КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [24.08.2066] who's your daddy


[24.08.2066] who's your daddy

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Смеется, сорванец, совсем страх потерял.
Давид и сам бы посмеялся вдоволь, если бы это случилось не с ним. В прошлый раз это было не так унизительно и не так сильно его тревожило, все было в пределах нормы, не говоря уже о том странном провале в памяти, вызванном... Даже непонятно чем, странно все это.
Может, виной тому было слишком частое и близкое присутствие оборотня? Есть в этом смысл, особенно если учесть, что Ян своего зверя не признает. Вдруг вампир теперь отдувается за двоих? Впрочем, разбираться в этом нет смысла, нужно просто по-быстрому решить проблему и забыть о ней, как о страшном сне. Благо, в наше время универсальные средства для пушистых друзей и необузданных хищников помогали с первого применения.
Когда мальчишка покинул комнату, волк уже не сдерживался, вовсю выкусывал мелких паразитов из шерсти, не особо успешно, но зубы чесали кожу, поэтому и зуд становился легче. Под конец ожидания он уже развалился на кровати в самой бесстыдной собачьей позе, на спине, и терся хребтом о белые простыни. Зверю хорошо, а Давид нервно курит в сторонке, закрывает глаза ладонью и делает вид, что это все не он.
За всей этой увлекательной комедией в одном действии с одним актером он чуть не упустил момент, когда парень вернулся. Благо, чуткий волчий слух уловил хлопок входной двери и шаги, приближающиеся к комнате. Как бы расперло мальчишку от смеха, если бы тот увидел его в таком состоянии. Но зверь успел извернуться и принять достойнейшее положение - передние лапы ровно перед собой, голову выше и гордый взгляд. И только мятые простыни и скинутое на пол одеяло были свидетелями его позора. Но марку держать долго не смог, загривок снова зачесался, и волк не преминул попытаться впиться в него зубами. А малец снова намылился заржать, но вроде сдержался. Пусть лыбится, он еще свое получит. В нос ударил запах свежести, улицы, магазина и сигарет. От последнего оттенка амбре волк чуть оскалился и приглушенно зарычал, но вопрос мальчишки выбил человеческий разум из колеи. В парадоксальности и нелепости этой картины жутко хотелось рассмеяться. Мальчишка, хоть и оборотень, зовет волка, хоть и вампира, хозяином. Впору рисовать карикатуру - зверь на двух задних лапах идет и на поводке ведет человека. А ведь ошейник носит именно Ян. Одно слово может вызвать такую путаницу.
"Мое имя всегда остается прежним. Идем". Волк все-таки обуздал свои чесоточные порывы, спрыгнул с кровати и прошел в сторону санузла, как прилежный питомец ловко залез в ванну и смиренно сел в ожидании.

+1

32

И вновь знакомый голос в голове заставил усомниться в своей адекватности. Хотя называть зверя хозяином было еще менее адекватным. "Да и не разрешалось мне вроде по имени обращаться... " Подавив тяжелый вздох, мальчишка глянул на небольшой бардак в спальне и поплелся за зверем. Ян никак не мог начать воспринимать его как своего Давида. Да и вид послушно усевшегося а ванну волка как то умилял, что совсем не вязалось с грозным Цепешем. Подросток привычно забил на все сомнения, решив не заморачиваться по поводу того, что ему не подвластно. Подумаешь, волк. Почти что собака, значит и мыть его надо так же..Хотя как это делать, он не особо представлял.
Выгрузив все покупки на полку, Ян стянул футболку чтобы не намочить, взял в руки душ, озадаченно почесал затылок и, наконец, включил теплую воду. Но прежде чем прикоснуться к зверю, он немного недоверчиво глянул в янтарные глаза, поближе придвигаясь к  нему.
- Только, чур, не кусаться, ладно? - он не  сомневался, что его слова дойдут до животного, но чем-то задним чувствовал, что мытье это не пройдет без сюрпризов.
Первым делом Ян направил теплые струи воды на загривок волка, постепенно спускаясь вниз по спине и зарываясь  пальцами в шерсть. к своему удивлению касаться ее было  весьма приятно, и  мальчишка позволил себе даже немного почесать зверюгу за ушком, наблюдая за реакцией. Но тот не выказывал агрессии, и подросток смог  все же расслабиться,, намачивая всего волка, стараясь не попасть ему в уши. Потом в ход  пошел шампунь от блох, который парнишка старательно втирал в шерсть, аккуратно почесывая и массируя кожу. Стоять согнувшись было  неудобно, и он  опустился на колени рядом с ванной, прижимаясь к бортику грудью.  Постепенно он вообще забыл, что перед ним его хозяин, а не обычный домашний питомец, и  довольно улыбался,  наслаждаясь процессом. Все же это было весьма увлекательно, наблюдать за всеми реациями зверя, выискивать чувствительные места и  слушать доволное сопение и ворчание. С читкой зубов возникло больше проблем, но  постепенно ян приноровился и  вскоре волчара был чист и  приятно пах.
Как н и старался подросток быть аккуратнее, но  вокруг  ванны собралось несколько лужиц, да и сам мальчишка изрядно вымок. Закончив смывать остатки пены со зверя, Рувье  выключил воду, быстро расстелил на полу большое полотенце, а другое расправил в руках,  собираясь вытирать Давида. Но у того, видимо были другие планы.  Выпрыгнув из  ванны, он совсем по-собачьи встряхнулся, орошая все вокруг мелкими каплями воды. В считанные секунды Ян оказался вымочен еще больше, будто он принимал душ вместо волка. Недовольно фыркнув, мальчишка стер с лица воду и накинул на зверя полотенце.
-Вот обязательно это было делать, да?
Вполне себе риторический вопрос. Конечно обязательно, как же иначе. Вздохнув, рувье уселся рядом с  волком и принялся его тщательно вытирать.

Отредактировано Ян Рувье (24.11.2014 18:08:55)

+1

33

Не нравится ему все это. Им. Волку не нравится сидеть взаперти и вести себя как домашняя шавка, Давиду не нравится все то же самое, но немного с другого ракурса.
"Теперь разрешается".
И ничего он не подслушивал мыслишки оборотня, это в звериной форме у него обостренное восприятие ментальной речи.
Волк терпеливо сидел, гордо подняв голову, мол, не пес он вовсе, нечего сравнивать, и в любой момент был готов зарычать и вцепиться зубами в какую-нибудь вкусную часть Рувье. Краем глаза поглядывает, что там делает его слуга, повернул голову, пытаясь распознать, что за средства купил парень, кто ж знает, что ему может стукнуть, вдруг он выкрасит его шерсть в зеленый цвет? Но по надписям и фирмам было все понятно, ничего криминального, волк утихомирился, но ненадолго. Вид Яна без футболки пробудил немного смешанные чувства в смешанном сознании вампира. Человеческая сущность жаждала привычной порции утреннего секса, звериная же видела в обнаженной тушке только хороший завтрак. Давид не успел решить и что-то предпринять, поток воды самым беспардонным образом устремился вниз по загривку, запоздало достигая кожи, делая шерсть тяжелой и неприятно прилипающей к телу. Волк оскалился, зарычал совсем тихо, лишь как фон, на котором отображалось его общее состояние, никак не влияющее на происходящее. Риторическая просьба мальчишки прозвучала вовремя, зверь, кажется, уже примеривался к его запястью, но вновь присмирел, даже будто бы виновато опустил уши. Парень прав, не нужно его кусать, он все же помогает, хоть и боится. Пусть только не смеется больше и не умиляется. Иначе точно отгрызет что-нибудь не очень важное. Причем порывы кого-нибудь покусать были свойственны как волку, так и человеку, поэтому обе ипостаси жили в пушистом теле в полной гармонии. Точно так же, когда мальчишка начал прикасаться к шерсти, поглаживать и чесать за ушком, Давид расслабился, хоть и старался не подавать виду, что ему приятно, но зверь чуть жмурился, подставлял уши ласковым рукам, и даже не заметил, когда он весь был уже окутан пеной, которую зверь терпеть не мог. Он заметил улыбку, почувствовал эмоции юноши, и сам как-то перенял их, уже довольно ворча от такого массажа и ощущение освобождения от чертовых блох. Когда же зверь открыл глаза и увидел щетку для зубов, тут же оскалился, уж больно не любил такие штуки, да и вообще не допускал, чтобы ему что-то в рот пихали, сразу чуть попятился назад, грозно рыча, клацнул зубами в опасной близости от чужих пальцев, но Давид быстро приструнил зверя и позволил наконец завершить процедуру.
Мокрый волк стал больше похож на худую лысую дворняжку, чем на матерого зверя, так что он проигнорировал полотенце, выпрыгнул из ванны и хорошенько встряхнулся. Теперь шерсть стала мягче, и в пушистости не уступала зимней шубке из какой-нибудь норки. Ох уж эти современные шампуни. Зуда больше не было, поэтому волк все же позволил укутать себя в полотенце и вытереть окончательно, хотя фырчал недовольно и всячески пытался избежать этого, отворачивая морду и норовя ускользнуть. Напоследок волк благодарно лизнул ладонь мальчишки и ткнулся мокрым носом в шею. Минутка нежности от грозного Цепеша в волчьей ипостаси.
"Отвернись или уйди."
Фраза-приказ, привычным властным голосом в чужой голове. Никаких больше собачьих нежностей, поиграли и хватит. Пора обращаться обратно, правда, волку не мешало бы перекусить, но это мелочи.
Зверь залез обратно в ванну, проследил за выполнением своего приказа, и начал обращаться в человеческую форму. Давид не помнил, когда последний раз выл или кричал от боли при превращении, да и сама боль уже казалась незаметной, неизбежной и привычной. Но хруста костей никто не отменял, и их заглушить было проблематично. Превращение заняло чуть больше времени, чем обычно, зверю было слишком хорошо и он был немного голоден, нехотя сдавал позиции. Но за шестьсот лет практики это не стало препятствием. Около минуты после, Цепеш пребывал в небытие, потерял ориентацию в пространстве и тяжело дышал. Эффект этот прошел, мужчина включил воду и встал под душ, чтобы смыть с себя остатки усталости и пережитки странной ночи и не менее странного утра.

+1

34

Вытирать волка оказалось ничуть не проще, чем мыть. Зверь так и норовил увернуться, выскользнул из рук. Но прикосновение немного шершавого языка к ладони сократило все неприятные впечатления от мытья, а когда в шею ткнулся мокрый нос, мальчишка и вовсе заулыбался и даже обнял зверя за шею, балдея от прикосновений к мягкой шерсти.
Голос в его голове прозвучал слишком резко и внезапно. Подросток вздрогнул и дернулся в сторону, выпуская зверюгу из объятий, немного удивленно глянув на него. Вовремя вспомнил, что рядом не домашний питомец, а суровый хозяин, господин Цепеш. Ян поспешно подорвался на ноги, выкинул полотенца в корзину для белья и вышел, прикрыв за собой дверь. Он прекрасно понял, зачем ему приказали выйти, и спорить даже не было желания. Хоть и любопытно посмотреть на обращение давида, но что то внутри подсказывало этого не делать. Было в этом процессе чтото слишком личное, интимное, в которое не стоит посвящать посторонних. Подавив в себе необоснованный приступ страха, мальчишка судорожно выдохнул и поспешил на кухню, собираясь отвлечь себя делами насущными. Идея приготовить завтрак быстро выветрилась из его головы, слишком уж он был поглощен мыслями о хозяине. Так что Ручье уже машинально поставил вариться кофе, а сам вернулся под дверь ванной комнаты. Подозрительная тишина сменилась приглушенным звуком воды, и Ян, повинуясь внутреннему наитию, аккуратно открыл дверь, заглядывая внутрь. И почувствовал невероятное облегчение, когда увидел силуэт высокого мужчины, а не матерого волка. Вот он, его обожаемый хозяин, такой, каким его привык видеть мальчишка. Внутри разлилось приятное тепло, смешанное с совсем детским обожанием. Безумно захотелось к нему, убедиться, что он реален, и подросток тихо зашел в комнатку, закрывая за собой дверь. Вжикнула молния, джинсы свободно соскользнули с худых бедер вместе с бельем. Ни секунды не сомневаясь, Ян переступил через кучку одежды, оставшись лишь в одном ошейнике, который он и не думал снимать,  и залез в вану, становясь позади мужчины. Руки сами обняли его за талию, парнишка мягко прижался к широкой спине, утыкаясь лицом между лопаток. Все пространство вокруг затопило таким знакомым и уже бесконечно родным запахом. Рувье только сейчас вспомнил фразу, мелькнувшую в его голове перед началом мытья. Теперь разрешается. Мальчишка заулыбался, теснее прижимаясь к мужчине и тихо выдохнул, будто пробуя на вкус любимое имя.
- Давид...

+1

35

Все тело еще ныло, пульсировало, мышцы казались натянутыми, напряженными донельзя, воспаленными, но он сделал воду холодней, позволяя ей просто стекать от макушки вниз, унося за собой боль, заглушая все ощущения. Сквозь шум воды он едва услышал шаги Яна за дверью, замер, борясь с желанием позвать его к себе, включил воду теплее и закрыл глаза, подставляя лицо теплым потокам. Тело успокаивалось, расслаблялось, и под стать пустому желудку зверя, в нем просыпался нешуточный вампирский аппетит. Давид абстрагировался от окружающего мира, он слышал все шорохи и движения парня где-то там, за стенкой воды, на периферии, сквозь шум мириад капель. Прикосновение мальчишки стало для него почти неожиданным, вывело из транса, вернуло в реальность и вызвало воспоминания о проведенной ночи. Несколько кадров-вспышек, пара мыслей о мягких губах и стонах, срывавшихся с них, и мужчина улыбается уголками губ, чувствует любовника всем телом, проводит пальцами по его рукам, наслаждаясь моментом. Рувье не был телепатом, но неплохо научился чувствовать желания хозяина. Имя, которое он произнес, наверное, впервые, и так ласково, вызвало приятные мурашки в области лопаток, но Цепеш не был бы собой, если бы не подумал мельком, а не блохи ли это снова чешутся. И все же потеплело на сердце, черствый сухарь под ребрами смягчился, захотелось поскорее прижать мальчишку к себе. Давид обернулся, обнял парня за талию, посмотрел в глаза.
- Теперь ты знаком с моим зверем.
Может оборотень этого и не поймет, но сегодняшнее поведение вампира - это явный признак доверия. А уж тем более мыть своего зверя и избавлять от блох он позволял лишь единицам в своей долгой жизни. После превращения мужчина еще не до конца пришел в себя, его разум, мысли и чувства были почти оголены, и в такие моменты не хочется держать себя в рамках собственных принципов, хочется быть немного диким и более свободным в выражении своих эмоций. Но тут же голод выступил на передний план, вампир склонился к шее парня, прижимая его к себе сильнее, провел губами по коже, не обращая внимания на струи воды, легко прикусил и сразу сделал несколько крупных глотков и остановился. Этого было достаточно, истощать мальчишку не хотелось, он отстранился и невольно залюбовался, как течет драгоценная карминовая жидкость из аккуратных точек, смешиваясь с водой, розовея, пробегаясь по всему телу и утекая в сток. Давид снова прильнул к шее, больше не кусая, а только зализывая, чтобы не грешить расточительством, пока кровь не перестала течь. Сразу - к губам, насытившийся, приник горячим благодарным поцелуем, разжал тесные объятия, направляя ладони вниз, и снова вверх по спине, в хаотичных мимолетных ласках. Ему всегда будет мало его, все чаще желание взять и подчинить довлеет над всем остальным. Это похоже на привязанность, томную, пустившую корни в его сердце. Привязанность, которую он ненавидит, которая делает его слабым, и он не может противиться, не сейчас, когда нервы оголены, как провода под напряжением, пока он еще не успел обрасти прежней броней из жизненного опыта и позиций.

s01e06
27.09

Война войной, а обед по расписанию.
То, чем подпитывался Давид в Африке во время участия в боевых действиях, можно сравнить только с бичпакетом китайской лапши, не вкусно, сухо, дешево, не питательно. Поэтому с каждым днем возрастало желание вернуться к своей привычной, вкусной и тонизирующей кормушке. Но каковы же шансы, что кормушка от него не сбежала к каким-нибудь благородным голубям или дворовым воробушкам, пока Цепеш играл в войнушку? У него все-таки были сомнения насчет Рувье, он почти был готов к тому, что в той самой квартире его встретит лишь тишина, и может быть какая-нибудь записка все еще немного корявым почерком, краткая, лишенная того романтизма, которым умеют обладать подобные послания. Что-нибудь вроде "ушел бухать, вернусь не скоро", или "надоело мне тут, пока". На большее у Давида что-то фантазии не хватало, но голодный, уставший, и с парочкой заживающих ранений, он был мрачнее ночи, когда переступил порог любимой квартиры на Алмазном Берегу.
Да, здесь царили тишина и полумрак, а еще легкая дымка, витающая под потолком. В нос ударил запах марихуаны, смутные подозрения закопошились там, в грудной клетке, взгляд стал еще мрачнее. А еще в квартире был переменный беспорядок, то тут, то там, в единичном экземпляре какие-то изменения, когда не все на своих местах, и вроде не хаос, но уже непорядок. Несложно было догадаться, что устроил беспорядок всего один человек, своими перемещениями и отчаянными попытками как-то себя развлечь, уверовавший в свою безнаказанность в отсутствии хозяина и в силу прислуги, у которой был отпуск.
Давид прошел по коридору в зал, здесь кумар был более плотным, дымок упорно лез в ноздри и в рот при попытке вдохнуть. Откуда столько гадости от одного косячка? Или двух. Или сколько он там выкурил, чтобы выглядеть как бывалый наркоман?
Но дело было не в этом. Ян выглядел паршиво, гораздо паршивее чем тогда, когда вампир подобрал его с улицы, его образ совершенно не вязался ни с интерьером, ни с образом Яна, которого оставил Цепеш до войны.
- Прости, я про тебя забыл.
Ну да, чего лукавить, забыл про свою шавку, несмотря на зарождающуюся привязанность. И он был счастлив, что избавился от лишних чувств, которые начал испытывать, и теперь как будто все начинается с чистого листа.
Мужчина сел рядом с парнем на диван, притянул его к себе и ткнул носом в свою шею. Потом вспомнил, что человеческие клыки не способны самостоятельно прорвать плоть без титанических усилий и садизма по отношению к жертве, когда тупые клычки пытаются продавить дырки в коже. Из кармана пиджака он достал швейцарский раскладной нож, вынул острое лезвие и сделал порез, небольшой, но достаточно глубокий, чтобы он не успел зарасти до того, как парень сделает глоток. А этот дымок все же неплохо дурманит голову, неужели его подопечный смог достать что-то качественное и без примесей? Любопытно... Мужчина глянул на оставленный в пепельнице косячок, подцепил ее пальцем, притянул на край стола и взял маленький сверток с тонкой струйкой дыма на одном конце, другой поднес к губам и медленно затянулся, пуская в легкие эту едкую дрянь.

Отредактировано Давид Цепеш (27.11.2014 21:18:10)

+1

36

Едкий дым обжигал легкие. Не было даже необходимости вновь прикладываться к косяку, достаточно было просто вдохнуть, чтобы получить порцию дурмана. Перед глазами стояла плотная дымка, и Ян не был уверен, что сможет рассмотреть сквозь нее противоположный конец комнаты. Он полулежал на диване, вытянув вперед ноги и невидяще смотрел в одну точку. Рувье уже давно потерял счет времени и скуреным косякам, но трава не давала тех ощущений что раньше. Она лишь немного притупляла все чувства, атрофировала мозг и не давала мыслям возвращаться к насущным проблемам.
Сначала он не придал значения очередному отсутствию Давида. Конечно, было немного грустно, что он так внезапно ушел, но подросток был полон сил и энергии, и старательно занимался с преподавателем, чтобы по возвращению порадовать хозяина своими успехами. Но к концу недели он все больше нервничал, вздрагивал от каждого щороха, превращаясь в настоящего параноика. Ждал и надеялся. Но Давид не приходил. А потом ему просто стало плохо. Не только морально, но и физически. Не мог нормально спать, почти перестал есть, все тело ломило и потряхивало как в лихорадке. Подростку хватило ума сложит дважды два и понять, что за хрень с ним творится. Ему был жизненно необходим Давид. Месяц Ян не вспоминал, что просто подохнет без вампира, и сейчас реальность решила напомнить о себе болезненной ломкой.
Последние дни и вовсе стали его персональном адом. Он не мог есть, сон прерваться в бессознательный бредовый кошмар. Время его отсчитывалось от пробуждения до очередного провала. Подросток не мог понять, почему сейчас так плохо, если прошлый раз было легче, гораздо легче. Наверное он слишком привык к Цепешу, и его отсутствие ломало не только тело, но и разум. Редкие просветы в сознании не приносили облегчения, Ян все силился понять, почему хозяин оставил его. Он боялся, что с Цепешем что-то случилось, но где-то глубоко внутри он все же понимал, что про него просто забыли, или он просто надоел Давиду. В такие моменты хотелось завыть, сжаться в клубок и спрятаться от всего мира.
В один из таких просветов, когда подросток отчаялся дождаться хозяина, мучительный голод выгнал его на улицу. Он и сам не знал почему пошел в порт, где каждый закоулок был знаком с детства. Найти нужного дилера не составило труда, и вскоре в кармане лежал пакетик с вполне себе годными косяками. Зачем? Возможно Яну показалось, что трава поможет легче перенести ломку, притупит сознание. И она действительно помогла, пуст и совсем немного.
Скуривая очередной косяк в зале на диване, подросток никак не мог понять, почему вернулся в эту пустую квартиру. Хотел же остаться на улице, чтобы не портить шикарные апартаменты своей разлагающейся тушкой. Но он как долбаный Хатико вернулся, чтобы до последнего ждать хозяина. Который просто забил на свою надоевшую шавку. Наверное сказывалось действие травы, но все это уже казалось забавным. И когда сквозь дымку проступил знакомый силуэт, Ян чуть не засмеялся. Где-то глубоко внутри. Внешне он остался совсем безучастным, только попытался сфокусировать взгляд на Давиде. Получилось плохо, так что он просто закрыл глаза, борясь с приступом тошноты. Он был не настолько обдолбан, чтобы списать все на глюки, и слова Цепеша, пусть и запоздало, дошли до мальчишки. И не нашли никакого отклика внутри. Забыл? Ну ничего, бывает... Все чувства и эмоции атрофировались, подросток не испытал совсем ничего. Наверно потому, что был готов к его словам.
Такой внезапный жест заставил парнишку еле слышно застонать, он вяло уперся ладошками в широкую грудь, силясь отстраниться. Но тело совсем не хотело слушаться, оно будто занемело рядом с Давидом. И когда губ коснулась горячая тягучий влага, он невольно вздрогнул и на автомате облизнулся. Кровь Цепеша, залог жизни самого Рувье. Какая щедрая подачка... Яна буквально передернуло, когда в горло скользнул первый глоток живительной влаги, он дернулся в сторону, зажимая ладонью рот и борясь с приступом тошноты. Этих крох оказалось достаточно, сознание немного прояснилось, но вынужденная голодовка и приличная порция наркоты сделали свое дело. Измученный организм отторгал чужеродную жидкость, чтобы не блевануть прямо под ноги мужчине на дорогущий ковер,Ян поспешно подорвался, чуть ли не падая, едва удерживаясь на подгибающихся ногах, и рванул в ванную, чтобы в следующую секунду согнуться в болезненном спазме над унитазом. Рвало его недолго, но мучительно, и это чудесным образом помогло вернуть сознание, почти протрезветь. Потом он на автомате пил воду, чистил зубы и приводил себя в относительный порядок, не замечая как из покрасневших глаз капают слезы.
Вроде отпустило немного, но ожившие чувства стали терзать с особым остервенением душу. Он просто забыл... Как? Как можно забыть о живом человеке, с которым фактически жил вместе? Одной фразой Цепеш сломал все хорошее, что удалось построить за недолгое совместное проживание. Как нельзя вовремя, мальчишка вспомнил, что он всего лишь кормушка на ножках, а остальное - лишь прихоть хозяина. И надо выполнять свои прямые обязанности.
Помахав на прощание своему отражению в зеркале, Рувье вернулся в прокуренную комнату и сел рядом с Давидом. Трава неплохо помогала абстрагироваться, не думать ни о чем, и больше ничего не чувствовать. Мальчишка придвинулся ближе и наклонил голову на бок, отрывая доступ к бледной шее.

Отредактировано Ян Рувье (30.11.2014 11:14:36)

+1

37

Не такой реакции он ждал.
Давид был уверен, что одного глотка его прекрасной крови шестисотлетней выдержки хватит, чтобы Ян в одно мгновение ожил, посвежел и похорошел, чтобы впалые щеки приобрели еле заметный румянец, чтобы поблекли синяки под глазами и прояснился покрасневший взгляд.
Но все не так просто устроено. Слуги крови, они живые же, устают, болеют... Травят себя наркотиками. От этого стало еще интереснее. Вампиру еще не доводилось пить кровь, в которой содержится нечто непривычное, зато он пробовал кровь, сдобренную алкоголем, и это пьянило в разы сильнее. Также как и косяк в его губах, который после второй затяжки, во всем этом кумаре, одарил его смутным эффектом легкой расслабленности и искаженного видения мира. Похоже, это было именно то, что нужно.
Мужчина даже не сразу заметил, куда и почему убежал его питомец, лишь запоздало понял, что сочетание курительной смеси и крови вызвало переворот в подростковом желудке.
К возвращению парня Давид уже успел скурить половину косяка и вернуть его в пепельницу, расстегнуть пиджак, верхние пуговицы рубашки и ослабить галстук. Он довольно вальяжно расселся на диване, растянув руки по спинке дивана и закинул ногу на ногу, варварски, щиколотку на колено.
За приближением парня он наблюдал сквозь тонкую пелену дурмана, но это не помешало ему поймать в чужом взгляде глубокую грусть и разочарование. Отчего-то екнуло там, за ребрами, и в горле комком застряла самая искренняя жалость в панировке из чувства вины. Все это Давид списал на забористую траву, и только на нее.
Любезно предложенная и предоставленная шея манила своей пульсирующей венкой. Он ведь за этом пришел, верно? Голод, усталость и этот сладкий воздух из опиатов помогли ему едва ли не забыть о своей первоцели.
- Почему ты никогда не спрашиваешь, где я был? - Мужчина притянул мальчишку ближе к себе, прильнул губами к шее мягким поцелуем. Он знал ответ, но все же было интересно выслушать версию Рувье.
Чередой поцелуев вверх по шее, ненавязчиво обнял парня за талию, прошелся губами по контуру лица, остановившись у самых губ. От них веяло сладкой морозной свежестью зубной пасты, и это отчего-то вызвало улыбку. Вампир был как будто бы пьян, он просто позволял себе быть таким, позволял яду затуманить его разум.
- Я был на вампирской войнушке в Африке... - Это как будто было совсем не важно, слишком обычно для него, и не слишком пестрило значительными событиями. Военный конфликт от Цепешей был похож просто на игру больших мальчиков в танчики, и нельзя отрицать, что и большому мальчику Давиду она понравилась. - Гепарды действительно такие быстрые, знаешь, как будто совсем не касаются земли... - Совершенно бессмысленный факт из давних его наблюдений, но пусть лучше мальчишка думает о том, что хозяин шутит и на деле ездил на сафари, а не о том, что где-то снова шла война, к которой немного причастен его покровитель.
- Тебе все равно придется выпить немного крови... - И совсем не важно, что порез уже затянулся, а вампир в это время снова прильнул к шее своей жертвы, оттягивая кожаный ошейник ниже.
Ошейник. Тот, который сам подарил ему. Как же это греет. Только что заметил. Милый, преданный Ян. Легко кольнул шею острыми клыками, слизнул выступившие мелкие капельки и впился сильнее, разрывая тонкую кожу неосторожно, жадно глотая поступающую кровь, пьянея с каждым глотком, сильнее прижимая к себе мальчишку и комкая в ладонях его футболку. Какое наслаждение. Отчего же кровь этого оборотня казалась самой вкусной?
Быстро отпрянул, едва не столкнув парня с дивана, и тут же приятнул обратно. Нет, он выпил совсем немного, ему не нужен слуга в предобморочном состоянии, а Рувье и так пребывал не в самом добром здравии. И нужно его привести в порядок.
Давид снова отстранил мальчишку, на этот раз мягче, встал с дивана, прошелся до своего кабинета. Там он открыл неприметную дверцу бара, достал сперва одну бутылку, посмотрел на этикетку, поставил обратно и выбрал другую. Это было вино, выдержка которого равна возрасту Яна. Мужчина счел это забавным. Там же он открыл бутылку штопором, достал бокал и наполнил его чуть меньше половины. Штопором же, с немного мазохистской увлеченностью разодрал себе запястье, чуть поморщившись от собственной неаккуратности, подставил бокал под рану, подождал, пока уровень жидкости станет выше половины. Замечательно. С напитком в руке он вернулся к парню, сел рядом и всучил ему в руки стекляшку, поддерживая, пока хватка парня не стала увереннее.
- Пей.
Мимолетным поцелуем мазнул по сладковатым губам, приподнял ошейник, чтобы закрыть кожаной полоской кровоточащий укус.

+1

38

Удары сердца глухо отсчитывали секунды, ровно, без сбоев, будто его организм не был отравлен наркотическим дурманом, и ничто его не волновало. Подросток действительно был на удивление спокоен. Видимо сказывалась сильная усталость, но его не особо волновало происходящее.  Только в голове лениво проскользнула мысли, что, наверное, чуть позже Цепеш его на лоскутки порвет за бардак в его апартаментах и траву.  Или  прямо сейчас. Но эта мысль не вывела его из равнодушного транса, подросток даже не шелохнулся когда его шеи коснулись горячие губы удивительно мягким поцелуем.
- Еде не положено задавать вопросов, -  совсем тихо шепнул, не сомневаясь, что его услышат. Нарушать странную остановку громкими звуками сейчас казалось верхом кощунства, да и сомневался мальчишка, что его голос сейчас будет получше карканья вороны.
Но как ни старался Ян сохранить мнимое спокойствие, но не мог. Слишком мягкими были  поцелуи. Он бы даже назвал их нежными, если бы рядом был не Давид. Хотя он даже не мог  подумать о том, что рядом мог бы быть кто-то другой.
Защитное равнодушие окончательно пошло трещинами и развалилось, когда мужчина опять заговорил. Ян удивленно распахнул глаза, наконец встречаясь взглядом с вампиром, и невольно вздрогнул.  Слишком близко тот находился, опаляя искусанные губы горячим дыханием.  Но все его мысли сейчас были лишь о  неожиданном известии.  Его Давид был на войне. Его могли убить… Да какая к черту война, откуда? О таком раскладе Рувье никогда не задумывался, почти не представлял что твориться во внешнем мире. Он даже очень смутно представлял, где вообще находится эта Африка… Мальчишка неотрывно смотрел на вампира, скользя взглядом по его лицу, будто впервые. Он видел каждую складочку, каждую морщинку, еле заметные круги под глазами, и  усталость в этих самых глазах. Сердце болезненно сжалось, пропуская удар, мешая нормально дышать, путая и без того мутные мысли. Он знал, что его хозяин давно не мальчик, но видеть и знать – это совсем разные вещи. Подросток  пропустил мимо ушей все остальное, что ему говорили,   только тесно прижался к мужчине, когда тот вновь приник к его шее теперь уже весьма ощутимым укусом, цепляясь тонкими пальцами  за крепкие плечи. Внутри все затопило от иррационального страха, что в один прекрасный момент Давид уйдет и больше не вернется. И не потому что ему надоест возиться с  мальчишкой. А потому, что того просто не станет. И это было бы хуже собственной смерти.  И  совсем не потому, что он зависим от крови мужчины. Просто жизнь без Давида уже не имеет смысла…
Из круговорота мыслей Яна вырвал резкий рывок, и мальчишка чуть не свалился с дивана, благо Давид вовремя вернул измученную тушку на место. В голове шумело, в висках начало  колоть, да и вообще он еще больше стал походить на ссохшуюся мумию. Парнишка привалился плечом к спинке дивана и чуть ли не  заскулил, когда вампир поднялся с дивана. Опять ушел… Все еще укуренный мозг  отказывался нормально соображать, и Рувье опять накрыло волной апатии. Кажется, ему скоро даже дышать будет сложно вдали от хозяина. Слишком сильно он к нему уже привязался.
Но в этот раз Цепеш вернулся уж очень дыстро. Диван немного прогнулся под тяжестью чужого тела, Ян с трудом разлепил глаза, чувствуя, как от одного взгляда на вампира внутри становится теплее, и неуверенно  взял хрупкий бокал в руку. Он попытался принять более удобную позу, чут ь не пролив на  себя бордовую жидкость, и сделал небольшой глоток, даже не задумываясь что пьет. Даже будь там отрава, он все равно бы ее выпил. Потому что так сказал его Давид. Но это оказался не яд, а простое вино. Смешанное с кровью мужчины. Подросток без труда определил это, ведь металлический привкус было не перебить терпким напитком. На секунду Ян замер, прислушиваясь к своему организму. Снова начало немного мутить, но на сей раз желудок явно не спешил вывалиться наружу. Так что парнишка морщился, но послушно  выпил все до последней капли небольшими глотками, и отставил дрожащий в его руках бокал на стол. Теперь можно было расслабиться,  теперь точно станет легче.
Ян облизнул чуть покрасневшие губы, кое-как забрался на диван с ногами и прижался к боку мужчины. Затих на пару секунд и  опять поерзал, совсем сжимаясь и утыкаясь носом Давиду пониже ключиц. Вот так было тепло и гораздо спокойнее. Постепенно все тревоги и переживания стали сходить на нет вместе изматывающей болью, хриплое  рваное дыхание выровнялось,  и мальчишка тихо засопел. В голове все еще шумело и мир опасно пошатывался из-за травы, но это были уже мелочи, которые тем не менее  расслабляли, делали обстановку более свободной и немного интимной.  В мыслях крутились миллионы слов и вопросов, которые таки и хотели сорваться с языка. Я скучал, так волновался. Мне тебя не хватало. Почему ты не позвонил? С тобой все хорошо? Не смей больше меня оставлять. Ты мне так нужен…  Вот только…
- Гепарды милые… Я смотрел про них недавно. Но пантеры круче, ты их видел?..

Отредактировано Ян Рувье (30.11.2014 20:13:30)

+1

39

С несвойственной увлеченностью мужчина наблюдал за тем, как бордовое месиво перетекает по бокалу, как жидкость касается губ, пачкает их, как двигается кадык с каждым медленным глотком, как хорошо смотрится и закрывает укус кожаный ошейник. Он тут же опомнился, и снова завис, поймав себя на мысли, что хочет прикасаться к мальчишке, что... Соскучился по нему. Нет, это все пары марихуаны вскружили старому вампиру голову, нет никаких чувств, никакой привязанности, что за глупость. Отвернулся от мальчишки, и решил отвлечься на создание нового косяка. Растормошил табак в сигарете, оторвал фильтр, распрямил бумагу и насыпал видимой полоской измельченную траву. Закрутил, лизнув край, поджег один кончик и взял губами другой. Вот такой вот Давид профи в забивании косячков, хоть и не делал этого уже давно, и пусть никто не знает, что в одном из шкафов среди темных костюмов стоит замечательный бонг.
Мальчишка закончил трапезу, ожил, зашевелился рядом с ним, чтобы в итоге тесно прижаться и одарить бок вампира теплом своего тела. Цепеш приобнял мальчишку одной рукой, прижав к себе тесно, другую поднес к губам после глубокой затяжки и зажмурился как сытый кот. Приятно, ничего не скажешь. Да, он немного подслушал чужие мысли, потому что тишина ему надоела, но в то же время, этот момент был пропитан таким спокойствием, что не хотелось его нарушать разговорами. Давид чуть повернул голову и зарылся носом в патлы оборотня, вдохнул запах, едва не забытый, не шампуня, а самого Яна, такой знакомый. Чуть отстранился и снова затянулся, уж не хотелось ему, чтобы травушка отпускала и его необычное настроение испарилось вместе с туманом в голове и комнате. Задержал густой белый дым во рту, приподнял личико парня за подбородок, и медленно выдохнул в его губы, направленно, намеренно, желая разделить эту дурь на двоих. А когда закончился дым, и сизое облако рассеялось, он мимолетно поцеловал розовые губы, прошелся кончиком носа по щеке, куснул скулу, и вновь ткнулся в волосы, где еще витал между прядями таинственный дым.
- Пантеры... Черные которые? Видел, да... - Запоздало ответил, даже проворчал как будто, передал парню косяк в руки, а сам усадил его к себе на колени. - Как насчет интервью с вампиром? Ты задаешь вопросы, я отвечаю. Пока добрый...

+1

40

Объятия вместо слов были куда приятнее, все же  не хотелось нарушать спокойную тишину.  Он чувствовал , как воздух вокруг наполняется свежими клубами белого дыма,  его ничуть не удивило, что его хозяин минутой ранее так ловко скрутил новый косяк, а теперь с удовольствием затягивается. Сейчас это казалось абсолютно естественным. Подросток приподнял голову,  лениво моргнул, и приоткрыл рот, втягивая в легкие приятный дымок. Заулыбался, мимолетно коснулся кончиком языка губ Давида и  расслабленно опустил голову на плечо. От новой порции травы сознание вновь подернулось пеленой, парнишка тихо засопел, поерзал, устраиваясь удобнее у мужчины на коленях, и  глубоко затянулся. Он даже не заметил , когда в его руках оказался косяк, но сразу пустил его в дело. Мальчишка блаженно зажмурился, не замечая, как откуда-то изнутри стало расходиться тихое урчание, отдаваясь вибрацией во всем теле. Снова затянулся, переваривая слова Давида, приподнял руку, поднося косяк к его губам, и снова поерзал.
-Добрыый… Ты всегдадобррыый, я знаю, - тихо выдохнул,  начиная непривычно растягивать гласные и  не замечая, что в простую речь стали проскальзывать рычащие нотки. Внутренний зверь почувствовал ослабевшую защиту, и пытался хоть немного но проявить себя, хоть чуть-чуть  выбраться из-под контроля. Вопросы? Ооо… У него было много вопросов. – Сколько тебе лет на самом деле, мрр? – не преминул озвучить самый насущный. Ну правда, любопытно же…
Вот только ответ его несколько…  озадачил. Мальчишка похлопал глазами, попытался сообразить, не послышалось ли ему. Он неловко приподнялся, заглядывая Давиду в глаза и опираясь ладонью о его плечо. Кажется, не послышалось.
-Скооолько?.. -  еде слышно выдохнул, не скрывая своего удивления. Мозг работал туго и со скрипом,  и до подростка доходило меедленно истинное значение названной цифры. – Офигееть… - все, на что его хватило. Шестьсот… его Давиду шестьсот лет. – Офигеть… это… это же… Офигеть как круто! -  выдал на радостях и засиял аки начищенный самовар. Он не испытал  никакого  ужаса или чего-то подобного от неожиданного известия. Только иррациональный щенячий восторг, который не преминул излить на мужчину. -  А где ты родился, когда это было? Это наверное сложно, да? Ты столько всего знаешь.. и умеешь, да? А жонглировать? Ты умеешь жонглировать?  Это так круто, черт, -  замолчал на секунду, облизывая пересохшие губы, поерзал нетерпеливо, и  снова заулыбался. – А в парке аттракционов? Ты был там? Я очень очень хочу. Ты свозишь меня, мрр?

+1

41

Чудо-трава замечательно действовала на вампира: бархатно окутывала мозг, рассеивала мысли, вызывала самые простые и приятные эмоции. Давид был максимално расслаблен, он даже позволил себе немного растечься по дивану, свободной рукой довольно лениво приобнимал мальчишку, так же лениво перехватил косяк и медленно затянулся. Даже на наивное высказывание о его доброте он лишь снисходительно ухмыльнулся. Ян еще даже не подозревает, сколько зла в себе таит Цепеш. Цепеши и добро, кажется, несовместимы по определению. Но мужчина уже забыл об этой глупости, его привлекло тихое урчание подопечного. Прислушался, прикрыв глаза. Кошачье. Его зверь напоминает о себе сквозь дымку марихуаны, ослабившей ментальную клетку. Как же это мило. И как сильно хочется его увидеть, узнать... А еще парочку тайских массажисток с золотыми руками. Спина ныла после долгих бессонных ночей.
Рувье оказался довольно предсказуемым, поэтому на его вопрос Давид ответил сходу и абсолютно честно. Сейчас ему казалось, что нет смысла скрывать свой истинный возраст, рано или поздно парень это узнает, и пусть лучше это будет сейчас из уст Давида, чем от левых людей в самый неподходящий момент. Реакция же оказалась тоже предсказуемой, но при этом несколько ошарашила повидавшего виды престарелого вампира. Восторга он не ожидал, хотя сам своим долголетием и живучестью гордился. А уж последующие вопросы и вовсе перемешались в его сознании в каком-то вылетающем изо рта парня сумбуре, неразборчивом, недоступным. Потому что мужчина успел почти добить косяк еще парой затяжек, и последнюю предоставил парню, скорее чтобы он замолк на секунду и Давид успел ответить.
- Знаешь, государства, в котором я родился, уже давно нет на земле... Это странно, если подумать, но я стараюсь этого не делать. От мыслей и знаний может лопнуть черепушка. - Ответил просто, чуть хмурясь, чуть размышляя, и вообще довольно живо меняясь в лице, и даже не разозлился на очередной поток вопросов. - Я похож на клоуна? - Без угрозы, с легкой усмешкой и удивленно вскинутыми бровями. А ведь умеет. Ловкость рук это довольно полезный навык, а уж жонглировать кинжалами и метать их в яблоко, было почти классикой сомнительных развлечений несколько веков назад. - И нет, когда появились парки аттракционов, я уже был слишком взрослым... Но тебя свожу.
Действительно добрый, что за дела. А еще тихо ловит кайф от кошачьих повадок мальчишки. Развернул мальчишку к себе задом, к лесу передом, неторопливо стянул с него футболку и прижал спиной к своей груди.
- Тебя не смущает, что я знаю о тебе все, а ты обо мне почти ничего?
На самом деле его это не волнует, он покусывает краешек ушка оборотня, ведет ладонями вниз по его телу, расстегивает джинсы и запускает руку под ткань боксерок. Как будто теперь он немножко не Цепеш и готов поговорить, пригреть и приласкать просто так, не требуя ничего взамен.

+1

42

Косяк как нельзя вовремя был всунут мальчишке в руки, спасая вампира от словесного поноса. Он тут же жадно затянулся, довольно щурясь, чувствуя. как кончики пальцев начинает жечь. Задержал на пару секунд.дыхание, отправил окурок прямо в пепельницу и медленно выдохнул, неотрывно глядя на мужчину. Его слова долетали ак сквозь толщу воды, но Ян их слышал и они прочно оседлали где-то в черепушке. Ловить каждое изменение в лице Давида было куда увлекательнее, чем улавливать смысл слов. Подростку было достаточно просто слышать его голос, который отдавался приятной вибрацией и теплом в груди. Но про парк ое услышал.  И запомнил, радостно улыбаясь. "И все таки ты добрый".
Парнишка недовольно заворчал, когда пришлось развернуться, и он оказался лишен возможности лицезреть хозяина. Но руки послушно поднял, не мешая стягивать футболку. И снова тихо заурчал, расслабленно прижимаясь к широкой груди.Неожиданный вопрос он чуть не пропустил мимо ушей, кайфуя от близости хозяина. Но смысл уловил. Немного напрягся, соображая и подыскивая в голове ответ. Только все мысли путались от прикосновений горячих ладоней. Подросток тихо замычал и чуть мотнул головой отрицательно. И вправду не смущает.
- Ты расскажешь, сам, если заслужу твое доверие, я знаю , - даже смог сформулирорать адекватную фразу, хотя язык уже совсем заплетается. Мысли улетучиваются, а тело самым предательским образом выгибается и подрагивает от приятных прикосновений. - ,Немного страшно, когда ты залазишь в голову... - нашел в себе силы, выдохнул последнюю членораздельную фразу, чтобы потом жалобно мявкнуть, когда горячая рука забирается под.боксеры.
Почти невинные прикосновения, но от них все тело горит. Мальчишка цепляется пальцами за руки вампира, неосознанно чуть царапая, подает бедрами выше и бесстыдно разводит ноги, буквально растекалась на мужчине. Расслабленое тело слишком чувствительно,в сознании все окончательно путается, не оставляя шансов на адекватный разговор. Звериная сущность еще больше проявляется, высовывая когтистые лапкии из ментальной клетки, ища лазейки в замутненом сознании. Даже желания уже не может выразить хотябы мысленно, проявляя их лишь в плавных движениях отзывчивог тела. Остается только нежно урчать, утыкаясь носом под ухо Давиду, чуть прихватывая заострившимися клычками мочку, и без слов говоря, как он скучал.

Отредактировано Ян Рувье (05.12.2014 15:03:50)

+1

43

Вроде ответ был совсем не важен, но как же он порадовал вампира. Пусть мальчишка был своенравным, переменчивым, плохо слушался и редко подчинялся, он все же понимал больше, чем многие, и не задавал лишних вопросов. Это ценные навыки, взращенные в суровых условиях уличной жизни, а остальному не сложно обучить. Но не об этом сейчас думал Давид, совсем не об этом. Кажется, он вообще сейчас не думал, наркотик помог мужчине перевести мысли в чувства, как двоичный код в понятные слова, и все призраки размышлений были больше похожи на эмоции и ощущения. В тот момент, когда Ян дополнил свой ответ, вампир бесстыдно вторгся в голову парня, подключаясь к его сознанию, и отдавая малую часть своего, только то, что он испытывает сейчас, делится своим удовольствием, наслаждением, расслабленностью и нарастающим возбуждением через поток неоформленных мыслей. "Так тоже страшно?". С хитрецой улыбнулся, присматриваясь к его лицу, потянулся к губам, мягко прихватил поцелуем колечко пирсинга, провел по нему языком, приоткрывая податливый рот. Хорошо же ему по мозгам вдарило, раз он настолько открылся и расслабился. А руки и вовсе не слушались, шарили в чужих труселях без остановки, приспуская ткань и обхаживая парнишку уже в открытую. Пока одна размеренно двигалась по стволу, другая медленно прошлась вверх по телу, где пальцы умело приласкали соски. Чем больше он ласкал своего подопечного, тем больше заводился сам, от всех его плавных движений, от молодой задницы, что трется о его пах, от тихого урчания. Давид посмотрел в затуманенные глаза парня, кошачьи, с вертикальным зрачком, и еще нестерпимее ему захотелось увидеть чужого зверя, проявить его сущность. А еще заострились зубки, что мужчина почувствовал при укусе, ногти стали острее. Неужели Ян действительно до сих пор не может осознать, что он не человек? Цепеш незаметно чуть опустил ошейник, и увидел, что укусы заросли. С регенерацией у него все в порядке, просто в обычных условиях он не позволяет ей лечить раны, не думая о такой возможности. Дивный зверек все же попался в его руки, преданный и нежный, и оборотень из него получится тоже хороший, обучится еще, тогда цены ему не будет с такими навыками. Но пока вампир заинтересован в тех навыках, которыми Рувье очень часто и умело распоряжался, особенно в его объятиях.

+1

44

Внезапный ураган эмоций и чувств затопил сознание,  ввергая мальчишку в легкий ступор.  Его полностью захлестнули новые ощущения,  та схожие с его собственными.  Внутри они сплетались в единое целое и  прицельно били по  нервам, еще больше распаляя сознание,  расслабляя, заставляя дрожать все тело от сумбурных желаний.  Страшно? О нет…  Это было  очешуительно, крышесносно, феерично. Но никак не страшно. Мальчишка замер в руках хозяина,  забыв как дышать,  каждое прикосновение теперь ощущалось острее,  сильнее,  легкие касания языка горели на губах. Судорожно вдохнул, наконец, и выдохнул с тихим стоном, прикрыл глаза, заводя одну руку вверх и  зарываясь пальцами в  густые волосы. Как же хорошо, безумно приятно. И  совсем не стыдно открываться перед Ним, выгибаться в Его руках, беззастенчиво выпрашивать еще немного ласки тихими стонами, легкими прикосновениями горячи губ к шее, уху, и тому секретному местечку за ним, про  которое Ян помнит.  Потом он отблагодарит Давида, как тот любит, ему только  кайф. Мальчишка ведь знает, его  тело помнит, как доставить удовольствие своему хозяину. Но это будет чуть позже, а сейчас можно расслабиться и ловить такие желанные ласки, тихо скулить от удовольствия,  нетерпеливо ерзая, желая еще и еще чувствовать, наслаждаться. В голове больше ни одной адекватной мысли, только всепоглощающее желание.


Утро наступило далеко за полдень. А вместе с ним пришел и отходняк, терзая и без того  измученный организм.   В пакетике еще оставалось травы на парочку хороших косяков,  и можно было бы смело подарить себе еще немножко эйфории. Но было одно «но». Большое такое «но», которое  крепко прижимало к себе мелкого подростка. Хозяин вернулся…
Шевелиться не хотелось, равно как и открывать глаза. Но пришлось, разлепил тяжелые веки, с  тихим стоном встречая хмурую реальность, которая смотрела на него  пронзительными голубыми глазами. Судорожно сглотнул, ожидая худшего, но легкий поцелуй в скулу и еще более крепкие объятия помогли расслабиться.  Кажется, казнь откладывается на неопределенный срок.
Как они вдвоем умудрились поместиться на одном не особо широком диване, да еще спокойно проспать н-ое количество часов и не свалиться при этом, было загадкой. Которая очень быстро  разрешилась...  На нем поместился Давид,  а мальчишка в качестве своеобразного одеяла пристроился сверху, не особо стесняя мужчину своим незначительным весом. Так и проспали, утомленные непривычными беседами, долгими ласками и крышесносным сексом. Впору подремать еще часок-другой, насладиться ленивыми прикосновениями больших ладоней, кайфануть от  умопомрачительного запаха обожаемого хозяина.  Но надо было вставать. Очень-очень надо было. Так что пришлось сползти с теплого  тела, весьма болезненно поздороваться многострадальной задницей с полом и посеменить в ванну, справлять естественные потребности.
Совместный душ, хорошая порция  неторопливых ласк. Как же этого не хватало. А потом неизменная чашка крепкого кофе для хозяина,  скудный бутерброд из остатков съестного для себя, и  такие теплые, родные объятия. Идеальное завершение позднего утра.
Идти никуда не хотелось. Но пришлось, все же не часто ему доводилось выбраться из дома  на пару с Давидом.  И место, куда они пришли, немного озадачило подростка. Зоомагазин.   Недоверчиво покосился на мужчину, вспоминая о знакомстве с его второй сущностью, звериной. Неужто опять волку потребовался шампунь от блох или еще что-то в этом роде? Но нет, все оказалось гораздо неожиданней. Ему разрешили  выбрать любую зверушку в качестве домашнего питомца. Ян долго вглядывался в глаза вампира, соображая,  правда ли это,  а потом шустро понесся  мимо рядов, высматривая своего нового друга. Будь он  девицей, точно бы повис на шее мужчины со счастливым визгом.  Но  он сделал это мысленно, скандируя спасибоспасибоспасибоспасибо, не сомневаясь, что его услышат.  Физическую и более реальную благодарность пришлось отложить до возвращения домой.
Долго искать не пришлось, мальчишка очень быстро остановился около клетки с милым и шустрым хорьком, который тут же попытался куснуть его за палец, когда тот неосмотрительно сунул его между металлических прутьев.   Сэм. Так теперь будут звать забавного зверька. Подросток не сомневался в своем выборе, новый друг не даст заскучать, когда придется коротать дни в ожидании возвращения хозяина.

Отредактировано Ян Рувье (06.12.2014 13:26:47)

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [24.08.2066] who's your daddy