КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [04.10.2066] Безумное чаепитие


[04.10.2066] Безумное чаепитие

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время: 4 октября 2066 года, обед.

Место: Родовое гнездо семейства д'Эстен, Новый Орлеан.

Действующие лица: Альбер, Вивьен, Виктория и Элина д'Эстен.
Приглашённые звезды: Клод д'Эстен и Дэниел Гейт.

Описание ситуации:
Узнав о выступлении Лабиенов за исключение рода из Корпорации, Клод стягивает всех представителей семьи в родовое гнездо. Кто-то уже успел отбыть в безопасное место, кто-то занялся подготовкой к возможной войне, но не все ещё определились с дальнейшей линией поведения в столь сложной ситуации.

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

+2

2

Вот уже несколько суток в родовом особняке д’Эстенов царил полный бедлам. Кто-то приезжал, кто-то уезжал. В перерывах среди довольно разномастных представителей рода то и дело вспыхивали ссоры или скорее даже скандалы. Альбер, обычно довольно далёкий от политических игрищ семьи, чувствовал себя откровенно не в своей тарелке. Возможная война с Корпорацией его не слишком волновала, неожиданно ставшее вакантным место главы рода тоже. Объективно посмотрев на ситуацию, он был не особо нужен в данный момент и дампир давно бы уже с удовольствием свалил из этого дома, ставшего змеиным гнездом, но странное и в то же время искреннее беспокойство за дядю, пожалуй, единственного его настоящего, хотя бы по духу, родственника, не позволяло ему уехать.
Внезапная смерть Эмилии ударила по Клоду сильнее, чем по кому бы то ни было. Это Альбер, больше склонный ощущать, чем думать, видел, как никто другой. Сам в юности переболевший любовью к этой яркой и страстной женщине, он до сих пор испытывал иррациональную ревность к дяде, как в своё время и к собственному отцу, и, возможно, именно поэтому полукровка не мог бросить всё, продолжая слоняться по опустевшему дому, то и дело путаясь под ногами у чистокровных, слишком уж явно настроенных на экспансивную политику. Клод, в его понимании, сейчас был способен на любую глупость, и лучше было за ним приглядеть. Потому Альбер оставался в доме, добровольно взвалив на себя обязанности камердинера, от которых в другое время бежал бы без оглядки.

Ещё одно утро, ещё одна отбывшая группа родичей, распрощавшись с которой дампир сунул в уши «таблетки» наушников с музыкой «короля синти-попа». Кажется, даже прислуги в особняке стало меньше, по крайней мере ему прошлось пройти пару комнат на первом этаже, пока он не наткнулся на горничных, накрывающих стол к чаепитию.
- А ведь нет ещё и полудня. Не рановато ли для чая? – с кривой ухмылкой, напугавшей прислугу почти до икоты, Альбер поднял одну чашку тонкого фарфора со стола и покрутил её в руках только для того чтобы поставить на место. – Девочки, а что ж так долго? Гости почти в сборе!
Ещё одна, уже успокаивающая, улыбка, адресованная прислуге, искусственная на все сто и в то же время искренняя. Зачем и без того пугать девочек, ведь в гостиную уже сочатся эмоции предвкушающего недовольства. Подобные чувства, на памяти дампира способна испытывать только Вивьен. «Вивьен, значит», - повернувшись к двери, Альбер вынул наушник из одного уха расплываясь в самой широкой и самой «американской» из всех улыбок на которую способен.
- Крошка Виви, а я уж заждался! Составишь мне компанию за чудесным бисквитным тортом Жан-Батиста пока не подошли Виктория с Элиной?

+6

3

Вивьен в последнее время пребывала в сомнениях.
Прилетев из Европы домой не так давно, девушка застала родовое поместье в полном хаосе, что заставило американку с бешенством мегеры взъярится и со скандалами разогнать тех, кто совсем обнаглел и пытался вывезти побольше добра из гнезда. Несмотря на молодой возраст Виви – ее предпочитали обходить стороной, а потому с наведением относительного порядка и спокойствия вампирша справилась. То, что повергало в сомнение – нарушение первоначальных планов. Женщина рассчитывала на сплоченность и силу клана, а не на то, как все разбредались, оставляя  дом практически пустым.
«Как коты без хозяйки… Мама бы такого не потерпела и задала бы трепку старым кошелкам и трухлявым пням…»
Вивьен не скрывала недовольства, но уверенность ее подводила, пока она наблюдала за происходящим. Она знала практически всех обитателей гнезда с самого рождения, привыкла к ним и к некоторой поддержке, пусть с течением времени очень немногие от нее все еще не отвернулись. А теперь они все предпочитают попрятаться по своим норам, пока гроза их не минует.
«Уж я вам всем под хвост горчицы с перцем всажу, как только смогу добраться. Всем до единого. Мама была слишком добра к вам, предатели».
Месть готова была распространиться и на тех, кто остался. В частности, на Клода, которого Виви была склонна обвинить в том, что именно по его вине Эмилия погибла. Ведь это он не досмотрел, он не смог спасти ее, хотя должен был. Конечно, американка держала эти мысли при себе, ибо дядю задевать было рискованно, но детская обида сжимала горло иногда чересчур сильно. Вивьен всю снедало от боли, горя, гнева и желания на ком-то этот самый гнев высадить весь до самого конца.
К полуденному чаю девушка вышла раньше, чем планировала. Прогулка по парку нисколько не помогла развеять тяжелые мысли о том, что может ждать клан в будущем. Скорее, ясное небо только усугубляло мрачность, с которой скребли на душе кошки.
Голос Альбера, а уж тем более его «крошка», заставили Виви со злобным прищуром взглянуть на братца. Не самое приятное чаепитие ее ожидает, но уже пора было привыкнуть к его пребыванию в поместье.
- Не откажусь, - со всей любезностью, за которой д'Эсен и не пыталась скрыть свою жгучую нелюбовь к Альберу, гурманка уселась в высокое плетеное кресло, которое несколько лет назад специально приобрела для себя. Оно, возможно, не совсем вписывалась в общий ансамбль, но зато помогало Виви чувствовать себя будто на троне. – Все еще не закончил паковать вещи? Может, помощь нужна? Я помогу чем только смогу.
Виви улыбнулась самым обаятельнейшим образом, как всегда улыбалась тем, кого предпочитала бы не видеть вовсе. Намек тонким не был, скорее он был грубым и обнажающим накопившееся раздражение.
- Еще и эти… - недовольно фыркнув при упоминании девушек, женщина, закинув одну ножку на другую, важно расположилась в кресле, положив руки на подлокотники. Теперь Вивьен обозревала всю комнату, что давало ей иллюзорное ощущение превосходства. Ох, как же ей хотелось быть настоящей хозяйкой этого дома, чтобы заставить каждого, кто отсюда линял, заплатить за свою трусость.
Горничных американка не замечала, как всегда привыкла это делать. Они выполняли свою работу – незачем следить за ними. Но те, явно ощущая недовольство мадам, старались поскорее закончить сервировку столика для чаепития. И тем лишь обильнее подкармливали самолюбие мадам.

+5

4

Ох уж эти перипетии. Ерунда чистой воды. Впрочем, смотря что называть ерундой в данном контексте. Несомненно, смерть матриарха ерундой назвать даже с очень большой, просто гигантской, натяжкой нельзя было, но вот остальное… Слишком молодой клан к столь большой потере был просто не готов. Именно поэтому Викторию и не удивляло происходящее. Этот массовый сбор, «побег» и «прятки» по углам не просто страны – мира! Ее не удивило бы и то, что некоторые могли просто на просто начать искать покровительства у сильных мира сего. И так, возможно, уже и было. Дабы сохранить остатки клана столь нелепая встреча, которая с большим успехом могла бы закончиться очередной грызней, была необходима. Пора. Что конкретно? Да все. Выбрать того, кто бы точно смог управлять всем этим бедламом. Кто бы смог поселить в испуганных и в большинстве своем слабых женщинах и не менее слабых мужчинах нелепую надежду. Ха! Да о чем это она? В этой безумной семейке всегда, кажется, творился хаос. Одна она чего стоила. Сплоченность? Не смешите! Кто тут у нас водит шашни с одним из Цепешей? Все бежали, но одни из родового гнезда, другие – наоборот.
Вот один из тех редких моментов «задушевных» семейных посиделок и настал. Давно же Виктория не появлялась в главном доме, давно не интересовалась происходящим, но момент теперь настал. Он неизбежен. Женщина приехала еще рано утром, но не вошла на территорию поместья, решив прогуляться по его окрестностям и вспомнить юность. Да и делать было утром ровным счетом нечего. Разве что со скучающим видом наблюдать, как другие вампиры приезжают и тут же уезжают. Прислуге, встретившей ее, отдала небольшой чемодан и приказала прийти за ней, как только наметится условный сбор. Увы, задержаться придется, хотят нынешние обитатели этого или нет. Солнышко светит, птички поют, ну и далее по сценарию. Только вот в итоге побыть наедине с собой удалось не долго. Милая служанка, одетая в стиле тех, что прислуживали им в то время, когда Вик была маленькой, семенила ей на встречу чтобы сообщить, что все практически готово. И женщина не заставила себя долго ждать.
Воспоминания накрыли с головой, приятные и не очень, как-никак родной дом, в котором провела практически половину своей жизни.
«Знакомые все голоса», - подумав, улыбнулась женщина. Порой казалась, что она младше парочки, которая вела «непринужденную» беседу за чайным столиком. Буквально на пару секунд задержалась в дверном проеме и прошла внутрь.
«Ох уж эта Вивьен», - хитро улыбнулась и, подмигнув Альберу, подошла к брюнетке со спины, наклонилась и звонко чмокнула в щеку.
- Одна из этих самых уже тут, - довольно улыбнулась и теперь, обогнув девушку, забралась в одно из уютных креслиц прямо с ногами, перед этим скинув балетки из оленьей кожи. – Так поняла, еще не все? – Очередная улыбка. Виктория априори относилась ко всем снисходительно и достаточно нейтрально. Разве что к Виви она испытывала порой неоднозначные чувства. Но это была отдельная история, и терпеть бы она не смогла тут только на своем поприще.
- Кто-то тут сказал про тортик? – Истинный ребенок. Довольно улыбаясь и потирая ладошки, кивнула горничным. – Как ваши дела, милые? – Спросила, как бы, между прочим, так как вопрос этот можно было и вовсе не задавать.

+5

5

Сознание словно бы висело в пустоте. Вот уже какое-то время юная дампирша совершенно бездумно пыталась "читать" книги, призванные ее неразумную чему-нибудь научить. Читать - громко сказано, так как Элина вот уже минут пятнадцать перечитывала снова и снова одну и ту же страницу и слепо вглядывалась в изображение ничего не говорящего ей магического символа. А-а-а. Да-а. Кажется, Эмилия советовала начать именно с этой книги. Эмилия... До сих пор не верилось, что доброй красивой Эмилии больше не было. Как бы наивно это не было, но почему-то Лине представлялось, что вампиры бессмертные существа, которые не могут взять и просто так погибнуть. Конечно девушка была уже в курсе, что бессмертность не более, чем миф. Даже у нелюдей есть свой предел.
Но все же.. Элина была твердо уверена, проживи она более чем сотню лет, то приравняла бы такой срок к началу вечности. Не говоря уже о долгожителях...
Неотвратимость произошедщего шокировала, выбила неокрепшую почву из-под ног, осложнила и без того сложную реальность, к которой дампирша только только начинала привыкать. Но по сравнению с утратой, которую испытала семья и близкие Эмилии, переживания Элины были лишь маленькой песчинкой. А главное Клод... о его отношениях с сестрой дампирша уже кое-что случайно услышала\увидела, чтобы понимать, что неотвратимость ударила по нему в числе первых.
Лина не знала, как ей себя вести с Клодом в данных обстоятельствах, как выразить свои чувства и стоит ли.
Выражать или что-то говорить не пришлось. Едва ли она видела Клода чаще, чем после их первой встречи в психбольнице, если не реже. Отец. Надо было бы привыкать так называть Клода. Отец либо подолгу отсутствовал по делам, либо отгораживался от всего мира, топя боль в алкоголе. Да и как бы она вообще могла ему помочь? Даже, если ей и хотелось бы его поддержать, то разум останавливал, подсказывая, что общая кровь еще не является признаком близости у людей... А у нелюдей? Все было слишком сложно.
Со стороны двери раздалось неловкое покашливание. Одна из служанок этого дома пришла, чтобы оповестить Лину о том, что подан чай и почти все уже собрались за столом.
"Идти или не идти?" Когда Элине было где-то лет пять шесть, то она мечтала, что ее настоящая семья вернется к ней и заберет из приюта. Она даже мечтала, что у ее родителей много-много детей и отдали они ее в приют например от безысходности и от бедности, она бы даже простила их, поняла. Мечты похоже иногда имеют свойство немного извращаться. Сейчас, когда вдруг у нее появилось много-много родственников, она просто напросто трусила, потому что не понимала, как себя вести в этой ненормальной семейке. Почему ненормальной? Ну как-то в свете последних событий она много на что и кого насмотрелась в стенах этого дома.
- Спасибо, - доброжелательно улыбнувшись служанке, Лина загнула уголок так и непрочитанной страницы. Подхватив с собой книгу, сжимая ее крепко в руках, дампирша двинулась к эпицентру событий.
Можно сказать, что не хватало только отца. Плюс новое лицо.
- Всем доброго дня, - Лина попыталась мысленно себя приободрить и легонько улыбнулась, задержав поочередно на каждом сидящем за столом короткий взгляд, - Альбер, Вивьен и ... мы еще вроде бы не знакомы? -  Рыжеволосую вампиршу Элина видела сегодня первый раз за все это время. Стало немножко любопытно и это совсем чуть-чуть отвлекало от той давящей атмосферы, которая как показалось Лине, образовалась в комнате.

Отредактировано Элина д’Эстен (09.10.2014 21:54:46)

+5

6

Вивьен всегда, сколько он помнил, испытывала к дампиру неприязнь и никогда не трудилась её скрывать, демонстрируя любыми доступными способами. Так что даже не будь Альбер эмпатом, не заметить этих чувств в свой адрес он не мог при всём желании. Причин такого отношения не знал, наверное, никто, кроме самой вампирши, по крайней мере сын Патриарха хоть убей не мог припомнить случая на который бы родственница могла затаить такую глубокую обиду, но это открывало такой простор для всевозможных подколок и подначек, что удержаться от них при каждой их встрече мужчина просто не мог.
Добродушным кивком дав понять горничным, что те свободны, Альбер обошёл уже сервированный столик. В том, чтобы собственноручно обслужить даму, даже такую как его младшая сестрица, полукровка ничего зазорного не видел, а прислуга и без того в последние дни с ног сбивалась, пытаясь успеть угодить всем многочисленным гостям.
- С удовольствием бы принял твою помощь, но я никуда не собираюсь, - всё с той же широкой и чуть шкодливой улыбкой, появившейся на его губах при виде Вивьен, дампир отрезал кусок воздушного бисквита и вручил десертную тарелку с ним вампирше. - Хотя твой намётанный взгляд мог бы пригодиться – никак не могу найти все парные носки, - словно бы задумавшись при этих словах, Альбер рассеянно мазнул пальцем по украшавшему торт кремовому слою и без всякого стеснения сунул его в рот. Пантомима, разыгранная только с целью ещё немного позлить сестру, сыграла и на руку ещё одной участнице предстоящего чаепития и без того появившейся неслышно.
Виктория всегда импонировала сыну Патриарха своей какой-то детской шкодливостью и непринуждённостью, но для того чтобы их отношения оформились во что-то более тёплое они слишком редко встречались. Глядя как та хитро подмигнула, подкрадываясь к восседающей в кресле Виви, дампир поймал себя на мысли, что в этот раз возможно что-то и выйдет.
- Да, ещё должна появиться Элина, дочь Клода. Ты вряд ли её встречала, но думаю она тебе понравится. Милая девушка. Преподавала музыку, кажется, - наконец вынув и наушник из второго уха, он сунул их в карман к продолжающему переключать треки плееру. – И, возможно, сам дядя тоже подойдёт.
«Если он опять не ушёл в набег на винный погреб», - озвучивать последнее Альбер всё-таки не стал, скрыв мысли за безмятежной улыбкой. Неслыханная для него деликатность, но состояние внезапно ставшего исполняющим обязанности Патриарха Клода присутствующих совершенно не касалось.
- Я говорил, - перекладывая ещё один кусок торта на тарелку, полукровка заметил, что прислуга так и не покинула комнату, продолжая неуверенно переминаться у двери. – Вы можете идти. Не могу же я позволить кому-то лишить меня шанса поухаживать за прекрасными дамами? – вернув хитрое подмигивание Виктории, он передал её тарелку с бисквитом и наклонившись поцеловал в щёку. – Рад встрече, Тория. Сколько лет мы уже не виделись, десять, пятнадцать? У меня всё прекрасно, а ты всё так же в трудах и поражаешь всех своей неуёмной фантазией?
Уже принявшись разливать терпкий и ароматный чай по чашкам, полукровка услышал шаги. Подняв глаза на неуверенно застывшую в дверях девушку, он приободряюще кивнул её:
- А вот и Элина! Проходи, не бойся, никто не будет кусаться. В конце концов мы же одна большая дружная семья, - последнее предложение, конечно, было наполнено сарказмом, но вряд ли дампирша, ещё не успевшая во всей полноте прочувствовать все прелести принадлежности к роду, смогла бы его понять, так что адресовалось это вовсе не ей. – С нашей малышкой Виви ты уже успела познакомиться, а это рыжая бестия – Виктория – наша семейная законодательница мод.
Пододвинув к столику ещё одно кресло, Альбер приглашающе похлопал по его спинке, предлагая девушке сесть.
- Как ты устроилась? Если будет что-то нужно – обращайся к прислуге, не стесняйся. Или я об этом уже говорил? Тут в последние дни такое столпотворение, что и не упомнишь кому что сказал, - с беззаботной улыбкой закончив разливать чай, дампир обвёл всех вопросительным взглядом. – Сахар, сливки, лимон? Или может наш воинствующий Наполеон кулинарии предпочтёт коньяк? – направление взгляда на последнем вопросе не оставляло сомнений, что адресовался он в первую очередь Вивьен. Сочтя на этом, что обязанности галантного кавалера исполнены, полукровка занял последнее кресло у стола, вальяжно развалившись в нём и даже несколько хамовато закинув одну ногу на подлокотник.

+7

7

Чуть поджав губы, женщина старалась, действительно старалась не обращать внимания на то, как Альбер улыбается, будто вот-вот собирается что-то натворить. Виви готова была прожечь его взглядом, но упрямо сдерживалась и вела себя так, как если бы не видела вообще ничего. Кроме кусочка торта, который братец ей подал.
- Можно было и не упоминать лишний раз о своей бесполезности, - не сдержав едкости, вампир любезно приняла тарелочку со сладким. Нельзя не отметить, что кухня в главном доме д'Эстенов всегда была выше всяких похвал. И американка очень даже хотела отведать воздушный шедевр лучших кулинаров, как дампир нарушил всю композицию одним лишь пальцем, заставив Вивьен прямо-таки захлебнуться возмущением. Широко распахнув и без того немаленькие глазки, женщина готовилась этим самим куском пирога попасть в холеное лицо наглого брата.
Но неожиданный поцелуй в щеку заставил девушку полностью забыть о своем желании. Вивьен даже подскочила в своем кресле от неожиданности, звякнув ложечкой о блюдце.
- Виктория, это было почти подло, - одернув себя, быстро убрав с лица замешателство, женщина постаралась вести себя так, будто никто ее врасплох не заставал. Да, она была прекрасно осведомлена о том, что родственница хотела проделать, пусть все думают именно так.
Альбер продолжал говорить, разыгрывая из себя этакого радушного хозяина поместья, который готов позаботиться о любом, кто гостит у него.
«Ловко… Это играет ему на руку…»
Виктория была, как всегда, непосредственна и легка, улыбаясь со свойственной ей игривостью. Виви она по-своему нравилась, пусть модельер была отнюдь не так проста, как могло бы показаться на первый взгляд. Критик помнила ее еще с детства, всегда восхищаюсь тем, насколько вампир умела совмещать в себе ребячливость, неприкрытую женственность и негасимый садизм.
- Рада видеть тебя, - Вивьен улыбнулась старой знакомой, уже собираясь ответить на ее вопрос о делах, как в комнату вошел новый персонаж.
Элина, пусть и была дампиром, отчасти импонировала американке. Она была моложе самой Виви, имела не самое приятное прошлое за спиной и явно не лезла туда, куда ее не просят. Д'Эстен последнее ценила превыше всего остального, на что не раз намекала.
- Доброго дня, - определенно, пока она со всеми перездоровается, можно будет забыть о горячем чае. Поэтому Вивьен, позволяя (но только на этот раз) Альберу и дальше изображать себя гостеприимного дедушку,наслаждалась тортом, каждым кусочком. Он того стоил.
- Коньяк будет кстати, - намек братца она поняла. Конечно, она предпочла бы бальзам из лесных трав, но коньяк – тот же бальзам, но для души. Конечно, легче не становилось от выпитого, но зато внутри становилось теплее. Любая потеря образует холод внутри, и что, кроме алкоголя, способно все внутри согреть? Расплавленный свинец, конечно, но Виви не рассматривала такие радикальные методы для сугрева.
Неторопливо поедая десерт, вампир какое-то время наблюдала за своими родственниками, раздумывая, стоит ли отбирать у Альбера инициативу, раз уж он начал.
«Конечно, стоит».
- Виктория, какие у тебя мысли по поводу происходящего? – не став ходить вокруг да около, местная скандалистка перешла к насущным вопросам. Модельер была старшей в четверке присутствующих, поэтому Вивьен решила, что в первую очередь стоит обращаться к ней, а затем уже к остальным. Конечно, можно было бы подождать еще какое-то время дядю, прежде чем перейти к злободневному, но Клод, по мнению американки, уже скорее всего дрых, упитый вусмерть. А потому – зачем тянуть кота за хвост?

+6

8

Чаепитие в кругу этой семейки во истину безумно! Как же хорошо, что Виктория является ее частью, ибо не посвященным не понять всех прелестей столь редких, но не всегда плодотворных, встреч. Стоило одному начать, другой подхватывал, и понеслось, главное не отставать и грамотно подыгрывать. И, кажется, если в эту самую минуту посмотреть на часы – они покажут ровно шесть. Может ли это не нравится? Определенно, но к тем, кому не нравится и к тем, кто старается вести себя нарочито «нормально» женщина уж никак не относилась. Вернее сказать – балаган семейный ей доставлял удовольствие, даже слишком. В столько напряженной атмосфере, он был просто необходим. Это самое напряжение, витающее в доме, можно было смело резать ножом и ножом уж точно не для масла. Даже прислуга в доме ощущала это и до последнего не желала оставлять господ… Но то, как на месте подпрыгнула Вивьен было бесценно.
Ох уж эти ужимки, улыбки – прекрасно! Будто представителей клана с раннего детства обучали сценическому мастерству. Или это уже в крови? Только вот Альбер... Вот его Тори не удержалась и потрепала по щекке, улыбнувшись немного теплее обычного.
- Быть может и все пятьдесят, - ответила ему, довольно уже слизывая с пальца безумно вкусный крем, причмокивая и наплевав на манеры, - но ты уже тогда умело обходился с дамами, думаю, наша милая Вивьен это бы точно оценила, - и теперь взгляд молоденькой вампирше. С остротами же, которые могли бы срываться с языка, модельер совершенно не дружила, поэтому предпочитала лишь изредка поддерживать общий «язвительный» тон и заглаживала, уже умело и профессионально, очаровательной улыбкой. Да и относилась женщина ко всем достаточно ровно, ну разве что порой слишком подыгрывала мужчинам, но это одна из ее женских слабостей, позволительно, позволительно. С ума сойти можно было от диалогов и количества слов, которыми обменивались Альбер и Вивьен. Ничего существенного, поэтому можно было лишь улавливать общие очертания настроения и фраз. Пока не вошла прелестная юная особа, о которой давеча упомянули. И еще одна теплая улыбка, из тех, что дарят матери своим дочерям. Не выгляди Виктория столь молодо, об этом можно было бы смело утверждать. Ей отчего-то захотелось поддержать девочку со столь потерянным взглядом. С наскока влиться в семью было трудно, всем понятный факт.
- Здравствуй, милое дитя. – Захотелось даже за руку ее взять, и едва сдержалась, усидев на месте, но все же нетерпеливо заерзала.
Признаться честно, Виктория с огромным удовольствием попила бы чай, вот так «беззаботно» болтая и поедая все так же руками торт, но, увы и ах.
- Ты верно о том, что Альбер нарезал торт и разлил чай? – С ее губ не сползла улыбка, и взгляд еще не подернулся пеленой серьезности и несомненного траура. – По моему скромному мнению он хорош в этом, и я совсем не удивлена, что женщины от него в восторге. – Она считала так на самом деле и решила приобщить это, дабы как можно аккуратнее оттянуть момент причины их «чайных посиделок». Да, она тянула того самого кота, за его уже облезлый хвост. Доли секунды. И тишина. Она бы звенела, не мешай ей в этом тихие шаги прислуги. Виктория вздохнула и поставила чашку на столик, задев краем ладони торт и пачкая ее.
- А какие мысли могут быть? – Зачастую, ранее, приходилось играть роль главной «блондинки» семьи, только вот прошло то беззаботное времечко. – Думаю, как мы только все отойдем от столь ужасной, для нашей семьи, потери, все встанет на свои места, а ежели нет… - вот те редкие моменты помутнения сознания и мелькания ужасающего безумия в глазах, - я лично перегрызу глотку каждому неугодному и неверному. – Она продолжала сидеть, все так же прижимая колени к груди одной рукой их обнимая, со второй же она все так же по-ребячески слизывала крем. Нежная и теплая улыбка теперь больше напоминала усмешку безумной ведьмы.

+4

9

Замечание Альбера о том, что тут никто не кусается, вызвало у юной дампирши легкую улыбку. Если мыслить буквально, то выходило, что все-таки он был не совсем прав. Кусались. Ох как кусались. Вампиры же клыкастые! Впрочем никто из присутствующих "накидываться" на девушку не собирался и даже вроде бы не косились презрительно из разряда "что ты здесь забыла грязнокровка". Со сравнением Элина конечно маленько перегнула, но, если она правильно понимала все заморочки нового мира, то полукровкам не всегда, не все и не везде были рады. В принципе ничего нового для себя этим не было открыто.
По тому же, как Лину приняли в семье отца, складывалось впечатление, что по большей части остальные, кто входил в число принадлежащих к д`Эстенам, относились к полукровкам вполне лояльно. Да и Лина была явно не первый дампир в этой семье. Честно это открытие очень помогало ей на первых порах. Хотя и все равно невозможно было избавиться от ощущения, что она попала в безумный безумный мир, где является героиней какого-нибудь шокирующего реалити-шоу. А что? Если посмотреть на череду событий, которые привели "сиротку" в родовое поместье ее настоящей семьи, то выходило очень в духе всяких популярных шоу. В ее случае шоу с добавлением фэнтези.
- Спасибо, - приглашение Альбера занять так галантно пододвинутое кресло, Элина с благодарностью приняла.  Когда юная дампирша заняла место за столом, то вернула взгляд Вивьен и Виктории, которую ей тут же представили.
Если честно, то разъяснение Альбера в общем ничего конкретного не объяснило о степени кто кому кем приходится, но самое главное было - Виктория родственница, - зафиксировано. Страшно было представить сколько же вообще у нее теперь появилось родственников. Лина и половины имен не могла запомнить тех, с кем ей пришлось пересечься за последние дни, что уж говорить о сложной и запутанной системе генеалогического древа? Жизни бы всей наверно не хватило, ну человеческой уж точно... Страшно. Страшно занимательно и любопытно. И страшно любопытно стало сколько Виктории лет на самом деле.
- Правда хорошо, все хорошо, - вопрос Альбера вызвал у Элины едва ощутимое, легкое смущение.
Девушка не привыкла, когда ей уделяли внимание, выдвигая ее как бы слегка вперед.
Отложив на стол книгу, в руки Лина взяла фарфоровую чашку, - Очень приятно. - Дампирша продолжила с интересом разглядывать Викторию, задаваясь волнующим вопросом о возрасте, тем более после того, как ее окрестили милым дитем. Хорошо, что еще Лина перестала откровенно удивляться всему, что узнает и услышит. Первый шок она уже пережила. Первое любопытство было позади. Вереница вопросов "кто? где? почему?" была где-то на серединной стадии. Но не тот момент.
Да и все, что она могла - это просто наблюдать и может быть делать выводы. Но на самом деле, выползая из библиотеки на чаепитие, прежде всего Элина  надеялась, что может быть Клод наконец-то покажется. Шанс пусть крохотный, но был.

+4

10

Заинтересованность, вспыхнувшая в старшей вампирше при виде Элины, заставила мужчину улыбнуться чуть искренней. Его всегда не то чтобы удивляло, скорее забавляло как в этой рыжей кокетке уживались такие качества, как детская непосредственность с которой она только что слизывала крем с пальцев и какой-то извращённый материнский инстинкт, готовый вот-вот выплеснуться на ещё ничего толком не понимающую дочь Клода. Первое знакомство вышло как нельзя более удачным, на большее Альбер не смел и надеяться. По меньшей мере теперь можно было не опасаться за сохранность дампирши в компании злючки Виви – если уж Тория брала кого-то под крылышко, то в обиду не давала. Самым же приятным было, что их семейный Наполеончик была осведомлена об этом как никто другой. Эмпат с удовольствием бы понаблюдал за развитием событий и даже уже принялся за свой кусок торта, но в этой семейке никогда нельзя было расслабляться по-настоящему. По крайней мере, не когда собирались такие разные его представители.
Сам вопрос вампирши, как и то, что адресовался он исключительно Виктории, был вполне ожидаем, и Альбер скорее удивился не услышь его, но всё-таки предпочёл бы оттянуть этот момент. К сожалению Вивьен была другого мнения и взяла с места в карьер, не смотря на то, что направление беседы не пришлось по душе не только мужчине.
Постаравшись удержать себя в добродушно-расслабленном состоянии, эмпат вгрызся в ни в чём не повинный кусок бисквита, отхватив от него явно больше положенного по этикету для светского обеда. За последнее время он уже привык к обязанностям штатного «предохранителя», но радости они ему не добавляли. Приходилось постоянно пребывать в приподнятом настроении, чтобы при необходимости успокоить готовых впасть в истерику, или того хуже вцепиться друг другу в глотки многочисленных родственников, хотя только дьяволу было известно чего это стоило дампиру склонному к смене настроений по пять раз на дню. Так что несколько неуклюжую попытку Тории сгладить «углы» он встретил с благодарностью, кивнув старшей женщине и усиленно пытаясь прожевать мешанину из нежнейшей выпечки и крема, ставшего внезапно слишком приторным.
«Виви, что б тебя! Как всегда безупречно некстати выбираешь момент», - стараясь не смотреть на сестрицу, чтобы не дай бог не показать своё недовольство, хотя привкус чужих грусти и скорби сидел у сына патриарха уже в печёнках, он скользнул взглядом по комнате, пытаясь найти хоть что-то для перевода темы. Похоже расслабиться и отмолчатся всё-таки не выйдет.
- Виви, крошка, не забивай ты свою хорошенькую головку политикой, поседеешь ведь раньше времени. Оставь это неблагодарное дело взрослым дядям и тётям. В конце концов это их обязанность – заботиться о детках, - достойной причины для перевода темы всё никак не приходило на ум, и полукровка отчаянно ухватился за первую пришедшую в голову мысль, хотя подумай он чуть дольше и не стал бы этого делать – вряд ли Клод похвалит его за такое, но… «Сам виноват!» - беззвучное обращение к родственнику, чуть более злорадное, чем было свойственно мужчине, - «Не будешь оставлять меня нянчится с этой мегерой!»
- А вы не слышали? Жером навещал Клода в Европе. Если верить дядюшке, зрелище было просто феерическим. Papa всё ещё не растерял своего чувства юмора, - самый небрежный тон, словно обсуждать похождения мёртвых родственников было в порядке вещей. Хотя именно так и было, по крайней мере среди д’Эстенов. – О! – взгляд наконец-то находит подходящую зацепку и наскоро вытерев липкие пальцы о белоснежную салфетку, дампир подхватывает со стола книгу. – А я её так и не осилил! Есть успехи, Лина? Я же могу тебя так называть? – лукавый взгляд на проронившую хорошо если пару слов девушку и продолжение не дожидаясь ответа. - Не слишком ли трудно для начала? В нашей библиотеке есть издания и попроще, могу показать. Или ты просто время убивала?

+7

11

Наблюдая за тем, как Виктория мягко, с долей опеки обращается к молодой Элине, Виви ощутила ревность. Конечно, не яростную и застилающую глаза алым маревом, но вполне неприятную, чтобы сморщить носик. Эгоизм не позволял так просто мириться с тем, что кто-то привлекает к себе внимания больше, нежели сама американка. Благо, навык скрывать свои истинные эмоции был отточен куда лучше, чем еще лет 30 назад.
Вопрос, как и предполагалось, не был встречен на «ура». И этого Вивьен не понимала. Клан будто раскололся на тех, кто усиленно пытался бежать, и на тех, кто предпочитал делать вообще ничего. И Виви не была понятна до конца ни одна из сторон. А из непонимания росла злость и страшное неудовлетворение таким положением. Ей нужна была четкая картина всего происходящего, а еще лучше – полный контроль, дабы девушка ощущала себя достаточно спокойно и защищено.
Виктория очевидно не хотела затрагивать раньше времени злободневную тему. Но, все же, от ответа не ушла, пусть и в шутливой форме попыталась. Виви спокойно кивнула, про себя отмечая, что, видимо, вампирша не больше нее сейчас понимает, как действовать. Правда, в отличии от той же гурманки, она волновалась по этому поводу меньше. Или лучше скрывала свою тревогу… А может… А может и не стоит сейчас искать того, чего нет, ибо родственница была не из тех людей, которые стоят за коварнейшими и кровавейшими интригами по уничтожению кого-либо из соклановцев. Да и к власти та рьяно никогда не стремилась. Вроде.
Виви уже думала обратиться с вопросом к следующему родственнику, как Альбер подал голос сам. И лучше бы он молчал, на взгляд женщины.
- Это тем самым дядям и тетям, которые съеб… - Виви запнулась, глянув извиняющее на Викторию. Как-то при ней ругаться язык не поворачивался. – Которые свалили, едва жареным запахло? Или про старых охламонов, которые Клоду и его безумной войне ни одним словом возразить не смеют?
Вивьен старалась спокойно попивать чай, пока из ее рта лились слова желчи. Но самообладание подвело и девушка сломала тонкую ручку фарфоровой чашечки, малость порезавшись. Пока девушка отставила посуду и присосалась к пальцу, как, наверное, делает любой порезавшийся человек (или не человек), Альбер успел вставить свои пять копеек снова. Тема, которую мужчина затронул, моментом взволновала девушку, заставив ее заерзать в кресле и внимательно глянуть на Викторию, а затем на Элину. Может, кто-то из них тоже знает о встречи отца и Клода.
- Только не слезай с темы…! – прошипела Вивьен, испепеляя дампира взглядом. Она хотела знать подробности, но в то же время, ей бы хотелось узнать все из первоисточника, и желательно наедине, ибо… Ибо самой Виви Жером являлся крайне редко… И чаще по вине самой женщины, которая ох как не любила возню с загробным миром.
Но братец, будто издеваясь, хотя, вполне возможно, вовсе и не «будто», тут же сменил русло разговора, перетекая ближе к дампирше, явно пытаясь вовлечь ее в общую беседу. Не то, чтобы Элина не нравилась Виви... Скорее, та была никем для женщины, поэтому она даже не старалась как-то заострять на ней внимание. Хотя и владела некой довольно интересной информацией о ней. Возможно, не возникни настолько серьезная ситуация в клане, американка даже постаралась бы узнать от самой родственницы, как протекала ее человеческая жизнь.
«Ладно… О Жероме я сама с Клодом поговорю. Этот прохвост может что-нибудь и утаить, а Клод, если застать его в нужном расположении духа, способен рассказать некоторые волнующие меня подробности… Может, есть какая-то информация о маме…»
Закусив губу, Вивьен мимолетно встярхнула головой, отгоняя причиняющие боль мысли. Лучше думать о настоящем.
- Если уж затронули Европу… Виктория, ты же чаще именно в Старом Свете пропадаешь, не так ли? Не планируешь туда перебраться насовсем? - женщина улыбнулась, но без заискивания или вызывающего любопытства. Все же, лезть в личную жизнь модельера у вампирши наглости бы не хватило.

+5

12

Разговоры, разговоры. Из пустого в порожнее. Что, почему, как? На самом деле Виктория желала бы проводить время не за чайным столиком, отвечая на «глупые» вопросы, крошки Виви, а в мягкой постели с молодым любовником. Но тут ничего не попишешь. И в голову закралось осознание того, что она даже в какой-то степени рада увидеть родственников, раз так сложились обстоятельства. От сложившейся ситуации необходимо получать максимум удовольствия, поэтому еще торта! Очередная усмешка. Ох уж эти мертвые родственники, любящие появляться достаточно своевольно, когда ты и сам не рад встрече с ними. И шуточки у них мрачные, но… Нет, все же чувство юмора у усопших было прекрасным, по крайней мере у того, о ком упомянули. Все же не сдержавшись в очередной раз, Виктория хихикнула в ладошку, развеяв внешнее безумие, будто утренний туман, который было наполз, но не успел покрыть всю прилегающую территорию. Женщина безусловно благодарна Альберу за его схожее нежелание развивать тему проблем насущных.
- Ох уж эти книги, кто их вообще читает? – Захлопала глазами, усердно делая вид, что само слово «книга» не то что чуждо, вообще первый раз с губ ее слетело. – Элина, поверь, пусть опыт предков – это и полезно, но собственный опыт куда лучше, - заговорщицки прищурилась и добавила, - и интереснее. Тем более, что времени набраться его предостаточно.
«Порой даже слишком, что не знаешь за что новое еще ухватиться». – Задумавшись, Виктория продолжала смотреть на девочку, казалось бы, но на деле смотрела в никуда, накручивая рыжий локон на палец. И встрепенулась от конкретного вопроса Вивьен.
- Что бы или кто бы меня там не держало, Европа тяготит, так что, думаю, не переберусь, если не вынудят обстоятельства, - под обстоятельствами модельер подразумевала мальчишку, которого она оставить уже не могла и с которым отношения грозили перейти во что-то более официальное, чем «мы всего лишь встречаемся и спим вместе». В столь не юном возрасте супружеские отношения скорее пугали, чем вызывали трепетный восторг и нетерпение скорее их узаконить.
- Вивьен, а ты не решилась выйти снова замуж? – Семейный Наполеончик, как тонко подметил до этого Альбер, уже успела обзавестись семейными отношениями и вроде как самолично свела супруга в могилу, ну до последнего Виктории дела не было, сама сгубила порядочно невинных душ. Но ветреный характер и нежелание сидеть на месте, как всегда давали о себе знать. Или же все то же желание перевести все в некоторое сумасбродство. Женщина громко захлопала в ладоши и громко вопросила:
- Где музыка, хочу танцевать! – Прислуга, что находилась неподалеку, засуетилась. Все же нелегко ей приходится в доме семейки д’Эстенов. – Альбер, ты же не откажешь мне моем капризном желании потанцевать, слышала ты танцуешь очень даже неплохо, - склонила голову на бок, снова походя на дитя малое с этими губками «бантиком» и вздернутыми бровями. Роль старшей точно была предназначена не ей.
Сам ее характер определял нежелание брать бразды правления в свои руки, да и не давал ей их никто. Но как бы там ни было, строя из себя глупую девочку, манипулировать людьми было в разы проще, да и сходило с рук обычно абсолютно все.

+3

13

Было так странно находиться здесь, сейчас, вроде бы в компании родственников. Странно не потому, что мечта сиротки исполнилась и она обрела большую семью и не знала как справиться с навалившимся на нее счастьем. Странно потому, что даже в кошмарных снах Элина не представляла такой не теплой семейной атмосферы. Ей отчего-то было неловко и всё вокруг смущало и окружающие родственники не сильно-то способствовали облегчению адаптации. В принципе это Лина могла понять - скорее всего для большинства д`Эстенов она была нежелательной вторженкой в привычный слаженный "механизм" клана (некоторые уже отчалившие представители клана дали ей это понять чисто интуитивно). Почаще напоминая об этой немаловажной детали, она пыталась бодриться.
В конце концов выбор уже был когда-то сделан ее матерью, а как этим выбором было распоряжаться предстояло уже ей самой. Тем более, что не так уж и одинока юная дампирша оказалась.
Клод был для нее единственным к кому Лина успела привыкнуть и даже начала привязываться. А сейчас стоило взять себя в руки и перестать быть зайчишкой среди хищников. В конце концов девушка не привыкла перед кем-либо пассовать... Да и хотелось думать, что она просто себя накрутила. Альбер показался ей весьма милым и приветливым, как и Виктория. Вивьен... Вивьен была довольно закрытой и из-за этого могло сложиться неправильное предубеждение, но на то, чтобы попытаться найти общий язык со всеми было достаточно времени, главное самой не замыкаться в собственных переживаниях.
В разговоры о не особенно понятной ей политике среди вампиров Элина даже не вникала, а  что уж говорить о заморочках клыкастых, когда даже самая приземленная была далека от девушки. Политика это как брак -  разве хорошее дело браком назовут?
Чай вот был вкусный. Ароматный. Крепкий. На нем и сосредоточилась на некоторое время дампирша, пока неожиданно к ней не обратился с вопрос Альбер. Посмотрев мельком на скол от ручки на чашке Вивьен, Лина вернула взгяд к молодому э-м-м дампиру. Ну он относительно молодо выглядел это точно!
- Да, конечно, обычно мое имя всегда сокращали, - странно было такое произносить в прошлом времени, но никак иначе не выходило, отчасти совсем чуть-чуть Лина уже свыклась с этой мыслью. Нормальной среднестатистической девушкой она перестала себя ощущать, когда начала полноценно понимать, что видит и может общаться с душами умерших людей, дальше хуже.
- Если честно я бы не отказалась от толкового словарика, кажется литературы для тех, кто совсем не в теме, я не находила, - "... а может плохо искала."
Предложение Виктории познать все на собственном опыте было спорным. Вот на собственном опыте Лина так пообщалась с призраками, что и в психушку загремела и судимость приобрела. Но именно эта череда событий и привела ее сейчас в эту определенную точку с этими определенными нелюдьми по совместительству родственниками. Может и действительно было что-то хорошее в опыте общения со злобными духами. Хотя говорить спасибо им все равно не хотелось.
- Думаю, что теперь-то я более к нему подготовлена, - хотя и доля неуверенности в том о чем говорит дампирша проскальзывала. Легче было лишь отого, что теперь она определенно знала, что не сумасшедщая.
Однако Виктория продолжила удивлять. Рыжеволосая вампирша неожиданно предложила вот так вот просто Альберу станцевать с ней, потому что она так хотела. Лина даже не знала удивляться ей дальше, глядя на вампиров, или начать уже  восхищаться ими... Они представали такими свободными и не стесненными множественными принятыми за норму рамками.

+3

14

+

думаю, никто не против продолжить эпизод?

Вивьен слушала Викторию и старалась расслабиться. Родственница умела говорить складно и непринужденно, показывая ту черту аристократичности, которую так просто в себе не воспитаешь. Увы, Вивьен была более приземленной, а потому не могла вести себя настолько беспечно, или притворятся, что волнениям нет причин. Они были и будут, пока их не решат.
Обстоятельства Виктории, из-за которых та пропадала в Старом Свете, были известны и критику, пусть она и относилась к ним спокойно. Собирать сплетни и владеть информацией - разные вещи, как ни крути. А потому личная жизнь родственников была известна ровно настолько, насколько позволяла нравственность и любопытство молодой д'Эстен.
- Понимаю, Европа манит чем угодно, но только не желанием в ней жить, - Виви и хотела бы развить дальше эту тему ни о чем, чтобы ненадолго привести себя в благодушное расположение духа, но следующий вопрос кутюрье заставил щеки мадам запылать.
- Нет уж, благодарю, - вампир вконец отказалась от распития чая, чтобы не переломать весь сервиз. Тему о замужестве женщина затрагивать не любила. Он была глубоко разочарованна в институте брака, а потому признавала лишь брак по расчету. Хочешь любви и тепла? Заведи кошку. А человека себе лучше не заводить в любом виде.
Внезапное желание Виктории потанцевать отвлекло Виви от мрачных мыслей. Как-то для нее эта встреча с драгоценными родственничками проходит напряженно. И если дядя не появится в ближайшие минут десять, то критик, пожалуй, подымится обратно в свою комнату и выпустит пар там.
- Ты видела кого-нибудь из наших уже? Из почивших д'Эстенов? – Вивьен снова вальяжно расположилась в кресле, переводя взгляд с порхающей рыжеволосой женщины на Элину. Раз уж тема призраков уже была затронута в этот чудесный солнечный день, то почему бы не продолжить?– Они любители нежданно являться.
Девушка вспоминала, как сама первое время боялась внезапных гостей из загробного мира. Они с ней разговаривали редко, к тому же сама Виви была категорически против таких визитов, а потому все силы прикладывала, чтобы у призраков оставалось ничтожное количество шансов к ней приходить.  Хотя папа вот любил поговорить, пусть и с самим собой по большей части. А была некая совсем маленькая девочка, которая бесила д'Эстен своей скучной физиономией и перекошенным бантом.
- По мне, так наша способность – пережиток прошлого. Куда полезнее сейчас обладать другими умениями, а не способностью общаться с мертвыми…
Вивьен последнее говорила не очень громко, задумчиво накручивая на палец одну из кудряшек. Она бы, может, тоже вскочила потанцевать, даже с большим удовольствием, но мучающий вопрос о состоянии клана тяжелым грузом придавливал обратно к креслу, не давая лишний раз двинуться с места. Если бы только Вивьен была чуточку старше… у нее был бы шанс перехватить власть у Клода и поправить дела.
«И как тут отвлечься, чтобы насладиться хорошеньким деньком, когда любая мысль приводит обратно к насущному?»

+2

15

Тори-Тори, как же дампир любил эту рыжую чертовку! Кто ещё мог с такой искренней беззаботностью отбросить всеобщий траур, наплевать на животрепещущие разговоры о политике и потребовать танцев? Виви могла хоть позеленеть от злости на их нежелание участвовать в «серьёзных» диспутах о судьбе рода, но сам Альбер был искренне благодарен старшей родственнице за эту передышку. Видит Бог она была нужна ему.
Лёгким пружинистым движением поднявшись из кресла, мужчина на ходу скомандовал прислуге – «Вальс!» - и уже при первых звуках музыки закружил разулыбавшуюся ещё шире красавицу по комнате. Вики любила этот танец, это он помнил ещё с их первой встречи. Тогда он так же прижимал к себе гибкое тело под звуки вальса-бостон в бальной зале этого самого дома. А она также улыбалась до ямочек на щеках, и им обоим было плевать, что вся Америка сходила с ума по джазу. Альбер и сейчас был бы рад танцевать с ней хоть до утра, но в последнее время судьба редко позволяла ему делать что захочется. Изящный дизайнерский телефон с россыпью драгоценных камней на футляре, небрежно брошенный вампиршей на стол, залился какой-то малоизвестной мелодией, и рыжая фея упорхнула к нему с таким блеском в глазах, что дампира кольнула невольная ревность. Короткий взгляд на экран мгновенно стёр с её лица улыбку и Тори исчезла из комнаты быстрее, чем полукровка успел сказать хоть слово.
Не без грусти проводив Викторию взглядом, сын Жерома вернулся за стол и обнаружил, что остался с их злобным Наполеончиком наедине: тихая дампирша тоже исчезла. «Должно быть не выдержала потока желчи», - с укором глянув на оставшуюся собеседницу, Альбер привалился к краю столешницы.
Молчание затягивалось, а с ним накатывала и скука. Вновь наполнив свою кружку ароматным чаем, дампир поймал очередной пламенный взгляд от сестрицы и не сдержавшись отчётливо фыркнул, закатывая глаза:
- Боже, Виви! Как ни старайся, а дырку ты во мне не прожжёшь, до отца тебе далеко, но вот если продолжишь смотреть так на всех вокруг, то имеешь все шансы оставаться скорбящей вдовой до конца своих дней, – щедро плеснув коньяк в исходящий паром напиток, мужчина немного подумав отхлебнул дорогой алкоголь прямо из горла. – Как по мне, довольно печальная перспектива для такой красавицы, хоть и редкостной змеюки. Будешь, кстати? – демонстративно взболтав початую бутылку, полукровка одарил родственницу вопросительным взглядом с таящейся на самом его дне насмешкой.

+3

16

Стоило Виктории упорхнуть танцевать, прихватив Альбера с собой, обстановка изменилась. С Элиной можно было говорить на отвлеченные темы, рассуждать о фамильных способностях, хоть относительно явлений мертвых дампир откликнулась явно без энтузиазма. Но что касается главного – тут с нее взять было нечего. Вивьен нравилось, что девушка ведет себя скромно и воспитанно, но вот услышать мнение о складывающейся ситуации она больше хотела совсем не от нее. А хотя бы от двоих, что сейчас давали круги по комнате. О мнении Клода она старалась не думать, предвкушая, что ничего хорошего для нее, да и для семьи, в голове дяди после запоя не содержится. Когда разговор с Элиной сошел на нет (это произошло быстро), Виви расположила руки на подлокотники кресла, посматривая, как развеваются в танце рыжие волосы Виктории, подумывая, чего та захочет потом, и перебирая пальцами в такт музыке. Легкость в общении с Викторией порой сбивала накал страстей, которые в самой Виви вскипали мгновенно и оставляли неприятный осадок в других. Но та прекрасно умела быть серьезной, что отчасти показала недавняя вспышка ее эмоций, когда она говорила об оборзевших от паники и вседозволенности родственниках. И Вивьен была уверена – если не отпускать нити беседы и держать инициативу в своих руках, поговорить о деле вполне получится. Если конечно Альбер не начнет вновь играть в тамаду на празднике, сбивая их с мысли… Коротко вздохнув и чуть нахмурившись, Вивьен скосила взгляд на Элину. Видимо, той молчание показалось неловким, и дампир, извинившись, что покидает их, тоже снялась с места. Если бы ни музыка, легко было заскучать. Все будто намеренно вели себя так, словно ничего не происходит. Интересно, при всем нежелании обращать свое драгоценное внимание на выросшую в полный рост общую проблему – у скольких хватит ума прислушаться к той, кому все это не безразлично?..
Когда у Виктории неожиданно ожил телефон, Вивьен, чуть вскинув брови, проследила за ее действиями, и разочарованно и немного раздраженно проводила взглядом. От Альбера она не ждала серьезности, но покидать гостиную теперь было бы уже похоже на побег. Нет, она не хотела сразу воспринимать ее как поле боя, но учитывая их способность уживаться друг с другом – это неосознанно имелось в виду. Да и дождаться дядю наверное все же стоило – идти к нему сама Виви не хотела бы потом ни при каких обстоятельствах. Взгляд Альбера, словно подозревавшего, что Элину она тут попросту съела, заставил Виви чуть прищуриться. Примерно так же она наблюдала за его манипуляциями с чаем. Альбер не был бы собой, если бы не попытался, заметив это, снова надавить на то, что ее бесит. Вивьен еще больше сощурилась, чувствуя, что зря сжимает подлокотник кресла так сильно. Просочившаяся в помещение скука действовала на ее эмоции как-то… отяжеляюще. «Оставили бы вы все уже эту тему в покое!»
- Скорбящей? – искренне пытаясь не показывать, что ее это бесит, Виви вскинула бровь и отцепила руку от подлокотника, посматривая, как он доливает себе коньяк. Да и в самом деле, скорбью ее состояние назвать было трудно. – Я пока как-то не горю желанием менять свой статус, - опустив взгляд на свои пальчики и поправив одно из колец, произнесла она, а потом снова бросила колкий взгляд на Альбера и со всем своим змеиным очарованием улыбнулась. – Но за комплимент спасибо. И да, - она резко передумала насчет чая и снова потянулась к своей отставленной недавно на столик чашке, подвинув ее к Альберу, - плесни и мне.
«Может быть хоть так получится расслабиться и не запустить в тебя чем-нибудь при случае». То, что он пьет дорогой коньяк из горла, мелькнуло в голове раздражением и образом классического бокала с зауженным верхом, но говорить это Альберу было бесполезно. Вместо этого Вивьен бросила взгляд на дверь и добавила:
- А ты видел сегодня дядю? Я имею в виду, нам ведь стоит рассчитывать на его появление? – в последнем вопросе даже не было ни капли затаенного сарказма, скорее мрачная уверенность, что ждать Клода становится все более бесполезным времяпровождением. Не то, чтобы Виви считала его совершенно безответственным, скорее уж наоборот… но в нынешнем состоянии – руководитель семейного совета из него получится никакой. В какой-то степени Виви на это даже надеялась. Да и в конце концов, может хоть его упоминание отобьет у Альбера желание поддерживать шутливый тон.

+3

17

Хотя он и не мог различить большинство нюансов её настроения, но кожей чувствовал исходящее от Виви раздражение, для этого не нужно было даже напрягаться. Альбер едва сдержался чтобы не фыркнуть, наблюдая за сестрой. Вампирша так отчаянно пыталась сохранять внешнюю невозмутимость, что ещё больше напомнила ему маленького ребёнка изо всех сил старающегося выглядеть взрослым. Она была такой сколько он её помнил, и эта её черта всегда оставалась за гранью понимания дампира. Порой он еле сдерживался, чтобы не спросить её в лоб: на кой она так старательно корчит из себя фарфоровую куклу, если он прекрасно чувствовал, что страсти в ней бурлили ничуть не меньшие, чем в любом другом представители их рода? Останавливало его от этого только понимание, что единственным ответом ему будет очередной испепеляющий взгляд. Так что при каждой их встрече он упорно испытывал её терпение, стараясь расколоть наконец эту дурацкую ледяную маску, иногда это почти получалось. Вот, например, как сейчас. С ухмылкой остановившись взглядом на чайной чашке с обломками ручки, Альбер с нарочитой неспешностью переставил её на сервировочный столик, ещё и показно крутнув в пальцах так, чтоб продемонстрировать вампирше место скола.
- Не за что, сестрёнка, - всё с той же неторопливостью ставя перед ней новую чашку и наполняя её чаем, дампир склонил голову к плечу, словно задумавшись. – Не видел, уже пару дней, к слову. Не в курсе, может он пропал без вести? Совсем как твой супруг.
Намёк был прозрачней майки чирлидерши на мокрой вечеринке, но Альбер не стал останавливаться на достигнутом, под щедрый плеск коньяка в чай сестры, ввинчивая очередную шпильку в больное место.
- Странно, кстати, что ты так и не поменяла планов относительно замужества. Я думал ты уже дозрела, раз уж Эмилия лично отправилась сватать тебя за одного из братьев Рейли, - это было бесчестно, бить в ещё толком не закрывшуюся рану и сыну Жерома было почти стыдно. Почти. Уж это-то было просто обязано стереть с лица его сестры так надоевшее ему выражение холодного безразличия.
Он поднял глаза на вампиршу аккурат на конце фразы, одновременно пододвигая к ней ей порцию чая с коньяком.

+5

18

Логичная мысль, что коньяк поможет отвлечься и вернет самообладание, начинала казаться спорной, как только Вивьен, попытавшись было принять в кресле удобное положение и откинуться на его спинку, перехватила взглядом жест Альбера, продемонстрировавшего ей скол на чашке. Который появился там по ее вине... Без сомнения, оставить ее искать в глубине себя покой, умиротворение и нирвану дампир просто не мог. Впрочем, пока причин для особого недовольства не было. «Сами виноваты», - удовлетворившись таким выводом, Виви вскинула на Альбера глаза, как бы вопрошая – наливаем, или чашки разглядываем? Хотите сохранить любимый сервиз – смените тему беседы. И почему только ушла Виктория, а не он!
- Думаю, мы оба знаем, где он может пропасть без вести, - вздохнула Вивьен с ноткой недовольства в голосе. И чуть нахмурилась, живо представив, как Клод, пошатываясь, с мутным взглядом и алкоголически подрагивающими руками, бредет по семейным погребам, ассортимент алкоголя в которых имелся немалый. Или же уже перенес часть этого ассортимента наверх… - Меня несколько угнетает эта затянувшаяся неопределенность, - прищурилась Виви. Несколько – мягко было сказано.
Но с Альбером бесполезно было говорить о том, что не Клоду стоило бы доверять роль главы семьи после смерти мамы. Потому что он либо будет его защищать, либо, что еще противнее, отшутится в своей обычной манере «тебе не идет думать, крошка». Но все же интересно, его самого еще не раздражает происходящее? Хотя, как он горит желанием обсуждать это мы уже поняли.
Когда Альбер таки подал ей напиток, все на какое-то короткое мгновение стало гораздо лучше от предвкушения глотка чая, и Виви даже чуть улыбнулась на его любезность, принимая чашечку. Пока он не договорил. В этот момент Виви с помощью всей своей богатой фантазии представила, как чашка летит в его физиономию. Взгляд ее на какие-то доли секунды потерялся, словно уперевшись в пространство. Не стоило ему упоминать маму, то, что Вивьен не напивается как Клод, не значило, что для нее боль потери себя исчерпала. Только вот в отличии от его отупелого желания утопить эту боль, в Вивьен она вызывала злость. На все и всех, от Клода до кишащих в поместье горе-родственничков.
- Сватовство явно провалилось, - язвительно и жестко выпалила она, сверкнув глазами (образно говоря, пока что). Чашка в руках звякнула, и Виви сделала над собой усилие, потянувшись за щипчиками для сахара и не очень эстетично плюхнув в чай пару кусочков. Черт, а ведь хотела расслабиться и не обращать на Альбера внимания! – Я вижу, - хмыкнула она, на ходу пытаясь убрать из голоса раздражение, - тебя уж очень интересует мое нынешнее отношение к замужеству. Прямо покоя не дает эта тема. С чего бы такой ажиотаж вокруг моей личной жизни? – теперь Вивьен сверлила его взглядом, вскинув брови и, не отрываясь от него, поднося к губам чашку.
Раздражало, что ему так легко вывести ее из себя. На раз-два, а ведь она искренне хотела перейти к миролюбивой (насколько возможно) беседе. Ароматный чай, приправленный одновременно разжигающим и расслабляющим коньяком, казался сейчас еще приятнее, чем обычно. Вдох-выдох. Главное не раскрошить еще одну чашку, тогда он будет зубоскалить весь вечер. Настрой на разговор о будущем семьи был безвозвратно потерян, Виви буквально чувствовала, как над ее головой собирается мрачная черная туча. Дышим, дышим, попиваем чаечек, спокойствие…

+3

19

«Господи, какой же ребёнок!» - полукровке становилось ощутимо скучно, несмотря даже на то, что своей цели он достиг. Вивьен злилась и метала в него испепеляющие взгляды, но дальше этого дело, как обычно, не шло. Ни тебе остроумной пикировки на грани скандала, ни запущенной ему в голову кружки или тарелки. «Скууукааа», - возможно стоило тоже уйти, оставив маленькую мегеру тихо исходить ядом в одиночестве? Но в этом случае она могла вообразить, что выиграла эту кукольную баталию. Нет уж, даже такого скромного удовольствия Альбер ей доставлять не собирался, потому обогнул стол и снова вольготно, даже хамски, растёкся в своём кресле, вульгарно закинув ногу на подлокотник.
- А вдруг я решил остепениться, не думала об этом? Говорят, внутриродовые браки укрепляют родственные связи, - изобразив некоторую задумчивость, словно и правда размышлял над подобным вариантом, дампир отпил из своей чашки с видом, будто там был чистый коньяк. Само собой, ни о чём подобном он даже не помышлял. Да он скорее бы утопился, чем женился на ком-нибудь, тем более на Вивьен! Но сестрица ненавидела его достаточно, чтобы такая перспектива привела её в ужас больший, чем самого полукровку.
Вообще это было даже немного забавно. Сестрёнка так упорно стремилась влезть в политику семьи, при этом понимая так мало, что дампир порой даже не знал, чего ему хотелось больше: щёлкнуть Виви по носу или пожалеть.
- Но знаешь, не думаю, что тебе стоит волноваться. Я же в конце концов всего лишь дампир, ты же – голубая кровь. К тому же ещё не рожавшая. Ценный товар, как ни посмотри. Не думаю, что даже Клод сейчас одобрит наш брак. Скорее сторгует тебя Лабиенам при первой возможности, чтобы выгадать нам ещё несколько лет, за которые мы сможем доказать свою полезность. Возможно уже на днях, - в двадцать первом веке новости разносились быстро. О том, что бессменный лидер Корпорации был не слишком доволен положением дел у американских вампиров, знали уже, наверное, все у кого были глаза и уши. Если же Вивьен, в своём нежелании видеть Клода на посту патриарха, это упустила, это была только её проблема. О чём полукровка был только рад ей напомнить. Иногда Альбер бывал просто редкостным подонком.
- К слову, наследник Пауков очень милый мальчик. Думаю, ты ему даже понравишься, если наконец перестанешь смотреть на всех вокруг как на дерьмо.

+4

20

В отличии от Альбера, Вивьен скучно не было. Трудно скучать, когда внутри себя словно каждую секунду пытаешься вставить обратно чеку от гранаты. Хотя, если бы она знала, что Альберу показалось бы более занимательным и увлекательным получить кипятком вперемешку со спиртным в глаза, Виви не отказала бы ему в такой маленькой скромной радости. Но это было как-то… не так, неподобающе выглядело со стороны будущей главы семьи. Надо держать себя в руках и вести себя спокойно. Спокойно, чтоб его!!! Была б ее воля – Альбер делал бы что-то полезное и нужное на достаточном расстоянии от поместья, ну или же от нее – смотря, где она окажется. Впрочем, какое ей до него дело? У него же вся суть существования – раздражать. Кажется, когда-то давно кто-то действительно мудрый говорил ей, что игнорировать – лучшее оружие против чужих насмешек и попыток задеть. Так и надо себя вести. Так и будем.
Основная ее проблема всегда была в том, что как только Вивьен в голову приходила какая-то светлая мысль вроде этой – кто-нибудь типа Альбера мгновенно вышибал ее оттуда, безвозвратно. Именно так и случилось, когда его намек на себя в качестве перспективного мужа заставил Вивьен поднять глаза (непроизвольно распахнувшиеся от секундного замешательства) и вопросительно изогнуть бровь. Второе уже требовало самоконтроля, ведь только спустя секунды она наконец перестала внутренне вопить: «ТЫЫЫЫ???» - и осознала, что он снова шутит. Как сейчас модно говорить среди безмозглой молодежи – прикалывается. И что это снова попало в цель… «Зараза».
- Сдается мне, - недобро усмехнулась Вивьен, все же решая принять это как простую шутку, - в идеале подразумевается все же союз на пользу рода.
А не чтобы одна из его ветвей ушла вникуда, закончившись кровавой бойней. Впрочем, нет конечно, Вивьен даже в шутку размышляла об этом только с позиции дважды вдовы. Если не считать, что в каждой шутке лишь доля шутки – вышло бы забавно. Главное не задумываться всерьез. Потому что это, конечно, был бы кошмар. Они и получаса в обществе друг друга продержаться нормально не могут, не то чтобы думать о браке. «Странные у него фантазии». Вивьен слушала Альбера, попивая чай мелкими глоточками и иногда постукивая каблучком по полу. О том, что такими темпами развивается нервный тик, вампирам можно было не волноваться – психика у них покрепче человеческой. Виви снова прищурилась, когда Альбер напрямую упомянул Лабиенов. Она была в курсе положения дел, но то, с какой стороны на это вышел Альбер, ее не порадовало. Даже тем, что хоть и по касательной, но он таки вышел к главной теме вечера. Но это было уже неважно. У Вивьен то ли была паранойя, то ли предчувствие, что что-то затевается у нее за спиной. Это надо выяснять у Клода, если он конечно будет в состоянии адекватно говорить. Впрочем, за Альбером не задержится снова посмеяться, всерьез обсуждая ложную информацию. Виви почувствовала, что унявшаяся было буря снова начинает закипать внутри.
- О, я отнюдь не на всех так смотрю, - очаровательно улыбнулась Виви, ставя чашку на столик, перед этим сделав последний глоток, хотя там оставалась почти половина. – Этого удостаиваются лишь заслужившие. А что касается наследника, - вампирша неспеша поднялась со своего кресла, и направилась медленным прогулочным шагом в обход стола, - не нравиться друг другу, в случае чего, делу не мешает. Тут уж скорее ему лучше понравиться мне. Главный вопрос в другом, - она уже подошла достаточно близко, чтобы опустить руку на спинку кресла Альбера, пока не зная, впиться наманикюренными пальчиками ему в плечи, в волосы, или все же дождаться ответа. – С чего ты назвал именно его? – на последних словах в голосе Вивьен уже звучали стальные нотки, говорящие о том, что кипяток в лицо и разбитые чашки/стулья/стекла/стены/черепные коробки не за горами.
Она и правда как-то не думала о замужестве, ни под каким предлогом, и было бы неприятно узнать, что кто-то подумал за нее и за ее спиной. «Только попробуй сказать мне, что знаешь больше меня, только попробуй!»

+6

21

В последнем посте можно увидеть описание внешнего вида: [04.10.2066] Водка, теплая, из мыльницы?! Буду!
А это для настроения: KONGOS – Come With Me Now :З

Продвигаясь в компании сына-полукровки по невероятно длинным коридорам семейного поместья, к которому Клод никогда не испытывал особо тёплых чувств, он думал, насколько вероятно, что традиционное чаепитие до сих пор продолжается. Они опаздывали, но всё ещё опаздывали недостаточно критично. По крайней мере, если не произошло ничего необычного.
«Хотя, что могло сойти за необычное в данных обстоятельствах?»
Клод на долю секунды остановился у двери, прислушиваясь к голосам. Так-так, самая милая из его племянниц давилась чаем, как минимум, в компании с Альбером. А остальные что? Сбежали? Или задавлены авторитетом и боятся слово вставить?
Эта мысль позабавила, Клод усмехнулся, открыл дверь и пропустил Дэнни вперёд. Ему, по идее, ничего больше страшным казаться не должно. Он самое страшное уже пережил, а Клода устроило, если бы те, кто находился в помещении, подольше рассматривали новоявленного мертвеца-сыночка (если об весьма относительно живом состоянии кто-то догадывался) и поменьше присматривались к помятому виду родителя. Стыдно Клоду всё равно не было, но вывести его из себя сейчас было проще простого, а срывать гнев на семейке он не собирался. По крайней мере, он не считал эту мысль такой уж привлекательной.
— Рад видеть вас в это прекрасное утро в привычной атмосфере любви и семейного согласия! — подчёркнуто бодрым голосом, насквозь пропитанном беззлобным ехидством, поздоровался Клод . Довольно примечательным оказалось то, что в комнате собрались исключительно его дети, хотя и не все. — А что нас так мало? Все остальные чайком уже отбаловались или, в принципе, покинули нашу замечательную компанию? — Под остальными Клод имел в виду всех тех, чьё местонахождение ему было неизвестно. Даже в своём невменяемом состоянии он умудрялся распоряжаться ресурсами рода и, соответственно, некоторыми из членов семьи. Что же касалось остальных, то, если они выбрали возможность сбежать и спрятаться, то вампир был на них совсем не в обиде. В поместье сейчас могли оказаться только самые смелые, самоуверенные и глупые.
— И отвечая на твой вопрос, — Клод, разумеется, имел в виду последний вопрос, заданный Вивьен — тот самый, который ему нечаянно получилось подслушать. — Нам всем было бы проще, если бы Максимилиан счёл тебя достаточно аппетитной партией, но что-то мне подсказывает, что своего наследника он тобой наказывать не будет, — Клод мягко улыбнулся Вивьен, бросил одобрительный взгляд на Альбера и вновь слегка подтолкнул Дэнни, теперь к одному из кресел, а после сел сам, обозревая стол. Кажется, ему хотелось есть, но точно не пирожных.
— Никто не хочет распорядиться о нормальной еде? — спросил Клод. — И... вы все знакомы? — он подозревал, что мог уже представить членов семейства друг другу пару-тройку раз и, честно говоря, не хотел повторяться, хотя... Если задуматься, из этого может выйти что-то забавное. — Дэнни, это Альбер — официально признанный сын Жерома — пред-предыдущего главы рода, а эта прекрасная леди, которая пытается развить навык убийства взглядом его официальная дочь. Не Альбера, разумеется, а Жерома. Пожалуй, её можно было бы считать наследницей, в других обстоятельствах.
Клод намеренно сформулировал предложение так, чтобы ему пришлось поправиться и чтобы подольше оттянуть необходимость упомянуть Эмилию, а то и вовсе обойтись без этого. С той же целью он поддевал Вивьен — пусть больше злиться на его слова и меньше пялится на то, как он выглядит.
— А это, — Клод потрепал Дэнни по плечу, — мой сын Дэниел Гейт. Прошу любить и жаловать. И Альбер, будь добр, позвони и попроси накрыть на стол.

Отредактировано Клод д'Эстен (14.03.2016 18:13:44)

+6

22

«Черт возьми! Нужно было сваливать!» - наткнувшись сразу на две пары чужих глаз, Гейт шумно сглотнул и сделал небольшой шаг назад, но отступать было некуда. Между ним и дверью стоял Клод, так что гулю только и оставалось, что робко улыбаться, нервно потирая плечо.
Встреча с родственниками оказалась несколько более пугающей, чем он себе представлял. Два хищника, которых он видел пару раз до этого, да и то, мельком. Гулю казалось, что они оценивают его, а сам он – неловкий и глупый. Непойми откуда взявшийся сын Клода. Малыш-Дэнни кивнул, не решаясь заговорить.
Ему нужно было сваливать еще там, в коридоре. За каким чертом он решил остаться?! Он был никем для этой семьи, чужим. Даже пронзительный, с затаенной яростью, что малыш-Дэнни чувствовал крайне остро, взгляд Вивьен, вписывался в обстановку.
Родственные связи.

Вот только он сам – никто для сидящих за этим столом, и факт отцовства Клода был не при чем.
- Я, наверное… - нерешительно кашлянул полукровка, слабо улыбаясь и делая еще шаг назад, - Наверное, п-п…
Клод усадил его за стол к остальным, как усаживают чрезмерно стеснительного ребенка. Гейта-мертвеца это разозлило.
- Альбер, Вивьен… Рад знакомству. Вообще-то, мы уже встречались, - широко улыбнулся полукровка, - Только возможности поговорить не было.
«И желания,» - малыш-Дэнни слишком боялся новых контактов, а Гейту-мертвецу они были не нужны. Наследник и… наследница, если можно так сказать. Запутанность родственных связей в вампирской семейке была еще та, но пока что Гейт не собирался в этом разбираться. Потому что гулю было необязательно разбираться в отношениях чужой для него семьи живых.

- Я бы не отказался от стейка.
«С кровью,» - хотел сказать полукровка, но передумал.
- Средней прожарки, - дернул уголком губ, снова зажимаясь от вроде бы безобидного жеста Клода. Отца. Непривычно-то как, как, чёрт!
- Если можно. Или здесь такое не едят?.. - гуль потянулся к кристально-чистому стакану и плеснул в него воды из небольшой бутылки, стоящей здесь же, на столе. Откровенно говоря, полукровка предпочел бы, что бы это было виски... Гуль вздохнул, делая короткий глоток и поставил стакан на место, неуклюже зацепившись рукой за открытую бутылку, тут же сфонтанировавшую минералкой. Следом опрокинулся стакан.
- Ох, черт! Извините!..
Под маской застенчивого малыша-Дэнни можно было делать любые глупости и быть неловким, прикрываясь стеснительной и милой улыбкой. Ведь именно этого от него все и ждали. Гейт виновато глянул на отца, а после на Вивьен и Альбера, оценивая ущерб.
- Извините, я... Так получилось.
Самое время было уходить. Или предложить пересесть за другой стол - в лучших традициях алисовского безумного чаепития, слишком похожего на эти ежеутренние семейные встречи.

Отредактировано Дэниел Гейт (17.03.2016 00:50:30)

+6

23

«Ииии, хоум-ран!» - Альбер чуть было не завопил это в голос, когда его дорогая сестричка, наконец, перешла от хмуринья бровок и прочего гримасничанья к хоть каким-то движениям. Если бы его последние слова не достигли цели, то он и не знал бы, что ещё такого можно было сделать или сказать, что б сподвигнуть родственницу к каким-то действиям, помимо ломания антикварного сервиза. К счастью Виви отставила очередную многострадальную чашечку и поднялась со своего кресла. Ещё удобнее растёкшись в своём, дампир с совершенно нескрываемым интересом проследил за её приближением.
Не нужно было быть эмпатом для чтения эмоций вампирши. Паника, страх и, конечно же, злость от одной только мысли, что что-то могли решить без неё. Всё это настолько явно проявлялось на её хорошеньком личике с винтажными бровками, что у Альбера появлялось стойкое желание посоветовать ей держаться от любой руководящей должности как можно дальше. И от политики в том числе. Но она, конечно же, его совета бы не послушала.
Что именно хотела сделать с ним сестрёнка, сын патриарха так и не успел узнать: в их поредевшем полку «любителей семейных чаепитий» прибыло. Дядюшка, судя по голосу. Изогнувшись и свешивая голову с подлокотника кресла, Альбер глянул на дверь.
«А это ещё кто?» - паренёк, выставленный Клодом в качестве щита перед любимой семьёй, был знаком, но смутно. За последние дни Альбер видел стольких близких и дальних родственников, сколько не имел чести лицезреть с момента принятия в род д’Эстен. Многих, он мог поклясться, дампир видел в первый и последний раз. Чем же заслужил такую сомнительную честь или, более прямо говоря, провинился перед дядюшкой, этот неизвестный родственник, что удостоился чести прятать его похмельный фэйс от мегеры Виви, Альбер даже не предполагал. Клод, впрочем, сам разрешил загадку. Едва усевшись за стол и, просто-таки пыша на присутствующих энергией и здоровьем, что было странно при его времяпрепровождении в последние дни, вампир представил своего сопровождающего по всей форме.
- Да ты у нас, смотрю, рьяно взялся за поднятие демографии семьи. Второй найденный ребёнок за год! – сдержать смех не было ни возможности, ни желания. Принимая чуть более вертикальное положение, что б было удобнее кидать ехидные взгляды не только на нависающую над ним сестрицу, но и остальных присоединившихся к чаепитию, дампир уточнил: - А Элина нас бросила, должно быть испугалась, что Виви её покусает. Или просто решила худеть, - тут Альбер многозначительно глянул на стол, заставленный чайными приборами и десертными тарелочками с тортом.
- Тори тоже нас покинула, и вид у неё был несколько всполошённый, - тон голоса стал более унылым, демонстрируя, чьё именно отсутствие за столом его печалит больше всего. И в то же время серьёзным, исключительно чтобы намекнуть дядюшке поинтересоваться проблемами именно этой родственницы. Тори была не из тех, кто воспринимет жизнь всерьёз, и встревожить её могло только что-то действительно из ряда вон выходящее.
Семейные разборки Клода с его племянницей резко перестали интересовать дампира, хотя меньше минуты назад он и сам подтрунивал над вампиршей по полной. Но доводить её до белого каления вдвоём было как-то не по-джентльменски, и азарта никакого. Сейчас у него появился новый объект интереса: новоявленный сын Клода, только что смачно уронивший толком непочатую бутылку минеральной воды.
- Вода – не коньяк, за неё убивать тут уж точно никто не станет, - реплика вышла несколько двусмысленной, учитывая присутствие на столе и бутылки означенного напитка. И словно желая подлить масла в огонь нервозности новоявленного родственника, Альбер заверил его: - Здесь едят всё, некоторые, говорят, и неверными супругами не брезгуют, - короткий насмешливый взгляд всё же был брошен на сестрицу тут же возвращаясь к сыну Клода.
- Один стейк средней прожарки, ещё пожелания будут или на моё усмотрение? – пока вопрос без адресата повис в воздухе, дампир выудил из заднего кармана джинс телефон и принялся искать в забитой до отказа адресной книге номер местной кухни. Вариант, что быстрее и проще было бы воспользоваться антикварным телефонным аппаратом, соединённым с помещениями прислуги напрямую, он даже не подумал, ведь для этого нужно было бы поднять свою задницу и дойти до одного из журнальных столиков. А во-первых, за это время он мог бы пропустить что-то интересненькое из разговора своих любимых родственников, а во-вторых, было банально лень.

+5

24

Вивьен уже практически занесла руку над изголовьем кресла Альбера, чтобы пройтись по нему до его плеча, как вдруг… «Все-таки явился?» - было первой мыслью, когда открылась дверь. Без сомнения, теперь-то она уж точно ждала либо Клода, либо подтверждения, что Клод все еще пьет и не явится. Но увы, кажется он все же проснулся…
Впрочем, первым вошел не он. Виви уже где-то видела этого мальчика, мельком и понятия не имея, на какой ветке семейного древа отыскалось бы его имя, да и вообще как его зовут. Опустив руку на изголовье кресла и не без интереса, еще смешанного с раздражением на Альбера, глядя на робко топчущегося у входа паренька, Виви и правда не сразу обратила внимание на Клода. Чего она, как говорится, в нем не видела. А тут вон новое лицо. Которое активно пропихивают внутрь, при его видимом нежелании присутствовать. Парень явно смущался и нервничал, и это было ей только приятно. Виви чуть сильнее нахмурилась в ответ на упоминании себя Альбером, когда тот пояснял, кто и куда делся. Об отсутствии Элины она также не жалела, но еще надеялась, что Виктория ушла не с концами. Все взгляды и поддевки Альбера она старалась игнорировать, особенно теперь, когда появился в их компании хоть кто-то, кто не пытается ее злить и наверняка относится с опаской.
- А мы тут как раз думали, почтишь ли ты нас сегодня своим присутствием, - переводя глаза на Клода, заметила Виви наигранно дружелюбным тоном, окидывая взглядом дядю. – Что ж, и правда приятно видеть всех дома, в добром здравии.
Клод выглядел, несмотря на свою наигранную бодрость, как после отпуска в концлагере. «Неудивительно», - Виви облокотилась о кресло локтем и с долей сомнения посматривала, не шатается ли он при ходьбе. Впрочем, по сравнению с Альбером даже Клод пока не слишком-то наступал на ее больную мозоль, хотя особой ясности своим ответом не внес. Но остальное можно будет выяснить позже, уже лично и без ненужных свидетелей – Виви не улыбалось выходить из себя в присутствии уже пары нахальных рож, которые только и ждут, чтобы над ней поглумиться.
- Согласна, что это неплохо, но как бы ни было, я предпочитаю быть в курсе, - заметила Вивьен, не настаивая чтобы ее вводили в курс прямо сейчас. Разговор про брак она еще возобновит, это как-то уже очень походит на заговор за ее спиной.
Нового родственника Клод буквально своими руками усадил на свободное место. Виви не без интереса наблюдала за данными манипуляциями, прикидывая, не стоит ли ей тоже сесть. Конечно, так она возвышалась над всеми, но стоять возле Альбера не доставляло особого удовольствия, впрочем, как и находиться под прицелом его взгляда, но раз уж все сели, то торчать одной на ногах как-то не слишком. Пройдя обратно к своему креслу, Виви элегантно присела и покосилась  на чашку, поняв, что теперь ее интересует разве что коньяк без примесей чая. Ну или, и правда, что-нибудь съестное. И почему он все-таки пришел…
То, как Клод представил ее, вызвало новую волну раздражения. Пока он успешно справлялся с задумкой отвлекать ее от своего внешнего вида. «В каких еще обстоятельствах?! Мой статус не меняется!» На этом моменте взгляд Виви и правда стал таким, словно она пыталась как минимум прожечь в Клоде дырку. Мало того что он снова выставлял напоказ свою роль в семье, так еще и практически приравнял ее к Альберу этим словом «официальная». Виви стоило большого труда не ввинтить в этот момент какой-нибудь комментарий. Хотя то, как Клод представил паренька, на время переключило ее на другие мысли.
- Семейное древо разрастается, - хмыкнула Виви, оценивающе глядя на Гейта, который, как оказалось, тоже помнил их мимолетные встречи. – Что ж, добро пожаловать в семью, - как бы ни была раздражена Виви, она все же попыталась дружелюбно улыбнуться. И не беда, что взгляд походил на рентген, пронизывающий тебя до костей.
- Я тоже не против перекусить, не откажусь от каких-нибудь морепродуктов, - лениво подхватила идею с кухней девушка, не глядя на Альбера («Чтоб тебя, язва»). – И да, вкусы у нас у всех разные, от неугодных родственников до выедания чужого мозга.
Через несколько секунд ее взгляд с долей удивления пронаблюдал за фонтаном минералки. Кажется, не один Клод был с похмелья, или просто Дэниел слишком нервничал.
– Ничего, прислуга уберет, - снисходительно заверила Виви. – И к слову о нынешних обстоятельствах, - эта фраза настолько въелась в мозг, что Виви не могла не начать с нее. – Я полагаю, Дэниел уже в курсе всего, что сейчас происходит и в семье, и вокруг нее, - короткий вопросительный взгляд на Гейта.
Мгновенный переход к делу вызовет только усмешки Альбера, но Виви все же хотелось узнать, насколько стоит рассчитывать на участие нового родственника в серьезном разговоре. Который она, без сомнения, готова была продолжать и при Клоде, кем бы он там себя не мнил. «Еще посмотрим, кто из нас истинный наследник».

+4

25

— Второй? — Клод отвлекся от созерцания стола, чтобы посмотреть на Альбера. Ребёнок был, как минимум, третьим, но об этом никто не знал и, пожалуй, утро признаний ещё не наступило. Клод вообще не умел подавать подобную информацию в уютной атмосфере, мягко, выдержано, и, откровенно говоря, его полностью устраивало отсутствие подобных умений. Оно крепко берегло вампира от неловких ситуаций и всякого рода личных стрессов.
— Точно, второй. Хм... — задумчиво произнёс вампир, умалчивая, что, по крайней мере, рождение дампиров уберегает его от стада вероятных мамаш и их справедливых претензий. — Я видимо приблизился к тому возрасту, когда впору задумываться о женитьбе и детях, но ещё не достаточно созрел для серьёзных отношений. Вот и приходится отыскивать уже готовых отпрысков, которых ни воспитывать, ни взращивать не надо. Уже большие и красивые, — он удержался от того, чтобы погладить Дэнни или другим образом выразить к нему своё внимание, поскольку мальчик итак находился на взводе.
— Сожрали вы её просто, два светских изверга, — без обиняков, неодобрительно и, тем не менее, просто, чтобы поддержать шутливый тон, произнёс Клод. С другой стороны, кому-кому, а Элине здесь делать было абсолютно нечего. Надо бы отправить её куда-нибудь... к морю, устроить при каком-нибудь социальном заведении. Пусть музицирует, например, больным или одиноким деткам. Тут она бесполезна, а там при деле и в безопасности.
«Запомнить бы ещё это», — он осмотрел публику, прикидывая, на кого из них можно скинуть данное поручение. Впрочем, устроить одну незаконнорожденную дочь было как-то мелковато.  Нужно задействовать, как минимум, и Викторию, и Мишель, и вообще всех юных, бестолковых, мешающихся под ногами родственников, которые по каким-то соображениям ещё не спрятались и не убежали.
Клод задумчиво потёр подбородок. Гейт ещё ничего в делах семейных не понимал, юная мегера слишком много злилась, чтобы из неё вышел толк, а Альбер был наблюдательным и умел быть милым при, как показал опыт, довольно сильном характере. Клод оглядел вольготно развалившегося в кресле официально признанного племянника, который ещё даже не подозревал, что своими намеками о судьбе Виктории только что образовал себя не малый головняк.
— Я не думаю, что особа, о которой мы говорим, стала бы есть отравленное мясо. И родственников мы не едим в принципе. Это табу. Мы их поддеваем, мы с ними дерёмся, мы убиваем их время от времени, вызываем из мира мертвых, спим с ними, в конце концов, но не едим,  — любезно заметил Клод, наблюдая с насмешливым любопытством за стремительной застенчивостью сына и его манипуляциями с водой. И вот этот тип его лечил?! Между прочим, даже оперировал и недавно важничал!
Клод покачал головой. Специально Гейт что ли выделывается или у него нечаянно выходит? Ну, надо же какой стеснительный.
— Мне, пожалуй, то же самое. И много кофе. А ещё лучше пару бургеров и много колы. Вообще пусть тащат всё подряд, — у него никогда не возникало особой необходимости следить за весом, а в нынешних обстоятельствах резко начать практиковать что-то такое было тем более бессмысленно. В худшем развитие ситуации, его собственный вес вообще волновать никогда уже не будет.
«Но надо мыслить позитивно», — заметил он и, обнаружив на столе не облитую тарелку с десертом, подцепил её и нашёл себе чистую и сухую ложечку. Ждать не было абсолютно никаких сил. Есть захотелось внезапно и сильно.
— Пироженку будешь? — вежливо осведомился Клод у Дэниела. Нужно же было найти повод как можно дольше не отвечать Вивьен! Не для какой-то цели даже, а просто, чтобы позлить. Нравилось ему, когда с этой миловидной мордашки падала неловко сидящая маска истинной леди, коей Вивьен никогда не являлась. — Дэниелу не будет вредно быть в курсе, милая, поэтому, если тебе есть, что сказать, можешь не стесняться ни в словах, ни в выражениях? — он отправил весомый кусок торта себе в рот. О сложившейся ситуации говорить ему не хотелось, но избегать данных разговоров было бессмысленно, поэтому он решил принять их, как нечто неизбежное.

+5

26

Дэниел не был в курсе происходящего в роду. Обрывочные сведения, которыми он рсполагал, е давали возможности увидеть всю картину целиком. Да еще эта двойственность… Отвлекала, сбивала с толку. Гуль снова поерзал, недовольно морщась, хотя его выходку с минералкой оставили без внимания.
Клод казался расслабленным. Он был в норме.

Альбера и Вивьен полукровка опасался. Поэтому неопределенно кивнул, когда к нему обратилась Вивьен. Откровенно говоря, он и не хотел быть в курсе всей этой политики. У него на руках были документы на новую лабораторию. Клод пообещал помочь с ее открытием. Что еще могло быть нужно малышу-Дэнни для полного счастья?..
- Я не особо разбираюсь в политике, -наконец произнес гуль, чувствуя себя смущенным. Неловко улыбнулся. – И я… я думаю, что… вряд ли начну разбираться в ней в ближайшие полчаса. Я врач, неплохой хирург. Немного ученый. Не более.
Альбер извинился и отошел от стола ответить на звонок. Напряжение, толком не покинувшее чаепитие, снова начинало наэлектризовывать воздух. Что-то происходило, что-то нехорошее. Как же не хватало Сфорцы! Бросая осторожные и непонимающие взгляды на своих новых родственников, гуль чувствовал себя беззащитным, а все попытки Клода заставить вести его непринужденно проваливались с треском.

Чаепитие закончилось быстрее, чем ожидал гуль, настроившийся на то, что пытка, иначе и не назовешь, общения с новыми родственниками, будет продолжаться не менее получаса.
Вернувшийся Альбер сказал, что у него возникли проблемы с его транспортной компанией. Гуль не особо понял, в чем они заключались, уловил только то, что проблемы были связаны с таможней на территории Европы.
Клод, откинувший салфетку в сторону, почему-то решил обсудить их со своим племянником.
Глянув на оставшуюся с ним Вивьен, гуль закусил нижнюю губу, выискивая повод половчее отправиться в свою комнату. Предсказуемо не нашел, и, пробормотав невнятные извинения, вышел из-за стола.
Слуги принесли стейки.
Гуль вздохнул, снова глянул на Вивьен, но оставаться не стал – попросил принести еду ему в комнату.

«…новая семья…» - если каждое общение будет протекать именно сам, то малышу-Дэннни будет проще поселиться в подаренной отцом лаборатории и не показывать оттуда носа. Если бы только… Если бы только не его прошлая семья, его прошлый род.
Переписка, которую он вел с некоторыми из Воронов, беспокоила его куда сильнее положения рода д’Эстен. Он не знал, как помочь Воронам, и подозревал, что не сможет придумать ничего путнего в ближайшее время.
Потому что такой, как малыш-Дэнни, был врачом, неплохим хирургом, и немного ученым, но никак не политиком.

+3


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [04.10.2066] Безумное чаепитие