КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [30.08.2066] Без права на сочувствие


[30.08.2066] Без права на сочувствие

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время: 30 августа 2066 года
Место: КГБ, верхние этажи.
Действующие лица: Эрис Плугару, Джеймс Картер
Описание ситуации: Правда у всех своя. Чем выше твой социальный статус – тем важнее твоя истина для окружающих. Но что делать, если ты всего лишь раб, которого всеми силами пытается ликвидировать Система? Выступить против или сдаться? Против КГБ невозможно выступить в одиночку. Остаётся лишь одно: попытаться доказать, что ты имеешь право на существование в Системе хотя бы в качестве жалкого раба. Этого будет достаточно, чтобы другие получили отсрочку.
Дополнительно: Ничто не делает жизнь более интересной, чем борьба за нее. (с)

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Джеймс Картер (11.09.2014 23:34:29)

+1

2

Вы когда-нибудь задумывались о том, отчего настроение так резко может измениться? Нет? А порой стоило бы – это помогает в некоторых случаях понять не только, что приключилось, но и то, чем ты являешься. Это немного глупое философское утверждение отчего-то нагло пожирало мысли лисицы последние десять минут, с тех самых пор, как она практически прикончила того нерадивого раба, который посмел попытаться вякнуть что-то ей. А день с утра вроде и был хорошим, без особых неприятностей, безо всякой грязной работы, но только до тех пор, пока Плугару не почувствовала какую-то пустоту в глубине души, неприятное чувство, время от времени накатывавшее на нее и не желавшее покидать лисоньку как можно дольше. Оставалось только бороться с ним. Но, тут-то и была засада: все как обычно пошло через одно место.
«Хмм, и отчего мне все время попадаются именно такие агрессивные объекты? А, ну да… Я же сама прошу, чтобы мне предоставляли не особо покладистых тряпок, но… Вот такие вот инциденты начинают надоедать – слишком все однообразно что ли, или еще что-то такое. И где же все самое интересное? Неужели бог не понимает, что я хочу жить бурной, интересной жизнью, а не решать непонятные головоломки. Ведь все самое интересное проносится мимо… Наверно, лет так 50 назад жить было куда интересней – было куда больше диковинок, чем сейчас…»
Думала Эрис, стоявшая посреди комнаты, босиком и в каком-то допотопном пеньюаре с этаким синтетическим пушком, порядочно заляпанном кровью. Переодеваться пока не было смысла – уходить Плугару отсюда не собиралась, ведь она еще не удовлетворила всех своих желаний, не получила того, что ей сейчас так было необходимо.
«Наверно я старею – пресыщенность жизнью и чувство того, что все развлечения превращаются в рутину первый признак этого. Не хочу стареть – еще слишком рано для этого. Значит, нужно скорее найти то, что поможет мне развеяться».
Лиса недовольно покосилась на дверь номера, ведущую в коридор, подальше от мелкогабаритной уборки, дела меркантильного и скучного во всех отношениях. Конечно, можно было продолжать «банкет» и в полнейшей разрухе, но зачем же сразу пугать своих жертв тем, что их, скорее всего, ожидает нечто похожее  – так ведь и игра теряет половину своей очаровательности. Эрис поежилась, переминаясь с ноги на ногу. Без обуви, даже теплой ночью было немного холодно, но портить грязными ступнями новенькие туфли, которые принадлежали ей от силы дня два, она не желала. Запах пота и крови неприятно бил в ноздри.
- Ну, скоро там или как?!
Возмущенно, но тихо проговорила девушка, тут же выходя в коридор, начиная тут же оглядываться по сторонам. Ничего не происходило вокруг, будто жизнь остановилась на этаже – никаких звуков, никакого движения. А нет, показалось – в конце коридора явно кто-то был и этот кто-то, прислонившись к стене, сидел в парочке метров от нее.
«Хм? А это еще что? Кто-то из персонала? Да вроде не похоже… Да и нафига было бы вот так просто рассиживаться тут. Значит раб. Но, если это так, то, что он тут забыл? Странно, странно…»
Ведомая каким-то порывом, а может столь свойственным лисам любопытством, Эрис двинулась медленно, но верно навстречу сидящему в сторонке существу, не обращая ни малейшего внимания на то, как она выглядит сейчас или к чему вообще может привести эта встреча. В ее работе бывали конфузы и пострашней, а вот узнать, кем был пришелец очень даже хотелось ей. Как-никак, это был прекрасный способ разогнать скуку, да и дождаться, когда же приведут в порядок разрушенный ею номер.

+1

3

Вокруг тебя лишь боль и унижение. И ещё – смерть. Она вот-вот настигнет, коснётся твоей души и заберет навсегда. Может, хотя бы тогда будет покой? Нет… убийцам не суждено обрести его.
Последние пару недель, Логан откровенно не понимал, что же всё-таки происходит вокруг. Уже ни единожды ловил себя на мысли, что его хотят убить: просто так уничтожить и всё. И не нужно даже пытаться быть хорошим или правильным: всё равно в конце тебя ждёт только смерть.
«Что я делаю не так?» - кажется, именно этот вопрос чаще всего заботил Кузури. Было ужасно страшно, что выхода, который всё ищет оборотень, и нет вовсе. Нет никакого спасения. Ни для него, ни для клана медведей.
Логан отчаянно пытался стать примерным рабом. Он выполнял всё, так же, как и остальные в этом чертовом месте, но только в итоге всё равно был карцер. Клиенты, которым теперь доставался медведь, были в разы беднее тех випованных тварей с золотыми, блестящими картами клуба, не гнушающимися потратить лишние деньги на диковинное существо. Нынешние посетители имели более скромные доходы, чаще им требовалось просто сорвать злость на ком-то и не важно, кто это существо – старый оборотень или малолетняя эльфийка. Им было не важно, как ты им служишь, а вот избить до полусмерти – было одним из любимых занятий.
Медведь хотел служить кому-то одному, но этот кто-то упорно не желал, чтобы ему служил Кузури. Мало того, так все «кто-то», что могли сделать Логана своей собственностью, теперь были убраны подальше от оборотня, а сам раб отныне имел статус чуть ли не самого опасного животного в КГБ, которое не допускали на вип-этажи. При этом он даже почти никого не убил ни разу! Одна несправедливость на каждом шагу. Попробуй, выживи тут.
Нет личного пространства, нет своего мнения, нет времени, нет желаний – есть только приказы всех, кому не лень их отдавать. Кажется, Логан начал скучать даже по своей кличке. Хоть что-то личное было, но нынешние клиенты чаще звали просто тварью. А ведь тварей много, неужели, Кузури даже чуточку не особенный?
Последний клиент требовал многое, только видимо сам не понимал – зачем. Просто покуражиться. Попросту унизить. Медведь не любил таких клиентов – от них несло чем-то грязным и неприятным. Была бы воля – прибил бы нафиг. Но своей воли у Кузури, тоже, уже не было.
Сейчас бы уснуть на пару часиков, или лучше – покушать. Чего-нибудь мясного. И – побольше. И поспать…
Медведь устало прикрыл глаза. Надо было уходить отсюда, пока не потеряли. А то опять будет карцер. Точнее – он уже точно будет. Клиент был недоволен. Чем – неизвестно. Кажется, он просто не хотел платить за услуги раба.
«Ну и чёрт с ним» - Решил оборотень.
И всё бы хорошо, если бы клиент не выгнал его из номера: это было провалом, разумеется. Но теперь медведь уже смирился: здесь нельзя было выжить. А, значит, может уже не стоит и пытаться? Сил не было даже на то, чтобы подняться на ноги. Кузури будто смотрел на себя со стороны и не узнавал: где тот сильнейший воин клана, где борец за справедливость? На его месте был до изнеможения избитый невольник с потухшим взглядом и опущенной головой. Медведю надоело смиряться, но что он мог сделать? Сбежать? Нет, только погибнуть. Или прожить хотя бы ещё пару лишних часов, подарив отсрочку другим.
«Дожить бы до утра. Раньше десяти менеджеры не станут оформлять смерть раба. Значит, протянут до вечера. А там уже ночь недалеко. Оформят следующим утром. Значит, у клана будет ещё пара дней, чтобы не посылать новых «воинов». А потом…»
Тихие шаги, что явно приближались. Босые ноги, ничего толком не прикрывающая сорочка и кровь на одежде – Логан поднял голову, всматриваясь в лицо незнакомки. Казалось, девушка была чем-то озадачена и даже расстроена.
«Рабыня» - решил медведь, виновато опуская голову. – «Такая молодая и рабыня. Сколько таких же тут? Чёртово место, тут пропадают все. И  такие, как она, которых слишком легко сломать. Но… что она делает тут? В коридоре и одна? Неужели… тоже отказались?»
В другие времена, оборотень просто прошёл бы мимо: это проблема не его, пусть сама и разбирается. Но сейчас отчего-то захотелось помочь. Может, потому что ему самому уже давно требовалась помощь?
- Ты… я могу чем-то помочь?
Хрипло спросил Логан, пытаясь подняться на ноги, что выходило очень плохо.
- Ты ранена?
Девушка казалась беззащитной и какой-то родной. Потому, что несло от неё оборотнем?
- Здесь… так бывает.
Кузури ни черта не умел общаться с девушками. Они все казались такими хрупкими и слишком нежными, что даже если он просто коснётся их, то непременно навредит.
- Ты. Давно здесь, в клубе? Как ты оказалась здесь?
Наверное, вот как раз в этот момент стоило заткнуться, но Логан решил иначе: аккуратно притянул к себе девушку, обнимая.
- Замерзла, наверное.
Заботливо выдал медведь, шумно шмыгнув носом и густо покраснел, то ли от своих же действий, то ли от так некстати накатившего очередного приступа кашля.

+3

4

«Действительно раб. Потрепало его нехило… Наверняка неудачный выдался у него денек – такие раны ничего особенно хорошего ему не сулят, заживать долго будут. Хотя, кто его знает, может вообще затягиваться не будут – случаи разные бывают, на то она и жизнь, что двух совершенно одинаковых  ситуаций и в помине быть не может… Но, это все не так важно. Куда интересней тот факт, как он оказался здесь? Исключено, что он был где-то на этом этаже – я бы услышала, да и нахожусь здесь не пять минут. Наверняка, если бы он был в одном из соседних номеров, то хоть какой-то намек на то бы был. Значит беглец. Или решил неудачно осмотреться… Нет уж, скорее первое»
Задумчиво мысленно заключила Эрис, сама и не заметив того, как уже стояла почти вплотную к объекту своего неуемного лисьего любопытства. Сосредоточенный взгляд медведя заставил ее почувствовать себя немного не в своей тарелке, если не больше – лиса не особенно-то и жаловала подобных пристальных взглядов, направленных на ее персону. Но сейчас отчего-то она не стала привычно возмущаться. Плугару только наблюдала, также всматриваясь в черты лица раба, словно пытаясь найти в них что-то, что еще больше заинтересовало бы ее. Тот небольшой ключ, который помог бы понять ей, куда пропала вся ее хваленая осторожность, та паранойя, выработавшаяся, как безусловный инстинкт с годами работы. Однако, фраза, которую произнес оборотень, а это несомненно был он, заставила девушку ненадолго вновь выпасть в осадок.
«Помочь? Мне? Смешно ведь – я цела и невредима. О себе бы подумал лучше. Кому здесь и нужна помощь, дабы не скопытиться вот на этом самом полу, так это ему. Забавный раб…»
- Я…
Только и проронила лисица, как ее реплику прервала еще одна странная для данной ситуации фраза, которая, к удивлению, как спусковой крючок, запустила мыслительный процесс в голове Эрис. Сложив два и два, она тут же поняла, почему этот раб обратился к ней именно так и никак иначе.
«Он принял меня за рабыню? Надо же… Многое я узнала за сегодня. Неужели я так похожа в этом виде на одну из таких вот… кхм, обитательниц клуба? Как… странно это. Но, может это и есть развлечение, которого я так долго ждала? Тогда не стоит терять шанса – может, чего интересного разузнаю. Мало ли, кем был он до того, как сюда загремел…»
- Бывает, не спорю. Но скорее это к тебе относится – вон, почти на ногах не стоишь… Хозяин злобный попался?
Спокойным, даже в какой-то мере, заботливым голосом, проговорила лиса, все еще думая, а верно ли она поступает – раб ведь может задать какой-нибудь вопрос с подковыркой, на который она будет не в силах ответить. Нет, конечно же, она все сможет. Только нужно продумать легенду, ничем не отличающуюся от тех, которые она сочиняет на более-менее долгосрочных заданиях. Особенно это было актуально как никогда теперь, после вопросов, непосредственно касавшихся прошлого. Да еще и эти неожиданные объятья… В прямом смысле этого слова, ее лет сто никто вот так просто, не за что-то и без приказа обнимал, прижимая к себе. На мгновенье в светлой головушке Плугару даже прозвенел тревожный звоночек, возвещавший о том, что это может быть и ловушка. Однако эта тревога практически сразу померкла, ибо Эрис, всегда достаточно чувствительная к фальши, сейчас не чуяла лжи ни в действиях, ни в словах своего нежданно-негаданно появившегося собеседника.
«Так тепло… Не верится как-то, что нечто подобное могло случиться со мной. Смешно? Нет, скорее просто иронично… Давненько не приключалось со мной подобных вещей»
Услышав то, что на раба накатил приступ кашля и заметив его раскрасневшееся лицо, лисица немного отпрянула от него, вновь безмолвно смотря на оборотня, словно подбирая слова, чтобы точнее выразить свою мысль.
- Пойдет – и не такие холода претерпевала. А вот тебе явно нужна помощь. Может, я могу чем-то помочь?
Спросила у него Плугару, как сзади нее раздался голос той горничной, возвещавшей лису о том, что «де номер госпожи приведен в порядок». Девушка мысленно чертыхнулась, понимая, что все это очень даже некстати – она ведь даже и толком не успела поговорить с этим немного странным обитателем клуба.
- Что ж, кажется все карты вскрылись сами собой. Пойдем – посидишь у меня в номере, отдышишься немного. С администрацией тоже договоримся как-нибудь. Не боись, не подвох это. Просто… просто есть причины.
Немного туманно заявила лисица, потянув нового «знакомого» в сторону своего номера, сама не особо осознавая того, зачем вообще она это делает, мысленно списывая все на сиюминутную прихоть, природное любопытство и еще десятка два других непонятных причин.

+2

5

- Если бы только один.
Усмехнулся медведь, махнув рукой.
- Мне порой кажется, что меня тут просто хотят убить.
Логан попытался улыбнуться, но из его уст шутка звучала как приговор.
- Чем же ты мне можешь помочь? Разве что – побыстрее уйти отсюда. Кажется, я притягиваю неприятности.
Картер взглянул в сторону через плечо лисицы, откуда им навстречу шла одна из горничных. Их медведь не любил так же, как и охранку. Разница была только в том, что охрана самостоятельно и сразу же начинала бить, а горничные быстренько звали на помощь всю ту же охрану.
- Тебе и правда лучше убраться отсюда.
Почти приказал Логан лисице, толкая ту в плечо в противоположную от обслуги сторону.
«Принесла же нелегкая. Сейчас обоих спалит, стерва!»
Медведь ненавидел себя за то, что подвергает опасности ни в чём неповинную девушку, которая была к нему так добра, даже предложила помощь. Как вдруг…
- Что?
Логан недоуменно смотрел на лисицу, в голове никак не могла сформироваться вся картина происходящего.
«Так она что, посетитель клуба? Не рабыня? Вот чёрт, угораздило».
Как раз именно сейчас не хватало разве что, нарваться на ещё очередные неприятности. Кажется, третьи по счёту. И это только за одну ночь.
«Карцером тут точно не отделаться. И до утра я навряд ли доживу. Не говоря уже о завтрашнем вечере».
Лисица сказала, что есть причины. Наверное, она имела ввиду, что есть причины для убийства нерадивого раба? Кажется, Логан с ней был даже согласен: так налажать он даже если бы захотел, то навряд ли смог.
Медведь смотрел под ноги лисице и не двигался с места.
«Притянуть её к себе. Схватить за горло. Сжать посильнее, но не до хруста костей. И так можно будет уйти… Заложник – проверенный способ. Только что потом?»
О свободе Логан думал теперь редко. Чаще возникал вопрос, как выжить тут, а не как удрать из клуба. И лисицу нельзя было брать в заложники. Ведь она была добра к нему. Пока что добра. Неизвестно, что будет, как только раб переступит порог номера. Была ли эта хрупкая с виду девочка жестокой госпожой или нет – стоило хотя бы попытаться узнать. Ну а если что – можно будет попробовать воплотить в реальность план побега. Толку от него не будет, но хотя бы медведь не подохнет в карцере, как это обещал один из менеджеров, совсем недавно обещал и это сильно настораживало.
«Зачем ей дохлый раб?»
Задавался вопросом оборотень, так и не решаясь взглянуть на девушку.
«Хочет наказать за неподобающее поведение? Тогда, отчего не накажет прямо здесь? Так часто делают. Зачем платить деньги за то, что ничего не стоит».
Надо было не размышлять, а становиться, наконец, примерным рабом. Логан не знал, зачем он лисице, но она была с верхних этажей, а, значит, она вполне могла стать его хозяйкой.
«Может, это и есть тот самый последний шанс?»
В это верилось с трудом, но надежда, которую никак не добьют лопатами, воспарила вновь.
- Прощу прощение, госпожа.
Учтиво произнёс медведь, опускаясь на колени перед лисицей. Наверное, то, что будет позже, не сильно заботило Логана. Сейчас он продолжал цепляться за свою зыбкую надежду, пусть даже она и пропадёт через несколько секунд. Но это будет потом. А пока можно верить во что-то хорошее.

+3

6

«Странный он, очень странный… Будто разрывается между двумя сущностями, которые притаились внутри него. Непривычно видеть кого-то такого в стенах КГБ. Такие быстро отсюда исчезают. Нет, не так – их попросту стирают из этого мира, будто они  противопоказаны минздравом к употреблению. Так что, насчет убить ты точно прав, мой собеседник. Знать бы еще, что ты такого натворил… Да, это явно того стоит».
Риторический вопрос, прозвучавший, как звон бьющегося стекла в тишине, заставил Плугару отвлечься от своего мысленного монолога и взглянуть в глаза оборотня. Непонимание. Неверие. Недоумение. Растерянность. Столько разных полутонов по сути одного и того же противного чувства, так и засиявшего в глазах раба, заставили лисицу лишь немного склонить голову на бок, воззриться на случайного собеседника и не проронить ни слова. Почему? Да ведь тут и говорить нечего было – все улики сами по себе налицо. Доказательств было предостаточно и без лишнего сотрясания воздуха.
«Наверняка в его голове сейчас буря из различных мыслей, бесконечный, безбрежный, стремительный поток… Интересно, насколько я упала в его глазах с этого момента. Наверняка сейчас он сравнивает меня с теми, кто его довел до этого состояния. Ну и пусть – это ведь правда, которой никто не отменял. Моя правда. Ситуация действительно забавная вышла… Поживем, поглядим, что дальше будет».
Когда раб встал на колени, как и полагалось в этом месте, Эрис предпочла не разглядывать потрепанного оборотня, а осмотрительно оглядеться по сторонам. К счастью, все горничные расползлись, как змеи, по углам, охраны на горизонте не было, да и других лишних свидетелей тоже.
- Эрис. Лучше просто Эрис. На других оборотней я без веской причины не нападаю и выше их себя не считаю, так что просто можешь обращаться по имени. Но только тсс – тут у всего есть уши и глаза. Идем.
Проговорила Плугару, стараясь быть более-менее доброжелательной, потому что хорошо знала, когда следует выпускать когти и вцепляться с рыком в добычу, а когда лучше пойти обходной лазейкой, имя которой хитрость. Сейчас стоило воспользоваться вторым вариантом. А ради того, чтобы утихомирить свое любопытство и найти ответы на некоторые появившиеся вопросы, лиса была готова на многое, если не на все.
- Кстати, возвращаясь к вопросу о помощи… Может быть, я и смогу тебе чем-нибудь помочь, но это все еще обговорить надо, чтобы понять каким макаром тебе помогать-то надо…
«Да и стоит ли вообще. Мало ли, кто он такой – может и не стоит с ним разбираться вот так, досконально… Хотя, чутье подсказывает об обратном – есть в нем что-то этакое, определенно есть…»
Думала она, набирая телефон администрации и утрясая все формальности касательно происходящего. Кислые, вялые ответы работников еще чуть больше насторожили Эрис по отношению к ее новоиспеченному знакомому. Неспроста, явно неспроста все это…  Но, в конечном счете, ей оставалась теперь самая малость – разузнать больше об этом оборотне, в котором явно что-то, да не так было…
- Ну, раз уж мы теперь здесь, то скажи хоть, как звать-то тебя, горемыка?
Поинтересовалась у него девушка, положив трубку и присаживаясь на мягкий диванчик с ногами – психотерапию с ее сегодняшним «посетителем» следовало вести крайне осторожно, шаг за шагом, чтобы не сломать весь ее отнюдь не совершенный план.
- Раны сильно болят? По-хорошему тебе и вправду отлежаться бы… Если достану лекарств сам заштопать себя сможешь?

+2

7

«Просто Эрис».
Мысленно повторил приказ госпожи Логан, на секунду задумываясь – а приказ ли это вообще? Посетители чаще распоряжались называть их господами, или хозяевами, да как угодно – но не по именам.
«Не нападает на оборотней? Не считает выше? О чём она?! Ведь лисица – посетитель Клуба. А я…»
Стереотипы, навязанные КГБ, постепенно ломались. Картер столько времени пытался стать правильным рабом, чтобы у его клана был хотя бы призрачный шанс на спасение, но очередной «клиент» хотел играть по иным, неизвестным Логану, правилам.
Медведь кивнул лисе, осторожно проходя в номер. Комната отличалась сдержанным стилем, хотя и простой её назвать было нельзя. Многие клиенты КГБ любили роскошь, иногда до такой степени, что у оборотня рябило в глазах от этого вычурного великолепия. Видимо, Эрис относилась к какому-то другому виду клиентов.
Помочь, обговорить…
Картер чувствовал себя некомфортно: раньше ему не нужна была помощь, раньше у него была регенерация. Раньше он был свободным. Как же это было давно… Кажется, Логан начал забывать об этом. Будто и не было никогда свободы. Была лишь война за жизнь по чьим-то законам, непонятным самому медведю.
Джеймс украдкой поглядывал за действиями лисицы, оставаясь стоять у порога. Наверное, проходить внутрь комнаты не стоило, ведь это было неправильно. Медведь поймал себя на мысли, что не знает, как вести себя в этой ситуации. Слишком непривычно.
- Моё имя Логан.
Осторожно представился оборотень. Наверное, нужно было назвать имя, данное при рождении. Или то прозвище, придуманное ему в Клубе. Картер отчего-то думал, что постоянно делает не то и не так, как этого с него требовалось. Особенно теперь.
Логан тоскливо посмотрел на плед, что небрежно свисал с дивана. Дорогой, мягкий и теплый. Последнее волновало больше всего – медведь не прочь был накинуть на себя что-то помимо чужих джинсов, которые он предусмотрительно стянул у предыдущего «хозяина». Оборотень хмурился из-за непонятной ситуации, не зная, куда себя деть, чтобы не помешать лисе. Уж больно не хотелось создавать ей неприятности. Она первая, кто в этом Клубе заговорил с Картером на равных. Отчасти, Логан даже уважал девушку, что с ним случалось очень редко.
- Сильно.
Ответил Джеймс, покосившись на дверь: всё-таки она была не закрыта, он только прикрыл её, когда входил. Может, стоит сбежать? Лисица опомнится не сразу, будет время… Только, на что?
- И… постоянно.
Вымученно выдохнул оборотень, неуклюже усаживаясь на пол рядом с дверью. Стоять сил больше не было. Невыносимо давило на затылок, заслоняя собой боль от ран. К гематомам, кажется, медведь стал даже привыкать – если не особо двигаться, боль была тянущей, хоть и постоянной, но терпеть было возможно.
- Наверное, смогу. Мне раньше… мне не нужна была помощь. Раньше.
Картер сам не мог сказать наверняка, на сколько повреждено его тело. Поэтому и как лечиться самостоятельно, тоже не понимал. В прошлом регенерация решала все проблемы.
- Почему ты помогаешь?
Логан внимательно смотрел на лису, забыв обо всех правилах Клуба, которые пытались вдолбить в него столько месяцев.
- Зачем тебе это?
Джеймс требовал ответов, он слишком долго нуждался хоть в какой-то информации, но тут старались не разговаривать с рабами, предпочитая держать таких, как Логан в неведении. Наверное, не стоило упускать такую возможность. Может, Эрис знала что-то, что могло помочь в дальнейшем Логану спасти клан медведей.

+3

8

- Хорошее имя у тебя. Звучит красиво.
«Ну вот, теперь мы знакомы…Конечно, знакомы – не совсем подходящее слово, но все же…. Это куда лучше, чем обращаться просто на «ты», да и куда практичней. Тем более, как там на востоке считается – если знаешь чье-то имя, то владеешь огромной властью. Может быть, мне это тоже чем-то поможет в общении с ним?»
- Значит точно сильно потрепало тебя, раз такие ощущения есть…
Состояние ее нового знакомого совершенно не радовало Плугару. Как бы там ни было, лисица сразу же подметила то, что раны у Логана были отнюдь не новыми, что было крайне странным – у оборотней, насколько она по себе самой знала, раны заживали достаточно быстро и хорошо, если только не были серебром нанесены. А тут… Еще одна странность, вопрос без ответа.
«Он точно не так прост, как мне кажется – каким бы оборотень неправильным ни был, регенерация настолько худой быть не может. Об этом тоже стоит разузнать побольше и уже совсем не от моего неестественно избыточного любопытства».
- Рано или поздно, у всех в жизни бывают такие моменты, когда понимаешь, что на одного себя полагаться нерезонно… Ничего, пройдет это – главное постарайся выжить. Если хочешь, могу помочь с перевязками. Я немного разбираюсь в этом…
Подходя ближе к нему и протягивая все, что было необходимо ему для того, чтобы хоть как-то привести себя в более-менее живой вид, Эрис все еще рассматривала оборотня, будто пытаясь найти еще хоть какую-то интересную деталь, которая приблизит ее к разгадке того, чем является этот Логан. Вопросы, которые раб задал ей, нисколько не удивили лису. Она даже ожидала чего-то этакого уже с пару минут точно.
«Что ж, в этот раз, похоже, придется воспользоваться моим самым нелюбимым оружием – честностью . Хотя, порой откровенность и разговоры по душам рушат самые неприступные стены…»
- Как я понимаю, простое «мне так захотелось» здесь не поможет. Да и не буду врать, что я это делаю из банальных добрых побуждений – в это ты точно не поверишь, пусть это отчасти именно так.
Пара изумрудно-зеленых глаз блеснула хитрым, но совершенно безобидным огоньком. Эрис пододвинулась к оборотню еще чуток ближе, находясь уже практически нос к носу с ним.
- Во-первых, я натура любопытная, а ты привлек мое внимание своей необычностью, непохожестью на других. Я чувствую в тебе достаточно интересную личность, в отличие от этих шаблонных игрушек. А во-вторых… Во-вторых мне кажется, что неспроста ты здесь. С рабами обычно так не обращаются – ценность все-таки. А если бы ты был полным браком, то тебя бы просто в утиль пустили. Так что, как я и говорила – причины на это у меня есть. Я хочу найти ответы на свои вопросы, поэтому помочь тебе будет равной платой за это на мой взгляд.
«Если, конечно, это стоить того будет. Но, отчего-то я уверена, что будет – лишь бы только эти самые мои «ответы» как всегда в самый последний момент не ускользнули у меня из рук…»
- Пойдем. Тебе в таком состоянии не стоит сидеть на полу – а то еще помимо ран какую-нибудь мерзкую болячку подхватишь вроде простуды. Так что давай, доползаем до дивана и устраивайся как тебе удобней.
Проговорила лиса, помогая медведю добраться до достаточно комфортного, с ее точки зрения, диванчика и, закутав того в плед, вновь уселась на свое место, задумчивым взглядом посмотрев на Логана.
- Ну а теперь давай разберем все по порядку: что, где, когда и как ты оказался здесь.

+1

9

- Мне не на кого положиться, кроме как на себя.
Огрызнулся Логан, вжимаясь спиной в стену, будто пытался отстраниться от лисы как можно дальше. Запоздало подумал о том, что наверняка на дорогущих обоях останутся следы крови и за это, наверняка, по головке его не погладят. Но сейчас хищника, зажатого в углу, волновало далеко не наказание за порчу имущества КГБ.
- Шла бы ты, куда подальше со своим любопытством.
Посоветовал оборотень Эрис, предупредительно и красноречиво рыкнув на неё для наглядности.
- Отойди дальше. Не подходи. Я сверну тебе шею и потом – убегу отсюда пока не опомнилась охрана.
Уставший организм не желал сдаваться: Логан был сильнее рыжей, он был больше и мощнее её. Старше и опытнее и она не смеет тут строить из себя сестру милосердия.
«Я не подчинюсь тебе. Не склоню голову перед тобой, тварь!»
- Я – не интересная личность. Я обычный раб в этом чёртовом месте. И тебе нечего тут разнюхивать.
Тише закончил медведь, опуская взгляд.
- Я зверь. Я опасен. Не надо… рисковать. Мне не нужна помощь. Просто – уйди.
Но девчонка не собиралась отступать, как казалось Картеру. Даже наоборот – она будто знала, что Логан не причинит ей вреда. Оборотень отчётливо понимал, что если лисица решит уйти, то он не жилец уже. Пару дней, возможно – неделю. И его сотрут в порошок, перемелют этой системой, к которой невозможно приспособиться такому животному, как Логан.
Эрис была слишком заботлива, слишком доверчива и подходила чрезвычайно близко. А ведь зверь ещё помнил, что бывает, когда такие, как лисица, оказываются рядом.

И вновь эта вездесущая, неживая серость, что окутывает сознание так давно и так постоянно…
- Все хорошие люди дохнут вокруг тебя. Потому что ты – животное. Просто зверь. Лишь инстинкты, только жажда убийства и более ничего. Вот, что ты такое, Логан.
И вновь воспоминания: такие же серые, без красок, без цветов. Лишь с болью. Выстраданное, пережитое, пропущенное через сердце, которое Логану не казалось живым – его сердце и его душу.

Мягкие прикосновения. Слишком заботливые и слишком… для него. Эрис не понимала, на сколько был велик риск. Картер не хотел ей вреда, но и не мог просто сбежать от неё: ему некуда было бежать и негде прятаться. А ведь сейчас, здесь, слишком хорошо для животного, коим и являлся Джеймс. Кажется, такого не было давно, что Логан и вправду начал забывать, как испытывать что-то помимо боли.
- Что ты хочешь услышать?
Осторожно задаёт вопрос медведь, вглядываясь в глаза лисицы.
«Я не хочу вспоминать то, что старался забыть ежедневно».
Логан болезненно морщится, отводя взгляд в сторону. А память уверенно уносит парня в старательно забываемое прошлое. Туда, где были боль и страх, но оставалась надежда. На что-то. Что-то очень важное, необходимое, как воздух. 
- Здесь не принято слушать то, что говорят невольники.
Хрипло продолжает он, прикрывая глаза. Усталость ощущается гараздо сильнее, когда расслабляешься.
- Я скажу. Если ты хочешь услышать…

Отредактировано Джеймс Картер (29.09.2014 20:54:34)

+1

10

«Чертовски знакомая ситуация – рабам действительно не на кого и не на что уповать, особенно в этих стенах. Здесь спасти может только смирение, слово, которое не всем рабам знакомо. А ведь не только невольникам приходится рассчитывать исключительно на свои силы…»
Эрис лишь продолжала наблюдать, зная, что соваться к раненному оборотню даже ей, относительно закаленной своей работой личности, явно не следовало. Покалеченный зверь бьется до конца даже с тем, кто не собирается бороться с ним. Пока не собирается.
- Любопытство губит кошек, но не лисов. И отходить от тебя я смысла не вижу – пусть ты и силен, не спорю, но нападение для тебя не выход сейчас. Состояние ухудшится, организм еще больше загонишь, а там и до смерти недалеко. Смекаешь?
Поинтересовалась у Логана Плугару, оставаясь на своем месте, в то же время продумывая свой следующий шаг. Но, кроме методов убеждения и попыток построить нормальный разговор ничего на ум лисе не шло – все же она не была сторонницей грубой силы и битья полусидячих собеседников.
«Может ты сам себе не интересен, а вот для меня ты можешь стать ценной кладезью информации, если только я не ошибаюсь и она есть. Нет, определенно есть – просто так никого в КГБ изжить не хотят…»
- Ты зверь, я зверь. Мы оба звери, просто у каждого из нас реальность своя. Пусть ты и говоришь, что не нужна тебе помощь, тем более от такой как я, но отвадить меня ты не можешь. Решение по этому вопросу принимать буду я и никто другой.
«Я сама себе хозяйка, а это дело – моя работа. Все так просто и логично… Ты не можешь отказаться от помощи, потому что подсознательно точно знаешь, что нуждаешься в ней. Ищи, Эрис, ищи обходной путь…»
Девушка еще чуть приблизилась к оборотню. Сейчас страх не был особо крупной помехой, плюс ко всему эта функция как-то неожиданно сама по себе отключилась в мозгу Плугару, ибо именно сейчас был тот самый момент, когда, по ее мнению, цель оправдывала средства. И задача, позволившая бы ей приблизиться максимально к своей цели была ясна, как божий день: нужно было заслужить хоть крупицу доверия Логана, отчего силовые методы и сошли сразу же на нет.
- Все.
Коротко ответила Эрис, также заглядывая в глаза собеседнику. Кажется, ее план потихоньку начинал приходить в действие.
- Мне нужно знать абсолютно все, чтобы восстановить события твоей жизни и найти самый подходящий способ пусть немного, но помочь тебе. У меня есть уже наметки для этого, но хотелось бы не оплошать на какой-нибудь мелочи…
«По его лицу заметно, что рассказ будет не из веселых. Хах, а когда собственно байки и истории жизни рабов были веселыми? Никогда, пожалуй…»
- Не принято. Но, не находишь, что нынешняя ситуация сама по себе непривычна и крайне неуместна для этих стен?
Переспросила у него лиса, подперев привычно щеку ладонью и чуть сощурившись. Но, стоило оборотню лишь сказать, что он расскажет ей все, как Эрис оживилась, хоть и виду особо старалась не подавать – лицо сохранять необходимо было в любой ситуации.
- Я хочу услышать. Ты даже не представляешь насколько… Сейчас, только звонок один сделаю еще, кое-что уточнить надо.
Проговорила лиса, отходя от Логана и возвращаясь к телефону, расположенному на приличном расстоянии от раба. Девушка говорила тихо, но не от профессиональной привычки – ей не хотелось, чтобы оборотень уловил суть самого разговора. Наконец, Эрис соединили с администрацией и она могла спокойно обговорить с ними вопросы сделки о выкупе Логана из КГБ. Но не все оказалось так просто – кажется раб действительно был ценен, если за него заломили цену с десятью ноликами. Просто так такие цены здесь не выставляли, что теперь однозначно подтверждало домыслы Плугару.
«Какая прелесть… Вижу, добрые админы в курсе, что у них тут за рыбина плавает. Поверить не могу, снова как одним местом чувствовала, что какую-нибудь свинью мне подложат. Но ничего – у меня тоже козыри свои есть…»
Брать чужое, тем более кусать руку, которая ее кормила, для Эрис было чревато определенного рода неприятными последствиями. Но сейчас же речь шла о достаточно важном деле, которое могло принести много полезной информации, отчего следовало бы рискнуть. Лиса колебалась, ведь если дело не выгорит, то по шее она за самоуправление и получит. К тому же, такие деньги она будет очень долго возвращать.Но любопытство… Чертово любопытство вновь взяло верх.
«Кто не рискует, тот не пьет шампанского. Деньги верну уж как-нибудь… наверно».
Дальше разговор пошел вроде как по маслу – во всяком случае, Плугару показалось, что все улажено. Закончив разговор, она положила трубку и вернулась к своему собеседнику.
«Что ж, теперь слушаю и запоминаю все, что ты скажешь. Диктофон бы сюда, но если потянусь к сумке, вызову лишь больше подозрений, а другого шанса может мне и не представится…»
- Ну, теперь можешь рассказывать все от и до, Логан… Не переживай, это останется только между нами.
Проговорила лисица, расположившись поудобней не так далеко от раба и, навострив уши как заправский психоаналитик, приготовилась улавливать каждую, даже самую мелкую деталь его повествования.

Отредактировано Эрис Плугару (22.10.2014 22:20:34)

+1

11

Лисица говорила складно и верно. Картер не любил таких, как она. Но она единственная, кто хотел помочь. Ему – зверю.
Эрис просила рассказать. Не требовала, а просто просила, как просят друга или брата. Логан не был ей ни тем, ни другим. Он был рабом, и было бы привычнее, если бы лиса вела себя, как обычная госпожа, пришедшая отдохнуть в Клуб.
«Всё… от и до. Что же мне рассказать тебе?... это ведь сложно. Понять и разобраться».
- Мне самому не нужно помогать.
Наконец-то начал говорить Логан, усаживаясь удобнее.
- Помоги другим, из моего клана. Я не хочу, чтобы они стали рабами, которых притащат обманным путём в клуб, когда подохну я.
Джеймс просил. Он даже был готов умолять, правда – не умел он этого делать. Он надеялся, что рыжая всё поймёт сама. Поймёт и поможет зверю, попавшему в опалу.
- Наш клан притеснялся. Вампирами. Они хотели… наши земли и наши богатства. Богатств у нас не было, но кровососы не отступили, вцепившись в эту землю. В те годы полегло много наших. И вампиры получили своё, но не полностью. Мы думали, они не вернуться больше. Но это было не так.
Логан замолчал на несколько секунд, а потом вновь продолжил. Говорить становилось трудно. И это даже не от того, что пересыхало в горле, не от того, что трудно было дышать. Потому что медведь просто хотел объяснить так, чтобы его поняли. Поняли и помогли.
- Они вернулись. Тогда меня уже не было в клане. Да и воинов там толком не было – одни мальчишки. Наш клан решился пойти на соглашения с вампирами. Тогда-то и был подписан тот чёртов договор. Клан начал поставлять в КГБ охранников. Понимаешь, не рабов, а просто охранников. Тогда все решили, что это и есть свобода: вампиры больше не тронут клан. Мы сможем жить спокойно. Это тоже оказалось враньём. Медведи уходили в это странное место, но никто не возвращался. Лишь пустые отписки, просто чёртовы бумажки присылал клуб. Мол – погиб при исполнении обязанностей. Вначале и на это закрывали глаза. Но наш клан не на столько большой, чтобы не заметить отсутствия мужчин. Вождь попросил меня во всём разобраться. Не знаю, почему именно меня. Может, потому что считал, что я силён для такой работы. Он ошибся. Я не умею быть невольником. И я не знал, что стану им.
Картер продолжал рассказывать лисе – первому своему слушателю за столько времени. Добровольному, попросившему рассказать. Не как тот мастер, просто выполнявший свою работу. Рассказывать о том, как он, попав в КГБ, узнал, что не охранниками тут все были, а рабами. И подыхали как рабы. Без воли. Без права на слово и даже на последнюю почесть – придание тела земле. Медведь не просил за себя, он не хотел никакой свободы. Он же просто животное, и может просто подохнуть тут. Никто не будет по нему плакать. Но те воины клана, что уходили в Клуб, не понимая, на что идут – вот кого просил спасти медведь. Спасти хотя бы кого-нибудь.
- Ты же поможешь, ведь правда?
Он с надеждой смотрел в глаза лисице, уверяя себя в том, что ему не показалось, с ним не играют и его услышат. Услышат и помогут. Избавят клан от подобного «налога». Освободят медведей. Позволят остаться независимыми.
- Пообещай, мне, рыжая…
Требовал раб, сжимая руку своей возможной спасительницы.
- Пообещай, что не лжёшь и поможешь!

Логан не успел сообразить, что же пошло не так. Открывшаяся дверь. Шум. Крики. Сознание поплыло очень быстро и назад его вернуть медведь уже не смог. Дротик с транквилизатором, угодивший аккуратно в шею, всё сильнее погружал зверя в вязкую, пустую и пугающую темноту. Лишь огненно рыжие волосы лисицы и её взгляд. Тот самый, полный сострадания и понимания. Это всё, что осталось в памяти у медведя.

+1


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [30.08.2066] Без права на сочувствие