КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [24.08.2066] who's your daddy


[24.08.2066] who's your daddy

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

Время: 24.08.2066 -  03.10. 2066

Место: Алмазный берег

Действующие лица:
Давид Цепеш, Ян Рувье и др.

Описание ситуации:
Начало новой непростой жизни двух очень не простых индивидов.

Дополнительно:
Сборник коротких эпизодов, повествующих о странных взаимоотношениях хозяина и слуги.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Ян Рувье (04.10.2014 16:54:54)

0

2

s01ep01
24.08-25.08

Два часа. Вот уже  ровно  два часа Ян сидел под дверью квартиры господина Цепеша.  Повертев в руках старенький мобильник,  парень шумно выдохнул,  засунул его в карман куртки и  подтянул к себе ноги.  Ожидание начинало порядком утомлять,  тем более что время неумолимо приближалось к полуночи. Закрадывалось смутное подозрение, что мужчина совсем забыл о своем новом питомце,  или  специально решил помучить его ожиданием, проверяя предел его терпения.  Ни одно, ни второе совсем не радовало, но других вариантов кроме как ждать, у него все равно не было. Микки обхватил  руками колени,  прижимая их к груди, и опустил на них голову,  устало прикрывая глаза.
Со всеми  немногочисленными указаниями хозяина мальчишка справился довольно быстро, хоть и потратил на это уйму нервов и сил,  оставив выданную ему пачку денег почти нетронутой.  Своих вещей он не нашел, вернувшись в  бар, который долгие годы служил ему домом,  и поэтому просто не мог уйти не попрощавшись с бывшим хозяином. Ведь старый ублюдок вышвырнул все его барахло на помойку, решив, что его  почти персональная шлюха  уже давно отбросила коньки. О чем и не преминул сообщить в лицо  Микки, увидев его.   На прощание мальчишке достались только  разбитые костяшки пальцев, и ссадина  на нижней губе, которая как нельзя лучше дополнила  подживший синяк.  И очищенная совесть, ведь он  наверняка сломал тому мудиле нос и пару ребер,  не желая оставаться в долгу.
Поход по магазинам тоже не увенчался успехом.  Сперва подросток неосмотрительно сунулся в один из крутых торговых центров. Но пары недоброжелательных и брезгливых взглядов,  направленных  на него холеными  сотрудницами, с лихвой  хватило, чтобы мальчишка чуть  ли не пулей вылетел на улицу, а потом и вовсе убрался в более привычный спокойный район подальше от центра.  Но все же ему посчастливилось  там наткнуться на  простенький магазинчик, где он и  приобрел за весьма скромную цену пару футболок, новую толстовку и джинсы. С чувством выполненного долга и чистой совестью, Ян отправился кататься по городу,  постепенно восстанавливая душевное равновесие и хорошее расположение духа.
Указанный на карточке адрес он нашел далеко не сразу, и подкатил к нужному дому, когда уже стемнело.  Поспешно поднявшись на нужный этаж и нажимая на дверной звонок, Микки чуть ли не молился,  чтобы ему не перепало за такое позднее возвращение. Но за дверью не раздавалось ни звука, хоть он  трезвонил уже минут пять.  Поняв,  что вампир, похоже, еще не пришел,  у Яну как-то сразу полегчало.  Скинул  непривычно набитый портфель на пол около двери, аккуратно положил сверху шлем, а потом и сам уселся рядом,  собираясь прямо тут дожидаться хозяина.
Но ожидание  затянулось больше чем на два часа.  Мальчишку уже отчаянно начало клонить в сон,   а желудок то и дело издавал  голодные трели. Видимо одного обеда оказалось ему недостаточно.  Но отлучаться куда-либо он не мог и не хотел,  максимум позволив себе пару раз сбегать на лестницу покурить.  Не хотелось пропустить  возвращение хозяина,  а значит оставалось только сидеть и ждать. Чем он  и продолжил заниматься,  не вполне осознавая то, что постепенно  погружается в сон.

Отредактировано Ян Рувье (03.09.2014 14:58:44)

+2

3

По меркам вампира вечер только вступал в силу, но на часах было уже далеко за полночь. День был насыщенным и сумбурным, казалось, его присутствие требовалось везде  и сразу, словно он мог разорваться на мелкие кусочки, но приходилось лишь расставлять приоритеты, выбирая более значимые встречи и совещания и заключая самые важные сделки. Остальное подождет. Остальное – такие мелочи. Желания заработать больше денег у него не было, но ему нужно было поддерживать механизм созданной им сети, чтобы все не разрушилось вмиг без его участия. Но империя Цепеша жила своей жизнью, развивалась и процветала, и лишь иногда нужно было повернуть ее стремления в нужное русло. Такие напряженные дни выдавались на удивление редко, но он решил расправиться с делами как можно быстрее и заработать немного свободного времени для возни со своим новым зверьком.
Около трех часов ночи мужчина ощутил усталость, явную, почти человеческую, и понял, что проголодался самым что ни на есть вампирским голодом. Вспомнил о том, куда отправил подопечного, отложил все дела на неопределенное время, обременив секретаршу уймой заданий, и поехал домой. Домом для него всегда было любое место, где его кто-то ждет. Это, в первую очередь, особняк Маргариты, где он, впрочем, чаще бывал неожиданным гостем. Но сегодня домом для него была небольшая квартира в стиле лофт, где его должен был ждать Ян. Странно, но ехал он туда в приподнятом настроении и будто предвкушал приятный вечер без всяких сюрпризов.
Сюрприз валялся под дверью той самой квартиры в незамысловатой позе, хотя на мгновение мужчина удивился тому, как вообще возможно заснуть в таком неудобном положении.
- Черт.
Он забыл дать мальчишке ключ.
Правда, у него не было дубликата, так что он рисковал сам остаться под дверью собственного дома, если бы оборотень заснул по ту сторону квартиры, поэтому такой расклад его устраивал больше. Мужчина аккуратно, почти любовно ткнул парнишку мысом ботинка в бедро, ну на всякий, вдруг тот заснул не так крепко. Не шаволится, дрыхнет. Вздохнув, Давид наклонился к нему, поднял с пола и взял на руки, аки принцессу, потом вспомнил, что дверь так и не открыл, и не отпуская своей ноши пошарил по карманам в поисках ключа, отворил ворота, затолкал рюкзак со шлемом за порог и прошел сам следом. Захлопнул ногой дверь и прошел вглубь темной квартиры, не включая света. Спальни, как назло, были на втором этаже, и хоть был соблазн бросить парня на диван в гостиной, он все же понес его к кровати, бережно уложил на нее и встал рядом. Стоит и смотрит на спящего, и думает о том, что лучше не думать, зачем припер его сюда и вообще, зачем таскает его за собой. Некоторые прихоти власть имущих умом не понять. Посмотрел и решил что все не так, расстелил кровать, снял с парня его лохмотья, все без остатка, и запихал под одеяло. Зевнул, разделся сам и лег рядом. Разве что колыбельную не спел и в лоб не поцеловал. Повернулся к нему спиной и заснул халтурным вампирским сном. Утро вечера мудренее.

квартира

http://sd.uploads.ru/FHYAG.jpg
http://sd.uploads.ru/Mamdj.jpg
http://sd.uploads.ru/pd6Dy.jpg
http://sd.uploads.ru/3Znli.jpg
http://sd.uploads.ru/ifcXQ.jpg
http://sd.uploads.ru/x9EfM.jpg
http://sd.uploads.ru/7kSpm.jpg
http://sd.uploads.ru/MmABN.jpg
http://sd.uploads.ru/IG512.jpg
http://sd.uploads.ru/jF76v.jpg
http://sd.uploads.ru/CEpeb.jpg
http://sd.uploads.ru/A4c9H.jpg
http://sd.uploads.ru/47QVy.jpg
http://sd.uploads.ru/3yiGE.jpg
http://sd.uploads.ru/UJhcL.jpg

Отредактировано Давид Цепеш (04.09.2014 09:22:15)

+2

4

Сон был неожиданно крепким  хоть и не вполне  спокойным.  То ли неудобная поза   не давала   увидеть красивые сны, то ли еще что-то, но  проснулся с неприятной ломотой в теле.  Приподнялся, сонно жмурясь,  перевернулся,  принимая сидячее положения, и стал туго соображать.  Проснулся он совсем не в том месте, где и засыпал.  Мягкая и теплая постель,   ни шла ни в какое сравнение с  холодным полом в коридоре. Осмотрелся,  глянул на себя, потом на соседнюю  половину кровати. И впал в легкий ступор. Он, голый,  в постели  с господином Цепешем. Приподнял немного одеяло, заглядывая под него, и поспешно опустил.  Без одежды были они оба.  Спасало ситуацию сейчас только то, что Давид все еще спал, а значит можно немного расслабиться. Мальчишка очень аккуратно опустился обратно на подушку, подтягивая одеяло к подбородку,  стараясь не разбудить хозяина, и  тихо вздохнул. Двусмысленность ситуации и положения его немного напрягали,  и  Ян усиленно пытался вспомнить,   не случилось ли чего после того как он заснул в коридоре. Но  память была пуста,  и самым логичным  казалось то, что мужчина сам отнес его в кровать, да еще и раздел.  Тем не мне, избавиться от волнения никак не удавалось, слишком странным и непривычным для подростка было подобное пробуждение. 
Наконец, немного успокоившись и окончательно проснувшись, Ян  повернулся на бок и придвинулся немного ближе к вампиру.   Его взгляду открылся  темный затылок и  крепкие плечи, едва прикрытые  легким одеялом.   Отчего-то очень хотелось прикоснуться к гладкой коже,  почувствовать ее тепло. Но делать этого все же не стал. Возможно, побоялся, что разбудит хозяина, или  не захотел быть слишком навязчивым. Он помнил  слова Давида «трогать можно все», но  казалось что   в это «все» сам мужчина не входит  и с его троганием он явно вчера переборщил.  Подавив шумный вздох, тихонько выскользнул из-под одеяла, поежившись от легкого озноба и неприятных ощущений в желудке, который решил напомнить о своем существовании.  Собственная нагота его конкретно смущала  и напрягала, но к счастью свои вещички он нашел не так далеко от кровати на полу. Быстро  натянув на себя труселя, Ян   собрал остальное барахло и тихо вышел их комнаты.
Теперь перед ним стояла непростая задача найти в этом лабиринте свой рюкзак.  Спустившись по лестнице, мальчишка озадаченно осмотрелся,  пытаясь сообразить  где вообще какая комната и  в какой стороне выход. Немного покрутившись, он наконец нашел свой портфель вместе со шлемом около входной двери.  Драгоценный в его понимании  шлем он аккуратно поставил одну из полок рядом, потом вытянул из сумки чистую футболку и джинсы, прямо там надевая их, а старые вещи сунул обратно в рюкзак.   Зевнув, и потянувшись всем телом, парнишка решил было осматривать хозяйские хоромы, но все же не рискнул этого делать без спроса.  Не хотелось  случайно наткнуться на какую-нибудь сверхсекретную тайную комнату, и получить за это по мозгам. Поэтому приметив  небольшой диван,  подросток уселся на него, поджимая под себя босые ноги, и принялся ждать, когда же его вампирское величество соизволит проснуться и ввести его в курс его дальнейшей жизни.

+1

5

Просыпаться в холодном одиночестве, мягко говоря, неприятно. Особенно когда ты еще вчера приютил беспризорного котенка, приласкал и приручил, а он сбегает от тебя в предрассветный час. Давид не спал, когда проснулся его горе-любовник, он лениво дремал, лежал с закрытыми глазами, ровно дыша. Поэтому ощущал каждое движение парня, слышал в мыслях его сомнения и озадаченность. Ни капли благодарности. Холодный воздух нырнул под приподнятое одеяло, вызывая стаю мурашек по его спине. Он чувствовал на себе чужой взгляд, и где-то на периферии чувств хотел, чтобы оборотень прикоснулся к нему, обнял, ткнулся носом между лопаток... Наверное, тогда его утро было бы более добрым. Но нет, Цепеш проснулся типичным Цепешем, с привычным суровым спокойствием на лице и ярым желанием кому-нибудь сделать больно. Вчерашние заслуги Рувье сегодня уже не имели той силы. Или же это голод сказывается на его мироощущении? Хлебнет кровушки, может и песенки запоет, и жизни порадуется.
Мужчина встал с постели сразу после того, как его зверушка покинула комнату. Он давал рабу возможность и время осмотреться, а сам беззвучно перемещался по второму этажу от душа до гардероба, приводя себя в порядок. Через пятнадцать минут Давид уже спускался вниз совсем не в домашнем виде, а в стандартном образе - строгом дорогом костюме, но цвет его невольно задавал настроение окружающим. Черный. Черный пиджак, черный галстук, черная рубашка, черные брюки, черная обувь. Не говоря уже о том, что было скрыто под тканями. Все черное, как и настроение вампира.
- Иди на кухню. Позавтракай.
Прерывистые приказы в прежней манере. Больше нет доброго дядечки, который дарит мотоциклы первым встречным потаскушкам. Он сам прошел к кухне, указывая путь, включил кофеварку и, пока варится кофе, пытался вспомнить, а есть ли вообще еда в его квартире. Есть. Он прекрасно помнил, что пару дней назад здесь была одна милая особа, которая любила наполнять холодильник и что-нибудь готовить. Так что не исключено, что там даже осталось что-то свежее, съедобное и даже вкусное. Но его это не сильно волновало. Главное, чтобы мальчишка не упал в обморок после того, как позавтракает вампир. Кофеварка оповестила о выполненной работе, мужчина взял чашку, свежую газету со стола и ушел в свой кабинет. Кажется, сегодня он не был настроен уделять внимание своему рабу. Разве что перекусить им...

+1

6

Хозяин не заставил себя долго ждать, и вскоре Ян увидел спускающегося по лестнице мужчину.   При полном параде, весь в черном. Показалось, что  вокруг даже потемнело и  стало холоднее с появлением вампира. Мальчишка невольно напрягся,  чувствуя, как от ледяного взгляда  и  не терпящего возражений тона по спине побежали мурашки. Микки тут же поднялся и пошел следом, хотя очень остро осознал, что сейчас ему кусок в горло просто не влезет, хотя есть хотелось сильно.   Немного растерянно   осмотревшись на кухне, подросток  подошел к холодильнику,  открыл его и стал изучать содержимое.  Еда и вправду нашлась,  хоть ее было и не много, а того, что мальчишка решился бы попробовать, и того меньше.  Выбирал он не долго, но когда закрыл холодильник, хозяин уже покинул  кухню.  И  подросток смог облегченно выдохнуть. Все же мрачная аура Цепеша очень подавляла. Быстро соорудив пару бутербродов и налив в стакан сок,  Ян  с трудом заставил себя все это проглотить,  потом  убрал все на свои места,  и пошел на поиски своих вещей.  Коротких минут в одиночестве ему хватило  для того, чтобы решить что делать дальше.  Найдя  рюкзак там же где и оставил,  парнишка достал из него деньги и ключи от  байка,  постоял немного, собираясь с духом, и пошел на поиски хозяина.  Раздражать его своим присутствием совсем не хотелось, Микки уже успел понять, что мужчина, мягко говоря, не в духе, и  вчерашних снисхождений  уже точно не будет.  Но и прикинуться частью интерьера  -  совсем не вариант.  Поэтому, заметив, наконец,  Давида, мальчишка  нервно выдохнул  и  зашел в кабинет,  не забыв на всякий случай тихо постучаться.  Подошел к столу и положил на край пачку купюр и ключи.
- Спасибо, -  мельком глянул на хозяина, но тут же  отвел взгляд,  не в силах  смотреть в ледяные глаза. – С вашим  мотоциклом все в порядке, можете не сомневаться… И, это, я вам  сегодня нужен? -   задать такой  простой вопрос было очень сложно.   Не хотелось, чтобы мужчина  счел его неблагодарным,  но  мешать ему и быть обузой не хотелось еще больше.  И уж куда лучше провести день на улице, свободно  гуляя по городу, чем сидеть взаперти. Ведь вряд ли вампир и сегодня решит возиться со своим непутевым питомцем.  Немного жалко было расставаться с байком, но  глупо было бы даже предположить, что господин Цепеш подарит его так просто ни за что беспризорнику. Ян только понадеялся, что когда-нибудь  он  еще разок даст на нем покататься.

+1

7

Новости Алмазного Берега совсем не поднимали настроения, лишь усугубляли сгущающуюся темную ауру вампира. Единственная светлая новость была связана с рождением какого-то звереныша в зоопарке. Вряд ли это каким-то образом задевает Цепеша. Одно радует – нет никаких статей про его предприятия, а значит сегодня можно и расслабиться.
Чашка кофе стремительно пустела, страницы с бумажным хрустом переворачивались, взгляд мужчины бегал по строкам заголовков. Скукота. Ему в голову пришла мысль порыться в поисках информации о его подопечном, все же не лишним было узнать, кого он приютил и какие за ним водятся грешки. Но сам подопечный нарисовался на пороге кабинета и своим появлением нарушил некоторые планы. Давид поднял безучастный взгляд поверх газетного среза на парня, молча проследил за его перемещениями, улавливая его нервозность и замешательство. Только сейчас он приметил такие детали, как разбитая губа, содранные костяшки пальцев и новая одежда. Занятно. Поразмыслив немного, он решил, что парнишка наведался к кому-то, возможно туда, где жил до этого, и явно с кем-то не поладил, а так как одежда выглядела новой и пахла еще магазином, было ясно, что приказ он все-таки выполнил, но в своей манере.
Дальнейшее поведение мальчишки было почти предсказуемым. Вампир закрыл и положил газету на стол и пристально посмотрел на него, оценивая и взвешивая его слова, умело скрывая вспышку злости, вызванную последним вопросом. Какая глупость. Ему сложно было понять, о чем только думает этот несносный подросток, поэтому он на секунду забрался в чужие мысли и выудил оттуда нужную для себя информацию. Все равно глупость.
Давид смотрел долго, пытливо и холодно, словно выжидал какого-то логического завершения всей это охинеи.
Но нет, это от него ожидался какой-то ответ, который поставит точку в утренних переговорах.
- Оставь себе.
Мужчина встал, обошел стол, чтобы подойти к мальчишке вплотную.
- Не хочешь назвать свое настоящее имя?
Микки – слишком приторно. Шлюшья кличка.
Да, сначала грубо поимел, потом нежно, подарил мотоцикл. Самое время познакомиться.
Возраст уже вычислил. Это как выдержка у вина. Семнадцать лет.
К слову, о вине. Голодный вампир – злой вампир. Вот истина.
Давид развернул жертву к себе лицом, приобнял за талию и усадил на стол. Ошибиться было невозможно – сейчас сожрет. Радужка налилась кровью, и пока питомец не запаниковал, он склонился к шее и вонзил клыки в его плоть, разрывая тонкую кожу. Влага, хранящая пульс, бурно толкнулась навстречу, пробуждая жажду и жадность в вампире, но он пил аккуратно, ювелирно, не упуская ни капли. И остановился, утолив голод, но не насытившись. Мальчишка в обмороке ему тут не нужен, так что он отпил ровно столько, сколько ему нужно до следующего раза. Зализал ранку, будто это поможет ему исцелиться, быстро скользнул языком по губам, стирая последние улики его маленькой шалости. Поморщился. Послевкусие показалось ему неприятным, а кровь была не такой насыщенной, как раньше.
- Плохо питаешься. Гемоглобин низкий. Идем.
Нет, он не собирался вести мальчишку есть печень и пить гранатовый сок.
Вопреки вчерашним подвигам подопечного, ему все равно придется купить приличную одежду, так что планы на день выстраивались один за другим, а настроение вампира улучшалось на глазах.
Дорога до автомобиля, поездка до магазина растянулись в коротком отрывке времени. Машина припарковалась в начале торговой улицы с множеством магазинов и бутиков известных дизайнеров. Мужчина зашел в первый же, где его встретили знакомые работницы приветливыми улыбками.
- Займитесь им – сказал приказным тоном и подтолкнул Яна вперед.
Сам же сел в кресло у примерочной и попросил вторую чашку кофе. Представление начинается. Главное, чтобы не под песню Роя Орбисона.

+1

8

Молчание затянулось как-то слишком на долго, заставляя нервничать мальчишку еще больше.  Отчего-то рядом с вампиром, вся его выдержка,  самоуверенность и спокойствие летели ко всем чертям.  Он запоздало понял, что, похоже,  сказал то, чего не следует,  и сделал тоже. Надо было все-таки прикинуться   шкафчиком и не  злить хозяина.  Ян еле сдержался, чтобы не отступить назад, когда Цепеш  подошел к нему, но все же вздрогнул, когда  тот задал вполне простой вопрос. Врать было бы глупо, все равно   мужчина вытянет то, что ему надо так или иначе.
Уже открыл, было, рот, чтобы ответить,  но тут же его захлопнул,  когда его развернули и усадили на стол. И сделали это вполне  аккуратно и мягко. От  прикосновений теплых рук по  телу прошлась легкая дрожь,  но волнение и  напряжение странным образом стали угасать. Ян поднял голову  и столкнулся с пылающим взглядом истинного вампира, который явного говорил о намерениях мужчины. Страшно не было, наоборот,  мальчишка почувствовал легкий прилив адреналина,  вкупе с приятным волнением.  Зажмурился, когда клыки вонзились в кожу, и судорожно втянул воздух, стискивая зубы. Было больно, хоть и вполне  терпимо.  Но никак не противно или отталкивающе. Ему потребовалось  всего пара секунд, чтобы расслабиться  и  отклонить голову в сторону, делая доступ к шее более удобным.  Каждый глоток отдавался болезненной пульсацией в шее, которая  легким онемением передавалась на плечо и руку, постепенно дополняясь слабостью и головокружением.  Но закончилось все  довольно быстро.   Шумно выдохнув и облизнув пересохшие губы, Ян сжал пальцами край столешницы, стараясь справиться  головокружением.  Чего у него там низкое, подросток не понял,  но все равно рассеяно кивнул,  и аккуратно сполз со стола. Первые шаги дались с трудом,  ему всерьез показалось,  что сейчас поздоровается  лбом с полом. Но все обошлось, и, придя немного в себя,  он поспешил за хозяином.,  на ходу прижимая к  новой ранке  ворот новой футболки.
Когда машина припарковалась, Ян с содроганием  понял, в какое дьявольское место привез его хозяин. Мальчишка передернул плечами, и нехотя поплелся за мужчиной в один из бутиков, неосознанно стараясь держаться к нему поближе. Глянул на него немного обиженно, когда тот подтолкнул его к работницами, будто  отправляют его не  выбирать  одежду,  а на растерзание львам. Но вампир уже вальяжно уселся в кресло,  явно  собираясь наблюдать за  представлением.
Своеобразная пытка продолжалась уже больше часа, который  показался парнишке вечностью. Он же потерял счет вещам, которые ему пришлось не только перемерить, но еще и покрутиться в них перед хозяином, чтобы тот  лично узрел,  что ему подсовывали   сотрудницы. Поначалу он пытался  сопротивляться настырным девушкам, которые с таким рвением принялись выполнять приказ Цепеша, что чуть ли не лично  пытались  все это на него надевать,  стараясь залезть к нему в примерочную. Пробовал огрызаться, даже одну слишком старательную даму весьма грубо  выпихнул из кабинки,  когда та изъявила желание лично надеть на него какие-то  крутые труселя производства  какого-то не менее крутого дизайнера. Но  он быстро выдохся, махнул рукой на все поползновения, и только успевал  одевать очередную вещь.
Перед глазами уже рябило от всевозможных рубашек,  брюк,  кофт, костюмов и  всех сопутствующих аксессуаров.  Он конкретно  устал и чувствовал себя совсем паршиво, будто  всю неделю был в запое. Хотелось хотя бы просто просидеть, перевести дух и хоть как-то справиться с головной болью. Но,  похоже, девицы так увлеклись процессом,  что совсем не обращали внимания на  побледневшего мальчишку, воспринимая его как марионетку. Да и хозяин совсем не спешил прекратить мучения своего подопечного.
Вернувшись в примерочную после очередного  импровизированного показа,  Ян прислонился  к стене лбом, переводя дыхание.  Неудобные туфли тут же были сняты и небрежно отправлены в угол,  но с одежкой подросток обошелся все же куда аккуратнее.  Темный пиджак повесил на вешалку, туда же отправилась и рубашка, когда мальчишка наконец разобрался с мелкими пуговками.  А вот за снятием брюк его и застал неожиданный гость, коим оказался  ни кто иной, как Давид.  Ян озадаченно глянул на хозяина, неосознанно  облизывая пересохшие губы,  и  на автомате повесил брюки к остальному шмотью.  Только сейчас, оказавшись в такой близости от  вампира, что ощущался  тонкий, приятный аромат его парфюма,  подросток вспомнил  одну важную деталь, которая совсем вылетела из головы.
- Ян, это мое настоящее имя.

Отредактировано Ян Рувье (04.09.2014 17:01:42)

+1

9

Шопинг. Может, оборотень и не подозревал, но для кровососа это тоже был полноценный филиал ада на земле. Правда, в этот раз с ним была не девушка, которая сама бы бегала по залу со шмотками и сметала их с вешалок, а парнишка, для которого все это просто дикость. Так что на каторге он составил компанию парню, пусть и в роли зрителя. Две работницы вились вокруг Яна, как рабочие пчелки, предлагая товар профессионально и безошибочно подбирая все по размеру. Первые полчаса Давид мужественно выдержал, почти не засыпая и с серьезным видом оценивая образы. В дорогих костюмах беспризорник выглядел мягко говоря нелепо, но если сделать другую прическу и скорчить менее недовольную моську, то могло бы быть сносно, и все же для сопровождения Цепеша ему придется влезать именно в эту одежку. Выбор мужчины остановился на двух костюмах, черном и синем, но на этом пытки не закончились. Через минут сорок ему начало казаться, что единственные, кто получает удовольствие от этого процесса, это консультантки, они прямо-таки стелились перед ним в желании подобрать все самое дорогое и лучшее, им же с этого проценты капают. Но чашка кофе, предоставленная еще одной сотрудницей, открыла в нем второе дыхание, но ненадолго. Еще час, и его пальцы смыкаются на переносице, а он всеми силами старается не заснуть и смотреть на экспонат в милом кардигане и стильных брюках. Он одобрительно кивнул и допустил примерку еще одного костюма. Это было уже лишним и ненужным, но девушки становились все более назойливыми, а терпение вампира заканчивалось. Нужна была доза чего-то бодрящего, будоражащего и приятного. И это явно не очередная чашка кофе. Жестом он остановил пчелок, изрядно устав от их жужжания, поблагодарил, отметил, что нужно отнести на кассу и попросил оставить их. Давид мельком глянул на видеокамеру, скрытую довольно умело, но недостаточно хорошо для его чутья, шевельнул пальцами, телекинезом разворачивая ее в другую сторону, тем самым подпортив механизм, и без стука зашел в примерочную. В подобном бутике это была почти полноценная комната, здесь можно было устроить посиделки с чаем и обсудить утренние новости. Но мужчина запланировал кое-что более занимательное и застал подопечного в довольно интересном виде. Очень кстати. Он медленно подошел к слуге, отмечая его слишком бледный вид, особенно в таком ярком освещении, и застыл на секунду, пытаясь припомнить, когда это он успел спросить об имени. Ах да, утром, дома, и даже не заметил, что не получил ответа.
- Фамилия?
Вообще-то красиво. Неожиданно приятное звучание имени для такого оборванца. Возникла мысль разыскать его родителей. Возможно, сказать спасибо. Или убить, например.
Сделал еще шаг, не оставляя ни миллиметра свободного пространства между телами, еще полшага, приобняв парня за талию и прижав лопатками к холодному зеркалу. Поцелуй, то ли ленивый, то ли ласковый, тягуче медленный и долгий, ладонью вниз по пояснице, оглаживая задницу под тканью белья, спуская резинку трусов ниже и чуть сжимая. Пальцами между ягодицами, захватнически пробираясь дальше, поглаживая и разминая, глубже, новым поцелуем погасив все вздохи, прощупывая и лаская, максимально нежно, но в своей манере. Его руки всегда были слишком грубыми, кожа шероховатой, но прикосновения получались мягкими. Губами ниже, по контуру лица, на шею, игриво куснув и скользнув языком по следу настоящего укуса с запекшейся кровью, не прекращая движений пальцами, набирая обороты. Снова к губам, зажав зубами колечко пирсинга и чуть потянув, кончиком языка между, приоткрывая чужой рот и завоевывая уже требовательным, жарким поцелуем. Желание нарастало в арифметической прогрессии и измерялось в сантиметрах ствола в боевой готовности. Рывком развернул мальчишку к себе спиной, поймал его взгляд в отражении зеркала. Дежавю? Подросток выглядел изможденным, но гораздо лучше, чем в их позавчерашнюю встречу, так что в этот раз было не настолько жестоко. Звук расстегивающейся ширинки, мужчина не утруждает себя полным разоблачением, одежда ему не сильно мешает, главное, что любовник достаточно обнажен. Входит туго, сухо, медленно, хмурясь и тяжело выдыхая. Как ни странно, не хочет сделать больно ни себе, ни партнеру, дает время привыкнуть, поддает бедрами, скорее для пробы, придерживает парня за бока, и получая отдачу, начинает движения, сперва размеренные, затем быстрые, потому что это лишь быстрый перепихон с несовершеннолетним подростком в примерочной. Потому что так захотелось.

+1

10

- Рувье…
Только  и успел тихо выдохнуть, вновь попадая во власть гипнотизирующего взгляда. Пришлось изрядно  задрать голову,  чтобы не упустить его, но это не доставляло пока особого дискомфорта.  Инстинктивно отступил назад и  вздрогнул от  соприкосновения с холодным зеркалом,  резко контрастирующим  с  теплыми большими ладонями, которые уже собственнически   забрались под ткань белья. Не возникало и тени сомнения в намерениях хозяина,  но почему-то это не вызывало отторжения в  душе мальчишки, хоть сейчас он бы  предпочел просто погреться в  крепких объятиях без лишних телодвижений.  Неторопливый поцелуй  был хорошей наградой за пережитую пытку костюмами и сглаживал неприятные ощущения внизу.  Хоть и старался расслабиться, пока  хозяйски пальцы   занимались растяжкой, но все равно иногда болезненно вздрагивал,  сильнее прижимаясь к  вампиру и сжимая   ладонями   ткань пиджака на его спине.  Не хотел отрываться от теплого тела, пусть и скрытого одеждой,  но  пришлось, развернулся послушно, упираясь ладонями в  зеркало. И ощутимо вздрогнул, столкнувшись взглядом с вампиром. Отчего-то сразу вспомнились детские байки о том, что  кровососы не отражаются в зеркалах,  бояться солнечного света и вообще больше походят на  холодные трупы.  Но его кровосос  был живым опровержением всего этого бреда,  очень явственно отражаясь в зеркале,   сжимая горячими ладонями  мальчишеские бока.  Это сам Ян сейчас больше походил на  ходячий трупик, бледный,   с темными кругами под глазами.  Но лихорадочно блестящие глаза  были лучшим подтверждением   кипящей внутри жизни.
Несмотря на усталость и слабость, по телу волнами разливалось возбуждение. Мальчишка податливо прогнулся в пояснице, с замиранием сердца чувствуя, как   задницы коснулась горячая плоть   хозяина.  Опустил голову, судорожно выдыхая и стискивая  зубы,  гася все стоны.  Вряд ли к такому  можно будет когда-нибудь привыкнуть,   но он потерпит, если   сзади  его хозяин.  Потому что  именно он показал,  какой фейерверк чувств может принести близость,  а болезненные отголоски только добавляют  какого-то немного извращенного удовольствия.  Главное сначала потерпеть, пока мышцы не привыкнут к  совсем не маленькому достоинству  вампира. И он терпит,   стараясь  максимально расслабиться, аккуратно  подавая  бедрами навстречу.  Быстро освоился,   шумно выдохнул,  сильнее выгибаясь   и прижимаясь плечами к   широкой  груди.    Закусил губу,  еле  слышно  застонав  от   накатившего удовольствия.  То что надо,  и не важно что  могут услышать посторонние, не впервой.

+1

11

Отзывчивость мальчишки не переставала его удивлять. В первые их встречи он не мог похвастаться таким мастерством в ублажении клиентов, так что же изменилось теперь? Разве что подход и отсутствие оплаты. Правда, если так подумать, то вчера мужчина расплатился мотоциклом, а сегодня - одеждой. Хотя это не было похоже на обычные отношения шлюхи и клиента. Они уже были слугой и хозяином, а такая связь не устанавливается бесследно.
Давид брал мальчишку грубо, размашистыми движениями, впиваясь пальцами в бока, с удовольствием отмечая, что он оказался довольно гибким, поэтому, когда он поднялся и прижался к груди вампира, тот не преминул припасть к оголенному плечу плотоядным поцелуем, исследовать губами изгиб шеи, поцеловать за ушком, куснуть почти игриво, продолжая методично двигаться, размеренно и быстро. Ладони его плавно перешли из цепкой хватки в активные ласки, он ощутимо и довольно небрежно погладил мальчишку между ног, а затем направил руки выше, сжал соски, чуть оттягивая, добавляя яркие вспышки легкой боли к процессу, снова кусал оборотня, его шею, плечо, а поймав губы, начал терзать и их болезненными поцелуями, не закрывая глаз и частенько поглядывая в их совместно отражение. Мальчишка выглядел очень возбуждающе в таком соблазнительном изгибе и позе, а сам Цепеш выглядел демоном с янтарным взглядом, овладевающим телом невинного и забирающим его душу. Это издержки судьбы, словно мальчишка был ему предназначен. Его фамилия показалась ему до боли знакомой, но он не стал рыться в закоулках памяти, предпочитая пустить мысли на самотек и не отвлекаться от самого приятного. Он даже забыл, что находится в примерочной бутика, а за дверью подслушивают чужие стоны, охи и вздохи, те самые пчелки, которым больше нечем заняться. Все это продлилось относительно недолго, на наслаждение друг другом у них не было достаточно времени, да и место не располагало, но мужчина стремительно приближался к апогею их близости, что выдавало его тяжелое дыхание и чуть сбившийся ритм. Еще несколько толчков до упора, и он кончает, ткнувшись носом в макушку любовника, на пике наслаждения вдруг думая о том, что его волосы пахнут знакомым шампунем. Отметка настроения, однако, взлетела на пару пунктов, поэтому даже в отражении он напомнил себе довольного кота, а не грозного волка. Минута на то, чтобы отдышаться и привести себя в порядок.
- Чтобы я этого больше не видел, - бросил он, поддев пальцем колечко в носу подростка. Об этом он говорил и раньше, но тогда мальчишка не послушался. А третий раз он говорит не станет, и оборотень рискует остаться без носа, если ослушается хозяина вновь. - Жду тебя в машине, - шепнул на ухо, мимолетно поцеловал в висок и вышел из примерочной, смерив тяжелым взглядом консультанток, которые выстроились по струнке по бокам от двери их кабинки.
Давид дал парню достаточно времени, чтобы прийти в себя и одеться. Он оплатил покупки, кинул сумки в багажник, сел за руль, завел машину и закурил под расслабляющую музыку. Для полного счастья не хватало стаканчика виски со льдом. Но в его планах был еще один пункт, тоже своего рода награда за послушание для слуги. Дорога туда заняла от силы минут двадцать, но оно того стоило. Это был отличный магазин с качественной и дизайнерской одеждой для неформалов. Ян должен был оценить его ассортимент из кожаных курток и рваных джинс. Пусть подросток устал, но это место должно было открыть в нем второе дыхание, так что в этот магазин он выпустил парнишку без сопровождения, оставшись ждать его в автомобиле. Дальше по расписанию оставался лишь ресторан с печенкой и гранатовым соком. Его кормушка должна быть вкусной.

+1

12

Есть какая-то особая романтика в быстром перепихоне в примерочной бутика.   Осознание того, что преступаешь  запрет и что  наверняка уже весь персонал в курсе происходящего,  добавляет  новых ощущений.  Чувства накалены до предела,   все воспринимается  острее, четче, и сильнее.  Не надо слушать  разум, который паникует на периферии сознания, и можно полностью положиться на первобытные инстинкты. Мальчишка ощутимо вздрагивал от каждого грубого толчка,  не сомневаясь, что на боках останутся очередные синяки, так сильно сжимал пальцы мужчина.  Он совсем терялся в ощущениях, уже не  отделяя нередкие болезненные вспышки от  мучительного удовольствия.  Все это было так ново для него и ярко,   что  на краткий миг забыл где они находятся, позволив  протяжному стону сорваться с губ.   Сам накрыл ладонью свой пах вслед за хозяйскими  руками, добавляя ярких ощущений и  быстро доводя себя до  пика.  Сейчас не время и не место нежничать и  растягивать удовольствие.   Почувствовал, как кончил вампир,  и быстро догнал его, хватило всего нескольких  резких движений ладони.  Самое время отдышаться и осознать произошедшее.
Подросток уперся одной рукой в  многострадальное зеркало,  чувствуя, как все тело подрагивает от перенапряжения.  Рассеянно кивнул, не сразу улавливая смысл его слов, и запоздало обернулся, когда мужчина вышел из примерочной.  Стало немного обидно и досадно, что  его оставили одно после случившегося, но Ян быстро  напомнил себе, о своем статусе личной игрушки нелюдя.  И несмотря на все  эти подарки, крутое шмотье  и комфортабельное жилище,  не стоит ожидать особой заботы  и теплоты.  Рувье постарался  хотя бы сейчас  не думать об этом,  поспешно привел себя в порядок и натянул свою одежку, в которой и пришел. И очень вовремя вспомнил о септуме, который так не понравился Давиду. Хоть и не хотелось, но все же вытащил колечко из носа и сунул в карман джинс. Оставалось только дойти до машины и  постараться не обращать внимания, как прожигают спину взгляды местных работниц.  Усталость навалилась с новой силой, и  Яну показалось, что он точно заснет,  как только устроится на переднем сидении авто.  И наверное так и случилось,  потому что дорогу до  новой остановки он совсем пропустил,  погрузившись в легкую дрему и наслаждаясь  запахом дорогих сигарет.
И очередной сюрприз от господина.  Новый магазин порадовал своим ассортиментом, и если бы не слабость,  Ян проторчал бы там добрых пару часов,  любуясь крутейшими ботинками и куртками. Но сейчас его  хватило лишь на то, чтобы  выбрать несколько наиболее необходимых вещей  и вернуться к хозяину. И на  то, чтобы  благодарно потереться щекой о его плечо, пока тот вел его в обитель  еды.  Все оказалось не так уж и плохо, если особо не раскатывать губу и не вести себя как наивный ребенок.

Отредактировано Ян Рувье (05.09.2014 20:44:33)

+1

13

s01e02
30.08

Кто-то говорил про отпуск? Про отсутствие работы, потому что ты босс, тебе нужно лишь раздавать указания? А также про отсутствие проблем, ведь ты же Цепеш, все проблемы испаряются, стоит лишь назвать эту фамилию.
Все не так сказочно в королевстве Алмазного Берега. Здесь были свои лазейки и свои камни преткновения. Да и сети его влияния и владений распространялись далеко за пределы государства вампиров. Кажется, четыре или пять дней назад ранним утром его встревожил телефонный звонок. Голос доверительного лица в трубке сообщил пренеприятнейшее известие, из-за которого мужчине пришлось собраться и исчезнуть из квартиры прежде, чем проснулся слуга. Это были дни постоянной суматохи и изнуряющих разговоров. Ему потребовалось много времени, чтобы все уладить, отстегнуть денег нужным лицам, убрать ненужные и устаканить суматоху в СМИ. Такие прецеденты случались сплошь и рядом, и он даже не задумывался о том, что произошло на самом деле, он был нацелен только на решение проблемы и сохранение репутации одной из головных своих организаций. А остальное не важно.
Побывав в нескольких городах и странах он по привычке своей вернулся в Латвию, и даже не сразу вспомнил зачем. По той же привычке он приехал в одну из самых любимых своих квартир, и даже не удосужился вспомнить о том, где оставил своего подопечного. Он был голоден во всех смыслах. Но дело еще не было завершено, нужно было разобраться с бумажной волокитой, так что отдых ему мог только сниться.
Переступив порог холостяцкой берлоги, он стянул с пяток ботинки и бросил их в прихожей, направился в кабинет, расстегивая пиджак и ослабляя галстук. Больше он никуда не собирался уезжать, так что мог позволить себе избавиться от осточертевшего костюма. Пиджак он бросил на диван, удавку и вовсе на пол, расстегнул верхние пуговицы рубашки, и только теперь догадался включить свет, хоть и прекрасно ориентировался в темноте.
Давид чувствовал себя простым смертным, подверженным усталости, сонливости и слабости, но он всеми силами боролся с этой напастью, как-то упуская из виду то, что единственно верным решением было бы сейчас хлебнуть чьей-нибудь кровушки. Но нет, он открыл бар, откупорил бутылку виски и плеснул его в стакан со льдом. Сел за стол, сделал пару глотков обжигающего напитка, сжал пальцами переносицу, будто это поможет ему сосредоточиться. Включенный макбук, несколько писем по электронной почте, распечатанные документы, затем отправленные с подписью по факсу. Ему казалось, что прошел еще целый час, но на деле все это заняло не больше десяти минут. Теперь можно расслабиться, но такое напряжение так просто не испарится. Все дела завершены, документы сложены в аккуратную стопку, а мужчина встает с места и снова подходит к бару.
Второй стакан с алкоголем стремительно пустел в его ладони, он стоял у окна и смотрел, как светлеет на глазах и занимается рассвет. Самое время пойти вампиру спать, иначе солнце оставит от него кучку пепла.

+1

14

Прошло уже пять дней, с тех пор как Ян проснулся утром один. Хозяина не было ни в постели, ни вообще в квартире.  Не пришел он и ночевать.  Мальчишка догадывался, что у него  наверняка много дел, и много квартир\домов, где можно  провести ночь.  Но мужчина не появился  ни на следующий день, ни  еще спустя день.  Не то чтобы парнишка волновался, но все равно не мог не думать, отчего тот  никак о себе не напомнит.   Ну, и было самую чуточку обидно, что его оставили одного.  Конечно  ему не на что было  жаловаться. О таком жилье он и мечтать не мог даже, а что уж говорить о байке, на котором подросток катался  каждый день несмотря на погоду. Хозяин обеспечил его всем необходимым,  но все равно Яну не хватало его  самого, живого и теплого, хотя в  этом он не мог признаться даже себе.
За дни, проведенные в одиночестве мальчишка успел все обдумать, взвесить и оценить.  Новая жизнь обещала стать весьма интересной и насыщенной, и надо было ловить момент, пока  господин Цепеш был к нему благосклонен. Ян  облазил квартиру сверху донизу, исследуя каждую комнату. Она была чертовки крутой, но не смотря на стильную и продуманную обстановку казалась немного неживой.  Сразу было заметно, что вампир бывает тут набегами и  не часто. Сначала это Яна немного напрягало, он не хотел  портить атмосферу холостяцкого жилья, но потом освоился немного и стал все-таки обживать квартирку,  раз уж она стала его приютом.  Больше всего  подростку приглянулся хозяйский кабинет и самый верхний этаж с удобными диванчиками.   Он сразу облюбовал  стеллаж с книгами и  большое кожаное кресло перед столом.  Нет, он не рылся в хозяйских бумагах, и не заглядывал в ящики стола,  ему это было  совсем не интересно.  Но вот  стащить с полки какую-нибудь книгу, особенно если она была написана не очень заумным языком и имела картинки, и  залезть  с ногами в кресло ему было по душе. Из всей печатной литературы ему больше всего приглянулась толстая книжка по истории,  в обнимку с которой он и провел последние пару дней, хоть и не особо понимал, о чем  там написано. Но все равно было интересно. А потом  ему на глаза попалась  внушительная стопочка небольших листочков для записей и  карандаши,  и  у него появилось еще одно развлечение. Теперь с десяток, а  то и больше листочков были украшены непонятными созданиями,  забавными зверушками и  абстрактными картинками.
Хоть ему и было чем заняться,  но все равно он изнывал от одиночества. Раньше всегда радом был кто-то,  ведь в одиночку на улице не выживешь. И теперь было немного тоскливо, ведь за каких-то два дня он успел привыкнуть к  присутствию  хозяина в своей жизни.  А больше всего  напрягала неизвестность.   Не было никакой связи с мужчиной, оставалось только терпеть и ждать. Чем он, собственно и занимался.
Очередной день отличался от предыдущего лишь тем, что Ян совершил второй за эти дни набег на магазин с целью пополнения содержимого холодильника.  Готовить он не умел,  но все равно нашел  на прилавках супермаркета то, чем можно было заменить горячую домашнюю стряпню, и был этим вполне доволен.  А еще он открыл для себя такое явление как гранатовый сок, которым после памятного шопинга поил его  Цепеш, и теперь   в холодильнике покоилось энное количество маленьких пачечек с этим чудо-напитком,  оснащенные забавными трубочками.  И это вовсе не потому, что он способствует повышению гемо-чего-то-там, совсем нет. Просто он действительно  понравился мальчишке, а маленькие пачечки  такие удобные.
Спать  он пошел только после полуночи,  избрав местом ночлега явно хозяйскую спальню.   Постель все еще хранила запах мужчины, и это чудесным образом успокаивало, хотя парнишка сам не  осознавал, что засыпая,  он утыкается носом в подушку Давида.  Сон был беспокойным и очень чутким,  будто его что-то тревожило, мешало. Что это было он не знал, но все равно проснулся посреди ночи. Спросонья было сложно сообразить, но чуткий слух уловил посторонние шумы в квартире, которых до этого не было.  Как ужаленный, мальчишка  подорвался с кровати и, чуть не грохнувшись, припал к внутреннему окну. Так и есть, в кабинете горел свет, а в полумраке гостиной явственно читались очертания смятого пиджака на диване. Сердце забилось быстрее,  прогоняя остатки сна. Наверное просто от волнения, слишком неожиданно вернулся хозяин. И вовсе не потому, что соскучился,  совсем нет. Не озадачившись одеванием , в одних боксерах потопал вниз, и затормозил только в дверях кабинета, заметив стоящего у  окна Давида.
- С возвращением… -   голос был немного хриплым после сна,   мальчишка сонно жмурился от непривычно яркого света, стараясь рассмотреть высокую фигуру.  Сделал шаг вперед, потом еще один, наконец привыкая к освещению и имея  возможность нормально смотреть.  Хозяин выглядел слишком уставшим, особенно по меркам вечно-молодых вампиров. И отчего-то внутри защемило.  Подросток нерешительно подошел к  мужчине, на секунду прижался лбом к плечу, а потом подлез под руку, благо разница в росте позволяла, и  уткнулся носом в ключицы, вдыхая знакомый аромат.  Он прекрасно знал, что может помочь вампиру почувствовать себя лучше, а потому привстал на носки, немного наклоняя голову в бок, открывая шею, и  обнял за талию.  Не задумался ни на секунду,  понадеялся, что его поймут и без слов, потому как не знал, что тут можно вообще сказать.  Может так, через кровь, мужчина поймет, что его ждали, и  его не хватало.

Отредактировано Ян Рувье (06.09.2014 00:23:30)

+1

15

Приближение Яна было замечено еще издалека. Его чуткий слух улавливал шаги, чужое дыхание, и еще громче для него звучало биение сердца. Голод мог пробудить в нем зверя, поэтому он не обернулся, стеклянным взглядом устремившись вдаль, к лучам восходящего солнца. Мужчина сам не заметил, как крепко сжал стакан, словно желая совладать с собой. По стеклу побежали тончайшие трещины, и чтобы отвлечься, он поднес его к губам и осушил одним глотком. Он увидел отражение мальчишки в стекле, и на его лице мелькнуло удивление. Это странно. Он почему-то был уверен, что подопечный сбежит, раз уж предоставилась такая возможность, а не будет его терпеливо ждать в пустой квартире. Неужели он настолько глуп, что ему это даже не пришло в голову? Или он благодарен вампиру, либо цепляется за возможность пожить красивой жизнью, пусть в плену у кровососа. Давид обернулся через плечо, не реагируя на произнесенную фразу. Окинул взглядом почти обнаженного сонного парнишку, поставил пустой стакан на подоконник. Ян был похож на котенка, взъерошенного такого, который приходит к порогу и ластится к ногам хозяина, и мужчина невольно улыбнулся. На сердце вдруг стало теплее. Как же приятно, когда тебя кто-то ждет. Ласковый какой. Цепеш прикрыл глаза и обнял мальчишку, тесно прижав к себе. Теплый ото сна, такой маленький и худенький. Ребенок, совсем еще ребенок, и у вампира был шанс сделать его жизнь лучше, или же превратить в ночной кошмар. Зарылся носом в волосы, жмурясь довольно, и едва не отпрянул, когда парень вдруг безмолвно предложил отпить кровушки. Чуть нахмурился, но поддался искушению, не в силах сопротивляться этой манящей пульсации крови в жилах. Тяжело выдохнув, прошелся кончиком носа по изгибу шеи, вдыхая нежный запах юношеского тела и собственного геля для душа, затем губами, вдруг наткнувшись на еще не зажившие следы прошлого укуса. Снова хмурится, думая о том, почему это у оборотня такая плохая регенерация, но не мог и дальше бороться с голодом, затуманивающем разум. Красная радужка, острые клыки, тонкая кожа и долгожданная живая сила, льющаяся в горло и пробуждающая еще большее желание. Он все пил и не мог утолить голод, хоть и чувствовал, как слабеет оборотень в его объятиях. Обнял мальчишку крепче, будто пытался выжать из него еще больше крови, но отголоски разума и самоконтроля заставили его чуть ли не оттолкнуть от себя его тело, чтобы прекратить вытягивать жизнь из юноши. Отпрянул и снова прижал к себе, поддерживая. Переборщил, явно. Немного пожалел, даже почувствовал себя виноватым, поэтому мягко подхватил его на руки и перенес на диван. Растерялся, потому что редко приходилось заботиться о своих кормушках, те были выносливее и регенерация покрывала весь ущерб. Приволок аптечку, обработал укус и нелепо залепил пластырем. Принес мальчишке немного еды и шоколадку. Ну, он свято верил, что шоколадка поможет ему восстановиться. А бегать он так начал, потому что ощутил небывалый прилив сил, а еще кровь парнишки за четыре дня изменилась и по консистенции и по вкусу, стала более насыщенной, с приятным послевкусием, так что мужчина в процессе так увлекся, что запачкал белоснежную рубашку, не говоря уже о губах и подбородке в крови. Давид мельком заметил свое отражение в зеркальной поверхности холодильника и недовольно поморщился. Умылся в кухонной раковине и вернулся к подопечному, чтобы утащить его наверх, спать и восстанавливаться.

+1

16

Не возникало ни тени сомнения в правильности решения, но когда шеи коснулось горячее дыхание, все же занервничал немного, волнение заставило биться сердце еще быстрее, разгоняя по венам застоявшуюся  кровь.  Действительно,  невозможно привыкнуть к тому, как вонзаются в плоть острые клыки, и через секунду влага жизни   начинает покидать тело.  Это не страшно, даже немного возбуждающе.  Мальчишка уткнулся лицом в плечо,  тесно прижимаясь к мужчине и стараясь выровнять сбившееся дыхание. И это почти даже получилось,  но чем дольше длилась эта добровольная пытка,  тем острее Ян ощущал, как слабеет тело,  дрожащие пальцы едва цеплялись за хозяйскую рубашку на спине, будто это поможет удержаться на подгибающихся ногах.   Как долго вампир высасывал из него жизнь, он не знал, сознание стремительно мутнело, и только сильные руки не давали ослабевшему  телу бесформенной кучкой осесть на пол.  Кажется, на какие-то секунды он даже отключился, потому что когда открыл глаза,  смутно понял что лежит на чем-то мягком,  а Давид склонился над ним, колдуя над следом от свежего укуса.    Вид окровавленных губ мужчины  натолкнул на шальную мысль. Очень захотелось поцеловать их, почувствовать вкус собственной крови,  и он даже попытался приподняться. Но  будто свинцовая голова не пожелала даже немного  оторваться от дивана.  Досадно поморщился, чувствуя себя совсем бесполезным, но  такая неумелая забота хозяина очень грела душу, и  мальчишка позволил себе немного расслабиться. Очень хотелось спать, но до чуткого носа донесся аромат шоколада,  и  подросток просто не удержался,   превозмог слабость, дотянулся до вкусняшки и, отломав кусочек, сунул его  в рот.   И опять он оказался на руках хозяина,  потяжелевшая голова тут же примостилась на плече,  и хоть мальчишка не был в восторге от подобного способа передвижения, рыпаться не стал, доверительно прижался к вампиру и  заснул еще прежде, чем оказался в постели. Только и успел, что дожевать такую вкусную шоколадку.

Утро наступает тогда когда проснешься. И утро Яна  началось далеко за полдень, если судить по солнцу за окном.  Так хорошо он не спал наверное никогда. Было чертовски тепло и уютно,   просыпаться в знакомых объятиях оказалось очень здорово. Мальчишка шумно  выдохнул,  постепенно вырываясь из царства морфея, с замиранием сердца понимая, что ему не приснилось, хозяин действительно вернулся. Об этом как нельзя лучше свидетельствовала немного болезненная пульсация в шее и то, что он практически лежал на мужчине. С трудом приподнял гудящую голову,  фокусируя расплывчатый взгляд. Так и есть, перед глазами оказалась мерно вздымающаяся и опускающаяся грудь мужчины,  на которой до этого и покоилась голова подростка. Не стал отстраняться, наоборот прижался еще теснее,  понимая, что действительно лежит на Давиде. Заулыбался довольно,  ткнувшись носом в ключицы,  даже не желая думать, как они оказались в такой позе. В кои то веки утро действительно было добрым, и  нарушать  его тишину было бы кощунством. Ян подтянул повыше сползшее одеяло, немного поерзал, устраиваясь удобнее, и тихо засопел,  ткнувшись носом в шею. Самое время еще поспать, пока не прогнали.
Но поспать ему было уже не суждено.  Из легкой дремы его вырвали мягкие прикосновения больших ладоней, уже вовсю скользивших по телу. Подросток еле слышно замычал,  сонно жмурясь и пряча улыбку в изгибе шеи хозяина,  губами скользнул по плечу и едва ощутимо прикусил  кожу,  как бы безмолвно говоря, что он  совсем не против, а очень даже за. Тело отзывчиво прогибалось вслед за руками хозяина, подстраиваясь, готовое к любым подвигам. Спросонья совсем осмелел, стараясь  не только отвечать, но  и  проявлять  инициативу,  губами,  ладонями, исследуя, балдея от  терпкого запаха его  хозяина... Доброе утро, господин.

Отредактировано Ян Рувье (06.09.2014 21:49:49)

+1

17

Хорошее утро для Давида начинается с секса и никак иначе. В легкой полудреме он поджидал, когда его подопечный соизволит проснуться. Он был терпелив, потому что Ян это заслужил и ему нужно было восстановиться, пусть хоть посредством сна. Но как только парнишка зашевелился, поднял голову и открыл глаза, Цепеш ухватился за эту возможность окончательно разбудить слугу сперва легкими прикосновениями с явным намеком, а затем и вовсе уложил оборотня сверху, начиная целовать, пробуждая не только его самого, но и конкретные желания. Сейчас он позволял ему все, отдавал инициативу, дал себя оседлать и руководить процессом. Небывалая щедрость. Забавно, но это их первый раз в постели и в горизонтальном положении с момента начала их совместного проживания. Все происходило так тягуче медленно, лениво, сонно, в утренней неге, и это было таким блаженством. Воздух наполнялся тихими вздохами, стонами, тяжелел от жара тел. Мужчина не собирался отпускать мальчишку в ближайший час, а то и два, вовсю наслаждаясь своим питомцем, раскрывая для него новые грани удовольствия и пробуя вновь и вновь всю прелесть гибкого молодого тела и некоторых кошачьих черт в его повадках. Вампир не отстал от Яна и в душе, словно пытался наверстать разом все дни своего отсутствия, так что к тому моменту, когда они добрались все-таки до кухни и решили позавтракать, на город уже опускался вечер. Он был сыт, удовлетворен, вполне доволен жизнью и пребывал в прекрасном настроении, но готов был продолжить и на кухне, и вообще ловить мальчишку в свои объятия на каждом шагу, если бы тот был чуть выносливее. Давид снова вспомнил о не зажившем укусе, о том, что ничего не знает о слуге, и вообще почти все время они молчали, за исключением редких обрывков фраз и приказов. Вампир вдруг опомнился и застал себя за приготовлением яичницы для Яна. Замер, призадумался, но отогнал странные мысли. Очень странные.
- Ты никогда не думал о том, сколько мне лет?
Поднял взгляд на парнишку, и тут понеслось.
- Почему у тебя такая плохая регенерация? И кто твой зверь?
Вопрос за вопросом, будто помимо секса он планировал наверстать и недостаток общения и информации. Но все же притормозил, скинул готовую яичницу на тарелку и подал на стол, а себе налил кофе и сел напротив подопечного. На кухонном столе были разбросаны листки с рисунками. Он взял один и принялся озадаченно рассматривать, затем другой, снова разглядывая и пытаясь прочитать корявую надпись, словно начёрканную пятилетним ребенком.

Отредактировано Давид Цепеш (06.09.2014 23:20:51)

+1

18

Происходящее было похоже на сон, и в какие-то  момент Ян всерьез задумывался о то, не спит ли он все еще. Но  требовательные прикосновения жаркие поцелуи были лучшим подтверждением реальности.   Мальчишка  буквально тонул  в ощущениях,  полностью отдаваясь процессу,  с жадностью вбирая все, что давал  и чему учил его мужчина,  впервые чувствуя  такую свободу действий.  Смотреть  на властного, грозного господина Цепеша сверху вниз, было просто бесценно,  и подросток пользовался моментом,  с юношеской неустанностью  брал все, что давал ему хозяин, но и не меньше отдавал взамен.  Ян  потерял счет времени,  следуя за  мужчиной в его желании, и только оказавшись на кухне, смог немного прийти в себя.
Мальчишка лениво пристроился на стуле  и опустил голову на стол, сыто жмурясь, и кажется даже начал тихо урчать  как настоящий кошачий.  Неплохо было бы перекусить, но шевелиться совсем не хотелось.  Если бы не сильная, но приятая усталость, то непременно бы  полез к Давиду, требуя продолжения банкета.  Но  аппетитный запах съестного увел настрой совсем в другое русло, в животе требовательно заурчало, мальчишка невольно облизнулся, принюхиваясь. 
- Мм? -  вопрос хозяина он почти пропустил, озадаченно приоткрыл глаза, оторвал голову от столешницы и отрицательно  покачал ею. А действительно, сколько лет было его хозяину?  Ян никогда не задумывался об этом, воспринимая его  с точки зрения человека. В какие-то моменты мужчина выглядел не старше тридцати, а вот вчера,  после долгого отсутствия, ему смело можно было дать сорок, а то и все пятьдесят.  Но он был вампиром, и сколько ему было лет на самом деле, нельзя было даже представить.  – А сколько вам лет? -  с явным интересом глянул на  хозяина, заметно оживившись.  Стоило воспользоваться хорошим настроением Давида и расспросить его, раз уж он сам завел беседу.  Но появление перед носом тарелки с едой сбило все планы. Парнишка  ухватил вилку левой рукой и принялся поедать яичницу, не забыл выдать  довольное «спасибо».  Очередные вопросы его немного озадачили, но он не придал им особого значения, лишь неопределенно пожал плечами. – Почему плохая, нормальная у меня регенерация для  человека, - а вопрос про зверя он и вовсе пропустил мимо ушей, не отрываясь от поглощения пищи.
Засовывая в рот последний кусочек яичницы, мальчишка глянул на мужчину, да так и замер с вилкой во рту. Заметил в руках у хозяина листочки со своими каракулями, почувствовал себя полным идиотом, и поспешно подорвался со стула.  За пару секунд он сгреб все в кучку,  не забыл бесцеремонно выхватить последний листок из рук Давида, и поспешно скинул все в мусорку,   все еще удерживая в зубах вилку. -  Это мусор, забыл выкинуть, извините.

+1

19

Промолчал.
Нет, не нужно мальчишке знать, сколько ему на самом деле лет.
Он иногда и сам удивляется, как это не развалился и не рассыпался прахом. А уж такому юнцу и вовсе будет дикостью узнать, что хозяину не сотня и не две, что он сохранился еще с древних времен и прожил такую длинную жизнь.
Словно бережет чужие нервы и хрупкое сердечко. Как же.
Вампир со странным упоением наблюдал, как парнишка уплетает яичницу. Даже склонил голову набок, словно любопытный пес, приметил, что мальчишка постоянно использует левую руку, незаметно для себя улыбнулся. За столько лет Давид не утруждал себя навыками кулинарии, ему хватало того, что он мог сварганить для выживания из подручных средств. Яичница была одним из его коронных блюд, но и ту он умудрялся испортить, так что мало кто отваживался пробовать его стряпню вне боевых зон. А этот ест и не морщится. Может, вкусно получилось?
Попробовать бы.
Но ответы озадачили его не меньше, чем вопросы оборотня. Пришлось копнуть в кучке утренних мыслей мальчишки и выудить оттуда... Ничего. Ян не лгал, он не задумывался по-настоящему над его словами, он был предельно искренним все время, проведенное в обществе вампира. Удивительно. Мужчина много повидал беспризорников и одичавших, но этот был каким-то не таким, что пробуждало в нем теперь не ленивое снисхождение, а неподдельный интерес. Но он не стал задавать встречных вопросов и что-то выяснять. Решил понаблюдать.
"Он не знает, что он оборотень? Как такое возможно? И... Подавляет это? Поэтому его регенерация как человеческая. Или просто слишком молод? Бред". Его задумчивость отразилась морщинами на лбу, намекающими на его возраст, а хмурый взгляд оставался таковым и в те моменты, когда он рассматривал рисунок. Так что он едва не зарычал, когда мальчишка вдруг вырвал листок из его рук. Похоже, зверь в нем, давно не вылезавший наружу, напоминал о себе. Все же он успел углядеть некий шарм и особый стиль этих каракулей. Было что-то еще, и ему было любопытно посмотреть остальные рисунки, поэтому по настоятельному распоряжению господина Цепеша мальчишке пришлось вытащить свои творения из мусорки и разложить на столе во всей красе. Он рассмотрел каждый, и сделал заключение, что талант парнишки не ограничивается минетом, он еще и неплохо работает руками... Рисует. И фантазия была довольно занимательной и не тривиальной. Но что касается нескольких надписей, написанных словно первоклассником левой ногой, то тут он снова озадачился и с подозрением глянул на парня и  выдернул вилку из его рта. Даже если он левша, он все равно должен был научиться правописанию еще в школе. Неужели он не был даже там? "Да что же с ним не так? Он еще и писать не умеет?". Кажется, эту личность придется формировать с нуля, кнутом и пряником. Вот же. Легких путей Давид не ищет, о да. Почему бы не подобрать парня с улицы, и только позже узнать, что он не умеет даже писать? Беда на его голову. Это, конечно, не сложно исправить, но стоит ли с ним, таким несуразным и непонятным неумехой, вообще возиться? А в итоге он ничего не знает о своем подопечном, так что подобные сюрпризы можно ждать снова. Но лучше разузнать все. Благо, полномочия и связи позволяют. Но об этом не сегодня. Мужчина не стал долго вынуждать парня краснеть и позволил ему выкинуть рисунки снова, отложил вилку, которую так и держал в руке, поймал звереныша в свои объятия и усадил на столешницу. Он же достаточно отдохнул, а Цепеш был довольно напряжен из-за всех этих новостей и размышлений, так что продолжение банкета положено обоим.

+1

20

Как же, так ему и дали спокойно  замять тему с его творениями.  Нехотя пришлось подчиниться и достать из мусорного ведра несчастные листочки. Благо кроме них там ничего не было, и они не испачкались. Ему было реально стыдно за свои каракули. Нет, сам-то он считал, что они вполне неплохи, ему нравилось рисовать. Но от того, что Давид узнал об этой  его маленькой слабости, и ко всему прочему стал с такой дотошностью  разглядывать каждый рисуночек, становилось совсем не по себе.  Ян даже не заметил,  что от волнения он начал грызть вилку, и вспомнил о ней, только когда хозяин выдернул ее изо рта. Мальчишка облизнулся и невольно отступил назад под пристальным взглядом мужчины. Вот теперь он действительно был в шаге от того, чтобы постыдно дать деру. Одно  дело рисунки, но Цепеш приметил его корявую надпись. И дернул же его черт заняться писательством… Явно же проницательный вампир просек , что с грамотой и всем таким прочим у  парня ну очень туго.
И какого же было его облегчение, когда хозяин разрешил отправить листики обратно в мусорку и никак не прокомментировал увиденное. Мальчишка оперативно сгреб все в кучку, скомкал, и даже для надежности порвал все на мелкие кусочки. Стало немного полегче,  но неловкость никуда не ушла. К счастью Цепеш сам решил разрядить обстановку и перевести общение в более приятное русло.  Ян с готовностью подался на встречу хозяину, поерзал на столе, устраиваясь удобнее, и  обнял мужчину за шею, , сжимая коленками его бедра.  Похоже это было лучшим способом утрясти все переживания и парнишка был совсем не против продолжить приятный марафон.

s01e03
1.09

Ян лениво переключал каналы, тыкая на кнопочки пульта,  и никак не мог решить, что ему смотреть.  Проснулся он не так давно и сейчас чувствовал себя абсолютной амебой. Около получаса назад он проводил Цепеша по делам,  ходив за ним хвостиком, пытаясь выяснить,  когда тот вернется. И сейчас делать было катастрофически  нечего. Ян уже всерьез собрался пойти  еще поспать, когда раздался дверной звонок. Мальчишка от неожиданности даже выронил пульт, недоуменно уставившись в сторону двери. Звонок раздался еще раз,  а потом еще раз. Подросток даже не собирался вставать, решив, что это просто ошиблись дверью. Но незнакомый посетитель все еще настойчиво мучил  звонок, и Рувье нехотя поднялся и поплелся к двери. Если это был кто-то из знакомых Давида, то лучше было не заставлять их ждать. Ян отпер замок и приоткрыл дверь. Его взгляду предстала вполне себе миловидная   женщина в строгом костюме.
- Драсте… а вам кого? – не нашелся сказать ничего лучше. Хмурый взгляд не добавлял ему приветливости.  Но вопреки его ожиданиям женщина улыбнулась и и совсем по-свойски  толкнула дверь, проходя мимо опешившего парня.
- Тебя, видимо. Ты ведь Ян, верно?  Меня нанял господин Цепеш для твоего обучения.
Парнишка ошалело уставился  на дамочку переваривая ее слова, на автомате захлопнул дверь, и поплелся за ней в глубь квартиры.  – Сначала проверим что ты знаешь и умеешь, а потом составим план занятий. И закрой рот, а то муха залетит, - дамочка с усмешкой глянула на подростка. Ян поспешно подобрал отвисшую челюсть и шумно выдохнул. Все происходящее казалось странным и непонятным. Похоже господин Цепеш всерьез решил взяться за воспитание своего нерадивого подопечного.

Отредактировано Ян Рувье (01.10.2014 23:02:29)

+1

21

s01e04
8.09

Возможно, это было ошибкой. Вообще все изначально. Это дурацкое, толком ненужное знакомство, потраченное на него время, эти пустые наивные надежды. Вампиры тоже ошибаются. Но сейчас главным промахом была поблажка, данная слуге.
Три часа ночи. Дьяволенок еще не вернулся.
Давид вдруг остановился посреди комнаты. Понял. Последние минут десять он измеряет гостиную шагами, блуждая по кругу без цели и назначения. Волнуется? Глупость какая.
Пиджак, ключи от машины, хлопнувшая дверь.
Да, возможно, он заслужил. Его успехи в учебе не могли не радовать, он вбирал в себя все знания с молниеносной скоростью и уже наверстал многие пробелы в знаниях. Вероятно теперь, за неделю упорных занятий, уровень его эрудиции достиг девятого класса общеобразовательной школы. Похвально же.
Но, черт возьми, он должен был уже вернуться.
Это раздражало. Ему не нравилось ожидание, он достаточно в своей жизни кого-то ждал. Это его оборотень должен ждать изо дня в день, иногда не смыкая глаз. Все не так. Не вышвыривать же его теперь обратно на свою помойку.
Скорость успокаивает, мелькающие полосы дорог, фонари, прожектора, указатели. Усмиряет бурлящее недовольство.
О да, он прекрасно знает, где его искать. Не спустит же он своего щенка так просто с поводка. Датчик в брелке ключа от мотоцикла, его сим-карта, да и сам мобильник, а также элементарные привычки Рувье, которые он знал с максимальной точностью. В недрах кабинета папка с полным досье на парнишку.
Неблагодарное это дело, неблагодарное. Десятки взглядов устремляются на него, когда блестящий спорткар останавливается в узкой грязной улочке. Он видит в них все, от ненависти до благоговения, и этот спектр эмоций задает новый ритм для зарождающегося пламени злости.
Господа фейсконтрольщики любезно пропустили подозрительного джентльмена, прелестно. Он бы переломал им руки и выдавил пальцами глаза, если бы они посмели встать на его пути. Так, чисто чтобы расслабиться.
Как же дико смотрится шестисотлений вампир в строгом костюме среди толпы подростков, еще совсем свеженьких, зелененьких, как продукты на прилавке с сегодняшним числом, оборванцах под стать Яну. Это стихия оборотня, без сомнения. Давид чувствует запах пота от сотни тел, запах дешевого алкоголя, курева на любой вкус и прочих прелестей, от которых хочется перестать дышать. Свет мигает, меняется, переливается всеми цветами радуги, блуждает по залу, выхватывая белым пятном извивающиеся в танце фигуры. Его замечают лишь немногие, из тех, кто еще недостаточно одурманен этой атмосферой свободы и вседозволенности. Молодая, горячая кровь. Мужчина останавливается в центре зала, прикрывает глаза и прислушивается. Как же бешено бьется она в их венах, течет, пульсирует, и какой дикий у нее состав. Он мог бы выбрать любого. Любую. Умнее, красивее, лучше во всем. Но нет, он пришел за своим и только. Что же это за напасть.
Отвлекается, проходит к бару, требует текилу в надежде на то, что хоть она будет более-менее сносного качества. Впрочем, все равно. Текила раз, текила два, текила три. Бармен, умри. Какая гадость. И он до сих пор не нашел то, зачем пришел. Тут все какие-то одинаковые, но совсем не похожие на его чертенка.
Девчушка, намалеванная как шлюха, пялилась на мужчину как на жертву, в мыслях уже планируя свадьбу на Мальдивах, медовый месяц на яхте и троих детишек. Как же это забавно. Давид поворачивается к залу и почти сразу цепляется взглядом за белесую макушку с фиолетовым оттенком в неоновом свете. Какая ужасная музыка. Они это слушают, танцуют под это, им это нравится? Ему тоже?
Наблюдает, не отрывая взгляда, за тем, как изгибается его тело в танце, как он гармонично выглядит среди этих людей, в течении этой музыки, в этом освещении. Это красиво. Этим действительно можно любоваться. Мальчишка пышет молодостью и жизненной энергией. В пределах дома он был статичен, а здесь, в движении, он совсем другой, и он выделяется среди остальных. Юнец пьян, расслаблен, ему хорошо. Стоит ли сейчас лишать его этого?
«Посмотри на меня». Без участия телепатии, без тени вампирских способностей, мужчина зовет его к себе мысленно, чувствует, что если между ними и есть какая-то судьбоносная связь, то проявиться она может именно сейчас. «Смотри. На. Меня». Толпа меняется, перетекая, кто-то проходил мимо, то скрывая его, то проявляя во всей красе, образуя брешь, но он видел его сквозь всех, видел его насквозь, ощущал его присутствие, а в висках - биение его сердца.

Отредактировано Давид Цепеш (04.10.2014 16:58:34)

+1

22

Тяжелые гитарные рифы, рваные карданные дроби и грубые завывания вокалиста сливались в одну неподражаемую какофонию звуков, которую способны были понять только  подростки. Такие же горячие, неудержимые и мятежные, как и сама музыка.  Остальным она казалась дьявольскими звуками, которые ни один нормальный человек не назвал бы музыкой, но для них, двигающихся под дикие звуки, она была идеальной. Она отражала их внутреннюю суть, их немой протест против общества, правил, и всех взрослых, которые загоняют их в рамки, ограничивают свободу и заставляют подчиняться.   Она была их маленьким культом, своеобразной религией для  избранных. Секс, наркотики и рок-эн-ролл. О да, это была их религия, будто они все вернулись в далекое прошлое, в то время, когда только зародилась эта своеобразная культура.  Но все эти рваные одежды, безумные прически и макияж не были простой данью моде. Это было отражением их внутреннего мира, их протеста против системы, они действительно жили этим и верили в то, что правы.  И Микки ничем не отличался от них, таких же как и он, подростков, двигающихся под рваные ритмы музыки  в понятном только им одним танце. Это была его  стихия, его жизнь. Тут он вырос,  тут он формировался  как личность, вбирая вместе с первыми глотками алкоголя, который заменил ему материнское молоко, непростые законы жизни.   Его пьянила сама атмосфера,  непередаваемая смесь запахов табака, травки и пота,  которую невозможно было спутать с чем-то другим.  О, как ему не хватало всего этого в идеальной квартире, рядом с не менее идеальным хозяином.  Хоть и манила его  сытая и полностью  обеспеченная жизнь, но променять полную свободу на золотую клетку он не мог и не хотел.  И  очень остро это понимал, осознавал, что рано или поздно не выдержит и  сбежит из клетки, даже не смотря на то, что за ее пределами его ожидает  не вполне приятная и быстрая смерть.  И как же он был благодарен, что Давид разрешил ему, пусть и на один вечер, но вернуться в привычную для мальчишки атмосферу.  Это было необходимым глотком свободы,  и теперь он готов был вернуться в роскошные апартаменты и дальше старательно грызть гранит науки, надеясь, что потом его наградят еще одним небольшим выходным.
Он не услышал беззвучный зов, скорее почувствовал  всем телом горящий, нетерпеливый взгляд.  Внутри волной взметнулась  радость на грани эйфории, каким-то шестым чувством он понял, что взгляд принадлежит Давиду. Нетерпеливо развернулся, не  прекращая танцевать, и сразу зацепился глазами за вампира.  Его невозможно было не заметить и спутать с кем-то еще.  Как колосс, он возвышался над мечущимися юнцами,  невозможно прекрасный и элегантный в строгом костюме, который смотрелся совсем дико в этом маленьком мирке анархии.  Его взгляд завораживал, будоражил кровь похлеще  любого наркотика, Ему хотелось подчиняться. Микки еще какое-то время продолжал танцевать в толпе, играя в гляделки с хозяином. Сейчас он совсем не замечал, и не осознавал, что в его движениях  куда больше звериного, чем человеческого, они были наполнены неуловимой грацией, диким  изяществом и гибкостью, не доступной простому человеку.  Не замечал он и того, что танцующие рядом бросают на него совсем не двусмысленные взгляды и стараются оказаться как можно ближе. Разгоряченный мальчишка видел только Цепеша, своего хозяина, и только он имел для него значение. Всего какой-то десяток шагов ему потребовалось сделать, чтобы дойти до него, а потом  крепко прижаться разгоряченным телом к холодной материи костюма, не обращая ни на кого внимания. Руки обвили мужчину за талию, мальчишка буквально вжался в Давида всем  телом,  с упоением вдыхая его запах и   едва ощутимо урча от удовольствия, как большой кот. Он не знал, сколько сейчас времени, и как здесь оказался мужчина. Это уже не имело значения.  Главное что он рядом, пришел за своим непутевым подопечным. Подросток еще сам этого не осознавал, но уже окончательно подсел на  непростой наркотик по имени Давид Цепеш.  И он уже был ему бесконечно благодарен, предан, и любил его так, как способны только бродячие псы, которым незнакомец протянул  лакомую кость.

+1

23

Чем больше мужчина смотрел на своего подопечного, тем отчетливее осознавал, что эту пташку не удержишь надолго в золотой клетке. Наблюдая за ним сейчас, он видел, как парнишка соскучился по такому времяпрепровождению, и как он угасал в его квартире с каждым днем. Во взгляде мелькнул янтарный отблеск, словно волк взывал к животной сущности оборотня, и он любовался ее проявлением в каждом движении, в каждом жесте, и этот взгляд... Он принял участие в этой игре, не отрывая глаз от котенка, внешне оставаясь холодным и неприступным. Внутри же клокотало желание, немного злости и легкий налет ревности при виде чужих тел, окружающих его собственность. Но все эти эмоции гасила мимолетная грусть. Как ни крути, Яну всегда будет милее свобода, нежели жизнь вневоле. Придется ему предоставить больше прав.
Но как же грело душу то, что мальчишка танцевал для него. Это явно читалось во взгляде, адресованном вампиру, и ему стало все труднее выжидать и стоять на месте. Хотелось прижать его к себе и ощущать всем телом его движения, возбуждаясь с каждым прикосновением и махом бедер. Когда мужчина готов был уже сорваться с места и взять его прямо там, посреди танцующей толпы, оборотень сам сделал шаг навстречу, и ожидание больше не томило душу и не толкало на необдуманные поступки. Как же он горяч и как сильно от него пышет страстью. Это затуманивало разум. Давид взял подростка за подбородок и с жаром впился в желанные губы долгим и мучительным поцелуем. Свободная ладонь скользнула под одежду, прошлась по спине сверху вниз, остановилась на ягодицах под тканью белья, сжала по-хозяйски, тесно прижав к себе. Сквозь поцелуй послышалось рычание, за ним последовал укус, болезненный, но любовный, а янтарный взгляд мельком прошелся по мешающимся рядом людям. О, происходящее ничуть никого не удивило, разве что заставило раствориться в толпе ту наивную нимфетку. Это Европа, детка. Если бы Давид был чуть более внимателен к окружающим, то заметил бы парочку лесбиянок в метре от себя, и еще целующихся парней. Это нормально здесь, у молодежи такие свободные взгляды, взращенные в атмосфере европейской толерантности. Поэтому было бы прелестно заняться любовными утехами на барной стойке, но Цепеш слишком жадный, поэтому стоны подопечного должны быть услышаны только им, не говоря уже о его обнаженной заднице.
Мужчина с трудом оторвался от льнущего подростка, схватил его за руку и потянул за собой через толпу беснующихся детишек. Первой мыслью, конечно, был туалет, но даже непривередливому Давиду вонизм в местных уборных мог бы подпортить настрой. Решение нашлось быстро, на выходе из клуба поджидал автомобиль, в который он быстро затолкал Яна, сел за руль, и отъехал в ближайшую темную подворотню, подальше от любопытных глаз.

+1

24

Жаркий поцелуй был самым логичным продолжением  крепких объятий. И это ничуть не смутило мальчишку, он наоборот  теснее прижался, приподнимаясь на носках и невольно выгибаясь в спине под напором собственнических рук.  Возбуждение моментально отозвалось дрожью во всем теле,  парнишка  не мог уже ни о чем другом думать, кроме как поскорее ощутить на себе тяжесть  тела хозяина.  Возможно, просто сказывалось опьянение не  только от алкоголя, но и от общей атмосферы вседозволенности, свободы и порока.  И  Ян ничуть не возражал, если бы мужчина прямо тут нагнул  бы его, посреди зала.  Все тормоза уже давно сорвало,  и  в юношеском мозгу  больше не существовало слова «нет».  Он  несдержанно  замычал,  почувствовав укус,  и не преминул куснуть в ответ, хоть и совсем легко. Отрывать от себя мальчишку Давиду пришлось чуть ли не силой, подросток совсем не хотел отпускать из цепких ручонок своего хозяина, но  тот был непреклонен.  Но  он знал, чувствовал, что их желания сейчас очень схожи, и думают об одном и том же. Яну пришлось чуть ли не бежать следом за вампиром, когда тот потащил его за собой через толпу, но он был чертовски рад покинуть душный клуб вместе с  Давидом.
Знакомая машина, не менее знакомое переднее пассажирское сидение и рев двигателя.  Мальчишке потребовалось всего несколько минут, чтобы отдышаться, перевести дух  и оценить ситуацию. Давид – машина – темный переулок. Они, действительно, мыслили одинаково. Ян довольно облизнулся, искоса глянув на мужчину. Рука его уже сама своевольно прошлась по  чужому бедру, и накрыла пах, нетерпеливо поглаживая.  Он не сомневался в своих действиях,  просто знал, чувствовал, что это именно то, что сейчас надо и чего хочется им обоим. Ловкие пальцы уже расправились с ремнем и застежкой брюк, ладонь скользнула под белье, сжимая горячую плоть и  высвобождая ее из тканевого плена. Микки  с ухмылкой глянул на хозяина, проводя языком по   своим губам, и   склонился к его бедрам. Горячий  язык тут же прошелся по бархатной головке,  по всему стволу,  любовно обводя каждую выступающую венку. Впору было  заурчать от удовольствия,  будто это он был на месте Давида. Сейчас подросток испытывал  какой-то немного иррациональный  прилив  чувств к вампиру,  но выразить он его мог только одним знакомым ему способом. Губы уже во всю скользили  по стволу,  то мягко обволакивая,  то крепко сжимая, впуская  член глубоко в расслабленное горло,  ненасытно, нетерпеливо. Мальчишку уже изрядно потряхивало от возбуждения,  и хотелось только одного -  чтобы хозяин его взял. Места было катастрофически мало, но тело действовало  быстрее разума. Свободная рука нырнула под водительское сиденье, нащупала нужный рычаг, и кресло плавно отъехало назад. Не так уж много места освободилось, но его оказалось достаточно, чтобы мелкий пацан ловко перебросил ногу  и уселся мужчине на колени.  Пришлось нагнуть голову,  но  это было то что нужно.  Покрасневшие губы  прошлись по хозяйской шее, опаляя кожу горячим дыханием, и припали  к местечку за ухом, оставляя едва заметный след.

Отредактировано Ян Рувье (05.10.2014 17:21:19)

+1

25

Пока мужчина заглушал машину, выключал фары и гасил внутренний свет, мальчишка резво принялся за дело. О, как же приятно это удивляло. Хотя удивляться на самом деле и нечего, он всего лишь пьян. Вот уж нашел себе развлечение на старости лет мудрый вампир - трахать пьяного несовершеннолетнего подростка в подворотне на переднем сиденье машины. Романтика, чтоб ее.
Но все мысли и зарождающиеся сомнения бросились врассыпную, как только теплая ладошка коснулась паха с вполне четким намеком, а его взгляд и ухмылка... Черт возьми, тут просто невозможно устоять, и Давид неожиданно для себя шумно выдохнул и довольно замычал, когда мягкие губы начали ласкать его с такой самоотверженностью. Вампир позволил себе почти не принимать участия в этом, лишь запустил руку в пряди на затылке и чуть сжал у корней. Парнишка прекрасно знал, что делал, и как же потрясающе у него получалось. Похоже, это все же его призвание, оставалось только надеяться, что не единственное. Как же хорошо. Мужчина блаженно прикрыл глаза и откинулся на спинку сидения. Весь его мир сейчас сосредоточился на бархатном язычке и бесстыжих губах, ритмично скользящих по самому сокровенному, и он не мог оставаться безмолвным, когда головка упиралась в податливое горло, отзываясь едва слышными, но самыми искренними стонами.
Но больше всего его поражала собственная пассивность, он с удовольствием позволял Яну руководить, и это не вызывало никаких противоречий, он просто не мог об этом думать. Как только оборотень смело оседлал его, Давид тут же перехватил инициативу, напоминая парню, кто тут хозяин. Мигом расстегнул чужие джинсы, схватил за ягодицы, грубо сжал и в спешке сдернул ткань с желанной задницы, спуская почти до колен. Только вот прикосновение к маленькой тайной эрогенной зоне за ухом снова заставило его замереть и зажмуриться от удовольствия, а после настойчиво впиться в припухшие губы горячим поцелуем. Потому что нефиг ему раскрывать секретные слабости Цепеша. Мужчина приподнял чужие бедра, помогая устроиться удобнее, и пока поцелуй относительно отвлекал мальчишку от всего остального, начал постепенно опускать на свой стояк, терпеливо медленно насаживая в надежде сберечь юную пятую точку от болезненного вторжения. Но атмосфера была накалена до предела, желание явно довлело над всеми убеждениями, церемониться и нежничать совершенно не хотелось, так что в следующее мгновение он рывком осадил мальчишку, врываясь до упора и едва сдерживая собственный стон. Боги, он же как новенький, лишь бы выдержал такой натиск, не девственник же все-таки. Устроил маленькую передышку, наслаждаясь горячим пульсирующим телом в своих объятиях, целуя губы, щеки, шею и плечи и бессовестно оголяя желанное тело, поспешно избавляясь от лишних элементов одежды.

Отредактировано Давид Цепеш (05.10.2014 20:50:19)

+1

26

Заметил реакцию вампира на невинное прикосновение. И запомнил, поставил мысленно галочку в списке   чувствительных местечек хозяина. С готовностью прильнул к чужим губам, нетерпеливо целуя,  ерзая у мужчины на коленях в надежде устроиться удобнее. И наконец долгожданное давление внизу,  такое аккуратное и терпеливо.  Мальчишка податливо повел бедрами,  чувствуя, как горячая головка преодолевает сопротивление тугих мышц, а в следующую секунду  дернулся всем телом, не сдержав болезненный стон. Как же, так и дал ему вампир сделать все аккуратно, мягко.  Но жаловаться подростку было не на что.  Эта боль несла в себе какое-то сокровенное удовольствие, которое способен понять только тот, кто добровольно соглашается принимать ее от  близкого человека. Ну, или же вампира.  Подросток судорожно вцепился пальцами в  спинку кресла, судорожно втягивая воздух, довольно жмурясь от невесомых поцелуев.  Двинул бедрами раз,  другой,  постепенно  привыкая.  И еще раз, смелее,  глубже насаживаясь на каменный стояк мужчины. Тихо застонал, утыкаясь носом в висок.  Так хорошо, почти идеально. И не важно, что слишком тесно  на переднем сидении авто, что мелкие пуговки хозяйской рубашки неприятно царапают разгоряченную кожу. Ян двигался рывками, нетерпеливо и резко опускаясь и приподнимаясь, постепенно наращивая темп, насколько позволяли стесненные условия.
Судорожное хриплое дыхание срывалось с искусанных  губ, движения постепенно становились быстрее,  стоны удовольствия невозможно было сдерживать. Подросток  разорвал очередной жаркий поцелуй,  мазнул губами по щеке, и прикусил край чужого уха.  Он был слишком разгорячен,  слишком перевозбужден, и  просто не мог долго справиться со стремительно нарастающим удовольствием. Всего несколько движений ладони по пульсирующему члену понадобилось ему, чтобы достичь финала. С протяжным стоном уткнулся хозяину под ухо, прижимаясь к нему тесно,  ощутимо дрожа в его руках и продолжая двигаться по инерции, плотно сжимая внутри  горячий ствол.

+1

27

Снова дал время, инициативу в качестве извинения за грубость. Это шаловливое состояние в темноте, тесноте, спешке, суете, с горящими от страсти глазами и жгучим дыханием, заставляло его чувствовать себя простым смертным, молодым мужчиной, идущим на поводу у своих желаний. Как же иногда это бывает нужно и приятно.
Вся его возня с одеждой не увенчалась успехом, тряпки лишь раздражали тем, что оставляли некий барьер между их телами, но мужчина забрался под ткань горячими ладонями, и этого было достаточно. Руки беспорядочно блуждали по груди, терзая соски, по бокам и спине, но каждый раз возвращались к излюбленным местам - бедрам и ягодицам, чтобы вновь задать темп, легко подбрасывая мальчишку на себе и рывком осаживая до упора. Надо отдать ему должное, оборотень сам двигался со всей прытью и буйным желанием, так что смело можно почаще разрешать ему оседлать себя. Так нетерпеливо, поспешно, резво и резко, и оттого так сытно, эмоционально, мощно.
Давид целовал его со всей страстью, а после поцелуи переросли в нечто нежно-звериное, с покусываниями и рычанием, и с каждым разом он вдыхал его стоны, наслаждался ими и требовал еще грубыми движениями. От ответного укуса он зарычал грозно и машинально шлепнул парня по голой заднице. Ему это очень понравилось. И укус, и звук от шлепка, все вместе. Как же это он упустил момент, когда юнец приступил к рукоблудию? Поздно. Вампир чуть не взвыл, когда мальчишка весь сжался во время разрядки, и едва не кончил сам, но движения продолжились, и он нагнал партнера еще через несколько мгновений, прорычав в голос сквозь стиснутые зубы. Это было неожиданно шикарно и заставило лишний раз убедиться в нечаянном выборе, который оказался верным.
Сквозь шумное дыхание прошептал его имя, ощущая прикосновения горячих вздохов на шее и мимолетно - мягких губ. Дрожащее тело он обнял почти бережно и невольно заулыбался. Затем последовали непривычные для Давида нежности после секса - легкие поцелуи, игривый укус ушка, взъерошенные пятерней волосы парня. И такое простое, человеческое желание покурить. Даже забавно.
Цепеш, чуть потревожив тушку, восседающую на его важной персоне, потянулся к бардачку за сигаретами, выудил пачку и обнаружил то, о чем уже забыл. Помимо курева он достал из плоской коробки кожаный ошейник в панковском стиле, с надписью "Собственность Давида Цепеша" на внутренней стороне. Эту вещичку он собирался подарить мальчишке в несколько другой обстановке и немного с другим посылом, но...
- Это тебе. Я хочу, чтобы ты носил это, когда куда-то уходишь без меня. Ты мой... - Пес. Псы носят ошейники. Но он кошачий. Не складывается. Питомец, слуга, раб? Как грубо, после такого... Мужчина задумался, но эту задумчивость умело завуалировал отвлекающим маневром - взял губами сигарету из пачки, еще одну сунул в губы Рувье, ну, чтоб не трепался шибко, и пламенем зажигалки подкурил сразу обе, соприкоснувшиеся краями.
Салон наполнился дымом, затмевающим запах секса и разгоряченных тел, и молчанием. Пауза. А еще оборванец испачкал его рубашку. Правда, белое на белом было не так заметно, но сам факт... Простительно.
- Я дам тебе больше свободы. Ты сможешь уходить из дома куда захочешь и я не буду тебя контролировать. Но... Представь, что ты золшука, а это... - Указал на новенький кожаный аксессуар, - твоя туфелька.
Давид как-то с трудом сосредотачивался на том, что говорил, потому что боролся с желанием снова поцеловать мальчишку. Сделал еще паузу, пытаясь сопоставить свою речь со здравым смыслом, движением губ отправил сигарету в один уголок, глубоко затянулся и выдохнул через другой.
- Ты можешь не сообщать мне, что куда-то уходишь, но всегда должен вовзращаться в назначенный час. Твоя задача - оказаться дома до моего прихода. Ясно?

Отредактировано Давид Цепеш (05.10.2014 21:34:49)

+1

28

Каким удовольствием было  слышать свое имя из уст хозяина, особенно в такой момент.  Такие непривычные и оттого еще более желанные ласки, нежные поцелуи  и почти бережные объятия. Мальчишка совсем растаял в хозяйских руках, прильнул всем телом, довольно жмурясь. Ради таких мгновений стоило жить, стараться угодить хозяину и получать потом в награду немного ласки и тепла. Как бы ни мила была ему свободная жизнь, но  без таких мгновений будет уже очень тяжело. Они были действительно  бесценными.
Шевелиться не хотелось абсолютно, но пришлось, сдвинулся немного  в сторону и поерзал чуток, с каким-то странным удовольствием ощущая, что самая интересная часть  вампира все еще находится в нем.  Не смог  сдержать тихий смешок, пристраивая голову на плече Давида и одним глазом наблюдая за его действиями. При виде сигарет заметно оживился , но все же сдержался,  не выхватил пачку из рук мужчины, решил не наглеть. И правильно сделать.  В руках вампира, помимо сигарет,  был самый настоящий ошейник. Мальчишка удивленно уставился на него, отстраняясь от хозяина, насколько позволяла теснота авто. Такого он, конечно, не ожидал.  Взял в руки кожану полоску с небольшими металлическими заклепками, повертел, немного хмурясь. Такие вещицы ему определенно нравились, и были в его вкусе. Но вот надпись… Хорошо что хоть она была на внутренней стороне и совсем незаметна для посторонних.  Как ни странно,  такой своеобразный подарок не вызвал в душе никакого протеста, лишь удивление. Парнишка пожал плечами,  с удовольствием затягиваясь предложенной сигаретой, глянул на вампира, прищурившись и  всунул ошейник обратно ему в руки. «Твой так твой,  я ж не против…».  Немного подался вперед, приподнимая голову и вытягивая шею,   с недвусмысленной просьбой нацепить «украшение» на своего питомца. А сам слушал, что ему говорил мужчина, и мотал на ус.  Больше свободы это хорошо, даже очень хорошо.  Жаловаться было не на что, и если вампиру так хочется,  Ян был совсем не против поносить такой ошейник. Тем более, что он был очень даже  крутой. Подросток довольно ухмыльнулся, немного оттягивая пальцами кожаную полоску на шее,   и понятливо угукнул. Ясно,  как же иначе.  Еще б только понять,  во сколько вамприр обычно приходит домой, так вообще все было бы шикарно.  Как-то пока не наблюдал Рувье никакой системы в его приходах и уходах.
Первая сигарета  закончилась слишком быстро,  парнишка с  легким разочарованием выбросил окурок в приоткрытое окно и нехотя приподнялся.  Все это было замечательно, но  до сих пор оголенная задница начала уже подмерзать. Он кое-как подтянул джинсы  с бельем,  недовольно пыхтя и ерзая в тесноте, неловко плюхнулся обратно на соседнее сидение и уже там привел себя в относительный порядок.  Без Давида сразу стало как-то  неуютно и холодно.  И подросток не мог отказать себе в еще одной вольности.  Подался обратно к мужчине и  накрыл его губы своими, мягко и неторопливо целуя. Такая вот маленькая но искренняя благодарность, которая сопровождалась не менее искренней улыбкой, когда мальчишка уселся обратно на свое сидение.
Только сейчас, когда все волнения улеглись, Ян почувствовал что чертовски устал, и  ко всему прочему успел продрогнуть без крепких объятий.  С легким сожалением понял, что толстовка то  его осталась где-то в клубе, ведь Давид утащил за собой его в одной драной, свободной футболке. Ну ладно, невелика потеря.  Немного поежившись, подросток удобнее устроился в мягком кресле,  чуть поворачиваясь в сторону водителя. Только сейчас заметил, что за окном уже мелькают огни ночного города а машина едва ощутимо вибрирует  от работающего мотора. А значит скоро они будут дома. Ян едва заметно улыбнулся, разглядывая идеальный профиль хозяина, с запозданием понимая, что у него теперь действительно есть дом.

s01e5
8.09

За свою недолгую жизнь Яну довелось многое повидать и пережить.  И просыпаться  приходилось в самых разных местах и при разных обстоятельствах. Но последние недели его утро было однообразным до безобразия. Одна и та же  постель, чистая, мягкая и широкая, в роскошной квартире рядом с роскошным мужчиной. Ну, или без оного.  Но это все равно не особо вносило разнообразие в его  утро.  Разве что от этого зависело наличие или отсутствие утреннего секса. И мальчишка не жаловался, такая стабильность и неизменность приносила особый кайф. Это было в разы лучше, чем просыпаться в холоде фиг пойми где.
Вот только это утро несло в себе  еще одно небольшое  отличие – похмелье. Совсем слабое, все же его организм давно привык к  убойным дозам алкоголя, но оно было. Неприятный сушняк и легкая головная боль немного портили утреннюю картинку, но поправить ситуацию  должно было наличие хозяина рядом. Вот только парнишку  почему-то  никто не обнимал, хотя вампир всегда норовил прижать его к себе покрепче, когда оставлялся на ночь.  И Ян  точно помнил, что засыпал, прижимаясь  к теплому телу. Невольно поморщившись, подросток  облизнул пересохшие губы, немного поерзал и снова затих, решая, отправиться ли на поиски Давида, или же  продолжить дрыхнуть. Спать вроде не хотелось, а значит, самое время было отрывать свою тушку от  постели, приводить себя в порядок и заняться делами. Мысль о том, что ему  еще предстоит  сделать уйму заданий до завтра к приходу преподши, его совсем не радовала. Но делать надо было, тем более, что она обещала рассказать кое-что интересное про тот самый сорок третий год, если он все сделает. И поэтому мальчишка  зевнул, лениво разлепил глаза и повернул голову с сторону, где обычно спал вампир. Вот только вместо голубых человеческих глаз на него  уставились янтарные, которые принадлежали зверю. Ян завис на пару секунд,  соображая, не снится ли это ему, но когда зверюга зевнула во всю пасть, подросток испуганно завопил и инстинктивно  рванул в сторону. И конечно же грохнулся с кровати, запутавшись в одеяле.  Мальчишка во все глаза уставился  на самого настоящего матерого волчару, который вольготно развалился на  постели,  даже забыв как дышать.
- Какого черта… - едва слышно выдохнул,  отползая подальше от зверя,  пока не уперся спиной в стену. Так страшно ему еще никогда не было. Внутри все замерло и похолодело, только сердце как бешеное колотило о ребра.  Не то, чтобы он боялся волков, но эффект неожиданности сделал свое дело. Спросонья парнишку чуть не хватил кондратий от такого. Немного придя в  себя,  Ян судорожно  втянул воздух, все еще неотрывно глядя на зверя. Сейчас его интересовало только одно – какого черта вообще происходит, и что за подлянку устроил ему хозяин.

Отредактировано Ян Рувье (04.11.2014 20:17:58)

+1

29

Это было странное утро. Настолько странное, что лишний раз усомнишься, а не сон ли это, или плохой лизергиновый трип. Обнаруживаешь себя в знакомом месте, но в незнакомом состоянии беспамятства и силишься вспомнить, что же с тобой могло приключиться во мраке ночи.
Давид открыл глаза, и в нос тут же ударил запах незнакомой человеческой крови. Источник его был прямо в зубах вампира, и поначалу он подумал, что это безжизненная и обескровленная шкурка какой-нибудь канализационной крысы. Но даже его волк слишком горд, чтобы лезть в подобные места и охотиться на такую сомнительную потенциальную пищу. Выплюнув этот неведомый кусок непонятно чего изо рта, он привстал на кровати и взял ее в руки, чуть принюхался. Это оказалась всего-навсего толстовка, отдаленно пахнущая его подопечным. Несколько свежих пятен крови, как брызги краски, впитались в ткань. Сразу же в его памяти яркими кадрами начали вспыхивать воспоминания о прошедшем вечере. Вот черный волк шастает по ночному городу, вот он проходит по знакомой подворотне, где на него осмеливается напасть какое-то шерстяное пугало, от которого пахло бродячей мокрой псиной, вот и знакомый клуб, из которого он забрал Яна, вот сонный уборщик собирается выкинуть в мусорный контейнер знакомую тряпку, вот черный волк вгрызается в его руку и сжимает пасть, пока не слышит хруст костей. Экран гаснет, Давид снова обнаруживает себя в своей кровати, в своей комнате, в своей квартире, и его отвлекает теперь нечто другое. Странный зуд в области шеи, на затылке. Он садится на кровати, откидывает чертову толстовку на пол, протирает шею ладонью, склонив голову в одну сторону, затем в другую, до приятного похрустывания. Чешется. Зуд за ухом, между лопатками, вдоль позвоночника вплоть до поясницы. Что за чертовщина. Мужчина был слишком чистоплотным, чтобы предположить, что ему нужно помыться и все пройдет. Он припомнил, что подобное уже с ним случалось, и тогда он выявил для себя простую истину - не связываться с бездомными городскими животными. У них какой-то особый тип мерзкой заразности, после встречи с такими появляется ощущение, что искупался в море мусора, где на дне вместо песка - блохи. Видимо, это они так сильно тревожили его волка, что фантомный зуд передавался и в человеческой ипостаси. Разве они не должны были сдохнуть при превращении? Что за нелепая напасть.
Вампир чертыхнулся, плюхнулся обратно на подушку, посмотрел на спящего Яна, на секунду задумался, а чего это его бродяга не блохастый? Не найдя ответа на эту мистическую загадку, Давид уставился в потолок и попытался отвлечься от навязчивого желания почесаться, даже попробовал изогнуться и дотянуться левой рукой через правое ухо к спине, но это было безнадежной махинацией. Он знал, что путь один - обернуться волком и попытаться избавиться от этой гадости, пока она не размножилась и пока не проснулся парень, не хватало еще его шокировать с утра пораньше процессом превращения. Правда, волк в постели наверное тоже его несколько удивит, но это мелочи.
Превращение заняло чуть больше времени, чем обычно. Сказывалось постоянное желание почесаться, сменяющееся желанием вгрызться в зудящее место зубами. Дальше - хуже. Приняв форму зверя, он уже не мог противостоять его желаниям, и начал позорно так, чисто по-собачьи пытаться выгрызть букашек из своей шерсти. Хорошо, что Ян этого не видит, слава богам. А еще блохи стали ощущаться так отчетливо, что ему казалось, что он ощущает, как эта мелочь приземляется своими микроскопическими лапками на его звериную шкуру, как безжалостно кусает его своими малюсенькими зубками. Едва не заскулил, до того обидно стало. И ведь не первый раз, и может даже ему повезло, что с ним именно Рувье, а не кто-нибудь другой, мальчишке-то явно будет не до смеха. Когда волк почуял, что ритм дыхания парня сменился, и тот начал просыпаться, то тут же лег на кровать покрасивше, чуть дергая хвостом и пытаясь бороться с чесоткой, вытянул лапы, поднял голову и чуть повернул ее в сторону парня. Постепенно человеческому разуму удалось абстрагироваться от ужасного состояния, он стал думать о том, что надо бы заслать мальчишку в магазин за шампунем, а еще придется поменять простыни, ведь лапы волка все в уличной грязи, морда в крови, а шерсть уже немного свалялась. Да, не только человеческую внешность приходится приводить в порядок, такова расплата Цепешей за их родовую способность. Или у Давида одного так, а у остальных всегда идеальная лоснящаяся шерсть, они не ловят блох, и лапы не ломит от желания побегать, а пасть не сводит от желания поохотиться? Тогда это жутко несправедливо. Впрочем, скоро начнется веселье.

Волк сдержанно, почти не шевелясь и тихо дыша через нос, наблюдал за пробуждением Яна. Теперь он стал раздумывать над тем, что же было бы предпочтительнее - обнимать его сейчас человеческими руками, создавая привычно-приятное утро, или же показать ему своего зверя, раскрыть завесу тайны и застать врасплох. Впрочем, выбор уже был сделан, блохастый заметил, что парень его наконец увидел, отвернул морду и зевнул во всю пасть, демонстрируя желтоватые клыки и распространяя гнилостный запах. Это невинное действие произвело нужный эффект, зверь навострил уши, вслушиваясь в щемящие нотки испуганного вопля. Безумно захотелось улыбнуться, а потом и вовсе рассмеяться, но ни у волка, ни у внутреннего голоса такой способности не было, только нечто похожее на смешок, и тихое фырканье зверя, но это не сравнится с настоящим, искренним, человеческим смехом. Хотя смешного тут особо ничего и не было, такая реакция была почти у всех, кто впервые видел Давида в шерстяной ипостаси, но у мальчишки получалось лучше, чем у остальных. Его взгляд, рассеянные движения, почти комическое падение, нелепая попытка оказаться как можно дальше, шепот дрожащим голосом, и этот стук сердца, отдающийся молотом о наковальню в чутких ушках волка. Теперь он действительно забыл о своих маленьких друзьях, или они просто утихомирились сами. Волк поднялся на кровати, медленно подошел к краю и спрыгнул на пол. Янтарные глаза держали контакт с человеческими, он врывался в его сущность одним только взглядом, ввинчивался глубоко в душу, узнавая все его желания и страхи. Давид медленно приближался на мягких лапах, чуть цепляясь когтями о ворс прикроватного ковра. Он подошел почти вплотную, когда начал говорить. Нет, не говорить, а вещать в чужую черепушку на родном человечьем и привычным голосом.
"Тише. Не делай резких движений". Волк сел и вдруг тихо скульнул, весь изогнулся, почти сворачиваясь в калачик, и зарылся носом в основание хвоста, пытаясь выкусить мелкого гада. Нда. Неловко вышло. "Не узнал?". Снова почти улыбка, она ощущается в интонации, чувствуется, читается, витает между зверем и человеком. Шутник. "Это родовая способность Цепешей. Все мы волки. Вампиры, но волки." Зверь выпрямился, подошел ближе, чуть рыча. Ну так, чтобы не расслаблялся. "Тебе - партийное задание. Иди в магазин на углу, купи шампунь... От блох. И пасту с щеткой. Для собак". Как же позорно все это транслировать в чужую голову. Хорошо хоть, что это не нужно говорить вслух. Смущенный Давид - это как комета, бывает только раз в сто лет. И с прошлого раза этот век еще не прошел.

+1

30

Ян завороженно наблюдал за  неторопливыми  действиями зверя, и никак не мог понять, откуда    он  вообще взялся. Он не мог  отвести взгляда от янтарных глаз, будто боялся,  что  одно только это спровоцирует волка.  Но когда в его  мозгу раздался знакомый спокойный голос, вздрогнул от неожиданности, а шальной взгляд метнулся из стороны в сторону. Теперь мальчишка почти уверился,  в том, что свихнулся. В пору было начать рвать на себе волосы и истерично хихикать.  Рвать было особо нечего,  но с губ все же сорвался  нервный смешок, когда зверь начал  совсем по-собачьи выкусывать живность из основания хвоста. «Еще и блохастый… шикарно..». Ян шумно выдохнул, покусывая  от волнения губы. И снова голос Давида… Не узнал? Да как тут узнаешь… Парень настороженно глянул по сторонам, стараясь не выпускать зверя из поля зрения. Происходящее казалось не вполне реальным, будто он все еще спал  и все это пьяные глюки. А ведь эта зверюга, кажись еще и потешается над его растерянностью, скалится, будто в улыбке.
Парнишка хмуро смотрел на  него, потиху соображая, переваривая прозвучавшие в голове слова. Поверить в то, что перед ним  хозяин было сложно, но никаких более логичных объяснений не было. Ян буквально вжался в стену, когда зверь зарычал и придвинулся ближе, невольно задерживая дыхание. Такого он точно не ожидал, и подобная просьба была.. комичной.  Его грозный хозяин, господин Цепеш, способный одним взглядом нагонять ужас… страдает от блох.  Мальчишка поджал губы,  с трудом сдерживаясь, чтобы не заржать, бочком по стеночке отполз в сторону, чтобы волчара ненароком его не куснул, и все же тихо захихикал. Слишком сложно было сдерживаться,  хоть и понимал, что смеяться на Цепешем равносильно самоубийству.  Но парнишка посчитал такую вольность заслуженной. Нечего было его пугать спросонья. Повторять дважды ему не пришлось, Ян  не хотел, чтобы его многострадальная задница познакомилась его и с челюстью волка.  Он оперативно натянул вчерашние джинсы и футболку, и быстро сбежал на первый этаж.
Это утро было  уж слишком странным, и прохладный ветер на улице да крепкая сигарета неплохо помогли проснуться окончательно.  Все его мысли сейчас вертелись вокруг хозяина и того, какого же это, иметь возможность менять облик. Раньше он лично оборотней видел лишь издалека,  да и то они были в человеческом облике. И подобное знакомство со зверем взволновало и всколыхнуло внутри неизвестные ранее чувства.  И хотя это была весьма крутая способность, Ян поймал себя на том, что не хотел бы ее иметь. Человеческие качества его вполне устраивали.
Поход в нужный магазин занял не более пятнадцати минут, Рувье с чувством выполненного долго вернулся домой, на ходу зевая, поднялся в спальню и обнаружил Давида все там же.  От одного взгляда на чешущегося зверя захотелось посмеяться. Но мальчишка лишь улыбнулся, соображая, как же ему обращаться к волку. Давид? Хозяин? Или может волчарка? Все звучало сейчас нелепо, а сам себе Ян казался умалишенным.
- Эм… Будем мыться?.. Хозяин…

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [24.08.2066] who's your daddy