычурном столике, готовый для использования. Первыми в ход пошли ножи: оборотень раздул ноздри, втягивая в себя вязкий запах крови, растекшийся по помещению. Дразнило, внутреннего зверя, раба в ошейнике, не имеющего права на агрессию. Будоражило, стирая пережитый стыд и страх за свою шкуру.
Медведь сжал голову старика сильнее, рывком подтягивая вверх обмякающее тело, чтобы Тейлору было удобнее задавать вопросы.
«…лучше бы сломать ноги, а не звать охранку. Со сломанными ногами далеко не убежишь,» - подумал медведь, облизывая губы, и ему вдруг показалось, что он слышит, как дрожат мелкой дрожью друг о друга, с фарфоровым стуком, коленки прислуги.

«А если никто не сознается? Если кольцо уже не здесь?» - поганые мысли холодили нутро. Тейлор боялся отца, и не без оснований. А пока втекшая в помещение охранка обыскивала комнаты, оборотень тяжело дышал, прислушиваясь к происходящему и надеясь услышать простое и спасительное: «Нашел!» Тщетные ожидания, разумеется.
Локти оборотня дрогнули, а из-под ладоней, где влажно хрустнули кости, все-таки потекла кровь. Тело старика бесформенным, словно лишенным костей, кулем, соскользнуло на пол.
- Бесполезно, - выдохнул медведь, выпрямляясь. Он был готов тащить следующего и без приказа хозяина. Вот только все это было зря – живущие не больше века людишки уже осознали безысходность своего положения и вор уже должен был сознаться в содеянном.
Следующей жертвой была выбрана  последняя горничная  – приказал ли Тейлор тащить новую чуловечку для допроса или нет, было неважно. Ингвар выполнял звучащий в голове приказ с отрешенным азартом палача: равнодушно тащил за волосы, и только спустя несколько секунд вспомнил то, из-за чего медлил прежде, чем выдернуть ее из тесно сбившейся кучки людей. Девка была с пузом, с животом, беременная сучка.
Оборотень на мгновение замер, ощущая дурноту: звериная половина ликующе взвыла.

- Никто не сознается, - тяжело выдохнув, обратился Ингвар к Тейлору и подтянул упирающуюся жертву к хозяину, едва не снимая с несчастной скальп. Косо глянул на охрану: когда закончится прислуга, следующими на очереди будут эти мордовороты, даром что ставленные Цепешами. По крайней мере, раб надеялся именно на эту отсрочку, уже не веря в другой, счастливый исход этой истории.

+6

15

- Это не слуги, однозначно.
Отчего-то твёрдо и непоколебимо вынес вердикт молодой вампир, неожиданно бережно изымая из лап раба волосы девушки.
- Если бы они – признались давно.
Бросил он, поднимаясь.
- Всем построиться.
Скомандовал Лабиен охране.
- К чему слугам брать именно это чёртово кольцо, если у них есть доступ и к другим. Открытый доступ. Тот, кто взял – знал его ценность. Знал, что патриарх дорожит им.
«Знал, что это подорвёт доверие Патриарха к его собственной семье. А, значит, способно ослабить клан, поселив вражду внутри».
- На кого вы работаете?
Вопрос был адресован охране.
- Вышколенная охранка из «школы» клана Цепеш. Отлично подготовленные, готовые на всё. На всё, слышишь, мам?
Вампир зло рассмеялся.
- Что ж, проверим. Стоять. Не двигаться. Это приказ.
Тейлор прошёл мимо строя, внимательно, изучающе глядя на каждого из охраны.
- Отец всегда подбирал свою охрану сам, не из таких, как вы. Неспроста это.
Тихо заметил Тей, о чём-то раздумывая, прокручивая нож в ладони.
- Обыскать дом и сад ещё раз. Прочесать всё. Слышали? Всё! Выполнять приказ. Немедленно.
Охрана рванула выполнять бесполезный приказ: зачем искать то, чего нет, там, где это что-то не могло оказаться?!
- А ты останься. Тут нужен.
Один мужчина остановился, ожидая приказа молодого вампира.
- Медведь, взять его.
Тей только нездорово ухмыльнулся.
- Тебе не запугать меня.
Решительно рявкнул дампир.
- Зачем мне тебя запугивать?
Глаза цвета запёкшейся крови приблизились к его глазам, будто пронизывая сознание пленника, погружая в ошалелое, бесконтрольное состояние.
- Ты и так боишься меня. Боишься даже больше чем своего хозяина.
Тихий шепот разнёсся по комнате, а Лабиен из последних сил заставлял дампира не сопротивляться. Ещё пару секунд, пока Ингвар не выполнит приказ, пока не будет возможности расслабиться и отпустить.
«Чёрт. Как только отцу удаётся подобное постоянно…»
Мысли поплыли медленнее, а взрослый дампир мог сопротивляться неопытному Тейлору, не имеющему значительной силы. Темнота сгущалась, опуская сознание Лабиена куда-то слишком глубоко, откуда сложно выбраться самостоятельно.
«Нет! Нельзя! Отпускай, чёрт!»
Тейлор резко отшатнулся назад, тяжело хватая ртом воздух.
- Мам, он что-то знает.
С каким-то странным энтузиазмом сообщил парень, зачем-то вручая Калисе ещё один нож.
- В его мыслях. Нет, чувствах. Или… я это знаю, я знаю!
Будто пытаясь доказать что-то, Лабиен крепче сжимал руку матери.
- Он знает то, что не знаем мы.
Закончил свою мысль Тейлор.
- И мы должны это узнать.

+5

16

- А?
Калиса удивленно взглянула на сына, оставляя в покое, уже окончательно подыхающее, тело горничной. Она не любила, когда её отвлекали, а когда отвлекали от чего-то одновременно приятного и важного - тем более. Однако предположение Тейлора о том, что кольцо украли с какой-то иной целью, кроме как продать, заставило вампирессу напрячься.
Она откинула с лица прядь волос и нечаянно замазала в крови лицо. Теперь, мадам Лабиен выглядела еще более очаровательно в своем коротеньком халатике, с растрепанными волосами, испачкаными в крови лицом и руками, и держащей нож. Истинная домохозяйка! Пожалуй, самая отчаянная из всех возможных.
- Слышу, но... Ты уверен?
А сын был уверен. И в его словах было истины и смысла больше, чем во всем произошедшем до этого. Раздор в семье, вызванный недоверием Максимилиана к своим близким, правда бы ослабил позиции клана в сравнении с другими. Но на руку ли это Цепешу - большой вопрос. В прочем, времени оставалось всё меньше и разбираться что кому и зачем смысла особого уже не было. По крайней мере, сейчас. Сознание Калисы ухватилось именно за мысль, что в доме вражеский шпион, направленный для ослабления клана.
- Блядство.
Коротко резюмировала женщина, подходя ближе к охраннику, оставленному Тейлором для допроса, и принимая у сына нож. Второй.
Заветная фраза о чувствах была произнесена молодым вампиром и для Калисы сработала как красная тряпка для быка. Она обошла мужчину кругом, концентрируясь на его эмоциях, отделяя их от того, что чувствовал Ингвар, держащий дампира. Страх присутствовал, но не так, как хотелось бы. Уверенность в себе и своих силах, желание не подвести кого-то и волнение.
- Ты говоришь, моему сыну не запугать тебя. А как на счет меня?
Мягко, чарующе, но вместе с тем, выразительно и требовательно, произнесла женщина, касаясь эмоций охранника. Она нашла то, что искала. Дампир и правда что-то скрывал, но по-прежнему молчал, не желая отвечать и только плюнул в сторону. Неотесанный мужлан плюнул на её дорогущий персидский ковер... Нежной и ранимой психике Калисы этого было вполне достаточно, чтоб снова приступить к действиям. Один нож тут же оказался воткнут мужчине в плечо.
- Никто не смеет плеваться в моем доме, тварь.
Маленько напоминание правил. А далее, Калиса принялась аккуратно, нежно и почти с любовью отрезать охраннику ухо.
- Где. Мое. Кольцо.
Медленно и с расстановкой, чтоб всё было услышано и всё дошло, произнесла мадам, помотав перед лицом дампира его же ухом и брезгливо откидывая его в сторону. Но ответа так и не прозвучало. Что, в принципе, не особо расстраивало вампирессу. Она не намерена была останавливаться. А у мужчины имелось еще одно ухо, а также комплекс крайне интересных органов, располагающихся ниже пояса...

+5

17

Дампир орал так, что у Ингвара закладывало уши. Удерживать бьющегося в руках далеко не слабого охранника было сложно. Оборотень ругнулся, когда прилетело по скуле – удар затылком в переносье у дампира явно не получился – пинки по голеням начинали утомлять… Но стоило только представить, что Калиса сделает с медведем, если в процессе отрезания ушей поранит пальчик, как откуда-то брались силы, а хватка становилась поистине стальной.
Сначала – маты. Так же неэстетично, как плевки на ковер, может быть именно это и стало поводом для вампирши  без долгих промедлений потянуться лезвием ко второму уху дампира.
«Сука, я нихера не знаю о гребанном кольце!» быстро сменилось суровой цепешевской молчаливостью. Похоже, дампир всерьез хотел выдержать вторую часть экзекуции молча, но не получилось. В неумелых женских руках кухонный нож творил настоящие чудеса пыточного искусства. «Я-мать-его-один-из-Цепешей-отпусти-меня-тварь!» орал благим матом, под конец выложив решающий, по его мнению, козырь:
- Мой отец Доминик Цепеш! Мой! Отец! Доминик, мать его, Цепеш!
На Ингвара новость впечатления не произвела. Медведь продолжал тяжело сопеть, на шее вздувались синим вены, лицо из красного стало бардовым от натуги. Закончив орать, дампир обмяк, с хрипом втягивая в себя воздух, и раб расслабился, дыша так же тяжело, как покалеченный Калисой безухий дампир.
От хлещущей крови пальцы стали скользкими и медведь едва не выпустил дампира из захвата. Нелюдь близкую свободу почуял безошибочно: рванул с диким криком, кидая тело вперед, да так рьяно, что оборотень едва успел рвануть следом, наваливаясь всем весом и сбивая жертву на пол.

…когда лезвие заплясало у паха безухого дампира, Ингвар шумно сглотнул. Слишком живо вспомнилось прошлое – мелькнуло на мгновение перед глазами слепящим отблеском, затмевая происходящее. Механически следуя приказу, медведь рванул ремень, а после дернул за пояс, вырывая пуговицу и молнию, оставляя брюки болтаться между колен охранника.
Возня оборотня и дампира была короткой.

Раб не знал, давят ли мать с сыном на подозреваемого своей вампирской магией, или это дампир сдался, сломленный предстоящей процедурой кастрации. Измазанное в крови лицо Калисы только подчеркивало безумие ее намерений – в том, что госпожа Лабиен пойдет до конца, сомневаться не приходилось.
И дампир заговорил, разумеется до того, как острие вспороло кожу и случилось бы непоправимое.
На даче Лабиенов стояла прослушка. Везде. В каждой комнате. Дампир лично ставил ее. Проверял. Настраивал… Чтобы работало, как часы.
Ингвар устало моргнул, вопросительно глянув на Тейлора.
«Ну и что теперь? - беззвучно спрашивал медведь, - Ведь кольца так и нет…»
Из угла гостиной за действом затравленно наблюдали перепуганные, бледные слуги. Те, кто остались в живых.

+5

18

Зловещий запах крови аккурат возле собственного дома нисколько не насторожил древнего вампира, что пребывал в каком-то феерично хорошем настроении аж с самого утра.
- Я дома!
Пропел патриарх, едва открыв дверь.
- Здрасте.
Лабиен для чего-то почтительно кивнул трупам и почти трупам, удивлённо вскинув бровь, наблюдая происходящее. Особенно жинку в крови и с ножом.
- А, дорогая, ужин готовишь? Ммм-моя!
Расплылся в одобрительной улыбке Максимилиан, проходя мимо остывающих тел и прочей интересности к жене.
- И сына тут, как мило.
Глаз не вовремя и нервно дёрнулся, когда Макс продолжил наблюдать за происходящим.
- Жинку, я думал, что мы в клубе перекусим.
Ситуация была странной. Приятной, но, сука, странной. Лабиен озирался по сторонам больше из любопытства, чем в поисках ответов на свои вопросы. Которых, кстати, с каждой секундой становилось всё больше и больше. К примеру, нахрена им новый охранник без ушей? Или не новый...
- Кстати, дорогая, а что тут происходит-то, м?
Древний знал, что жену лучше не бесить в те моменты, когда она с холодным оружием в руках. Поэтому Максимилиан как можно заботливее прижал к себе Калису, поправил выбившуюся прядь и без того неубранных волос, достал из кармана пиджака платочек, вдумчиво вытер кровь с лица супруги, чмокнул в макушку женушку и избавил её ручки от ножей. И только после этого, вальяжно устроившись на диване, вежливо поинтересовался, что же всё-таки происходит:
- Эт чё ещё за хуйня тут, блядь, в моём доме, а?!
Вампир внимательно осмотрел жену во всём её великолепии, особенно отметив помятый, пыльный и донельзя короткий халатик.
- В коем-то веке хотел просто пожрать и спокойно потрахаться с собственной женой в почти собственном клубе.
Негодовал патриарх, зло сверкая чернеющими зенками.
- Тейлор, мать твою. Что тут происходит, я тебя спрашиваю.
Макс медленно встал с дивана, прогуливаясь по окровавленному персидскому и ужасно дорогому, блядь, ковру. Который он порядка пятидесяти лет назад для чего-то покупал после веского жинкиного «хочу!». Дорого покупал. И зачем? Чтобы вот так вот его полностью изгадить за каких-то полдня?!
- Да я тебя вместе с твоим рабом закопаю на заднем дворе!
Рыкнул древний, перешагнув через пару бесхозных ушей. Хотелось, разумеется, въебать Калисе, но у неё была пара веских аргументов, таких как коротенький халатик с кокетливо выглядывающими чёрными трусиками и задорный, хищный взгляд. Поэтому пока стоило оторваться на сынке, а потом уже спокойно поговорить с женой.
- А ну иди сюда, тварь мелкая.
Одним рывком оказавшись рядом с молодым вампиром, патриарх резко дёрнул того на себя, отступая чуть назад, давая возможность мелкому упасть на колени.
- Моли о пощаде, иначе до своего совершеннолетия не доживёшь.
Как можно правдоподобнее заявил древний, подцепляя сына за подбородок.
- Или, может быть, нам всё объяснит мамочка, м?
Пристальный и требовательный взгляд был обращён к вампирессе. Максимилиан ждал ответов. И теперь древний точно был уверен, что женушка будет снизу. И минет сделает, как любит муж, и без всяких там «не хочу и не буду». И это изрядно грело душу, заставляя вампира кровожадно ухмыляться, не сводя взгляда с Калисы.

+6

19

Тейлор внимательно наблюдал за действиями матери. Это странное желание крови уже не настораживало. Всё было хорошо, пока хорошо и даже весело, потрясающе! И… незабываемо.
«Отец!»
Мелькнуло в мыслях парня, ударив будто током. В раз вся фееричная ситуация сошла на нет, а перед глазами стоял откровенный бардак в доме. Который через секунду увидит и патриарх рода Лабиен. 
Тейлор нервно сглотнул, оставаясь на своём месте и не решаясь даже двинуться. Присутствие древнего давило, заставляя опустить взгляд, а потом – и голову. Тей попытался сформулировать что-то, но не выходило: мысли путались, мешая сложиться оправданию воедино.
«Отец…»
Паника быстро сменилась безысходностью. Парень отрешенно наблюдал за действиями Максимилиана. Время тянулось ужасно медленно, окутывая тело липким страхом. Хотелось вырваться, убежать, глотнуть свежего воздуха, а не этого – липкого, тяжелого, давящего вещества, которым с каждой секундой полнее наполнялся дом.
«Не хорошо».
Тей вздрогнул всем телом, когда патриарх повысил голос. Он был недоволен. Тот, от кого зависела судьба парня – был недоволен. Недоволен им – своим сыном. Тейлор отрешённо наблюдал, как сокращается расстояние между ним и древним существом, как сильно давит на затылок непреодолимая, непознанная и невидимая молодым вампиром сила. Но такая осязаемая, несущая боль и страх. В очередной раз Лабиен не способен был сопротивляться, послушно опускаясь на колени, будто безвольная марионетка, получившая на то приказ. Хотя Тейлор и был в руках Максимилиана хрупкой куклой, которую не составляло никакого труда уничтожить.
«Так не… должно быть».
Вялое течение мыслей заставляло злиться на себя: противиться не было сил, а Тей упорно сжимал дрожащей рукой запястье древнего вампира, с трудом поднимаясь на ноги.
- Не трогай. Моего. Медведя.
Хрипло, но твёрдо произнёс парень, пристально смотря патриарху на подбородок. Взглянуть в глаза сил не было.
- Дампир. Он. Прослушка.
Лабиен закашлялся, вытирая рукавом текущую из носа кровь.
- Он признался. Сам. Мы помогли.
Дышать становилось легче, силы возвращались не так стремительно, как хотелось бы, но этого хватало, чтобы продолжить диалог с древним вампиром.
- По всему дому прослушка. Вот, что происходит.
Тейлор выпрямился, на секунду взглянув в глаза патриарху. Заломило висок и вновь надавило на затылок так, что вытертая полоска крови под носом вновь заалела, багровыми каплями стекая по бледному лицу на пол. Сознание стремительно поплыло, парень судорожно хватанул ртом воздух, не выпуская из слабых пальцев рукав пиджака отца.
- Мой… медведь…
Одними губами прошептал Тей в ту секунду, когда сознание отступило полностью, позволяя телу краткосрочный, но такой необходимый, отдых.

+5

20

Она едва не кастрировала сына Патриарха Цепешей, что был шпионом и понатыкал в её доме прослушивающих устройств... Такого поворота событий Калиса вообще не ожидала, но определенно возгордилась собой. Этим сведениям Максик наверняка обрадуется и похвалит их с Тейлором. Может быть, даже подарит очередную дорогостоящую красоту, вроде новенькой машинки, или... Плевать ему будет на всё, ведь кольцо так и не найдено. Даже близко и следа нет, а муж... Муж, он есть, он здесь и желает знать, что происходит.

Женщина лишь несколько виновато улыбнулась, когда супруг начал проявлять заботу. Даже личико ей платочком утер. Это было странно. Это настораживало, заставляя напрягаться в ожидании предстоящего пиздеца, что собственно, и не заставил себя ждать.
Максимилианушка требовал ответов. Максимилианушка был недоволен. И не смотря на то, что Калиса давно уже была не маленькой девочкой, даже она сейчас испугалась. Совсем как пару часов назад, когда обнаружила, что кольцо пропало. Нужно было что-то предпринимать и отвлечь супруга от незаслуженной расправы над сыном. Прикидываться дурочкой и спихивать ответственность за бардак на слуг? Так нет их почти, кончились. Продолжать улыбаться и соглашаться - тоже не выход. Ведь Калиса не виновата! А уж Тейлор - тем более. Всё получилось само собой и вообще, случайно. Мысли начали путаться и уцепиться за одну из них стало невероятно сложно. Но возможно и надо.
- Максимилан.
Обратилась она к супругу.
- Да что ж ты за вампир такой, а? Сын тебе про шпиона, а ты...
Она укоризненно покачала головой.
- Ингвар, оставь эту дрянь безухую, помоги Тейлору. Отнеси в комнату, пусть мальчик отдохнет. Сам тоже, отдыхай.
"А я, пока попробую объяснить то, что начал сыночка..."
Только вот, с чего начать, мадам не очень понимала. Куча эмоций самых разных, пережитых, своих и чужих всё еще не давали покоя. Запах крови, что, казалось, прописал всё вокруг и дразнил чувством голода. Тихие всхлипывания дрожащей прислуги, которой повезло остаться в живых. Плюс, дампир, что, наконец, угомонился и потерял сознание. Всё отвлекало, но, дождавшись пока мишка уведет сына и, сделав глубокий вдох, вампиресса заговорила:
- Этот сенбернар цепешевский
Она кивнула в сторону охранника.
- Предатель. Шпион, как и сказал наш сын. По всему дому стоит прослушка, в каждой комнате. За нами следят. И, если бы ты пришел чуть позже, мы бы узнали кому и зачем это всё надо. А еще...
Женщина помедлила говорить главную причину, из-за которой, собственно, всё и началось. Вместо этого, она подошла ближе к супругу и прильнула к нему с объятьями.
- Нам нужна новая мебель. Нет, ремонт! И прислуга. Эти вообще ни на что не годны. И ты хотел в Клуб? К черту Клуб! Я хочу тебя прям здесь, прям сейчас, сию же минуту.
Заявила Калиса буквально приказным тоном и, не обращая никакого внимания на полуживых от страха присутствующих, она накинулась на мужа с поцелуями. Тут же, на пол полетел её шелковый халатик и вампиресса осталась в одном кружевном белье. Отстранилась на мгновение, чтоб дать мужчине возможность полюбоваться её телом и снова приникла поцелуем к его губам. Несколько резких порывистых движений, чтоб помочь Максу избавиться от пиджака и запутаться тонкими пальчиками в пуговках. О, мадам любит пуговки. Растревивать, медленно и вдумчиво обычно, но сейчас нет времени. Этот отвлекающий от серьезного разговора маневр не должен провалиться. Она скользнула рукой вниз, к брюкам и... совершенно случайно заблудилась, попав в карман. Остановилась и, вытянув бархатистый футлярчик, отпрянула от мужа.
- Подарок? Мне?
Её взгляд так и не успел засветиться радостью, как это бывает обычно в таких случаях, когда Калиса открыла коробочку. То самое, с большим синим камнем, древнее уродство, с пропажи и поиска которого всё началось, приспокойненько всё это время носил при себе Максимилиан.
Дыхание перехватило, показалось что перестало биться сердце, а вместе с ним остановилось и время. Калиса в ужасе оглядела гостинную, которая теперь и правда нуждалась в ремонте и новой мебели, не говоря уже о слугах. И как хотелось ей сейчас высказать всё о том, что в этом виноват не кто-то там, а сам Макс. Но нет. Мадам Лабиен решила промолчать. И просто, на этот раз с радостными объятьями и словами о том, что он у нее самый лучший гад, прильнула к своему Патриарху.

+4

21

Всё было очень плохо.
Кольцо так и не нашли, патриарх был зол, Калиса молчала… И только Тейлор, чтоящий на коленях перед отцом, утирал бегущую по лицу кровь. Всё это было очень, очень погано. «Неужели и правда закопает?!.» - устало подумал медведь, цепенея от ярости древнего, заполнившей комнату. Каждый вдох давался с трудом. Оборотень провел рукой по лицу, оставляя смазанный кровавый след, и по старой рабской привычке тоже опустился на колени, отрешенно наблюдая за хозяином.
Совсем рядом, достаточно проползти совсем немного, чтобы начать вылизывать ботинки древнего вампира, умоляя о снисхождении.

В прошлый раз все обошлось, но оборотень, мало знакомый с нравами этого дома, не знал, обойдется ли сейчас. В конце концов вряд ли старший Лабиен заставал подобную картину достаточно часто. А еще чертово кольцо… Что мог сделать раб, который был слишком косноязычным и простым, чтобы оправдать себя немного ранее? Как отвлечь внимание вампира, вознамерившегося, кажется, убить собственного сына на глазах у безмолвствующей Калисы? И что будет потом с самой женой патриарха?
Ингвар угрюмо молчал: оне не мог бездействовать, не имел права, но и не знал, как отвести беду. «А ведь обещал отработать… Брехло.»

«…в общем, не убил он её…», «…застегнул ширинку, откинулся и отправил драить полы в чулане…», «…как-то сразу подобрел, выпил и свалил по делам…»
Оборотень моргнул, ухватывая неожиданную мысль. Согласно шепоткам между слугами, жизнь не одного десятка (а то и не одной сотни) служанок, служаночек, рабынек и просто неудачно проходивших мимо девушек, спас добрый старый минет, после которого, согласно этим же слухам, древний добрел и забывал о своей жертве.
Ингвар был мало похож на девочку, но, черт возьми, рот у него был на месте, и раб не имел права не попытаться спасти своего хозяина – и оборотень, страшась одновременно и гнева, и согласия Лабиена, пополз к вампиру. На пути лежало тело бесчувственного дампира. Медведь толкнул его рукой, расчищая дорогу («…тяжелый, зараза!..»), потом еще раз и еще, замер, видя, как падает на пол Тейлор – нужно было торопиться! – но тут раба настиг приказ Калисы унести младшего Лабиена в его комнату.

Не веря происходящему, Ингвар поднял глаза, недоуменно моргнул, глянув сначала на вампиршу, а потом на ее супруга, и облегченно выдохнул. Обошлось… После чего осторожно поднял Тейлора на руки и поспешил скрыться из поля зрения супружеской четы. За спиной слышались трепетные вздохи Калисы и шуршание снимаемой одежды….

+5

22

- Прослушка?
Переспросил патриарх, недоверчиво глянув на сына, поддерживая одной рукой обмякшее тело молодого вампира.
«Учится сопротивляться мне? Это хорошо, что не бросает бороться до конца».
Отчего-то было жаль паренька: Тейлор напоминал Максимилиана в молодости – такой же непримиримый, идущий до конца, сражающийся до последнего ни взирая на силу противника, превосходящую собственную в разы.
- Вы это всё затеяли из-за прослушки?
Лабиен снисходительно улыбнулся. Разумеется, он догадывался. И, разумеется, Цепешам нигде бы не удалось её установить, кроме как на плохо охраняемой даче. Но забота близких грела душу старого вампира.
- Я?
Максимилиан развернулся лицом к жёнушке, бережно удерживая сынка, не позволяя упасть.
- А что я? Я даже его не пугал. Почти. Он сам так-то.
Виновато оскалился древний, удобнее перехватывая Тейлора под руку.
- Ингвар, аккуратнее с ним. Тейлор опять пытается сделать то, на что не способен его организм. Ему нужно бросать эту привычку устраивать противостояния со мной.
«И знает же, что проиграет, но лезет. Упорный».
Макс улыбнулся своим мыслям.
- Медведь.
Окликнул Патриарх уходящего раба.
- И уговори своего хозяина съездить в Клуб. Мальчику нужен отдых.
Лабиен глухо рассмеялся. Сын не любил клубы. Пока не любил, но это поправимо.
Жена, как всегда, была неотразимой. Особенно в одном нижнем белье. Максимилиан едва сдерживался, чтобы не взять Калису прям тут и сразу: нужно было определить цепешевскую шавку куда-нибудь, в укромное место. Это было неплохим козырем в рукаве семьи Лабиен. Очередным козырем. Пара звонков, несколько приказов, краткий экскурс по ситуации и устроенным бардаком уже занимались «люди» Макса – проверенные агенты, равных которым не было.
- Этот подарок я подарил тебе более четырёхсот лет назад, дорогая.
Вампир обнял Калису, о чём-то задумавшись, слушая, как стремительно отбивает ритм её сердце.
- А ты вновь рада тому самому подарку. Я думал, оно тебе уже не нравится.
Едва заметно улыбнулся Лабиен.
«Спустя четыреста лет, я теперь точно знаю. Давняя встреча была моей судьбой, как и ты, Калиса».
Максимилиан, перевалив вампирессу себе через плечо и смачно шлёпнув по заднице ладонью, живо направился к машине.
- Хочешь меня, говоришь, мм? Хотеть мало, надо ещё…
Макс не договорил, аккуратно целуя жену в щёку. К чему эти слова, они давно выучили друг друга на столько, что знают, пожалуй, лучше самих себя. Века текут не так скоротечно, когда рядом находится тот, кто тебя понимает. Уютный, прочный мир вампир строил слишком давно, чтобы позволить кому-то теперь сломать его.
Но сейчас стоило уехать отсюда и забыться на время. Хотя бы на одну ночь. Предоставив отдых себе и окружающим.

+5


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [27.08.2066] Ты катись, катись, колечко!