КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [09.1852] В черном-черном лесу стоит черный-черный дом...


[09.1852] В черном-черном лесу стоит черный-черный дом...

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: ранняя осень 1852 года

Место: где-то в таежных лесах Финляндии.

Действующие лица: Беннет Морриган-Джонсон, Маргарита Цепеш

Описание ситуации: отказавшись от звания патриарха рода Джонсонов, Беннет посвящает все свое время исследованиям. Вот уже третий год он проводит безвылазно в таежных лесах Финляндии, стараясь проникнуть в тайны природы и найти средства для лечения заболеваний людей и нелюдей. Он никого не принимает, ни с кем не встречается, но те, кем движет желание, всегда найдут способ связаться с ним. На этот раз помощь нелюдимого доктора понадобилась Маргарите Цепеш.

Дополнительно
Для создания нужного настроения

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

0

2

Были последние дни теплой осени. Все чаще по ночам лил дождь, а по утрам солнце освещало хижину, продираясь сквозь густую листву склоненной к земле ветром растительности.
Наскоро позавтракав холодным мясом, оставшимся еще с ужина, Беннет вышел во двор. Наколол дрова, занес их в дом и сложил у печки.

Хижина

http://s008.radikal.ru/i304/1501/75/684d3ab4fba3.jpg

В хижине было влажно и прохладно, но, казалось, Беннета это совершенно не смущало. Он проверил вещи, развешанные на веревке под потолков: штаны и рубашка. Это было все его богатство. За исключением, конечно, еще одной рубашки, штанов, которые были на нем, фуфайки, теплого тулупа, шапки-ушанки, привезенной из России, сапогов и валенок.
Прибрался в доме.  Хотя прибрался — слишком сильно сказано. Полоснул в ледяной воде котелок, скинул крошки со стола в ладонь и выбросил все это во двор. Проверил пучки зелени, разложенные на скамейке, висящие на окнах и дверях. В доме пахло ягодами и травой.

Относительный порядок был в самой дальней комнате хижины. Длинный деревянный стол, на котором расположены колбы, пузырьки, баночки со странной субстанцией внутри.  В небольшой комоде в отсеках лежали дохлые мошки, лягушачьи лапки, крысиные хвостики и прочие элементы, необходимые для колдовства.
За свою почти трехвековую жизнь Морригану приходилось иметь дело и с людьми, и с вампирами, и с эльфами. И у всех рас были разные ритуалы с применением данных ингредиентов. Ритуалы остались, хотя истиные причины использования того или иного вещества утрачены. Долгие года работы помогли частично понять истинное предназначение составных частей ритуала. Однако данные результаты скорее относились к той области, о которой лучше молчать. Молчать и стараться обходить магию стороной.

Например, лягушачьи лапки. Использование ее в разных оккультных ритуалах своими корнями восходит к идее принесения жертвы богам. Но на самом деле все это отголоски реальной истории. Примечательно, что иногда изменение одного из ингредиентов ритуала способно переадресовать послание. В результате можно получить либо олицетворение человеческой души, которую приносят в жертву дьяволу во имя свершения таинства, либо, наоборот, уничтожение демонического. Лапка может стать символом мужского полового органа, а может низвергнуть колдующего, лишив его всех земных благ. И разница между первым и последним — всего лишь в потоке духовной энергии, которая может быть нестабильной.

К черту.. пусть другие развлекаются игрой в эту рулетку!
Зато Бен точно знает, как можно без вреда для всех применять такие лапки. Ведь мясо лягушки богато тем веществом, которое необходимо для строения клеток живых существ. В нем есть железо, множество витаминов и микроэлементов. А еще небольшие исследования на крысах, которые заперты в данный момент в клетушках на заднем дворе, показали, что особое вещество, которое Бен сумел вывести из мяса этого земноводного, помогает избавиться от небольших опухолей мозга. Одна практика — и никакой магии!

Сегодня Бен  хотел углубиться в лес и дойти до «буферной зоны».
Вот уже третий год Морриган наблюдал за жизнью волчьей стаи. Молодняк уже вырос, однако был в потомстве волк-изгой. Полтора года назад его изгнали из стаи. Вскоре он вернулся и поселился на близлежащих территориях и не один, а с самкой. Два семейства не залезали на территорию друг друга. Мало того, на границах образовались как раз буферные зоны — те самые места, куда стаи заходили, но крайне редко. Здесь был заповедник для их жертв. Несмотря на крайне благополучные для охоты места, сами волки здесь охотились редко.. Однако все изменилось буквально этим летом. Дичи в лесах становилось все меньше. И буферная зона  в любой момент могла стать территорией, за которую стаям придется сражаться.

Бен покинул дом, положив в карман лишь охотничий нож.  Накинул на плечи фуфайку. Дверь закрывать не стал. В тайге разве что звери могли наведаться в гости.
Пробросался лесной тропкой к зоне, проверил направление ветра, и спрятался в буераке. Отсюда можно было спокойно наблюдать за действиями волков, не боясь, что животные его почувствуют.

Пять часов ожидания  — и вот стаи сошлись. Морриган видел множество битв: эльфов, вампиров, оборотней, людей. Как правило, сражались везде мелкие сошки. В то время как главнокомандующие были в тылу, прячась от противника и обдумывая варианты нападения или отражения атаки. Было в этом что-то трусливое. А вот волки — настоящие волки, трусами не были. Весь год стая проверяла самца на выносливость, на силу. Каждый день в стае — это битва за свое положение. Так стая обучает своего вожака. И схватка с чужаком — это экзамен для всех.

Беннет замер... несмотря на то, что он умел прятать свою видовую способность подавления воли, сам он и без нее мог почувствовать вампира. Молодого вампира, разгуливавшего по лесу. Это было не впервой. Чуть западнее в лесу часто молодежь устраивала дуэли, бои с оборотнями. Поэтому и сейчас он надеялся, что вампир благополучно свернет с еле заметной тропинки и уйдет по своим делам.
Однако надежды не сбылись. Сначала Бен услышал шелест травы, затем в нос ударил одуряющий запах парфюма. Но хуже всего было то, что стаи тоже заметили чужака и, судя по всему, на время решили отложить свои разборки. Тем более когда у них перед мордами две достаточно взрослые особи, которые сгодятся на обед.

+1

3

Прошло не так уж много времени с момента её дебюта (по вампирским меркам, разумеется), как уже величайшие балетмейстеры современности готовы были драться за одно лишь право пригласить юную Маргариту исполнять ведущую роль в их постановке. И всё было бы замечательно, если бы старые раны вновь не напомнили о себе как раз в тот момент, когда Марго находилась на вершине своей танцевальной карьеры. Уйти сейчас означало бы проиграть тем самым конкурентам, что только и ждали от неё малейшей оплошности.
А между тем каждый новый шаг становился для Маргариты всё труднее и труднее. Так продолжалось до тех пор, пока острая боль не пронзила её многострадальное колено прямо во время важного представления. Не имея права на ошибку, Марго продолжала улыбаться зрителям и порхать по сцене, исполняя сложнейшие па так легко и невесомо, будто ей это не стоило ни малейшего усилия. Надо полагать, что ничем хорошим это не закончилось. Мало того, что малейшее движение причиняло сильнейшую боль, что невозможно было даже подняться на кончики пальцев, всё это отразилось ещё и на волчьей сущности.
Сколько раз Маргарита не пыталась обернуться, результат оставался неизменным. И если раньше у девушки с волчицей были не самые простые отношения, то теперь они испортились окончательно.

Поздно ночью, чтобы никому не попасться на глаза, Марго дождалась, пока прислуга уляжется, и покинула родовое имение, направляясь в сторону леса. Предполагалось, что она попытается обернуться пепельной волчицей. И вот, спустя некоторое время, пройдя через ощущение выворачивающихся под невероятным углом суставов, рвущихся и срастающихся вновь связок, девушка и в самом деле смогла открыться дару рода и обернуться зверем. Вот только что-то по-прежнему беспокоило Маргариту, и чуть позже она поняла, в чём дело. Стоило только попытаться сделать пару шагов, как её сознание затопило ощущение всё той же боли, что преследовало и в человеческом облике. Вот только если тогда внешне не было никаких изменений, то сейчас становилось очевидным, что задняя нога срослась неправильно, и от этого наступать на неё было сущим адом.
А потом, конечно же, начались совершенно бесполезные поездки по врачам, каждый из которых не мог сказать ровным счётом ничего полезного. И уж конечно, все они сходились на одном: занятия танцами следует отбросить как нечто, несомненно, вредящее здоровью юной леди. И вот это уже не устраивало Маргариту. Причём не устраивало в корне. Но когда родители решили последовать этому совету, спорить девушка не стала. В конце концов, она была слишком хорошо воспитана, чтобы позволить себе такие вольности, и потому молча отправилась в Финляндию во владение одной из своих многочисленных тётушек, дабы поправить хилое здоровье.
Но Марго не была бы собой, если бы параллельно с этим не принялась вынашивать в своей голове совершенно бунтарские планы. Она ведь совершенно точно знала, что должен быть ещё один доктор, которого они так и не посетили. Ну и пусть он уже давно никого не принимает, и договориться о встрече невозможно.

- Чёрта с два я ещё буду вышивать ваши цветочки! - Маргарита решительно вышагивала по одной из тропинок, ведущих в глубь густого леса. Сбежать из поместья оказалось совсем не сложно. Особенно с учётом их ежедневного расписания, в котором ничегошеньки не менялось. Вот и сейчас, после дневного чая девушки прилежно вышивали картины, пока её тётушка не менее прилежно над этими самыми пяльцами дремала. Сообщив, что ей немного не по себе, Марго направилась в свою комнату. На самом же деле - дала указание одной из служанок, чтобы та никого к ней не пускала, и сбежала.
И вот теперь, полагаясь лишь на своё ясновидение, Маргарита пыталась обнаружить совершенно не знакомого ей вампира в этом самом лесу. Но, почему-то вместо этого обнаружила две волчьи стаи. А стаи обнаружили её. К взаимному неудовольствию, надо признать.
А дальше всё произошло в одно мгновение. Оставивший своего соперника вожак приготовился напасть на чужака, коим являлась Маргарита. Девушка же всё ещё питала надежды отыскать нужного ей вампира, что тяжело было бы провернуть находясь в виде растерзанной жертвы.
- Не смей. - голос прозвучал тихо, но в нём явно слышались повелительные нотки, а в глубине серых глаз вспыхнуло звериное пламя. Всё-таки родовая способность была развита у девушки довольно неплохо, а проблемы касались лишь только оборота. В то время как с подчинением трудностей не было.
Воспользовавшись кратковременной передышкой, Марго подхватила свои юбки и ломанулась в сторону буерака. В её мозгу отчаянно билась лишь одна мысль: "Укрытие, мне нужно укрытие." Каково же было её удивление, когда Маргарита обнаружила рядом с собой незнакомого ей мужчину.
- Доктор Джонсон? - выпалила на одном дыхании и прислушалась к внутренним ощущениям. Дар не обманывал, и перед ней действительно стоял Он. - "Вампир. Могущественный."- мысленно умозаключила и, спохватившись, поспешила скромненько опустить очи долу.

внешний вид

http://sf.uploads.ru/t/hjgvT.jpg
   

Отредактировано Марго (05.01.2015 17:04:39)

+2

4

Нельзя сказать, что Бен был кровожадным, но в некоторые дела предпочитал не вмешиваться. Именно поэтому его дом стоял в стороне от охотничий угодий волков, именно поэтому он всячески прятал свою способность, чтобы не вмешиваться в звериные дела. Именно поэтому даже сейчас не вышел из своего укрытия, чтобы как-то помешать встрече двух  представителей животного мира, к которому иногда причислял и вампиров.
Тайга — это не место для прогулок барышень. И если у последней хватило ума сюда припереться, то должна быть готова пойти на корм более крупному зверю.
Правда, барышня, судя по всему, на корм идти не собиралась . Вот и лишила Джонсона не только возможности посмотреть образец того, как соперничающие стаи объединяются для охоты, но и как разрывается молоденькая плоть. С последней в лесу были проблемы.

Почему-то Беннет не удивился, когда вампиресса начала  проявлять чудеса изобретательности, используя свою способность.
Вампирскую, блядь, способность в нетронутых  таежных лесах!
Она бы еще охоту тут устроила с криками, собачьими упряжками, лошадьми и что там еще так любят люди, когда устраивают показательные выступления собственной тупости.

Бен был порядочным мужчиной когда-то и при дамах старался не материться. Хотя какая, к чертям собачьим, дама, если они в лесу!

Не прибавляло оптимизма и то, что по вампирским меркам та, кто находилась перед ним, относилась к числу молодняка. А с учетом наряда — молодняка достаточно обеспеченного.
За время, проведенное вдали от цивилизации и вообще на расстоянии от вампирских семей, Беннет уже и забыл, какими могут быть несносным этими барышни.

- Надеюсь, это сон, - он медленно поднялся, стараясь сквозь кусты рассмотреть волков. Но тех и след простыл.
Он услышал свое имя. Впервые за три года он слышал свое имя, и это имя захотелось затолкать в глотку говорившему.
Три года... Три чертовых года пошли коту под хвост из-за явления этого.. этой....
И  даже почтенная поза ничего не меняла, а скорее напоминало, что все это — не сон.. Волки действительно исчезли и скорее всего на этой территории больше не появятся.

Он выругался. Смачно, трехэтажно, на нескольких языках. В конце концов десятилетия, проведенные в битвах с разными народами, научила и не такому.

Прошел мимо, явно не собираясь вступать в диалог с барышней. Хотя какая она после всего этого барышня! Сучка! Безмозглая!

В голове возникла мысль, что не мешало бы ее прирезать и, используя ее тело, постараться вновь привлечь волков на территорию.
Но даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять: тушка будет слишком тощей и вряд ли привлечет внимания зверей, если с нее стянуть платье.

Он шел по видимой только ему тропинке, раздвигая ветви и не особо заботясь о том, как они смыкались за его спиной.
По дороге вытащил из капкана зайца, повесил его на пояс, сорвал листья, оборвал ягоды. И все это на ходу, не сбавляя шага, надеясь, что дама от него отстанет. Но облако парфюма преследовало его везде. И лишь на пороге дома, кинув тушку зайца в таз, стянув фуфайку и обнажив не первой свежести рубашку, обернулся.
- Ты кто?

+2

5

Маргарита задала вопрос, а вместо ответа вампир выругался. Причём весьма эмоционально, длинно и судя по тому, что некоторых ругательств Марго вообще не разобрала, ещё и на нескольких языках. Это было даже обидно. В конце концов, она ведь ничего ещё не успела сделать. О том, что Маргарита только что испортила вампиру некий эксперимент, она конечно же не знала и не предполагала. Но, как бы там ни было, не для того она избавилась от схватки с вожаком волчьей стаи и не для того прочесала такой весьма неблизкий путь, чтобы этот самый Беннет мог от неё так легко избавиться.
"Э, нет, не выйдет. Даже если ты будешь показательно игнорировать мои вопросы, я всё равно уже знаю нужный ответ. Как знаю и твоё имя." - девушка чуть повела плечами, изо всех сил стараясь сохранить вид невозмутимый и предельно равнодушный. Ещё никто не смел так себя вести в её обществе.
"Одичал что ли?" - огляделась по сторонам и, заметив удаляющуюся от неё спину вампира, поспешила прибавить шаг, что в условиях тайги было совсем непросто. Особенно, если учитывать скорость, с которой отдалялся от неё Беннет и тот факт, что раздвигая ветки он совсем не стремился их придержать и пропустить Маргариту вперёд. Так что девушке пришлось попеременно хвататься то за многочисленные ветки, то за свои столь же многочисленные юбки.
"И какой только идиот мог придумать такое платье, да ещё и с кринолином." - а вампир между тем всё так же демонстративно отдалялся, заставляя юную мадемуазель злиться всё сильнее и сильнее. 
"Он как будто бы специально это делает, чтобы мне было тяжелее его догнать." - с упорством бульдозера Марго продиралась сквозь растительность, с неким сожалением созерцая извлечённого из капкана зайца. Естественный отбор оказался весьма немилосердным к этому животному.

Но вот, хвала небесам, они наконец-то хоть куда-то вышли. А спустя пару мгновений Маргарита смогла пробежаться взглядом по старой хижине и удивлённо изогнуть бровь. Она искала могущественного взрослого вампира, способного помочь ей в решении проблем, а нашла какого-то отшельника. Впрочем, в его могуществе девушка не сомневалась ни секунды. Её удивил лишь его внешний облик. Тем более, что аура вампира невольно заставляла испытывать к нему какое-никакое уважение. А потому, оторвавшись наконец от созерцания жилища, перевела взгляд на его хозяина. Тот же гостеприимством не щеголял что при встрече, что сейчас. Никакой радости Беннет тоже не проявлял. Вместо этого он невозмутимо стянул с себя фуфайку, словно бы перед ним и не стояло юной аристократки, и явил миру свою не самую белоснежную на свете рубашку.
"Что же, по-крайней мере мы больше никуда не несёмся по этому дурацкому лесу." - Маргарита тяжело вздохнула, отводя от мужчины взгляд и в тайне радуясь тому, что смогла добиться от него хоть каких-то слов. Даже если это была всего лишь короткая фраза, вопрошавшая очевидное. Ну как сказать, очевидное, её имени вампир наверняка не знал, но вот родовую принадлежность вполне мог бы и определить. Впрочем, свои домыслы Маргарита как умная девочка решила оставить при себе.

- Маргарита Цепеш, сэр. - девушка одарила вампира вежливой улыбкой и поспешила изобразить реверанс. Всё же воспитание давало о себе знать. Но вместе с этим оно ничуть не мешало разгуляться в собственных мыслях.
"Здравствуйте,сэр. Идите ко всем чертям, сэр!" - взгляд Маргариты потемнел, выдавая её настоящую натуру. Благо, девушка весьма успешно изображала вежливость и смирение. Правда, когда она вновь заговорила, всё смирение куда-то мгновенно улетучилось.
- Я пришла сюда, чтобы вы мне помогли. - словно опомнившись, Маргарита наконец отпустила свои многочисленные юбки. Судя по тому, что она уже успела увидеть, хождение вокруг да около не могло принести никаких плодов. Да и Беннет едва ли походил на неопытного юнца, которого легко можно было подкупить своим обаянием и безупречной игрой. Досадно было признавать, но здесь все её женские штучки не имели никакого влияния.
- Потому что другие не способны этого сделать. - в голосе засквозило плохо прикрытое презрение. Все эти доктора, сидящие в своих чистеньких кабинетах, попросту не желали ей помочь. Марго была в этом уверена.
- Почему я думаю, что вы станете этим заниматься? - девушка вновь позволила себе поднять взгляд на вампира и на этот раз не стала его отводить. - Потому что вам это действительно интересно. - возможно, Маргарита лукавила, но насколько ей было известно, генетика вполне входила в поле интересов Беннета. А что, как не наследственная способность, может подойти для изучения лучше всего.

+1

6

Это нечто осмелилось открыть рот...

Цепеш.. Ну, конечно! Кто же еще мог это быть. Молодые выскочки, которые ничего не умеют, кроме как сражаться. Род, который, судя по всему появился от удачного смешения бабки-вампира и оборотня-волка. И еще претендуют на роль чистокровных!
Беннет скривил губы, одаривая девушку совсем не приветливым взглядом.
На что она вообще рассчитывала, назвав свою фамилию?

Чуть наклонился вперед, приближая свое лицо к лицу девушки, поморщил нос, вдохнув духи.
- Я не спрашивал твоего имени, - он старался пытался сдерживаться, цедил слова сквозь зубы.  - Если имя — это все, что ты есть, то вали отсюда.

- Сучка, - это почти прошептал, проходя мимо девушки, доставая из таза зайца и беря в руки большой кухонный  нож. Но все эти движения не могли помочь забыть то, что он потерял сегодня.
- Ты хоть понимаешь, что ты натворила? Этому вас учат: бегать в одиночку по лесам и гнушить своей волей всех живых существ?
Он вошел в дом. Конечно, Бен не был тепелатом, но ауры чувствовал. А еще слишком хорошо знал истинную природу вампиров. Так что даже благочинная поза девушки вряд ли бы что могла скрыть.
Было желание начать действовать ее же методом. Выпускать силу на волю, добиться полного подчинения, заставить ее скакать вокруг дома так, пока ноги не изобьются в кровь, а потом отправить восвояси.
Но вновь сдержался, решив не ставить себя на одну ступень с этой особью волчьего рода.

В конце концов он может просто ее не замечать... Изучение этаких барышень позволило сделать вывод, что игнорирование они могут вынести максимум минут 15. Так что ему надо продержаться еще всего минут 10...Авось эта сучка сама уйдет.

Поэтому Беннет просто занялся своими обычными домашними делами.
Стянул с себя рубашку, бросил ее на скамейку, где она тут же накрыла несколько связок трав. Повязал на штаны фартук и приняться за разделывание заячьей тушки, надеясь, что эту работу сделает в полной тишине.
Лишь сжал зубы, когда деваха открыла рот.

- Помочь?
Это было уже даже не смешно.
Он окинул взглядом барышню. Вампирессе было не более 90 лет.
- С каких это пор молодняк отправляют одних вдаль от родового гнезда?
Вопрос был задан не из праздного любопытства. Пару веков назад, когда Беннет ослушался отца и ушел из дома в  поисках новых знаний, он был отвергнут родом, а за его головой началась нешуточная охота.
Конечно, попытки девушки начать самостоятельную жизнь — достойно уважение.. Но, черт побери, при чем тут Морриган? Он что должен научить ее приемам, как не попасться в ловушки охотников за легкой добычей?
Да он сутки в окружении этих запахов и шуршания юбок не выдержит!
Смущало во всем это одно: с девушкой не было багажа. Никакого!

"Потому что другие не способны этого сделать."
- О да, это в корне меняет дело, - сарказм даже не скрывал...
Поставил котел на огонь и кинул туда тушку.
Куда катится мир. Не так давно к нему очереди из вампиров выстраивались, пытаясь попасть на прием.  Перед ним склоняли голову и в его присуствии вели себя тихлоЮ как мышки, боясь разозлить доктора. А что теперь...
Только он решил укрыться от всей этой шумихи, как появляется эта чокнутая агрессивная безмозглая тварь с обостренным чувством собственной значимости и разгоняет его зверюшек и еще что-то требует..
- Слушай... Э.. Эчабтва.. Да, я буду называть тебя так.. Емко и коротко.  ТО, что мне действительно было интересно, ты пару минут назад выгнала с их территории. Так что разбирайся со своими проблемами сама.
Он вытер руки о фартук.
- И если уж научилась раздвигать ноги перед самцами, то будь добра раздвинь их еще раз, воспроизводя на свет свое отродье. Все.. свободна... Где выход знаешь.. И поспеши. Не хватало еще, чтобы ваш род весь лес заполонили.
- Да, - он остановился на пороге дальней комнате. - И подругам передай, что абортами я не занимаюсь. Нашли, блин, доктора...

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (06.01.2015 17:45:17)

+2

7

Маргарита едва удержалась, чтобы не отшатнуться от мужчины. Ей уж очень не понравилось, когда он внезапно к ней приблизился. Хорошо ещё, что не прикоснулся к ней.
А ведь она старалась быть вежливой и учтивой. Старалась вести себя так, как подобает девушкам её возраста в отношении особей более старших. Вампир же не старался ни секундочки.
Его фраза немало удивила девушку, на какое-то время лишая её дара речи. Имя - это первое, что ты получаешь при рождении и, пожалуй, в нём и заключается вся суть. Ну, по-крайней мере, Марго действительно так думала. Хотя, может, всё дело было именно в её фамилии? Насколько девушка знала, белоручек Джонсонов Цепеши не особо любили, а раз так, значит и в обратном направлении это утверждение могло быть так же верно. Впрочем, разбираться сейчас в этом у Маргариты не было ни малейшего желания.
Пропустив оскорбление мимо ушей, девушка вновь попыталась сосредоточиться на речи вампира, которая успела стать обвинительной. "Натворила? Я что ли?" - Марго огляделась по сторонам, но кроме них с Беннетом, в старенькой хижине никого больше не было. Выходит, действительно она и действительно натворила. Вот только единственное, что Марго сделала - отогнала от себя волков.
"Ах, ну да. Надо же было пойти на корм этим зверюгам. Такой расклад бы тебя устроил, да, доктор Беннет?" - девушка вновь начинала злиться. Она просто никак не могла понять, в чём же крылась трагедия. "А ещё говорят, что мужчины не умеют драматизировать. Ага. Да некоторые из них способны превзойти любую барышню во много-много раз."

А Беннет между тем вернулся к своим повседневным делам и перестал обращать на Марго какое бы то ни было внимание. Впрочем, девушка не сильно по этому поводу и плакала. Так что терапия игнора вряд ли принесла свои результаты. Зато она предоставила Маргарите достаточно свободного времени, чтобы та успела обдумать, как же исправить уже совершённое. И чем дольше девушка думала, тем меньше она понимала трагизм ситуации. Во-первых, Марго не была уверена, что волки покинули эту территорию так уж навсегда, ну а во-вторых, их вполне можно было обнаружить при помощи всё того же ясновидения. Правда, столь частое использование способностей могло изрядно навредить, но по мнению самой Маргариты их диалог с вампиром вредил её психике куда сильнее.
"Подумаешь, прогуляется пару километров. Какая вообще разница, если он всё равно сидит в своей глухомани? Просто сменит одну развалюху на другую." - чуть передёрнула плечами, готовясь к новой словесной перепалке, которая не заставила себя ждать.

- С тех самых пор, как некоторые вампиры забираются в лес так далеко. - для наглядности обвела пространство рукой, явно имея в виду территорию к хижине прилегающую. В самом деле, не объяснять же мужчине, что она самым бессовестным образом свалила из поместья и всё лишь для того, чтобы найти того самого доктора, который при ближайшем рассмотрении напоминал ей не то затворника, не то мизантропа.
- Моё имя - Маргарита. - процедила сквозь зубы, чувствуя, как новая волна гнева вот-вот накроет её с головой. Банально не хватало уже никакой выдержки.

- Этому вас научили? Хамить пациентам и выставлять их за дверь?! - Маргарита повысила голос - Да какой вы после этого доктор? - задохнувшись от негодования, девушка замолчала, с силой сжимая пальчики в кулак. Острые коготки впились в ладонь, и это Маргариту отрезвило. Она вновь стала убийственно спокойной, здраво рассудив, что если её затея всё же провалится, то это будет хотя бы неплохим уроком самообладания.
- Как вы можете судить о чём-то, чего совершенно не знаете? - что-то в девушке всё же сломалось. Её голос предательски дрогнул, и вновь воцарилась продолжительная пауза, во время которой Маргарита пыталась подобрать нужные слова, а заодно - набраться смелости и выложить всё как на духу.

- Не нужны мне ваши чёртовы аборты. - упрямо поджала губы, борясь с желанием треснуть доктору чем-нибудь тяжёленьким. - Я стою здесь лишь по одной причине. С некоторых пор меня начали беспокоить острые боли в колене. Другие врачи, они говорят, что не знают, в чём дело. Они вообще ничего не знают. Но когда я пробую обернуться, то же самое остаётся и у моего зверя. Его нога неправильно срастается, и в этом вся причина. Раньше такого не было, и я не знаю, почему это вдруг случилось. - голос упал до предательского шёпота - Я думала, что вы сможете разобраться. А вы сидите здесь и ничего, ничего не видите. - ещё пару минут назад Маргарита напоминала самку богомола после брачной ночи, но несмотря на это она всё равно оставалась обыкновенной девушкой. А девушек так легко обидеть малейшей грубостью, даже если они и не подают вида.
Вот и сейчас Маргарита лишь подхватила свои юбки, унося их шуршание в сторону указанной вампиром двери. Правда, уходить Марго не спешила. Вместо этого она опустилась на свободный стул. Не мытьём, так катаньем. Ждать она могла сколько угодно. По крайней мере, сидеть в тишине было куда приятнее, чем выслушивать чужие грубости.
Тяжело вздохнула, проводя ладонью по щеке и с удивлением отмечая, что оставила мокрую дорожку. И на что она только надеялась, так безрассудно устремившись вглубь леса. От кого она ждала помощи, от этого вампира? Да он скорее напоминал монстра из детских страшилок, чем доброго дядюшку.
"Но ведь я так хочу танцевать! Неужели они не понимают, что в этом вся моя жизнь?" - в голове сами собой всплыли обрывки её недавнего разговора с родителями, а на ткани платья появилось множество мокрых пятен. Совершенно неподобающее поведение для юной леди.

+3

8

ОН уж и думать забыл об этой особе, так нет же.. все напоминает о себе. И не просто напоминает но еще и обвиняет... Кого? Его? И в чем?
Нет, правы были те, кто своих дочерей прятал в высокие башни и держал за тяжелыми замками. И не то встретишь одну такую и уже руки так и чешутся придушить. Берегли раньше мужской пол, берегли!

- Знавал я одну Маргариту... Так кыздырму готовила... - окинул даму взглядом, задержался на ее пальчиках.. Да, такие ручки вряд ли что могут сделать. А этот ротик, поди, вообще человеческой пищи не вкушал.. Все кровь и кровь.. отменный жизненный напиток.

- А еще, говорят, такое в постели вытворяла, - он растянул губы во вполне недвусмысленной ухмылке. Конечно, он провоцировал. Девушка была на грани и слепцом надо быть, чтобы этого не понять. Оставалось лишь немного подтолкнуть — и дама сама сбежит.
- Так что если вы не хочешь, чтобы я звал тебя вторым именем той Марго, то будешь зваться так, как я сказал.

"Этому вас научили? Хамить пациентам и выставлять их за дверь?! Да какой вы после этого доктор? "
Шаг был сделан, еще немного и послышится фырканье и хлопанье той самом двери, на которую до этого уже ни раз показывал Морриган.
- Я что-то не помню, чтобы вешал на двери табличку о часах приема, - вполне равнодушно произнес он, беря связку трав, отщипывая от них зелень и запуская все это в котелок с кипящей тушкой.
Пауза несколько затянулась настолько, что Бен был уверен — дама ушла. Обернулся...показалось. Девка была на месте и судя по всему решила окончательно добить Беннета. Ее желание в совершении рукоприкладства буквально читалось в глазах. Правда, было в этих глазах и  нечто иное... И это иное доктору не нравилось.

Женских слез он терпеть не мог. Правда, не стоит  понимать это буквально. Он был не из тех, кто при виде первых же капелек в уголках глаз, бежал выполнять каприз. Все было более практично. Он уходил. И возвращался лишь тогда, когда с ним могли общаться без этих ненужных эмоций.

Зря девчонка сказала, что Беннет ничего не видит. На зрение он не жаловался. Поэтому лишь опять сжал зубы, стараясь не выругаться. Нет, эта девка действительно решила вывести его из себя. Сначала волки, а теперь еще это - уселась на стул.. прямо на тот самый стул, где у него сохнут травы! Хотя нет, поправочка: где сохли травы, так как сейчас ароматные пучки благополучно лежали на полу, путаясь в подоле юбки... М-а-р, мать ее- го!
Он достаточно быстро подлетел к стулу, схватил девчонку за руку и грубо оттолкнул в сторону. Аккуратно поднял пучки, сдул с них пыль и вновь любовно разложил по местам.

- Смотри куда садишься, дура! И нос вытри — противно смотреть!
Схватил со стула не первой свежести полотенце — и кинул ее девчонки.
Вообще это было глупо. Если она действительно пришла сюда к нему для того, чтобы он ей помог, почему сразу не сказала. К чему такие прелюдии?

Подошел к умывальнику, вымыл ледяной водой руки и прошел мимо девчонки, как будто ее тут и не было.
Сел сбоку от стола, поставив ноги с двух сторон от лавочки, а локоть руки положив на столешницу.  Поманил рукой, приглашая вампирессу сделать несколько шагов вперед.
Чуть наклонил голову, поддался вперед, вновь выпрямился, потер переносицу.
Женские платья — то еще  наказание. Бен никогда не интересовался вековой модой, но после таких вот «приемов» убеждался в том, что все эти наряды придумывали для того, чтобы прятать дефекты. Подтяни корсет, нацепи юбки, обуй сапожки, а на голову нацепи парик - и никто не поймет, что у тебя хроническая артериальная недостаточность, которая проявляется и в появляющейся хромоте, и в выпадении волос, и в отечности, и в ряде других симптомов.

- Раздевайся!
Не сказал, а скорее приказал. Если она пришла за помощью, то должна понимать, что по ее платью вряд ли доктор сможет вынести диагноз.
- Полностью. Платье, подъюбники, корсет, панталоны.. Что вы там еще сейчас носите, - он махнул рукой, - в общем, снимай все.  Одежду брось в угол - чтобы не мешалась.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (07.01.2015 20:36:31)

+2

9

Маргарита сидела на стуле и никого не трогала. Она просто молча дожидалась той самой минутки, когда вампир всё же проникнется её рассказом и обратит своё драгоценное внимание на вышеизложенную девушкой проблему. Тем более, что на этот раз не было никакой необходимости в оскорбительных предположениях. Но не тут-то было.
Пока Марго соловьём разливалась, изливая всю свою душу (если можно это так назвать), Беннет продолжал над ней издеваться. Вот только если раньше он просто демонстрировал свою недоброжелательность и старался всеми возможными способами от Маргариты отделаться, то теперь это всё переросло в одну огромную, ничем не прикрытую издёвку.
А иначе зачем было сообщать о какой-то мифической девице, что готовила какую-то ерунду и "такое в постели вытворяла". Только ради одной единственной цели - позлить Марго посильнее. И надо признать, что с поставленной задачей вампир справился на ура. Своими бесконечными провокациями он довёл девушку до действительно странного состояния.
Сначала Маргарита хотела плюнуть на всё и уйти, но её разум постоянно напоминал, что благая цель была превыше эмоций. И как бы девушке не хотелось приложить Беннета по макушке твёрдым тупым предметом, делу бы это ничуть не помогло.
Однако, у каждого терпения есть своя конечная точка. Так называемая точка кипения, после пересечения которой рассудок отключается, уступая место инстинктам куда более низменным.
Сначала Маргарита позволила себе поддаться мимолётной слабости, превращая эту безумную историю в некое подобие сказки о царевне Несмеяне. А между тем слёзы всё лились и лились. Казалось бы, их ничем нельзя было остановить. Словно в отместку за нежелание Беннета помогать добровольно, Марго собиралась устроить в хижине самый настоящий потоп.
Как и ожидалось, подобные проявления эмоций не понравились уже самому вампиру. Вот только предсказать его внезапный порыв было слишком нереально. Откуда же девушке было знать, что "этому хаму" хватит наглости к ней прикоснуться. Да не просто прикоснуться, а буквально схватить Марго за руку и оттолкнуть её в сторону как надоевшую девчонку. И всё ради чего? Ради каких-то там трав! Это было уже просто возмутительно.
Одним словом, очень даже зря вампир так поступил. Во-первых, Маргарита никогда не позволяла чужакам к ней притрагиваться, а во-вторых, она ведь могла за такое и ударить. Причём, без шуток.

Практически не глядя перехватив брошенное ей полотенце, Марго взвилась как разъярённая фурия и буквально в пару шагов преодолела расстояние, отделявшее её от вампира. Стоило только тому закончить раскладывать на стуле свои драгоценные пучки, как не помня себя от бешенства, девушка замахнулась и отвесила доктору звонкую пощёчину.
- Не смейте. Так. Меня. Хватать. - голос всё ещё дрожал от плохо скрываемой ярости - Никогда. - да что там голос, Маргарите казалось, что её саму трясёт мелкой дрожью. Она уже достаточно насмотрелась и наслушалась за этот вечер, чтобы можно было позволить себе одним разом ответить вампиру на всё хорошее.
И как всегда, без сюрпризов на этот раз тоже не обошлось. Внезапно проснувшаяся способность дала о себе знать бесконтрольным импульсом, ударившим по нервным окончаниям доктора. Не привыкшая использовать биоэнергетику не во благо, Марго сама поморщилась и поспешила разорвать физический контакт, делая шаг в сторону и главное, от вампира подальше.

Тем удивительнее после всего случившегося было наблюдать за простейшим жестом, какой Беннет использовал, дабы подозвать девушку поближе. Вид у той был, откровенно говоря, немного диковатый. Она смотрела на вампира настороженно как дикий зверь. Как будто раздумывала, подойти или же просто отгрызть нахалу его руку по локоть? В итоге решено было всё же подойти.
В ответ на приказ доктора Маргарита вздрогнула, как будто он её ударил. "Что-что, раздеться? Вот так сразу?" - пару раз удивлённо моргнула, потом всё же раздался шелест снимаемого платья, многочисленных юбок и прочего. Вот только, разве это было действительно необходимым, раздеваться до полного ниглежа?
- Да вы просто хам! - всё же дала выход своим эмоциям, замирая и убийственным взглядом припечатывая вампира к полу. И всё же, как истинная девушка Марго была до невозможности прекрасна в этой своей маленькой ярости. В гордо расправленных плечах, в том лихорадочном огне, каким блестели её глаза.

И вновь воцарилась пауза, во время которой девушка пыталась найти хоть одну причину, по которой она хотя бы часть одежды могла оставить при себе.
Не нашла. В конце концов, если проблемы были и у её волчицы, это вполне могло потребовать оборота, а там уже хочешь - не хочешь, от одежды не останется и следа. Тем хуже будет потом ей самой, когда придётся вновь одеваться, дабы отправиться уже непосредственно домой.
Обречённо вздохнув, принялась сосредоточенно расшнуровывать корсет, избегая взглядом встречаться с мужчиной. И никакие мысленные уговоры, что он просто доктор, не могли помешать румянцу разлиться на бледных щеках, выдавая некую толику смущения, какое присуще обычно лишь юным барышням.

Отредактировано Марго (07.01.2015 22:54:55)

+2

10

А вот это было что-то новенькое. Пощечина?
В мире людей такое было в порядке вещей. Но мир вампиров был более жесток. За такую выходку тут могли и в расход пустить.
«А дама-то с характером»

Не сказать, что Бен был  сторонником проявления грубой силы. Но вот тех, кто мог проявить волю, дать отпор он уважал.
Поднять руку на того, у кого пришла просить помощи! "то либо безрассудно, либо сильно. И с учетом того, что девчонка все еще была в его хижине, Бен склонялся к последнему варианту.

Чуть вздернул бровь, почувствовав прикосновение к своей ауре. Что ж, железная воля, работающая в фоновом режиме, не подвела. Да и возможности девчонки, судя по всему, были еще слабы.
Боже, а как мило она хлопала ресницами.. Еще немного и взлетит! Вообще на все эти женские ужимки у Беннета был иммунитет. Насмотрелся!
- Я могу без твоей помощи сорвать с тебя наряд,- пожал плечами. - Только боюсь, я не буду с ним особо церемониться, так что домой тебе придется идти в трепье.

Просто поставил перед фактом. Черт разберет эти женские наряды с их шнуровками, крючками и прочими элементами из времен святой инквизиции. Пожалуй, единственное, что Бен так и не освоил, это как освобождать дам из платьев, не повредив ни первых, ни вторых. А уж после того, как его возраст перешагнул за второе столетие, просто плюнул на это дело.
Девочка оказалась догадливой и начала раздеваться сама, предоставив Моhригану со стороны наблюдать за своими аппетитными формами.Хотя речь тут скорее всего было не в аппетитных формах, а просто в обычных женских формах.
3 года в глуши — это все-таки 3 года! А по меркам вампиров Беннет был существом в самом расцвете сил.

Конечно, он был доктором. И три года назад он бы и бровью не повел, увидев обнаженное тело. Но то было раньше, а сейчас в этой заброшенной хижине был только он и Эчабтва. Обнаженная, молодая и так мило краснеющая...И какой нормальный вампир сможет от этого удержаться?

- Хам, - повторил он, медленно вставая и приближаясь к девушке. Коснулся пальцами ее лица, заглядывая в глаза, провел рукой по шее, скользнул по плечу, перехватил ее ладонь и резко взмахнул, заставив ее развернуться под рукой.
Сжал талию, прижав к себе спиной. Обнаженную грудь мужчины тут же охватил жар женского тела. Все-таки в избе было достаточно прохладно, чтобы ощутить эту разницу температур.
Он перехватил левой рукой ее за грудь так, чтобы одновременно с этим прижать ее руки к телу. Без возможности выбраться!

- А как назвать тебя — сбежавшую от родных, пришедшую в дом к одинокому мужчине,в таком наряде, - Свободной рукой отвел локон и зашептал в ее маленькое аккуратное ушко, - распространяя вокруг такой..., - потянул носом, - аромат.
Рука беззастенчиво гуляла по телу.
- Да ладно, расслабься, ты же уже не девочка,так что  мы ничего не теряем.
Он подтолкнул ее к столу, буквально положив вампирессу на него животом. Схватил девичью ногу и закинул ее на скамейку.
- Какая же ты все-таки напряженная! - руки блуждали по телу, касаясь груди, паха, и гладя ножку.
Поза была слишком соблазнительная да и девчонка, что уж греха таить, тоже была ничего. Даром что Цепеш.

+2

11

Всё же она сделала правильный выбор, решив избавиться не только от платья, но и от корсета, и от всего прочего. "Как скажете." - чуть передёрнула плечами в ответ на угрозу. Правда, она представляла себе совершенно иной вариант с порчей одежды. Но было в голосе вампира что-то такое, что лучше всяких слов говорило о том, что если потребуется, мужчина действительно сможет это сделать. Причём, без каких либо сожалений или же угрызений совести.
Идти домой в, как выразился Беннет, тряпье, Маргарите не хотелось. А потому, она лишь сильнее сжала зубы, продолжая методично расшнуровывать корсет. Как будто бы не замечая, какими именно взглядами мужчина её сейчас буквально ощупывал. Впрочем, мужики, они и есть мужики. Каким бы крутым учёным Беннет не был, думал он сейчас явно не тем, что между ушами.
Жаль только, что с подводной лодки так легко не убежишь. Очень даже жаль.
Оказавшись полностью обнажённой, Маргарита наконец-то перестала прятать взгляд и теперь ни на секундочку не выпускала вампира из поля своего зрения. В самом деле, к чему всё это представление, если уже и смущаться-то нечего? Её повод для притворной робости уже давно валялся в углу комнаты, возвышаясь там грудой бесполезного тряпья.

Едва удержавшись, чтобы не начать отступать, девушка всё же позволила вампиру приблизиться к ней. Было странно, что он так легко согласился с брошенной ею в запале фразой. Впрочем, где там скрывался подвох, Марго узнала чуть позже. Чужое прикосновение заставило её напрячься, но будучи как все вампиры существом довольно гордым, девушка спокойно выдержала взгляд Беннета.
Нужно было на чём-нибудь сосредоточиться, лишь бы не думать об этих чёртовых прикосновениях. Их было слишком много. Маргарита чувствовала, как вампир прикасался к её шее, ведя ладонь ниже к плечу, по её руке... Разум же реагировал незамедлительно, буквально на раз-два выдавая тревожные сигналы.
"Слишком. Много. Прикосновений!" - девушка тщетно пыталась сохранить хладнокровие и трезвость рассудка. Не помогало уже ничего. Ни счёт до десяти, ни размеренное ровное дыхание. Даже если выдох получался спокойным, на очередном вдохе Марго неумолимо сбивалась. Близость чужого тела раздражала как никогда.
В прохладном воздухе, заполнявшем хижину, едва ли не физически ощущалось повисшее в тишине напряжение. От столь тесного контакта с телом мужчины должно было быть тепло. Вместо этого было ужасающе жарко. До одури. До безумия.
Ещё хуже стало, когда её лишили возможности двигаться. Даже если бежать уже было некуда. Марго, конечно, могла бы трепыхаться и отбиваться, но был ли в этом толк? Чего бы она этим добилась? Повеселила бы вампира разве что. Да ещё истратила бы все свои силы, что опять же было совершенно неразумно. Хотя, о каком разуме можно было говорить, когда она как идиотка так легко попалась в лапы зверю.
А тут ещё и внутренняя волчица начала метаться, явно не довольная таким бесцеремонным ограничением свободы.
Марго страдальчески закатила глаза. Вот только этого ей сейчас не хватало для полнейшего счастья.

"Да, да, говори ещё! Чёрт возьми, говори, что хочешь, только не затыкайся." - пока девушка лихорадочно пыталась успокоить своего зверя, вампир опять опередил её. На этот раз голос раздался где-то совсем рядом с её ухом, и от этого Марго лишь сильнее захотела доктора убить своими собственными руками. Но, что было странно, ещё пару минут назад она только и мечтала, чтобы он наконец заткнулся, проглотив все свои слова обратно. Все свои грубости, все свои хамские выходки. А вот сейчас молчание вовсе не казалось Маргарите золотом. В удушающей тишине всё труднее было держать себя в руках и не поддаваться соблазну.
- Вы ведь сами это сказали недавно. - не смотря на то, что вопрос был риторическим, девушка всё же решила на него ответить. Может, просто тянула время, а может, хотела лишний раз вампира позлить. - Смотри, куда садишься, дура! - очень похоже передразнила мужчину, голосом особо выделяя последнее слово. И всё это не скрывая усмешки, расцветшей на её губах, которая чуть позже переросла в сдавленный смех. Ничего смешного в этой ситуации, разумеется, не было. Скорее, это было уже предвестником приближающейся истерики.
"Ничего не теряем? А как же, я не делаю абортов?" - Маргарита мысленно передразнила вампира. Ну, конечно, ему-то никаких проблем. А вот ей совсем не хотелось плодить потом бастардов.
"Расслабишься тут, как же." - покорно уткнулась лбом в прохладную поверхность стола, пока мужчина продолжал исследовать её тело. Это было каким-то чёртовым адом. Ещё не хватало, чтобы её поимели как какую-то рабыню!
Маргарита рассеянно попыталась пошевелить пальчиками на больной ноге. Кое-что её напрягало сейчас гораздо сильнее, чем возможность быть трахнутой каким-то там вампиром.
Насколько девушка помнила, ей никогда не нравилось стоять на коленях, и она всеми возможными способами пыталась этого избегать. Потому как именно в этой позе её чаще всего настигали ужасные боли. Нет, с этим определённо нужно было что-то делать. Вот только что?

Решение пришло незамедлительно, когда особо не прицеливаясь, девушка попыталась пнуть вампира куда-то в область коленной чашечки. Сильных повреждений она, разумеется, ему не сможет причинить, зато доставит массу неприятных ощущений.
А ещё, используя секундное замешательство, Маргарита всё таки умудрилась извернуться, и теперь сидела к мужчине лицом. Вот только такие излишне резкие манёвры не могли сулить ничего хорошего.
Не скрывая гримасы боли, исказившей её личико, девушка поставила ноги на лавочку и схватилась ладонями за больное колено. Расплата оказалась жестокой, но на этом Маргарита вовсе не собиралась успокаиваться. Она подождала, пока вампир вновь окажется от неё в непозволительной близости и переместила ладони на его плечи. Медленно ведя пальчиками и выпуская коготки, чтобы оставить после себя незначительные отметины, Марго с интересом исследователя изучала границы мужского терпения. Пусть она и не хотела себе признаваться, но ей нравилось его ненавидеть. Было в этом противостоянии какое-то особое извращённое удовольствие.
- К чему все эти игры, м? - едва ощутимый укол в область шеи, чтобы прижать сонную артерию и почувствовать учащённый пульс. И улыбка, обязательно улыбка. Совершенно безумная, тут же искажающаяся гримасой боли. Плевать на это. Даже если её сейчас поимеют на этом самом столе, Маргарита хотела смотреть вампиру в его глаза. - Вы. Мне. Поможете? - произнесла предельно спокойно, нарочито разделяя слова, как будто пыталась достучаться до его рассудка. Выдохнула, чувствуя какую-то вековую усталость, будто и не была молоденькой девушкой. Улыбка медленно выцвела с её лица, уступая место обречённости. Она и сама уже переставала верить в успех собственной затеи. Вот только что-то по прежнему удерживало Маргариту на месте, и ей самой было интересно узнать, что именно.

+2

12

Девчонка действительно была слишком напряжена. Ну и что вот с таким бревном делать? Сбивчивое дыхание? Что ж, лед тронулся. НО этого мало.. Чертовски мало для того, чтобы растопить эту глыбу.
От ножки, так резво устремленной к нему в пах,  легко увернулся.

- Ну, ну, кобылка, не так резво, - вновь наклонился, прижав ее тело своим обнаженным торсом, параллельно фиксируя своей ногой ее брыкающуюся ножку. Но девка оказалась слишком гибкой.. Вывернулась, зараза... Ну что ж, Бен тоже был не против смотреть ей в лицо. Вне зависимости от позы — ничего, в сущности, не менялось.

И, кажется, девчонка сдалась. Руки на плечах. Все достаточно знакомо, чтобы знать, чего ждать. Вот только вряд ли пара царапин на плечах способна остановить потомка рода Джонсон. Сколько таких отметин там было. Десятки? Тысячи? От них не осталось ничего: ни следов, ни воспоминаний. Потому что у них нет прошлого, есть только настоящее. И в настоящем был легкий укол, теплый, приятный, разливающийся теплом по всему телу.

- Игры?
Он чуть приподнял тело, поместив его чуть глубже на стол.
- Никаких игр... Просто я люблю вампиресс, некоторые из них  такие страстные, - растянул губы в улыбке, не предвещавшей ничего хорошего. -  Я люблю животных — их щели бывают порой такими тесными, - положил ладонь на женскую грудь и славил ее. - А еще люблю тех, кто только что почил.. Они такие послушные.. А ты... два в одном.. А если очень постараться...
Выпустил свою силу на волю, поглотив желание девчонки сопротивляться, но не подавив ее полностью. Дернул на себя за  ногу, а потом еще раз, заставив девчонку сползти к краю стола. Теперь только его тело, в которое она упиралась расставленными по обе стороны от мужчины ногами, придерживали ее на поверхности.
- То ты будешь три в одном.
Чуть ослабил экстрасенсорную хватку, но недостаточно, чтобы девчонка имела возможность вырваться. Она могла думать, кричать, нО не имела возможности даже пошевельнуться.
- Конечно я тебе помогу, - он вновь склонился над телом, отвел в сторону непослушные локоны, закрывающие прелестное личико. - Можно сказать, что я УЖЕ тебе помогаю.

Накрыл ее губы жестким поцелуем.  Правда, длился он не так долго. Чуть отстранился, провел по своим губам языком, будто снимая с них остатки наслаждения. Вновь наклонился, на этот раз выпуская клыки и протыкая губу девушки.
Тонкой струйкой потекла кровь. Подождал, пока она окрасит его губы.
Встал, окинул взглядом почти что распятое тело. Отошел.
- Так ты говоришь, что при обращении нога тоже беспокоит, - спросил будничным тоном, как будто ничего в ближайшие пять минут и не было.
Протер губы салфеткой, вновь пряча экстрасенсорную силу и отпуская девушку,  вымыл руки и повернулся к несчастной.

+2

13

Что же, своего Маргарита всё-таки добилась. По крайней мере, всё время, что она пыталась действовать, вампир смотрел только на неё. Жаль, конечно, что оставленные на его теле метки не оказали нужного эффекта. Как будто мужчина вообще не воспринимал всерьёз все эти трепыхания. А, может, он их и за сопротивление-то не считал.
И это было обидно. Марго всего лишь хотела достучаться до его здравого смысла, ведь где-то там на подкорке точно должны были храниться сведения о том, что Беннет всё-таки врач и к тому же, взрослый мужчина, которому все эти игры в расовое превосходство давным давно уже должны были наскучить.
Но, судя по всему, девушка просчиталась. За что и поплатилась чуть позже. Вампир вновь прикоснулся к ней, на этот раз усаживая поглубже на стол и придавая положение более устойчивое. А после ещё и говорить начал.
Теперь уже Маргарита от души пожалела о том, что имела неосторожность загадывать такие дурацкие желания. Ей не нравился ни взгляд, которым Беннет её окидывал, ни его улыбка, ни тем более - слова.

"Что он такое говорит? Он что, совсем ненормальный?" - скривилась, испытывая то ли брезгливость, то ли презрение и принялась ёрзать бёдрами в попытке отползти как можно дальше. "Зоофил, некрофил и вообще, маньяк и извращенец, вот он кто!" - мгновенно наставила доктору неутешительных диагнозов, но, разумеется, лишь мысленно. Потому как всё её существо желало сейчас лишь одного - убраться к чёртовой матери, как говорится, от греха подальше. А то, неровен час, он ведь действительно опробует на ней все свои "таланты".
Бесцеремонное обращение с больной конечностью заставило Маргариту раздражённо шикнуть, тут же изменяясь в лице от неприятных ощущений. Но подавление воли работало отменно, и девушке не оставалось ничего иного, кроме как послушно сползти на край стола, вновь оказываясь в опасной близости от мужчины.
В любой другой обстановке её бы это возбудило, но сейчас Маргарита испытывала лишь животный страх. Пригвождённая к месту чужой волей, она совершенно не могла сопротивляться. Ещё некоторое время её мысли продолжали истерично биться, призывая действовать и уходить от источника опасности. Но спустя мгновение стихли даже они, медленно опадая и кружа как хлопья белоснежной ваты. Мир стал каким-то расплывчатым и совершенно безразличным.
Ну убьёт он её, ну сделает своё "три в одном", а дальше-то что?

Маргарита ещё пыталась хвататься за реальность, пыталась выплыть на поверхность, но её сознание оказалось слишком уязвимым. Перед глазами замелькали разрозненные картинки, служившие обрывками чьих-то жизней. И девушка отпустила себя, продолжая плыть в этом непонятном мареве из множества ощущений. Лишиться равновесия она могла в любую секунду, и лишь только близость чужого тела позволяла ей не упасть.
Слова вампира помогли Маргарите "вынырнуть на поверхность", после чего девушка уставилась на него непонимающим взглядом вконец обезумевшего шизофреника. "Помогает? Интересно знать, чем же." - на смену равнодушию вновь пришла бывшая такой привычной, злость.
Но додумать мысль не получилось. На этот раз девушку отвлёк поцелуй. В ответ на что она лишь удивлённо моргнула, не отстраняясь в силу своего положения. И всё же, приложив некоторые усилия, смогла дёрнуться, явно выказывая своё неудовольствие от процедуры кровопускания.
Мысленно Марго ещё пару минут назад приготовилась к самому худшему варианту развития событий. И потому, когда всё внезапно прекратилось, а вампир отстранился, оставляя её в весьма странной позе, испытала самый настоящий шок.
"Что это, чёрт возьми, сейчас было?" - провела пальчиками по прокушенной губе, словно со стороны наблюдая, как они окрашиваются в алый цвет крови. Её крови, которую Маргарита тут же бездумно размазала по подбородку.

- Д-да, тоже...Болит. - отвлеклась от своего занятия и, получив возможность свободно передвигаться, тут же ощутила, как у неё подогнулись колени. Чтобы не упасть, пришлось ухватиться руками за край столешницы. - И когда пытаюсь наступить на неё... тоже... Больно. - произнесла сбивчиво, делая гигантские паузы и запинаясь чуть ли не на каждом слове. После чего окончательно сникла, опуская голову и часто моргая, чтобы не разреветься. То ли от облегчения, то ли от пережитого стресса.

+1

14

Бен не был телепатом. Поэтому мысли Марго ему были неизвестны, хотя общий смысл их был понятен.
Но все это было второстепенным. Главное, ему удалось добиться нужного: учащенного сердцебиения.
Настои и другие искусственные стимуляторы могли бы испортить симптоматику. А алкоголь, находящийся в этой хижине, был на счету.
Так что в этом деле все средства были хороши.

«Лимфоузлы не увеличены, щитовидка в норме».
Почему-то считалось, что вампиры — почти что бессмертные существа, неподвластные другим болезням. На самом деле все было намного хуже. У вампиров, как, впрочем, и у других нелюдей с повышенной регенерацией, просто отсутствовали многие, привычные людям  симптомы. В том числе боль. Она могла быть настолько кратковременной, что на нее могли просто не обращать внимание. Да, от раковых опухолей вампир не умрет, но вот жизнь его станет несколько иной.
«ПО крайней мере опухоли в груди у девчонки нет».
Казалось, он даже не слышал, что говорила Марго. Был будто в своих мыслях, смотрел сквозь вампирессу.
«Сердечные ритмы не нарушены, потоотделение в норме, волосы не выпадают, паралич конечностей не наблюдается».
И все-таки было в девчонке то, что смущало.
- Больно, - после длительной паузы повторил он. Кажется, нынешнее состояние пациентки его нисколько не волновало. Он был занят разгадыванием более интересного ребуса.

Подошел к огню, посмотрел, как по поверхности налитой в котелок воды пошли пока еще еле заметные круги.
Потер щетину, растер между пальцев ароматную зелень.
- ПО поводу твоей ноги, - облокотился на стену, впервые после всего этого посмотрев на гостью.
- Это всего лишь менископатия, - понял, что это слово ничего не скажет вампирессе, да и более  подробное объяснение, видимо, тоже.
-Хм... в общем , достаточно частая травма коленного сустава, к сожалению, трудно диагностируемая. Особенно у вампиров. У людей диагностируют по наличию гемартро... опухоли, синяка, потемнение области. У вампиров же включается регенерация, поэтому данных симптомов нет.
Он старался говорить на понятном языке, хотя это давалось с трудом.
Остановил взгляд на стопах. Как там говорится: искусство требует жертв?  До 18 века танцоры пользовались обычной обувью, а потом появились пуанты, по сравнению с которым испанский сапожок инквизиции просто сказка.И судя по характерным травмам на стопе, девчонка активно осваивала данное направление в искусстве.
- Так ты танцуешь, значит...
Он еще раз окинул взглядом ее обнаженную ногу.
- Как правило смещение происходит при резком необычном движении в суставе с поворотом бедра при фиксированных стопе и голени. Думаю, тебе такое движение знакомо. Так что, если не хочешь иметь такую проблему — забудь о танцах.
Замолчал, давая девчонке возможность осмысли услышанное.
- Правда, есть и хорошая новость. Это не смертельно!
Пауза. Возможно лишком длинная, хотя лично Бену так не показалось.
-Меникс я тебе вправил.
Хвала подавлению воли, которое способно заглушить боль!
- Но все это временно. Поэтому, если хочешь продолжать танцевать, то..., - он потер шею, глянул на валяющиеся в углу тряпки. - Судя по акценту, ты из Франции?
Даже не спрашивал, а скорее просто размышлял вслух.
- Франция.. Франция...
Беннет оставил стену, прошел в дальнюю комнату. Несколько минут его не было.
Вышел с листом бумаги в руках.
- Если хочешь продолжать танцевать, - продолжил Морриган, - то придется заиметь себе штатного хирурга. Вот он тебе поможет.
Протянул лист бумаги, где было написано имя врача, адрес и диагноз.
- Обычный костоправ здесь не подойдет. Нужна более ювелирная работа.. Да, - остановился рядом с девушкой, все еще не отдавая ей бумагу.
- Он человек. Если еще не спился, то поможет тебе. Зачислишь его в штат. Только.. хм.. алкоголь держи от него подальше.
Вновь отошел на расстояние.
- Но все это решит проблему ноги, но не решит другой вопрос. Откуда боль...
Он взял со стола оставленную им же салфетку, о которую  вытирал окровавленные губы.
Провел языком по небу, поднес к носу салфетку..
- Меникс я тебе вправил, - в глазах засветился огонек. Казалось, доктор был близок к разгадке. - Давай обращайся, посмотрим, все ли в порядке с волчьей ногой. Заодно мне надо еще кое-что проверить в твоем волчьем обличие.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (09.01.2015 12:01:34)

+1

15

Тишина легла тяжёлым грузом на плечи. Вампир молчал и ничего больше не объяснял. Чем он ей помог, что вообще могло случиться с коленом, а главное - что делать дальше. Всё это по-прежнему оставалось одной большой загадкой.
А ведь ни для кого не секрет, что неизвестность пугает обычно сильнее даже чем самая плохая новость.
Кроме того, прийти в себя после случившегося было довольно тяжело. Маргарита с трудом удерживала равновесие, чувствуя, как её ноги вновь предательски ослабели. Пришлось опуститься на лавочку, а то мало ли что. Новые травмы девушке были сейчас абсолютно ни к чему.
Провела пальчиками по губе, отмечая, что рана (хвала вампирской регенерации) перестала, наконец, кровоточить. Вот только теперь запёкшаяся кровь образовала корочку, и вид у девушки был довольно колоритный. Как будто её кто-то ударил. Поспешила скрыть это прижатой к губам ладонью, взглядом же неотрывно следуя за перемещениями вампира.
Оживилась, услышав, наконец, важные для неё слова. Вскинула голову, превращаясь в слух. Чуть растянула уголки губ в неком подобии улыбки, внимательно вникая в пространную речь мужчины. "Столько объяснений, он что, действительно считает меня такой дурочкой?" - удивлённо выгнула аккуратную бровь, но не стала перебивать, позволяя вампиру высказаться до конца.
- Я знаю, что это такое. - осторожно подметила, вновь замолкая. Конечно же, ей было известно и про гемартроз, и про последствия повышенной регенерации. И теперь всё вставало на свои места. Она просто не заметила этого дефекта вовремя, когда болезнь была ещё в самой начальной своей стадии. А теперь вот приходилось сидеть здесь в надежде получить адекватную помощь.
Молча кивнула, подтверждая очевидное и факт своей причастности к высокому искусству. Тому самому, что требует жертв и множества травм. Ей даже стало жаль человеческих девушек, которые годам к тридцати становились уже инвалидами. И всё благодаря прекрасному балету.

Но всё это стало ничтожным и незначительным, стоило только вампиру произнести то же самое, что Маргарита уже слышала от других докторов. "Оставить танцы? Нет-нет, это невозможно." - побледнела, вновь впадая в состояние, близкое к полу обморочному. "А что тогда смертельно, если не отречение от любимого дела?" - непонимающе моргнула. По правде говоря, она не допускала даже и мысли, что сможет умереть всего лишь из-за какого-то там повреждения. Но всё равно это было больно и неприятно.
"Вправил?" - недоверчиво покосилась в сторону вампира, припоминая, как он её самым зверским образом дёргал за больную ногу - "Ну, конечно же, вправил!" - успокоилась, позволяя благодарной улыбке поселиться на её губах. Каким бы хамом мужчина не был, он ей действительно помог. Вот только методы у него, конечно, были не самыми гуманными в мире. - "Всё равно садюга." - упрямо резюмировала, не позволяя себе питать каких либо иллюзий в адрес доктора.
На невнятные бормотания девушка внимания уже не обращала. В конце концов, Беннет прекрасно обходился и без её участия.
Вот только он смог ей дать нечто гораздо большее, чем просто листок с какими-то там инициалами и адресом. Он подарил ей надежду, и Маргарита действительно была благодарна. Она даже не пыталась дотянуться до желаемого раньше времени, спокойно выслушивая вампира и покорно с ним соглашаясь.
"Плевать, что он всего лишь человек. И плевать на спиртное." - девушку не пугали такие незначительные детали. А вот мысль о штатном хирурге наводила достаточно страху. Думать о возможных операциях совершенно не хотелось, но ведь её карьера танцовщицы была гораздо важнее, и потому Маргарита в очередной раз готова была пойти на любые жертвы.

Она всерьёз думала, что на этом всё и закончится, но вот вампир так не считал. Он опять начал говорить что-то про боль и потребовал обернуться. Впрочем, этого Марго ожидала ещё в самом начале их встречи. А помня о недавнем подавлении воли, девушка меньше всего хотела, чтобы её снова к чему-то там принуждали. Так что пришлось подчиниться.
Поднявшись с лавочки, прошла мимо вампира, стараясь найти в комнате самый тёмный угол. Всё-таки, оборот - это не только что-то сугубо интимное, но ещё и зрелище явно не для слабонервных. Закрыла глаза, стараясь сосредоточиться и открыться дару рода.
А дальше всё было как обычно. Тело плавилось в равномерном золотистом сиянии, пока рвались связки, выгибались суставы и заново срастались кости. Сознание сузилось до одной точки, в которой всё её существование занимало лишь ощущение жгучей боли. Хотелось кричать, но вместо этого из горла вырвалось лишь странное бульканье, отдалённо похожее на звериное рычание. А потом всё закончилось. Так же внезапно, как и началось.
Из полумрака на вампира смотрели жёлтые звериные глаза. Белая волчица по привычке щадила бывшую некогда больной лапу, ступая на неё чрезмерно осторожно. Тихое рычание, направленное в сторону мужчины, должно было удержать его от необдуманных поступков.

+2

16

Лицезреть процесс обращения вампир не стал. В данной ситуации в нем не было для Морригана ничего интересного. Тем более доктору и без этого было чем заняться.
Удалился в дальнюю комнату, зажег свечи. Разрезал кусок салфетки, смоченной в крови вампирессы, на несколько лоскутков. Разместил на блюдцах. Пипеткой набрал из тюбиков различных жидкостей и капнул на образцы.
То, где реакция была видна сразу, поместил под микроскоп.
Однако и этого оказалось мало. Зажег спиртовки, соединил сосуды, запустил механический рычажок, придав небольшой ленте подвижность. Закапали реактивы, зашипели катализаторы. На все это нужно время, но данная техника, впервые употребленная Беннетом в 19 веке, уже со всем справится без него.

Джонсон вышел уже в тот момент, когда в центре комнаты стояла пепельная волчица.
Волчица была молодой, как, впрочем, и вампиресса. Не очень хороший расклад. В таком возрасте управление сознанием в зверином обличье слишком слабо. Но и перед зверем стоял не обычный человек. Не было ничего проще, чем подчинить волю волка, превратить его в кроткого ягненка, в преданную собачонку, ходящую перед хозяином на задних лапах. Но было во всем этом одно большое НО. Подчиняясь воли «дрессировщика», животное даже боли не почувствует. Существу можно внушить мысли о том, что оно здорово, но не все болезни уходят от самовнушения.
Вот и сейчас волчица ступает аккуратно, стараясь не тревожить больную ногу.
Беннет оглянулся, стянул с крюка веревку, намотал один конец на руку, а другой приспустил и, завязал на конце узел, создал вариант кнута..
- Ну что, девочка, побегаем? - веревка со свистом рассекла воздух и опустилась рядом с ногами зверя.
Он не давал волчице стоять на месте, и в то же время не позволял подходить к себе слишком близко. Но ни разу импровизированный кнут не ударил по зверю.
Гонки по кругу в пределах небольшой избы — и все ради того, чтобы волк забыл про условные рефлексы и про некогда больную лапу и сделал нормальный шаг. Шаг без боли!

- Тс! -  Беннет отбросил кнут и резко выбросил волю, буквально прижав зверя к полу.- А теперь спокойно...
Медленно подошел, стараясь не делать резких движений. Присел рядом, провел рукой по шерсти волка, заставляя того лечь.
Действовал аккуратно, дозировано отпуская волю наружу, с тем, чтобы подавить зверя и помочь вылезти наружу сознанию девчонки.
Тронул лапу, прощупывая кости, сухожилия. Повернул в одну сторону, в другую, будто проверяя подвижность суставов. Никаких отклонений не было. Значит, все сделано правильно.
Все, кроме одного.
Беннет приподнял морду волка.
- Пасть открой, - полупросьба, полуприказ.  Поднес голову к зубастой пасти. Вдохнул воздух. Поморщился.
Положил морду к себе на колени, достал из кармана ножик. Тыльной стороной поднес к пасти волчице, чуть отогнул губы.
Запекшаяся кровь там, где до этого был укус, была аккуратно удалена. Вот только то, что там обнаружил Беннет, не особо понравилось доктору. Маленькая рана, которая в обычных условиях у вампиров давно бы затянулась, была все такой же глубокой. И это вдобавок к специфическому запаху и темному налету на деснах. А еще были странные пятна по краю пасти.
Он провел рукой по шерстке, перебирая волоски и пробираясь до кожи волчицы.
То, что обнаружил там, особого удивления не вызвало. Теперь все вставало на свои места.
- Можешь оборачиваться.
Благосклонно разрешил доктор, оставив волчицу и вновь удаляясь в свою комнату. То, что увидел там лишь подтверждало его предположение.
- Что ж, могу тебя поздравить, - он вышел к девушке, вытер полотенцем руки, кинул его на стол потер переносицу. - Еще немного и со своей вампирской регенерацией тебе придется проститься. Кстати, думаю, ту способность, которой ты пыталась меня уколоть вначале, вряд ли при такой ситуации разовьется во что-то большее. Подозреваю, что ослабевшая регенерация осложнит  ее развитие. ПО крайней мере я еще не встречал биоэнергетиков с регенерацией, как у людей.

+2

17

Уступить сознание зверю было легко. Это было даже приятно после всего, что пришлось пережить в процессе превращения. И, самое главное, никаких больше тревожных мыслей и попыток объяснить чьи-то непредсказуемые мотивы.
Лишь только недоверчивый взгляд в сторону того, кто сейчас находился с ней рядом в этой самой комнате. И молниеносные рефлексы, опережающие даже осознание происходящего.
Стоило только хвосту верёвки приземлиться рядом с волчицей, как она тут же поспешила уйти в сторону от нежелательного соприкосновения. Но вампир совершенно не собирался останавливаться на достигнутом, а потому ближайшие несколько минут зверь отчаянно метался по комнате, между делом стараясь подобраться к нарушителю спокойствия как можно ближе. Хотя бы для того, чтобы оттяпать тому руку.
А в процессе своих метаний волчица совершенно позабыла о больной когда-то лапе. Пару раз наступила и поняла, что никакие боли и дискомфорт её больше не беспокоят. Удивляться было некогда, а потому приняла случившееся как должное.

Ощутив давление чужой воли, замерла, крайне недоброжелательно поглядывая в сторону вампира. Чтобы чуть позже опуститься на пол под прикосновением его руки.
Следует сказать, что волчице это всё сильно не понравилось и она не преминула выказать своё недовольство глухим ворчанием. Впрочем, это было последнее её самостоятельное действие, ибо уже спустя мгновение звериный разум оказался вновь загнанным куда-то на периферию сознания, что в свою очередь вернуло Маргарите способность думать и более адекватно воспринимать окружающий мир.
Жаль только, что она не могла насмешливо фыркнуть, когда вампир озвучил свою просьбу.
"Откройте ротик, покажите зубки." - мысленно передразнила его слова, между тем чинно исполняя то, что велели. Хоть и воротило порядочно от такой фамильярности. "Интересно, он что, думал, что волки питаются исключительно благовониями?" - заметила, как мужчина поморщился и вновь это прокомментировала. Раздражённо дёрнула хвостом, когда доктор действительно полез в её рот и принялся осматривать зубы и дёсны.
Тяжело вздохнула, когда её всё-таки оставили в покое. Прикрыла глаза, гораздо спокойнее реагируя на очередное прикосновение к своей шкурке. Было какое-то в некоторой степени привилегированное положение у звериной сущности. По-крайней мере, лежать, устроив морду на чьих-то коленях, это гораздо приятнее, чем когда тебя отталкивают прочь от разложенных на стуле трав.

Вновь оставшись в одиночестве, поспешила им воспользоваться, дабы вернуть себе более привычный облик.
Несколько мгновений уже почти привычной боли, выламывающей всё тело и заставляющей выгибаться под невероятными углами в самых невозможных позах. А после - прохладный пол, который девушка не стремилась покидать, некоторое время всё так же стоя на четвереньках и пытаясь утихомирить безумно бьющееся сердце.
А потом вампир вошёл в комнату, и Маргарита поспешила сесть, теперь уже снизу вверх, взглядом исподлобья окидывая фигуру мужчины. В груди нехорошо кольнуло, хоть и не было лишних причин для беспокойства. Пока не было.
Но вот, доктор заговорил, и девушка поняла, что задыхается. Сбилась на вдохе и забыла выдохнуть, одновременно с эти тоненькими пальчиками сжимая своё горло, как будто бы пытаясь избавиться от того, что её душило. Мир вокруг перестал существовать, проваливаясь в кромешную тьму. Зачем вампир говорил ей всё это? "Зачем?" - продолжала истерически биться единственная уцелевшая мысль.
Поднялась с пола, чтобы на негнущихся ногах сделать несколько нарочито медленных шагов в сторону мужчины.
- Вы что-то нашли? - замерла, вновь безвольно опуская руки - У волка. - зачем-то уточнила, хоть этого от неё и не требовалось.
Конечно, Маргарита знала, что использование биоэнергетики едва ли добавляет физического здоровья. Но вот невозможность дальнейшего развития своих способностей оказалась чем-то похуже ранее озвученного запрета заниматься танцами.
Мысли вновь лихорадочно заметались, складываясь в особо изощрённые логические цепочки. Сначала у неё снизится регенерация, затем и вовсе исчезнет. Это повлечёт за собой множество болезней. Возможно, даже самых банальных. А потом она...
- Скажите, я... - сделала последний шаг, оказываясь в непозволительной близости от вампира. Пальчиками сжала его запястье - Умру? - заглянула в глаза. Вопрос прозвучал как-то по детски просто и даже в некоторой степени - наивно. Но оттого озвученная мысль не стала менее пугающей. Страх же промелькнул и во взгляде девушки.
Что делать дальше, она не знала. Но, может быть, этот вампир, он ей скажет?

+1

18

Док не умел говорить с пациентами. Говорить так, чтобы они выходили из кабинета окрыленные надеждой, несмотря на патовую ситуацию. Он говорил так, как есть. И если что-то и скрывал, то на то были более веские причины, чем попытка пожалеть чью-то психику.
- Умрешь, - согласился он, с удивлением посмотрев на руку, которая сжала его запястье. Аккуратно пальчиками взял женскую ладошку и стряхнул со своей руки. - Всем мы умрем: кто-то рано, кто-то поздно.
Вполне философски заметил он, отходя от вампирессы и опускаясь на скамью.
- Знаешь, чем вампиры отличаются от людей? У нас более замедлен обмен веществ, можно сказать, все процесс в нашем организме проходят в экономичном режиме. И на фоне этого — у нас повышенная регенерация. Интересный парадокс, - сам Беннет долгое время ломал голову над подобным несоответствием, пока не была найдена причины — кровь, которую употребляют вампиры. - И именно из-за этого вампирам не страшны яды. Пока яд всосется и распределится по телу, регенерация потихоньку начинает залечивать повреждения.

Казалось, его мало интересовало, слушает ли, а главное — понимает ли его девчонка. Он говорил на тему, которая ему хорошо была известна, а главное, на ту, которая его действительно интересовала.
- Как правило, яды со временем распадаются и с мочой, потом, калом выходят из организма. Но есть такие вещества, которые никуда не исчезают. Они остаются в о организме, накапливаются, вынуждая регенерацию снова и снова работать. Буквально на износ. Казалось бы, это должно развить голод, однако не все так просто.
Взгляд упал на сваленное в углу девчачье барахло. Беннет встал, приблизился к тряпкам, не особо церемонясь подтолкнул их носком, приподнял платье, покрутил в руках корсет, разглядывая скорее не лиф, а шнуровку.
- Дамы твоего возраста следят за модой. А при дворе не так давно были приняты беленные лица, густые брови, а затем бессонные ночи, крашеные зубы и прочие премудрости для создания модного образа. К счастью, сейчас все это осталось в прошлом. Но не остались в прошлом торговцы подобным товаром.
Эти хитрецы умудрялись вовремя приспособиться, изменяя ассортимент предлагаемых средств и переориентируясь на новую целевую аудиторию.
- «Вечная косметика для бессмертных». Дорогая, стойкая — как раз для вампиров. Думаю, ни одна вампиресса не устояла перед  такой агитацией, - Беннет посмотрел на девчонку. Судя по ее виду, он попал в точку. -  Что ж, этот хитрец Густаво действительно предлагает стойкую косметику. Кстати, а ты в курсе, что его родина - Италия, и его пра-пра-какой-то там еще пра-бабкой являлась Джеронима Спера?
С матерью это женщиной,Теофанией-гадалкой, Беннет столкнулся еще в начале 18 века, когда пытался разобраться в причинах ухудшения состояния некоторых своих пациентов из человеческого рода.
- Так о чем это я? - потер переносицу, возвращаясь из прошлого в настоящее.
- Дело в том, что в данной косметике используются ртуть и свинец — вещества, которые из организма не выводятся. Они накапливаются. И в этом твоя проблема. Они истощают регенерацию. В противном бы случае ты не испытывала продолжительные боли в коленном суставе, да и состояние твое можно было бы поправить лишь вправлением меникса. Но регенерация настолько ослабла, что может только предупредить возникновение гемартроза, а вот боль убрать уже не в силах.
-Кроме того, позвольте отгадаю, -он обошел девушку, анализируя осмотр завязок ее корсета. - В последнее время ты похудела. И смею заверить тебя, что это не от тренировок. Ты стала меньше есть, причина в том, что ты постоянно чувствуешь во рту привкус крови. Металлический вкус.
Прикоснулся к своим губам пальцем и легко махнул им в сторону девчонки, напоминая о поцелуе.
- Только вот к послевкусию после употребления крови это не имеет никакого отношения. Это результат интоксикации. Добавьте сюда раздражительность, агрессивность, - протер щеку, до который не так давно прикоснулась в пощечине девчонка.
- Хотя, нет, пожалуй, последнее, это просто особенности характера, - поправил сам себя.
- В общем, ртуть приводит к нарушению белкового обмена и снижает ферментативную деятельность организма. Отсюда снижение регенерации. Сколько ты можешь еще восстанавливаться, сказать сложно: быть может год, десять, век, а может и месяц.
- НО да, самое смешное то, что во всем этом виновата ты сама, - Беннет прислонился к стене,усмехнулся и тряхнул головой. - Мода.. она бывает коварной...

+2

19

Маргарита ушам своим не поверила. Ей не нужна была сейчас чёртова философия. Конечно, ничто не вечно, а если покопаться поглубже, то можно убедиться и в тщетности бытия как такового. Но ведь они же, сейчас не на университетской лекции находятся.
Нахмурилась. Так, что между бровями залегла небольшая морщинка. Не стоило ей ожидать поддержки от этого вампира, как не стоило и хвататься за него. Всё равно, что попытаться пройти над бурной рекой, используя хрупенькую соломинку вместо мостика. Ничего хорошего не выйдет. Как, впрочем, и из их разговора.
Молча кивнула. Конечно же, она знала, кем является. Всем вампирам это объясняют, как только они достигают определённого возраста. А вместе с тем рассказывают и про кровожадность, и про повышенную регенерацию. Знала Маргарита и о различных байках, что люди так старательно складывали веками, приукрашивая созданий ночи ровно на столько, на сколько хватало изощрённой фантазии. Да, у вампиров замедленные обменные процессы, но они от этого не стали "живыми мертвецами". И если честно, девушка как-то даже и не планировала умирать в столь юном возрасте. Она ещё не была довольна своей жизнью настолько, чтобы позволить себе подобное.

Перестроиться на восприятие последующей информации было непросто. Но тем не менее Маргарита слушала крайне внимательно. Вот только про яды было совершенно не понятно. "К чему это всё? Я что, так сильно успела его достать, что он теперь собирается меня отравить?" - крайне недоверчиво покосилась в сторону вампира. Убедилась, что никаких подозрительных веществ он ей в чашку не добавлял. Хотя, какие вообще чашки. На чаепитие эта беседа походила меньше всего.
К тому, как варварски Беннет обошёлся с её вещами, Марго отнеслась крайне ревностно. Её чуть не передёрнуло, когда вампир носком подтолкнул одежду, а затем более пристально принялся разглядывать корсет. "Не дай Боже ему что-нибудь испортить. Не дай Боже." - прикрыла глаза, медленно считая до трёх.
"Раз." - она тянет свои рученьки к шее вампира. "Два." - сжимает пальчики, что есть силы, не замечая, как конечность начинает превращаться в звериную. "Три." - слышится весьма характерный хруст шейных позвонков.

- Вы что, хотите сказать, что я сама себя травлю? - удивлённо моргнула, выныривая наконец из своих фантазий.
Маргарита действительно следила за модой. А какая, уважающая себя женщина, не захочет выглядеть хорошо и даже ещё лучше. Но, судя по всему, за тенденциями следил и мужчина. А иначе откуда ему было знать такие подробности.
- Вечная косметика. Мы поработаем над вашим бессмертием. - мрачно изрекла, осознавая всю серьёзность ситуации. Тут уж было в пору плакать, никак не шутить. Подумать только, она ведь уже не первый день пользовалась всеми этими средствами. Получается, ежедневно нанося на губы некое подобие помады, а на скулы - румяна, Марго капля за каплей лишала себя жизненной энергии. Ещё чуть-чуть, и вместо неё осталось бы бледное подобие тени, едва ли похожее на милую улыбчивую девушку, какой юную мисс привыкли видеть окружающие.

- Это просто ужасно. - прошептала настолько тихо, что это было подобно шелесту её платья. Невольно поёжилась под взглядом вампира и передёрнула плечами, когда тот принялся её обходить.
- Откуда вы знаете? - Маргарита всегда была девочкой хрупкой, а потому искренне не могла понять, как её потеря веса может быть такой очевидной. В конце концов, доктор видел её впервые и не имел никакого представления о недавнем состоянии своей пациентки.
Но, так или иначе, он был абсолютно прав. От первой буквы и до последней точки. Все перечисленные симптомы действительно имели место быть. А уж после недавнего укуса, когда маленькая ранка никак не хотела заживать, и Маргарите приходилось эту самую кровь глотать, она внезапно поняла, что металлический привкус действительно преследовал её весь последний месяц.
Опустила ресницы, намеренно пряча взгляд и делая вид, что совсем не заметила последнего жеста. Вот только покрасневшие щёки лучше самой девушки выдавали очевидное. Этот поцелуй Марго не забыла. Возможно, и не забудет ещё довольно долго.
Едва только стоило вампиру упомянуть об особенностях характера, как девушка вся покрылась красными пятнами, вновь испытывая желание приложить доктора ещё раз. Финальный. Заключительный. Вместо прощальной церемонии.
Подошла ближе, чтобы забрать свой корсет. От греха подальше.
- Н-но... - покачала головой - вы ведь здесь не для того, чтобы меня обвинять, верно? - бессильно рассмеялась, прижимая ладонь к глазам. Это было уже слишком. Слишком нервный смех, слишком пугающие разговоры, слишком она нуждалась в этом сильном, взрослом вампире. В его решениях, в его знаниях и опыте. Он говорил, что поможет ей. Это значит, действительно поможет?
- Что мне делать? - тихо прошептала, чувствуя, как предательски дрожат губы. - Давайте, скажите, вы ведь это знаете. - резко выдохнула, не сдерживаясь более и предоставляя доктору лицезреть её дрожащие плечи и теперь уже окончательно спрятанное в ладонях лицо. Какая ей разница, что вампир терпеть не может женских слёз? В конце концов, для него Маргарита ведь была всего лишь девчонкой, нуждающейся в чужой помощи. Правда упрямой девчонкой, своенравной, но сути это не меняло.

+1

20

Глупые вопросы от недалекого создания.
«Откуда он знает».
О существах говорят не только их слова и поступки, но множество других, казалось бы, незначительных вещей. Например, перетертая шнуровка на корсете. Либо девчонка донашивает наряд старшей сестры, либо ее прислуга, пользуясь случаем, иногда носит шмотки хозяйки. Но так как вампиресса, судя по всему, ревностно следит за своими вещами (иначе, откуда такой взгляд на Бена, пока тот копался в белье), то все это отпадает.
Причем  более явные потертости были на более дальнем расстоянии, чем свежие. Вот и весь секрет. Похудела девушка не так давно.
-Вы ведь здесь не для того, чтобы меня обвинять, верно?
- Я здесь? - переспросил, обвел взглядом свою хижину. - Ну да.. я здесь с несколько иной целью.
В пору было рассмеяться, вот только сдержался. НО совсем не из-за того, что пожалел девушку. Просто пожалел себя. Понял, что еще немного — и девчачьей истерики не избежать.
-Что мне делать?
Хотелось ругнуться, вложив в короткие слова все то, что думает Бен о таких барышнях. Оглядел потолок своей избы, пробежался по стенам, по давно неметеному полу.
- Для начала, - опустил широкую ладонь на плечо девчонки. - Для начала, боюсь, тебе придется...
Развернул ее и подтолкнул  в сторону очага, где  на огне стоял котелок. Махнул головой в стоящую рядом корзину.- Почистить овощи. Почистить, а потом порезать.. ну знаешь так.. крупненько. Мельчить не надо.
Несмотря на то, что для вампиров человеческая еда не приносит насыщение, есть ее Бен любил. Тогда любил. И умел готовить. Это со временем все приелось, в том числе и человеческие блюда. Но пока ему еще не исполнилось и 300 лет, так что он вполне мог себя побаловать.
- Ну что встала? Давай — давай  поживее. У меня скоро вода закипит, а я тут с тобой время трачу.
Пришлось надавать. Немного. Беннета не особо интересовало, а умеет ли девчонка вообще орудовать ножом. ТО, что блюдо будет испорчено, он уже смирился. Но сейчас надо было, чтобы она не моталась под ногами.
Убедившись, что девчонка принялась за дело, удалился в свою домашнюю лабораторию.
Достал из шкафа саквояж, в нем в маленьких коробочках лежали разные вещества, столь бережно собираемые им со всего света. Такой коллекции позавидовали  бы и алхимики. Уникальные образцы. Что-то органического происхождения, что-то химического. Орудуя пинцетом, регулируя уровень горения спиртовки, что-то мешая, что-то добавляя, в конце концов получил порошок черно-бурого цвета.
Немного подумав, добавил туда еще несколько ингредиентов. Улыбнулся, любовно собрал свое творение в плотный черный мешочек.
Встал на пороге, разделяющем две комнаты, наблюдая за работой девчонки. И лишь когда та закончила, вышел.
- ну что, держи, - чуть приподнял мешочек над ее головой. - Это поможет тебе очистить организм. Правда, не думай, что все будет легко.
Отдал лекарство, отошел.
-Это вещество очень чувствительно к свету. Так что открывать мешочек можно лишь в полной темноте. Три раза в день берешь небольшую дозу, - соединил указательный и большой палец, демонстрируя, какой должна быть эта доза, - и кладешь в рот. Держишь минуты 3, после чего глотаешь. Вкус — не из приятных.
Тут, Бен, конечно, приуменьшил. Вкус у лекарство был ужасен.
- Три дня желательно не выходить из дома. Так как вещество будет выходить с потом, мочой и калом, поэтому желательно под рукой иметь и уборную, и ванну. Три дня будут адовыми, тут предупреждаю сразу. Но они помогут снизить уровень ртути и свинцы в твоем организме.
Ну а дальше все зависит от тебя, - он пристально посмотрел в глаза девчонки. - Можешь здесь остановиться, но забыть о танцах. В таком случае проживешь до тысячи лет, не зная проблем.
Но если хочешь танцевать, то мучения придется продолжить. 14 дней — 2 недели — это полный курс. Изо рта будет вонять, как из навозной кучи, а пот будет такой, как будто рядом рота солдат, вернувшихся после трехмесячного похода. Так что решать тебе.
В общем, свою функцию он выполнил, поэтому отошел от девчонки, потреяв к ней интерес, взял порезанные овощи и запустил в похлебку.
- И да, совет: стирай с себя косметику во время обращения. А лучше вообще не пользуйся перед  трансформацией духами. Кожа животных более чувствительна к  таким соединениям. Уже сейчас есть признаки дерматита. Если дальше так будешь тянуть, то проблемы волка перемахнут и на тебя.
- А сейчас будь добра, иди отсюда, а? А не то у меня скоро подопытные крысы от твоего парфюма сдохнут, - почти даже с мольбой в голосе попросил доктор.

+3

21

Маргарита даже дыхание задержала, прежде чем услышала, как закончил свою пламенную речь доктор Джонсон.
"Придётся? Да-да, что же там мне придётся сделать?" - а потом прозвучал ответ, и девушка выгнула бровь и недоверчиво моргнула. Ей показалось, что вампир пошутил. Правда, неудачно и крайне глупо. Кто же знал-то, что он абсолютно серьёзен!
Овощи! Подумать только. Она, одна из наиболее талантливых танцовщиц современности и далеко не самая бедная дочь своего отца, аристократка до кончиков ногтей, она должна будет почистить овощи и порезать их. Притом порезать крупненько и не мельчить. Да это было просто возмутительно. Мало того, что всё это время вампир над ней издевался (даже когда вправлял злосчастный мениск), он ещё и продолжал делать это прямо сейчас.
Отчаянно захотелось взять все эти овощи и рассыпать их по полу. Желательно так, чтобы они попали мужчине под ноги, а потом он бы споткнулся как в самом дурацком анекдоте. И всё. Финита ля комедия. Возмездие и справедливость.
Но, жизнь, как известно, жестока. И вместо упоения и маленького самодовольства от столь пустячной, но от того не менее желанной мести, Марго вновь ощутила на своей шкуре то, что называли обычно подавлением воли.
Молча сжала зубы и отвернулась. "Вот интересно, у самодурства есть хоть какие-нибудь пределы? Вроде бы не живём вместе, а уже домострой какой-то ей-богу." - параллельно с мысленными умозаключениями принялась всё-таки чистить злополучные овощи. Ну, как сказать,принялась. Сначала растерянно повертела их в руках, после чего припомнила, как служанки обычно орудовали на кухне. Получалось у них это в разы лучше. Ничего удивительного, ведь каждый занимается тем, что ему по силам.
"Что же, надеюсь, все эти мучения того стоят." - обречённо вздохнула, когда острым ножом чуть не порезала пальцы. Глупая ситуация. Совершенно нелепые страхи. Точнее, нелепые с точки зрения вампира, а не существа с пониженной регенерацией. Поспешила себе напомнить, ради чего вообще состоялась эта встреча. А после принялась кромсать овощи. Получалось очень даже не плохо. Особенно с учётом того, что обеды и ужины Марго не готовила практически никогда. А уж с той секунды, когда девушка представила, как вместо овощей измельчает тело мужчины, ей не просто полегчало. Можно даже сказать, что прямо от сердца отлегло.
Какое счастье, что вампир не видел её кровожадной улыбки, больше напоминавшей звериный оскал. А то наверняка не поленился бы сообщить, что любовь к расчленёнке не есть хорошо. Хотя, если вспомнить его недавние высказывания о собственных сексуальных предпочтениях, то тут уж чья бы корова мычала.

Закончив нарезать овощи, подняла взгляд и обнаружила над своей головой мешочек с загадочным содержимым. Как сказал сам вампир, с лекарством. Едва удержалась, чтобы раньше времени не завладеть желаемым. Вместо этого подчёркнуто спокойно развернулась к мужчине и остановила свой тяжёлый взгляд на его лице. Нож, как ни странно, девушка убрать забыла и теперь крепко сжимала его в руке, что со стороны выглядело крайне опасно. Впрочем, никаких задних мыслей у неё не было.
И как только Маргарита, наконец, получила из рук вампира лекарство, её взгляд на какое-то мгновение загорелся надеждой. Так обычно утопающий реагирует на соломинку, пока не отчается за неё ухватиться. Бывает, что для осознания этого нужны лишь секунды. Примерно то же самое произошло и с Марго, как только она смогла вникнуть в пространные объяснения доктора.
Причём, "вкус не из приятных" пугал девушку меньше всего. А вот всё остальное, описанное вампиром, и в самом деле напоминало какой-то ад на земле. Причём, если задуматься, ничего удивительного в этом не было. Чем сильнее лекарство, тем хуже у него будут побочные эффекты. Тем более, если регенерация смогла ослабнуть настолько сильно, значит яды действительно успели накопиться в организме и вызвать весьма заметную интоксикацию. Всё было вполне логичного, но от этого легче не становилось.
Нахмурила брови, позволяя себе малодушные мысли. Может, смерть была не так уж и страшна по сравнению с тем, что предлагал ей пережить вампир? Ведь если разобраться, она прямо сейчас действительно умирала. Регенерация ослабевала с каждым днём, а потеря веса вполне могла бы довести этот процесс до логического завершения. И кто знает, может, ад настоящий был перспективой гораздо более привлекательной чем ад земной?
"Интересно, а в моём личном аду все черти будут вести себя как доктор Беннет?" - рассеянно хмыкнула, прогоняя глупые мысли прочь. Она ведь не для этого сюда пришла! А умирать можно было и дома. Так даже было бы лучше. Не пришлось бы выслушивать хамства и терпеть подобное обращение со стороны этого вампира. Неважно, пугал он её нарочно или просто озвучивал настоящее действие лекарства. После всего пережитого Маргарита была просто обязана добиться желаемого результата.
"Значит, четырнадцать дней." - мысленно повторила, сжимая зубы и заставляя себя дышать ровно.
Вновь отвернулась от вампира, как только он перестал обращать на неё внимание. Вернула нож на его законное место. Молча выслушала очередное правило поведения, связанное теперь уже с обращением. Испытывать на своей шкуре ещё и волчьи проблемы хотелось меньше всего, а потому Марго была вынуждена согласиться с вышесказанным.
- От моего парфюма? Да они скорее перемрут от вашего характера. - демонстративно фыркнула, гордо вскинув голову и с королевским достоинством прошествовав мимо, в сторону своей одежды. Как будто это вовсе не Маргарита пятью минутами раньше прижимала ладони к лицу, покрывалась красными пятнами и вообще готова была впасть в истерику.
Вновь раздался тихий шелест одежды. На этот раз - водружаемой обратно на место. Записку с адресом предусмотрительно спрятала в вырез корсета, после чего занялась многочисленными юбками и платьем. Когда же с одеянием было покончено, подошла к столу и забрала мешочек с таинственным зельем, с какой-то отчаянной решимостью сжимая его в руке.
Вот только кое-что Марго всё же забыла сделать. Она забыла сказать Беннету "спасибо". Но, зная, его реакцию и "гостеприимство", использовать простые слова было глупо. А потому девушка продумала свой собственный ход. Она на мгновение закрыла глаза, сосредотачиваясь на своём даре. Всего на минутку, после чего подошла к вампиру непозволительно близко, едва ли не прижимаясь грудью к его спине.
- Два километра к северу отсюда. - вкрадчиво прошептала практически над самым ухом. - Ваши волки теперь там. - приподняла уголки губ в едва заметной улыбке и направилась в сторону входной двери, ступая мягко и не оборачиваясь до тех пор, пока не оказалась на пороге - Прощайте. - вышла из хижины, осторожно прикрыв за собой дверь. Притом искренне надеясь, что не смотря на полученную помощь, с этим конкретным вампиром они не увидятся больше никогда.

***
Вернуться домой незамеченной оказалось не так-то уж и сложно. По-крайней мере, Маргарита искренне в это верила. Она успела прибрать в тёмное место полученное от вампира лекарство, успела смыть со своего лица следы слёз и крови, успела даже собрать всю косметику и выбросить её от греха подальше.
Не учла девушка только одно обстоятельство. Например тот факт, что у неё был старший брат, обладавший таким же точно даром предвидения, как и сама Маргарита. В общем, неизвестно, какими путями он оказался в Финляндии, но сулило это большими проблемами.
- Где ты была? - вампир весьма ловко выловил девушку, едва только та вышла из комнаты. Поймал за локоть, прожигая взглядом и заставляя невольно бледнеть.
- Ты шутишь? Я была в своей комнате. - произнесла с нажимом, старательно хлопая ресницами. Но старшие братья, они на то и старшие братья, чтобы иметь иммунитет ко всякой там девчачьей фигне. - Смотрю, тебя тоже отправили в ссылку? - насмешливо фыркнула, обводя пространство взглядом. Но на этом вся комедия закончилась. Стоило только почувствовать, как чужие пальцы с усилием сжали её плечо, и тут же становилось понятно, что вампир видел всё.
- Он хотя бы тебе помог, этот доктор? - ослабил хватку, пристально вглядываясь в побледневшее лицо сестры.
- Да. - улыбнулась, опуская детали этой самой помощи и искренне надеясь, что ничего лишнего парень всё-таки не увидел. Впрочем, ответ его удовлетворил до той степени, что он милостиво отпустил Маргариту, и она как пташка, вырвавшаяся из клетки, стремительно упорхнула в сторону лестницы. Чуть позже будет время всё обдумать, а пока надо было как можно незаметнее влиться в привычную обстановку, чем девушка и занялась.

+1

22

Беннет печально посмотрел на кучку измельченных овощей, среди которых были куски с кожурой, и подумал о том, как же испортился век. Раньше девушки умели много и приготовление обычной человеческой еды было обязательным требованием минимальной программы по подготовке вампирессы.
Вампиру не обязательно было есть приготовленное, хотя вкусовые рецепторы никто не отменял. Достаточно было накормить приготовленным блюдом донора, чтобы  получить кровь с определенными вкусовым букетом.
Говорят, что волки — санитары леса. Такими же санитарами в своем роде являлись вампиры. Они чувствовали больных, обреченных. У тех была особая кровь, у кого-то острая, у кого-то приторно-сладкая. За некоторыми ее видами иногда велась целая охота. Редкое притягивало, являлось деликатесом. Правда, до поры до времени. В период чумы, наоборот, деликатесом становилась кровь здорового человека. И именно в это время обострилась нелюбовь людей к нелюдям. Что ж, вполне обоснованно.
Но век сменился веком, люди и вампиры вполне неплохо теперь уживаются и род последних мельчает.
Он с усмешкой посмотрел на попытку девчонки задеть его. Ее бы характер, да в иное русло. А не то танцы! Развлечение публики методом махания перед ее носом ногами Беннет не понимал. От проститутки и то толку больше.
Морриган не был любителем искусства, хотя во многом разбирался: что-то вдолбили в детстве, с чем-то пришлось случайно познакомиться во время путешествий. Но большинство представителей искусства от относил к существам третьего сорта, хотя и среди них встречались и те, кто вызывал восхищение.

"Два километра к северу отсюда."
Хорошо, что он стоял спиной и не было видно его гримасы.
2 километра.. Какие к черту километры? Какие к черту волки? Где они будут — Беннет и сам знал. В тот злополучный момент встречи с этой девчонкой его интересовала лишь борьба хищников за данную буферную зону — явление настолько редко, что описывалось лишь в трудах двух-трех ученых, причем данные были достаточно противоречивыми.
И все-таки сдержался, понимая, что девчонка пыталась его отблагодарить. Как будто он нуждался в чем-то подобном!
Когда закрылась дверь, вышел на крыльцо. Не для того, чтобы проводить. А чтобы убедиться, что несносное существо действительно ушло, а не притаилось где-то, подкарауливая Беннета, чтобы вновь устроить ему нескучную жизнь.
Силуэт девчонки мелькал среди листвы, пока полностью не скрылся из вида.

«О да, крошка, ты начнешь прием этого лекарства, познавая весь тот ад, который приготовил тебе я. Ты не выдержишь длительного срока и уже на четвертые сутки сдашься. И это будет лучше для тебя. Не стоит чистокровным заниматься танцульками».

Лекарства не должны быть вкусными. Но и такими горькими, как то, что дал Джонсон Марго, они тоже не обязаны были быть. Весь секрет того ада, который ждет Марго — несколько дополнительных ингредиентов, которые провоцировали появление вонючего пота и запаха изо рта.
Маленькая месть? Нет, слишком мелко. Просто экзамен. Экзамен на прочность.
«Если же она все-таки осилит весь курс, значит, из этой девчонки выйдет толк».
- Марго, - задумчиво произнес мужчина, кинув прощальный взгляд туда, где исчезла девчонка.

Через три с половиной года Беннет оказался проездом в Париже. Внимание ученого привлекла афиша. Минимум текста и максимум открытых ножек.. Причем ножки были как-то подозрительно знакомы.
Балет «Бабочка». Он взял билет, провел на представлении минут 15 и ушел...
15 минут — для того, чтобы убедиться, что юная чертовка прошла его ад и последовала его рекомендацией. Признаков менископии не наблюдалось в этом порхающем по сцене создании...

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [09.1852] В черном-черном лесу стоит черный-черный дом...